Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

БУРЖУЗНО-ДВОРЯНСКИЙ АГРАРНЫЙ ПЕРЕВОРОТ В АНГЛИИ В XVI ВЕКЕ И ЕГО ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ

Важной чертой экономического развития Англии в XVI - XVII вв. было интенсивное разложение феодальных отношений и развитие капиталистического уклада как в городе, так и в деревне. Предпосылки перехода к капиталистическому земледелию в английской деревне появились задолго до буржуазной революции XVII в. Уже в ХV в. в результате кризиса феодально-барщинной системы хозяйства и ликвидации личной зависимости крестьян от лордов стало интенсивно развиваться мелкотоварное крестьянское хозяйство и началось его разложение - важный фактор процесса образования капиталистического уклада. С конца этого века часть дворян стала насильственно уничтожать крестьянское землевладение и создавать новое аграрное устройство. Так начался буржуазно-дворянский аграрный переворот.

Начавшееся разложение феодальных отношений и развитие капиталистического уклада в Англии сопровождалось важными социальными изменениями. Еще в ХV в. в связи с успехами товарного производства в Англии класс феодалов начал расслаиваться на новое и старое дворянство. Новое дворянство, или джентри, формировалось в значительной степени из тех представителей мелких и средних вотчинников, которые в предшествующие века вели в своих поместьях товарное хозяйство, а теперь вместе с эксплуатацией держателей крестьян стали успешно использовать наемный труд или сдавать земли в аренду фермерам-капиталистам, быстро увеличивая таким образом свои доходи. Те же из дворян, для которых феодальная эксплуатация крестьян оставалась главным источником существования, составляли старое дворянство.

Аграрный переворот и появление капиталистического уклада в деревне усилили процесс расслоения английского дворянства. Старое дворянство не могло приспособиться к возникавшей в Англии буржуазной экономике, и источником его существования по-прежнему оставалась либо денежная рента, получаемая с крестьян-держателей их земель, либо доход от выгодных должностей при дворе короля, либо в церкви. К нему принадлежали аристократы из старинных [9]знатных семей, уцелевшие после войны Алой и Белой роз и репрессий против мятежной знати в XVI в., а также значительная часть новой аристократии, созданной Тюдорами из своих фаворитов посредством земельных пожалований. Феодальной в массе своей оставалась и значительная часть дворянства в западных и северных графствах. И в остальных графствах страны далеко не все мелкие и средние дворяне обуржуазивались.

Ликвидация монастырей и секуляризация их земель короной, осуществленные Генрихом VIII в связи с реформой церкви, уничтожили влиятельную группу аристократии - аббатов и приоров, с которой светские аристократы были связаны родственными узами. Так называемая революция цен в XVI в. резко понизила реальную стоимость обычных рент, составлявших главный источник дохода старого дворянства, потому что размеры этих рент были в основном установлены до XVI в. Отметим, что в известном "Описании Англии" У. Гаррисона названы 6 фунтов ст. как денежный эквивалент в XVI в. традиционного ценза для участия фригольдеров в выборах депутатов в палату общин, равного 2 фунтам ст. 1 В памфлете, появившемся в 1598 г., джентльмен жаловался на то, что раньше на приемы гостей требовалось до 100 ф. ст. в год, а теперь на это не хватает и 300 ф. ст. “В прошлом я мог купить сукно за 2 шиллинга, шляпу за 12 пенсов, сорочку за 10 пенсов, башмаки за два шиллинга 2; теперь я должен платить в три раза дороже за каждую из этих вещей” 3. Крупный лондонский купец Джон Чемберлен в 1622 г. сообщает в своем письме: "Очень жалуются здесь на недостаток платежей, и на самом деле есть общая дороговизна и дефицит денег" 4. Все это ускоряло процесс материального оскудения феодального дворянства в Англии. Тем не менее, феодальная аристократия в это время не изменила своего образа жизни. Ей были свойственны экстравагантность в поведении и страсть к роскоши, большие расходы на дорогую одежду и драгоценности, на гостей, охоту и другие увеселения, на жизнь в Лондоне при дворе королевы Елизаветы, [10] на воспитание детей. Непомерная расточительность и большие долги, за которые часто приходилось расплачиваться своей землей, стали вообще характерными чертами английской аристократии XVI - XVII вв. Фрэнсис Бэкон в одной из своих статей в 1592 г. указывал на уменьшение земельного богатства знати вследствие расточительного образа жизни и несоблюдения майората при передаче поместий по наследству. "Многочисленная знать, - пишет он в своих "Опытах или наставлении нравственных и политических", - несет стране разорение, ибо увеличивает расходы; к тому же многие из ее числа со временем неизбежно впадают в бедность, создавая тем самым несоответствие состояния со значением" 5. Другие писатели, современники Бэкона, обличали жизнь дворян и их сыновей не по средствам, особенно в Лондоне, полном соблазнов, в указывали на рост их долгов по этой причине 6. Английский историк Л. Стоун опубликовал большой, извлеченный из разнообразных источников и частично им статистически обработанный фактический материал, убедительно и в деталях показывавший разорение многих аристократов при Елизавете, происходившее главным образом, как он считает, вследствие их расточительного образа жизни. Выражением прогрессирующего материального оскудения английской знати второй половины XVI в. были ее большие долги ростовщикам, достигавшие несколько тысяч фунтов стерлингов 7.

По этой причине усилилось недовольство части аристократии успехами абсолютизма в Англии и возвышением новой знати, создаваемой Тюдорами из незнатных дворян и богатых горожан, что проявилось в антиабсолютистских заговорах и мятежах, сопровождавших царствование Тюдоров.

Так с успехами капиталистического развития в Англии XVI - начала XVII вв. старое дворянство теряло землю в пользу тех, кто обладал деньгами и умением вести на землях предпринимательское хозяйство.

