Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

V. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ

Грамота Филиппа II, короля франков

(“Cartulaire de S. Pere de Chartres”, t. II, p. 633, a. 1220)

Филипп, божией милостью король франков, всем бальи и прево своим, кои получат настоящую грамоту, привет. Предписываем вам людей Абонвиля, Буавиля и Жерминьовиля, не желающих подчиняться возлюбленному и верному нашему аббату св. Петра Шартрского... схватывать для удовлетворения законных его притязаний, где бы вы их ни нашли, за исключением кладбищ, церквей и святых мест; и держать их под крепкою стражею и не освобождать иначе как по воле названного аббата. Дано в Париже, в год от воплощения господа 1220, в ноябре месяце.

Людовик, король франков, утверждает соглашение, заключенное между братиею св. Петра Шартрского и людьми Буавиля, Морвиля и Шеванн

(Ibidem, p. 704, а. 1258)

Во имя святой и нераздельной троицы, аминь. Людовик, милостью божией король франков... Видели мы грамоту нашего Орлеанского бальи, гласящую следующее: всем, кто увидит настоящую грамоту, Жирард de Kauserio, Орлеанской бальи... Когда возникла распря между аббатом и братиею монастыря св. Петра Шартрского... и людьми трех селений, именно — Буавиля, Морвиля и Шеванн... пришли они к следующему соглашению. Именно, люди названных трех селений впредь не будут молоть и не будут понуждаемы силою молоть (зерно) на мельнице означенного аббата и братии в Буавиле; однако люди... Буавиля, Морзиля и Шеванн... не могут... иметь (собственных) мельниц в означенных селениях или на их территории, ни отдавать... хлеб или какое бы то ни было зерно кому-либо ищущему помола, или даже даром принимать лошадей и всякие подводы... от ищущих помола или от [50] содержателей мельниц для перевозки хлеба или какого-либо зерна на (их) мельницы. Но могут отдельные люди названных трех селений... носить хлеб или зерно... на мельницы на своей спине и (возить) на лошадях и подводах — или собственных, или же даром предоставленных кем-либо из соседей, за исключением вышеупомянутых... И не могут люди означенных селений входить в какие-либо заговоры и соглашения (друг с другом), чтобы не молоть на мельнице... в Буавиле, если молоть (кто-либо) пожелает. Равным образом между аббатом и попечителем (procuratorem) монастыря и людьми Буавиля и Морвиля следующее заключено соглашение. Именно, оные люди названных двух селений... не будут печь и не будут силою понуждаемы печь (хлебы) в печи названного аббата и монастыря в Буавиле. Однако оные люди не могут иметь в означенном селении собственную печь, а также входить в заговор и соглашение (друг с другом), чтобы не печь (хлебы) в печи названного аббата и монастыря в Буавиле, если (кто-либо) печь пожелает... Также... оные люди Буавиля и всей сеньерии (potestate) Буавиля впредь будут судиться по делам высшей, низшей и всякой юстиции в светской курии названного аббата в Шартре, когда аббат или его уполномоченный захочет... А за отмену аббатом и монастырем... мельничного и печного баналитета и за полное уничтожение в дальнейшем обложения (impositione), коему подвергались люди Буавиля, как лично зависимые люди (homines de corpore) означенных аббата и монастыря, хотя они и утверждали, что и до соглашения и после соглашения всегда были свободны (liberi), означенные люди Буавиля, Морвиля и Шеванн... обещались... заплатить означенным аббату и монастырю 800 ливров турской монетою... В силу настоящего мирного соглашения названные аббат и монастырь будут считать оных людей Буавиля... от личной зависимости свободными (pro liberis de corporibus suis). Было при этом... условлено... что люди означенных трех селений... кои имеют и будут иметь в означенной сеньерии (potestate) земли или другие какие-либо владения, будут платить... ежегодно названным аббату и монастырю с владений своих чинш, десятины, шампар, нести повинность по угощению (pastus), извозную повинность (charreium) и все другие платежи и повинности, каковые люди сеньерии Буавиля несут по обычаю.

