Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

РУССКО-БРИТАНСКИЕ ТОРГОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В XVIII ВЕКЕ

ВВЕДЕНИЕ

В XVIII в. главным торговым партнером России становится Великобритания. На протяжении этого столетия отмечено бурное развитие британской промышленности, требовавшей все больше и больше сырья и полуфабрикатов. Великобритания потребляла львиную долю вывозимых из России традиционных статей ее экспорта: пеньки и льна. Британские купцы покупали почти все экспортное русское железо. (Правда, в стране использовалась лишь часть его. Другая часть перепродавалась британцами в третьи страны). Можно без преувеличения сказать, что британский флот (и прежде всего военный) был создан по преимуществу из материалов, вывезенных из России. Россия же потребляла готовые изделия британской промышленности: сукна, ткани, различные предметы обихода (среди них важное место занимали предметы роскоши) и т.д.

В XVIII столетии сложилась экономическая ситуация, когда Россия и Великобритания стали необходимы друг другу как экономические партнеры. Промышленность и флот Великобритании не могли существовать без поставок сырья и полуфабрикатов из России. В то же время никто кроме британских купцов не мог купить у России производимое ею огромное количество экспортных товаров. Возраставший спрос на них вызывал и быстрый рост их предложения (особенно это заметно на примере резкого роста производства железа).

Политика русского правительства по отношению к российско-британским экономическим связям и британскому купечеству в целом благоприятствовала развитию этих связей и деятельности британских коммерсантов. Она, естественно, испытывала колебания. В правительственных сферах шла подчас довольно острая борьба по этим вопросам, что хорошо видно из приводимых ниже документов.

Публикация архивных источников, в которых можно почерпнуть сведения о русско-британских торговых отношениях в XVIII в., была начата еще в прошлом столетии. В Полное Собрание Законов Российской империи включены как документы о конкретных вопросах русско-британской торговли (где чаще [4] всего с русской стороны выступала казна)” так и определявшие на многие годы эту торговлю трактаты 1734 и 1766 гг. (Полное Собрание Законов Российский империи (далее — ПСЗ). СПб., 1830; Т. 4-23) Сборники Русского Исторического общества содержат целые подборки документов о русско-британских отношениях в XVIII в., в которых есть данные и по интересующей нас теме. Так, в указах и письмах Петра I Сенату и различным лицам встречаются известия о сделках казны с британскими купцами и об их поставках различных вещей лично царю (Сборник Русского исторического общества (далее — Сборник РИО). СПб., 1873. Т.II.). В донесениях и письмах британских послов и посланников в России также имеются отдельные сведения о русско-британских торговых отношениях (Сборник РИО. СПб., 1873. Т. 12; То же. СПб., 1876. T. 19; То же. СПб., 1884. Т. 39; То же. СПб., 1886. Т. 50 и т.д). Опубликованные Письма и бумаги императора Петра Великого содержат личные послания и записки царя по поводу реализации контракта о закупке виргинского табака, а также его просьбы (в основном к британскому купцу Г.Стейлсу) о покупке различных инструментов, предметов обихода, об обучении русских волонтеров за границей, о найме специалистов на русскую службу и т.д. (Письма и бумаги императора Петра Великого. СПб., 1887-1912, T. 1-6 и др.)

Наша публикация специально посвящена русско-британским торговым отношениям в XVIII в. Она содержит материалы, характеризующие либо эти отношения в целом, либо торговлю определенными товарами в те или иные периоды. Этим она отличается от перечисленных выше публикаций.

Предлагаемые на суд читателя документы хранятся в Российском Государственном Архиве древних актов (РГАДА). Группы документов с 1 по 4 относятся к делопроизводству Коммерц-коллегии (Ф.276). 5 группа документов взята из делопроизводства Комиссии о коммерции (Ф.397).

Под первым номером у нас обозначен всего один документ. Это прошение британского купечества на имя Екатерины I (РГАДА. Ф.276. Оп. I. Д. 1663). Оно подано 25 февраля 1726 г. Прошение сохранилось в виде копии в деле Коммерц-коллегии, которая и должна была его рассматривать. На полях дела скрепляющая подпись губернского секретаря Онтоньева. В конце V подписи на английском языке нескольких британских купцов, находившихся в то время в Петербурге.