Ядро нового дворянства в XVI- XVII вв. составляли дворяне средней руки, принадлежащие по своему сословному положению к "общинам" ( commons ). Для их характеристики вполне подходят слова Кромвеля,[11] сказанные им о себе в одной из речей в парламенте: "Я по рождению дворянин, живущий не в высших сферах, но и не в безвестности" 8. Это было дворянство "буржуазного происхождения и с буржуазными тенденциями" 9. Его основным занятием было земледелие или скотоводство, свое хозяйство оно вело предпринимательскими методами и главным источником его дохода в XVI - XVII вв. становились капиталистическая рента и прибыль. Перемещение земель из собственности материально оскудевавшего старого, феодального дворянства в собственность возвышающегося джентри есть объективный исторический факт, подмеченный многими современниками. Однако социально-экономическое и политическое значение этого перемещения заключалось в том, что вовне владельцы земель - их называли джентри - вели хозяйство не феодальными методами, а буржуазными (или переходили к ним) и таким образом их земли становились буржуазной собственностью. Именно на это в английской историографии не обращается должного внимания.

Вот что говорят современники о большой хозяйственной активности джентри XVI - XVII вв. В появившемся в конце 40-х гг. XVI в. "Диалоге о государстве" о нем говорится так: "Не имея возможности увеличить доходы со своих земель, остающиеся в чужом пользовании, многие из них вынуждены удержать за собой часть земли, возвращающуюся к ним обратно по окончании срока аренды, или приобретать на чужих землях и заполнять их овцами и другим скотом" 10. Такую же характеристику деятельности джентри дал Томас Вильсон в сочинении “Государство Англии в XVI в. ”: “Джентльмены, которые привыкли воевать, теперь большей частью становятся добрыми земледельцами и так же хорошо стараются улучшить свои земля до крайности, как фермеры и крестьяне. Когда поступают в их руки фермы, по истечении срока лизов, они обрабатывают их сами, или отдают их тем, что готов уплатить дороже” 11. В исторической хронике Шекспира "Король Генрих IV" мировой судья в графстве Глостершир [12] Шеллоу олицетворяет собой преуспевающего представителя джентри XVI в. Он умел "все превращать в золото", его дом был полная чаша, он сеял пшеницу, был скотоводом и продавал волов и овец на Стемфордской ярмарке, имел отличный сад и сам прививал в нем яблоки, держал наемных работников и вычитал из их заработка за малейшую оплошность. О таких джентльменах популярный писатель Томас Нэш в одном из своих памфлетов в начале XVII века говорит так: "В деревне джентльмен огораживает общинные земли, губит чрезмерными поборами своих держателей, разоряет фермера" 12. И в полных сарказма словах Гамлета о придворном Озрике Шекспир запечатлел подъем джентри в его время: "Ему принадлежит много земли, и притом плодородной. Когда животное становится господином животных, его кормушку ставят за королевский стол" 13.

В течение XVI - XVII вв. значительно возросли земельные владения нового дворянства за счет захватов общинных угодий и крестьянских участков, покупки монастырских земель, земель короны и поместий разорившейся аристократии. Уже материалы королевской комиссии 1517 г. по расследованию случаев огораживаний свидетельствуют, что большинство огораживателей составляли дворяне, среди которых было много представителей джентри. "Каждый джентльмен стремится в деревню", - замечает Т. Старки в начале XVI в., имея в виду возросший интерес дворян к своим поместьям 14. Активное участие джентльменов в огораживаниях имел в виду автор сельскохозяйственного трактата, написанного в 1608 г., Дж. Норден, когда отмечал, что огораживания производят "без согласия лорда или держателей люди наиболее сильные и могущественные" 15.

По данный "Церковной оценки" (опись церковных имуществ, составленная в ходе реформации) еще до секуляризации монастырей группа джентльменов, сквайров и других предприимчивых людей арендовала и держала монастырские земли и другие угодья и предприятия, а также занимала различные хозяйственные должности в монастырях, [13] проникнув таким образом в поисках наживы, как остроумно заметил русский медиевист А. Н. Савин, "за монастырскую ограду", хотя они и не могли изменить феодальные черта монастырского хозяйства. Джентльмены арендовали даже монастырские церкви с их духовными доходами и сбор десятины 16. Так, например, рыцарь Роберт Диммок был главным управляющим хозяйства крупного монастыря (стюардом) в графстве Линкольншир Стиквуд и кроме вознаграждения, положенного ему за эту должность, получал с монастыря еще ренту за луг, водяную мельницу и виллу, а с другого монастыря - ренту за земельный участок, а также доходы с часовен. Примечательно, что в протоколах правительственной комиссии 1517 г. по расследование случаев огораживаний в графстве Линкольншир этот Диммок был записан как огораживатель 13 акров под пастбище, хотя он был членом этой комиссии 17.

Как известно, после реформации церкви и секуляризации монастырской земельной собственности король пожаловал или продал значительную часть присвоенных земель создаваемым короной новым лордам и пэрам. Однако через два поколения большая часть этих земель перешла главным образом джентри и они стали интенсивно их огораживать. Это подметили уже современники. В исследованиях А. Н. Савина и Р. Тоуни доказана правильность этих наблюдений данными документального материала 18.

Установлено, что за 45 дет царствования Елизаветы было распродано коронных земель на 817 тыс. фунтов ст., а основными покупателями этих земель были денежные люди из города и деревни, среди них было много представителей джентри. Среди покупателей коронных земель, распроданных Яковом I, доля рыцарей и средних дворян составляла половину, доля пэров - одну четвертую часть, а купцов - одну десятую часть 19.

Различные источники XVI - XVII вв. свидетельствуют, что джентльмены часто не гнушались становится фермерами-арендаторами земель в манорах и платить за них высокие ренты. В маноре графов[14]

Пемброков Брод Чок в графстве Уилтшир джентльмен Джордж Пенруддок был арендатором всего домена, что составляло 623 акра, а другим фермером в этом маноре был сквайр Христофор Уиллоуби, арендовавший около 400 акров земли 20. Комиссия 1517 г. зафиксировала как огораживателя Томаса Энтона, арендовавшего у Абендонского монастыря 112 акров пахотной земли. Такие "благородные" фермеры-огораживатели попали в протоколы этой комиссии и по другим графства” 21 .