Соглашение между монахами св. Петра и людьми Абонвиля

(Ibidem, t. II, p. 711, а. 1265)

Всем, кто увидит настоящую грамоту, Гуго de Sancto Justo, орлеанский бальи, привет... Да будет всем ведомо, что была распря между... аббатом и братией монастыря св. Петра [51] Шартрского, с одной стороны, и людьми Абонвиля — с другой, по следующему поводу: названные монахи и аббат говорили, что оные люди лично зависимы (homines de corpore) от аббата и монастыря и что каждый из них должен платить аббату и монастырю по 4 денария чинша за свое зависимое состояние (de censu corporissui); и еще требовали аббат и братия монастыря с тех из оных людей, кои имеют лошадей, по три барщины (corveias) ежегодно; а еще требовали названные монахи, чтобы оные люди мололи, по их приказанию, (зерно) на монастырской мельнице в Абонвиле. А названные люди... (говорили), что они знать не знают о том, что должны нести все эти повинности. В конце концов аббат и братия монастыря, с одной стороны, и люди из Абонвиля— с другой, но совету добрых мужей, пришли к следующему соглашению. Именно, аббат и братия монастыря отныне и впредь будут считать оных людей свободными от личной зависимости (proliberis de corporibus suis). Люди же Абонвиля и всякий, кто держит или будет держать землю или (другое) владение в селении Абонвиль и его территории, будут (сообща) платить аббату и братии монастыря или их уполномоченному чинши, кои они привыкли платить за свои владения, (также) десятины, шампар и (нести) извозную повинность (charreium), по две барщины (согveias) в год, (последнее впрочем) лишь те, кои имеют лошадей... а также прочие повинности (costumas), кои они привыкли платить, за исключением вытекающих из крепостной зависимости (ехcepta servitute), обязанность нести которые они всегда отрицали. При этом монахи должны давать рабочему (servienti), когда он справляет барщину, хлеба, вина и по три яйца (ежедневно), как исстари то пошло по обычаю.

Кроме того названные люди, когда они будут молоть (зерно)... на мельнице аббата и монастыря в Абонвиле, будут вносить такую плату за помол, какую соседние селения обычно платят; также будут судиться названные люди аббатом и братией или их представителями по всяким судебным делам в Абонвиле, если штраф по тяжбе не будет превышать 20 солидов; если же штраф по тяжбе будет превышать 20 солидов, означенные люди будут судиться аббатом или его уполномоченным в Шартре или же Буавиле. И если случится, что кто-либо из оных людей не уплатит в назначенный срок своей доли из названных 10 ливров, аббат и братия монастыря или их уполномоченные в праве конфисковать и обращать в свою пользу всякое их имущество, движимое и недвижимое, в их сеньерии (domino) находящееся, пока не будет им уплаты и долга и штрафа.

[52] О свободе, дарованной Готфриду Боше, и об имуществе, от коего он отказался за дарование оной свободы

(Ibidem, t. II, p. 277, а. 1127)

...Я, брат Вильгельм, монастыря св. Петра Шартрского смиренный служитель (minister), извещаю всех, кои прочтут эту грамоту, о том, что Готфрид, по прозвищу Боше, по рождению к нашей церковной челяди (familia) принадлежавший, пришел в наш капитул для получения... свободы и передал нашему монастырю все, что он, получивши от отца своего Вальтера, держал в качестве феода или за чинш от нашей церкви: именно, принадлежавшую ему в качестве феода (монастырскую) кухню, доходы с которой ему поступали или хлебом, или деньгами, или чем-либо другим, а также дом в этой нашей долине (Шартра) и все, что он где-либо имел за чинш, и всю землю, какая была у него в Reconis Villari и Campus Fanni. И если что другое в качестве феода или иным образом от церкви нашей держал... все... за дарование вышеозначенной свободы оставил он нашей церкви с согласия и с соизволения жены своей Херзенды, сына Радульфа, дочери Юлианы, сестер Херзенды и Агаты и прочих своих родственников. Посему я, Вильгельм, и вся... братия... названному Готфриду свободу, о коей он просил, и ему самому, и жене его, и сыну, и дочери даровали и, отрешивши их от всяких уз крепостной зависимости (servitutis), вернули им вольную волю (plene et integre libertati restituimus). И, написавши им эту грамоту о даровании свободы, пожаловали, чтобы, как вполне свободные люди, считались знатными (illustres) и славными (clari).

Посему означенный Готфрид принес мне клятву верности как непосредственный вассал (ligium mihi hominium fecit).

