Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИБН ФУРАТ

А имеющие служебный чин эмиры — господа меча (арбаб ас-суйуф) находятся во дворце и провинциях государства. И самая почетная у них должность — [главного]дворецкого [хидмат ал-баб] 1. Говорят, что эта должность следовала за везирской и [занимал] ее Муаззам Хамарташ, и была у него особая грамота на эту должность. И он — первый, кто выдумал ее, и был он из умных, и отлично замещал Хафиза ал-Убайди во время приключившейся с тем болезни. И пожелал Хафиз, когда выздоровел, чтобы он, при своем уме, стал везиром, но тот [от этого] отказался.

Затем [идет] должность главнокомандующего [ал-исфахсаларийа] 2, и он — глава всех глав [войска], у него — дела воинов. Затем — носящий меч халифа в дни выездов с зонтом и жемчужиной 3. Затем — командующие отрядами “хафизийа” и “амирийа”, и это знатные военные люди; затем те, кто [находится] во дворце. [189]

А что касается провинций и соответствующих им наместников, то [сначала] идет наместник Аскалона, затем наместник Куса, затем наместник Шаркии, затем наместник Гарбии, затем наместник Александрии. И ему (наместнику Александрии) не жалуется наряд из хранилища одежд и не выдается ничего из халифских одежд в день открытия канала: этого удостаивались те, кто занимал эту должность до завоевания Тира, Акки и Дамаска, и последним занимал ее эмир по имени Манзур...

И эти [эмиры] — господа с ожерельями [арбаб ал-атвак], затем идут [эмиры] с копьями и носилками [ал-касаб ва-л-аммарат], все виды которых находятся среди поступлений хранилища. И различие между — ними в сроках службы, и в способе исполнения [ее], и в одежде [их] отрядов, составлявшихся из достойнейших. И говорят, что государство полагалось в этом деле на людей смелых и храбрых, и поэтому прибывали сюда [в Египет] простые люди из армян, румийцев и прочих.

Что касается главного судьи [кади ал-кудат], то ему [принадлежит] надзор за исполнением предписаний шариата, и он идет после везира — господина меча, который назначает ему заместителя из подобных ему, а в другом случае везир — господин меча получает это распоряжение от халифа, господина своего века 4 и носителя власти. Поистине чин его — самый славный из чинов господ чалмы [арбаб ал-амаим] и господ пера [арбаб ал-аклам]. И в некоторые времена был он и [главным] миссионером [даи], и без него не решалось ни одно духовное дело.

И кроме того, по вторникам и субботам сидит он в соборной мечети хранимого Фустата, и у него тарраха 5 и шелковый миснад 6: когда вершил суд Ибн Абу Акил и, войдя в собрание, увидел скамью, то приказал убрать ее и сел на тарраха ас-саман, и этот обычай сохранился. И сидели свидетели [шухуд] 7 около него справа и слева, каждый в положенное ему для правосудия время, будь он юношей или стариком. А перед ним — пятеро служителей: двое рядом с ним, двое у дверей залы, и один вводил к нему тяжущихся. И четыре его писца [находились] перед ним, двое напротив двух. И у него — кафедра и чернильница, и эта чернильница украшена серебром; особый носитель доставляет ее из хранилища.

И ему постоянно предоставляется для выездов серая самка мула из [халифского] стойла, а животное этой масти изо всех государственных людей полагается только ему. И из хранилища седел ему выделяется конский убор, украшенный серебром, и седло из кожи с шелком. А в праздники выдается ему ожерелье и жалуется украшенная золотом одежда, [но] без барабана и рога, кроме [случаев], когда он [одновременно] возглавляет суд и проповедь, а [главным] даи [190] полагаются барабан, рог и особые знамена, подобные тем, которых удостаивается везир — господин меча.

И если судья совершает суд, то около него находятся чтецы, а перед ним муэззины, начинающие [церемонию] с упоминания халифа и везира, так как [должность судьи] идет после везирской...

А что касается главного миссионера [даи ад-дуат], то он следует за ним [главным судьей] по своему чину. И облачается он в свои особые одежды, и превосходство его в том, что он знает все вероучения людей дома [ахл ал-байт 8] и преподает [исмаилитское учение]. Он принимает клятву от тех, кто переходит из своего вероучения в его. И при нем — двенадцать глав верующих, а во всех городах — помощники, подобно помощникам судьи 9. И предстают перед ним законоведы государства (а их место пребывания — “дар ал-илм”), и тем из них, кто занимает почетное положение, [выдается] большое жалованье. А некоторым из этих законоведов в каждый вторник и четверг дается тетрадь, называемая “маджалис ал-хикма” 10, а чистовую ее копию представляют главному миссионеру. И он разбирает ее при них, и берет ее [тетрадь] у них, и входит с нею к халифу в один из этих двух дней, и читает ему ее, если возможно, и получает его (халифа) подпись на лицевой стороне. И читает он ее верующим во дворце в двух местах: мужчинам с кафедры для проповедей в большом зале, а женщинам — в их зале, и эти помещения — из самых больших и просторных.

А когда заканчивал он свое чтение верующим мужчинам и женщинам, то они подходили к нему, чтобы поцеловать его руку, а он касался их голов тем местом [тетради], где [находился] знак, то есть подпись халифа.

И на нем [лежит обязанность] сбора “ан-наджва” с верующих в Каире, и Фустате, и провинциях, особенно в Саиде, и размер ее три и одна треть дирхема. И собирает он таким путем большую сумму и лично передает ее халифу, и честность его в этом [деле] — от Аллаха великого и славного. И выдает ему халиф из этого то, что полагается ему самому [даи ад-дуат] и находящимся при нем главам.