Многие преуспевающие джентльмены часто заполняли еще не подвергшиеся разделу общинные пастбища своим скотом и тем самым не давали возможности крестьянам-общинникам пасти свой скот, причиняя им серьезный материальной ущерб. Дж. Норден констатирует: "Ежедневно люди самого большого достатка" причиняют "низшему сорту" людей вред посредством переполнения общинных полей большим числом своего скота, чем это положено соответственно их доли" 22. На это указывал в период английской революции XVII в. и Дж. Уинстенли, идеолог беднейших слоев народа.

Другой формой наступления дворян на крестьянские земли был активный захват ими мелких и средних держаний крестьян. Это явление впервые подметил А. Н. Савин в описях Уиндемского манора: из 58 благородных доржателей этого манора 40 были копигольдерами. Это дало ему основание заметить, что началось настоящее нашествие благородных людей на этот манор. Подобные факты содержатся также в описях других маноров 23.

Кроме того, преуспевающие дворяне в XVI в. нередко занимались к буржуазным предпринимательством в других сферах хозяйственной деятельности, еще более увеличивая таким образом свое состояние, ведь, как тогда считалось, доход от предпринимательской деятельности был в 3-4 раза больше, чем доход от земельной ренты. [15]

"Я знавал, - рассказывает Ф. Бэкон, - в Англии вельможу, имевшего больше доходов, чем любой из моих современников; были у него и пастбища, и овцы, и лес, и зерно, и каменноугольные копи, и свинцовые и железные рудники, и еще многое другое. Земля была для него словно океаном, откуда вылавливал он все свои ценности" 24.

При всем этом новое дворянство не превращалось в буржуазию. Это были буржуазные землевладельцы, и значительную часть их дохода составляла земельная рента, а не капиталистическая прибыль. Предпринимательское ведение хозяйства и образ жизни многих джентри еще были связаны с сохранившимися феодальными чертами английского поместного строя и даже с получением феодальной ренты. По словам Д. Уинстенли, "джентри принуждают людей уплачивать им ренту и работать на них по найму" 25. Переходный характер экономики Англии в это время выражался именно в том, что капиталистическое хозяйство возникло лишь как уклад в недрах феодального строя. Поэтому часто в одном лице соединялся буржуазный предприниматель и сеньор, получавший феодальную ренту с зависимых крестьян, или лендлорд, получавший с фермеров капиталистическую ренту, и даже фермер, получавший прибыль. Известный драматург и памфлетист конца XVI – начала XVII в. Томас Деккер имел все основания охарактеризовать новые порядки в деревне так: деревенская жизнь "полна забот и обмана, полна труда и все же полна нужды. Я видел, что бедный самостоятельный крестьянин стал рабом богатого фермера, а фермера обирает рыночной рентой лендлорд" 26.

Кроме джентри большой интерес к земле в XVI - XVII вв. проявляла и городская буржуазия. Накопленные в торговле или ремесле средства богатые горожане нередко вкладывали в сельское хозяйство. По свидетельству современников, земли короны и знати покупали купцы Лондона, юристы, горожане, простые люди, йомены, т. е. те, кто имел деньги и искал выгодного приложения им. В связи с этим[16] любопытно замечание Ф. Бэкона: "Когда люди с большими капиталами берутся за сельское хозяйство, это чрезвычайно умножает их богатство" 27. Еще в протоколах комиссии 1517 г. по графству Эссекс зафиксирован в качестве фермера купец из Суффолка Уильям Хилл, которому был сдан участок земля, огороженный и превращенный в пастбище одним рыцарем; в другой записи огораживателем назван купец из Колчестера, лондонский купец записан фермером-огораживателем в графстве Беркшир. В вердикте присяжных по Хорнкастлю (графство Линкольншир) среди огораживателей есть купец из этого города и торговец сукном 28.

Приток городского капитала в деревню способствовал обуржуазиванию среднего дворянства. В Англии при Тюдорах и Стюартах, как и прежде, не было сословной замкнутости низшей группы дворянства, и в дворяне люди выходили не в силу своих личных заслуг перед короной, а по приобретенному богатству; в отличие от дворян других стран, они платили королю налоги. Уместно привести свидетельство на этот счет одного из памфлетистов XVII века: "Всякий купец, юрист, ремесленник, скотовод, фермер, приобретавший такое состояние, что его сыновья могли жить на его землях без помощи какого-либо другого занятия, становился джентльменом" 29. Таким образом, выходцы из буржуазии, приобретая земли и становясь джентльменами, усиливали новое дворянство. Этому способствовало и другое обстоятельство. В семьях английского дворянства поместье обычно наследовал старший сын по праву (майорат), а младшие сыновья были вынуждены искать себе счастья в ремесле, торговле, мореплавании, на государственной службе и т. п., и часто, разбогатев, они покупали земли и становились джентльменами и сквайрами, как и их старшие братья. Разумеется, это тоже сближало новое дворянство с буржуазией. Как отметил Т. Старки, капеллан Генриха VIII,"когда земли не делят между наследниками, каждый Джек становится джентльменом, и каждый джентльмен - рыцарем или лордом" 30. [17]