О земле, возвращенной Гарином за дарование ему свободы

(Ibidem, t. II, p. 297, а. 1090—1101)

Я, Евстафий, милостью божией аббат св. Петра Шартрского... извещаю... что явился в наше присутствие некий крепостной (servus) св. Петра, по имени Гарин, из Bermeri Villa, с нижайшей просьбой, чтобы мы его от крепостной зависимости нам освободили. Мы и сделали это с согласия господина Ивона епископа и всех наших монахов. А означенный Гарин отказался в нашу пользу от земли, которую он от св. Петра держал, да еще прибавил к этому 10 ливров. [53]

Монахи св. Петра некиих крепостных своей церкви от ига крепостной зависимости разрешают

(Ibidem, t. II, p. 673, a. 1208)

Во имя святой и нераздельной троицы. Аминь. Филипп, божией милостью король франков. Да будет ведомо всем — настоящим и будущим, что Гвидо, аббат св. Петра Шартрского, и вся братия означенного монастыря некиих крепостных (servos forenses) своей церкви, имена коих ниже перечислены... на волю отпустили и от ига крепостной зависимости разрешили, на том однако условии, что, если эти отпущенные на волю чем-либо на монастырской земле в настоящее время владеют или если к ним (что-либо) в будущем перейдет по наследству, обязаны они в течение года кому-либо из несвободных людей (familia) названных монахов (все это) продать или иным образом передать. Вот имена отпущенных на волю (перечислено 71 имя).

Монахи св. Петра отпускают на волю некиих своих людей

(Ibidem, t. II, p. 703, a. 1257)

Всем, кто увидит настоящую грамоту, официалы Шартрской курии... Да будет всем ведомо, что Эрембурга, дочь покойного Гуго de Laon из Жерминьовиля, Аальда, дочь оной Эрембурги, и Вильгельм, сын Леобина Куанье, муж названной Аальды, явившись в наше присутствие, признали, что они, а также Петр, Гуйот, Жилот и Иоанна, дети названной Эрембурги, и Лигарда, дочь названных Вильгельма и Аальды, были лично зависимыми людьми (homines de corpore) монастыря блаженного Петра Шартрского, но что аббат и братия означенного монастыря отпустили их на волю и совсем разрешили от всяких уз и обязательств (honere) крепостной зависимости (servitutis), с сохранением названными аббатом и братией их прав на юстицию, барщину, мельничный баналитет (moltura), талью, чинш и все другие поступления (redibentiis), кои должны итти аббату и братии с владений поименованных отпущенных на волю.

О Роберте Мунье и Авелине, его жене, родом из Орлиака

(“Cartulaire de Notre Dame de Paris”, t. II, p. 19, a. 1256)

Всем, кто увидит настоящую грамоту, судья Парижской курии привет в господе. Извещаем, что... Роберт Мунье, Азелина, его жена, родом из Орлиака... и Вильгельм, их сын, лично зависимые люди (homines de corpore) Парижской церкви... обратились к [54] достопочтенным мужам — декану и капитулу Парижской церкви с нижайшей просьбой о том, чтобы вышло соизволение принять означенному Вильгельму посвящение в клирики. Означенные декан и капитул соизволили (разрешить) оное посвящение... на нижеследующих условиях, именно: ...означенному Вильгельму быть клириком и в клире скончаться; если же случится впоследствии Вильгельму вступить в брак и снять с себя духовный сан, вернуться ему к прежнему крепостному состоянию и быть лично зависимым человеком названного капитула, как было до настоящего отпущения на волю и невзирая на это отпущение. И отрекся означенный Вильгельм перед нами... от всякого участия в отцовском и материнском наследстве... И если достанется означенному Вильгельму что-либо из наследства какого-либо родственника или родственницы из людей мертвой руки (de manu mortua) названного капитула, следует ему то продать... в течение года человеку мертвой руки упомянутого капитула; в противном же случае, по истечении года, означенные декан и капитул в праве взять это наследство из его рук как (свою) собственность.

Грамота освобождения 1288 г., данная аббатом св. Колумбана Санского

(See, Les classes rurales, p. 272, n. 2)

...Пожелали также названные монахи и пожаловали, чтобы оный Готфрид и наследники его, как свободные и от всякого беспокойства крепостной зависимости (ab omnis scrupulo servitutis) избавленные люди, имели впредь право свободно продавать, покупать, дарить, закладывать и отчуждать всякое свое имущество, делать завещания, заключать с кем угодно браки, вступать в духовное звание... имущество свое умножать и уменьшать, вчинять иски и отвечать перед всякими судьями...

