Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

I. КРЕПОСТНЫЕ (СЕРВЫ)

Из Бомануара 1

(Coutumes de Beauvaisis, publ. par Am. Salmon, t. II (1900, ch. XLV)

§ 1438. Личная крепостная зависимость (servitude de cors) создавалась многими путями. Во-первых, вследствие того, что в старину, когда вызывали своих подданных на войну..., тех, кои без уважительной причины оставались (дома), обращали навеки в крепостных вместе с потомством... Во-вторых, вследствие того, что, побуждаемые великим благочестием, многие отдавали и себя, и потомков своих, и имущество свое святым... облагая себя повинностями по своей (доброй) вале. И повинности, с них поступавшие, управляющие церковными имуществами заносили в списки... а потом изо дня в день ухищрялись взимать с них больше и больше... В конце концов то, что было сделано по доброй вате и благочестию, обращалось во вред и в умаление состояния (vilenie) потомков. Третья причина, по которой многие стали крепостными, — это продажа, когда кто-либо, впав в бедность, говорил своему сеньеру: “Вы мне дадите столько-то, а я сделаюсь вашим лично зависимым человеком (hons de cors)”. A иной раз отдавали себя в крепостную зависимость, для того, чтобы оградить себя от других сеньеров или от вражды, некоторыми людьми к ним питаемой. По всем этим причинам и завелась личная крепостная зависимость, ибо по естественному праву все свободны; но эта естественная свобода испорчена выше названными стяжаниями (aqusicions). Есть и другие способы приобретения (крепостных), ибо существуют земли, которые имеют свойство делать людей недворянского рода, мужчин и женщин, в случае, если они проживут на них один год и один день, крепостными тех сеньеров, под властью которых они проживают; этот [30] обычай не имеет впрочем силы в области Клермона. Поэтому, если свободный человек там поселится, будет ли он проживать среди крепостных или в другом месте, он не теряет из-за этого своего свободного состояния.

§ 1452. ...Есть много состояний личной крепостной зависимости (servitudes). Ибо одни из крепостных так подчинены своим сеньерам что эти сеньеры могут распоряжаться всем их имуществом, имеют (над ними) право жизни и смерти, могут держать их в заключении по своей воле — за вину или без вины — и никому за них не ответственны, кроме как одному богу. С другими обращаются более человечно, ибо при их жизни сеньеры не могут ничего от них требовать, если только они не провинятся, кроме их чиншей, рент и повинностей, обычно платимых за их крепостное состояние (servitude). И (лишь) когда они умирают или женятся на свободных женщинах, все их имущество — движимое и недвижимое — переходит к сеньерам. Ибо тот, кто женится на свободной, должен платить выкуп по усмотрению сеньера. И если (крепостной) умирает, нет у него наследника кроме сеньера, и дети крепостного ничего не получают, если не заплатят выкупа сеньеру, как это сделали бы люди посторонние. Эти последние повинности (custume) носят у крепостных Бовэзи название мертвой руки и брачного (formariages). О других крепостных состояниях в чужих землях мы умолчим, ибо наша книга гласит об обычаях в Бовэзи.

§ 1457. Наши обычаи более вежливы (courtoise) по отношении к крепостным, нежели во многих других областях, ибо во многих других областях сеньеры могут распоряжаться жизнью и смертью своих крепостных когда и как им угодно, а также принуждать их вечно жить на своих землях. В Бовэзи же с ними обращаются более человечно, ибо, при условии платы своим сеньерам положенных обычаем рент и подушного (chevages), они могут итти служить и жить вне юрисдикции своих сеньеров. Но нельзя им отказываться платить следуемое сеньеру брачное (formariages), за исключением мест, пребывание в которых может дать им свободу, как например в некоторых городах, всякий житель которых свободен в силу привилегии или обычая. Ибо как только кто проведает, что его крепостной поселился в таком месте, он должен получить его обратно, если заявит на него в течение одного года и одного дня притязание, как на своего крепостного... Множество крепостных тайно ушедших от своих сеньеров на жительство в такие места получило свободу.

§ 1434. Известно, что состояние личной крепостной зависимости (servitude) передается через матерей, ибо всякое дитя, рождение крепостной (serve), считается крепостным, хотя бы отец его был [31] человек свободный. Даже если отцом будет рыцарь (chevalier), женившийся на крепостной (une serve), все дети, которых она будет иметь от него, наследуют ее крепостное состояние.