Сам факт обогащения и возвышения нового дворянства привлек внимание современников. По подсчетам Т. Вильсона, в конце XVI в. доходы джентри были уже в три раза выше, чем доходы пэров, епископов и богатых йоменов вместе 31. Ф. Бэкон противопоставлял феодальной знати среднее и мелкое дворянство - первая обедняла страну, а второе было весьма активно в хозяйственной жизни; "знатное рождение отвращает от труда"; "... новое дворянство есть дело рук монарха, старое же - дело времени", замечает он 32. Упадок знати и возвышение незнатных людей в Англии нашли своеобразное отражение в “Гамлете” Шекспира 33, в реплике Горацио: "век наш стал до того острым, что башмак крестьянина наступает на пятку придворного и набивает на ней ссадину" 34. Быстро возраставшее в XVII в. политическое значение палаты общин по сравнению с палатой лордов современники объясняли ростом земельного богатства джентри. В одном частном письме, написанном в 1628 г., на этот счет содержатся такое интересное признание: "Я слышал ... что палата общин способна купить верхнюю палату (исключая короля) несмотря на то, что в ней насчитывается 116 светских лордов. И какого лорда в Англии сейчас сопровождает такая большая свита фригольдеров, какая сопровождает некоторых членов палаты общин?" 35

"Старое землевладение, лендлордизм, при новой, свободной, чисто капиталистической аренде" - так метко охарактеризовал В. И. Ленин аграрное устройство, которое начало создаваться в Англии с конца XV в. посредством огораживаний. К. Маркс считал, что при таких порядках землевладения в Англии с идеальным совершенством "развилась современная собственность на землю, т. е. собственность на землю, видоизмененная капиталистическим производством", поскольку "эта собственность предоставляет капиталисту-фермеру – свободу[18] хозяйничанья, так как ее интересует исключительно получение денежного дохода" 36.

При таком аграрном устройстве монополия частной поземельной собственности дворян сохранялась, она только лишь приспосабливалась к условиям рынка при помощи аренды и купли-продажи земли. Экономическое значение монополии частной поземельной собственности при развитии капиталистической системы хозяйства в земледелии состоит в создании абсолютной ренты 37. В силу монополии частной собственности на землю землевладелец может не сдавать землю фермеру в аренду до тех пор, пока ценз на хлеб или другие сельскохозяйственные продукты не поднимется до выгодной ему высоты, а благодаря конкуренции среди арендаторов на земельном рынке он всегда находил желающего заплатить за его землю повышенную на величину абсолютной ренты арендную плату 38. Кроме того, благодаря частной поземельной собственности землевладелец присваивает еще и дифференциальную ренту, которая "неизбежно образуется при капиталистическом землевладении, хотя бы при полной отмене частной собственности на землю" 39, вследствие более высокой производительности труда рабочих на лучших по своему плодородию землях или благодаря дополнительным затратам на хозяйство.

Однако, капиталистическая рента предполагает ведение хозяйства на земле лендлорда фермером-капиталистом, эксплуатирующим наемный труд. Высоту капиталистической ренты, в отличие от феодальной, устанавливает не обычай, а конкуренция арендаторов-капиталистов на земельном рынке. Многочисленные данные подтверждают, что в английской деревне XVI - XVII вв. земля стала товаром, вопреки существованию феодальной собственности на нее, уже образовался в масштабе всей страны земельный рынок, а возросший спрос на землю и конкуренция желающих ее приобрести были новыми чертами в деревенской жизни Англии XVI в. Норден констатирует: "Земли перешли из одних рук в другие в эти дни гораздо больше, чем когда-либо прежде" 40. Другой современник свидетельствует: "Жадные держатели, по причине [19] корысти при покупке и найме земли были друг другу большими врагами, чем лендлорд или сборщик платежей" 41. Примечательно, как в XVII в. один памфлетист объяснял жадность "лордов и других джентльменов" к земле: "фермеры и другие пресмыкаются перед ними, предлагая им такие большие деньги за тот или иной участок земли, что это дает лордам и джентльменам повод тиранить младших братьев", т. е. обычных держателей, сидящих на этих участках 42.

"Капитализм увеличил в громадных размерах дань, взимаемую землевладельцем, величину дифференциальной и абсолютной ренты" 43. В ходе аграрного переворота в XVI в. все явственнее обнаруживалась разница между обычными или феодальными рентами и рентой капиталистической. Именно этим объяснялся прогрессивный рост во многих манорах срочной аренды-лизгольда, обычно являвшейся в XVI - XVII вв. удобной и выгодной для лендлордов юридической формой капиталистической аренды. В маноре Барроу (Линкольншир) 10 лизгольдеров держали 836 акров земли и давали лорду 65% всех доходов от рент, а 46 копигольдеров - 1114 акров земли и их обычная рента составляла всего 29% всех доходов лорда. В маноре Брамптон (графство Гентингтоншир) хозяйничали более предприимчиво, чем в маноре Барроу, и в 1650 г. там свободная и срочная аренда стала основным источником дохода: 11 лизгольдеров (4 дворянина, один купец и 6 крестьян) платили лорду ренту в сумме 619 фунтов ст., а обычная рента и другие поборы в это время составляли всего 56 фунтов, т. е. рента за лизгольд превышала обычную ренту крестьян в одиннадцать раз. Интересно, что самая крупная и наиболее выгодная для манора аренда оказалась в руках дворян: за 528 акров четверо дворян уплачивали 403 фунта ст. Один джентльмен платил ренту 12 шиллингов 4 пенса за акр, другой - сквайр - 1 ф. 4 шилл. за акр, в то время как копигольдера в этом маноре платили 1 шилл. 7 пенсов за акр 44. Как видно, Джон Норден был прав, когда утверждал, что конкуренция между держателями и повышение вследствие этого ренты более часто наблюдались на держаниях срочной аренды, а ренты и файны (платежи, взимаемые при допуске держателей к земле) за наследственный копи-гольд были неподвижны 45. [20]

