Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЕНРИ БРАКТОН

ТРАКТАТ «О ЗАКОНАХ И ОБЫЧАЯХ АНГЛИИ»

DE LEGIBUS ET CONSUETUDINIBUS ANGLIAE

[Извлечения]

Том I

ИЗ КНИГИ I

Глава I.

§ 1. Что необходимо королю

Для короля, который правит справедливо, необходимы две вещи, а именно оружие и законы; при помощи того и другого он может надлежащим образом управлять (страной) во время войны и мира, ибо каждая из (этих вещей) требует помощи другой, чтобы с одной стороны, была обеспечена (законом) военная мощь, а с другой, чтобы сами законы могли охраняться и защищаться силой оружия. Потому что, если не будет достаточно военных сил против врагов, мятежников и непокорных, то государство окажется беззащитным; но если будут (бездействовать) законы, то погибнет правосудие и никто не сможет выносить справедливых судебных решений.

§ 2. О том, что в одной только Англии пользуются обычаем и неписаным правом

Тогда как почти во всех странах пользуются законами и писаным правом, только в одной Англии действует неписаное право и обычай. Именно в этой стране право возникло из неписаного (обычая), получившего всеобщее одобрение в результате применения.

Но не будет ошибкой называть английские законы (хотя и неписаные) — законами, ибо силу закона имеет то, что по справедливости постановлено и одобрено высшей властью короля или князя, по совету и с согласия магнатов 1 и с общего одобрения государства (reipublicae). В Англии существует также много различных обычаев, соответствующих разным местностям (страны), ибо англичане обладают по обычаю многими правами, которых они не имеют по закону; так в различных графствах, городских общинах, бургах и деревнях постоянно должны производиться расследования о том, каков обычай этой местности и как этот обычай соблюдается теми (людьми), которые на него ссылаются.

Глава III

§ 1. Об основных (вопросах) трактата и прежде всего о том, что такое закон

Теперь мы должны рассмотреть, что такое закон; и пусть будет известно, что закон — это совместное решение мудрых мужей, (принятое) в совете 2, это средство принуждения по отношению к тем, кто нарушает его по злой воле или неведению, это общее одобрение государства. Равным образом творцом правосудия является бог, ибо правосудие принадлежит творцу. И согласно этому право и закон означают одно и то же; и хотя в широком значении слова законом называется все, что может быть прочитано, но в более специальном смысле (это слово) означает справедливое узаконение, которое поддерживает все честное и запрещает все противное (честности).

§ 2. О том, что такое обычай

Обычай же это то, что иногда исполняется как закон в тех местностях, где он утвердился вследствие долгого пользования и соблюдается подобно закону, потому что длительное пользование и обычай имеет не меньшую силу, (чем закон).

Глава IV.

§ 3. Что такое право и о разных значениях этого слова

(Слово) право (jus) происходит от слова справедливость (justitia), и оно имеет различные значения, ибо оно употребляется для обозначения самой науки (о праве) или сочинения, написанного по вопросу о праве; так правом называется наука о добре и справедливости, благодаря достоинствам которой нас иногда называют ее жрецами — ведь мы заботимся (о соблюдении) справедливости и служим осуществлению священных прав. Иногда также правом называют естественное право, которое всегда является хорошим и справедливым; иногда (это слово употребляется) для обозначения только гражданского права (jus civile), иногда так называют только преторское право (jure praetorio), иногда то, что является результатом приговора. Ибо говорилось, что претор соблюдает право (и) тогда, когда он выносит несправедливое решение, так как имеется в виду не то, как претор поступил (в действительности), но то, как он должен был поступить (в этом случае)... Слово “право” иногда употребляется также для обозначения судебного процесса, иногда — какого-либо обязательства, иногда обозначает какое-либо наследство, собственность на какую-либо вещь, или владение имуществом, потому что существует (отдельно) право собственности и право владения. Право владения — например, владение феодом; в этом случае имеет место ассиза о смерти предшественника 3. Право владения может относиться и к (обычному) свободному держанию, если кто-либо держит его на определенных условиях пожизненно. Право же собственности называется абсолютным правом, на основании которого человек пользуется двойным (правом) 4. Иногда право собственности может быть отделено от права владения, ибо право собственности сейчас же после смерти предшественника переходит к ближайшему наследнику, все ровно — малолетнему или совершеннолетнему, мужчине или женщине, безумному или слабоумному, как например, к идиоту, к глухому или немому, присутствующему или отсутствующему, не знающему или осведомленному (о наследстве). Владение же (фактически) не всегда немедленно переходит к таким наследникам, хотя владение и право владения всегда сопутствует собственности. Ибо право владения само по себе может переходить к другим лицам, к (родственникам) других степеней; например, когда право собственности переходит к ближайшему родственнику по отцу и старший брат, получивший сейзину (право владения), умрет, находясь во владении этой собственностью, то определенное право собственности вместе с правом владения, которое должно сопутствовать основному праву собственности, переходит к его наследникам; и так от наследника к наследнику. При этом первые наследники имеют больше прав, чем наследники второго (поколения) но всегда должно оказываться предпочтение праву владения до тех пор, пока первые наследники не докажут своего права (собственности). Если, однако, младший брат имеет несколько сыновей и старший из них получает сейзину, то следует в отношении его поступить, как было указано выше; и так право собственности может бесконечно переходить ко многим разным наследникам, так что когда многие имеют право собственности, один или несколько человек могут иметь больше прав (на нее).

Иногда слово “право” употребляется для обозначения власти, например, когда говорят “такой-то в своем праве”, иногда для обозначения строгости права, когда проводится различие между правом и справедливостью (aequitas).

