Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

НАРОДНЫЕ ДВИЖЕНИЯ В АНГЛИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVI - НАЧАЛЕ ХVII В.

Восстание Томаса Уайатта в 1554 г.

Брачный договор, заключенный между Марией Тюдор и Филиппом Испанским, и создание англо-испанского союза 62

Брак будет заключен и отпразднован как можно скорее в Англии между Филиппом, принцем Испанским, и Марией, королевой Англии; и на основании этого брака, пока он будет оставаться в силе, принц получит королевский титул. Он будет помогать своей супруге в делах управления, соблюдая во всем законы, привилегии и обычаи королевства. Он должен отказаться от притязаний жаловать посты, должности и приходы королевства, которые будут дарованы только английским подданным. Все дела должны вестись на языке, которым издавна пользовались в королевстве ее подданные.

Королева на основании брака и до тех пор, пока он будет оставаться в силе, будет принимать участие в делах королевств и [39] владений принца, настоящих и будущих. Если она переживет принца, своего мужа то на этот же период ей устанавливается вдовья часть. Она будет получать ее ежегодно в размере 60 тыс. больших ливров во фламандских монетах. Эта сумма будет разделена между королевствами императора следующим образом: 40 тыс. от королевства Испании и корон Кастилии и Арагона; 20 тыс. от герцогств, графств и земель Брабанта, Фландрии, Голландии и т. д. таким же образом, как была произведена выплата такой же суммы леди Маргарите Английской, вдове Карла, герцога Бургундского.

Для того, чтобы не возникли споры между детьми, которые могут родиться от этого брака, право наследования устанавливается следующим образом. Наследники или наследница, родившиеся от этого брака, должны унаследовать права их матери на королевство Английское в соответствии с английскими законами, которые регулируют право наследования. Но что касается владений, которые останутся после смерти принца Испанского, то прежде всего, все права на королевства Испании сохраняются за Дон Карлосом, старшим сыном принца, и его наследниками, также как и права на обе Сицилии и зависимые земли, герцогство Миланское и другие территории Ломбардии и остальной части Италии, независимо от титула и с обязательством выплачивать установленную сумму в 40 тыс. больших ливров.

Дети, родившиеся от этого брака, не должны притязать на вышеупомянутые владения, пока живы Дон Карлос или его законные наследники; но если они (Дон Карлос или его дети - сост. ) останутся без наследников, то старший сын от этого брака должен унаследовать эти владения, так же как и герцогства, графства и земли, принадлежащие императору в Бургундии и Нижней Германии. Если же при жизни Дон Карлоса или его потомков от этого брака появится наследник мужского пола, Дон Карлос и его потомки должны быть полностью исключены из: числа возможных наследников родовых владений в Нижней Германии и Бургундии, которые в этом случае переходят к старшему сыну от этого брака. Другие сыновья и дочери от этого брака, однако, должны быть обеспечены достаточной долей наследства и приданым в Англии и землями в Нижней Германии и Бургундии. Ни первый ребенок, родившийся от этого брака, ни другие дети не должны притязать на королевства Испании или какие-либо другие владения, оставленные Дону Карлосу и его наследникам. Если же это будут [40] только наследницы, то тогда старшая дочь унаследует владения в Нижней Германии и Бургундии, при условии, что она не выйдет замуж за человека, не являющегося подданным Англии или Нижней Германии, без согласия своего брата (Дон Карлоса. - сост. ). Но если это условие не будет соблюдено, права на земли Бургундии и Нижней Германии переходят к Дон Карлосу и его наследникам, хотя в этом случае указанная дочь или другие дочери от этого брака будут обеспечены достаточным приданым с испанских и германских владений. В случае бездетности Дон Карлоса или его наследников, и если от этого брака появятся только наследницы, старшая дочь должна наследовать Нижнюю Германию, Бургундию и Испанию и все другие владения в соответствии с существующими там законами. Особо оговаривается, что во всех указанных выше случаях те, кто наследует эти королевства и владения, должны сохранять их для своих наследников, не раздробляя и не уменьшая их территорий, с тем условием, чтобы в их управлении участвовали местные жители в соответствии с их собственными законами и во имя их интересов.

Наконец, да будет сердечное и искреннее братство, союз и согласие между императором, его наследниками и подданными, королевой и ее подданными, да продлиться он божьей волею вечно; они будут действовать вместе и помогать друг другу в соответствии с условиями договора о тесном союзе, заключенном в Вестминстере в 1543 году.

Подписано Стефеном Гардинером, епископом Винчестерским; Генрихом, графом Арунделем; Вильямом, лордом Пейджетом; Робертом Рочестером, рыцарем; Вильямом Петром, рыцарем, и (с испанской стороны. - сост. ) графом Эдмондом.

Calendar of Letter, Despatches and State Paper Relating to the Negotiation between England and Spain. L.,1949, vol. 12, p. 2-4 [40]

Дополнительная статья к брачному договору 63

Первое. В Англии принц должен принять в свою свиту и к себе на службу достаточное количество английских дворян и обращаться с ними так же, как и со своими подданными, и чтобы никто из его свиты не смел оскорблять подданных королевы. И если таковое оскорбление им будет нанесено, то пусть он позаботиться о достойном наказании виновников и выгонит их из своей свиты. Также принц не должен привносить изменений в законы и обычаи английского королевства, но, напротив, пусть соблюдает и укрепляет все его законы, обычаи и привилегии.

Также принц не должен увозить королеву за пределы королевства Англии, если только королева сама его об этом не попросит. А также он не должен увозить из Англии детей, которые будут рождены в этом браке; но поскольку они являются будущими наследниками, они здесь же должны получить воспитание, если только Тайный совет не примет другое решение.

В случае, если королева умрет, оставив многочисленное потомство, принц не должен предъявлять никаких прав на королевство Англии, а передать его тому, кому оно принадлежит по праву наследования, не чиня этому никаких препятствий.

Также принц не должен вывозить из королевства драгоценные камни и ценные вещи или отчуждать что-либо из доходов короны сам или через своих подданных; но заботиться об охране всех областей королевства, крепостей и приграничных военных поселений. Он также не должен использовать английский военный флот и военное снаряжение английской армии сугубо в своих целях, но когда в этом возникнет необходимость, обновлять его для укрепления безопасности королевства.

Также он не должен, используя заключенный брак, прямо или косвенно втягивать королевство Англии в войну между императором, его отцом и Генрихом, королем Французским; но сам Филипп должен [42] соблюдать мир, который существует между королевствами Англии и Франции. Ни под каким предлогом он не должен нарушать договор о дружбе с Францией и пусть этот договор остается в силе.

Foedera. Conventiones, litterae et cuiusqumque generis acta publica inter reges Angliae et alios. Londoni, 1713,  v. 15, р. 380-381.

Восстание Уайатта 1554 года

Из "Хроники королевы Джейн и двух лет правления королевы Марии" 64

Утром 2 января для заключения брака королевы с испанским королем прибыл посол граф Эдмонд, граф Лейн, курьер, чей приезд был встречен ружейным салютом в Тауэре. Он высадился на пристань Тауэра и был там встречен сэром Энтони Брауном. На Тауэрском холме его с почестями встретили граф Девонширский, лорд Гаррет и др. Через Чипсайд они сопроводили его в Вестминстер; люди же не выражали радости и печально опускали головы.

14 января 1554 г. епископ Винчестерский, лорд-канцлер Англии, в присутственной палате Вестминстера перед лордами, знатью и джентльменами произнес яркую речь, в которой заявил, что ее величество королева, заботясь о благополучии и обогащении королевства, а также о сохранении дружбы, в ответ на предложение, сделанное королем Испании, решила с согласия своих советников и знати вступить с ним в законный брак.

Эти известия, хотя они и не были неожиданными для многих и давно уже не нравились им, произвели тяжелое впечатление на людей и почти все пребывали в смущении, видя, что с каждым днем дела идут все хуже.

На следующий день, в понедельник, мэр, шерифы и лучшие горожане прибыли в (Тайный) совет, где лорд-канцлер произнес перед ними такую же речь, пожелав им вести себя так, как подобает подданным, высказывая смирение и радость. [42]

Через 6 дней после этого пришло сообщение, что Питер Керью 65, Гавен Керью, Томас Дей и некоторые другие восстали в Девоншире, пытаясь воспрепятствовать приезду короля Испании, и что они захватили город и крепость Эксзетер.

25 января Тайному совету сообщили, что в Кенте восстали Томас Уайатт 66, мистер Кольпеппер, лорд Кобгэм. Они взяли крепость Дувр. Восстали также Гарри Айсли в Медстоне, Джеймс Крофтс 67, мистер Радстоун, Неветт. Как они заявляют, причина и цель их выступления - воспрепятствовать приезду короля Испании, а также освободить королеву от некоторых ее советников. В то же время Джеймс Крофтс отправился в Уэльс, чтобы и там поднять восстание.

25 января бежали герцог Сеффолк 68, лорд Джон Грей и лорд Леонард Грей. Говорят, что в то утро, когда герцог Оеффояк бежал, к нему от королевы явился посланник, сообщивший ему, что он должен прибыть ко двору. "Мери, - сказал он жене, - я иду к ее милости. Вы видите, я обут и шпоры на мне. Я скоро буду во дворце". Он дал посланному вознаграждение и приказал выпить на эти деньги, а затем направился в неизвестном направлении. Сэр Томас Палмер, состоящий на службе у графа Арунделя, сообщил на следующий день своим друзьям, что стал явным заговор между герцогом Сеффолком и французским королем. В этот же вечер герцог Норфолк отбыл в Гравезенд.

26 января пронесся слух, что восставшие захватили мост у Рочестера. В тот же день к 6 часам у Лиденхолла собралось 500 вооруженных человек, и в воскресенье они отправились в Гравезенд для борьбы с восставшими кентцами. Граф Хантингтон отбыл для захвата герцога Сеффолка. Герцог Норфолк - лейтенант армии, а с ним граф Ормонд, Джернингхэм - капитан гвардии, имея четыре большие пушки, со значительной частью гвардии и большим количеством других солдат расположились в боевом порядке в направлении Рочестерского моста, который был захвачен восставшими. [44]

Перед тем как расположить в боевом порядке своих людей, герцог направил к Рочестеру герольда с королевским воззванием, в котором говорилось, что все, кто откажется от своих преступных намерений, получат полное прощение. Но когда он кончил, все закричали, что они не совершили ничего такого, за что бы они нуждались в прощении, и что в этой борьбе, которую они начали, им предстоит или победить или умереть. Наконец, однако, сэр Джордж Харпер испросил и получил прощение и, принятый под покровительство герцога Норфолка, выступил против кентцев.

Когда войска были приведены в боевую готовность и двинулись к мосту, Брет, капитан 500 лондонцев, большая часть которых находилась в авангарде, вытащив меч, обратился к ним с такими словами: "Господа, мы идем сражаться против своих соотечественников и друзей в этой неправедной и грешной борьбе за то, что они, считая великим несчастьем подпасть под власть заносчивых испанцев, собрались здесь, чтобы воспрепятствовать приезду короля и его фаворитов: за то, что они хорошо знают, что, если мы окажемся у них (испанцев - сост. ) в подчинении, то те будут грабить нас, как рабов, отбирать земли и имущество, насиловать наших жен у нас на глазах и бесчестить дочерей в нашем присутствии. Давайте же во избежание этих несчастий, которые падут не только на них, но и на нас и на все королевство, встанем на их сторону. И я думаю, сердце каждого англичанина должно сказать: "Мы не будем сражаться против них". Поэтому я и они - он имел в виду тех, кто был рядом с ним, - прольем нашу кровь вместе с этим славным капитаном господином Уайаттом и другими джентльменами, собравшимися здесь". Когда он произнес эти слова, все, кто был рядом с ним, повернули против следовавших за ними. Лондонцы закричали: "Уайатт!" От этого крика герцог, граф Ормонд и капитан гвардии пришли в замешательство и бежали. Тут в их толпу въехал Уайатт и его товарищи; он, обращаясь к лондонской гвардии и к остальным солдатам, сказал: "Тем, кто остался, мы говорим "добро пожаловать", а тем, кто ушел - "счастливого пути!"

Итак, все лондонцы, часть гвардии и треть свиты перешли в лагерь кентца, и там остались. [45]

... Уайатт вошел на Кентскую улицу, минуя церковь св. Джорджа. Он и его отряд, сохраняя боевой порядок, прошли вниз по Бармези-стрит. Они вошли в Саутверк, не встретив сопротивления со стороны жителей. Там было много людей на постоялых дворах, приведенных туда лордом Уильямом Ховардом. Они должны были идти против Уайатта и кентцев, но все они примкнули к восставшим, а жители охотно принимали их. Немедленно после своего прихода туда Уайатт издал воззвание, в котором говорилось, что ни один солдат не должен брать ни одной вещи у жителей, не заплатив за нее, и что он пришел сюда, чтобы воспрепятствовать приезду испанского короля...

... В среду, 6 февраля, Уайатт отправился из Саутверка к Кингстоунскому мосту. Говорят, что когда он отправлялся, он выплатил солдатам все жалование и заявил в Саутверке, что если хоть один солдат должен здесь кому-нибудь хоть одно пенни, то пусть те, кому они должны, придут к нему и он им заплатит. Но не было ни одного жалобщика. Все жители заявили, что здесь не было еще человека, который бы обращался с ними столь честно, как он и его компания за время своего пребывания у них...

... 15 марта сэр Томас Уайатт, рыцарь, был привлечен к суду в Вестминстере по обвинению в государственном преступлении. Там заседала комиссия во главе с графом Сассексом, сэром Эдуардом Хастингсом, секретарем Боурном. После обвинений, часть из которых он отрицал, а с частью согласился, он сказал: "Сейчас, когда я нахожусь здесь, чтобы отвечать за свои действия, я надеюсь, что освобожусь от обвинения в заговоре против жизни королевы. В этом я не виновен. Я старался не допустить прибытия испанцев, избавить от них королевство. Что же касается смерти королевы, то я никогда не имел к этому замыслу никакого отношения". Первым эту мысль выдвинул Томас Вильямс 69. Потом он сообщил об этом Джону Фицвильямсу, который отказался поддержать его замысел. Наконец, он решился рассказать это сэру Николсу Аряолду, который также не одобрил этот план. Затем было сообщено об этом Крофтсу и самому Уайатту, и оба они убедились в опасности преступления. Уайатт в течение четырех или пяти дней пытался убедить Томаса Вильямса, чтобы тот навсегда [46] оставил это намерение. На вопрос, почему он скрыл это от других, он ответил, что и сам способен обуздать Томаса Вильямса. Что же касается Коуртнея 70, то связь между ним и Уайаттом поддерживалась через сэра Роджерса, и сам Коуртней поддержал его начинания, когда говорили о восстании. Относительно леди Елизаветы 71 Уайатт показал, что он действительно посылал ей письмо, в котором писал, что она должна уехать как можно дальше от города, чтобы не подвергаться опасности со стороны иностранцев. И она передала ему в устной форме через сэра Вильяма Сентлау, что благодарит его за доброе к ней расположение и что последует его совету, как только представится возможность...

... В среду, 11 апреля, сэр Томас Уайатт был обезглавлен на Тауэрском холме. Перед выходом из Тауэра лорд-камергер и лорд Шендес привели Уайатта в башню над водяными воротами, где находился лорд Коуртней. И здесь он был с Коуртнеем. О чем они говорили, неизвестно. Затем его вывели, и у садовой ограды лорд-камергер и секретарь Боурн оставили его. Секретарю же Уайатт сказал: "Я прошу вас, сэр, помолитесь за меня и будьте защитником перед королевой моим бедным детям и жене, и если ее милости будет угодно даровать мне жизнь, то, уверяю вас, я буду служить ей так, чтобы расплатиться за оскорбление, которое я ей нанес. Если же нет, то, надеюсь, бог будет милостив ко мне". На это Боурн ничего не ответил.

Итак, он направился к холму, ведомый, с одной стороны, Вестоном, с другой - лордом Шендесом. Когда Уайатт уже взошел на эшафот и попросил людей молиться за него, он сказал примерно такие слова: "Люди добрые, я сейчас умру, осужденный в соответствии с законами за то, что оскорбил бога и ее величество королеву, и об этом я сожалею. Я надеюсь, бог простит меня. Я молю также о прощении и ее королевское величество". "Она уже простила тебя", - сказал Вестон. "И пусть каждый остерегается поднимать руку на высшую власть. И даже если вначале бог будет милостив к его начинаниям, все равно дело не увенчается успехом, как вы могли убедиться [47]на моем примере. Я молю бога, чтобы я был последним подобным примером для других. Везде говорят, что я обвинил леди Елизавету и лорда Коуртнея. Это не так, люди. Я уверяю вас, что ни они, ни кто-либо из тех, кто сейчас находится в заключении, ничего не знали об этом восстании до того, как я его начал. Ничего другого я не сообщал королевскому совету, и это чистая правда".

Chronicle of Queen Jane and of Two Years of Queen Mary. L.,1850, р. 34-39, 43, 45, 68-70, 72-74.