§ 1424. Четвертый способ отказа (desaveu) — это когда лично-зависимый человек (hons de cors) отказывается от своего сеньера, утверждая, что он свободен и должен быть свободен, или же утверждая, что он лично зависимый человек другого сеньера. Тогда против заявившего свой отказ утверждением, что он — свободный человек, сеньер, если он хочет уличить его в личной зависимости (от себя), должен вчинить иск перед сеньером, у которого (заявивший отказ) проживает. Если же тот признает себя лично зависимым человеком другого сеньера, должно вчинить иск в курии того сеньера, лично зависимым человеком которого он себя признает.

Из грамоты XII века

(“Cartulaire de S. Pere de Chartres”, publ. par Guerard, t. II (1840), p. 415, a. 1101 — 1129)

...Рыцарь некий Павлин, сын Эбрарда из Leni Villa, изъявлял притязание на холопов (familiam) наших, именно — Альберта Берара и братьев его, как на свою собственность, и силою у нас отнять их стремился; посему одного из них, именем Герберта, ...схватил вместе с его повозкою... и долго задерживал пленником.. И лишь по просьбе некиих друзей наших его только самого нам вернул, ибо повозку... как он утверждал, уже продал.

Из грамоты конца XI века )

“Cartulaire de Montierender”, a. 1082, у See, Les classes rurales, p. 162, n. 2

Вот аллоды, ...кои состоят в вечном владении аббатов — Roserias, Muceium, Iuncherium — с их принадлежностями, именно — мужчинами и женщинами крепостного состояния (servis et ancillis), землями обрабатываемыми и необрабатываемыми, лесами, лугами и водами.

Из грамоты XI века

(“Cartulaire de S. Pere de Chartres”, t. II, p. 297, a. 1013—1033)

Я, Арнульф аббат и вся братия св. Петра, ...извещаем настоящих и будущих, что Вивиана, коллиберта (collibertum) (Коллиберты занимали среднее положение между свободными и рабами: общем их состояние было аналогично состоянию крепостных людей (servi)) нашего, с женою его и всем имуществом (pecunia) отдаем в личную крепостную зависимость (servituti) Вильгельму рыцарю за разбойное убийство некоего его крепостного (servi), коего он и жена его [32] убили, на том условии отдаем, чтобы за оное преступление жизни его не лишал. А сыновей, кои в настоящее время у него есть, мы удерживаем в свою пользу. Тех же, кои потом родятся, отдаем ему в личную крепостную зависимость (servituti ejus).

Из грамоты 1069 года

(“Livre des serfs de Marmoutier”, p. 73, y See, op. cit., p. 171, n. 2)

Да будет ведомо, что Огберт, бывший староста св. Мартина, держал некогда землю... от св. Мартина, вследствие чего и сам стал крепостным (servus) св. Мартина.

Из грамот XI века

(Ibidem, y See, op. cit., p. 159, n. 3; p. 160, n. 3)

Да будет ведомо... что некий слуга (famulus), от свободного рода происходящий, именем Роджерс, страхом божиим движимый, не имея ничего более ценного для приношения всемогущему богу, самого себя... в присутствии господина Альберта отдал в личную крепостную зависимость (in servum) св. Мартину.

Да будет ведомо, что некий слуга (famulus) наш Бенедикт, будучи свободным, сделался крепостным (servus) св. Мартина... И за это дал ему господин аббат Бернард один арпан виноградника...

Из грамоты 1064 года

(“Cartulaire de Noyers”, а. 1064, у Flach, Les origines, I, p. 457, n. 3)

Бедняк некий (quidam vir pauper) Арнальд... отдал в крепостную зависимость (in servum) себя и сыновей своих... и при передаче себя и сыновей своих в руки названного аббата промолвил: “Господин, вот я отдаю тебе в крепостную зависимость и себя самого и сыновей своих, чтобы отныне и навеки и я сам, и сыновья мои, и все потомство (fructus) их пребывали в крепостной зависимости от бога, св. Марии и монахов этого (святого) места, как и прочие наследственные крепостные этого места”. Выразили на то свое согласие и сыновья его — Ингельгерий, Бернард и Райнельм передавшие себя со своим потомством в руки аббата как крепостные

Грамота 1275 года

See, op. cit., p. 159, n. 2)

Я, Перре, по прозвищу Нуэль, из la Planee, извещаю всех, кто увидит и услышит эту грамоту, что я по своей доброй воле и без всякого принуждения отдал и себя самого, и наследников моих [33] и имущество мое, в чем бы оно ни состояло, Lore, супруге... Иоанна, графа Бургундии... и я признаю, что означенная дама и ее (близкие) — могут по своей воле облагать меня тальей 2 и другими повинностями.