§ 5. Что такое справедливость

Справедливость — это надлежащее урегулирование (спорных) дел, когда для одинаковых случаев стремятся применять одинаковые права и все решается совершенно на равных основаниях. Справедливость как бы обозначает здесь равенство, и она применяется во (всех) делах, то есть в том, что говорят и делают люди.

Правосудие же заключено в разуме людей, стоящих на почве закона; поэтому если мы желаем выразить это должным образом, мы будем называть решение по справедливости праведным, но незаконным, а человека, следующего букве закона — несправедливым. Однако, неправильно употребляя эти термины, мы называем человека (выносящего такое решение) справедливым, а решение (по справедливости) законным.

Следовательно, юриспруденция (законоведение) во многом отличается от правосудия; юриспруденция признает (за человеком право), а правосудие воздает каждому то, что ему принадлежит. С другой стороны, правосудие —есть добродетель, а юриспруденция — знание. Так же точно, правосудие есть одно из высших благ, а юриспруденция имеет лишь вспомогательное значение.

§ 6. Каковы (основные) заповеди права

Есть три заповеди права: жить честно, не причинять вреда другому, каждому воздавать свое.

Глава V.

§ 4. Что такое естественное право

(Термин) естественное право употребляется в нескольких значениях. Первое значение, когда говорится о каком-то установившемся порядке поведения, проистекающем из природы одушевленного существа, в силу которого каждое животное побуждается к какому-то действию, и в этом случае оно определяется следующим образом: естественное право — это такое право, которое внушено всем животным (самой) природой, то есть природным инстинктом; и когда так говорят (подразумевают), что наши первые импульсы не в нашей власти, вторичные же находятся под нашим контролем; и поэтому, если дело не идет дальше увеселения и удовольствия, то совершается лишь грех, заслуживающий прощения; но если дело дойдет до того, что кто-либо затеет осуществить нечто постыдное, замышленное им (заранее), то можно считать, что возникнет импульс третьей степени и может быть совершен смертный грех.

Следует также заметить, что по той же причине, по которой справедливость может рассматриваться как воля в отношении разумных существ, естественное право может считаться импульсом в отношении всякого создания, разумного или неразумного.

§ 5. Что такое гражданское право

Гражданское право, которое может быть названо обычным правом, употребляется в разных значениях. В одном значении для определения статуса какой-либо городской общины 5, в другом значении гражданское право противопоставляется праву преторскому, и иногда оно кое в чем ограничивает или кое в чем расширяет естественное или общенародное право (jus gentium). Иногда городские общины претендуют на основании обычая, закрепленного долгим .пользованием, на иное право, чем то, которое действует за пределами (города), и все же такой обычай должен соблюдаться, как закон. Термин “гражданское право” может также применяться для обозначения всякого права, которым пользуется городская община, будет ли это естественное, гражданское или общенародное право, или подобное им.

§ 6. Что такое общенародное право

Общенародное право (jus gentium) — это право, которым пользуются разные народы и которое происходит от естественного права, поскольку естественное право является общим для всех живых существ, которые рождаются на земле, в море или в воздухе.

§ 7. Какие права происходят от общенародного права и введены (в употребление) на основании этого права

Из общенародного права вытекает связь между мужчиной и женщиной, осуществляемая по доброй воле обоих, которая называется браком; это телесный союз, который в собственном смысле слова не может быть назван правом, поскольку он является материальным и видимым. Всякого же рода права, которые вытекают из общенародного права и введены в употребление на его основе — не материальны и не могут быть видимы; от этого права произошло рождение и воспитание, то есть выращивание детей. И это единственное право, общее для всех людей, также как их вера в бога; и то, что мы должны повиноваться своим родителям и своей родине, и то, что мы должны отражать насилие и несправедливость, вытекает из этого права, ибо если кто-нибудь что-либо делает ради защиты себя, он считает это законным. Поскольку же природа установила между людьми определенные родственные отношения, то из этого следует, что непозволительно человеку строить козни против другого человека.

Глава VI.

§ 1. О первом (основном) делении лиц

Выше говорилось о естественном, общенародном и гражданском праве. Но поскольку всякое право, которое мы собираемся трактовать, относится, согласно законам и обычаям Англии или к лицам, или к вещам, или к действиям, и поскольку (вопрос) о лицах наиболее важен, так как ради их (защиты) установлены все права, то мы сначала рассмотрим (вопрос) о лицах и их статусе, который бывает весьма различным, а затем коснемся прав отдельных лиц, которые связаны с (их статусом).

Самое первое и наиболее простое деление людей заключается в том, что все они делятся на свободных или рабов 6. Но это (определение) может вызвать возражения в отношении зависимого человека (de ascriptitio) 7, поскольку он в сущности свободен, хотя обязан (выполнением), какой-либо повинности, и в отношении такого человека решение очень простое, потому что у того, кто (лично) свободен, повинность вовсе не отнимает свободы. Однако всегда возникало сомнение, являются ли вилланами те, кто в качестве вилланов-сокменов держит земли старинного домена господина короля и о которых подробнее будет сказано ниже 8.

(Вообще же) в том, что было сказано в отношении свободного статуса, нет никакого противоречия, ибо, хотя раб может считаться свободным, но в действительности он остается рабом, несмотря на то, что иногда в виде исключения на основании привилегии он имеет право защищать себя и свое имущество против своего господина, желающего считать его своим прирожденным (рабом) (nativum suum).

Глава VIII.