Основанием для прошения явилось высочайше объявленное “намерение” “облегчение и возбуждение учинить” иностранному [5] купечеству, торгующему в Петербурге. Поскольку “намерение” было объявлено, постольку находившиеся в тот момент в Петербурге британские купцы постарались максимально полно изложить свои просьбы, касающиеся снижения пошлин (введенных тарифом 1724 г.), облегчения порядка уплаты пошлин и сборов, улучшения условий торговли и кредита, а также относительно ведения всех дел, до них касающихся, только Коммерц-коллегией и об освобождения их домов от постоев.

В перечне этих вопросов, безусловно, главным был вопрос о таможенных пошлинах на импортные и экспортные товары. Сильны были нападки иностранцев на протекционистский тариф 1724 г., введенный Петром I с целью покровительства российским мануфактурам. Высокими, по существу запретительными пошлинами были обложены импортные товары, которые уже производились в России, и экспортные товары, жизненно необходимые русской промышленности. По новому тарифу 1731 г. уровень пошлинного обложения был снижен (ПСЗ. Т. 45; Покровский С.А. Внешняя торговля и внешняя торговая политика России. М,, 1947. С. 83-95; Козинцева Р. И. От таможенного тарифа 1724 г. к тарифу 1731 г. // Вопросы генезиса капитализма в России. Л., I960; Она же. Выработка первого русского таможенного тарифа и его редакции // Проблемы источниковедения. М., 1962. Т. Х; Анисимов Е.В. Внутренняя политика Верховного тайного совета (1726-1730 гг.). Автореферат канд. дисс. Л., 1975. C. 15-17). Просьбы британского купечества об улучшении условий их торговли, кредита и жизни в России были удовлетворены Трактатом между Россией и Великобританией “О дружбе и взаимной между обеих держав коммерции”, подписанном 2 декабря 1734 г. (ПСЗ. Т. 9. № 6652.)

Документы о русско-британской торговле 1731-1732 гг. (группа № 2) включают копии перевода с письма, посланного из Лондона 3 сентября 1731 г. комиссионером русского правительства С. Голденом в Коммерц-коллегию, и “Мнения” этой коллегии о торговле казенными товарами (в связи с письмом С. Голдена) 1732 г. В деле Коммерц-коллегии, где значатся оба приводимых документа (РГАДА. Ф. 276. Оп. 1. Д. 252), есть также переводы других писем С.Голдена по конкретным вопросам продажи казенных товаров (железа, поташа, смолы), проекты контрактов на закупку поташа и ревеня, а также заключение чиновников коллегии по последнему вопросу.

С Голден, как человек, хорошо знакомый с русско-британской торговлей, дает в своем письме ее общий обзор в контексте мировой торговли. При этом он делает упор на доказательство выгод России от продажи Британии своих товаров по более низким ценам, чем это делают ее конкуренты: Польша и Швеция. Автор [6] отмечает также возможность для России вытеснить с британского рынка Германию и Нидерланды в продаже льняных полотен, если они будут делаться по приемлемым стандартам. Здесь опять подчеркивается потенциальная возможность для России продавать свои полотна дешевле, поскольку ее “работные люди дешевле, нежели в Германии”. Недорого С. Голден советует продавать и ревень, на который Россия могла бы устанавливать свои цены. В конце письма им поднят вопрос о вывозе через Россию персидского шелка, но тут же замечено, что Британская Турецкая (Левантская) компания будет этому всячески препятствовать.

На этот призыв С. Голдена завалить Британию дешевым русским сырьем и полуфабрикатами Коммерц-коллегия ответила особым “Мнением”. В нем нет общих рассуждений о русско-британской торговле, а есть лишь конкретные замечания о торговле железом, смолой и поташом, в которых видна осторожная позиция коллегии, стремящейся вначале получить деньги от продажи казенных товаров, а уж потом выбрасывать на рынок новые их партии. Коммерц-коллегия выразила сомнение в выгодности для казны посылать в Великобританию дополнительную партию поташа и продавать его, по совету Голдена, дешевле, чтобы вытеснить с британского рынка поташ из других стран (прежде всего польский). Коллегия не проявляла желания идти на безоглядное понижение цен на русские экспортные товары.

