Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

КУПЕЧЕСКИЕ ХАРТИИ В АНГЛИИ НАЧАЛА XIV в. И ИХ ПРЕДЫСТОРИЯ

Из всех королевских хартий, пожалованных иностранным купцам в XIV в., наиболее интересны две самые ранние: хартия купцам-виноторговцам из Гасконии от 1302 г., и "Купеческая хартия" 1303 г. Король предоставлял хартии с привилегиями, которые можно условно разделить на три группы: во-первых, жаловались индивидуальные привилегии отдельным купцам; во-вторых — коллективные, для купцов из тех или иных городов или стран — наконец, привилегии, касающиеся всех иностранных купцов, торгующих в Англии. Именно такой общей хартией и была "Купеческая хартия" 1303 г. Хартии 1302 г. и 1303 г. не только во многом схожи между собой по содержанию, по структуре и порядку размещения пожалованных привилегий, но и неотделимых друг от друга. Чем же было вызвано предоставление широких привилегий иностранным купцам в начале XIV в.?

В конце ХIII в. английский король Эдуард I проводил активную внешнюю политику, направленную на подчинение новых земель. Старые феодальные источники поступлений в казну — щитовые деньги, талья и т.д. — давали во второй половине ХIII в. не более 2,5— 3 тысяч фунтов 1. Значительно больше приносил налог на движимость. При Эдуарде I его собирали девять раз и он давал казне дополнительно 30—40 тыс. ф. Однако денег постоянно не хватало. Уже первые войны в Уэльсе (1277,1282,1287 гг.) выявили нехватку денежных средств, общую слабость финансовых ресурсов престола. Продолжительная борьба за шотландский трон (1296—1328 гг.) и конфликт на континенте с Францией (1294— 1302 гг.) вынудили короля обратиться к поиску новых финансовых источников. И наиболее перспективным оказалось получение доходов от таможенных пошлин. В 1275 г. вводится первая пошлина на вывозимые товары: шерсть, кожи, шкуры 2. В дальнейшем ее обычно называли "старой пошлиной". В 1294 г., с началом англо-французской войны, король самовольно увеличил ее в шесть раз. "Дурная пошлина" 1294 г. вводилась на 2—3 года "...в помощь королю в его войне, которую он ведет против французов" 3. К концу ХIII в. постепенное изменение финансовой основы королевской власти стало очевидным. Все большее место в доходах казначейства Англии занимают пошлины. За последнюю треть ХIII в.

Эдуард I собрал с населения в виде экспортных и импортных пошлин около 490 тыс. ф 4. Одновременно король издает статуты, направленные на дальнейшее стимулирование и развитие торговли. Уже первый Вестминстерский статут 1275 г. запрещал королевским чиновникам притеснять купцов, взимая с них незаконные пошлины и налоги. Впрочем, сам статут соблюдать не очень строго. В 1279 г. вымогательство незаконных пошлин у испанских купцов бейлифами и чиновниками Портсмута привело к тому, что иностранные купцы перестали посещать этот порт "к большому ущербу для этого города и соседних с ним мест" 5. Купеческие статуты 1283 и 1285 гг., принятые для привлечения иностранных купцов в Англию, создали систему регистрации долговых обязательств, которая предоставляла [235] гарантию уплаты долга кредитору, а также предусматривала ответственность по долгам не только движимым имуществом, но и доходами с земельных владений 6.

Принятие этих статутов в конце ХIII в. не было полной неожиданностью для Англии. Статуты в законодательном порядке только оформили и узаконили те процессы и ту практику, которые уже имели место во второй половине этого столетия. Так, купеческие статуты вводили регистрацию долговых обязательств, но еще в 1280 г. в одной из королевских хартий упоминается, что "долговые обязательства... по контракту или по займу должны быть зарегистрированы в казначействе для большей гарантии признания долга должником" 7.