Отпущение на волю

(“Cartulaire de Notre Dame de Paris”, t. II, p. 189, a. 1272)

Да будет ведомо, что (нижепоименованные) представшие перед нами (перечислено 14 имен) прирожденные жители селений Суси и Нуазо добровольно признали, что и они сами и предки их с незапамятных времен были лично зависимыми людьми (hommes de corpore) церкви блаженной Марии Парижской... Признали также... что декан с капитулом и их самих, и детей их... освободили, по многим их просьбам, от ига крепостной зависимости и от мертвой руки... на нижеписанных... в настоящей вольной грамоте [55] условиях, (каковые поставлены) не для отягощения их свободного состояния, но по воле и с согласия всех и каждого в отдельности... именно: ...означенный декан с капитулом удерживают для себя и преемников своих... почтение, должное уважение и все то, чем обычно обязаны вольноотпущенные патронам своим, а также другие нижеописанные права, в частности... ежегодное взимание в праздник блаженного Мартина зимнего 16 парижских ливров в качестве тальи... между тем как до настоящего освобождения означенный декан с капитулом брали талью по своей воле и своему благоусмотрению. (Удерживают) также (декан с капитулом) справедливую и законную десятину... Условие настоящего соглашения то, что (люди Суси и Нуазо) никак не будут пользоваться этим освобождением до тех пор, пока полностью не выплатят... декану и капитулу 1 500 парижских ливров, каковые они внести обязались... И дали обещание произвести уплату в следующие сроки, именно: в праздник блаженного Андрея апостола 250 парижских ливров, в следующий праздник блаженного Андрея апостола 250 парижских ливров и в каждый из следующих лет в те же праздники блаженного Андрея по 250 парижских ливров, пока означенные 1 500 парижских ливров не будут полностью выплачены. Когда же (означенная) денежная сумма полностью будет выплачена, тогда только и воспользуются пожалованною им свободою, как выше сказано, кроме браков, которые (уже от настоящего дня) они могут впредь заключать где (и с кем) им будет угодно...

Из грамоты 1225 года

(Garnier, Chartes de communes, t. II, № 266, a. 1223)

Я, Гвидо, милостью божиею епископ Отенский. Извещаем всех, кто увидит настоящую грамоту, что, оставляя в неприкосновенности наше право суда и удерживая чинш, обычные поборы (costumis) и все иные наши доходы, мы навеки освободили поместье наше Saulieu от всяких чрезвычайных поборов и от тальи, при условии, чтобы ежегодно в воскресенье, когда поется Letare Iherusalem, каждая семья, которая сможет платить, давала нам... по 15 солидов. А те семьи, которые упомянутых 15 солидов заплатить не смогут, будут облагаться по нашему усмотрению и нашему требованию.

Грамота короля Людовика IX от октября 1246 года

(“Ordonnances des rois de France”, t. XII, p. 321)

Во имя святой и нераздельной троицы. Аминь. Людовик, божией милостью король франков. Да будет ведомо всем, кто увидит эту грамоту — настоящим и будущим, что так как все [56] нижепоименованные мужчины и женщины селения нашего, именуемого Villa nova Regis около Парижа,— лично зависимые от нас и крепостные люди (homines nostri de corpore et conditionis servilis), мы, благочестием и милосердием движимые, и их, и наследников их — настоящих и будущих... навеки украсили даром свободы, с удержанием однако и сохранением для нас и наследников наших других по закону нам следуемых платежей (redditibus), кои ранее они нам должны были и привыкли вносить. Постановляем однако и желаем, что если кто-либо из нижепоименованных отпущенных на волю или из их потомков когда-либо, сочетается браком с лицом крепостного состояния (servilis conditionis), тем самым возвращен будет к прежней несвободе, и все его имущество поступит в наши руки... Имена же их нижеследующие (названо более 300 имен мужчин и женщин).