§ 1. О третьем 9 делении лиц

Перед богом не существует различия между свободными и рабами, ибо бог нелицеприятен в отношении отдельных людей, в глазах бога более значительное лицо часто оказывается ничтожным и тот, кто (среди людей) превосходит других — (рассматривается богом) как слуга. Но среди людей существуют различия (в положении) отдельных лиц, потому что некоторые из людей являются знатными или прелатами и стоят во главе других людей. А именно господин папа в делах духовных, которые относятся к священству, а под ним архиепископы, епископы и прочие низшие прелаты.

§ 2. О различных почетных званиях

Также во главе всех светских дел, которые относятся к государству, стоят императоры, короли и князья, а ниже их герцоги, графы, бароны, магнаты, вальвасоры 10, и рыцари; а также свободные люди, и вилланы и разные должностные лица, стоящие ниже короля. Например, графы (comites), которые получили свое название от слова “дружина” или “сообщество” (a comitatu sive a sociaetate) и могут также называться консулами от слова consulendo (советующий) 11; потому что короли привлекают таких людей, чтобы они давали им советы и помогали бы им управлять божьим народом, сообщая этим людям высокое достоинство, власть и имя, когда они опоясывают их мечем, то есть поясом, на котором висит меч.

§ 4. Что означает меч

Меч означает защиту государства и страны. Под королем находятся и другие могущественные люди, которые называются баронами — это (главная) военная сила. Есть и другие, которые называются вальвасорами, мужи большого достоинства; потому что слово вальвасор не может быть объяснено лучше, чем как сосуд, предназначенный для собирания силы (vas sortitum ad validitatem).

Глава IX.

§ 3. О тех, кто зависит от власти другого

Под чужой властью находятся рабы, и эта власть господ в отношении рабов, вытекающая из права народов (jus gentium) некогда являлась властью над жизнью и смертью раба; но теперь она ограничена гражданским правом так, что жизнь и члены (раба) находятся во власти короля 12, так, если кто-нибудь убьет своего раба, он наказывается не менее, чем если убьет чужого раба, и в этом случае (рабы) пользуются (защитой) закона против своих господ; рабы могут возбудить против них дело в суде, по поводу жестокости своих господ или по поводу невыносимой несправедливости, например, если господа настолько их разоряют, что у них не может сохраниться их плуговая запряжка (waynagium suum).

Последнее, однако, верно лишь в отношении тех рабов, которые являются держателями старинного домена короны 13, но в отношении прочих дело обстоит иначе, потому что господин, когда ему будет угодно, может отнять у виллана его плуговую запряжку и все его имущество. Но конечно государству невыгодно, чтобы кто-либо дурно пользовался своим имуществом.

В результате этой власти господина (над рабом) все, что законно будет приобретено рабом, должно принадлежать его господину, или тому, кто (в данный момент) является (господином) вместо него, например, добросовестному владельцу, который .пользуется его землей или получает с нее плоды.

Глава XII.

О вещах и делении вещей

§ 2. Первое деление

Первое деление вещей таково, что некоторые из них находятся в нашей собственности, а некоторые вне ее. В нашей собственности имеются, как вещи движимые, так и недвижимые, которыми мы можем пользоваться в соответствии с нашей волей и потребностью, в отношении чего более подробные разъяснения будут даны ниже. Но вещи, о которых было сказано, что они находятся не в нашей собственности — это вещи священные, или относящиеся к религии или находящиеся в общем пользовании. Некоторые же вещи не находятся ни в нашей собственности, ни вне ее, таковы сервитуты, узуфрукты, например, право прогона скота, право на дорогу, право провести воду и им подобные, и потому такие права не считаются чьим-либо имуществом, так как они не могут быть отчуждены сами по себе без земли...

§ 3. Второе деление

Существует и второе деление вещей, потому что одни из них материальные, другие нематериальные. Материальные те, к которым можно прикоснуться, как земля, почва, ледвижимые вещи или движимые, которые могут двигать-ся, как животные, или которые можно передвигать. Нематериальные же (вещи) — это права, которые нельзя видеть и к ним нельзя прикоснуться, например, право прохода, проезда и им подобные, такими вещами нельзя владеть (в действительности), но лишь по видимости.

§ 4. Третье деление

Есть и третье деление вещей, а именно — одни из них общие, другие — публичные, одни принадлежат корпорациям, другие — никому, а некоторые принадлежат частным лицам и приобретены ими по различным основаниям.

§ 5. Какие вещи являются общими согласно внутреннему делению

Согласно естественному праву общими являются следующие вещи: проточные воды, воздух, море и морское побережье, как бы принадлежащее морю. А именно никому нельзя запретить приблизиться к морскому берегу, если этому не препятствует наличие деревни или строений.

§ 6. Какие (вещи) являются публичными

Публичными являются все реки и порты, поэтому право рыбной ловли в портах и реках принадлежит всем Также публичными согласно общенародному праву считается пользование берегами рек, как и самими реками.

Таким образом, каждый может свободно причаливать к этим берегам на судах, закреплять канаты на растущих там деревьях, выгружать на берег любой груз, так же как и плавать по реке; но собственность на берега принадлежит тем, к чьей земле они примыкают, и по этой причине растущие на берегу деревья принадлежат тем же лицам; и все вышесказанное относится только к постоянно текущим рекам, тогда как временно возникающие потоки могут быть чьей-либо собственностью. Заметьте следующее различие между публичным и общим: публичными считаются все вещи, которые принадлежат всему населению, то есть те (вещи), которые предназначены для использования только людьми. Общими же иногда называются вещи, которые предназначены для всего живого.

§ 7. Какие вещи принадлежат корпорациям

Корпорациям, (а не отдельным лицам), принадлежит то, что находится в городах, например, театры, места, где проводятся состязания (стадионы) и другие предметы, которые являются общими в городах. Эти вещи считаются принадлежащими городским корпорациям, как в отношении владения, так и в отношении пользования.