В этот период иностранное купечество занимает прочные позиции во внешней торговле. Благодаря установлению в 1273 г. лицензионного порядка вывоза шерсти, мы можем определить примерную долю участия национального купечества во внешней торговле. Из общего количества шерсти, на которую были выданы лицензии, только треть должны были вывезти английские купцы 8. На внутреннем рынке торговые гильдии английских городов тщательно следили, чтобы иностранцы не нарушали установленных правил торговли. Иностранным купцам предписывалось торговать только оптом и только с фрименами тех городов, в которых они находились. Ограничивался и общий срок пребывания в Англии — не более 40 дней 9. Подобного срока явно не хватало иностранным купцам 10 и они были вынуждены обращаться к помощи английских брокеров и перекупщиков 11. Иностранцы стремились продлить срок своего пребывания в стране, устанавливали тесные связи с местными купцами, стремились приобрести те же привилегии, которыми пользовались сами англичане. Натурализация выражалась в предоставлении иностранцу статуса полноправного гражданина английского города — фримена. При этом сокращалась ставка уплаты эксперты пошлин, но натурализовавшийся купец принимал на себя обязательство нести все городские расходы. Иностранец получал гражданство города с согласия "общины города" и при ручательстве за него "достойных и честных" горожан 12. Но статус натурализовавшегося мог предоставляться и по хартии короля. Такая королевская хартия, как правило, жаловалась хорошо известным королю купцам, которые являлись поставщиками товаров для королевского двора. Например, в 1274 г. был пожалован патент на натурализацию купцу из Брюгге Петеру Боуэну, в котором говорилось, что "хотя он родился во Фландрии, он известен как denizen и купец короля". Ему позволялось свободно торговать в Англии, не платя пошлин, и "ни он, ни его слуги, ни его купцы не должны объявляться вне закона" 13. [236]

В тех случаях, когда торговое соперничество не обострялось и торговля приносила английским купцам хороший доход, устанавливались прочные взаимовыгодные контакты. Так, горожане Саутгемптона, занимающиеся посреднической торговлей, отказались в 1264 г. арестовать по королевскому приказу нескольких иностранных купцов, проживающих среди них 14. О заинтересованности национального купечества в поддержании активных торговых связей с иностранцами свидетельствует не только то, что некоторые английские города заключали торговые соглашения с ними 15, но и прямые обращения с приглашением посещать Англию 16. В 1298 г. мэр Лондона обещал купцам пикардийской ганзы, которая специализировалась на торговле вайдой, простить половину задолженной ими суммы за ежегодные платежи в 50 марок Лондону, если купцы из пикардийских городов возобновят свою торговлю в городе 17.

Господствующее положение иностранцев во внешней торговле, а также позиции итальянских банкиров при королевском дворе Эдуарда I не могли не вызвать беспокойства и раздражения английского купечества. Да и сами иностранцы порой вели себя вызывающе 18. Неоднократно подаваемые в парламент петиции отражали растущее недовольство англичан расширением привилегий, предоставляемых иностранцам. В 1280 г. лондонцы выступали против увеличения королем срока, в течение которого гасконские купцы могли оставаться в стране 19. Через десять лет была подана петиция в парламент, в которой говорилось: "поскольку раньше иностранные купцы оставались в стране только 40 дней, они продавали свои товары людям королевства, а сейчас они забирают себе всю прибыль" 20. Страсти постепенно накалялись, и в 1301 г. в Лондоне арестовываются товары 17 иностранцев за пребывание в городе дольше 40 дней 21.

В подобной обстановке, считая, что "иностранные купцы удобны и полезны магнатам" 22, Эдуард I пожаловал в 1302 г. привилегии гасконским купцам-виноторговцам, за которые те согласились платить повышенную пошлину. Эта хартия была только пробой сил, так как через год еще более широкие привилегии были пожалованы уже всем иностранным купцам, торгующим с Англией и не являющимися "врагами короля".

Прежде всего иностранцам предоставлялось право "свободно приходить в страну и распоряжаться своими товарами". Свободная торговля включала в себя, во-первых, право не только привозить товары, но и распоряжаться ими по своему усмотрению и вывозить их. Примечательно, что не исключалась возможность реэкспорта привезенных товаров (за исключением вина), и это, безусловно, свидетельствует о том, что Англия выполняла роль [237] транзитной территории для купцов из некоторых стран 23. Во-вторых, иностранному купцу дозволялось торговать с тем, с кем он хотел. Если хартия 1302 г. еще не позволяла иностранцу торговать с иностранцем, то "Купеческая хартия" это ограничение снимала. И, наконец, хартия определяла новый порядок оптовой и розничной торговли. Некоторыми видами товаров иностранцам теперь разрешалось торговать в розницу, что лишало прибыли английских купцов, занимающихся перепродажей в розницу товаров, приобретаемых по оптовым ценам.