Из приведенных данных выявляются экономические причины превращения английских крупных и средних землевладельцев из нового дворянства и буржуазии в активных разрушителей традиционных поземельных отношений в поборников лендлордизма при свободной капиталистической аренде. Копигольд и денежная рента за него в условиях появления капиталистической ренты и революции цен стали невыгодными земельному собственнику. Кроме того, земельная собственность дворян в качестве рыцарского держания была подчинена королю как главе феодальной иерархии и от этого дворяне несли не только значительный материальный ущерб, но и были стеснимы королевским надзором в распоряжении своей землей и в отношениях со своими крестьянами-держателями. Королю принадлежало право опеки над малолетними наследниками, право отдачи наследниц замуж по своему выбору, право ввода в наследство, право разрешать и запрещать отчуждение земли рыцарского держания. Все это сопровождалось соответствующими платежами. Иерархия земельной собственности английских дворян и связанный с ней условный характер их собственности на поместья серьезно ограничивали права дворян распоряжаться поместьями - продавать, покупать, закладывать и другими способами отчуждать их. Все это было весьма обременительно в век аграрного переворота, имущественного расслоения дворян и больших перемещений земельных владений из рук в руки. Более того, в 1541 г. Генрих VII создал специальную палату для сборов платежей, которые все дворяне как его вассалы обязаны были вносить в казну короля в случаях отчуждения своих земель, передачи их по наследству, опеки и т. д. Эта мера должна была укрепить феодальную структуру землевладения в Англии в условиях интенсивно происходившего в XVI в. процесса перехода земель в руки буржуазных элементов, упорядочить отношения короля с его держателями и увеличить доходы короны. Для короны курия опеки стала важнейшим средством сбора доходов с земельной собственности дворян, имущество опекаемых расхищалось без учета, а само право опеки стало предметом купли и продажи. Кроме того, опираясь на свое право верховного собственника всех земель Англии, Тюдоры пытались остановить огораживания.

В таких условиях перед многими английскими землевладельцами встала необходимость превратить свею земельную собственность из феодальной в свободную буржуазную собственность. [21]

Освобождение земель от держателей-крестьян дворяне совершали посредством самочинного захвата крестьянских участков и общинных угодий, которые придали аграрному перевороту столь характерные антикрестьянские черты, замалчиваемые буржуазными историками. Причем новое капиталистическое землевладение создавалось подвергшейся обуржуазиванию частью господствующего класса феодальной Англии и это способствовало тому, что аграрный переворот начался в конце XV в., т. е. почти за 150 лет до буржуазной революции, что с этого времени Англия по сравнению с другими странами экономически стала развиваться быстрее.

Помимо прямого сгона крестьян с их земельных участков путь к капиталистической ренте прокладывался и повышением обычных рент и файнов - вступительных платежей новых владельцев копигольда или получавших его по наследству (обычно файны равнялись годовой ренте за держание). По словам Роберта Кроули, в середине XVI в. рента повысилась в два раза 46. У. Гаррисон подробно характеризует нажим лендлордов на копигольдеров: "Лорды стремятся обратить своих бедных держателей почти в полное рабство и нищету, ежедневно изобретают новые средства и применяют старые, чтобы сократить сроки держания, удвоить или утроить, а иногда в семь раз увеличить файны за допуск к держанию, принуждают их также расплачиваться за каждый пустяк штрафом и отбирают их держания" 47. В одной поэме, появившейся в 1593 г., говорилось, что по причине роста цен в два раза лорд "чрезмерно повысил свою ренту и берет большие файны и таким образом взвалил на фермеров большой груз" 48. А манориальная администрация в Барроу в 1580 г., чтобы поднять доходы манора, ввела новую "улучшенную" ренту с земель копигольдеров, повысив ее с 51 ф. ст. до 144 ф. ст., т. е. почти в три раза 49. В поместьях графов Пемброков файны возросли сравнительно с годовой рентой в несколько десятков раз 50 . [22]

В первой половине XVII в. наблюдался резкий подъем рент. Если в конце XVI в. земля обычно сдавалась по 1 шилл. за акр, то в первой половине XVII в. плата поднялась до 5-6 шилл. Описи поместий XVII в. содержат многочисленные примеры стремления лордов к повышению ренты, фиксируя большое разнообразие рент по величине и названию, что свидетельствует о пестроте отношений этой переходной эпохи.

Конечно, повышение рент и файнов несло разорение и гибель малоимущему крестьянскому хозяйству обычного держателя и способствовало переходу земли в руки тех, кто обладал капиталом и умением вести предпринимательское хозяйство. "Как чрезмерно и беззастенчиво вы подняли ваши земельные ренты в деревне, а также ренту за дома и магазины в течение этих 40 лет? Как много вы разорили людей одних рыночными рентами, других присвоением лизов и монополий в торговле? и таким образом превратили, их в бродяг", - писал в 1648 г. публицист Генри Мартен 51. Его современник Гигфорд был обеспокоен стремлением джентльменов к повышению файнов и разорением по этой причине держателей и поэтому наставлял джентльменов: "Ваши предки были умерены и в их файнах, я надеюсь, что бог вас благословит быть лучше их. Пусть эти люди наслаждаются и едят хлеб, который они ежедневно зарабатывают своим трудом" 52.

В годы английской революции отмена рыцарского держания была одной из важных задач ее буржуазно-дворянского лагеря. 24 февраля 1646 г. Долгий парламент обратил рыцарское держание в свободную собственность и отменил курию опеки 53. Через десять лет второй парламент протектората подтвердил эту реформу. Так английские дворяне "присвоили себе современное право частной собственности на поместья, на которые они имели лишь феодальное право... " 54 Однако копигольд не был отменен. Благодаря этому дворяне не только [23]избавились от стеснительной и разорительной для них опеки короля, но получили возможность по своей воле экспроприировать земли своих крестьян-держателей, оставшиеся феодально подчиненным дворянам держанием на правах копигольда. В акте парламента об отмене рыцарского держания есть на этот счет такая существенная оговорка: "Однако настоящим актом постановляется, что все ренты и гериоты, причитающиеся лордам и другим частным лицам должны уплачиваться... " 55 Идеолог крестьянской и городской бедноты Д. Уинстенли справедливо указывал на лендлордистский характер этой односторонней отмены феодальных отношений в деревне. "Лорды маноров признавали омаж королю в той курии опеки, которую они отменили, чтобы освободить себя самих. Но вы желаете, чтобы копигольдеры признавали омаж лордам маноров. Не является ли это пристрастием? О вы, правители, сделайте бедного так же свободным на земле, как вы сделали себя самих, и почитайте справедливость" 56.