§ 9. Вещи, которые принадлежат частным лицам

Равным образом имеются вещи, которые принадлежат частным лицам — мне или тебе — как в отношении владения, так и в отношении пользования, такие, как земли, города, рабы. Существуют также священные вещи, которые установленным образом посвящены епископами богу, такие, как святилища и церковные здания, дары, предназначенные для богослужения, например, чаши, кресты, кадила. Их запрещено продавать, за исключением случаев, когда (нужно) выкупить пленных.

ИЗ КНИГИ II.

Глава XVI.

§ 3. О том, что судьи не могут оспаривать королевские хартии и выносить о них свои решения

Королевские хартии и действия королей не могут оспариваться ни судьями, ни частными лицами, и даже если возникнет сомнение (в отношении этих хартий), они (судьи) не должны сами их толковать, но в отношении сомнительных, темных, двусмысленных (мест) следует ждать истолкования королем, так как (право) толковать (хартии) должно принадлежать тому, кто даровал их 14. И даже в том случае, если хартия окажется подложной, вследствие того, что она подчищена или потому, что к ней приложена поддельная печать, лучше и благоразумнее, чтобы решение о ней было вынесено в присутствии короля. Также никто не может судить об актах и хартиях короля с тем, чтобы подстрекать против них. Но каждый может сказать, что король должен творить правосудие и (делать) это хорошо, и если каким-либо образом он будет (творить правосудие) плохо, то это накладывает на него (обязанность) исправить допущенную несправедливость, дабы король и судьи в случае, если они совершат несправедливость, не подлежали суду бога живого. Король имеет над собой высшего — бога, а также закон, который делает его королем, также свою курию, а именно — графов, баронов, потому то они считаются как бы соправителями короля, а кто имеет соправителя, имеет и повелителя, и поэтому, если король будет (править) без узды, то есть не считаясь с законом, то они должны обуздать его, если же сами они вместе с королем будут необузданы 15, то в этом случае их подданные воскликнут: “О, господи Иисус Христос, надень узду и поводья на их челюсти”. На это господь ответит: “Я нашлю на них могучий, неизвестный, живущий в дальних странах народ, язык которого они не будут понимать, народ, который разорит их и вырвет из земли их корни, и таким образом они понесут наказание за то, что они не желали справедливо судить своих подданных”; и затем, связав им руки и ноги, он бросит их в горящую печь и во мрак, где они будут рыдать и скрежетать зубами 16.

Глава XXIV.

§ 1. О привилегиях, о том, кто их может даровать и какие из них принадлежат королю

Теперь следует сказать о привилегиях, о том, кто может даровать привилегии, и кому и каким образом они передаются, и как ими владеют или как бы владеют, и как их удерживают при помощи фактического пользования ими. Кто (может их даровать)? Следует знать, что сам господин король располагает по своему праву могуществом и властью над всеми, кто (пребывает) в его королевстве, ибо держит в своих руках все права, которые относятся к короне, светской власти и к мечу материальному, так как они относятся к управлению королевством. Он пользуется также (правом) суда и (вынесения) приговора, что составляет его юрисдикцию, чтобы он как слуга и викарий бога мог воздавать каждому, что ему надлежит. Он располагает также всем тем, что необходимо для соблюдения мира, чтобы вверенный ему народ находился в тишине и спокойствии, чтобы никто не избивал, не ранил и не обижал другого, чтобы никто не отнимал или похищал чужое имущество насилием и грабежом, чтобы никто никого не увечил и не убивал.

Он пользуется также принудительной (властью), чтобы наказывать правонарушителей. В его власти находятся законы, постановления (конституции и ассизы), принятые и утвержденные в его королевстве, которые он под присягой обязался соблюдать лично и принуждать своих подданных к их соблюдению. Ибо бесполезно создавать законы, если не будет того, кто их охраняет. Поэтому король имеет в своих руках такого рода права. И он также имеет в качестве преимущества перед всеми прочими в своем королевстве, согласно общенародному праву, особые привилегии, как, например, право на клады, на выброшенные на берег остатки кораблекрушения, на ловлю крупной рыбы (осетров), на брошенное кем-нибудь имущество, которое считается ничьим. Согласно общенародному праву ему принадлежит также и то, что по естественному праву должно быть общим, как например дикие звери и не домашняя птица, которые должны быть общими согласно естественному праву и (могут) присваиваться (каждым) ловлей, силками, охотой. (Ему принадлежит также) по праву захвата имущество других людей, если оно выброшено или покинуто (их владельцем). Все же, что относится к юрисдикции и (соблюдению) мира, никому не принадлежит, кроме короны и королевского достоинства, и не может быть отделено от короны, так как это составляет самую (сущность) короны (королевской власти) 17.

Том II

ИЗ КНИГИ III.

Глава I.

§ 1. Об исках и что такое иск

Выше говорилось о лицах и вещах, теперь же следует сказать об исках и выяснить, что такое иски, когда они возникают и какие существуют иски, и как они возбуждаются и затем обосновываются и как после этого они защищаются.

Иск — это не что иное, как право искать (persequendi) в суде то, что следует кому-либо. И слово “право” употребляется здесь, чтобы отличить его от тех претензий, которые не основаны на праве, или от тех претензий, которые хотя являются частью права и дают основания для иска, но могут быть отклонены по противопоставленному ему (иску) законному возражению (exceptionem)...

Равным образом, когда говорят “искать”, этим подчеркивают отличие иска от возражения (exceptionis), при котором не мы “ищем” что-либо от другого, но скорее другой чего-то добивается от нас, и мы вынуждены защищаться, хотя в действительнсти мы выполняем роль истца.