Ордонанс короля Людовика X от 3 июля 1315 года об освобождении крепостных 4

(“Ordonnances des rois de France”, t I, p. 583)

Людовик, милостью божией король Франции и Наварры, возлюбленным и верным нашим — господину Saince de Chaumont и господину Nicole de Braye — привет и изъявление расположения. Так как по естественному праву каждый должен родиться свободным, но по некоторым обычаям и кутюмам, с незапамятных пор установленным и доселе в нашем королевстве хранимым, а также случайно за проступки предков множество нашего простого народа (commun peuple) впало в крепостную зависимость (servitude) и разные (другие зависимые) состояния, что весьма нам не нравится, — мы, принимая во внимание, что королевство наше названо и слывет королевством франков, и желая, чтобы действительное положение вещей соответствовало (этому) названию и чтобы положение народа было исправлено нами с началом нашего нового царствования, по обсуждении с нашим великим Советом повелели и повелеваем, чтобы повсюду в королевстве нашем, поскольку это в нашей власти и власти преемников наших, такие состояния несвободы приведены были к свободе (franchises) и чтобы всем тем, кои либо по происхождению, либо по давности, либо вновь в силу браков или в силу проживания на несвободной земле впали в крепостную зависимость (servitudes), дана была на добрых и приличных условиях свобода. И ради того, чтобы простой народ наш не терпел более ни обид, ни вреда от сборщиков, сержантов и других служащих, которых прежде посылали по делу о мэнмортах и формарьяжах, как это было [57] до сих пор и что весьма нам не нравится, а также ради того, чтобы и другие сеньеры, владеющие лично зависимыми людьми (hommes de corps), по примеру нашему, привели их к свободному состоянию, мы, вполне полагаясь на верность и испытанную мудрость вашу, настоящей грамотою поручаем и приказываем вам отправиться в санлисский бальяж и его ведомство, а также во все местечки, города, общины и к отдельным лицам, кои будут требовать у вас вышеназванной свободы, с тем, чтобы договариваться и условливаться с ними относительно известных выкупов, которыми мы были бы достаточно вознаграждены за выгоды, кои с названного крепостного состояния (servitudes) могли поступить нам и преемникам нашим, и давать им, насколько это касается нас и преемников наших, общую и постоянную свободу, как выше сказано и как более подробно мы вам о том устно говорили, объявляли и поручали. И даем по совести обещание за нас и за преемников наших, что утвердим, одобрим, соблюдем и повелим соблюсти и оградить все, что вы сделаете и обещаете в названных случаях, и грамоты, кои вы выдадите по делу о договорах, выкупах и о даровании свободы городам, общинам, местечкам или отдельным лицам, мы тотчас же утвердим и будем выдавать наше на то (разрешение) всякий раз, как будут они о том просить. нас... Дано в Париже, в третий день июля, в год от воплощения господа 1315.


Комментарии

4 Знаменитый ордоннанс Людовика X от 1315 г. продиктован чисто фискальными соображениями, именно, экстренною нуждою правительства в денежных средствах для военных и иных государственных потребностей. Известно, что в условиях слабо развитой товарности сельского хозяйства крестьянству, за исключением его зажиточной верхушки, очень трудно было собрать деньги для выкупа себя от крепостной зависимости, и поэтому выкупные операции шли очень туго. Правительство однако настаивало на своем и предписывало принудительным путем проводить в жизнь мероприятия ордоннанса. Об этом определенно свидетельствует изданное вскоре после опубликования ордоннанса новое королевское распоряжение, в котором говорится, “что если найдутся такие крепостные (сервы), которые под влиянием дурных советов предпочтут прозябать в жалком состоянии рабства и не приходить к состоянию свободы”, то таких упорных людей следует штрафовать, “поскольку это позволяют их положение и достаток” (Ср. Lecasseuir, Histoire des classes ouvrieres, 2 ed., I, p. 233.).

Мы видим таким образом, что широковещательные ссылки ордоннанса на естественное право и справедливость — простые фразы, прикрывающие вполне реальные фискальные интересы короны. Отметим все же, что эти реальные интересы короны определенно требовали освобождения крестьянства, а не закрепощения его, и в этом смысле стремления короля (вернее, его юристов) обосновать мероприятия правительства естественным правом весьма показательны. Очевидно, что старая идеология, учившая, что “сам бог пожелал, чтобы одни люди были сеньерами, а другие их крепостными (рабами)”, определенно покачнулась под влиянием новых экономических отношений и новых экономических потребностей.

(пер. Н. П. Грацианского)
Текст воспроизведен по изданию: Французская деревня XII-XIV вв. и Жакерия. М.-Л. МГУ. 1935

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.