Все сказанное об аграрном перевороте в Англии в XVI - XVII вв. подтверждает ленинскую оценку этого переворота как буржуазно-дворянскую "чистку земель" от феодализма, как "пересоздание" феодального аграрного строя в буржуазный. "В Англии, - говорит Ленин, - это пересоздание шло революционно, насильственно, но насилия производились в пользу помещиков, насилия производились над крестьянскими массами, которые изнурялись поборами, выгонялись из деревень, выселялись, вымирали и эмигрировали" 57.

Возвышение джентри как класса обуржуазившихся землевладельцев имело очень важные социально-политические последствия для Англии эпохи перехода от феодализма к капитализму. На почве прямой заинтересованности в развитии капиталистических отношений в XVI в. происходило сближение нового дворянства с городской и сельской буржуазией, создавался союз между этими новыми классами. Вот как объясняет это историческое явление Маркс и Энгельс. "Эти землевладельцы, - с одной стороны, поставляли промышленной буржуазии необходимые для существования мануфактур рабочие руки, а с другой стороны, были способны придать сельскому хозяйству направление, [24]соответствующей состоянию промышленности и торговли" 58. Поэтому совершавшийся аграрный переворот имел "свою революционную сторону: он был одним из основных условий превращения феодального землевладения в буржуазное и развития буржуазии" 59.

По этим причинам английская буржуазия XVI - XVII вв. поддерживала существование крупной земельной собственности и антикрестьянский аграрный переворот, т. е. выступала союзником нового дворянства в его борьбе с крестьянством за землю. Отрицательное отношение буржуазии к борьбе крестьянства за землю накануне английской буржуазной революции ярко выразил лидер парламентской оппозиции юрист Э. Кок, назвавший в одном из своих трактатов выступления крестьян с целью разрушения изгородей и засыпки канав "незаконными совместными действиями" а также "мятежом" всякое выступление трех или более лиц с целью завладеть чужой землей 60. Именно союз нового дворянства с буржуазией был основной особенностью расстановки классовых сил в английской буржуазной революции XVII в., отличавшей эту революцию от французской, где буржуазия выступила гегемоном крестьянства в борьбе против феодализма и власти дворян. Укажем и на такой факт: союз буржуазии и нового дворянства получил свое выражение в формировании в XVI в. буржуазно-дворянского направления политической мысли, буржуазного по своей социальной сущности, т. е. выражавшего интересы складывавшихся в то время двух классов-союзников.

Английские крестьяне были другой социальной силой, боровшейся в XVI – первой половине XVII вв. за буржуазно-крестьянскую перестройку аграрных отношений в английской деревне. Их борьба проявилась глазным образом в ряде крестьянских восстаний и выступлении 61. По своему исторически реальному содержанию это была борьба на только за освобождение от феодального гнета, но и за буржуазно-крестьянскую "чистку земель" от феодализма. Но ей были присущи общие всякому крестьянскому движению черты — стихийность я разобщенность выступлений, недостаточная политическая сознательность и [25]организованность ее участников. Пролетариат же - единственно верный союзник и руководитель крестьян в борьбе за социальное освобождение - тогда в Англии еще не сложился, а буржуазия, как уже указывалось, выступила в союзе с новым дворянством и поддерживала буржуазно-дворянский аграрный переворот. Кроме того его использовали с выгодой для себя и многие зажиточные крестьяне, они нередко сами эксплуатировали наемный труд бедняков и экспроприированных, переходя от аренды к капиталистическому фермерству. Основная же масса крестьян в это время превращалась вследствие социальной дифференциации и насилий огораживателей в безземельных коттеров и пауперов, или опускалась в малоземельные группы держателей, становясь полупролетариями-полукрестьянами.

История крестьянских движений в Англии в XVI - XVII вв., до английской революции свидетельствует, что идея имущественного уравнения обычно выражала освободительные чаяния низших слоев крестьянства, несущих на своих плечах гнет феодальной эксплуатации, наемного труда и насилий буржуазно-дворянского аграрного переворота. Именно поэтому эта идея обычно соединялась с идеей уничтожения всякой частной собственности и классовых различий. Изучению основных крестьянских выступлений английских крестьян во второй половине XVI - начале XVII вв. посвящена тематика самостоятельных докладов студентов, рекомендованная им в данном пособии.

ИСТОЧНИКИ

Источники в кн. : Сапрыкин Ю. М. Крестьянские движения в Западной Европе в XIV-ХVI вв. М., 1960, с. 65-100.

Хрестоматия по социально-экономической истории Европы в новое и новейшее время/ Под ред. В. П. Волгина. М. ;Л., 1929, с. 166-192, 193-273.

Хрестоматия по истории средних веков / Под ред. К. П. Грацианского и С. Д. Сказкина. М., 1950, т. 3, с. 255-265.

Мор Т. Утопия. М., 1978, с. 132-135.

Ченей Э. Аграрный переворот в Англии в ХVI веке по свидетельству современников. СПб., 1899.

Бэкон Ф. Опыты или наставления нравственные и политические. - Соч. М., 1917, т. 2, гл. 15. О смутах и мятежах.

Бэкон Ф. Опыты или наставления нравственные и политические. - Соч. М.,1977, т. 2, гл. 15. О смутах и мятежах.