Также слово “в суде” здесь употреблено, чтобы отличить преследование в суде от преследования вне суда, например, ночного или дневного вора, грабителя или иного и при этом никому не дозволено карать без суда за исключением тех случаев, когда преступники захвачены с поличным, ибо их жизнь и смерть и члены принадлежат королю. Равным образом, слова “то, что ему следует” употреблены, чтобы подчеркнуть отличие гражданских исков от уголовных, при помощи которых я добиваюсь в суде не только того, что следует лично мне, но того, что может требовать любой человек на основании королевского мира и общей пользы.

§ 2. Как возникают иски

Следует знать, что иск возникает из предшествующих (ему) обязательств подобно тому, как дочь (рождается) от матери. Но обязательство, которое является матерью иска, ведет свое происхождение и начало от какого-либо предшествующего основания: из контракта, или квазиконтракта из деликта или квази-деликта.

Для возбуждения исков необходимо, чтобы они были облечены в определенные формы, о которых мы скажем ниже, и такого рода иски, возникающие из контракта или квази-контракта всегда будут гражданскими (исками). Обязательство может возникнуть также из деликтов или квази-деликтов 18.

Глава V.

§ 1. Где должны рассматриваться уголовные иски

...Следует знать, что все уголовные иски должны разбираться в курии господина короля, так как только там могут налагаться телесные наказания, и в присутствии короля, если дело касается его лично, например, в случае-преступления против величества, или в присутствии специально назначенных для этого судей, если дело касается частных лиц. Но жизнь и члены людей находятся во власти короля, и в отношении защиты и в отношении наказания, разве только кто-либо другой пользуется специальной привилегией 19.

Существуют также и менее значительные преступления, которые касаются отчасти короля в том смысле, что-они являются нарушением его мира, отчасти же отдельных: людей, против которых было совершено преступление, как например, воровство, грабеж в нарушение королевского” мира, побои и другие подобные им.

Глава IX.

§ 3. Для какой цели король наделен юрисдикцией по своему праву (ordinaria)

(Король) для того создан и избран, чтобы вершить правосудие по отношению ко всем людям, потому что в его лице, как бы пребывает бог, который через него может творить свой суд и поддерживать и защищать то, что он (король) справедливо решил, ибо если бы не было никого, кто бы осуществлял правосудие, то мир легко мог бы быть уничтожен и было бы бесполезно создавать законы и осуществлять правосудие, если бы не было того, кто поддерживал их. Король же, (так как он является наместником бога на земле) должен отделять правое от неправого, справедливое от несправедливого, чтобы все его подданные жили честно и чтобы никто не мог вредить другому, и чтобы каждому по праву было обеспечено то, что ему принадлежит 20. При этом он должен в отношении власти быть выше всех своих подданных. Он не должен иметь себе равного, ни тем более высшего, особенно в том, что касается правосудия, так, чтобы о нем действительно можно было бы говорить: “наш великий господин” или “его величество” и так далее 21. Хотя в отношении правосудия его нельзя сравнить ни с кем в королевстве и хотя он всех превосходит могуществом, тем не менее (поскольку сердце короля находится в руке божьей) его власть не должна быть необузданной, пусть он наложит на нее узду умеренности и поводья воздержания, ибо если она будет необузданной, это может привести к несправедливости, ибо король как слуга и заместитель бога не может делать на земле ничего, кроме того, что он может делать по закону; и этому отнюдь не противоречит (известное положение): “То, что угодно государю, имеет силу закона”, потому что в конечном счете (король) следует закону, а именно — закону королевства, на котором основывается его власть и который установлен должным образом после рассмотрения и обсуждения в совете королевских сановников, уполномоченных на это самим королем 22.

Таким образом, его власть основывается на правосудии, но не на бесправии, и так как он сам является творцом права, бесправие не должно рождаться из источника, из которого рождается право; и также он не должен сам совершать того, что он считает необходимым согласно своему долгу запрещать другим. Следовательно, король должен осуществлять власть закона как представитель и слуга бога на земле, ибо его власть только от бога, власть же совершать беззаконие принадлежит дьяволу, но не богу, и король окажется слугой того из них, чье дело он выполняет. Поэтому пока король творит справедливость, он является представителем царя небесного, но как только он склоняется к беззаконию, он становится слугой дьявола. И слово король (rex) происходит от слова “хорошо управлять” (bene regendo), а не от слова господствовать, властвовать (regnando), ибо король есть король, пока он хорошо управляет, но он становится тираном, когда он при помощи насилия подчиняет своему господству доверенный ему народ 23. Пусть же он умеряет свою власть законом, который является уздой власти, ибо величию правителя подобает, чтобы государь признавал себя связанным законами. И ничто не свойственно более государственной власти, чем жить согласно законам, и важнее, чем эта власть, подчинение государя закону, и поэтому с полным основанием он должен воздать закону то, что закон предоставляет ему, ибо закон и делает его королем...

Глава X.