Грамота 1263 года

(“Les Olim”, t I, pp. 181—182, a. 1263)

Лично зависимые люди (homines de corpore), согласно местным обычаям, те, по отношению к коим Парижский капитул имеет следующие права: мертвую руку (manum mortuam) и брачное (foris maritagium); нельзя также без разрешения капитула ставить их в клирики. Можно обменивать их на лично зависимых людей других сеньеров, голову на голову (persona рго persona). И не имеют они свободы свидетельских показаний, каковая принадлежит свободным людям той местности.

Грамота 1129 года

(“Cartulaire de Notre Dame de Chartres”, t. I, p. 135, a. 1129)

Устанавливаю и разрешаю, чтобы крепостные (servi) св. Шартрской церкви — как те, кои принадлежат епископу, так и те, кои принадлежат каноникам,— во всех делах, спорах и тяжбах имели полное и неотъемлемое право свидетельствовать и выступать в судебных поединках против всех свободных и несвободных, и никому никак не осмеливаться ссылкой на их несвободное состояние свидетельские показания их опорочивать.

Об отказе от прав на Женевьеву из Кремейля

(“Cartulaire de Notre Dame de Paris”, t. II, p. 177, circa a. 1150)

Да будет всем ведомо, что некий крепостной (servus) наш из Кремейля, именем Одон, дочь которого, именуемая Женевьева, была нашею крепостною, не имея средств для выдачи ее замуж, часто и много нас просил из любви к богу отпустить ее, дабы из личной крепостной зависимости нам перешла она в личную крепостную зависимость блаженной Марии Парижской. Потому просил он об этом, что некий крепостной блаженной Марии хотел с ней сочетаться браком; отец же, по крайней бедности, иным образом выдать ее замуж не мог (Т. е., очевидно, не имея возможности заплатить “брачного” — maritagium.). И вот мы, именно я, Гвидо, декан блаженного Германа Осеррского, и капитул наш, тронутые мольбами и слезами бедного человека нашего, а также опасаясь, как бы дочь его не [34] впала в любодеяние, означенную женщину от крепостной зависимости нашей по любви к богу освободили, с тем чтобы стала она законною супругою крепостного человека блаженной Марии, ее полюбившего, и в силу этого перешла бы в крепостную зависимость от блаженной Марии.

Об обмене Бавдрика Рыжего, сына Дюранда, и других

(Ibidem, t. I. p. 450, а. 1228)

Вильгельм, божьею милостью епископ Парижский, всем, кто увидит настоящую грамоту... Да будет ведомо, ...что Бавдрик Рыжий, сын покойного Дюранда, лично зависимый человек капитула (homo capituli de corpore), сочетался браком с Изабеллою, дочерью Лаврентия... лично зависимою нашей женщиной (femina nostra de corpore), a Аврик, сын Гуго, наш лично зависимый человек, пожелал сочетаться браком с Констанцией, дочерью покойного Дюранда, лично зависимою женщиной капитула. Ввиду этого... было заключено соглашение... между нами в упомянутым капитулом о том, чтобы названные Бавдрик и Изабелла со всем их потомством... были лично зависимыми людьми Парижского капитула... Аврик же и Констанция со всем их потомством были лично зависимыми людьми нашими...

Об Эмелине женщине, данной в обмен аббатом и монастырем св. Германа на Лугу епископу Парижскому

(Ibidem, t. I, p. 54, circa a. 1194)

Я, Роберт, божьею милостью блаженного Германа на Лугу смиренный аббат, всем, кто увидит настоящую грамоту, привет в господе. Да будет ведомо... что достопочтенный Маврикий, епископ Парижский, дал нам и церкви нашей крепостную свою Изабеллу для выдачи ее замуж за Роберта, человека нашего... Мы же в обмен на названную его крепостную дали господину епископу Парижскому Эмелину — нашу крепостную для выдачи ее замуж за Гарина, его человека...