Из испанской дипломатической переписки

Карлу V от его посла в Англии (27 января 1554 г. )

Договор подписан и скреплен печатью. Дело лишь за ратификацией его вашим величеством, его высочеством и королевой. На днях в этом королевстве вспыхнул мятеж. Причины его - религия и заключение указанного брака. Кроме того, о чем ваше величество было информировано - о происках и мятеже Питера Керью, который пытался поднять народ западных областей, - сообщаем, что некий милорд, прибывший из графства Кент, предупредил королеву, что Уайатт, Харпер, Элс, Колпер и многие другие возмутились и заявили, что всякий, кто считает себя добрым англичанином, должен присоединиться к ним, чтобы бить испанцев. И уже сам Уайатт укрепляет всячески свой дом в Кенте, запасая провизию, снаряжение и аркебузы; город Suyedton и его окрестности вооружились; дворяне поддерживают связи с французами и мадам Елизаветой; стало известно, что упомянутая Елизавета хочет укрыться в одном из замков королевы под названием Абингтон, с целью укрепить его. Хотя дворяне и заявляют, что причина их выступления - брак королевы с иностранцем, но это могло произойти и по причине религии. Ходят слухи, что мятежники имеют связи с членами королевского совета. Милорд Вартон, губернатор пяти портов, собирается оказать мятежникам сопротивление. Совет также намерен сообщить народу, что упомянутые мятежники являйся предателями, а простонародью, введенному ими в заблуждение, даровать прощение. Делается все, чтобы отстоять Лондон: в Тауэр[48] доставляют припасы, приводят в порядок артиллерию. Королева делает все, что может, но не многим она может доверять в своем королевстве, так как большая часть ее подданных - еретики. Мы удивлены, что указанный совет не сообщил нам об этом волнении. Кажется, заговор быстро раскрыли, так как сейчас холодно и сыро, что мешает стечению народа, ибо англичане обычно восстают не в такое время года. Кажется, они начали свое выступление сейчас потому, что их убедили, что ваше величество будет в этом королевстве до начала февраля. У нас есть доказательства, что французы готовят на берегах Нормандии, Бретании и в Ла-Рошели корабли и людей, что у них имеется 200 парусных судов, причем каждому большому кораблю будет придано по одной или по две лодки-плоскодонки для высаживания на сушу солдат. Также есть сообщение, что в Шотландии оснащают корабли и готовят солдат. Сегодня, кроме французских капитанов, которые переправились в Шотландию, прибыло двое французских дворян, заявивших, что они хотят туда ехать. Французы по двое, четверо, шестеро готовятся к таким экспедициям.

Англичане пытались арестовать упомянутого Керью, но у нас нет точных сведений, что он схвачен. Также говорят, что в Корнуолле было какое-то волнение, о котором у нас нет сведений. Посол Франции на аудиенции в совете, в весьма дерзких выражениях и угрожая, жаловался на то, что корабли вашего величества изгнали из портов Англии несколько малых французских судов. В ответ на это совет заявил, что французы, в свою очередь, взяли фламандские и английские корабли прямо на Темзе... Таковы обычно их происки, когда они желают нарушить мир. Пришли новости, что в западных областях мятежников усмирили.

Collleccion de documentos ineditos para la historia de Espana, vol. 3, Madrid, 1843, р. 454-458.

Из "Истории восстания Уайатта" Джона Проктора 72

Уайатт находился в Лондоне до тех пор, пока не решил, что здесь и везде, во всем королевстве, у него имеется прочная основа для осуществления задуманного предприятия. Окончив свои дела в [49]Лондоне он вернулся в Кент с намерением продолжить начатое дело. Он действовал через своих агентов, чтобы привести все в надлежащий порядок, а затем собирался вернуться в Лондон, ожидая часа, когда можно будет начать осуществление задуманного.

Но случилось так, что в то время, когда он находился в графстве (Кент. - сост. ), стали распространятся слухи, и Уайатт, подозревая, что его тайна раскрыта и поэтому его вызывают в совет, вынужден был для обеспечения собственной безопасности ускорить время выступления. Но было ли это причиной или нет, точно не известно.

Достоверно лишь то, что Уайатт, осуществляя свое преступное намерение, усиленно вооружался и, сообщив о своем решении сообщникам в Лондоне и в других местах, в четверг 25 января в Мэдстоне в письменном воззвании изложил свои дьявольские претензии. И считал, что поднимать восстание во имя восстановления новой и сейчас забытой религии значит вступить в противоречие с природой ереси, которая всегда прикрывается названием других, более благовидных вещей, и не будучи способным выполнять свои дурные замыслы, поскольку религия не была тем общим делом, которое могло бы привлечь всяких людей на осуществление задуманного плана, он решил не говорить ни слова о религии, но выдвинуть только один лозунг в восстании: сопротивление иностранцам и свобода. Он рассчитывал, что все, кто согласен с ним в вопросах религии, и так присоединятся к нему. Поэтому он полагал, что католики в большинстве своем охотно прянут участие в этой борьбе против иностранцев, чье имя он сделал ненавистным всем своими греховными и злыми россказнями, которые он и его сообщники распространяли среди англичан, готовясь к этому ужасному преступлению.

Его воззвание, оглашенное в Мэдстоне и других местах, убеждало, что борьба будет вестись в защиту королевства от вторжения иностранцев и для достижения свободы, когда в действительности единственной целью было восстановление ереси, как это затем неоднократно проявилось в его собственных словах.

И с тем, чтобы люди не подозревали, что он и несколько джентльменов одни предприняли это предательское дело без поддержки и сочувствия высоких сановников, убеждая людей в противном, он злобно добавил к воззванию, что вся знать королевства и весь Тайный совет (за исключением одного или двух его членов) поддерживает его преступление и, используя свою власть и силу, последует за ним; [50] что лорд Абергавенни, сэр Томас Чейни, лорд-начальник пяти портов, сэр Роберт Саутвел, главный шериф, с другими джентльменами присоединятся к нему и под его руководством примут участие в изгнании иностранцев.

Воззвание и его добавление к нему, оглашённые в рыночный день в Мэдстоне и в других областях графства, так подействовали на ладей, что некоторые, кто прежде ненавидели его, а он их, теперь примирились с ним и сказали ему: "Сэр, вы выступаете для того, чтобы защитить нас от вторжения иностранцев и добиться свободы, а не против королевы?" - "Нет, - сказал Уайатт, - мы даже не помышляем причинять какой-нибудь вред ее милости, но будем служить ей и почитать ее как велит нам наш долг". "Тогда, - сказали они, -давай нам свою руку. В этой борьбе мы будем с тобой до конца".

После этого к нему пришел человек и сказал: "Я надеюсь, вы восстановите истинную религию". "Нет, - сказал Уайатт, - религия оттолкнет от нас сердца многих. Вы должны бороться только против вторжения иностранцев. И еще скажу вам как своему другу на совете было сказано, что мы собираемся восстановить слово божье, но не слова!"

В это время, в четверг (25 января), когда Томас Уайатт, Айсли и другие в Мэдстоне подстрекали народ своим воззванием, их сообщники в Милтоне, Эшфорде и других городах восточной части графства распространяли подобное же воззвание. Благодаря их действиям росло количество приверженцев Уайатта, столь горячих, что они напали на Кристофера Роупера, человека, уважаемого в городе. Они увели его с рыночной площади за то, что он, сохраняя верность королеве, не только был против чтения воззвания предателей в Милтоне, но и провозгласил Уайатта и его сообщников таковыми. Пострадали также богатые горожане... В качестве пленников их отвели за 20 миль и содержали там в весьма опасных для жизни условиях.

Уайатт в тот же день, сопровождаемый хорошо вооруженными людьми направился в Рочестер. Харпер и другие встретили его по дороге. В Рочестере он укрепил восточную часть города и, разрушив мост в западном направлении, ждал прихода своих основных сил. По его приказу через город свободно пропускали людей в направлении Лондона и моря, отбирая при этом только оружие. [51]

Находясь весь следующий день (26 января) в Рочестере и не имея известий от Айсли из города Тонбридж и от других сообщников из западных частей графства, он направил в субботу (27 января) утром письмо Айсли и Неветту в Тонбридж, прося их как можно скорее прибыть к нему.

Айсли и Неветт, выполняя обещание, решили этой же ночью отправиться к Уайатту. Но зная, что лорд Абергавенни, шериф и Джордж Кларк собирают силы и ждут с ними встречи, они решили прежде чем покинуть город, следующим воззванием настроить людей против них (т. е. лорда Абергавенни. - сост. ):

"Вы должны знать, что Генри, лорд Абергавенни, Роберт Саутвел, рыцарь, Джордж Кларк, джентльмен, самым предательским образом, дабы причинить зло и беспокойство государству, возмутили подданных королевы и побудили их встать на защиту злого дела некоторых порочных советников королевы, желавших учинить в королевстве всеобщее смятение и навеки поработить любимых подданных королевы. В связи с этим мы, сэр Томас Уайатт, рыцарь; сэр Джордж Харпер, рыцарь; сэр Генри Айсли, рыцарь; Энтони Неветт, сквайр; со всеми верными джентльменами и простыми людьми Кента объявляем лорда Абергавенни, Роберта Саутвела и Джорджа Кларка предателями по отношению к богу, королеве и государству".

Так как прямая дорога на Рочестер была перекрыта отрядами лорда Абергавенни и шерифа, они этой же ночью отправились в Севеноукс,

27 января в город Моллинг поздней ночью прибыл посланник, желавший встретиться с лордом Абергавенни или шерифом, чтобы сообщить ему сведения о сэре Генри Айсли, который с двумя Неветтами и 500 уилденцами находится в Севеноуксе. Он сказал, что оттуда мятежники отправятся утром в Рочестер, чтобы оказать помощь Уайатту в его борьбе с герцогом Норфолком, и что на своем пути они сожгли и разрушили дом Диорджа Кларка.

Поэтому лорд Абергавенни и шериф, по совету этого джентльмена, желая помочь Кларку, который был верным джентльменом, изменили свой маршрут, чтобы встретиться с Айсли и его бандой, отрезать их от Уайатта, спасти Кларка и его имущество от разграбления.

Итак, в воскресенье (28 января) лорд Абергавенни, шериф, сквайры, джентльмены и йомены, числом 600 или более, отправились из Моллинга и вскоре достигли Росем Хеса, откуда они уже могли слышать звуки барабанов предателей, и поспешив, вошли в местечко Бэрроу Грин, через которое лежал прямой путь, по которому должны были пройти предатели, направляясь из Севеноукса к владениям Кларка. [52]

Лорд Абергавенни выслал шпионов, чтобы выяснить близость мятежников и уточнить их число. Посланные сообщили, что восставшие близко и быстро приближаются. По приказу лорда войска были построены в боевой порядок и ждали их прихода. Но в это время мятежники тайно уклонились от сражения и направились по менее людной дороге. Поэтому лорд Абергавенни, шериф и прочее джентльмены с верными королеве подданными взяли Росем Хилл, перекрыли дорогу, настигли мятежников на поле, называемом Блексол-Филд, где мятежники были разбиты и обращены в бегство, свыше 60 человек было захвачено в плен.

Сэр Генри Айсли всю эту ночь пролежал в лесу, а затем бежал в Гемпшир. Обоих Неветтов преследовали столь быстро, что они были вынуждены оставить своих лошадей и скрыться в лесу. Так, Айсли, Неветты и их войско были разбиты благодаря верной службе джентльменов и йоменов, сражавшихся под командованием лорда Абергавенни и шерифа.

Несмотря на установленные шерифом сторожевые посты для поимки бежавших с поля боя мятежников, Эвтони Неветту удалось в воскресенье ночью прибыть в Рочестер. Новости, которые он привес были столь "радостные", что Харпер счел более благоразумным для себя покинуть лагерь восставших и бежал к герцогу Норфолку. Он так раскаивался в своем преступлении, что герцог высказал участие в его деле, а также, приняв во внимание давнее знакомство о ним, оказал ему милостивый прием. Но днем позже он бежал от герцога и вернула к своему старому товарищу.

Уайатт, услышав о поражении Айсли и узнав о событиях в Моллинге, понял, что воззвание 73, посредством которого он думал увеличить свои силы, только причиняет ему вред. Люди были готовы покинуть его из-за того, что он ввел их в столь глубокое заблуждение. Он впал в такую печаль, что написал письмо своим родственникам, порицая их за то, что они не присоединились к нему, как обещали. Его друзья также отступались от него, как только находили удобный момент для бегства. [53]

Лорд Абергавенни, замышлял ослабить силы Уайатта, отрезав от него его основные отряды, а затем дать сражение до прихода герцога Норфолка, который, как он знал, был уже близко от Уайатта.

Но до его прихода дело изменилось чудесным образом, ко всеобщему неудовольствию верных подданных королевы. Да и кто мог подозревать, что такое зло и жестокость могут найти себе место в сердце англичанина по отношению к его стране, в сердце подданного по отношению к его сюзерену, чтобы, получив оружие и деньги от королевы, кто-то мог сыграть столь предательскую роль, как эти капитаны с их бандой?

А было так. Благородный герцог направился в понедельник 29 января в 10 часов утра из Гравезенда в Страуд. С ним был капитан гвардии, а также Морис Джиффис, теперь епископ Рочестерский и др. числом 200 или более, а кроме того Брет и еще 5 капитанов, всего 600 человек; они, одетые в белые куртки, находились перед холмом, носившем название Госпитал Хилл, около Страуда, в то время как герцог отправился в Сграуд проверить выполнение его приказа. По распоряжению герцога был дан залп по Рочестеру. В это время к нему на позиции явился сэр Эдвард Брей и сообщил, что замышляется предательство.

И немедленно Брет и другие капитаны "белых курток" 74 со своим отрядом, находясь на холме за спиной герцога, несколько раз громко прокричали: "Мы все англичане! Мы все англичане!" - и построившись в боевой порядок, уже были готовы повернуть оружие против герцога, если тот задумает оказать им сопротивление. Герцог и капитан гвардии приказали повернуть орудия против Брета и его отряда. Но, вопреки, приказу, выстрела не последовало. Герцог и капитал гвардии сэр Генри Джернингхэм, считая, что их основные силы предали их, и что они теперь со всех сторон окружены врагами, бросились прочь. За ними последовали и остальные. После их бегства Уайатт, сопровождаемый двумя или тремя всадниками, выехал из Рочестера, чтобы встретить шестерых капитанов "белых курток", среди которых был и Харпер, прежде раболепно на коленях уверявший герцога, что он понял преступные замыслы Уайатта. Он, выступив вперед с мечом, заявил Уайатту: "Я обещал вам вернуться. И сейчас заявляю, что выполнил свое обязательство". Затем они вместе вернулись в Рочестер. [54]

Итак, исполнившись дерзостью и гордостью после восстания "белых курток", Уайатт с большим войском направился во вторник (30 января) к Каулинг Каслу, который защищал лорд Кобхем, в 4 милях от Рочестера, недалеко от дороги на Лондон. Лорд Кобхем недолго оборонял Касл, так как его силы были невелики, а при штурме погибло 2 человека из его отряда. После взятия Касла Уайатт направился в Гравезенд, где и расположился на ночь.

В среду из Гравезенда он направился в Дартфорд. Сода прибыли сэр Эдвард Хастингс, королевский конюший, сэр Томас Корнуоллис, рыцарь, - оба члены королевского совета, посланные королевой для выяснения причин восстания Уайатта. Им было также поручено, обнаружив в Уайатте раскаяние и желание подчиниться воле королевы, пообещать ему прощение или дать надежду на таковое.

Простые люди, бывшие с ним с самого начала и помнившие, что Уайэтт поднимал народ для оказания сопротивления иностранцам, а никоим образом не против королевы, и видевшие, как непочтительно он вед себя с королевским герольдом в Рочестере и с советниками в Дартфорде, сочли, что он должен был прочитать им королевскую прокламацию. А так как он этого не сделал, то их сердца стали отвращаться от него. К среди них стали появляться такие, что были готовы даже лишиться всего своего имущества, только бы доказать свою непричастность к выступлении Уайатта. Они действительно изыскивали пути, чтобы бежать от него. Почувствовав это, Уайатт и его сообщники распространяли по лагерю слухи, что лорд Абергавенни и шериф, приказали вешать всех, кто попадется им в руки из отрядов восставших, даже если они вступили в них не по своей воле. Люди, приведенные таким образом в замешательство, не знали, что и делать.

Воззвание Уайатта

Стефен Гардинер, епископ Винчестерский, лорд-канцлер, и другие члены Тайного совета повсеместно объявили о решении королевы вступить в брак с иностранцем. В связи с этим мы обращаемся к вам, надеясь, что вы, будучи нашими друзьями и англичанами, присоединитесь к нам и будете с нами до самой смерти. [55]

Мы заявляем вам перед богом, что никакая другая причина не могла бы подвигнуть нас на такое дело: мы не ищем способа причинить вреда королеве, но хотим для нее лучшего совета и советников. Мы настаиваем только на этом. В этом спасение и благополучие всех нас.

Вот вам доказательство опасности, ожидающей нас: испанцы уже прибыли в Дувр, они на расстоянии одного перехода. Числом около ста, они идут к Лондону группами по 4 и 6 или 10 человек, вооруженные аркебузами и в шлемах. Их передовой отряд уже в Рочестере.

Мы обращаемся к вам с просьбой: повсюду рассказывайте то, что вы услышали здесь. Подумайте, что можно сделать для достижения свободы и общего благополучия, оказывайте нам такую помощь, какую вы только сможете.

J. Proctor. History of Wyatt’s Rebellion. - Tudor Tracts, 1532-1588. Westminster, 1903, p. 208-240.

Донесение испанского посла Карлу V (1 февраля 1554 г. )

Королева и ее советники были очень обеспокоены тем, что Уайатт приближается к Лондону, чтобы объединиться с 3 тыс. человек. Кроме того, королева не очень доверяет горожанам, так как боится еретиков, с которыми указанный Уайатт имеет тайные связи. Из писем посла Франции, перехваченных и расшифрованных, явствует, что все восстание делалось в пользу Коуртнея, его зачинщика, и что Елизавета, со своей стороны, посылала восставшим вооруженных ладей и что некоторые члены королевского совета поддерживали ее. В совете не было согласия по поводу того, что явилось причиной восстания: одни говорили, что причиной его была жестокость королевы по вопросу заключения в тюрьму Бойтона и других еретиков; Другие считали, что повод дали граф Арундель и Пейджет, посоветовав королеве выйти замуж за его высочество; третьи - что восстание произошло из-за попыток отдельных советников поднять вопрос о Коуртнее и Елизавете. Кроме того, долго обсуждался вопрос об обеспечении безопасности королевы. [56]

В конце концов совет решил послать большой кавалерийский отряд в Корнуолл к указанному Уайатту с поручением сказать ему, что, собрав массу вооруженных людей против королевы, он совершил преступление - "оскорбление величества", возмутив жителей королевства против спокойствия и свободы страны. Воззвания же, которые он распространял, чтобы возмутить народ, лживы и вымышлены; а если он и его соратники хотели обратиться к королеве, то они и должны были это сделать, а не браться за оружие, направив его против их принцессы и королевы, если он имеет какие-либо соображения по поводу брака, заключенного ею с его высочеством; и если он найдет, что королева этим браком нарушила свои обязательства по отношению к государству и короне, она с удовольствием примет его и выслушает его претензии сама или через доверенных лиц. И перед тем, как послать отряд кавалерии в Корнуолл, королева прислала ко мне Пейджета и Петра, которые заявили, что она не ожидает никакого разрыва заключенного брачного союза, и что, если Уайатт откажется принять ее предложение, населению будет сообщено, что он претендует на корону, стремится получить ее, а также изменить религию, произвести кровопролитие, захватить Лондон, королеву и, разорив королевство, впустить в него французов.