Исследования

Английская буржуазная революция ХVII века. М., 1954, т. 1
Архангельский С. И. Крестьянские движения в Англия в 40-50-х годах ХVII века. М.,1960
Барчугова А. Обострение классовых противоречий в Англии в конце ХVI века и попытка Эссекса захватить власть. - Учен. зап. Горьк. ун-та, 1954, вып. 26.
Грин Д. История английского народа. СПб.,1892, т. 2.
Гринд Д. История английского народа. М., 1892, т. 2.
Гутнова Е. В. Основные проблемы истории средних веков трудах К. Маркса и Ф. Энгельса. М., 1964.
Ивонин Ю. Е. Восшествие на престол Марии Тюдор и габсбургская дипломатия. - Вопросы истории древнего мира и средних веков. Минск, 1977.
История дипломатии. М., 1941, т. 1
Кириллова А. А. Организация внецехового ремесла в английских городах ХVI века. — Проблемы экономического и политического развития стран Европы в античную эпоху и средние века. М., 1975.
Коган М. А. Восстание Уайатта в 1554 г. - Учен. зап. ЛГПИ им. М. И. Покровского, 1940, т. 5, вып. 1.
Козодоев И. И. Земельная рента при капитализме. М., 1958
Косминский Б. Д., Лавровский В. Н. Манор Брамптон. (К истории поземельных отношений XI-ХVII вв. ) - Средние века. М., 1946, вып. 2
Косминский Е. А. Были ли XIV и ХV века временем упадка европейской экономики? - Там же
Косминский Е. А. Вопросы аграрной истории Англии в XV веке. - Там же, с
Косминский Е. А. Исследования по аграрной истории Англии ХIII вена. М. ; Л,, 1947, гл. 8
Косминский Е. А. Эволюция форм феодальной ренты в XIV-ХV вв. - В кн. : Косминский Е. А. Проблемы английского феодализма и историографии средних веков. М., 1963
Кочергин А. Г. Крестьянство северных графств Англии и восстание 1569 г. Проблемы истории докапиталистических формаций. М., 1978
Кочергин А. Г. Огораживания общинных земель в северных графствах Англии второй половины ХVI в. Проблемы истории античности и средних веков. М., 1978
Лавровский В. М. К истории поземельных отношений в линкольширском маноре Барроу ХVI- ХVIII вв. - Известия АН СССР. Серия истории и философии. 1946, т. 3, вып. 3
Мортон А. История Англии. М., 1950
Островитянов К. Е. Политическая экономия досоциалистических формаций. - Избр. произведения. М., 1972, т. 1, с. 214-258, 309-316.
Политическая экономия. Учебник для экономических высших учебных заведений и факультетов. М., 1976, т. 1, с. 61-160. 302-323.
Политэкономический словарь. М., 1972.
Попов-Ленский И. Л. К вопросу об огораживаниях земель в Англии в первой половине ХVII века. учен. зап. РАНИОН, 1928, т. 3
Попов-Ленский И. Л. Лильберн и левеллеры. М., 1928.
Прескотт У. История царствования Филиппа Второго короля Испанского, СПб.
Савин А. Н. Английская деревня эпохи Тюдоров. М., 1903
Савин А. Н. Английская реформация в эпоху Тюдоров. Книга для чтения по истории нового времени. М., 1910, т. 1
Савин А. Н. Английская секуляризация. М., 1906
Савин А. Н. История двух маноров. - Журн. Мин. нар. просвещ., 1916, № 4, ч. 62.
Савин А. Н. История одного восточного манора. - Сб. статей; В честь М. КЛюбавского. Пг., 1917
Савин А. Н. Лекции по истории английской буржуазной революции. М., 1937, с. 82-108.
Савин А. Н. Статья "Копигольд" в энциклопедии "Гранат",
Сапрыкин Ю. М. Народные движения в Англии и Ирландии в XVI веке. М., 1963.
Сапрыкин Ю. М. О классовой сущности политических взглядов Гаррингтона. - Средние века, 1953, вып. 4, с. 249-263.
Сапрыкин Ю. М. Основные проблемы истории феодального общества в трудах В. И. Ленина. М., 1977.
Сапрыкин Ю. М. Социально-политические взгляды английского крестьянства в XIV-ХVII вв. М., 1972, гл. 3.
Сапрыкин Ю. М. Феодальная собственность на землю и товарное производство. - В кн. :Проблемы развития феодальной собственности на землю. М., 1979
Семенов В. Ф. Английская деревня второй половины ХVI и начала ХVII в. [по материалам Юго-Западной Англии). - Проблема экономического и политического развития стран Европы в средние века и в период новой истории. М., 1964
Семенов В. Ф. Восстание на севере Англии 1569-1570 гг. Из истории социально-политических идей. К 75-летию акад. В. П. Волгина. М., 1953
Семенов В. Ф. Из истории раннего капиталистического фермерства в Юго-Восточной Англии ХVI-ХVII вв. - Проблемы экономического и политического развития стран Европы в средние вена и античную эпоху. М., 1969.
Семенов В. Ф. Огораживание в Англии ХV-начала ХVI века. - Средние века, 1942, вып. 1.
Семенов В. Ф. Огораживания и крестьянские движения в Англии ХVI века. М. ;Л., 1949
Семенов В. Ф. Опись земель Вильяма Герберта графа Пемброка как источник по истории южноанглийского манора второй половины ХVI века. - Очерки социально-экономической и политической истории Англии и Франции ХIII-ХVII вв. М., 1960.
Семенов В. Ф. Пауперизм в Англии ХVI века и законодательство Тюдоров по вопросу о пауперах. - Средние века, 1953, вып. 4.
Семенов В. Ф. Положение обычных держателей Юго-Западной Англии во второй половине ХVI - начале ХVII в. - Средние вена ,1964, вып. 25.
Семенов В. Ф. Проблема аграрного переворота в Англии ХVI-ХVII вв. в английской историографии. - Учен. зап. МГПИ им. В. И. Ленина, 1967. Вопр. историографии.
Семенов В. Ф. Раннекапиталиетическое фермерство в Англии в ХVI - первой половине ХVII-в. (по материалам Юго-Западной Англии). - Генезис капитализма в промышленности и сельском хозяйстве. К 80-летию акад. Д. Б. М. Дружинина. М., 1965.
Сказкин С. Д. Избр. труды по истории. М., 1973
Тревельян Д. Социальная история Англии. М,, 1959
Штокмар В. В. Очерки истории Англии в ХVI в. Л., 1957
Штокмар В. В. Социальная и экономическая политика абсолютной монархии второй половины ХVI века. Автореф. на соиск. учен. степ. др. наук. Л., 1963.
Штокмар В. В. Экономическая политика английского абсолютизма в эпоху его расцвета. Л. 1962
Щербань П. Н. Положение наемных рабочих в английских городах во второй половине ХVI- начале ХVII в. В кн. : Проблемы истории докапиталистических формаций. М., 1978
Щербань П. Н. Разложение ремесленного производства в английских городах во второй половине ХVI в. Проблемы всеобщей истории. М., 1977
 
Комментарии

1. См.: Harrison W. Description of Britain. L., 1877, p132

2. Об английских денежных единицах см. приложение к пособию.