Вопросы торговли британцев с Персией через территорию России рассмотрены в соответствующих документах 1740-1741 гг., представленных в виде копий в деле Коммерц-коллегии (Там же. Оп. 2. Д. 22.). Все дело скреплено заверительными подписями протоколиста Александра Ковалева, регистратора Ивана Батеева и подканцеляриста Якова Грачева.

Открывает подборку (третью по нашей номерации) сопроводительное письмо, направленное из Кабинета в Коммерц-коллегию, вместе с рядом документов, 8 января 1741 г., в котором последней поручено разобраться в поставленных в этих документах вопросах и представить на сей счет соответствующее “мнение”. Письмо подписано членами Кабинета. Примерно к 1740 г. относится прошение Британской Российской компании, поданное в [7] Британский Парламент (в деле приведен русский перевод). Компания, отмечая удобство и дешевизну торговли с Персией через территорию России, разрешенной русской стороной по трактату 1734 г. (ПСЗ. Т. 9. № 6652. Ст. 8.), просит обеспечить эту торговлю законными основаниями, поскольку Навигационный акт, принятый еще в XVII в., препятствовал ей.

В переводе письма Джона Томпсона, управляющего Британской Российской компанией, от 28 ноября 1740 г. на имя русского посла в Лондоне кн. Щербатова, впервые в этой подборке документов поднят основной для компании вопрос об уплате пошлин русской стороне за транзит товаров в Персию. По трактату 1734 г. полагалась пошлина в 3% ефимками со стоимости товаров (там же). Британцы же хотели платить 3$ русскими деньгами, что составляло бы существенно меньшую сумму.

В выдержке из донесения российского посла в Лондоне, кн. Щербатова, от 2 декабря 1740 г. содержится сообщение о намерении Британской Российской компании просить разрешение Парламента на транзит товаров из Персии через Россию. При этом британцы обращали внимание посла на слишком, по их мнению, высокую пошлину за транзит. Кн. Щербатов сообщает также о том, что Британские Турецкая (Левантская) и Остиндская компании будут препятствовать транзиту товаров через территорию Россию и сообщает о причинах, их к тому побуждавших.

В ведомости о торговле британцев через петербургский порт с Персией в 1740 г., поданной петербургской таможней в Коммерц-коллегию 9 января 1741 г., указаны наименование, количество и стоимость соответствующих товаров. Подробно показан порядок взимания пошлин с этих товаров. Ведомость подписали контролер Иван Богданов и канцелярист Матвей Иванов.

Завершает подборку донесение Коммерц-коллегии Кабинету по этому вопросу от 14 января 1741 г. В нем суммированы сведения, содержащиеся в упомянутых документах и сформулированы предложения Коммерц-коллегии, которые сводятся к следующему: Ввиду чрезвычайной выгодности для британцев торговли с Персией через территорию России нет оснований отступать от [8] определенной по трактату 1734 г. транзитной пошлины в 3% ефимками (хотя по итогам 1740 г. эта торговля британцев была ничтожна по своему обороту и более чем в десять раз уступала торговле Армянской компании). Разрешить британцам использовать не только Петербург, но и Архангельск, а также торговать с Турцией, приезжая в Азов и Очаков. Взамен предложено обязать британцев поставлять в Петербург сахар-сырец на местные производства и ежегодно закупать определенные партии смолы и леса в Архангельске. Кроме опубликованных нами документов в деле имеются их черновые варианты, а также копия российско-британского трактата 1734 г. и ведомость об отпуске Армянской компанией товаров в Персию через территорию России.

Как видим, британские купцы настойчиво ставили вопрос о существенном снижении транзитных пошлин с отвозимых в Персию товаров вопреки условиям трактата 1734 г. На это русская сторона не пошла и 15 октября 1741 г. был принят соответствующий указ, подтверждавший взимание пошлин по трактату (Там же. Т. II. № 8462). Уже в 1741 г. Британским правительством были устранены препятствия для транзитной торговли с Персией через территорию России и британские купцы быстро обогнали по оборотам торговли с Персией русских купцов. Но в 1746 г. правительство императрицы Елизаветы запретило транзитную торговлю британцев, поскольку она сопровождалась усилением политического влияния Британии в Каспийском регионе в ущерб российским интересам (Hunt N.C. The Russia Company and the Government. 1732-42 // Oxford Slavic Papers. 1957. Vol. VII. P. 29, Юнусова Л.И. Торговая экспансия Англии в бассейне Каспия в первой половине XVIII века. Баку, 1988. С. 60-125.