Также по поводу восстания королева заявила мне, что она - жена его высочества и что пока она жива, у нее не будет другого мужа, и что она скорее лишится короны, государства, жизни, чем откажется от его высочества.

Ответ указанного Уайатта был таков: он хотел бы иметь в своем распоряжении лондонский Тауэр и королеву, чтобы изменить состав ее совета, улучшив его по сравнению с тем, который у нее есть. Для выполнения своих замыслов он хотел бы, чтобы ему выдали трех или четырех из числа советников, чтобы наказать их и восстановить прежнюю религию. И этот его ответ был обсужден в совете. После этого было решено, что королева должна явиться в Гилдхолл и, собрав народ, сообщить им этот ответ.

И в прошлый четверг в два часа дня королева была приведена туда своими советниками вместе с охраной, кавалеристами и с Коуртнеем. И она сообщила народу, что цель, которая всегда стояла перед ней после того, как она вступила на престол, - это установить порядок и справедливость во всем королевстве, сохранять единство, спокойствие и свободу; что мятежный Уайатт, заявляющий, что он восстал против брака, заключенного с его [56] высочеством, на самом деле, как явствует из его ответа, сам стремится к короне и тирании, возмущая для этого народ. Что же касается брака, то он был заключен по решению ее совета для блага безопасности государства, а не для удовлетворения ее прихотей. Так как Уайатт приближается к городу, то она хотела бы узнать у своих подданных, хотят ли они выполнять свой долг и поддержать, защитить ее против мятежников, ибо вопрос стоит также и об их имуществе, чести, жизни их самих, их жен и детей. И этими доводами она вдохновила их так, что они немедленно взялись за оружие, чтобы помочь королеве. Ее выступление было столь красноречиво, что весь народ стал громко кричать, что готов умереть за нее, называя Уайатта предателем, бросал в воздух свои шляпы, выражая тем самым свою волю. По всему городу объявляли Уайатта предателем. Над воротами Лондона разместили 4 артиллерийских орудия.

Collecciуn de documentos..., р. 458-463.

Из "Церковных мемуаров" Джона Страйпа

... В то время, когда в Англии происходили эти волнения, и Уайатт, и Керью, и их сторонники уже достаточно показали свое недовольство этим браком с испанцем, многие из простых людей, пользуясь случаем, оскорбляли испанцев (особенно купцов, склады товаров которых уже в большом количестве появились в Англии). Эти оскорбления били столь велики, что многие испанцы, поспешившие прибыть сюда, а также разные купцы со своими кораблями и товарами прекращали свою деятельность, ибо не хотели подвергать себя опасности в стране, столь враждебно к ним настроенной.

В ответ на это королева, которая очень благоволила к ним, в феврале послала своим судьям и должностным лицам 4 письма такого содержания: "Так как ей сообщили, что на основании слухов, распускавшихся ранее Питером Керью, Уайаттом и другими участниками заговора, ее восставшие подданные, вопреки миру и дружбе, существующими между ней и императором, плохо обращались с некоторыми из подданных ее брата-императора, посетившими королевство, то она, желая сохранить дружбу и добрососедские отношения со своим кузеном и понимая, что подданные императора, напуганные недавним дурным обращением с ними, находятся в некоторой нерешительности - покинуть эту [58] страну или обратиться за помощью в один из портов ее королевства, - повелевает сообщить им ее волю и распоряжение: они должны предварительно послать свои претензии на ее имя во все гавани, порты и бухты, чтобы корабли подданных и купцов ее кузена не причиняли убытков ее подданным и должностным лицам, населяющим или живущим рядом с этими гаванями, портами я бухтами, если из-за плохой погоды или по какой другой причине им случится зайти в один из портов ее королевства. Пусть им будет позволено войти и пребывать там. Также подданным королевы предписывается обращаться с ними дружески и помогать им продуктами и всем другим, в чем они будут нуждаться, за умеренную плату. В случае неповиновения они будут отвечать за это своей жизнью.

Подписано нами, Вестминстер, февраль 1-го года нашего правления"

J. Strype. Ecclesiastical Memorials, vol. 3, Oxford, 1822, р. 152-153.

Основные события восстания Томаса Уайатта (1554 год)

25 января. Начало восстания. Опубликование Уайаттом прокламации в Мэдстоне (Кент). Взятие восставшими г. Рочестер.

27 января. Отправка отрядов Айсли и Неветта из г. Тонбридж в Рочестер на помощь Уайатту.

28 января. Разгром отрядов Айсли и Неветта войсками лорда Абергавенни у Росем Хилла.

29 января. Сражение у г. Страуд. Переход на сторону восставших лондонской милиции.

30 января. Взятие восставшими Каулинг Касла и занятие ими г . Гравезенд.

31 января. Приход восставших в Дартфорд. Встреча в Дартфорде Уайатта с королевскими посланниками.

3 февраля. Вступление восставших в Саутверк, предместье Ловдона

6 февраля. Попытка захватить Кингстоунский мост через Темзу для вступления в Лондон.

11 февраля. Сражение у дер. Чарринг-Кросс близ Лондона. Поражение восставших. Сдача в плен Т. Уайатта.

11 марта. Суд над руководителями восстания.

11 апреля. Казнь Т. Уайатта. [59]

Особенности аграрного переворота в северных графствах Англии во второй половине ХVI века"

Донесение о положение на Севере (1552 г. )

Жители не являются на военную службу в прежнем числе, а те, кто являются, - плохо вооружены и снаряжены, отчасти из-за роста рент, отчасти вследствие сокращения запашки и упадка деревень. Для исправления положения следует должным образом отправлять правосудие 75, восстановить разрушенные дома, огородить пустоши и сдать земли во многие руки за умеренные ренты 76.

Саlеndar of State Papers (Далее - СSP), Domestic, Addenda, 1547-1565. L., 1870, р.. 422.

Из "Инструкции по исправлению положения на северной границе"(1557 г. )

Следует направить комиссию по расследованию причин и масштабов упадка службы, исчезновения деревень и всадников 77. Порядок сдачи земель в аренду от короны 78 должен быть исправлен. Служба в сеньориях Уарк и Норхэм упала по вине комендантов замков, которые, получив эти земли в аренду, улучшили (т. е. огородили - сост. ) их и уменьшили число жителей.

СSP, Addenda, 1547-1565, р. 465.

Из "Описи земель сеньории Норхэм" (1561 г. )

Домен замка Норхэм содержит пять огороженных участков: 30 и 100 акров пашни, 60 акров луга, 300 и 4 акра пастбищ. Все [60] это занято комендантом замка, который платит (в казну) 13 фунтов старой ренты в год 79. Манор Хитон в держании Ральфа Грея, рыцаря: строений нет, за исключением жилого дома фермера, амбара и развалин старой крепости... Деревня Роуз: прежде здесь было 12 крестьянских пахотных наделов, но за последние пять лет они были обращены в пастбище, а держатели согнаны, за исключением одного или двух. Ральф Грей, рыцарь, держит эту деревню от ее величества за 20 шилл. ренты в год...

J. Raine. The History and Antiquities of North Durham. L., 1852, р. 17-19.

Сэр Валентин Браун - Фр. Уолсингэму (12 августа 1583 г. )

... Деревни при замке Норхэм в прежние времена выставляли 40 всадников и вдвое больше пехотинцев, а теперь земледелием и разведением скота там занимаются батраки. В подобном же состоянии и земли сеньории Этел... Замки Дунстанборо и Брэмборо лежат в развалинах, прилегающие к ним деревни опустошены ради дохода, получаемого от разведения овец и скота, а жители полностью согнаны...

СSP, Domestic, Addenda, 1580-1625. L.,1872, р. 94-95.

Губернатор пограничной Восточной марки лорд Хансдон - Тайному совету (9 февраля 1569 г. )

... Крепости (в северных графствах) теперь превращены в фермы и сдаются в аренду, их дворы и залы служат загонами для скота, а палаты - амбарами и сеновалами. Джентльмены не находятся в местах службы, а проживают вдали от них, некоторые - в Лондоне...

Calendar of the Manuscripts of the Marquis of Salisbury, pt. 1. L.,1883, No. 1269.

Предложения в адрес парламента (1571 г. )

... Прежде держатели земель в Камберленде, обязанные защищать страну против шотландцев, держали земли без рент, при уплате небольших файнов... но теперь различные землевладельцы сгоняют [61]жителей, а также взимают непомерные файны, так что не осталось и четвертой части прежнего числа всадников. Поэтому надлежит принять статут, согласно которому держатели платили бы файны в сумме не более шести годовых рент... Если повинности и файны будут точно определены, то держатели в дальнейшем не будут так легко вовлекаться в восстания своими ленлордами, как недавно это удалось делать Леонарду Дакру...

CSP, Domestic, Addenda, 1566-1579. L., 1372, p. 347-348

Из петиции Ник. Мортона и других держателей дер. Скотби (1558 г. )

... Мы держали земли по копии с незапамятных времен и не платили файнов, неся службу всадников во время войны на границе, но недавно Энтони Баррес заставил нас уплатить файны, а затем выгнал из домов.

CSP, Addenda , 1547-1565, р. 482-483.

Губернатор Центральной маркси сэр Джон Форстер - Тайному совету (июнь 1975 г. )

... Одна из причин упадка пограничной службы состоит в том, что держатели платят файны в размере 9-10 годовых рент к полному своему разорению...

СSP, Foreign Series, 1575-1577. L.,1880, р. 66.

Граф Шрюсбери - Марии Тюдор (23 апреля 1558 г. )

... По сообщениям сборщиков субсидии, в Йоркшире царит всеобщая бедность из-за тяжелой повинности службы на границе...

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 474.

Результаты военного смотра держателей Восточной марки, обязанных нести службу в качестве всадников (1580 г. )

... Нью Этел. Деревня ее величества. Явилось на смотр 8 держателей, все без снаряжения и лошадей. Они утверждают, что причиной их разорения являются файны в сумме трех годовых рент, уплаченные сэру Уильяму Друри, который получил земли деревни в аренду от королевы... [62]

... Хаутелл. Часть земель деревни принадлежит ее величеству, часть - сэру Джону Форстеру и джентльмену Дж. Береллу. Явилось 6 держателей, с лошадьми - только двое. Говорят, что большая часть пахотной земли обращена в пастбище...

... Атчестер, деревня сэра Валентина Брауна, где прежде было 12 держателей, но некий Т. Джексон из Берика, получив эти земли в залог, выгнал держателей и обратил всю землю в пастбище...

... Хетаун, деревня мистера Карра, сквайра. Явилось 5 держателей, все без вооружения и лошадей, так как Т. Джексон из Берика разорил их, превратив лучшую пахотную землю в пастбище...

... Стэнфорс, деревня ее величества в управления Р. Грея, сквайра. Из 13 явившихся держателей ни один не снаряжен, так как они чрезмерно обременены службой по извозу на строительство...

... Коллертаун. Все 6 явившихся держателей не снаряжены, так как их хозяин Т. Суинберн отнял у них "домен" и заставил уплатить большие файны...

... Стертон Грейндж. Явилось 8 держателей, все без лошадей, так лорд Эверс увеличил их ренты с двух до пяти фунтов в год...

... Хаггарстоун, деревня сквайра Г. Хаггарстоуна: 11 держателей, все не снаряжены из-за великого угнетения в наложении файнов и других повинностей...

... Эллингтон - 20 держателей, из которых ни один не снаряжен по причине файнов в размере 8 годовых рент, уплаченных каждому из трех сменявших друг друга землевладельцев...

... Сеньория Тайнмаус - из 13 деревень сеньории явилось только 6 снаряженных держателей. Часть остальных заявляет, что они настолько истерзаны вымогательствами королевских управляющих и офицеров, что готовы сдать свои держания...

Общее число явившихся на смотр держателей - 1116 человек; в том числе с лошадью и вооружением - 363, неснаряженные - 753.

Border Papers…, ed. by J. Bain, vol. 1, 1560-1595. Edinburgh, 1894, р. 15-17, 21-22.

Результаты правительственных расследований “упадка службы на границе”

С 1536 по 1584 г. в Восточной марке исчезло 947 держаний, в Западной марке - 425 (гр. Камберленд) и 231 (гр. Уэстморленд), в Дареме - 209 держаний. Причины: огораживания земель и присоединение [63] к домену лендлорда, набеги и грабежи шотландцев, раздробление держаний и сдача их посторонним лицам, в том числе “пахарям” (т. е. работникам в хозяйствах землевладельцев), непомерные требования хозяев и др. В Центральной марке за те же годы 216 держаний было присоединено к домену, 226 “исчезло” из-за набегов шотландцев, помимо 14 деревень, "целиком исчезнувших" также якобы вследствие шотландских рейдов, 8 держаний пришли в упадок из за чрезмерного повышения рент и разорения держателей большими файнами.

По итогам другого расследования за 1568-1595 гг., в Восточной марке "исчезло" держаний, обладатели которых несли службы в качестве всадников: 200 держаний вследствие того, что владельцы и фермеры присоединили их к доменам или обратили в пастбища; 188 - из-за чрезмерных файнов, повышения рент, увеличения служб и поборов; 139 - из-за грабежей шотландцев; 13 держаний сданы в аренду шотландцам. По тем же причинам в Центральной марке "исчезло" всего 1245, в Дареме - 257, в Камберленде - 146, в Уэстморленде - 95 держаний, выставлявших некогда всадников для пограничной службы.

CSP, Addenda , 1580-1625, p. 123, 127-128, 353; Border Papers, vol. 2, 1595-1503, р. 83.

Причины разорения держателей и упадка военной службы (январь 1534 г. )

Различные деревни “исчезли” поскольку лорды взяли домены в свои руки, а оставшихся держателей заставили жить на положении коттеров, отчего пахота и ведение (крестьянского) хозяйства пришли в упадок, и держатели, испытывая нехватку земли, живут, как воры... Многих держателей лендлорды обременили разорительными постоянными повинностями по извозу, сверх старых рент и обычаев, при перевозке камня и леса для строительства своих усадьб. Для увеличения доходов землевладельцы сдают держания шотландцам и другим бедным людям, которые предлагают большую ренту (чем прежние держатели, - сост. ) или готовы стать слугами за меньшую плату. Великий упадок границы проистекает из того, что джентльмены, ранее проживавшие здесь и содержавшие свиты из кавалерии и пехоты, теперь переехали во внутренние области страны, а свои имения превратили в фермы,[64] сдающиеся в аренду за большие ренты, или, хуже того, обратили их в овечьи пастбища. Земли, принадлежащие церкви, сдаются в аренду фермерам за неслыханно большие ренты ради дохода и без всякой заботы о бедных или о спасении людских душ...

CSP, Addenda, 1580-1625, р. 358-359.

Жалоба в суд Джона Нила из дер. Элдертон (18 июня 1586 г. )

... Я жил там, нес службу и платил ренту, как и другие держатели Роберта Родхэма, джентльмена, но вчера ко мне в дом явилась жена этого Родхэма в сопровождении слуг и силой вышвырнула меня, моя жену и детей, а двух сыновей бросила в тюрьму, и вселила в мой дом шотландца с женой. Таким же образом эта жена Родхэма за последние полгода поселила в деревне еще четырех шотландцев.

J. Raine. The History…, р. 37.

Образ действий Роберта Делаваля, сквайра, в деревне Ситон Делаваль (по описанию его брата Джошуа Делаваля)

В этой деревне проживало 12 держателей, имевших лошадей и оружие и плативших по 2 фунта 6 шилл., 6 пенсов ренты в год. Начиная с 1567 г. Роберт Делаваль разорил их, беря непомерные файны, повысив ренту до 3 фунтов с каждого, отняв у них лучшую пахотную и луговую землю и запретив им варить пиво из своего ячменя, чтобы они не мешали торговле своего хозяина. Лишив их хорошей земли, он переселил держателей на болотистую пустошь, взяв за это громадный файн, заставил огородить и обработать ее. После этого он в течение одного года выгнал из деревни семерых из них, отказавшись вернуть суммы файнов и возместить расходы держателей. Эти семь очищенных держаний площадью по 60 акров пашни каждое, большей частью были обращены в пастбища и присоединены к домену лендлорда. Пятеро оставшихся держателей по причине своего разорения все вместе не могут выставить и одного способного вести службу всадника.

В последующие годы и эти держатели были согнаны с земли, к началу ХVII в. Все 2500 акров поместья были огорожены. [65]

E. Kerridge. Agrarian Problem in the 16thCentury and After, L.,1969, р. 97-98.

Из донесения о результатах осмотра королевских замков (1565 г. )

... 80 держателей из сеньории Пламптон (Камберленд) жалуются, что комендант замка принуждает их перевозить на рынок все свое зерно, сено и т. п.

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 566.

Королева Елизавета - графу Нортумберленду (8 июня 1564 г. )

Мы узнали, что вы, как стюарт наших сеньорий Ричмондшир и Миддлхэм, отказались подтвердить указы Казначейства, направленные на увеличение наших доходов 80. Мы приказываем вам сделать это... Такие же указы направлены управлявшему нашей сеньорией Барнард-Касл (Дарем) сэру Джорджу Бауэсу и другим управлявшим наших земель на Севере.

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 548.

Елизавета - графу Нортумберленду (15 сентября 1564 г. )

Мы уполномочили лорда-казначея провести опись земель и сдать в аренду замок, парки, фермы и другие владения, относящиеся к сеньории Миддлхэм, и требуем от вас и подчиненных вам управляющих способствовать ему в этом.

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 551.