О соглашении между Маврикием, епископом, и каноникам” св. Маркелла относительно Гирольда из Витриака

(Ibidem, t. I, p. 53, а. 1160—1196)

Я, Маврикий, божьею милостью епископ Парижский, извещаю всех настоящих и будущих о том, что был спор между каноникам св. Маркелла и Гирольдом из Витриака по поводу того, что он взял замуж нашу крепостную, будучи сам из челяди (famili) [35] св. Маркелла. Сверх того, означенные каноники изъявляли притязание на некую землю и виноградники, каковые означенный Гирольд получил от отца и от матери. В конце концов спор этот, перенесенный в наше присутствие, решен в том смысле, чтобы из сыновей Гирольда — как тех, которые родились, так и тех, которые родятся, — нам принадлежал первый, каноникам же — второй, нам — третий, а им — четвертый... Наследство же Гирольда и жены его должно быть соответствующим образом поделено между ними как между братьями.

Из письма Клюнийского аббата Петра Достопочтенного (XII в.)

(“Migne, Patrol”, t. 189, col. 146, saec. XII)

Всем ведомо, как светские сеньеры утесняют своих несвободных крестьян — мужчин и женщин. Не довольствуясь обычными их повинностями, они постоянно и без милосердия изъявляют притязание на самое их имущество вместе с их личностью и на самую их личность вместе с имуществом. И вот сверх положенного они трижды, четырежды и сколько им вздумается раз в году добро их расхищают, бесчисленными службами их утесняют и тяжкое и невыносимое бремя на них налагают, так что большинство вынуждено покидать собственную свою землю и убегать на чужбину. Но что хуже всего, они не боятся продавать за презренные деньги тех самых людей, которых Христос искупил столь дорогою ценою, т. е. своей кровью.

О декане и капитуле Парижском и о людях их из Balneolis

(“Cartulalre de Notre Dame de Paris”, t. II, p. 123, a. 1254)

Всем, кто увидит настоящую грамоту, судьи Парижской курии... привет в господе. Извещаем, что... декан и капитул Парижский принесли перед нами следующую жалобу на людей из Balneolis, о которых говорили, что они — их лично зависимые люди (homines sui de corpore). Утверждали они, что означенные люди, как лично зависимые от Парижской церкви подлежат обложению тальей по их усмотрению... Посему требовали, чтобы некую талью, на них наложенную в настоящем году, именно 60 парижских солидов, они через посредство добрых мужей, из своей среды избранных... между, собою разверстали, собрали и внесли названному декану и капитулу. А означенные люди возражали против и утверждали, что хотя они и лично зависимые люди означенной церкви и хотя декан с капитулом могут брать из их имущества все, что пожелают, но все же облагать их тальей они не в праве, ибо (во-первых) не в обычае [36] облагать их тальей в таком размере, (во-вторых) не в обычае облагать их тальей иначе, как совместно с свободными людьми (cum hominibus liberis) означенного селения, поселенцами (hosptibus) декана и капитула, (в-третьих) не в обычае облагать их тальей помимо тех случаев, когда капитул несет талью для подмоги государю — королю. А декан и капитул утверждали, что все эти возражения ложны и вздорны (falsas et frivolas), продолжая настаивать на том, чтобы названные люди талью между собою разверстали и им ее выплатили. И вышеназванные люди... согласились и пожелали, чтобы такие-то присяжные (названо 4 имени) оную талью разверстали, собрали и декану и капитулу Парижскому внесли...

Из грамоты 1232 года

(Garnier, Chartes de communes, t. П, n. 327)

Я, Гуго, герцог Бургундии. Извещаем всех, кто увидит настоящие грамоты, что так как по всей Бургундии существует обычай, в силу которого люди, платящие талью, где бы и чьи бы они ни были, могут освобождаться от подсудности и уходить из сеньерии тех, кто получает от них талью, то в силу этого обычая и названные люди могут поступать подобным же образом. Мансы же таковых людей и имущество на них... остаются сеньерам, которые вольны распоряжаться ими по своему усмотрению, исключая имущество, какое они держат от других сеньеров. И вот мы, исходя из того, что так ведется по всей Бургундии и на земле нашей, дали настоящие грамоты за нашей печатью аббату и церкви Флавиньи, желая и жалуя, чтобы они... мансами вышеназванных людей и имуществом их могли, как выше упомянуто, владеть и пользоваться...