Далее, обе хартии позволяли купцам-чужеземцам оставаться в стране на любой срок, без всякого опасения, что их товары подвергнутся аресту. Впрочем, предоставление права "селиться в городах с согласия хозяев постоялых дворов и гостиниц" не являлось уступкой иностранцам. Наоборот, этим закреплялось запрещение иностранцам содержать в английских городах гостиницы для других иностранных купцов. Известно, например, что во второй половине ХIII в. иностранцу в Лондоне разрешалось держать постоялый двор, если он предъявлял городскому совету рекомендательное письмо из того места, откуда он прибыл, а также тех, кто ручался за его "хорошее поведение" 24. Однако в апреле 1300 г. мэр Лондона запретил восемнадцати португальским и немецким купцам держать постоялые дворы 25. Им предписывалось жить в домах горожан. В июне этого же года подобный запрет был введен для купцов из Бордо 26. Таким, образом, несмотря на то что иностранцы в английских городах могли приобретать дома и недвижимость, а также на существование там факторий иностранных купцов 27, в купеческих хартиях начала XIII в. отразилось стремление английского купечества ограничить деятельность иностранцев.

Король традиционно обещал не причинять вреда и ущерба купцам, которые прибудут торговать в Англию. Обещание не арестовывать товары и не конфисковывать их подкреплялось заверением, что за все будет даваться "справедливая цена", которую назначат сами купцы, а не королевские чиновники 28.

Следующая группа привилегий, пожалованных в 1302 и 1303 гг., относится к непосредственному делопроизводству и судебным разбирательствам, в которых участвовали иностранные купцы. Интересно требование прочности и нерасторжимости контракта, заключаемого между купцами. Несоблюдение данного обещания на покупку товара могло обернуться крупными убытками для продавца. Поэтому сделка считалась заключенной только после выплаты "божьего пенса" и задатка. Уплата "божьего пенса" — символ того, что сделка освящена богом и нерасторжима. Надо учитывать, что задаток и "божий пенс" это разные понятия. В начале XIV в. понятия эти существовали раздельно друг от друга. Например, судебное разбирательство по поводу невыполнения контракта установило, что [238] покупатель дал задаток и "божий пенс". К нарушителю подобного контракта применялись штрафные санкции, причем штраф мог в 4—5 раз превышать сумму задатка 29.

Особого внимания заслуживает то, что и ордонанс 1302 г., и "Купеческая хартия" 1303 г. предоставляли иностранным купцам привилегию "быстрого суда по купеческому праву". Решение таких дел обладало своей спецификой. Купеческое право — это право, основанное на обычаях, сложившихся в международной торговой практике, по которому разбирались спорные вопросы, возникающие между купцами. Подразумевалось, что купеческое право должно было в необходимой мере гарантировать соблюдение предоставленных иностранцам прав. В сферу действия купеческого права входили судебные дела по взысканию и признанию долгов, нарушению контрактов и соглашений между купцами, в то время как иски по уголовным делам, за которые полагалась смертная казнь, нанесение увечий и судебные дела, связанные с землей, к ней не относились 30. До предоставленных привилегий иностранное купечество не имело абсолютного права судиться по нему. В 1281 г. фламандские купцы обратились с петицией к королю, прося судить их по купеческому праву 31.

Главное, что привлекало иностранных купцов в разборе исков по купеческому праву, — это то, что суд велся по определенным, жизненно важным для них принципам.

Во-первых, это означало возможность судиться самими купцами, а не городскими властями. Документы суда ярмарки Сент-Айвса (1275 г.) упоминают об одном решении как "решении суда купцов", а несколькими годами позже в том же суде дело откладывалось, "пока оно не будет более тщательно обсуждено купцами" 32. Членами суда присяжных не могли быть лица, заинтересованные в решении дела или связанные родством с обвиняемыми 33. "Купеческая хартия" 1303 г. предоставляла иностранцам дополнительную гарантию вынесения судом справедливого решения: суд присяжных должен был наполовину состоять из соотечественников иностранного купца 34.