Граф Нортумберлеяд - лорду-каавачею (10 октября 1564 г. )

... Что касается настойчивости, с которой я защищаю обычай местных держателей и пытаюсь добиться его подтверждения 81, то я прошу учесть, как сильно они им дорожат... Я получаю жалобы и [66] петиции множества держателей, и если они увидят, что я не оправдал их надежды, то это подорвет доверие, которым я у них пользуюсь...

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 551.

Основные статьи указа о сдаче в аренду земель короны на Севере (24 июня 1565 г. )

Суммы файнов за аренду земель в Нортумберленде устанавливаются по усмотрению чиновников казначейства в зависимости от степени завершения работ по огораживанию земель, которое производятся силами и за счет держателей. Так как держатели сеньорий Бранард-Касл, Миддлхэм и Ричмондшир отстаиваю свое "держательское право", то здесь земли могут быть им сданы в аренду на 40 лет 82 после обследования. Земли, держатели которых платят 40 и менее шиллингов ренты в год, могут быть сданы в аренду по копии протокола курии. При этом в качестве файна держатели в сеньории Барнард-Касл обязаны уплатить сумму годовой ренты, а в Миддлхэме и Ричмондшире - сумму двух годовых рент.

CSP, Addenda , 1547-1565, р-568.

Елизавета - губернатору Западной марки, мистеру Воэну, и другим управлявшим своих земель в графствах Камберленд и Уэстморленд (8 июня 1564 г. )

Мы узнали, что в сеньории Пенрит, Инглвуде и в других местах вы сдаете земли в аренду, огораживаете леса и пустоши, не заботясь о наших доходах и без ведома чиновников казначейства. Приказываем вам продолжать свою деятельность под контролем последних.

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 548.

Лорд-казначей маркиз Винчестер - государственному секретарю У. Сесилю (18 октября 1564 г. )

Мы добились согласия фермеров и держателей платить ее величеству файны в размере двух годовых рент, а помимо этого каждые три года вносить сверх обычных платежей сумму годовой ренты. За[67] счет этого доходы ее величества от файнов здесь 83 возрастут на 2 000 фунтов Впрочем, другие лорды берут гораздо большие файны, как делал и я, когда имел здесь земли... В ходе обследования королеве возвращены многие земли и доходы с них. В лесу Инглвуд обнаружены и возвращены королеве четыре участка земли, держатели которых заявляли, что это их собственность, но они должны будут документами подтвердить свои права или же убираться, куда угодно...

CSP, Addenda, 1547-1565, р. 552-553.

Образцы грамот и арендных контрактов, выдаваемых казначейством

2 августа 1565 г. Пожалование Т. Гаргрейву, рыцарю, Старого парка Уэйкфилда (Йоркшир) за 20 фунтов ренты в год, с предоставлением права огородить парк. По контракту от 4 июля 1562 г. королева сдала тому же Гаргрейву право выпаса скота в парке сроком на 21 год за 10 фунтов ренты. Теперь парк жалуется Гаргрейву в наследственное владение ввиду того, что он обязался освободить корону от расходов на сооружение и ремонт ограды, согласился увеличить ренту вдвое, а также за его (Гаргрейва) заслуги и службу 84.

25 февраля 1569 г. Контракт на аренду Х. Шелтоном и Р. Джильсом трех лесов в Дайтоне и Риколле (Йоркшир), прежде принадлежащих монастырю св. Марии, с правом порубки и огораживания. Арендаторы будут выдавать живущим поблизости держателям ее величества сучья и ветви по соглашению и продавать им хворост; все споры о количестве и ценах надлежит решать в казначействе. Леса жалуются в аренду ввиду того, что арендаторы взялись платить ренту (13 фунт. ст. в год), в то время как прежде корона не получала дохода от этих лесов. [68]

Calendar of the Patent Rolls. Elizabeth I, vol. 3.. L.,1960. р. 278-279, p381

Граф Сассекс, президент Совета Севера - Тайному совету (22 сентября 1569 г.)

Вместе с судьями я веду разбирательство дела о мятеже в лесу Уэствард 85. Около 300 человек признало участие в мятеже и должны будут уплатить штраф и понести назначенное вами наказание... Дело расследовалось с должной суровостью, люди устрашены и урок предостаточный. Посылаю копию обвинительного акта против 40 зачинщиков, в той числе Джона Брауна, злостным образом поносившего имя и власть ее величества.

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 82-83.

Епископ Карлайлский - лорду Берли (У. Сесилю) (20 октября 1571г)

Окажите милость бедным людям баронии Дэльстон (Камберленд) в их просьбе по поводу отнятого у них общинного пастбища в лесу Уэствард. В этой баронии проживает 300 домовладельцев, которые всегда пасли свой скот в лесу вплоть до лета 1569 г. Выпас скота в лесу был их единственной поддержкой, и если им не вернут его, они будут вынуждены оставить свои дома и искать прибежища в Шотландии или бог знает где. Более 200 человек, по возрасту способные нести военную службу на границе, настолько обнищали после отнятия у них пастбища, что уже не могут иметь лошадей и оружие.

CSP, Addenda, 1566-1579, Р. 367.

Епископ Карлайлский - лорду Берли (17 января 1572 г. )

... Молю о снисхождении к прошениям бедных жителей бароний Дэльстон, Уигтон и Брюэ по поводу общинного пастбища в лесу Уэствард, что было единственным источником их существования... [69]

Ibidem,р. 381.

Жалобы бывших держателей земель лордов Дакров 86 и резолюции на их прошениях (1567 г. )

1. Йомен: я 20 лет служил старому лорду, но недавно управляющие нового хозяина выгнали меня, отняв держание. Резолюция: (изгнан на законных основаниях, так как) отказался платить установленную новым владельцем ренту, сломал ограду парка Грейсток, увел оттуда несколько голов скота, помогал другим охотиться в парках.

2. Мои предки с незапамятных времен владели этим держанием, и я был готов уплатить новому владельцу умеренный файн, но управляющие его отняли у меня держание и я пущен по миру, а ведь у меня 19 детей. Резолюция манориального суда: отказался быть держателем, платить ренту и всячески подбивал других на то же.

3. Йомен: все, что я имел, - это участок в лесу, но меня лишили его и я с женой и шестью детьми буду вынужден нищенствовать... Резолюция: этот йомен являлся держателем по воле лорда и выгнан за укрывательство истребителей оленей в лесу.

4. У меня было держание, за которое я платил старому лорду 5 шилл. 2 пенса ренты в год, но недавно неких два человека захватили его, присвоили мой скот, избили меня и моего отца... Резолюция; на заседании суда выяснилось, что эти двое взяли землю в аренду и имеют на нее больше прав, чем прежний держатель.

CSP, Addenda, 1566-1579, p. 37-38.

Советы управляющего Леонарда Дакра своему хозяину (начало 1570 г. )

... Чтобы уплатить долги вашей милости и содержать приличную свиту, вам следует для начала установить размер файнов в сумме годовой ренты, а ренты их увеличить вдвое. Другие лорды берут еще большие ренты... Приглашайте к себе держателей, если их обидят ваши управляющие, и они не будут слишком досадовать на то, что их [70] ренты удвоились. Благосклонные к вам и вашему роду бедные люди 87 просят вас о помощи и призывают править ими. Помогите им, чтобы они могли жить в спокойствии, а они помогут вам. Принимайте их, кормите и поите...

CSP, Addenda, 1566-1579, p. 255-257.

Граф Нортумберленд - графу Пемброку (21 июня 1552 г. )

Ее величество повелела мне встретить королеву Шотландии в Берике и сопровождать ее 88. Мой лорд, я полагаю, вам известно о моей несостоятельности и неспособности обеспечить самого себя... не говоря уже о моих долгах королеве и. многим другим. Я сомневаюсь, смогу ли я принять королеву Шотландии в моем займе Олвик, который совершенно не обставлен и где только одна кровать и нет никакой хозяйственной утвари. Прошу вас найти способ освободить меня от этой обязанности. Ведь я в такой нужде, что, уверяю вас, у меня нет и 40 фунтов. Бедность моя такова, что я умоляю вас попросить ее величество ссудить мне 1000 фунтов или больше, в противном случае я не знаю, что мне делать...

Memorials of the Rebellion of 1569, ed. by C. Sharpe, L., 1840 (далее -Memorials…) Р. 337-338.

Эдм. Холл - У. Сесилю (21 апреля 1570 г. )

... Мы провели опись владений графа Нортумберленда в Йоркшире 89 , в числе которых нет и клочка земли, достаточного для выпаса мерина, который не был бы сдан в аренду или заложен...  [71]

Граф взял большие файны со своих держателей, хотя их наделы невелики. Его держатели в Споффорде и Топклифе обложены гораздо большими рентами, чем в Рипоне; впрочем, у них обширные общинные угодья... Мы обследовали владения Генри Джонсона, которые невелики, так как он продал большую часть наследства, оставленного отцом. Все его земли розданы в аренду, за исключением домена в Уолтон-Хэд… Домен Джона Фулсорпа в Айлбеке состоит из прекрасного пастбища и луга, и содержит 160 акров. Весь домен лежит одним куском и огорожен, и отец Джона постоянно проживает там… К дому и парку мистера Маркенфельда примыкает домен в 800 акров, дающий большое количество сена. Маркенфельд сдал в аренду почти все свои земли, за исключением части домена, и взял большие файны с держателей в сумме 4-6 годовых рент вперед, так что они (держатели) горько жалуются на него.

Население этого края пребывает в нищете и разорении, поскольку лорды берут тяжелые файны, а также вследствие недавнего грабежа. 90

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 280-290.

Эдм. Ходл - У. Сесилю (21 июля 1570 г. )

... Земли обоих графов розданы в аренду. Граф Уэстморленд сдал свои парки и домены в Брэнспесе и Рэби, пастбища под Дарлингтоном своим слугам... Парки графа Нортумберленда сданы в аренду... Своим держателям оба графа выдали арендные контракты, взяв при этом большие файны. Что касается остальных джентльменов-мятежников, чьи основные доходы поступают с доменов, то все они, за исключением Маркенфельда, сдали свои земля в краткосрочную аренду за большие файны и такие высокие ренты, что в нашей стране нет земли дороже. Например, домен Дж. Коньерса в Тотхэме теперь сдаются более чем за 80 фунтов в год, а старая рента была всего 10 фунтов; так же поступили и другие. Земли Тауэра состоят из доменов (бывшего)аббатства св. Агаты, держаний в прилегающих деревнях и пастбища под Дарлингтоном, купленного Гауэром-старшим у отца нынешнего графа Уэстморленда. Он сдает пастбище в аренду, повысив ренту за пользование им с 6 фунт. 13 шилл. 4 пенсов до 20 фунтов... [72]

CSP, Addenda, 1566-1570, р. 308.

Тайный совет - верховному шерифу и мировым судьям Йоркшира (20 июня 1569 г. )

В марте мы требовали от вас проведения сыска по поводу множества бродяг и праздных нищих. Теперь мы вновь приказываем провести тщательный досмотр в каждом местечке и приходе, и задержать всех бродяг, подвергнув их должному наказанию... Сыск предполагается провести одновременно по всему королевству для полного искоренения этого зла, и мы приказываем вам проводить его по меньшей мере один раз в месяц до ноября... Во всех приходах смотрители должны следить за тем, чтобы злонамеренными лицами не производились сборы или возмущения людей, что уже предпринималось в некоторых областях королевства...

J. Strype. Annals of the Reformation, vol. 1, pt. 2. L., 1824, р. 557-558.

Т. Гаргрейв, верховный шериф Йоркшира - графу Сассексу (6 сентября 1571 г. )

Край пребывает в спокойствии, и при последней облаве не были выявлены какие-либо подозрительные лица, кроме обычных бродяг и нищих, которые были наказаны по закону. Никогда прежде я не слышал столь всеобщие жалобы на бедность. Жители сильно задеты недавними волнениями, платежами на вооружение, обложением на ремонт мостов, уплатой файнов, повышением рент, перерывом в торговле с Фландрией, преступностью и т. д. Они очень недовольны, когда их вызывают для уплаты налогов и субсидий...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 359.

Северное восстание 1569-1570 гг. в Англии

Из "Краткой памятки о положении королевства", составленной У. Сесилем в феврале 1569 г.

(Грозящие Англии) опасности велики, многочисленны и близки. Лица: ее королевское величество как объект 91(происков внешних врагов); папа, короли Франции и Испании как авторы и исполнители; [73]королева Шотландии как инструмент, с помощью которого будет предприняты действия против ее величества.

Цели и обстоятельства: восстановление тирании папы; ... отнятие короны Англии у ее величества с целью возложить ее на голову шотландской королевы. Возвращение Англии под руку папства, что не может быть осуществлено, пока жива ее величество, но что может случится, если Мария Шотландская станет королевой Англии… Королева Шотландии опирается на сочувствие большого числа затаившихся недовольных подданных в королевстве (Англии), которые стремятся к изменениям с тем, чтобы быть вознагражденными ею...

Слабость (положения) ее величества усугубляется отсутствием детей, супруга, союза с иностранными государями... а также из-за нового восстания в Ирландии в совокупности с происками испанцев; из-за чрезмерной наглости, растущей в множестве подданных ее величества вследствие мягкости и снисходительности правления; из-за скудости казны... обеднения знати и многих дворян, несущих службу...

(Среди мер по предотвращению нависших опасностей Сесиль выделял следущую:) ... Необходимо особо обратить внимание на положение в северных областях королевства, где содержится указанная персона 92, и с помощью страха удерживать подозреваемых лиц 93 от каких-либо интриг, а простой народ - от мятежей и волнений, которые всегда являются кануном и подготовкой восстаний.

Collection of state Paper Left by W. Cecil, vol. 1. L., 1740, р. 579-580, 587.

Показания графа Нортумберленда (1572 г. )

... Во время пребывания при дворе (летом 1569 г. ) я имел беседу с испанским послом, который говорил о том, какие добрые чувства питает ко мне король (Испании), особенно за мою приверженности к католической религии, возмущался падением веры в королевстве (Англии) и сказал, что дело каждого знатного и христолюбивого[74] человека - способствовать славе господа и истинной религии... Я высказался о желательности брака испанского короля с Марией Шотландской, но о провозглашении ее королевой Англии ничего сказано не было, как и о вторжении иностранцев... В беседе с епископом Россом 94 тот спросил меня об отношении знати, а также джентльменов северных областей к королеве Шотландии и к ее возможному браку с герцогом 95.

(Рассказав о нескольких, предпринимавшихся летом 1569 г., попытках похищения Марии Стюарт из-под стражи, сорвавшихся из-за нерешительности заговорщиков, Нортумберленд продолжал:) Целью ее освобождения было изменить положение в религии... а также вызвал ту, кого мы почитали вторым лицом в королевстве (после королевы Елизаветы)... Я не помню, чтобы слышал о намерении провозгласить ее королевой Англии...

Вопрос: Когда начал складываться заговор, приведший к восстанию?

Ответ: Мы стали говорить об этих делах, когда герцог отъехал от двора в свои вотчины 96. Это вызвало толки, что решается вопрос о наследовании короны. Герцог отъехал в свои земли, другие из знати поступили так же, и поэтому мы полагали, что все королевство, будет охвачено смутой. Это побудило меня послать гонца к герцогу, а также собрать своих друзей для совета с ними. Оказалось, что они очень склонны к этому делу, и что многие джентльмены думали [75]присоединиться к герцогу, если речь пойдет об изменении религии или об утверждении наследника... Но позже мой посыльный передал мне, что друзья герцога и самые видные джентльмены графства 97 отказались поддержать его и посоветовали возвратиться ко двору...

Затем герцог прислал графу Уэстморленду весть, что решил вернуться к королеве, и просил его пока воздержаться от мятежа, ибо это будет стоить ему головы...

После возвращения герцога ко двору я, узнав, что слухи о назначении наследника оказались неверны, делал все, чтобы воспрепятствовать мятежу. Что касается тех джентльменов, которые присоединились ко мне, то часть их, как и я, выступали только за решение вопроса о религии и наследовании, другие же, казалось, могли пойти на все.

Наши разговоры касались только изменения религии и защиты второго лица в королевстве, королевы Шотландии, которую мы рассматривали как истинную наследницу. Я полагал, что большая часть знати королевства, и прежде всего сторонники истинной религии, поддержат оба эти дела, однако после заключения герцога в Тауэр мои надежды рухнули. После ареста герцога мы засомневались, согласуется ли с божественным законом восстание против государыни или нет. Знатоки писания, к которым мы обратились, сказали, что мы не можем вести войну с нашей помазанной государыней, пока она не будет отлучена от церкви ее главой. Маркенфельд же изложил нам мнение доктора Мортона 98, что так как королева отказалась принять послов папы, то тем самым она как бы отлучена и, следовательно, мы можем поднять против нее оружие. Большинство из нас посчитало, что это собственное измышление Маркенфельда. Это сомнение не только побудило меня препятствовать делу, но и вызвало отъезд от нас некоторых джентльменов. Доктор Мортон, когда он был у меня, ничего не говорил о булле папы 99 или о помощи нам со стороны последнего...

Я предложил собиравшимся у меня джентльменам узнать настроения остальных (местных джентльменов), на поддержку большинства которых они рассчитывали. В начале октября они решили захватить президента и Совет Севера, чтобы таким образом не только избавиться от опасений наказания за намечавшееся в сентябре выступление, во и получить возможность привлечь к нам большинство или даже всех джентльменов и население края. Было решено захватить графа Сассекса с Советом, мэром и олдерменами Йорка во время воскресной проповеди (в кафедральном соборе Йорка) и заставить их присоединиться к нам. Граф Уэстморленд был не очень склонен к этому плану, не желая, как и я, такого предприятия, которое могло повлечь за собой кровопролитие...

Я убеждал их посоветоваться с высокими особами, которые благорасположены к нашему делу, прежде чем начинать его, и поэтому предложил написать графу Дерби, королеве Шотландии и (испанскому) послу. Королева Шотландии обещала нам деньги и поддержку, но пока советовала не восставать, такой же ответ дал и посол, и после этого наша компания была полностью обескуражена, и мы проводили время, съезжались и разъезжались, не зная, на что решиться: то ли бежать, то ли взяться за оружие...