Из грамоты 1242 года

(Ibidem, t. Il, n. 346)

Мы, Гуго, герцог Бургундии, извещаем всех, кто увидит настоящую грамоту, о том, что когда люди церкви св. Стефана Дижонского из Ahuy, Quetigny и других деревень, означенной церкви принадлежащих, ушли из названных деревень и из сеньерии упомянутой церкви и перешли в замок Talant — в нашу сеньерию, они проживая в нашей сеньерии, имели притязание удержать за собою дома и мансы в Ahuy и других деревнях, а также прочее движимое и недвижимое имущество, коим владели, когда числились в сеньерии означенной церкви. По сему случаю аббат Стефан и вся братия принесли нам жалобу, утверждая, что это противно праву и обычай земли нашей и что названные люди церкви св. Стефана Дижонского [37] тяжкий вред и великую обиду учиняют. Мы же, желая соблюсти права означенной церкви, ...тщательно расследовали через добрых мужей... истину о том, какую часть люди означенной церкви, из ее сеньерии в нашу или иную переходящие, должны иметь из домов, мансов, земель, лугов, виноградников и иного движимого и недвижимого имущества, коим они, пока проживали на церковной сеньерии, владели, и какая часть (из этого имущества) должна оставаться в пользу означенной церкви. И на основании свидетельских показаний названных добрых людей установили мы, что вот каковы право и обычай, с древних времен на земле церкви св. Стефана Дижонского установленные. Если человек св. Стефана перейдет в другую сеньерию с ведома аббата, названный аббат должен беспрепятственно пропустить его по чистой совести... со всею его движимостью. Если же он перейдет в другую сеньерию без ведома своего сеньера, вся его движимость, которая окажется на земле св. Стефана после его ухода, остается церкви св. Стефана. Сам же такой беглый человек вместе с движимостью, какую он с собою возьмет, ...может быть арестован... по приказанию св. Стефана, и церковь св. Стефана может распорядиться им по своему усмотрению. И во всех случаях ухода человека св. Стефана... в другую сеньерию, будет ли то с ведома или без ведома сеньера, вся его недвижимость, которую... он держал от св. Стефана, пока жил в его сеньерии, полностью остается упомянутой церкви..


Комментарии

1 Филипп де Бомануар (около 1250—1296) — известный французский юрист. Происходил из рыцарского рода, занимал последовательно должности бальи в Клермоне, сенешала в Пуату и Сэнтони, бальи в Вермандуа, в Турэни и в Санли. Будучи клермонским бальи (в Бовэзи), глубоко изучил обычное право этой местности и дал ему прекрасную систематическую сводку в своей работе “Кутюмы графства Клермона в Бовэзи”. Работа эта, которую теперь принято называть “Обычаи Бовэзи” (“Coutumes de Beauvaisis”), появилась между 1280 и 1283 гг., но потом автор до самой своей смерти частично исправлял и дополнял ее. Предпринимая запись “обычаев Бовэзи”, Бомануар имел в виду помочь феодальным судьям разобраться в тех бесчисленных и часто противоречивых кутюмах, которыми они должны были руководствоваться в своих судебных решениях и которые обычно устанавливались через сложную процедуру опроса жителей данной местности. Работа Бомануара таким образом не есть работа официального характера; она является частным делом юриста-практика, знающего во всех его тонкостях современнее ему обычное феодальное право и трактующего его со своеобразной точки зрения идей “естественного права” и справедливости. Это — один из важнейших источников для изучения правовой жизни северной Франции XIII в. вообще и правового положения различных категорий крестьянства в области будущего крестьянского восстания в частности. [Издание Am. Salmon, t. 1—2, 1899—1900. “Collection de textes pour servir a l'etude et a l'enseignement de l'histoire”.]

2 Талья (tallia, taille) — прямой налог, падавший на личность или на имущество плательщиков. Надо различать талью по произволу сеньера (taille a volonte a merci), т. е. ничем не ограниченную, и талью, строго определенную обычаем или договором (taille abonne). Первого рода талья, дававшая возможность сеньеру облагать зависимых от него людей налогами в любое время и в любом количестве, падала исключительно на крепостных, и обязанность платить ее была одной из отличительных черт крепостного состояния. Второго рода талья платилась свободными людьми — крестьянами и горожанами. Освобождение от личной крепостной зависимости обычно сопровождалось отменой обязательства платить неограниченную талью, которая превращалась таким образец в талью ограниченную (taille abonne).

(пер. Н. П. Грацианского)
Текст воспроизведен по изданию: Французская деревня XII-XIV вв. и Жакерия. М.-Л. МГУ. 1935

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.