Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗВЛЕЧЕНИЯ ИЗ ПРОТОКОЛОВ

PLACITA DE QUO WARRANTO

Документы, известные в истории английского государства и права под общим названием Placita de quo warranto, представляют собой протоколы судебных разбирательств, связанных с исками короны против духовных и светских феодалов по обвинению их в незаконном присвоении земельных, судебных или фискальных прав короны или в злоупотреблении этими правами. Иски такого рода практиковались уже в первой половине XIII века, но особенно массовый характер они приобрели со второй его половины, в частности после издания Глостерского статута 1278 года. Этот статут объявлял обязательную проверку всех феодальных иммунитетов Англии с точки зрения законности их обоснования и предусматривал проведение массовых судебных расследований с целью установления характера иммунитетных прав, которыми пользовались английские феодалы. Сейчас же после издания статута специальные судебные комиссии начали, переезжая из графства в графство, вызывать всех феодалов, претендующих на те или иные иммунитеты, и требовали от них ответа, “на каком основании” (quo warranto) они пользуются своими привилегиями. Протоколы подобных расследований, которые особенно интенсивно велись во всех графствах Англии с 1278 по 1290 год, и составляют основной материал издания Placita de quo warranto. Кроме этих протоколов, в нем встречаются также тяжбы о земле между королем и отдельными феодалами, незаконно с точки зрения короля, присвоившими те или иные коронные земли, а также весьма любопытные коронные иски по обвинению отдельных феодалов в том, что они не позволяют своим свободным держателям посещать подчиненные центральной администрации собрания сотен и графств, требуя, чтобы те вместо этого посещали их феодальные курии.

Протоколы, содержащиеся в Placita de quo warranto, весьма ярко и наглядно рисуют все судебные и административные привилегии английских феодалов — от самых широких до самых незначительных. В то же время, поскольку иски quo warranto возбуждались короной против феодалов, то прения сторон в этих процессах (королевский представитель — pleader защищал права короны, а сам феодал или его адвокат права лорда-иммуниста) очень ярко отражают различие взглядов правительства, с одной стороны, и феодалов-иммунистов — с другой на законность тех или иных иммунитетных прав. В силу этого Placita de quo warranto представляют собой ценнейший источник для изучения антииммунитетной политики английского феодального государства в XIII веке.

Помещенные ниже протоколы двух исков quo warranto — один против духовного, другой — против светского-феодала типичны для документов, помещенных в Placita-de quo warranto. В них фигурирует почти полный набор аргументов, обычно выдвигавшихся королевскими представителями против притязаний феодалов. В основе всей этой аргументации лежит положение, отчетливо высказанное королевским представителем Гуго Лоутером (доку-мент б), согласно которому все судебные и фискальные привилегии составляют неотъемлемую часть короны и могут быть отделены от нее только при помощи королевского пожалования.

Перевод протоколов с латинского языка сделан по изданию “Placita de quo warranto”, London, 1818.


(а) ИСК КОРОЛЯ ПРОТИВ АББАТА РАМЗЕЙСКОГО В РАЗЪЕЗДНОМ СУДЕ В ГРАФСТВЕ ГЕНТИНГДОН

В 1286 году

Аббат Рамзейский был вызван в суд, чтобы отвечать господину королю, на каком основании (quo warranto) он претендует на то, чтобы производить проверку круговой поруки свободного поручительства, захватывать в свою пользу приблудной скот и клады, обнаруженные на его земле, держать рынок в своем иммунитетном округе (banleuca) 1 в Рамзее, выполнять средствами своей администрации королевские приказы на данной территории 2, принимать первоначальные судебные приказы короля и разбирать все дела, касающиеся его иммунитетных владений (libertatem) с помощью своих собственных судей; а также, на каком основании он претендует на то, чтобы назначать коронеров 3 для получения судебных штрафов со своих держателей и движимого имущества осужденных и беглых уголовных преступников, пользоваться охотничьими заповедниками, кроличьими садками, правом захватывать обломки кораблекрушения, выброшенные на берег на этой территории. (Он должен был также) отвечать, на каком основании он претендует на освобождение себя и своих держателей от посещения собраний сотен и графств 4, от уплаты вспомоществования шерифу 5, штрафов за убийство и грабежи 6.