Никакой помощи, обещанной нам, мы не получили - ни от Марии Шотландской, ни от послов, ни от кого-либо другого... Только во время восстания, в начале декабря к вам явился человек шотландской королевы с поручением от испанского и французского послов и от епископа Росса узнать о нашем положении и о том, как долго мы сможем продержаться, и обещал нам, что в течение 20 дней герцог Альба пришлет нам помощь...

Memorials.., р. 189-213.

Фр. Нортон 100 - графу Лестеру и лорду Берли (2 апреля 1572 г. )

... Прибыв в Англию из Рима, доктор Мортон подстрекал графа Нортумберленда, моего отца и многих других, рассказывая об отлучении, которое грозит гибелью и нашим душам и нашей стране, так как все христианские государи, побуждаемые папой, попытаются завоевать нас, если мы сами не изменим религию в королевстве, и это [77] приведет к разорению и разрушению всей страны. Он уверял, что, пройдя почти по всей Англии, он нашел большинство народа полностью склонным к этому делу, так что надо только начать его... Как сказали нам те, кто был связан с испанским послом, мы получим помощь деньгами и людьми через две неделя после того, как возьмемся за оружие. далее мы узнали, что ее величество недовольна герцогом и другими из знати, отчего, как мы полагали, произойдет большое возмущение, и это заставило нас собираться и обсуждать наше неразумное предприятие. Но наши встречи вызвали подозрения и мы сами стали опасаться, как бы нас не схватили...

Memorials.., р. 280-281.

Из показаний Т. Бишопа-старшего (январь 1570 г. )

... Я передавал письма Нортумберленда испанскому послу, который от своего имени и от имени королевы Шотландии обещал, что мятежники получат подкрепления числом в 2 000 аркебузиров, 1 000 копейщиков и 1 000 всадников, а также оружие и снаряжение помимо денег, достаточных для содержания 12 000 человек. Все это должно было прибыть в порт Хартлпуль через восемь дней после начала восстания... К мятежникам должны были присоединиться лорды Дарси и Дакр…

Calendar of the Salisbury’s MSS, рt. 1, #1463.

Из показаний Т. Бишопа-старшего (май 1570 г. )

... Граф Нортумберленд уехал в свое поместье Топклиф, решив окончательно, как он говорил мне потом, не поднимать мятеж, но ночью ему сообщили, чnj его вот-вот схватят, и тогда он встал, приказал ударить в колокола, как всегда делается во время тревоги, и бежал. Если бы не это предупреждение, то злосчастный мятеж не начался бы. Он произошел вследствие неуверенности в прощении их готовившегося восстания и по причине полного отчаяния графа... Причиной их восстания были отчасти религия, отчасти же то, что некоторые из них надеялись таким образом улучшить свое состояние... возвысив шотландскую королеву, под властью которой они могли не только сохранить свою веру, но и выдвинуться и подучить предпочтение... [78]

Calendar of the Salisbury’s MSS, рt. 1, #1490. Memorials.., р. 286.

Северное восстание в освещении хронистов

В течение осени толки о готовящемся на Севере восстании росли... В начале ноября ее величество направила графам письма с приглашением явится к ней. Получив вызов, граф Нортумберленд, решительный по натуре, чрезмерно преданный римской религии и сильно оскорбленный отнятием у него в силу королевской прерогативы доходной меднорудной жилы, колебался, то ли явиться к ее величеству, то ли спасаться бегством, то ли начать восстание. В ту же ночь (на 10 ноября) его друзья, опасаясь за себя, подняли его с постели, крича, что приближаются враги с целью схватить его. В тревоге граф бежал и на следующий день приехал в Брэнспес 101, где уже находились граф Уэстморленд, сэр Джон Невилл, Роберт Темпест, Касберт Невилл, сэр Ричард Нортон, его сыновья Фрэнсис и Касберт; Джон Суинбери, Томас Маркенфельд и другие джентльмены. Там они несколько дней проводили смотры, собирая своих вассалов и держателей.

В понедельник 14 ноября в количестве 300 всадников они вошли в г. Дарем и направились в собор, где изорвали библии и служебники и уничтожили утварь (англиканского богослужения). На следующий день они двинулись в Дарлингтон, где отслужили мессу, которую графы и все остальные выслушали со всей лицемерной набожностью, какую только смогли изобразить. Затем они разослали своих всадников с повестками для сбора людей и, пройдя через Ричмонд, Норталлертон, Рипон, собрались в Бороубридже. Оттуда их отряды двинулись в Уэзерби, где были 21 числа, в понедельник. В ночь того же дня отряд пехоты мятежников занял Тадкастер. Для привлечения приверженцев римской религии они несли перед собой крест и знамя с изображением пяти ран Христовых, и повсюду служили мессы и рвали (переведенные на английский язык) библии, молитвенники и сборники проповедей.

Во вторник 22 ноября в местности Клиффорд-Мур они провели смотр своих сил, которых оказалось около 1 000 всадников и 6 000 пехоты, и это было наибольшее число мятежников. Оттуда они намеревались идти дальше на юг или на Йорк, но внезапно переменили [79] планы и 24 ноября повернули назад. Возвращаясь той же дорогой 28 и 29 ноября они провели смотры своих отрядов в Ричмондшире и на границе Дарема, после чего распустили по домам собравшуюся к ним пехоту.

В последний день ноября они начали осаду замка Барнард 102, защищаемого его комендантом сэром Джорджем Бауэсом. 6 декабря сэр предпринял вылазку с 200 всадниками, из которых двое было убито и 30 схвачено мятежниками. 10 декабря по соглашению с графом Уэстморлендом Бауэс сдал замок на почетных условиях, и со своими людьми, оружием и обозом отбыл в Йорк.

Тем временем ее величество 24 ноября приказала прокламацией объявить графов со всеми их сообщниками изменниками и начать сбор армии для их подавления. Граф Сассекс, лорд-наместник на Севере, обнародовал там такую же прокламацию и разослал ее всем джентльменам, которые, как он знал, были преданными подданными ее величества и которые прибыли к нему с таким числом своих друзей, что к началу декабря он составил армию более чем в 5 000 всадников и пехоты, и 9 декабря вышел из Йорка, направляясь против врагов.

Мятежники, узнав, что против них движется армия Сассекса и другие силы Севера в количестве 7 000 человек, а также собранная на юге армия чистом 12 000 человек всадников и пехоты, не осмелились решить дело мечом. 16 декабря они, приказав собравшейся в г. Дарем пехоте разойтись, выехали в сопровождении кавалерии к Хэксхэму, а оттуда в Науорс и затем, втайне от своих спутников и, не попрощавшись с ними, лорды и джентльмены перешли границу Шотландии и укрылись там. Граф Сассекс, преследуя тех участников воссотания, которые не имели возможности и средств бежать из королевства, арестовал немалое их число, не встретив при этом никакого сопротивления. Мятежный люд разбежался и попрятался, многие из его числа были казнены для примера. 4 и 5 января в г. Дарем было казнено 66 человек, среди которых наиболее видными были олдермен города и священник. Затем сэр Джордж Бауэс, назначенный пробостом армии, проводил казни замешанных в восстании жителей в каждом местечке между Ньюкаслом и Уэзерби - в области протяженностью 60 миль с юга на север и 40 миль с запада на восток. [80]

В конце января в Камберленде разгорелось пламя нового мятежа, разжигаемого Леонардом Дакром. Этот Дакр, недовольный лишением титула и наследства, был в заговоре с мятежниками и еще раньше тщетно пытался освободить Марию Шотландскую. Со своими братьями он захватил замок Грейсток и другие родовые дома Дакров, укрепился в замке Науорс и собрал более 3 000 человек из жителей границы чрезмерно преданных роду Дакров, который высоко почитался в тех краях. Против него выступили лорд Хансдон и сэр Джон Форстер - губернаторы Восточной и Центральной марок с 300 отборных солдат из гарнизона Берика и 1200 джентльменами и солдатами из других гарнизонов. 22 февраля на реке Гели между ними и силами Дакра произошло ожесточенное сражение, так как мятежники со всем пылом отстаивали свое дурное дело. Среди них было много отчаянных женщин, которые сражались стойко, не жалея свою жизнь. С обеих сторон было много убитых, по меньшей мере 400 человек, но в конце концов победа досталась лорду Хансдону и его людям, а Леонард Дакр бежал, оставив свой жалкий отряд, в Шотландию.

Stow J. Annales, or a General Cronicle of England. L., 1631, p. 663-665; R. Holinshed & th. Chrolicles of England, Scotland and Ireland, vol. 4. L., 1808, р. 235-237; Camdenus О. Annales rerum anglicarum et gibernicarum regnante Elizabethe. 1625, р. 168-177.

Воззвание графов, обнародованное 15 ноября в Дарлингтоне

Мы, Томас граф Нортумберленд и Чарльз граф Уэстморленд, самые преданные и благонамеренные подданные королевы, обращаемся ко всему народу ее величества. Как известно, некие лица из недавно возвысившейся знати постоянно не только стремятся свергнуть и уничтожить древнюю знать королевства, но и вводят в заблуждение ее величество, и вот уже на протяжении двенадцати лет устанавливают новонайденную ересь. Для исправления такого положения иноземные государи намерены вскоре вторгнуться в наше королевство, что приведет к полной нашей гибели, если мы сами немедленно не предпримем это исправление. Поэтому мы решишь начать его, дабы не явились [81] иноземцы и не сделали всех нас своими рабами. И поэтому мы требуем, . чтобы каждый из вас, возрастом от 16 до 60 лет, как повелевает долг господом, немедленно явился к нам с оружием, во имя установления истинной католической религии, если вам дорого благосостояние вашего края. В противном случае вы ответите по всей строгости.

Боже, храни королеву!

W. H. D. Longstaff. The History and Antiquities of the Parish of Darlington. L.,1909, р. 102.

Обращение графов, распространяемое в северных графствах

Мы... истинные и преданные подданные ее величества, обращаемся ко всем таким же из (числа приверженцев) старой католической веры. Поскольку буйные и злонамеренные лица из окружения ее величества своими искусными и коварными происками выдвинули себя, одолели истинную религию, ввели королеву в заблуждение, внесли разлад в королевство и, наконец, теперь стремятся уничтожить его знать, - то поэтому мы собрались, чтобы воспрепятствовать этому и... попытаться исправить этот непорядок и восстановить все древние обычаи и вольности божьей церкви и нашего славного королевства. Если же мы сами не сделаем этого, нас захотят исправить иностранцы к великому ущербу для нашего края, к которому все мы привязаны.

J. Stype. Op. cit., р. 313.

Из прокламации, обнародованной в Стейндропе (16 ноября 1569 г. )

Мы... не намерены наносить какого-либо ущерба ни ее величеству, ни ее добрым подданным. Но поскольку нынешнее положение в церкви и в делах религии противоречит древней католической вере, то нашей целью является возвращение упомянутых дел религии к древним обычаям. Мы желаем, чтобы все добрые люди присоединились к нам для этого.

Memorials..., р. 41-42.

Письмо и прокламация мятежных графов, направленные графу Дерби

…Мы посылаем вашей милости прокламацию, чтобы познакомить вас с нашими благими намерениями и с тем, что мы делаем на благо сословия и для безопасности короны... И зная, как ваша милость озабочены безопасностью ее величества, спокойствием [82]государства, поддержанием истинной религии и сохранением древней знати, мы просим вас во имя названных причин собрать ваши силы и присоединиться к нам, чтобы придать больше внушительности нашему угодному богу предприятию...

Прокламация 103

Поскольку было объявлено, что действия графов Нортумберленд и Уэстморленд и других видных людей этой части королевства ведут к уничтожению государства и короны, то решено дать всем подданным знать наши истинные намерения. Не так давно герцогом Норфолком, графами Арунделем, Пемброком, Нортумберлендом, Уэстморлендом и другими из древней знати с общего согласия хранителей божье слова, а также во избежание кровопролития и полного развала королевства, и для исправления злоупотреблений, введенных пагубной деятельностью злонамеренных лиц, было задумано установить, кому по праву надлежит наследовать корону. Этому доброму намерению воспрепятствовали находящиеся при ее величестве враги королевства, из-за чьих вредных советов и происков жизнь и вольности вышеупомянутых и других знатных особ находятся теперь в опасности. Поэтому мы с самыми верноподданными намерениями по отношению к ее величеству, королевству и истинному наследнику собрались для отпора, в чем просим помощи всех подлинных сторонников спокойствия в государстве и его древней знати.

Боже, храни королеву и знать!

Collection of State Papers.., p. 5б4-565.

Елизавета - графу Сассексу(18 ноября 1569 г. )

... Мятежники сделали из религии прикрытие своего предприятия... Мы требуем, чтобы вы в разговорах с джентльменами и другими путями обнародовали для сведения всего края, насколько лживы их претензии, и дали понять, что они стремятся к подчинению королевства игу иноземных государей и к грабежу его иностранцами, что приведет к гибели и разорению наших верных и любящих подданных, и под видом религии они собираются осуществить другие свои пагубные намерения к полному опустошению и разграблению нашего королевства. Это они не преминут сделать, ибо один из графов (Уэстморленд. -сост. ) уже промотал свое наследство и не упустит случай разграбить всякую собственность, какая ни попадет в его руки...

Collection of State Papers .., р. 556-557.

Из королевской прокламации от 24 ноября 1569 г.

... Оба графа пребывали в бедности: один сохранил только малую часть того, что оставили его предки, а другой промотал все свое наследство. И поэтому ее величеству ясно, каким путем они пытаются удовлетворить свою личную нужду и свои амбиции, побуждаемые к тому же отчаявшимися их прихлебателями 104. И ее величество извещает всех ее любящих подданных, что графы в противность естественному долгу знати... начали восстание и нарушение благословенного общественного мира в королевстве... и обязывает подданных всеми силами поддерживать общий мир и немедленно хватать и подавлять лиц любого рода, которые словом или делом выкажут склонность к этому мятежному предприятию, и объявляет графов и их сообщников мятежниками и изменниками...

J. Strype. Op. cit., р. 316-317.

Граф Сассекс - У. Сесилю (16 ноября 1569 г. )

... Постоянно поступают сообщения о нежелании людей являться на службе ее величества против восставших. За исключением немногих протестантов и преданных мне людей, джентльмены являются с небольшим числом всадников, а пехотинцы отказываются прибыть, ссылаясь на плохую погоду... У графов сейчас 500 всадников - вассалы, военнообязанные держатели и слуги. Пока у них нет пехоты. Они платят за все, что берут, и не совершают грабежей. В Дареме один из их увел лошадь с конюшни декана собора, но затем она была [84]возвращена, а взявший наказан...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 109-110.

Совет Севера - Тайному совету (17 ноября 1569 г. )

... Кристофор Невилл поднял всех держателей графа Уэстморленда в округе Киркби-Мурсайд и в прилегаюших районах... Джентльмены тех мест бежали из своих домов... Большая часть джентльменов Западного и Северного Йоркшира укрылись в замке Барнард у сэра Джорджа Бауэса, куда его брат привел также джентльменов из графства Дарем... Из южных районов Йоркшира сэр Томас Гаргрейв пишет, что и там опасаются волнений...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 110-111

Совет Севера - Елизавете (22 ноября 1569 г. )

... Наши наборы идут плохо. Народу так нравится дело религии, что он толпами стекается к ним (инициаторам мятежа. - сост. ) всюду, где бы они ни появились... Мы убеждены, что они намерены двигаться дальше на юг...

Memorials.., р. 59.

Сэр Ралъф Сэдлер - У. Сесилю (23 ноября 1569 г. )

... Всадники мятежников хорошо снаряжены, но пехотинцу в большинстве своем безоружны и являются истинными разбойниками..

State Papers and Letters of Sir Ralph Sadler, vol. 2. Edinburgh, 1809, р. 38.

Дж. Воэн - Р. Оуэнсону (24 ноября 1569 г. )

... Мятежники каждодневно служат мессы и, однако, вершат великие грабежи... Участвующие в мятеже джентльмены - Ричард Нортон и большинство его сыновей, Т. Маркенфельд, Кр. Невилл, Р. Темпест и Дж. Суинберн, а больше нет никого из сколько-нибудь значительных и видных... джентльмены, находящиеся здесь (в Йорке. – сост. ) полностью верны ее величеству. [85]

CSP, Аddenda, 1566-1579, р. 117.

Р. Сэдлер - Елизавете (26 ноября 1569 г. )

... Силы вашего величества, собранные в Йорке, составляют 2500 человек пехоты и 500 всадников и не смогут противостоять мятежникам, у которых 6 тыс. пехоты и 1 тыс. всадников... Я обнаружил, что джентльмены этого края, хотя многие из них питают расположение к делу из которого мятежники сделали прикрытие своего восстания, тем не менее выражают готовность служить вашему величеству против этих мерзких бунтовщиков.

State Papers.., р. 42-43.

Граф Сассекс, лорд Хансдон и Р. Сэдлер - Елизавете (26 ноябре 1569 г. )

... Силы мятежников состоят по меньшей мере из 1000 всадников, очень хорошо снаряженных, и более 6 тыс. пехотинцев, и помимо этого они отделались от множества таких из числа явившихся на их призывы, кто был плохо вооружен... Мы предполагаем и дальше собирать силы, а тем временем мятежники утомят свои отряды, их число уменьшится, они займутся грабежами и тем вызовут ненависть к себе, так что лучше тянуть время, обеспечивая все условия для победы...

CSP, Аddenda, 1566-1579, р,121-122.

Кр. Нортон - сэру Фрэнсису Джобсону (апрель 1570 г. )

... В Дарлингтоне к нам по повесткам явилось 400-500 пехотинцев. Графы приказали мне принять над ними командование и идти к дому мистера Сэйера для того, чтобы взять находящееся там оружие, но я отказался осуществлять такой грабеж... На следующий день мы прибыли в Норталлертон, куда было приказано собраться пешим ополченцам из Даремского графства, смотр которых поручили провести мне... Графы дали мне 20 фунтов для раздачи пехотинцам в качестве задатка. Я сказал, что этой суммы будет мало для всех, так как собралось, по меньшей мере, тысяча человек. Графы ответили, что больше они дать не могут. Я отобрал 400 человек, которые были вооружены, и раздал им эти 20 фунтов. Остальные, не получив ничего, остались недовольны и разошлись... [86]

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 278.