Во-вторых, купцы сильно страдали от проволочек судопроизводства. Исполнения судебных решений или возмещения убытков часто приходилось ждать десятилетиями 35. Поэтому купеческое право требовало "быстрого и скорого суда", аргументируя это тем, что "купец не может оставаться подолгу в одном месте со своими товарами" 36. Суду предписывалось "заседать изо дня в день и в воскресенье, если это необходимо" 37. "Купеческая хартия" попыталась преодолеть судебную волокиту. Для этого она ввела штраф в пользу [239] пострадавших купцов с судебных чиновников, виноватых в задержке судопроизводства. 38

В-третьих, купеческое право было неформальным и гибким, поскольку решение суда часто основывалось на проводимых среди купцов расследованиях о "древних обычаях и законах" их города. Правда, по причине незнания специфики торговой документации иностранного купечества королевские судьи не всегда были в состоянии разобрать споры, возникающие между его представителями. Например, в 1291 г. бароны казначейства, рассматривая спор между итальянскими купцами, оказались в затруднении: они не смогли понять представленные им в доказательство торговые книги, счета, письма и другие документы 39.

Не ограничиваясь обещанием судить купцов по купеческому праву, "Купеческая хартия" предусматривала возможность учреждения специального суда для иностранных купцов, назначив для этого особого судью - "достойного человека из Лондона". Сама идея учреждения такого суда была вполне приемлема, и какие-то основы для этого уже были. Так, еще по статуту 1285 г. на ярмарки для признания долгов посылались представители из числа лондонских купцов 40. Однако о деятельности специального суда для иностранных купцов ничего не известно, и, скорее всего, он так и не был создан.

"Купеческая хартия" предусматривала не только создание специального суда для иностранцев, но и в отличие от привилегий, пожалованных гасконским купцам-виноторговцам, затрагивала вопрос единства мер и весов, а также более детально описывала порядок уплаты пошлин при экспорте и импорте из Англии. За предоставленные привилегии иностранные купцы согласились выплачивать дополнительные пошлины, которые получили название "новой пошлины", поскольку взимаемая с 1275 г. "старая пошлина" не была отменена, так что обе пошлины собирались параллельно. Король пошел при этом на незначительные финансовые уступки иностранцам за счет городов, отменив некоторые местные пошлины, взимаемые в пользу городов, а также обещал не ''захватывать" товары иностранных купцов и отказаться от своего древнего права на взимание специального налога с ввозимого в Англию вина 41. Доходы от "новой пошлины" оказались более значительными за счет того, что ею облагались не только шерсть, кожи, шкуры, но и другие, ранее необлагаемые товары, например сукно и воск. Но еще важнее, что теперь применялся и новый способ обложения, согласно которому пошлины взималась не с товара, а с каждого фунта его цены.

Очевидно, что введение повышенных пошлин для иностранцев не имело целью защитить интересы английского купечества. Об этом достаточно ясно свидетельствуют обстоятельства принятия "Купеческой хартии", когда король заручился согласием иностранного купечества, собрав представителей итальянских торговых компаний. А к 25 июня в Йорк были приглашены представители от английских городов "... с полномочиями от общины своего города сделать и согласиться с тем, что будет решено купцами нашего королевства". На этой встрече король получил решительный отказ на свое предложение увеличить пошлины 42. С еще большим недовольством было воспринято известие о предоставлении иностранцам широких привилегий. Особенно сильное противодействие оказывал Лондон, который отказывался признавать пожалованные иностранным купцам привилегии.

Камнем преткновения стала практика и порядок взвешивания в Лондоне товаров, принадлежащих иностранцам. В 1305 г. горожане жаловались королю на то, что пожалованные [240] иностранцам привилегии противоречат привилегиям Лондона 43. Позже, в 1311 г., прямо заявлялось, что хартия 1303 г. пожалована "вопреки вольностям города Лондона" 44, а 1309 г. в парламент подается петиция, в которой среди прочего содержалось требование отмены новых пошлин 45. Мотивировалось это требование тем, что взимание названных пошлин приводит к удорожанию товаров в стране 46. Эдуард II был вынужден приостановить их сбор, но уже на следующий год, поскольку "полезного результата для короля и его людей в улучшении цен на товары не произошло", взимание "новых пошлин" было восстановлено 47. На более длительный период пошлины 1303 г. были отменены "новым ордонансом" 1311 г., когда править Англией стали лорды-ордейнеры 48. И только в 1322 г. Эдуард II объявил о возобновлении как привилегий иностранных купцов, так и собираемых с них пошлин 49.

