Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГИНКМАР РЕЙМСКИЙ

[РАЗЪЯСНЕНИЕ] ГИНКМАРА РЕЙМСКОГО ПО ПОВОДУ РАЗВОДА

КОРОЛЯ ЛОТАРЯ И КОРОЛЕВЫ ТЕУТБЕРГИ 1

DE DIVORTIO LOTHARII REGIS ET THEUTBERGA REGINA

(860 г.)

ВОПРОС IIII:

(...) Настоятельно просим разъяснить нам, (...) как следует вступать в брак, и какой закон установлен для супругов, и как или в силу каких обстоятельств можно развести, и, позволено ли мужчине или женщине стремиться после развода к новым узам, и должно ли каждого, согрешившего в браке, судить одинаково.

ОТВЕТ

(...) О том, как следует вступать в брак, извещает и Ветхий и Новый закон, в которых Господь приказывал через Моисея, а в Евангелии показывал. (...) Но и святой Эварист 2, папа Римский, четвертый после блаженного Петра, так писал (...) в декреталиях: равным образом, согласно сохраненному и дошедшему до нас, жена должна соединяться с мужем законно. В соответствии с тем, что мы узнали от отцов, и нашли среди завещанного святыми апостолами и их преемниками, брак не будет законным, если у тех, кто, как считается, имеет власть над этой женщиной и заботится о ней, не испросить жены, и [та] не будет помолвлена родителями и близкими, наделена, по законам, приданным, и в свое время церковно, согласно обычаю, с молитвами и пожертвованиями, не получит благославения священника, и, как учит обычай, взятая под охрану шаферов, не возьмет от близких обещанного по законам приданного, и не будет торжественно принята [женихом]. И два или три дня пусть предаются молитвам и блюдут чистоту, чтобы [183] произвести на свет доброе потомство и быть в своих поступках угодными Господу. Только так и будут любезны Господу и произведут сыновей не сомнительных, а законных и имеющих право наследовать.

(...) Ангел сказал Иосифу: «Иосиф, сын Давидов! не бойся принять Марию, жену твою» (Матф. 1, 20), т. е. обрученную. Блаженный папа Сириций в главе IIII декрета к епископу Гимерию Терраконскому сказал так: «(...) Вы спрашиваете о нарушении супружества, можно ли вступить в брак с девушкой, обрученной с другим. Этого да не будет, всеми способами запрещаем, поскольку, если благословение, которое священник дает готовящяйся к браку, будет осквернено каким-либо нарушением, то в глазах верующих это станет родом некого святотатства». Из главы X [творений] Анкирского собора: «Об обрученных девах и обесчещенных другими. Обрученных девушек и затем похищенных другими следует отыскать и возвратить тем, с кем они прежде были обручены, даже если будет установлено, что они были изнасилованы похитителями». (...)

Святой папа Лев в декретах к епископу Рустику Нарбоннскому в главе XVIII сказал: «Не всякая женщина, соединенная с мужчиной, является мужчине женой, поскольку не всякий сын — наследник отцу. Брачные договоры законны между свободными и между равными; и задолго до того, как были положены первоначала Римского права, то же самое было установлено Господом. Итак, жена — это одно, а конкубина — другое, как служанка — одно, а свободная — другое. Поэтому и апостол для объяснения различия между двумя этими лицами привел свидетельство из [книги] Бытия, где было сказано Аврааму: «Выгони эту рабыню и сына ее; ибо не наследует сын рабыни сей с сыном моим Исааком» (Быт. 21, 10). Поскольку общность супругов установлена так с самого начала, дабы кроме половой связи заключала в себе таинство Христа и церкви, несомненно, что та женщина не принадлежит к браку, над которой, как указывается, не было совершено брачного таинства». (...)

ОТВЕТ [5]

(...) В гл. IIII. [творений] собора в Агде так написано о тех, кто без причины оставляет своих жен: «Те же миряне, которые отказываются или уже отказались от брачного союза без какой-либо тяжкой вины [супруги], и, не заявив правдоподобно о каких-либо причинах развода, оставляют своих жен, помышляя либо о других, либо о недозволенном, — [такие миряне], если, прежде, чем сообщат епископу провинции о причине развода, и прогонят жен до того, как они будут признаны виновными по судебному решению, должны быть отлучены от церковного причастия и изгнаны из собрания святого народа за то, что оскверняют брачную клятву». И то же [сказано] на синоде в Эльвире 3. (...)