Из показаний Т. Бишопа-старшего (май 1570 г. )

... В Бороубридже я присутствовал на совете графов и их главных помощников по поводу дальнейших действий. Уэстморленд сказал: "Мы были вынуждены начать выступление ради спасения, и нам следует напасть на Йорк", на что я ответил: "Если штурм не удастся, это обескуражит ваших людей, а если вы добьетесь победы, то после разграбления Йорка его жители и все англичане поднимут крик, называя вас разбойниками и разрушителями второго города королевства (после Лондона. - сост. )". Старый Нортон и другие согласились со мой. Затем графы сказали: "Мы слишком далеко продвинули пехоту вперед". После возвращения на север они растеряли свыше 4 000 человек, и потом им удалось собрать не более 2 000 плохо вооруженных пехотинцев… Они очень рассчитывали на помощь Марии Шотландской и ее друзей в Шотландии... Как и другие, я призывал всячески воздерживаться от каких-либо грабежей или других действий, которые могли бы оскорбить государыню...

Calendar of the Salisbury's Mss, № 1490.

Граф Сассекс - У. Сесилю (26 ноября 1569 г. )

... В начале этого дела люди были так увлечены призывами графов, что не спешили на службу ее величества, да и те, кто являлся ко мне, за исключением джентльменов, питали к ним симпатии. Теперь же я собрал силы, разоблачил преступные намерения мятежников... и состоятельные жители начинают все более опасаться грабежей и разорения. Сообщники же графов утомлены, испытывают нехватку во всем, их силы быстро уменьшаются и вскоре доверие к ним полностью упадет...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 119-120.

Р. Сэдлер - У. Сесилю (30 ноября 1569 г. )

... Мятежники возвратились в Даремское графство... Одни говорят, что оттуда они намерены двинуться в Хартлпуль и попытаться бежать за море, другие - что они хотят напасть на Бауэса и таким образом укрепиться здесь в ожидании подкреплений от испанцев или от шотландцев - сторонников Марии Шотландской.... [87]

Memorials.., р. 83. 86

Ф. Лик и М. Стэвхоуп - У. Сесилю (1 декабря 1569 г. )

... Мятежники вернулись из Тадкастера в Ричмонд... Оттуда они пошли в Брэнспес, грабя повсюду скот, лошадей и имущество. Они разграбили владения лорда Латимера, лорда Эверса, сэра Уильяма Бельюса и других. В Гэтерби они провели смотр своей оставшейся пехоты, число которой не превышало 4 000 человек, большинство из них - грубое мужичье, невооруженное и плохо снаряженное. Графы распустили большую часть пеших ополченцев, приказав им находиться в готовности, но мы думаем, что их не удастся собрать снова, так что нашим людям, которые скоро выступят, мало дела. Более того, по сообщению доверенного человека, который побывал в лагере мятежников, он слышал, что простой люд начал испытывать недоверие к графам, опасаясь, что те тайком скроются за море или в Шотландию, бросив его на казни и пытки...

Queen Elizabeth and Her Times. A Series of Original Letters, ed. by Th. Wright, vol. 1. L., 1838, р. 338-339; Memorials.., р. 85.

Лорд Дарен - Тайному совету (2 декабря 1569 г. )

... Пехотинцы мятежников очень утомлены и в большинстве своем вооружены лишь палками...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 134.

Сэр Фрэнсис Лик - Тайному Совету (2 декабря 1569 г. )

... Мой человек, побывавший среди мятежников, сообщает: Маркенфельд уехал за помощью, обещая вскоре вернуться. Графы остаются в Дареме. Мятежники рассредоточены, так что трудно составить представление об их численности... Они бродят отрядами и беспрепятственно грабят, что побуждает дурных людей присоединяться и следовать за ними. В течение одного дня на пути между Персибриджем и Норталлертоном я встретил три отряда пехоты, расположившиеся в деревнях. Пехотинцы так плохо вооружены, что я никогда не видел столь негодных солдат. Число этих пройдох доходило примерно до 10 000 человек. [88]

Пешие ополченцы, которым обещали платить, однако не платят 105, возвращаются по домам, говоря, что пусть их лучше повесят, но они не будут больше служить графам... Все мятежники носят красные кресты на одежде...

CSP, Addenda, 1566-1579, р,135.

Граф Сассекс - У. Сесилю (2 декабря 1569 г. )

... Пехота мятежников насчитывает более 6 000 человек, но так как люди ежедневно приходят к ним и уходят, то их бывает то больше, то меньше этого числа... Они повсюду грабят тех, кто им ненавистен, и прежде всего протестантов, но, как обычно бывает во время восстаний, скоро их грабеж станет всеобщим...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 136-137.

Т. Гаргрейв - У. Сесилю (30 января 1570 г. )

... Находясь в Дареме, мятежники разграбили сэра Томаса Колверли и других, и там не осталось никого, кто был известен как сторонник установленной религии и избежал бы грабежа...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 213.

Из "Жизнеописания Б. Джилпина", видного деятеля королевской реформации на Севере

... Когда восставшие были в Дареме, они дошли до Хаутона, где шли амбары мистера Джилпина, полные зерна, хлевы и стойла с молодняком скота и многое другое имущество, запасенное для благотворительных целей, они растащили и низменным образом расхитили все, распродав зерно и прочее. Среди них был один парень, которого Джилпин некогда спас от виселицы, и этот-то проходимец был наихудшим при разграблении имущества своего спасителя...

R. Surtees. The History and Antiquities of the County-Palatine of Durham, vol. 1, L., 1816, р. 166.

Ущерб, нанесенный сэру Валентину Брауну во время восстания (1570)

На пастбище Уорлтон (Йоркшир) мятежники захватили моих быков, овец и прочего скота на общую сумму 111 фунт. 6 шилл. 8 пенсов. Граф Нортумберленд остался должен мне 100 фунтов, которые одолжил в 1566 г., обещая уплатить через месяц после окончания парламента того года.

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 266.

Сэр Дж. Бауэс - Тайному совету (1571 г. )

... Восставшие разграбили меня, захватив все мое имущество и скот, пасшийся на всех моих землях, и всю мою домашнюю утварь и движимость. Кроме того, они свезли из моих поместий все зерно, что в совокупности с прочим имуществом составляет ущерб в 3 тыс. фунтов ст. Они разрушили мои усадьбы, разбили и растащили окна, переплеты, косяки, двери и стянули свинец с крыш. Они украли все мои грамоты, арендные контракты, описи и расписки, относящиеся ко всем моим владениям и землям, - к великому ущербу для меня и моих наследников…

Memorials.., р,386-387.

Дж. Бауэс - У. Сесилю (14 декабря 1569 г. )

... Люди в замке Барнард 106 постоянно бунтовали и пытались не только бежать к мятежникам, но и сдать им замок... За одни сутки около 230 человек перешли к врагу, перелезая через стены или открыв ворота. В этих крайних обстоятельствах я согласился на почетную сдачу, предложенную графом Уэстморлендом, и с 300 всадниками прибыл к лорду Сассексу... Все мое имущество растащено, урожай разграблен, скот расхищен, мои дома разрушены... [90]

Memorials.., р. 100-101.

Кр. Нортон - Тайному совету (апрель 1570 г. )

... При осаде замка Барнард я 107 во время вылазки спас жизнь нескольким десяткам всадников Бауэса с опасностью для собственной жизни, которая исходила от людей моего же отряда. Когда эти джентльмены были схвачены, разнесся слух, что ими было убито в деревне много наших людей, и мужики в отместку собирались убить пленников. Я, спасая последних, подбежал к одному из этих мужиков 108, ранилд его и сам получил от него удар топором...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 274. |

Кр. Нортон - Фр. Джобсону (апрель 1570 г. )

... Когда сэр Джорджи Бауэс сдал замок, граф Уэстморленд поручил мне с братом вывести Бауэса из замка так, чтобы избежать опасности, которая грозила ему со стороны нашей армии. Видя, что наши пехотинцы собрались, чтобы против воли графа Уэстморленда и в нарушение условий сдачи убить Бауэса, мы уверили их, что он выедет из других ворот, куда они и ринулись. Мы же после этого в безопасности вывели Бауэса с его спутниками и дали им возможность спокойно удалиться... При захвате врагов, укрывавшихся в доме мистера Оглстроупа, его имущество было бы разграблено, если бы я не обнажил меч против людей из моего отряда. Я также подвергался опасности, спасая жизнь мистеру Вэвэсору и мистеру Пломптону ( джентльменам,- сост. )...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 278-279

Прокламация графов от 12 декабря 1569 г.

Мы, Томас граф Нортумберленд и Чарльз граф Уэстморленд, именем ее величества приказываем всем держателям последнего незаконного епископа Даремского внести все суммы рент, которые они должны были уплатить своему лендлорду ко дню св. Мартина (11 ноября,- сост. ) как обычно, в даремское казначейство до следующей субботы, под угрозой наказания по всей строгости. [91]

Memorials.., р. 98.

Сэр Валентин Браун - лорду Хансдону (16 декабря 1569 г. )

… Сегодня, в час дня, лорды-мятежники велели простому народу спасаться самим, кто как сможет, и в сопровождении всадников выехали из Дарема...

Memorials.., р. 104-105.

Сэр Фрэнсис Лик - У. Сесилю (20 декабря 1569 г. )

... Мятежники с кавалерией направились к Хэксхэму, а пехота оставила их и направилась по домам. Разделились они, ненавидя друг друга…

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 159.

Т. Сесиль-младший - У. Сесилю (21 декабря 1569 г. )

... Бегство графов настолько подорвало доверие к ним в тех местах, где они пользовались симпатией, что если они вновь попытаются начать подобное предприятие, им не удастся получить былой поддержки... Различные джентльмены просят возмещения за потери имущества, понесенные во время восстания, за счет конфискаций у мятежников... Победа одержана без единого выстрела...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 160.

Граф Сассекс - У„Сесшш (1 января 1570 г. )

Командующие южной (королевской. - сост. ) армии уже после того, как мятежники бежали, ввели свои отряды в Дарем... и захватили все имущество, доходы и скот, принадлежавшие жителям от Ньюкасла до Лонкастера. Джентльмены и офицеры согнали весь скот, путем взимания выкупов довели людей до самого жалкого состояния и учинили такой открытый и повсеместный грабеж, подобия которому я не знаю... Они разъезжают по всей округе, захватывая и грабя, как им угодно, как делает, например, Уиллоуби, который не оставляет ничего и согнал для себя скота больше, чем можно держать на его пастбищах... Из-за всего этого ее величество потеряла (конфискаций на сумму) более 10 тыс. фунтов... Народ разграблен самым жалким образом...

Memorials.., р. 130-131.

Кр. Рокби, сквайр - У. Сесилю (24 января 1570 г. )

... Мой дом и имущество, скот и зерно разграбили мятежники, а королевская армия ограбила и разорила большинство моих держателей… В этих местах, несмотря на суровые экзекуции, остается много лживых сердец, стремящихся к переменам...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 209.

Из памятной записки У. Сесиля о мерах, которые следует провести на Севере (конец 1569 - начало 1570 гг. )

В каждом месте, где мятежники собирали людей, и во всех приходах и деревнях необходимо провести казни по законам военного времени тех мятежников, которые не имеют во владении или держании сколько-нибудь крупных земельных наделов. Часть держателей джентльменов-мятежников и обоих графов также должна быть казнена по законам военного времени около домов их лордов, а их тела следует оставить на виселицах для устрашения.

Следует выявить всех лиц, замешанных в восстании и имеющих земли или состояние, арестовать и подвергнуть их суду по законам о государственной измене, чтобы за счет конфискаций и штрафов возместить расходы ее величества... Необходимо изъять все оружие, принадлежавшее мятежникам...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 172-173.

Граф Сассекс - У. Сесилю (28 декабря 1569 г. )

В отношение тех людей простого сорта, которые будут казнены по законам военного времени, я намерен повести дело так, чтобы не осталось ни одной деревни, откуда хотя бы один человек пришел к восставшим и где не было бы казнено для примера несколько наихудших... Число их, я полагаю, будет по меньшей мере 600-700 человек из людей простого сорта, помимо схваченных при преследовании. Законы военного времени не будут применяться по отношению к тем, кто имеет какую-либо наследственную земельную собственность или состояние

Memorials.., р. 121-122.

Дж. Бауэс - Р. Бауэсу, своему брату (23 января 1570 г. )

... В Дареме, Ричмондшире, Аллертоншире, Кливленде, Рипоне и Уэзерби мною по законам военного времени казнено свыше 600 человек, и люди пребывают в чудовищном страхе, так что, я полагаю, никогда более в этих местах не повторятся подобные события и графы с их сообщниками никогда не завоюют здесь доверия, достаточного для того, чтобы привлечь хотя бы одного человека... Мятежники разграбили мое имущество на общую сумму в 4 тыс. фунтов...

Memorials.., р. 163.

Т. Гаргрейв - У. Сесилю (8 апреля 1570 г. )

... Простой народ жалуется и ропщет, что бедные подверглись и ограблению и казням, а богатые и джентльмены (мятежники. - сост. ) избежали и того и другого...

CSP, Addenda, 1566-1579, р. 272.

Из отчета Дж. Бауэса о событиях Северного восстания

... Кавалерию мятежников составили хорошо вооруженные джентльмены, их слуги, держатели и состоятельные крестьяне. Из пехоты же не более 500 человек были вооружены полностью, многие имели только луки и топоры... Повсюду восставшие рвали богослужебные книги, написанные на английском языке. Они разграбили различных людей, викариев и проповедников... Но в Йоркшире их грабежи и преступления были еще не очень велики, за исключением того, что они убили мистера Оглстроупа и взяли 80 фунтов ст., а также разграбили лорда Латимера, Молеврера и некоторых других. После возвращения в Дарем они полностью растащили имущество декана местного собора, увели его скот, разграбили зерно. Они разорили остальных клириков Дарема и многих из мирян. У канцлера Даремского епископства они расхитили всю движимость, ограбили многих сквайров и обмолотили их зерно, растащив его по своим домам. Из тех, кто был известен как приверженец принятой религии, ни один не был оставлен ими неразграбленным. Мое имущество во всех имениях они расхитили целиком, так что я не нашел потом и соломинки... Таковы наиболее [94] крупные грабежи и разбои, насколько я знаю, однако было и множество более мелких.

По законам военного времени предполагалось казнить 700 с лишним человек, но сколько было казнено на самом деле, я точно не знаю, так как казнями в Бивелле, Хзксхэмшире и Нортумберленде ведал сэр Джон Форстер. Документов относительно числа казненных я не имею, так как все делалось в спешке... Все, кто был казнен по законам военного времени, были из наибеднейшего люда, за исключением олдермена из Дарема, священника, констеблей и 50 держателей. Остальные были из самых бедных людей и величайших преступников... А по закону о государственной измене были казнены только три сквайра, два джентльмена и еще два человека.

Memorials.., р. 184-188

Народные выступления в Англии в конце XVI в.

Имущественное положение городского населения Норича (гр. Норфолк) в 70-х гг. XVI века

Разделение по имущественному положению

Число горожан в группах

К общему числу горожан (%)

Бедняки, не имевшие имуществе и внесенные в списки на получение пособия по бедности

504

22,06

Наемные рабочие, не имевшие имущества, но получавшие низкую заработную плату и потому не платившие государству налоги (субсидии) и налога на бедных

837

36,63

Рабочие, имевшие имущество стоимостью от 1 до 3 ф. ст., платившие налоги на бедных, но освобожденные от "субсидий"

290

12,69

Имевшие имущество стоимостью 3 ф. ст.

227

9,93

Имевшие имущество стоимостью 4-5 ф. ст.

165

7,22

Имевшие имущество стоимостью 6-7 ф. ст.

78

3,41

Имевшие имущество стоимостью 8-12 ф. ст.

83

3,63

Имевшие имущество стоимостью 13-19 ф. ст.

60

6,63

Имевшие имущество стоимостью 20-24 ф. ст.

26

1,09

Имевшие имущество стоимостью 20-30 ф. ст.

11

0,49

Имевшие имущество стоимостью более 30 ф. ст.

5

0,23

Всего

2285

100 [95]

Данная таблица составлена на основания сведений, содержащихся в налоговых списках г. Норича 1576 г. (Subsidy Rolls); в списках личного состава городского ополчения 1569 г. ; в переписи городских бедняков (Census of the Poor), а также в списках горожан, плативших налог на бедных ( Poor Relief) 1576 года.

Разъяснения к таблице. Согласно городскому законодательству, получение пособия от прихода имели право бедняки, не имевшие работы или неполностью занятые на ней. Налог на бедных платили только те горожане, чье имущество оценивалось не ниже 1 ф. ст. Согласно статусу 1562 г. о сборе "субсидий", устанавливалось, что налогообложению в пользу государства подлежали все подданные королевы: в деревне - все те, кто получал доход с земли от 1 ф. ст. в год и выше, а в городе - все жители, владевшие имуществом стоимостью от 3 ф. ст. и выше. В Англии второй половины XVI в. считалось, что горожане, обладавшие имуществом стоимостью до 5 ф. ст., не могли существовать без продажи своей рабочей силы.

Всего в г. Норич было 40 приходов. В 70-х гг. в нем насчитывалось 1250 полноправных горожан (фрименов), т. е. около 54% от всего мужского населения города. Из них несостоятельных, т. е. тех, кто не платил "субсидию" было 596 чел., а не плативших налога на бедных 306 фрименов.

Сведения о взрослых бедняках г. Ипсвич (гр. Сеффолк), внесенных в перепись на получение пособия по бедности в 1597 г.

Общее количество бедняков в 10 приходах города

Из них

трудоспособных

нетрудоспособных

имеют работу

безработных

194

166

28

96

98

Всего в Ипсвиче было 25 семей бедняков с детьми (53 ребенка). Главы 14 семей имели работу и получали зарплату, а 11 семей проживали на пособие по бедности, получаемое от прихода. В среднем на каждого члена семьи бедняков приходилось по 6,1 пенса в неделю, т. е. менее 1 пенса в день. Заработок наемных рабочих низкой квалификации составлял около 4 пенсов в день, а на содержание бедняков в работных домах выделялось (на каждого) по 2 пенса в день.