Борьба, развернувшаяся вокруг привилегий, пожалованных в 1302 и 1303 гг., свидетельствует о недовольстве ими, по крайней мере, лондонского купечества. Но удовлетворяли ли эти привилегии все потребности иностранных купцов, собирающихся торговать в Англии?

Для активизации торговли Эдуарду I необходимо было предоставить купцам не только благоприятный режим торговли, но и гарантии безопасности их самих и их товаров. Несмотря на то, что оговаривалась судебная защита и покровительство со стороны самого короля, целый ряд важных вопросов не был затронут. Например, в 1260 г. король обещал горожанам Дуэ в случае войны с Фландрией предоставить им срок в 40 дней, чтобы они могли со своим товаром покинуть Англию. Такое же обещание получили в 1279 г. купцы из Гента 50. Не затрагивался вопрос и о том, кому должно принадлежать имущество умершего в Англии иностранца: "купеческие хартии" начала XIV в. ни словом не упоминают и об этих условиях.

Ничего не говорится в хартиях и об ответственности иностранцев перед англичанами за долги своих соотечественников. В Англии статут, отменяющий арест "чужаков" за долги, по которым они не являются должниками или главными поручителями, был принят в 1275 г., а само это правило действовало задолго до того. Король жаловал своим горожанам право не отвечать за долги своих сограждан 51. Но данное право не распространялось на [241] все купечество, поскольку арест товаров, принадлежащих соотечественникам задолжавшего иностранца, был единственной возможностью вернуть долг. Более того, в брачном договоре, заключенном между Эдуардом I и графом Голландии по поводу женитьбы наследника английского престола на дочери графа в 1285 г., оговаривалось право обеих сторон арестовывать в своих странах товары, принадлежащие купцам противоположной стороны в случае невыполнения соглашения 52. Эдуард I, стремясь сохранить свободу рук, не отменял практику репрессалий в отношении иностранного купечества, но запрещал ее в решении споров между английскими городами. Во внешней политике практика взаимных арестов товаров враждующих сторон оставалась одним из главных способов разрешения финансовых претензий друг к другу.

Таким образом, предоставленные иностранным купцам привилегии в начале XIV в. не были всеобъемлющими и не гарантировали полную неприкосновенность личности купца и торговли. Однако они были все-таки значительными и обеспечивали привлечение в Англию иностранных купцов. Купеческие хартии увеличили поступления в королевскую казну финансовых средств, необходимых для покрытия военных расходов Эдуарда I. За период 1303-1307 гг. "новой пошлины" было собрано на 72 тыс. ф., что составляло около 18 тыс. ф. в год 53.

Предоставляемые королем привилегии часто были малоизвестны, к тому же их могли и отменить, если иностранные купцы, которым они были пожалованы, провинились в чем-либо перед королем. В связи с этим правовой статус и привилегии иностранным купцам оказывались не всегда ясными. Вероятно, именно запутанность привилегии иностранцам в Англии была той причиной, по которой в контрактах, заключаемых между английскими и иностранными купцами, требовалось, чтобы иностранец сообщал тому, с кем он заключает сделку, о привилегиях, которыми он пользуется 54. В 1293 г. купцы из Прованса объявили лондонскому мэру, что якобы король пожаловал им привилегию свободно проживать и торговать в городе. Но на запрос мэра король ответил, что никаких привилегий этим купцам он не предоставлял 55. Поэтому "Купеческая хартия" 1303 г., пожалованная всем иностранным купцам, торгующим в Англии, устраняла запутанность привилегий, которыми пользовались иностранцы, и во многом унифицировала их.