Четвертая группа документов посвящена русско-британской торговле железом и относится к 1769 г. Документы в виде копий сохранились в деле Коммерц-коллегии (РГАДА. Ф. 276. Оп .1. Д. 780. Дело открывается указом Екатерины II от 31 марта 1769 г., в котором содержится донесение Берг-коллегии Сенату. По мнению Берг-коллегии, настало время повысить цену на экспортное железо. Но поскольку британские купцы фактически монополизировали экспорт этого товара, то следует найти “другой канал к продаже” железа, чтобы британцы вынуждены были его покупать и по более высокой цене. В качестве такового “канала” [9] Бергколлегия предлагала обратиться к Средиземноморскому региону с тем, чтобы сбывать здесь российское железо. Далее в указе содержится распоряжение выработать решение по этому вопросу на совместной “конференции” Комиссии о коммерции, Берг- и Коммерц-коллегией. (На полях указа скрепляющая подпись канцеляриста Ивана Братина).

“Мнение” по этому вопросу Комиссия о коммерции подала в Сенат после 31 марта 1769 г. Комиссия отметила, что цена на железо уменьшилась, вследствие увеличения его количества, предлагаемого на экспорт. Предложения Берг-коллегии о торговле железом в Средиземноморье и об увеличении цены на железо были отвергнуты как ошибочные. При этом комиссия ратовала за увеличение экспорта железа по существующим ценам, что и должно было принести больший доход. В назидательном тоне было сказано, что нельзя огорчать Британию, от торговли с которой Россия получает “всегда видимую пользу”. От имени Коммерц-коллегии в это же время представил свои “примечания” советник Х. Фербер. Он по сути солидаризировался с “мнением” Комиссии о коммерции и отверг предложение Берг-коллегии. (На полях двух последних документов скрепляющая подпись регистратора Семена Мальцова). Помимо публикуемых документов в деле содержатся сведения о производстве и продаже железа в России и за рубежом.

На примере этой группы документов мы видим, как правительственный орган, занимавшийся проблемами производства железа (Берг-коллегия), ставит вопрос об увеличении экспортных цен на товар, а другие правительственные органы, отвечавшие за внешнюю торговлю (Комиссия о коммерции и Коммерц-коллегия) опровергают всю предложенную аргументацию и ратуют за прежние экспортные цены. Из документов ясно, да и в исторической литературе уже отмечено, что в то время Великобритания уже не могла обойтись без поставок российского железа. Россия стала крупнейшим производителем этого товара (См., например: Струмилин С.Г. История черной металлургии в СССР. Избранные произведения. М,, 1967. С. 150-200.. Но Комиссия о коммерции и Коммерц-коллегия высказывали опасение, что с увеличением цены на экспортное железо Великобритания может больше этого товара закупать в Швеции или развивать соответствующее производство в своих [10] Американских колониях. При этом Комиссия о коммерции прямо ратовала за увеличение производства железа и это притом, что и так его уже производилось больше, чем в какой-нибудь другой стране мира. Время понимания того, что нельзя хищнически разрабатывать природные ресурсы в интересах сиюминутной выгоды, — еще не наступило.

Последняя, пятая, группа документов посвящена русско-британской торговле в 1774 г. Так же как и все предыдущие, эти документы представляют собой копии, находящиеся в одном деле. Но оно относится, в отличие от предыдущих, к фонду Комиссии о коммерции. (По всему делу скрепляющая подпись секретаря Александра Воинова) (РГАДА. Ф. 397. Оп. 1. Д. 38). Первый документ является записью в журнале Комиссии о коммерции от 24 июля 1774 г. о представленных президентом Коммерц-коллегии гр. А.Р.Воронцовым письменных вопросах британскому купцу Н. Каванаку, присланных из Лондона послом Мусиным-Пушкиным в 1774 г. Перевод с этих вопросов (и тут же ответов Каванака на них) помещен нами под вторым номером. Задавались они Каванаку, хорошо знавшему обстоятельства русско-британской торговли, очевидно, какой-то комиссией Британского Парламента (может быть комиссией о состоянии полотняного торга в Великобритании и Ирландии, о которой будет сказано ниже?). Касались эти вопросы русско-британской торговли в целом, но всё же основной упор был сделан на обстоятельства вывоза из России льна, полотен и пеньки. И не только потому, что сам Н. Каванак занимался вывозом российских полотен. Комиссию интересовала реакция российской стороны на повышение в 1767 г. ввозной пошлины на русские полотна и на подобные же действия в дальнейшем. Такие недружественные действия британской стороны могли повлечь, по мнению Каванака, ответные шаги российского правительства, вплоть до запрета вывоза этих жизненно важных для британской промышленности товаров.