3. Elizabethians. Cambridge, 1957, p. 74

4. Chamberlain J. Letters. Philadelphia, 1932, vol. 2, p. 468

5. Бэкон Ф. Соч. М., 1972, т. 2, с. 379.

6. См.: Harrison's Description of England. L., 1881. p. 167, 172,173

7. См.: Stone L. Anatomy of the Elizabethan Aristocracy. – Economic Historical Review, 1948, vol. 18, № 1-2, p. 1-53

8. Oliver Cromwell’s Letters and Speeches . ed. bу Т. Саrlуlе, vol. 4, р. 47.

9. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т,7, с. 394.

10. Discourse of a Commonwealth of this Realm of England. Cambridge, 1929, р. 20.

11. The Good Old Cause. L., 1949, р. 63.

12. Nashe T. Works, Oxford, 1958, vol. 2, p. 98

13. Морозов У. Н. Избранные статьи и переводы. М., 1954;., 1953, р. 1038.

14. См.: Starkey T. England in the Reign of King Henry the Eight, 1877, р. 93.

15. Harrison’s Description, р. 179.

16. См.: Valor Ecclessiasticus. L., 1813, vol. 1, p. 127-128, 232-234.

17. См.: Domesday Book of Inclosures. L., 1893, vol. 1, p. 248, 252.

18. См.: Савин А. Н. Английская секуляризация. М., 1906, с. 535-537, 546-565. Tawney R. The rise of Gentry. – English Historical Review №1, p. 28

19. См.: Tawney R. Op. Cit., р. 28.

20. См.: Семенов В. Ф. Описи земель Вильяма Герберта графа Пемброк... (Очерки социально-экономической и политической истории Англии и Франции в ХШ- XVII вв. ) - Учен. зап. МГПИ им. В. И. Ленина, 1960, с. 26-27.

21. См.: Domestic Book of Incloseres, vol. 1, L. 1897, p. 127, 148, 362.

22. Harrison’s Description, p 179

23. Савин А. Н. История одного восточного манора. - Сб. в честь Любавского. М., 1917, с. 275; его же. История двух маноров. - Журн. Мин-ва нар. просвещ,, 1916, № 4

24. Бэкон Ф. Цит. соч., с. 432.

25. Уинстенли Дж. Избранные памфлеты. М.; Л., 1959, с. 121.

26. Dekker T. Non DramaticalWorks. L. 1884, vol…., p. 776-778

27. Бэкон Ф. Указ. соч., с. III.

28. См.: Domesday Book of Inclosures, уо1. 1 , р. 137, 277, 248.

29. Hevilly H. Plato Redivivus. – Harrison J. Works. Dublin, 1737, р. 599.

30. Starkey T. Op. cit., p. 110-112

31. См.: The Gold Old Cause, p. 37; Campbell M. The English Yeoman under Elizabeth and Early Stuarts. New Haven, 1942, p. 82

32. Бэкон Ф. Цит. соч., с. 379.

33. Shakespeare W. Complete Works, р. 1035

34. Цит. по: The Court and Times of Carles the First, vol. 1, p. 331

35. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, стр. 383

36. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 26, ч. 2, с. 257.

37. См.: Ленин В. И:. Полн. собр. соч., т. 16, с. 278-290.

38. Там же, с. 276-277.

39. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 275, а также см.: т. 5, с. 119.

40. Harrison’s Description, р. 179.

41. по: Campbell M. The English Yeomen, р. 77.

42. См.: Winstanley G. Works. Ithaca, 1941. Appendix, p. 77

43. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 116.

44. См.: Лавровский В. М. Проблемы исследования земельной собственности в Англии в XVII - XVIII вв., М., 1956, стр. 90, 92, 109-110.

45. Harrison’s Description, р. 175.

46. См.: Crowley R. The Works. L., 1872, р. 34, 49.

47. Harrison W. Description of Britain, p. 238.

48. Harrison’s Description, р. 169.

49. См.: Лавровский В. М. Указ. соч., с. 88.

50. См.: Семенов В. Ф. Очерки. М., 1960, с. 29.

51. Цит. по: Petegorsky D. Left Wing in the English Civil War. L., 1940, р. 107.

52. Цит. по: Harlean Miscellany, vol. 9, р. 540.

53. См.: Английская буржуазная революция XVII века, 1954, т. 1, с. 395-406; Барг М. А. Английская революция и судьба крестьянского землевладения (о так называемой "отмене рыцарского держания"). - Средние века, 1954, вып. 5, е. 322-359.

54. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 734.

55. Законодательство английской революции 1646-1660 гг. М.,Л., 1946, с. 200.

56. Winstanley G. Op. Cit., p. 372.

57. Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16. с. 252.

58. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 7, с. 222

59. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 20, с. 644.

60. См.: Архангельский С. И. Крестьянские движения в Англии в 40-х - 50-х годах XVII в. М., 1960, с. 15Э.

61. См.: Сапрыкин Ю. М. Социально-политические идеи английского крестьянства в XIV-XVII вв. М., 1972, гл. 3-4.


Текст воспроизведен по изданию: Народные движения в Англии во второй половине XVI- начале XVII вв. М. МГУ. 1981

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.