Из дальнейшего пусть всякий читатель узнает, что святые и апостольские мужи, а именно преемники апостолов, на основании их [184] наследия установили законы не затем, (...) чтобы мы пренебрегали Христианскими законами мира и захотели бы их презирать. Ведь церковь нередко имела обыкновение просить императоров и королей, чтобы они обнародовали их [законы] для церковных нужд, а епископская власть при вынесении приговоров весьма часто использовала сентенции из них [законов] наряду с сентенциями канонов. И они настолько были приняты [епископской властью], что и Дамас 4, и Лев, и святой Григорий превращали сентенции законов в канонические, как явствует из их посланий, или наставлений о святых предметах к дефенсору Иоанну, отправлявшемуся в Испанию, которые благочестивый Григорий целиком составил из законодательных постановлений.

Поэтому вслед за остальными королями и императорами, которые в течение времен устанавливали всевозможные законодательные нормы (iura legalia), август нашего века, блаженной памяти Людовик 5 на синоде и всеобщем собрании (placitum generalis) в Вормсе 6, куда прибыл легат [из Рима], со многими другими, опираясь на то, что епископы на синодах, заседавших в четырех местах его империи, некогда нашли необходимым и полезным 7, (...) постановил с согласия всех собравшихся, как епископов, так и верных мирян, провозглашая: «Всякий, — сказал он, — кто, оставив собственную жену или погубив ее без вины, возьмет другую жену, пусть, отложив оружие, совершит публичное покаяние; а если же окажется строптивым, то пусть будет пойман графом, закован в железо и отправлен в тюрьму, пока дело не будет доведено до нашего сведения».

Ибо Христос, добродетель божья и премудрость божья, собственными устами сказал: «Я, премудрость, обитаю в совете [с другими] и нахожусь среди ученых размышлений. Мною цари царствуют и создатели законов устанавливают правду. Мною начальствуют начальники и вельможи устанавливают справедливость» (срв. Притчи 8, 12, 15, 16).

(...) Поскольку теперь речь идет о разводе мужа и жены, который случается не из любви к вечному воздержанию, и к тому же не в силу открыто (...). совершившегося преступления, а по некому подозрению, необходимо, чтобы это дело было всесторонне обсуждено мужами такого же состояния, то есть женатыми, и после беспристрастного изучения было решено и закончено в согласии с Христианскими законами, установленными богом. И в чем бы милость священническая или врачующая суровость церковной власти не вмешивалась в это разбирательство, пусть беспрепятственно не только предлагает себя сынам церкви и судьям юстиции, но и навязывает.

(...) Так же подобное дело, которое расследуется между знатнейшими персонами, пусть отзовут для своего суда, и в согласии с тем, что, по их мнению, подобает беспристрастному суду, рассмотрят тщательнейшим образом, памятуя, что законно заключенный брак нельзя расторгнуть по какой-либо иной причине, чем (...) в связи с духовным разводом, или по публичной исповеди в телесном прелюбодеянии или в силу явственного [о том] доказательства. Ибо и блаженный Августин утверждал в «Книге о добром супружестве», что не подобает мужу прогонять [185] жену, а жене — мужа и соединятся с другими как по причине бесплодия, так и ради [рождения] сыновей. (...) Те же, кто так поступают, совершают блуд. (...) Как лучше умереть со славой, чем в поклонении ветхим идолам, так лучше умереть бездетным, чем искать потомства в порочном сожительстве. (...)

Ведь святой Павел приравнял развратников и прелюбодеев к идолослужителям, говоря что не наследуют они царства божьего (1 Кор. 6, 9). (...) И также написал, что развратников и прелюбодеев будет судить Бог. (1 Кор. 5, 11; Евр. 13, 4). Но и сами мужчины (...), если совершат прелюбодеяние, будут судимы у Бога по равному с женщинами закону, и подвергнутся даже более суровому наказанию постольку, поскольку являются головами и хозяевами над женщинами (1 Кор. 11, 3), то есть хрупким полом и немощнейшими сосудами (1 Петр 3,7). (...)

ОТВЕТ [6]

Если же речь идет об [обвинениях] в разврате и родах до заключения брака (...) следует прежде всего прибегнуть к суду испытанием (examinationis iudicium). (...)

(...) Младший папа Григорий 8 писал (...) епископу Бонифацию: «Пресвитер или какой-либо священник, обвиненный народом, если не будет надежных свидетелей, которые подтвердили бы истинность совершенного преступления, должен будет публично принести клятву и призвать в свидетели чистоты своей невинности того, перед кем все открыто и явно, и так пусть останется в своей должности». Известно, что такое очищение клятвой весьма распространено и в церковных и во внешних законах и берет свое начало (...) с самых первых веков. (...)

Другое о суде [испытанием]: (…) Христианство издревле (...) узаконивало и часто использовало суд, который вершится посредством воды, как это было при Ное, освобождая в ковчеге веры невинных и осуждая виновных; и посредством пламенеющей лавы, как было при Лоте (Быт. 19, 24-25); посредством огня и совершится [суд] при явлении сына человеческого. (...)