§ 1. О делегированной юрисдикции, которая принадлежит судьям

Выше мы говорили о юрисдикции по своему праву (ordinaria), которая принадлежит королю, теперь следует сказать о делегированной юрисдикции, когда кто-либо сам по себе не имеет никакой власти, но получает ее от другого, так как тот, кто передал ему (эту власть) не в состоянии осуществить юрисдикцию в отношении всех (поступающих к нему) дел. И если сам господин король не в состоянии рассмотреть все дела, то для того, чтобы облегчить ему труд, это бремя может быть разделено между многими. Король должен выбрать в своем королевстве мудрых и богобоязненных людей, правдивость которых очевидна, которые ненавидят корысть, (порождающую алчность), и назначить их судьями, шерифами, бейлифами и прочими своими должностными лицами, к которым можно обращаться как в спорных вопросах, так и с жалобами на несправедливость и которые не будут отклоняться от стези правосудия ни вправо, ни влево, ради земного благополучия или из-за страха вражды, но будут судить божий народ так, чтобы о них можно было сказать, как говорил псалмопевец, что решениями от их лица гласит справедливость; и пусть они решают, как следует поступать в соответствии с необходимостью и пользой, что дозволено (исполнять) согласно обещанию и что соответствует чести.

§ 2. О различных судьях

Из этих судей некоторые, самые главные, ведающие всеми делами, постоянные, высшие; они (всегда) находятся при короле и обязаны исправлять (судебные) ошибки, допущенные другими (судьями) 24.

Есть и другие постоянные судьи, которые заседают в определенном месте, как например в (Суде Королевской Скамьи), разбирая все судебные дела, в отношении которых они имеют определенные полномочия; все они, приступая к осуществлению своей юрисдикции, приносят присягу.

Имеются и другие (судьи), переезжающие из одного места в другое, например, из графства в графство, иногда разбирающие всякого рода дела 25, иногда какой-либо специальный род дел, например, только дела по ассизам 26 или об (освобождении) из тюрем 27; эти судьи, приступая к исполнению своих обязанностей, не приносят присяги, так как приказ господина короля считается основанием для их деятельности 28. Наконец, имеются судьи, специально назначенные на какую-либо ассизу, которые не являются постоянными, ибо исполнив свою обязанность они вновь утрачивают свое право юрисдикции.

ИЗ КНИГИ IV.

Глава XXVIII.

§ 1. В отношении того, что заявляют о свободном держании (фригольде) и какое может быть выдвинуто возражение (exceptio) против этого

Против истца, заявляющего о свободном держании, может быть дано (право сделать) возражение (exceptio). В приказе (по ассизе о новом захвате) содержатся (слова), что такой-то несправедливо и без суда лишил такого-то его владения свободным держанием. В связи с этим следует выяснить прежде всего, какие существуют виды держаний и кто может выдвигать возражение (exceptio) против свободного держания, а кто не может. И следует знать, что свободное держание — это такое держание, которое кто-либо держит в качестве феода и своего наследственного владения для себя и для своих наследников, или только в качестве феода для себя и своих наследников. Свободным держанием также считается держание, переданное пожизненно, или на неопределенное время без какого-либо ограничения сроком, например, до тех пор, пока что-либо совершится или не совершится. Так, если говорится: “Я даю такому-то то-то до тех пор, пока я буду содержать его”. Но свободным не может быть названо никакое держание, если оно держится на определенное число лет, месяцев или дней, хотя бы на срок в сто лет, который превосходит (обычную) жизнь человека 29. Так, не может быть названо свободным держание того человека, который держит его по воле лорда до востребования так, что оно может быть у него отнято в любое время года, в любой год, или даже в любой день 30. Равным образом держание называется свободным, чтобы отличить его от виллавского, ибо держание имеет один характер, когда оно свободное и другой, когда оно виллавское. Из свободных же держаний одни держат свободно за оммаж 31 и военную службу, другие в свободном сокаже 32 с присягой в верности или согласно (мнению) некоторых на условии принесения присяги в верности оммажа. Точно так же некоторые из свободных держаний находятся в полной, свободной, вечной милостыне 33, и они могут быть как имуществом отдельных людей, так и бога, потому что (такие держания) даются не только богу и церквам, но также тем аббатам и приорам, которые там служат богу.

Свободные держания также могут принадлежать одному, либо сообща (многим) людям. Из общих держаний одни являются общими для многих наследников, когда они рассматриваются как один (наследник), другие являются как бы общими для соседей в силу соседства, когда общие поля разделяются и разграничиваются камнями, либо бревнами, либо рвами, помещаемыми на границах полей, чтобы можно было знать, что у кого должно находиться в качестве его отдельного свободного держания, и чтобы каждый мог знать, что принадлежит ему, а что другому. И то, что ставится для разграничения полей, принадлежит не одному, а (всем) сообща. Поэтому некоторые говорят, что если ров засыпан соседом, или в каком-либо направлении уменьшен, или если убраны пограничные камни, или срублены пограничные деревья, то это скорее нарушение границы владения, чем лишение владения. В самом деле, процесс может вестись в двух направлениях, так как понятие лишение владения содержит в себе эти два элемента: лишение владения свободным держанием и нарушение его границы; а нарушение границы не включает в себя понятие лишения владения; но поскольку лишение владения включает в себя оба эти правонарушения, дело может быть решено как лишение владения или как нарушение границы; ибо тот, кто совершает большее правонарушение, совершает тем самым и меньшее, но не наоборот. Однако сэр Мартин 34 разбирал иски о разрушении или изменении расположения пограничных знаков как относящиеся к фригольду, но не к изменению его границ. И он обычно говорил, что никто не может совершить несправедливое лишение владения, не нарушив границ, полностью или хотя бы частично не разрушив и не убрав пограничных знаков, как это доказано (практикой).