Сравнительная таблица движения цен и заработной платы в Англии с 1541 по 1642 гг. 109

 

Продукты

1541-1582 1582-1642 Увеличение(раз)
шилл. пен. шилл. пен.
Пшеница (квартер) 13 10,5 36 1 2,6
Ячмень 8 5,75 19 9,75 2,35
Солод 10 5 21 5 2
Овес 5 5,5 12 5 2,27
Овсяная мука 20 10,75 37 9,25 1,8
Мясо (14 фунтов) 1 7 2 5,5 1,55
Овца (шт. ) 6 4 13 10 2,2
Каплун (шт. ) 1 1,75 1 10,25 1,6
Курица 0 4,75 0 11,5 2,4
Масло (за 12 фунт. ) 2 8 4 9,5 1,8
Соль (квартер) 10 10,75 14 6 1,33
Дрова (за 50 м-футов) 11 10 13 10,25 1,17
Сукно средн. качества (12 ярдов) 45 9,5 59 2,75 1,3
Категории рабочих 1541-1582 1582-1642 Увеличение(раз)
шилл. пен. шилл. пен.
Плотник высокой квалификации 6 9 7 0,5 1,04
Плотник средней квалификации 5 0 6 2,75 1,24
Каменщик 4 9 6 5,75 1,36
Кровельщик 4 10,5 6 3,75 1,33
Столяр 5 3 7 3,75 1,39
Подручный каменщика 3 4,5 4 2,75 1,25
Сельскохозяйственные рабочие 3 3 4 10 1,42
Женский труд 2 2,25 2 3 1,02 [97]

Во второй половине 80-х гг. XVI в. мировыми судьями было привлечено к ответственности за высказывания против королевы и ее правительства большое число рабочего люда. Так, Стефен Слэтер, из Смитфилда, публично говорил в 1585 г., что "король Филипп был отцом для Англии и проявлял больше любви к англичанам, чем нынешняя королева, так как он давал им мясо, питье и одежду; и он думает, что ее высочество не является королевой и верховной правительницей Англии". Два года спустя йомен из Уэндона Ричард Дэй говорил, что королева разграбила страну посредством чрезмерного налогообложения. В том же 1587 году крестьянин Исаак Фелстед на рынке высказывался против правительства. В 1586 г. Уильям Медкалф из Кочешолла, рабочий, говорил, что "король Испании вместе со знатным графом Уэстморлендом 110 и шестью его сыновьями идут в Англию с 15 или 10 тыс. англичан... и что вскоре жизнь станет лучше". В 1594 г. в Хатфилд Переверел двое рабочих были признаны виновными в распространении крамольных речей. В том же году Уильям Барбор заявлял, что "зерно вздорожает. В Тауэре, продолжал он, находится один человек, который утверждает, что вскоре пшеница будет стоить 16 шилл. за бушель, и я знаю, где стоят четыре судна, груженые зерном для наших врагов. Я буду одним из тех, кто поднимет восстание и соберет отряд числом 160-180 человек, и я пойду и узнаю, где находится зерно. Я смогу привести их туда, где имеется достаточно зерна. И если мы соберем такой отряд, то кто сможет помешать нам?" На следующий день, 18 июля 1594 г., Питер Фрэнсис заявлял: "Зерно будет дорогим, но прежде чем я умру, я буду одним из тех, кто восстанет, собрав отряд в 160-180 человек, и я пойду и узнаю, где имеется зерно... " Кто-то сказал: "Что могут бедняки сделать против богачей?" На что Фрэнсис ответил: "Что могут сделать богачи против бедняков, если бедные люди восстанут и будут держаться вместе?"

Согласно другому обвинительному акту, в 1596 г. ткач из Арделя Генрих Уэнт произносил под Колчестером такие "бунтарские речи": "Никогда не станет лучше, до тех пор, пока люди не восстанут и не добьются таким образом улучшения своего положения". Он заявил, что желал бы всем сердцем, чтобы восстало сто человек, а [98] он стал бы их капитаном, для того, чтобы "перерезать глотки богатым скрягам и богатым торговцам хлебом". По приговору суда Г. Уэнт был заключен в тюрьму, откуда бежал в 1600 году.

F. Emmison. Elizabethan Life: Disorder. Chelmsford, 1970, р. 55, 63,

Послание мэра и членов муниципального совета г. Рай (гр. Сассекс) лорду-казначею (18 апреля 1597 г. )

По причине всеобщего недостатка зерна и хлеба запрещено экспортировать зерно из зернопроизводящих районов Англии для того, чтобы поддержать наших бедняков. Эти бедняки в настоящее время заставили нас задержать небольшой барк, груженый 20 квартерами ячменя для некоего мистера Бауэра из Лондона, который направлялся из западных районов нашего графства Сассекс, где жители низшего сорта применяют насилие, чтобы не допустить отгрузку зерна. Отправить барк в Лондон можно только с помощью силы, что приведет к нарушению спокойствия ее величества. Поэтому мы покорно простим разрешения Вашей чести продать зерно с указанного барка здесь по благоразумной цене, чтобы превратить его в хлеб для помощи нашим нуждающимся беднякам.

Мэр и члены муниципального совета г. Рая - Роберту Бауэру из Лондона (18 апрзля 1597 г,)

Так случилось, что предназначенный для Вас барк с 20 квартерами ячменя вошел в ту гавань, где нехватка зерна и хлеба чрезвычайно велика. Мы умоляем Вас согласиться на то, чтобы небольшая часть ячменя была распределена здесь между большим числом нуждающихся бедняков по самой высокой цене. Мы Вам не только хорошо заплатим, но и сделаем все, что Вы пожелаете получить вместо зерна.

Сообщение о деятельности мировых судей графства Глостер (18 апреля 1597 г. )

Мировые судьи установили такие цены: за один бушель пшеницы -4 ш. 11 п., ржи – 4ш., бобов - 3 ш., ячменя - 2 ш. 10 п., солода -2 ш. 10 п. Несмотря на принятые меры, нет уверенности в том, что эти цены не поднимутся, так как продажа зерна может быть [99]сокращена. Мировые судьи обошли рынки и снова снизили чрезмерные цены, установив, чтобы пшеницу продавали по цене 5 ш. или 5 ш. 4 п. за бушель до следующего урожая.

Сообщение о событиях в графстве Глостер (весна 1597 г. )

На пасхальные праздники большое число ткачей и других самых бедных людей собралось на берегу реки Северн и остановили лодку, груженую солодом и направлявшуюся вниз по реке в Северный Уэльс, захватили ее, испортили и забрали солод против воли собственников, и ушли в великом беспорядке. После этого груженая солодом лодка, предназначенная для пивовара из Бристоля, также была захвачена и испорчена. И таким образом провоз зерна вниз по реке Северн был полностью приостановлен на весь сезон.

В понедельник перед праздником в Глостере была проведена специальная сессия суда по расследованию насилия и незаконного сборища. На этой сессии, а также на сессии, проведенной в праздник св. Троицы, были привлечены к ответственности разные злоумышленники. Главные из них были заключены в тюрьму согласно предписанию лордов Тайного совета.

The Manuscripts of Rye and Hereford Corporation. Hist. MSS Comm., 13th Report. L., 1892, р. 114; The Manuscripts of the Duke of Beaufort. Hist. MSS Comm., 12th Report, Appendix, pt. 9. L., 1891, р. 458-459.

Сообщения о "беспорядках" 90-х гг. XVI в.

11 июня 1592 г. ремесленники Саутверка под предлогом того, что идут смотреть пьесу, собрались, чтобы помочь брошенному в тюрьму Маршалси, слуге торговца войлоком. Они направились к тюрьме, но были разогнаны. Около восьми часов вечера того же дня лорд-мэр встретил толпу мятежников, она состояла из множества людей, особенно из подмастерьев-валялщиков с Бармен-стрит, а с ними вместе были праздношатающиеся и не имеющие хозяев люди. Лорд-мэр арестовал зачинщиков после того, как была зачитана прокламация, требовавшая от собравшихся разойтись, и толпа разошлась. [100]

23 июня 1592 г. Магистраты Лондона получили предупреждение, что подмастерья, люди без работы и их приверженцы - те же, кто участвовал в недавних волнениях в Саутверке - собирались вечером или ночью Иванова дня с целью возобновить свою беззаконную сходку и нарушить общественный порядок. Приняты меры безопасности и усилены патрули. Жители города предупреждены, что они не должны выпускать слуг из домов и обязаны отбирать у них оружие. Любой подмастерье, слуга или всякий подозрительный человек, который попадется на улице ночью, немедленно будет брошен в тюрьму по решению Тайного совета.

14 апреля 1593 г. в Англии распространились клеветнические пасквили, источником которых является Германия, о том, что королева якобы пошла на сговор с турками, чтобы начать войну против всего христианского мира. Елизавета поспешила опровергнуть эти слухи.

24 мая 1593 г. Джон Пенри, пуританин, уличен в том, что высказывался против королевы: "Королева - противница евангелия, она и пальцем не пошевелит, чтобы укрепить и реформировать его. Члены Тайного совета - безбожники, заговорщики и мятежники против господа". 31 мая Пенри был повешен.

4 февраля 1594 г. из Кале в Англию вернулся солдат Полвил. Он дал показания, что капитан Жакэ из роты сэра Уильяма Стэнли намеревается по возвращении в Англию убить королеву. Капитан подстрекал к этому и Полвила, следующим образом объясняя необходимость расправиться с королевой: "У солдата один конец - нищенствование, если только он не погибнет от пули, не будет сброшен в ров, а убийство будет богоугодным делом, так как королева - нечестивое создание, которое разрушит весь христианский мир". Полвил назвал еще двух солдат - Джона Эниаса и ирландца Патрика Колена, которые вернулись с намерением убить королеву. Оба схвачены и посажены в тюрьму.

6 февраля 1594 г. ирландец Джон Дэниэл сообщил судье, что составлен план поджечь Тауэр. Кроме того, планировался поджог кораблей и домов у Биллингсгейта, а также лондонских гостиниц и дровяных складов.

17 февраля 1594 г. Издана прокламация против подозрительных, в которой приказано проверять всех лиц, прибывавших в Англию, ввиду угрозы для жизни королевы. Все ирландцы, которые не держат домов в Лондоне и не служат у кого-либо, должны представить объяснения, зачем и на какие средства они живут в Лондоне. [101]

21 февраля 1594 г. Издана прокламация следующего содержания. В стране слишком много бродяг, их надо ловить и высылать в свои графства. Особенно много их в Лондоне, и среди них немало ирландцев, которые желают зла королеве и служат ее врагам.

21 февраля 1594 г. Хью Кахилл, ирландец, признался, что получил задаток 100 крон за обещание убить королеву. В Брюсселе священник Холт и другие говорили ему, что королеву следует убить, и сулили награду в 2 тысячи крон.

20 августа 1594 г. Капитан Эдмунд Йорк под пыткой признался, что священник Холт подстрекал его устроиться на службу королевы и убить ее. Замышлялось убить королеву во время прогулки ее по саду шпагой или отравленной стрелой. Де Ибарра, секретарь испанского короля, обещал уплатить за это. После смерти королевы корону решено отдать графу Дерби, а если план не удастся, то предполагается поднять восстание в пользу графа Дерби.

5 июня 1595 г. Некий человек, ткач, пришел к дому лорда-мэра Лондона и стал вести речи против него лично и против его управления. Лорд-мэр приказал слугам взять его под стражу и отвести в Бедлам 111. Но у Бишопсгейт на помощь ткачу пришли подмастерья и освободили его. Их было 200 или 300 человек.

23 июня 1595 г. В Саутверке произошли беспорядки из-за того, что на рынке была скуплена вся рыба. Подмастерья, числом 60 или 70 человек, попытались ее забрать, уплатив по твердой цене.

27 июня 1595 г. Подмастерья наказаны поркой, выставлением у позорного столба и длительным тюремным заключением за то, что силой отобрали масло у торговцев на рынке.

29 июня 1595 г. В воскресенье днем несколько молодых людей укрылись от патруля на холме, на улице, ведущей к Тауэру и отогнали патруль камнями. Они укрепили холм. В схватке их подбадривал трубач - бывший солдат. Многие из участников выступления схвачены шерифом и брошены в тюрьму. Холм удалось очистить от бунтовщиков только к вечеру.

24 июля 1595 г. Пятеро из тех, кто принимал участие в выступлении на холме, обвинены в измене. На том же месте они и были повешены как изменники. [102]

6 мая 1597 г. В графствах происходят частые беспорядки, причиной которым - нищета. В графствах Кент и Сассекс многие прониклись мятежными настроениями и подстрекали других преступить закон. В Норфолке некоторые вошли в сговор с целью поднять восстание и начали с того, что отняли зерно силой у его законных владельцев. В Хэдли и Саффолке Тайный совет приказал шерифам запретить праздничные представления в связи с тем, что это может привести к нежелательным последствиям, особенно во время нищеты, когда люди настроены агрессивно.

24 июня 1598 г. По вине тех, кто стремится получать неограниченные доходы от цен на зерно и от экспорта его из страны, в Линкольншире возросло недовольство народа настолько, что чуть было не переросло в восстание. Но епископу и дворянам удалось обезвредить зачинщиков и бросить их в тюрьму.

9 сентября 1598 г. Многочисленные беззакония совершены бродягами, нищими и другими мошенниками недалеко от Лондона. Они предусмотрительно собрались в одном месте и вооружились даже огнестрельным оружием, расправившись с теми, кто был послал усмирить их. В связи с этим мэр и судьи Миддлэссекса, Кента и Серрея, по приказу правительства, должны были предпринять розыски подозрительных лиц и отправлять их в тюрьму.

4 октября 1598 г. Солдаты, которые отправились маршем из Лондона на в количестве 300 человек, внезапно отказались продвигаться вперед. Взбунтовалось 200 человек. Солдаты пригрозили убить капитана, ранили нескольких офицеров. Мятежниками предводительствовал некий Уиллогби, которого они выбрали капитаном, называя его "лорд Уиллогби". [103]

Elizabethan Journal, ed G. B. Harrison. 1591-1595. L., 1926, р. 133, 138, 142, 233, 241, 283, 284, 286, 287, 288, 314. Elizabethan Journal. 1595-1598. L., 1931, р. 27, 30, 31, 39, 186, 286, 307.

Из официальных документов о крестьянских  волнениях в Оксфордшире (6 и 15 декабря 1596 г. )

В Энслау Хилл двести или триста мятежников из разных деревень приняли план восстания и намерились его осуществить. Они говорят о сотнях людей, которые должны присоединиться к ним. Они говорили: "Мы работаем день и ночь, но не можем обеспечить свое существование"... Их намерения очень трудно узнать, если не подвергнуть их пытке.

Показания Джона Стэра. Он сказал, что о восстании узнал от своего брата Бартоломью, который сообщил, что будет выделено 200 или 300 человек, и они будут ходить от дома одного богача к дому другого и забирать лошадей, оружие и съестные припасы. Джон пытался отговорить брата от таких незаконных действий, но тот сказал, что он не может всегда жить как раб...

Показания Бартоломью Стэра, плотника. Джеймс Брэдшоу, мельник, обходя деревни, пытался побудить других людей присоединиться к ним. Во время принятия решения о восстании Стэр служил у лорда Норриса и был холостяком, и поэтому ни в чем не нуждался, но хотел оказать помощь своим бедным друзьям и другим беднякам, которые жили в нищета... Мистер Пауэр огородил много земли, мистер Фрер разрушил целую деревню Уотер Итон. Сэр Уильям Спенсер огородил общинные поля…

Показания Роджера Симондса, плотника. Я встретил Бартольмью Стэра, который спросил маня, как я жил в этот трудный год и как я содержал свою жену и детей, в том числе семерых сыновей. Я рассказал ему, что жил тяжелой работой и едва мог обеспечить свою семью хлебом и водой. Стэр ответил: "Не беспокойся о работе, так как у нас вскоре настанет счастливая жизнь. Повсюду есть сильные парни и тогда ты будешь получать больше, и будешь день работать и день отдыхать", добавив, что однажды в Энслау Хилле уже произошло восстание, но восставших уговорили прекратить борьбу, а затем повесели как собак. Но теперь они никогда не уступят, а доведут дело до [104] конца... Он сказал, что со слугами обращаются и содержат их как собак, и поэтому они готовы перерезать своим хозяевам глотки... Стэр сказал, что он отрубит всем джентльменам головы... Я, продолжает Симондс, не придал большого значения таким речам, но когда пришел на рынок, то услышал, как бедняки говорили, что они находятся на грани голодной смерти из-за нехватки зерна и полагают, что голод вынудит их забирать его из домов других людей... Стэр сказал, что когда они восстанут, ученики Лондона присоединятся к ним... и не пройдет и месяца, как они захватят все королевство; и что бедные однажды восстали в Испании и уничтожили дворянство, и с тех пор они живут счастливо. 112

The God Old Cause. 2-nd edition. N. Y.., 1969, р. 91-93.

Восстание в центральных графствах Англии 1607 году

События восстания 1607 г. в освещении хронистов

Около середины мая месяца 1607 года множество простого народа неожиданно собралось в графстве Норзэмптоншир, и вскоре такие же сборища появились в Уорикшире и Лейстершире. Эти люди с применением силы разломали и уничтожили все ограда, засыпали рвы и таким образом возвращали ранее захваченные общинные угодья и другие земли, которые в прежние времена были открытыми и использовались для пахоты. Число этих мятежников быстро росло и местами доходило до тысячи человек мужчин, женщин и детей, а в Хилл Нортоне (Уорикшир) их было три тысячи, в Коттсбиче же собралось целых пять тысяч мужчин, женщин и детей. Они прилагали все усилия, чтобы заровнять канавы и снести ограды безо всякого грабежа или насилия по отношению к каким-либо лицам или их имуществу, и всюду, где бы они ни появились, их с готовностью принимали местные жители, которые посылали им не только телеги, груженые съестными припасами, но и большое количество лопат и заступов для скорейшего выполнения их замысла, так как до того некоторые из мятежников использовали топоры и пики вместо мотыг и лопат.