Несмотря на то что привилегии 1302 и 1303 гг. создавали льготный режим торговли для иностранных купцов, явно ущемляя привилегии для местного купечества, занимающегося посреднической торговлей, представляется, что значение купеческих хартий не столь однозначно. Закрепление возможности для иностранного купца судиться по купеческому праву; установление порядка оформления сделок; требование единой системы мер и весов; борьба со злоупотреблениями королевских чиновников и волокитой английского судопроизводства - все это объективно было выгодно английскому купечеству, поскольку содействовало укреплению его общего правового статуса. 

Комментарии

1. Гутнова Б.В. Возникновение английского парламента. М., 1960. С. 77.

2. Parliamentary writs and writs of military summons together with the records and muniments. L., 1827. Vol. I. P. 1—2. (Далее — PW).

3. Calendar of the Fine Rolls. L., 1911. Vol. I. P. 347. (Далее — CFR).

4. Ramsay R.Тhе Revenues of the King's of England. Oxford, 1925. Vol. I. P. 82—83.

5. Statutes of the Realm / Ed, by Г. Tomlins. L., 1810. Vol. I. P. 26—39; Calendar of the Patent Rolls (1272—1281). L, 1901. P. 338, 342. (Далее — CPR).

6. Statutes of the Realm. Vol. I. P. 53—54,98—100.

7. Calendar of the Charter Rolls (1257—1300). L., 1906. Vol. 2. P. 223—224. (Далее— CChR).

8. CPR. 1272—1281. P. 3—50.

9. Bollard A., Tait J. British Borough Charters. Cambridge, 1923. p. 285, 287—288.

10. O том, что иностранные купцы систематически задерживались в стране дольше 40 дней, свидетельствует пожалование королем горожанину Бристоля ежегодной ренты в 20 марок из той суммы, которая собиралась в качестве штрафов с купцов, торгующих вайдой, за их пребывание в городе дольше 40 дней (CChR. Vol. 2. P. 62).

11. Запрет на брокерство был введен в целом ряде английских городов. Там же, где деятельность брокеров разрешалась, городские власти бдительно следили, чтобы в качестве брокеров действовали только те, кого официально назначили на эту должность. Того же, кто осмеливался посредничать иностранцам в продаже их товаров, наказывали, лишая права пользоваться городскими привилегиями (CChR. Vol. 2. P. 315, 318,402).

12. Riley H.T. Memorials of London and London Life. L., 1868. P. 151.

13. CPR. 1272—1283. P. 55.

14. CPR. 1258—1266. Р. 388.

15. В 1281 г. подобное соглашение заключили Бристоль и пикардийская ганза, в которую входили города Амьен, Корби, Несли. См.: Calendar of the Close Rolls, 1279—1288. L., 1900. P. 121—122. (Далее — CCR).

16. Calendar of Letter-Books of the City of London. L., 1899, (Далее — Letter-Books / Ed R.R. Sharpe. Vol. "B".P. 77.

17. Letter-Books. Vol. "C". P. 29.

18. B 1300 г. в лондонский суд обратился горожанин, которого итальянские купцы презрительно назвали "английской собакой". См.: Calendar of Early Mayor's Court Rolls, 1298— 1307 / Ed. by A. Thomas. L., 1924. P. 116. (Далее — CEMCR). Конфликты происходили и на ярмарках. Например, в 1280 г. герцог Брабанта принес извинения английскому королю за ссору, произошедшую на ярмарке Сент—Айвса между его купцами и англичанами (CPR. 1272—81. Р. 403).

19. Roruli Parliamentorum: ut et petitones et placita in Parlamento 1278—1503. L., 1832 Vol. 1. P. 87. (Далее — ЧР).

20. RP. Vol. l.P. 55.

21. CFR. Vol. 1. P. 439.

22. Подобный ответ был дан королем на петицию 1290 г. (RP. V. I. Р. 55).

23. Известно, что итальянские, испанские и некоторые другие корабли заходили в порты Англии, чтобы, продав часть своих товаров, приобрести шерсть и перепродать ее во Фландрии.