И адвокат аббата явился в суд от его имени и сказал, что король Генрих II даровал богу и св. Бенедикту 7 и церкви Рамзейской соку и саку (soke and sak) 8, право сбора пошлин (toll), право разбирать в суде аббата тяжбы о земле всех его держателей с держателями другие лордов (theam), право судить и наказывать воров, захваченных с поличным (infangentheft), получать штрафы с перекупщиков, штрафы за убийство, брать в свою пользу обнаруженные в земле клады и все прочие привилегии, относящиеся к короне 9, в тех землях, которые аббат имеет на расстоянии одной лиги (leugatam) 10 вокруг церкви Св. Бенедикта (в Рамзее). И он (т. е. Генрих II) также пожаловал, чтобы эта территория на расстоянии одной лиги 11 навсегда была освобождена от контроля королевских лесничих, от королевских заимок и других подобных вещей.

Томас канцлер (монастыря) представил, сверх того, Хартию Генриха I, в которой засвидетельствовано, что иммунитетная территория в Рамзее простирается до холмика, возвышающегося над виллой Вистоу, и проходит через середину виллы Вистоу, прилегая к вилле Рэвелей до морского побережья...

Он сказал также, что на основании этой хартии аббат претендует на право владения найденными в его земле сокровищами 12, на право выполнять своими средствами королевские приказы (returnus brevium), получать первоначальные приказы (breve originate) и разбирать иски по ним с помощью своих судей 13, иметь своих коронеров и разбирать дела, подсудные короне в пределах своего иммунитета. Что касается права захватывать бродячий скот, то аббат претендует на него на основании давности (abantiquo). Что же касается права проверки свободного поручительства, (адвокат) заявил, что аббат пользуется им по Хартии короля Джона, деда теперешнего короля, которую он представил, и в которой это право было засвидетельствовано. Относительно рынка Томас сказал, что король Генрих - отец теперешнего короля — даровал аббату и конвенту Рамзейскому право держать рынок в Рамзее каждую среду. И эта хартия дана за подписью (рукой) самого короля в Кембридже 20 марта 1224 года.

Что касается права аббата получать судебные штрафы с его держателей и права на имущество осужденных и беглых уголовных преступников — жителей его территории, то аббат претендует на них по давности, а также по Хартии короля Вильяма, в которой указано, что ни шериф, ни кто-либо другой не имеет права вмешиваться в дела, касающиеся этой церкви, аббата и монахов, ради пользы этого монастыря. А на охотничьи заповедники и кроличьи садки аббат имеет право давности, а также на основании вышеуказанной Хартии, в одной из статей которой постановлено, что король пожаловал этому аббату и монахам право мирно и спокойно держать леса и охоты, которые должны быть свободны от несения каких-либо повинностей и от уплаты налогов, называемых у англичан “geldum” или “scot” 15.

Та же Хартия короля Вильяма освобождает аббата от посещения собраний сотен и графств и вспомоществования шерифу. В ней сказано, что король считает аббата и монахов свободными от участия в судебных делах, разбираемых в собрании графства и сотни, и от всех платежей и взносов, которые относятся к королю.

А Гильберт Торнтон, который ведет дело от имени короля 16, сказал, что вышеупомянутый аббат и его предшественники незаконно присвоили себе из территории графства, лежащей вне их иммунитетного округа (banleuca), иммунитетные привилегии в некоторых местах на расстоянии 2-х лиг, в некоторых — 3-х лиг, а кое-где на расстоянии 5-и и 6-и лиг (от Рамзея), хотя согласно их лравам и представленной хартии они могут претендовать на иммунитетный округ только в пределах одной лиги вокруг виллы Рамзей. Он (Гильберт Торнтон) просит по этому поводу судебного решения, поскольку (аббат) расширил границы своего иммунитета, дарованного предками короля Рамзейской церкви.