§ 2. О различных видах держаний

Держания также делятся на божьи и человеческие. Человеческие, как было сказано выше, принадлежат либо одному, либо сообща (многим), могут быть свободными и совершенно независимыми, в зависимости от того, передаются ли они богу или людям. Так, священные и посвященные богу (вещи) совершенно свободны от какого-либо подчинения, они могут принадлежать только богу, но никакому частному лицу или отдельному человеку, поскольку то, что однажды было посвящено и передано богу прелатами с соблюдением должного ритуала, никогда не может быть возвращено в частное пользование, например, монастыри, кафедральные церкви, здания капитулов и приходов, освященные часовни и кладбища, независимо от того похоронен там кто-нибудь или нет. Ибо если все эти места однажды были освящены и посвящены (богу) они не должны быть вновь возвращены в пользование людей, как и предметы с ними связанные, без которых эти священные места не могут существовать.

§ 5. О вилланских держаниях

Существуют вилланские держания, из них одни держатся в полном (чистом) (purum) вилланстве, другие являются привилегированными. Тот, кто держит полное или (чистое) вилланское держание все равно, является ли он лично свободным, или рабом (servus), выполняет за это держание то, что ему прикажут, и ему не должны давать знать вечером, что он должен будет делать на следующий день, и он всегда обязан нести любые повинности. И он облагается тальей 35 в большем или меньшем размере. Он обязан также заплатить за разрешение выдавать замуж свою дочь (меркет) и таким образом он всегда обязан выполнять (заранее) неопределенные повинности, однако так, что если он лично свободен, он выполняет их на основании своего вилланского держания, а не своего личного статуса, и он также не обязан по закону платить меркет, ибо (этот платеж) относится только к вилланам, но не к свободным людям.

Если же он виллан, он должен выполнять все эти неопределенные повинности на основании и своего вилланского держания и своего статуса, а свободный человек, если он держит (землю) на таких условиях, не может удерживать в своих руках вилланское держание против воли лорда и его нельзя заставить держать, если он этого не пожелает.

Существует, однако, вилланское держание, которое не является столь полным (чистым), все равно, дается ли оно свободному человеку или виллану; его держат по договору за определенные точно обозначенные службы и повинности, хотя эти службы и повинности являются вилланскими. И поэтому, если свободный человек или отпущенный на волю или проданный виллан будет лишен такого держания, он не может получить его обратно (по иску) о свободном держании, так как оно является вилланским держанием, и ассиза (о новом захвате) здесь не может иметь места 36. Однако можно передать дело присяжным, чтобы расследовать вопросы о договоре в отношении выражения воли и согласия того, кто отпустил виллана, потэму что, если истец в таком случае вернет себе свое вилланское держание, это не нанесет несправедливости его лорду в виду (наличия) его собственного волеизъявления и согласия, и право не может ему помочь против его воли, ибо если лорд может отпустить на волю и наделить землей своего виллана, тем более он может заключить с ним договор, а если он может сделать большее, то тем легче он может сделать меньшее.

Есть также другой вид вилланского держания, которое держат от господина короля со времени завоевания Англии и называется оно вилланским сокажем (socagium villanum) и которое также является вилланским держанием, хотя и привилегированным 37.

Держатели доменов господина короля пользуются такой привилегией, что они не могут быть согнаны с земли, пока они желают и могут выполнять возложенные на них повинности, и такого рода вилланы-сокмены называются также прикрепленными к земле (glaebae ascriptitii). Они (тоже) выполняют вилланские повинности, но определенные и установленные. И их нельзя заставить против их воли держать такого рода держания, поэтому они называются свободными. Однако они так же, как и полные вилланы, не имеют права дарить или передавать свои держания кому-нибудь под видом дарения; и поэтому, если они хотят их передать, то должны сначала вернуть их лорду или его” бейлифу, а те передадут их другим в качестве вилланскаго держания...

В манорах господина короля могут быть также рыцари, и свободные держатели за военную службу и на праве свободного сокажа. Бывают и пришлые люди (adventitii), которые так же держат (свои земли) по договору, как и вилланы-сокмены, но они не пользуются привилегией этих последних, а только правом иска на основании договора...


Комментарии

1. Брактон здесь имеет в виду “совет магнатов” (magnum consilium), который -регулярно собирался английскими королями в XIII веке в качестве совещательного органа.

2. То есть в совете магнатов.

3. Различие между правом владения и собственности, о котором здесь говорит Брактон, заимствовано им из римского права и отсутствовало в реальной действительности феодальной Англии XIII века. Фиктивный характер этого искусственного для английского “общего права” деления виден хотя бы из того, что Брактон определяющим для этого деления считает не самый характер права на то или иное имущество, но лишь различие в формах иска, с помощью которого это право отстаивается в суде.

4. То есть одновременно и правом собственности, и правом владения.

5. Гражданское право Брактон трактует здесь как городское право.

6. Эта формулировка, заимствованная Брактоном из римского права, тем не менее в какой-то мере отражает тенденцию к усилению нажима на крестьянство к его закрепощению, которая наблюдалась в конце XII и в XIII веке в среде английского класса феодалов и в политике феодального государства.

7. Ascriptitii — дословно “приписанные к земле”, в данном контексте — люди, находящиеся не в личной, а в поземельной зависимости.

8. Вилланы-сокмены — вилланы-держатели маноров старинного домена короны, пользовавшиеся рядом привилегий по сравнению с другими вилланами.

9. Второе деление лиц у Брайтона — разделение людей по признаку пола.

10. “Вальвасор” или “вавасор” — редкий в английских памятниках XIII века термин, обозначавший мелких и средних феодалов, обычно арьервассалов короля — в противоположность крупным феодалам — баронам, его непосредственным держателям.

11. Графы в средневековой Англии не назывались консулами.

12. В этом параграфе Брактон пытается выйти из противоречия, в которое он попадает, называя крепостного крестьянина рабом. Указывая на улучшение участи раба в его время, на то, что жизнь его находится под защитой государства и королевских судов, он как бы пытается смягчить свое утверждение о полном бесправии рабов с учётом реальных отношений феодального общества, при которых собственность на непосредственного производителя была не столь полной, как при рабовладельческом строе.