Третьей опубликована записка, составленная, вероятно, в Коммерц-коллегии в связи с вопросами Н. Каванаку. В записке комментируются некоторые из этих вопросов. В тексте

вопросов напротив каждого комментируемого пункта помечена буква русского алфавита. Она же открывает соответствующий комментарий в записке. В этом документе проводится мысль о выгодности для России вывозить только “обработанные” товары, как это делает Великобритания, и не вывозить сырье и полуфабрикаты к выгоде иностранных, в том числе и британских предпринимателей. Здесь же подчеркнуто, что британский импорт в Россию “служит не к облегчению бедных, но только к снабжению богатых излишеством”, — хотя, разумеется, он состоял не целиком из предметов роскоши.

Завершает подборку перевод “Примечаний” секретаря Британской Российской компании Форстера, которые он подал парламентской комиссии о состоянии полотняного торга в Великобритании и Ирландии. Этот документ — энергичный призыв всячески поддерживать русско-британскую торговлю, поскольку она чрезвычайно выгодна британской стороне. Главное, подчеркивает Форстер, не налагать на русские полотна дополнительных ввозных пошлин, поскольку это больно ударит по простым британцам, широко использующим данный товар в быту. “Примечания” Форстера прямо перекликаются с ответами Каванака.

В публикуемой группе документов о русско-британской торговле 1774 г. хорошо показано, как скрупулезно соответствующая парламентская комиссия выясняет положительные и отрицательные стороны русско-британской торговли. При этом члены Британской Российской компании (Каванак и Форстер) всячески подчеркивают выгодность этой торговли не только для них лично, но и для всей страны. Российская Коммерц-коллегия при этом трезво оценивает русско-британскую торговлю, и совершенно справедливо указывает на необходимость всемерно стимулировать обрабатывающую промышленность в стране и вывозить уже готовые товары, а не сырье и полуфабрикаты.

Приведенные в данной публикации документы о русско-британской торговле в XVIII в. имеют вполне современное звучание. Основы современной экономики Великобритании и благосостояния ее населения были заложены во многом еще в XVIII столетии. Принципы британской торговой политики: вывозить из страны только готовую продукцию собственной промышленности и ввозить сырье и полуфабрикаты для нее по как можно более низким ценам, — прекрасно оправдали себя на протяжении столетий.

В России в XVIII в. в правительственных сферах шла явная борьба различных течений. Наиболее сильные позиции имели сторонники наращивания вывоза сырья и полуфабрикатов. Причем, преобладало мнение, что увеличить доходы казны можно за счет роста их предложения, а не посредством увеличения отпускных цен. Слышен был голос и сторонников всемерного развития обрабатывающей промышленности о тем, чтобы самим перерабатывать собственное сырье и полуфабрикаты. Но победило сырьевое направление в экспортной торговле.

В наше время российский экспорт также имеет преимущественно сырьевой характер. Изменилась номенклатура сырья, но не изменилось его предложение на мировом рынке по достаточно низким ценам. А ведь еще в XVIII в. чиновникам Коммерц-коллегии было ясно, что сырьевой характер экспорта не выгоден стране. Тогда запасы полезных ископаемых казались неисчерпаемыми и вопрос об их истощении практически не ставился. Сейчас же хорошо виден предел этим запасам. И здесь особенно ценен опыт и традиции таких стран, как Великобритания, особенно если они имеют, глубокие исторические корни.

А.В. Демкин

Текст воспроизведен по изданию: Русско-британские торговые отношения в XVIII веке. М. РАН. 1994.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.