И что касается прочих привилегий, на которые аббат претендует на основании королевских хартий, то он просит, чтобы вышеуказанные хартии были бы рассмотрены и разъяснены господином королем и его советом в отношении того, какие привилегии в них имеются в виду, так как эти хартии составлены в слишком общих и неясных выражениях 17. И, сверх того, он заявил, что вышеуказанные пожалования не подтверждены теперешним королем, и поэтому король имеет основание для возбуждения иска с тем, чтобы вернуть себе права, отторгнутые (ранее) у короны. Что касается права захватывать приблудный скот, на которое аббат претендует по давности, он также просит судебного решения, может ли право давности быть основанием для пользования королевской привилегией 18. Что касается проверки круговой поруки, на которую аббат претендует на основании хартии короля Джона, деда теперешнего короля, он просит, чтобы она была передана на рассмотрение короля и его совета. А также в отношении рынка, судебных штрафов с держателей, движимости осужденных уголовных преступников и беглых людей в пределах иммунитета, то есть тех прав, на которые он претендует одновременно на основании давности и на основании хартий, он (Гильберт Торнтон) требует, чтобы аббат придерживался одного из этих аргументов, так как право давности и привилегия (дарованная по хартии) находятся в противоречии и так как это не согласно с правом, чтобы кто-нибудь защищался одновременно двумя палками 19.

(Те же самые возражения адвокат короля выдвинул против аббата в отношении его претензий на охотничьи заповедники, кроличьи садки, освобождение от посещения собраний сотен и графства и др.).

После этого аббату был назначен день для того, чтобы он выслушал принятое судебное решение перед лицом казначея и баронов казначейства (Палаты шахматной доски) на следующий день после дня св. Андрея.

Позднее вышеупомянутый Гильберт Торнтон заявил от имени короля, что аббат не может претендовать на право разбирать тяжбы, возникающие на иммунитетной территории, при помощи своих судей, потому что предшественник аббата, прежний аббат Рамзейский, возбудил некий иск по приказу о новом захвате против аббата Торней и приора Илийского по поводу держаний в Рамзее. Ассиза по этому иску разбиралась в Верльзее судьями Радульфом Хэнгем и Джоном Руссель в присутствии вышеуказанного аббата, который даже не упомянул там ни о своем иммунитетном округе, ни о своих судьях, ни о праве выполнять своими средствами королевские приказы, но настаивал на том, чтобы ассиза была рассмотрена, что и было сделано. На этом основании Г. Торнтон утверждал, что господин король владеет вышеуказанным иммунитетом, и требовал судебного решения.

(Королевскому представителю был назначен для выслушивания судебного решения тот же день, что и аббату. Когда стороны явились, то, так как решения еще не было, им предложили придти в казначейство через неделю после праздника очищения блаженной Марии в том же году, затем в день св. Михаила в 1287 г. (через год), затем через две недели после Пасхи 1287 г. Но и на этот раз слушание дела было отложено и назначено к рассмотрению через две недели после праздника св. Михаила уже в 1288 г., затем оно было отложено до Пасхи 1288 г. и снова на следующую неделю после праздника св. Михаила 1289 г. Так, вероятно, повторялось еще много раз. Решение в протоколе отсутствует) 20.

Placita de quo warranto, p. 305—306.