ОТВЕТ [10]

(...) Суду должны быть представлены очевиднейшие доказательства. Пусть устраивают суд, как установил святой Фабиан, папа и мученик 9: «Ибо, — сказал он, — на каждом суде всегда должны присутствовать четыре лица, а именно: выборные судьи, и обвинители, и защитники, и свидетели». Ведь, как писал [папа] Лев всем епископам, поставленным в Кессарии и Мавритании, никого не можем мы судить, иначе как в его присутствии, если он не уличен или доподлинно не сознался не может быть связан справедливым приговором.

И святой Августин в «Книге о церковном наказании»: «Многие добрые христиане умалчивают и не разглашают чужих грехов, ибо знают, что часто не имеют доказательств и то, что им самим известно, церковные судьи проверить не смогут. Хотя бы и было что-либо истинным, [186] судья тем не менее не должен с легкостью этому доверять, пока не будет подтверждено непреложными доказательствами. Мы же не можем отлучать кого-либо от причастия, — пусть даже такое отлучение не смертельно, а призвано врачевать, — иначе, как на основании личной исповеди, или по определению и обвинению суда, мирского или церковного. Кто же дерзнет взять на себя и то и другое, быть кому бы то ни было и обвинителем и одновременно судьей?». (...) И на Толедском соборе 10: «Подобает, чтобы жизнь невиновного не была запятнана гибельными обвинениями. Поэтому, когда кто-то обвиняет другого должны быть представлены как обвиняющий, так и обвиняемый, и следует справиться по установлениям законов и канонов, дабы, если найдут этого человека несоответствующим обвинению, по этому обвинению не судили и не наказывали». (...)

Епископу надлежит по мере сил заботиться о том (...), чтобы никто, введенный в заблуждение или принужденный страхом, не оклеветал себя, ибо тем причиняет вред и себе, и церкви. Ведь поэтому и появился, по решению блаженного Александра, славного мученика и четвертого после блаженного Петра понтифика на апостольском престоле, декрет 11, согласно которому вырванное пытками признание или подпись по принуждению не имеют никакой силы: (...) «Ведь нет ничего более губительного, чем судить кого-либо по подозрению или вырванному пытками признанию, поскольку господь скорее исследует сердца, нежели поступки, и внемлет скорее чистым помыслам и добрым стремлениям, нежели позорной лжи».

ОТВЕТ [11]

(...) Святой Геласий говорил императору Анастасию 12: «В той степени, в какой [нечто] относится к поддержанию государственного порядка (publica disciplina), сами предстоятели церкви, зная, что власть вручена тебе по велению свыше, подчиняются твоим законам, дабы не показалось, будто бы они, отвергнув земные дела, противятся постановлениям. С тем же рвением приличествует и тебе повиноваться тем, кому переданы благоговейные таинства, как написано в другом месте (...): «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу». (Матф. 22, 21).

(...) Святые каноны приказывают всякий раз отлучать епископа [от церкви], если [обнародует исповедь], не спросив у того, кто тайно открыл ему на исповеди преступление, должен ли он, и осмелится ли открыть в публичном покаянии, письменно или устно, что-либо из доверенного на тайной исповеди и отдать себя во власть закона. (...)

Переведено по: Hincmarus Remensis. De divortio Lotharii regis et Theutbergae reginae / Hg. L. Boehringer // MGH. Concilia. T. IV. Suppl. I. Hannover, 1992. P. 132-134, 137-138, 140-143, 146-147, 150, 168-169, 170, 175-176.


Комментарии

1. Бракоразводный процесс короля срединного королевства (Лотарингии) Лотаря II (855-869 гг.) начался в 857 г. и после вмешательства в 865 г. папы Николая I (858-867 гг.) окончился неудачей.

2. Цитируется подложная декреталия папы Римского Эвариста.

3. Первый общеиспанский собор в Эльвире (ок. 300 г.).

4. Дамас I, папа Римский (366-384 гг.).

5. Людовик Благочестивый, император франков (814-840 гг.).

6. Имперское собрание в Вормсе в 829 г.

7. Синоды в Майнце, Париже, Лионе и Тулузе в мае—июне 829 г.

8. Григорий II, папа Римский (715-731 гг.).

9. Цитируется подложная декреталия папы Римского Фабиана (236-250 гг.).

10. Шестой испанский собор в Толедо в 638 г.

11. Цитируется подложная декреталия папы Римского Александра I (105?-115? гг.).

12. Цитируется приведенное выше письмо Геласия I императору Анастасию.


Текст воспроизведен по изданию: Антология мировой правовой мысли, Том 2. М. Мысль. 1999

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2021  All Rights Reserved.