27 мая были обнародованы королевские прокламации, настрого запрещавшие им продолжать беспорядки, но однако они не только не прекратили их, но продолжали с еще большим пылом. Поэтому шерифы[105]и мировые судьи, получив полномочия силой подавлять их, собрали армию и рассеяли мятежников, избегая по возможности кровопролития. После этого король послал графа Хантинготона, графа Экстера, лорда Комптона, лорда Харрингтона, лорда Кэрью, сэра Эдварда Кока - главу Суда общих тяжб - с другими судьями, поручив им совместно с мировыми судьями графств расследовать дело этих левеллеров в соответствии с их преступлениями. 28 июня король издал прокламацию, изъявлял свое большое нежелание возбуждать против мятежников дело по законам военного времени или в гражданском порядке, если бы снисходительность или увещевание могли хоть как-нибудь удержать их от волнений, восстаний и других действий.

Эти сборища сначала возникли сами по себе, не имея ни главы, ни вожаков. Затем появился человек низкого рождения по имени Джон Рейнольдс, которого они величали Капитан Кошель, так как он носил на боку большой кожаный кошель, где, как он уверял своих спутников, находилось некое средство, достаточное для того, чтобы защитить их от любых врагов. Но когда этот человек был схвачен, в его кошеле оказался только кусочек зеленого сыра. Помимо того, он говорил своим спутникам, что получил от его величества полномочия уничтожать огораживания и что он был послан богом удовлетворить все нужды людей любого рода, а также, что господь направил его осуществить это дело, и поэтому они повиновались ему, так что он установил меж ними порядок, приказывая не оскорблять и не применять насилие к кому бы то ни было, но продолжать свое дело. Со времени появления этих буйных сборищ и до их подавления по всей стране распространялись слухи, что причина этого недовольство коренилась в религии, и некоторые говорили, что это были пуритане, которые попытались осуществить свою противозаконную реформацию, а другие думали, что это дело папистов, начатое с целью восстановить свою веру иди добиться терпимости. Однако, как выяснилось из допросов мятежников, главной их тяготой и причиной их мятежного волнения были только огораживания, и их целью было только устранение оград, предотвращение дальнейшего сгона с земли, расширение и поддержание запашки, чтобы им было чем кормить своих жен и детей, - ведь, как им рассказывали многие достойные доверия лица, только за самые последние годы 340 деревень были снесены и обезлюдели, и поэтому они хотели своим восстанием и сносом оград изменить такое положение. [106]

Часть из них была обвинена в государственной измене и казнена за ведение войны против короля и сопротивление королевским войскам, другие- за участие в сборищах уже после того, как была издана прокламация, призывающая их разойтись, против остальных было выдвинуто обвинение в мятежах, незаконных сборищах, сносе оград и заравнивании рвов.

J. Stow. Annales, or a General Cronicle of England. L., 1631, р. 889-890

Граф Шрюсбери, член Тайного совета - графу Кенту (2 июня 1607 г. )

... Вы уже слышали о мятежных скопищах, которые сначала собрались в Норзэмптоншире, снося ограды в различных местах, а затем появились в Уорикшире, и Лейстершире, где они сейчас и находятся, продолжая делать свое дело... Хочу уведомить Вас, что его величество недовольно вялыми действиями шерифов и мировых судей этих графств, которые вместо того чтобы немедленно, как только появились эти наглые толпы, выступить против них, схватить зачинщиков, выслать некоторых из них ко двору, а остальных в большом числе предать виселице или, собрав отряды отборной кавалерии и пехоты, напасть на мятежников и рассеять их, - вместо этого они только убеждали их разойтись, не применяя никакой силы. Шериф и мировые судьи Уорикшира вступили в переговоры с большим числом собравшихся, уговаривая их разойтись, на что те ответили, что если бы шериф и судьи уведомили его величество о причине их восстания, которое не замышляется против его величества, а направлено только на исправление недавних огораживаний, ввергнувших их в нищету и голод, и если бы они в течение шести дней получили от его величества обещание исправить это зло, то они разошлись бы по домам, положившись на обещание его величества и надеясь, что оно будет выполнено. Шериф и судьи пообещали передать это их предложение и послали сэра Томаса Лея, который рассказал вчера об этом в Тайном совете, и мы сочли негодным такой образ действий по отношению к этому наглому, презренному и мятежному люду, с которым не следовало вести переговоры, а надо было прибегнуть к силе. И для заполнения этого решения мы по приказу его величества направили письма в соседние графства, наказывая поступать вышеописанным образом, если и там появятся эти мятежные толпы. И поэтому, [107] ваша милость, если и в Бедфордшире 113 восстанут дурные люди, Вам следует придерживаться твердых и суровых действий, и не проявлять к ним терпимости, а с самого начала обезвредить их. И не вступайте с ними в переговоры, пока в Вашем распоряжении есть 40-50 хорошо вооруженных всадников, которые одолеют и изрубят в куски тысячу таких безоружных проходимцев... Вам следует постоянно держать при себе в готовности такой отряд на случай, если произойдет что-либо подобное...

E. F. Gay. The Midland Revolt and The Inquisition of Depopulation of 1607, Appendix 2. – TRHS, New Ser.,vol. 18. L., 1904, р. 240-241.

Граф Кент, лорд-наместник Бедфордшира - графу Шрюсбери (6 июня 1607 г. )

... Еще до получения Вашего письма я принял меры по приведению в готовность отрядов этого графства, ибо, как ожидается, и здесь мятежные лица начнут такие же беспорядки... Сообщаю, что 3 или 4 католических священника или иезуита бежали из Норзэмптоншира от этих мятежников. Если это верно, то есть надежда, что из-за отсутствия главарей-папистов скорее удастся заставить мятежников разойтись по домам с миром...

E. F. Gay. Ор. cit., р. 241-242.

Граф Кент - графу Шрюсбери (20 июня 1607 г. )

... Несмотря на принятые мною меры... недавно в графстве Бедфордшир, как и в других, появилось множество недовольных и неуступчивых людей, которые в противность всякому закону к разуму стремятся мятежным образом поколебать общественное спокойствие, нарушить драгоценный мир и ниспровергнуть то, что смогут... Посылаю в адрес Тайного совета письмо о недавних тревожных событиях в графстве, а также копию разосланных мною приказов по поводу расследования случаев незаконных огораживании и сгона с земли, согласно указанию совета...

Ibidem, р. 243.

Сообщения различных источников о восстании 1607 года

2 июня сэр Энтони Мидлмей и сэр Эдвард Монтегю явились в Ньютон, где обнаружили тысячу мятежников, которые называли себя левеллерами. Они усердно занимались вскапыванием земли, но были вооружены пиками, топорами, луками со стрелами и камнями. Названные джентльмены собрали всех всадников, каких смогли найти, и пехотинцев из своей свиты, на которых они могли положиться. Сначала они дважды огласили прокламацию, убеждая мятежников разойтись, но это оказалось тщетным, и тогда они напали на них со всей кавалерией и пехотой. Первый натиск мятежники стойко отразили, но при втором рассеялись. Около 50 из них было убито и большое число ранено. Сэр Гарри Фукс, командовавший пехотой, получил тяжелую рану и вряд ли выживет.

3 июня. Граф Хантингдон получил назначение подавить мятежников, собрав джентльменов... Зачинщики и подстрекатели мятежа будут казнены...

10 июня в речи перед судьями королевства и мировыми судьями лорд-канцлер передал им приказ короля отбыть в свои графства и позаботиться о сохранении там мира, который нарушается то ли папистами, то ли сектантами. Эти захваты, узурпация и беспорядки очень опасны...

12 июня. Когда граф Хантингдон прибыл в Лейстершир, там все было спокойно, но 6 июня собралось около 80 буянов, из числа которых он схватил зачинщиков, а остальных разогнал. Тайный совет укорил графа за то, что он не казнил для примера некоторых из них, на что граф отвечал, что нескольких из этих бедняков он приказал отвести к ветряной мельнице (так как поблизости не было дерева, чтобы их повесить), где им накинули петли на шеи. Найдя, однако, что они раскаялись, граф помиловал их, обещая жестоко расправиться с теми, кто осмелится снова возбудить хоть малейшее волнение…

16 июня. Левеллеры в Норзэмптоншире сдались. Они было укрепились и сначала сопротивлялись тем, кто был против них послан. Но затем, когда несколько их вожаков было повешено у них на виду, они испугались и сдались. Этот мятеж так быстро распространялся из Норзэмптоншира, где он начался, что если бы не отсутствие у повстанцев руководителя, мятеж скоро стал бы подлинным восстанием. В (Лондонском) Сити приняты все меры бдительности, стража усилена и за всеми подозрительными лицами строго следят, особенно за католиками… [109]

2 октября. Множество лиц, замешанных в недавнем восстании против огораживаний, обратилось к властям за помилованием, в том числе только в Норзэмптоншире 143 человека.

A second Jacobean Journal. Ed by G. H. Harrison. L., 1958, р. 30, 32, №№, 34, 35.

Список лиц, обратившихся за помилованием и признавших свое участие в недавнем восстания, поднятом под предлогом изгнаний с земли и огораживаний (октябрь 1607 г. )

В списке перечислены имена 143 человек из 15 деревень и местечек Норзэмптоншира, в том числе: 62 наемных работника, 21 самостоятельный крестьянин, 7 мясников, 6 портных, 8 кузнецов, 6 плотников, 5 ткачей, 5 сапожников, 5 пастухов, 5 перчаточников, 3 погонщика коров, 2 пекаря, 2 дубильщика кож, 1 слесарь, 1 лудильщик, 1 каменщик, 1 флейтист, 1 свечник.

Report on the Manucripts of the Duce of Buccleuch and Queensbery. Vol. 3. Hist/ Mss Comm., L, 1926, р. 180.

Из воззвания "диггеров" Уорикшира "ко всем диггерам Англии", написанного во время восстания 1607 года

... Тираны-захватчики отнимают у людей и жизнь, и имущество, и перемалывают наше мясо на камне бедности, чтобы жить самим среди своих стад жирных баранов. Они опустошили и уничтожили целые селения, и превратили их в овечьи пастбища, от которых нет никакой пользы для нашего государства...

W. H. R. Curtler. The Enclosure and Redistribution ,Oxford,1920, у-132.

Комментарии

62. Первоначальный вариант договора был составлен при дворе испанского короля и германского императора Карла V. Окончательный вариант был одобрен английским Тайным советом до 1 января 1554г.

63. Дополнительная статья к брачному договору была составлена между 1 и 12 января 1554 г. и введена вследствие недовольства английской стороны 4-й статьей брачного договора.

64. Эта хроника - самая ранняя из относящихся к правлению Марии Тюдор. Имя ее автора неизвестно, сам он являлся королевским должностным лицом, одним из служителей Тауэра. Центральное место в хронике занимает описание восстания Уайатта.

65. Питер Керью - девонширский дворянин.

66. Томас Уайатт - сын известного придворного поэта Томаса Уайатта, кентский дворянин.

67. Джеймс Крофтс - бывший депутат палаты общин парламента от Уольса.

68. Герцог Сеффолк - отец леди Джейн Грей, провозглашенной королевой после смерти Эдуарда VI, бывший сторонник казненного герцога Нортумберленда, противника Марии Тюдор.

69. Томас Вильямс - сын Роберта Вильямса, племянника Кромвеля, фаворита Генриха VШ.

70. Эдуард Коуртней, граф Девонширский, претендент на руку Марии Тюдор и ее родственник, первоначально поддерживал восстание.

71. Леди Елизавета - сестра Марии Тюдор, будущая королева Елизавета Тюдор. Ее подозревали в связях с восставшими.

72. Джон Проктор - католик, школьный учитель из Тонбриджа (Кент), очевидец описываемых им событий. По существу, его “История” была католическим памфлетом, направленным против англикан.

73. См. с. 54-55.

74. "Белыми куртками" называли отряды лондонской городской милиции, которая была послана на подавление восстания.

75. Имеется в виду осуществление тюдоровского законодательства против огораживаний и других мер по "защите бедных держателей".

76. О ходе этих огораживаний см. документы, приводимые в статье А. Г. Кочергина "Огораживания общинных земель... "

77. Имеется в виде значительный на Севере слой самостоятельного крестьянства, обязанного нести службу в качестве легковооруженных всадников.

78. Переход земель к новым владельцам в результате аренды или продажи вел к обезземелению крестьян. См. этот и следующие документы.

79. Из других документов явствует, что комендант сдавал эти земли в аренду фермерам, получая до 400 фунтов ренты в год.

80. С начала 60-х гг. правительство принимало энергичные меры по увеличение своих доходов с земель короны на Севере путем сдачи их в аренду, повышения рент и файнов. См., например, нижеследующие документы

81. Граф Нортумберленд попытался вступиться за держателей этих йоркширских сеньорий короны, упорно отстававших свой обычай "держательского права", согласно которому они держали свои наделы наследственно при уплате минимальных файнов (1 пенс) и небольших рент. 5-1513

82. В других местах правительство вводило аренды сроком па 21 год. Его "уступка" в сроке аренды являлась результатом борьбы местных крестьян за свой обычай.

83. Маркиз Винчестер сообщает о своей деятельности в Камберленде и Уэстморленде, где проводились те же меры по увеличению доходов короны, что и в остальных графствах Севера.

84. Сэр Томас Гаргрейв - видный деятель правительственной администрации на Севере, неоднократно назначался шерифом и мировым судьей Йоркшира, впоследствии - вице-президент Совета Севера. В своей хозяйственной деятельности был типичным представителем нового дворянства.

85. 24 июня 1569 г. сотни крестьян прилегающих к лесу Уэствард деревень разломали изгороди, возведенные во исполнение королевского указа об огораживании земель в пограничных графствах

86. Большая часть земель лордов Дакров в Камберленде в 1567 г. перешла к новому хозяину, в обход претензий Леонарда Дакра - брата последнего барона.

87. Имеются в виду обитатели бывших владений Дакров, а также другие жители Камберлэнда, связывавшие прежние порядки с именем Дакров, пользовавших верховенством в графстве.

88. Эта предполагавшаяся встреча английской и шотландской королев не состоялась.

89. Эдм. Холл – опытный чиновник казначейства - пишет от своего имени и от имени своего коллеги У. Хамберстона, вместе с которым он весной-летом 1570 г. описывал владения дворян, принявших участие в Северном восстании. Его письма характеризуют затруднительное материальное положение дворян-мятежников и те способы повышения своих доходов, к которым они обращались.

90. Имеется в виду погром, учиненный королевскими армиями, направленными на подавление восстания (см. ниже).

91. Дословно: "пациент".

92. Бежавшая в мае 1568 г. из Шотландии Мария Стюарт содержалась в первые годы своего пребывания в Англии в замках на Севере.

93. Т. е. оппозиционно настроенную знать и католическое дворянство северных графств, действия которых послужили толчком к началу Северного восстания.

94. Член знатной шотландской фамилии, представлявший при английском дворе интересы Марии Стюарт и интриговавший в ее пользу среди знати Англии.

95. Единственный в то время носитель титула герцога Томас Говард герцог Норфолк являлся центральной фигурой антиправительственной оппозиции английской феодальной знати.

96. После провала серии придворных интриг, организованных знатью с целью сместить главных деятелей абсолютистского режима, и прежде всего Сесиля, и изменить внешнюю и внутреннюю политику правительства, Норфолк в середине сентября оставил двор, рассчитывая поднять антиправительственный мятеж.

97. Графства Норфолк, куда отъехал герцог.

98. Доктор богословия, оффициал папской курии Н. Мортон был весной 1569 г. послан папой в Англию узнать настроения знати и дворянства и перспективы антиреформационного выступления. Его зять - северный джентльмен Т. Маркенфельд - сопровождал его в поездке и остался на Севере.

99. Имеется в виду булла об отлучении Елизаветы, изданная в 1570 года.

100. Джентльмен - участник восстания - писал это покаянное письмо, надеясь получить помилование.

101. Замок графа Уэстморленда в Дареме.

102. Замок Барнард - центр королевской сеньории Барнард-Касл.

103. Написана с целью обелить инициаторов восстания от обвинений, которые выдвигались против них в правительственных прокламациях. Следует обратить внимание на то, что в воззвании, рассылаемом за пределы северных графств, лидеры восстания замалчивают вопрос о вероисповедании.

104. Дословно: "паразитами", под которыми подразумеваются дворяне-заговорщики, многие из которых входили в свиты графов.

105. По обычаю северных графств местные крестьяне первые несколько дней после призыва несли службу в ополчении за свой счет, после чего им выдавалась скудная плата.

106. Имеются в виду крестьяне сеньории, которых Бауэс - ее управляющий и комендант замка - собрал еще до начала восстания. Все они затем перешли на сторону восставших. Кроме них в замке укрылось свыше 200 джентльменов, членов их семей и слуг, составившие кавалерию Бауэса.

107. Кр. Нортон командовал отрядом пеших повстанцев.

108. Дословно: "вилланы", "мужичье". Так джентльмен-автор письма именует солдат своего отряда

109. Кудрявцев А. Е, Великая английская революция. Л., 1925, с. 144-145.

110. После подавления Северного восстания граф Уэстморленд бежал к испанцам в Нидерланды.

111. Бедлам - док для умалишенных в Лондоне.

112. Причиной описываемого неудавшегося восстания в Оксфордшире явился голод, вызванный огораживаниями и дороговизной. Помощник наместника графства, которому было поручено арестовать заговорщиков, сам был обвинен в огораживании общинных земель. Интересна мысль о союзе крестьян с учениками и подмастерьями Лондона, о чем говорится в приведенных показаниях. Замечание Стэра относительно Испании, вероятно, относилось к восстанию коммунерос в 1520-1521 гг.

113. Грай Кент являлся наместником графства Бедфордшир.

 

(пер. Ю. М. Сапрыкина)
Текст воспроизведен по изданию: Народные движения в Англии во второй половине XVI- начале XVII вв. М. МГУ. 1981

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.