(б) ИСК КОРОЛЯ ПРОТИВ РОЖЕРА МОРТУОМАРИ В РАЗЪЕЗДНОМ СУДЕ В ШРОПШИРЕ

В 1292 году

Эдмунд Мортуомари был вызван в суд, чтобы отвечать по иску господина короля о том, на каком основании он претендует на право разбирать дела посудные короне (placita coronae) 21 и захватывать приблудный скот в деревнях Бромоттон, Бэктон и других. (Далее следует перечисление названий еще 28 деревень). И Эдмунд явился и сказал, что Корнелл, Хинтс (и еще 7 деревень) являются частями манора Клейбер Мортуомари и что господин король Генрих, отец теперешнего короля, даровал Рожеру Мортуомари, отцу этого Эдмунда, наследником которого он является, и его (Рожера) наследникам этот манор Клейбер со всеми его частями и всем к нему относящимся с тем, чтобы они владели им и держали его, будучи освобождены от уплаты тальи 22, обязанности посещать собрания сотен и графств и выполнения других повинностей, поступавших (ранее) с этого манора и его частей господину королю. И король повелел, чтобы никакой шериф, бейлиф или другой слуга короля не вступал бы на территорию манора и его частей для того, чтобы производить аресты имущества за неуплату тальи или непосещение собраний сотен и графств или за невыполнение других вышеупомянутых повинностей 23. И Эдмунд заявил, что он претендует на вышеуказанные привилегии в маноре Клейбер и его частях на основании этой хартии.

Будучи спрошен, держит ли он лично перечисленные деревни, которые он называет частями манора Клейбер, Эдмунд ответил, что эти деревни во время составления хартии находились в руках держателей вышеуказанного Рожера, и Рожер тогда являлся верховным лордом этих деревень, а теперь их держит он — Эдмунд, и он имеет над ними верховную власть и право требовать с них повинности (servicium) 24.

И Гуго Лоутер (представитель короля) заявил, что вышеупомянутый Рожер-отец на основании этой хартии мог и должен был пользоваться какими-либо привилегиями или вольностями только в тех деревнях, которые он во время составления хартии держал в своем домене 25. И поскольку Эдмунд признал, что Рожер не держал деревни (о которых идет речь) в домене в то время, (то Г. Лоутер) требует судебного решения по вопросу об этих привилегиях. Тогда Эдмунд в отношении других деревень заявил, что он претендует там на право разбирать все дела подсудные короне и что он сам и его предки с незапамятных времен пользовались во всех этих деревнях подобной привилегией и выносили судебные решения о жизни и членах 26 без того, чтобы шериф, коронер или другой королевский чиновник когда-либо вступали на эту территорию для исполнения там своих обязанностей. И во всем этом положился на решение присяжных (ponit se super patriam) 27. Гуго Лоутер ответил, что вышеуказанные привилегии составляют некую совокупность прав короны, благодаря которой король является королем, и эти привилегии не могут быть отделены от прав короны без специального королевского пожалования. И поскольку вышеуказанные деревни находятся внутри территории графства, где никто не может быть королем, кроме господина короля, и поскольку вышеупомянутый Эдмунд не представил никакого специального королевского документа на этот счет, (Гуго Лоутер) просит решения, имеет ли (Эдмунд) право претендовать на подобные привилегии. А что касается маноров Шипл и Рэгг, он сказал, что они не являются частями манора Клейбэр Мортуомари, и просил от имени короля, чтобы это было расследовано присяжными.

Присяжные провели расследование и заявили под присягой, что вышеперечисленные маноры являются частями Клейбер Мортуомари 28. Эдмунду был назначен день судебного разбирательства в Личфилде через неделю после дня св. Гиллярия. Затем через неделю после дня Очищения блаженной Марии в Стаффорде был назначен день для вынесения решения (в суде) coram rege после праздника Вознесения, в том месте, где король в єто время будет находиться.

Placita de quo warranto, р. 675.


Комментарии

1. Banleuca — пространство, в границах которого какой-либо феодал или монастырь пользуется юрисдикцией или иммунитетными правами.

2. Здесь имеется в виду иммунитетное право, обычно известное в источниках XIII века под названием returnus brevium, которое практически было связано с запрещением въезда на иммунитетную территорию представителям местной королевской администрации.

3. Коронер — должностное лицо короля в графстве. Это было весьма важное иммунитетное право.

4. Регулярное посещение собраний сотен и графств рассматривалось многими свободными держателями и феодалами как обременительная повинность.

5. Плата на содержание шерифа, которую обязаны были вносить все жители графств.

6. Имеются в виду штрафы, налагаемые шерифом или разъездным судом на деревни, в которых было совершено убийство или грабеж и виновники не были обнаружены.