24. Иностранцы, содержащие постоялые дворы, часто натурализовывались и оседали в Англии. В первой половине ХIII в. в Саутгемптоне поселился выходец из Фландрии Вальтер ле Флеминг, который стал содержать гостиницу для иностранных купцов. После его смерти, в 60-е годы, его невестка Петронилла ле Флеминг содержала постоялые дворы для испанских и фламандских купцов, приспособив для этого дома своего отца Ральфа Изембарда и свекра (Letter-Books. "С" Р. 15—16. CPR. 1258—1266. Р. 258; 1266—1272. Р. 242, 235)

25. Letter-Book. Vol. "С". Р. 65.

26. Ibid. P. 75—76, 80.

27. Например, Стальной двор немецких купцов в Лондоне.

28. В 1260 г. король обещал фламандским купцам, что оштрафует любого, кто осмелится "причинить вред или ущерб" их товарам, на 10 ф. (Letter-Books. "В". Р. 233—234).

29. CEMCR. Р. 123, 263—264.

30. Сферой применения купеческого права являлись города, морские, порты, торговые местечки, ярмарки (The Lettle Red Book of Bristol. Bristol, 1900. Vol. 1. P. 59). Мейтланд справедливо отмечал, что "трудно четко определить компетенцию купеческого права" (Maitland F. W. Select Pleas in manorial and other seignorial courts. L, 1882. Vol. 1. P. 132).

31. Sayles G.O. Select Pleas before the King's Bench. L., 1936. Vol. 1. P. 78—79.

32. Maitland F. W. Op. cit Vol. 2. P. 137,147.

33. CEMCR. P. 25.

34. Оговорка в "Купеческой хартии" о том, что не всегда может быть найдено необходимое число иностранных купцов для того, чтобы половина суда присяжных состояла из соотечественников иностранца, не была лишена основания. В 1304 г. судебное заседание, на котором должно было разбираться дело гасконского купца, отложили "из-за нехватки судей" (CEMCR. Р. 160).

35. Один купец в 1307 г. все еще ждал возмещения за шерсть, захваченную у него в 1297 г. (CCR (1302-1307). Р. 504-505).

36. RP. Vol. 2. P. 250.

37. The Little Red Book of Bristol. Vol .1. P. 73.

38. Salzman L.F. English Trade in the middle Ages. Oxford, 1931. P. 161.

39. Select Cases of the Merchant Law. L, 1908. Vol. 2. P. 53-62.

40. Statutes of the Realm. Vol. 1. P. 100.

41. McCusker J The wine prise and medieval mercantile shipping // Speculum. 1966. Vol. 41. P. 279-296.

42. PW. Vol. l. P. 134.

43. Letter-Books. Vol. С. Р. 127-128.

44. Statutes of the Realm. Vol. 1. P. 157-167.

45. RP. Vol. 1. P. 443-445.

46. Ibid.

47. CFR. 1307-1319. P. 67-68. Примечательно, что если в начале второго десятилетия XIV в. в Лондоне проводился курс на свертывание привилегий иностранного купечества, то позднее положение изменяется. Уже в апреле 1312 г. было объявлено о запрете иностранцам оставаться в Лондоне дольше 40 дней, а в марте 1313 г. ужесточены правила предоставления гражданства в городе (Letter-Books. Vol. "D". P. 280). Но в июле 1319 г. отменяется сбор налогов на ремонт стен, так как его увеличение привело к тому, что иностранные купцы стали обходить Лондон. Таким образом, лишь через 16 лет был отменен один из налогов, который ликвидировался "Купеческой хартией" 1303 г. (Ibid "E". Р. 104).

48. Statutes of the Realm. Vol. 1. P. 157-167.

49. Ibid Р. 189-190.

50. CChR. Vol. 2. P. 32-33; "Король жалует Антонию ле Брюну и его брату Эверарду, купцам из Гента, что если будет наложен запрет на выезд фландрских купцов и вывоз их товаров, то эти двум купцам дается 40 дней, чтобы вывезти свои товары" (CPR. 1272-1281. Р. 297).

51. Это оговаривалось при предоставлении горожанам права иметь "торговую гильдию" (CChR. Vol. 2. P. 181,203,209,276-277).

52. CCR. 1279-1288. Р. 368.

53. Prestwich M., War, Politics and Finance under Edward I. L, 1972. P. 199.

54. CCR. 1279-1288. P. 127.

55. Letter-Books, Vol. C.P. XI, 13.

Текст воспроизведен по изданию: Купеческие хартии в Англии в начале XIV в. // Средние века, Вып. 55. 1992

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.