13. Старинный домен короны — особая категория привилегированных земель, которые, по данным Книги Страшного Суда, находились в руках короля (terra regis). К ним относились и наследственные домены англосаксонских королей, и земли, превращенные в домен короны после нормандского завоевания. По обычаю вилланы-держатели на землях старинного домена пользовались рядом привилегий, которые сохранялись за ними и в том случае, если маноры такого типа передавались королями другим лордам. В частности, вилланы старинного домена имели право жаловаться в королевский суд, если их лорд захватывал их наделы или требовал с них повышенные повинности сверх обычных. Эта последняя привилегия иногда в XIII веке формулировалась как право на определенные повинности (certas соnsuetudiones).

14. Этим положением руководствовались королевские адвокаты при рассмотрении хартий, предъявлявшихся феодалами на процессах quo-warranto (см. ниже извлечения из этих протоколов),

15. Эти положения трактата отражают ту политическую борьбу, которая происходила в Англии на протяжении всего XIII века и в которой крупнейшие феодалы Англии — бароны пытались добиться некоторого ограничения королевской власти в свою пользу.

16. Любопытно, что всем прочим подданным короля (кроме графов, баронов) Брактон отказывает в праве ограничивать волю короля и его соправителей, рекомендуя им в случае нарушения законов королем и его приближенными просить помощи у бога и ждать, пока он накажет виновных.

17. Этот параграф трактата давал теоретическую базу для выступлений королевских юристов в процессах quo warranto от имени короля, имевших целью доказать необоснованность многих иммунитетов и необходимость полного подчинения иммунитетных судов и администрации контролю центрального правительства. Во многих процессах королевские адвокаты дословно цитировали этот параграф трактата (см. приведенные ниже извлечения из протоколов Placita de quo warranto).

18. Среди преступлений, порождающих обязательства, Брактон называет преступления против короля, убийство или кражу и тому подобное; среди квази-деликтов — заведомую неправосудность судьи.

19. Имеется в виду привилегия, по которой некоторые крупные феодалы пользовались правом вести в своей курии дела, подсудные короне, в частности и дела по тяжким уголовным преступлениям.

20. Изображение Брайтоном короля как наместника бога на земле и хранителя высшей справедливости, несомненно, отражает процесс усиления королевской власти, происходивший в Англии с середины XII до конца XIII века. Брактон здесь, очевидно, стремится под-черкнуть особую роль и значение короля в государстве.

21. Это место находится в противоречии с тем, что в том же параграфе Брактон говорит об ограничениях, налагаемых на короля “законом королевства”, а также с тем, что сказано в § 3 гл. 16 книги II о праве графов и баронов обуздать короля (см. выше).

22. Брактон дает здесь свое и весьма вольное толкование известного принципа римского права, находящегося в явном противоречии с утверждением трактата о том, что король должен подчиняться закону королевства, который хотя и является созданием короля и его совета, но, будучи однажды издан, оказывается выше короля.

23. Здесь и далее Брактон снова выдвигает преимущественно морально-этические и религиозные обоснования необходимости добровольного самоограничения королевской власти.

24. Имеется в виду высший суд, заседавший в присутствии короля с середины XIII века — Суд Королевского Совета.

25. Имеются в виду разъездные судьи, совершавшие общие судебные объезды в графствах один раз в 7 лет.

26. Разъездные суды, разбиравшие гражданские иски, главным образом иски о земле по владельческим ассизам.

27. Специальные разъездные суды, разбиравшие дела лиц, сидящих в тюрьмах графства, в результате чего невинно арестованные лица или мелкие правонарушители освобождались.

28. Королевский приказ о назначении судебных комиссий.

29. Держание на определенное число лет в Англии XIII века — это обычно держание на условиях феодальной аренды. В реальной действительности арендаторы таких держаний часто были лично-свободными людьми.

30. Держатели по “воле лорда” (ad voluntatem domino), это обычно крепостные крестьяне — держатели участков домениальной земли, а не обычных общинных наделов. Поэтому условия их держания регулировались не обычаем манора, а волей лорда.

31. “Оммаж” — в средневековой Западной Европе — церемония, оформлявшая отношения вассальной зависимости между сеньором и его вассалом, во время которой последний признавал себя “человеком” (homo) вышестоящего феодала.

32. “Сокаж” — свободное, но в отличие от рыцарского, не военное держание, за которое держатель уплачивал собственнику земли — феодалу — невысокую денежную ренту. Держателями “сокажа” чаще всего являлись зажиточные свободные крестьяне или мелкие феодалы.

33. Земельные держания, пожалованные церкви или отдельным духовным лицам, обычно освобожденные от всех платежей и выполнения каких-либо служб и повинностей.

34. Сэр Мартин Пэтесхэл (Pateshull) — один из виднейших судей в период правления Генриха III.

35. Специфический вилланский побор, размеры которого устанавливались по воле лорда.

36. Вилланы не имели права отстаивать свои земельные права в королевских судах, в частности по владельческим ассизам.

37. Здесь и далее в этом параграфе Брактон имеет в виду вилланов старинного домена короны. Он не совсем точен, называя вилланским сокажем держания, которые “держатся от господина короля со времени завоевания Англии”, так как в XIII веке, когда писался трактат, большинство маноров старинного домена уже находилось в руках других лордов, чьими держателями и считались вилланы-сокмены этих маноров. В остальном Брактон довольно точно описывает привилегии держателей такого типа.

(пер. Е. В. Гутновой)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.