7. Рамзейский монастырь принадлежал к Бенедиктинскому ордену.

8. Сока и сака (soke and sak) — термин англосаксонского происхождения, первоначально означавший вообще право юрисдикции феодала на определенной территории. В XII—XIII вв. обычно употреблялся в более узком значении права феодала иметь свою судебную курию для разбора всех гражданских тяжб, возникающих между свободными жителями территории его иммунитета. “Сокой” называлась также территория, на которую распространялись иммунитетные права феодала.

9. Перечисленные в данном протоколе иммунитетные права, дарованные монастырю по Хартии Генриха II, почти дословно воспроизводят формулу обычной иммунитетной хартии, которая сложилась еще в донормандский период и затем постоянно использовалась нормандскими и анжуйскими королями в качестве основного элемента иммунитетных хартий; к ней, смотря по надобности, добавлялись другие привилегии, обычно выраженные в латинских терминах. Эта англосаксонская формула гласила: “soke and sak, toll and theani, infangentheft and utfangentheft”.

10. Лига (leuca, leuga, leugata) — мера длины. Английская лига — около 7920 футов или полторы мили.

11. Имеется в виду территория в радиусе одной лиги от виллы Рамзей.

12. Довольно распространенная в Англии XIII века привилегия, связанная с правом собственности феодала на землю.

13. Имеются в виду первоначальные судебные приказы из королевской Канцелярии, без которых нельзя было начать разбирательств” дела ни в королевском, ни в сеньориальном судах (как в данном случае).

15. Имеются в виду государственные налоги, преимущественно поземельный налог, взимавшийся со времени нормандского завоевания со всех держателей земли, независимо от их личного статуса.

16. Королевский представитель (pleader).

17. Обычный аргумент, выдвигавшийся королевскими представителями против хартий, предъявленных феодалами. Он имел целью поставить под сомнение соответствие этих хартий иммунитетным правам, которыми пользовался феодал.

18. Королевские судьи и представители в процессах quo warranto до 1290 года решительно отвергали давность владения как обоснование иммунитетных прав.

19. Намек на судебный поединок, во время которого нетитулованные люди пользовались не мечами, а простыми дубинками. В данном случае эта аналогия в устах королевского представителя имеет целью проиллюстрировать недопустимость аргументации, построенной на двух взаимоисключающих, с его точки зрения, доводах.

20. Здесь имела место обычная в процессах quo warranto затяжка окончательного решения, которое, возможно, в конце концов так и не состоялось.

21. Placita coronae — одно из наиболее широких иммунитетных прав английских феодалов XIII века, по которому они могли разбирать дела подсудные короне, то есть дела о тяжких уголовных преступлениях, наиболее важные имущественные иски, в частности иск о земле по владельческим ассизам.

22. Здесь талья — феодальный платеж вышестоящему лорду.

23. Имеется в виду право returnus brevium — право административного иммунитета в средневековой Англии. При наличии этого права у лорда-иммуниста шериф не имел права въезжать на иммунитетную территорию. Для выполнения каких-либо предписаний короля на этой территории он передавал приказ бейлифу иммунитета, который должен был выполнить его сам и сообщить шерифу о его выполнении.

24. Эдмунд Мортуомари в данном случае считает, что его иммунитетные права на территории, относящейся к манору Клейбер, связаны не только с непосредственным владением этой землей и ее эксплуатацией, но и с его верховными сеньориальными правами на эту землю.

25. Королевский представитель толкует хартию иначе в том смысле, что ее пожалование касается иммунитетных прав лордов Мортуомари лишь на территории собственно домена.

26. Судебные разбирательства “о жизни и членах” (de vita et membris) — суд по тяжким уголовным преступлениям, которые карались смертью и членовредительством.

27. В ходе процесса ответчик вынужден был выдвинуть обоснование своих прав давностью владения, установить которую можно было только с помощью расследования через присяжных.

28. To есть присяжные высказались в пользу ответчика-лорда.

(пер. Е. В. Гутновой)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.