А тот из исмаилитов, кто богат и вносит в виде “ан-наджва” 33,3 динара, [получает] в подтверждение этого грамоту со своим именем — что он отличился в подаянии, где рукою халифа написано: “Да благословит Аллах тебя, твое имущество, твоих детей и твою веру”. И тот хранит ее (грамоту) и гордится ею.

И эту (главного миссионера) должность наследственно занимали люди из бану Абд ат-Такави; последний из них — Джалис, которому оказала предпочтение эта династия — [Аййубиды]. И произошло у них (т. е. бану Абд ат-Такави) столкновение с Афдалем, сыном эмира войска, и тот сослал [191] их в Магриб. И Джалис родился в Магрибе, воспитывался там и изучил нравы магрибинцев. И он склонялся к суннитскому вероучению, ведал судом и проповедью. И узнал о нем Малик Мансур Ширкух ибн Малик Афдаль и сообщил Аухаду Наджм ад-дину Абу Шукру Аййубу ибн Шади ибн Марвану 11, и тот узнал от него (Ширкуха) о существовании этого (Джалиса), и оказал ему честь, и назначил его пожизненно посредником [васита] при халифе Адиде. И последним делом [Джалиса] было [участие] в опеке над халифом Адидом. И в правление его (Адида) не оставалось в хранилищах ничего из-за его щедрости; и известно, что он — последний из убайдитских халифов Египта, и Аллах лучше знает!

Ибн Фурат, стр. 136—140.


Комментарии

1. Хидмат ал-баб — должность главного дворецкого, ближайшего помощника везира, называемого сахиб ал-баб, мдтавалли ал-баб, хаджиб ал-баб (букв. привратник). Вводил к халифу чиновников и послов во время приемов; при везире из “людей пера” возглавлял апелляционный суд. Наряду с главным, халифским хаджибом существовали одноименные должности и при видных фатимидских сановниках [93, стр. 43; 177, стр. 371].

2. Ал-исфахсаларийа (перс.) — должность главнокомандующего войском. Однако фатимидский исфахсалар был скорее одним из придворных чинов, нежели действительным командующим армией. Он исполнял полицейские функции в церемониях, был участником апелляционного суда [93, стр. 43—44; 177, стр. 368, 372].

3. Зонт и жемчужина — инсигнии фатимидских халифов наряду со скипетром, головным убором [тадж], знаменами, золотой чернильницей, двумя опахалами, оружием, литаврами, шатрами. Огромная жемчужина иатима [“несравненная”] была помещена в полумесяц (или копыто — ха-фир), образованный из рубинов и окруженный изумрудами, а затем все это на куске шелка прикреплялось к тюрбану халифа во время торжественных церемоний. Над головой халифа несли церемониальный зонт, соответствовавший по цвету халифскому платью [93, стр. 26, 45 и сл.].

4. Господин своего века (сахиб асрихи) — один из распространенных в ту эпоху титулов фатимидского халифа.

5. Тарраха — маленький и тонкий матрац для дивана, циновка. Тар-раха ас-саман — матрац из самана, рода тростника, произраставшего в окрестностях г. Байсана в Палестине и славившегося своим отличным качеством [194, I, стр. 622].

6. Миснад — подушка для сидения [194, I, стр. 692].

7. Шухуд (шухуд ал-муаддалуна, или удул — “свидетели”) — своеобразный институт мусульманского, в том числе и фатимидского, судопроизводства. В дополнение к сказанному в гл. IV отметим, что “шухуд” назначались кадием из числа правоспособных мусульман хорошей репутации (часто — законоведов) и, являясь его доверенными лицами, постоянно участвовали в судебных заседаниях, а также исполняли обязанности нотариусов и самостоятельно решали мелкие дела. Число “шухуд” равнялось обычно 20, но при Хакиме в Каире одно время их было 1200. Иногда этим же термином обозначаются помощники “мухтасиба” [100, стр. 189; 93, стр. 53—54; 53, II, стр. 153; 27, II, ч. 2, стр. 111—112; 174, стр. 71—79].

8. Люди дома (ахл ал-байт) — семья Мухаммеда, к которой шииты относили лишь пятерых членов (Мухаммад, Али, Фатима, Хасан, Хусайн).

9. Ибн Фурат здесь явно имеет в виду исмаилитскую организацию, действовавшую в областях, подчиненных Фатимидам, так же как и за их пределами. Более подробное ее описание содержится в труде видного фатимидского богослова Ахмада Хамид ад-дина Кирмани (ум. в 1021г.). По его словам, организацию эту возглавлял фатимидский халиф-имам, единственный в своем роде, “подобно единому году”. Ему подчинялись 12 глав исмаилитских территориальных общин (джазаир), по числу месяцев в году (В. Иванов насчитывал всего девять общин — 232, стр. 10— 11); возможно, что тремя оставшимися джазаир и были Египет, Сирия и Магриб. Глава каждой общины имел 30 помощников — “по числу дней в месяце”, каждый из которых, в свою очередь, имел в своем распоряжении 24 даи низшего ранга, “подобно 24 часам суток”.

В то время как высшие исмаилитские чины вели открытую пропаганду в дар ал-хикма, мечети ал-Азхар и дворце, эти люди должны были действовать тайно, причем половина их вела пропаганду ночью, половина — днем, “ибо в сутках 12 часов дневного времени и 12 ночного”. Добившись обращения, они должны были побудить прозелита дать клятву; после этого новообращенный считался готовым для восприятия исмаилитского учения во всей его полноте, преподавание которого осуществляли упомянутые высокопоставленные исмаилиты. Как можно судить на основании фактов, изложенных в гл. IV, египетская знать и ученые не подвергались агитации дневных и ночных миссионеров, а сразу же слушали подробные лекции по исмаилитской доктрине и фикху.

Представляя собой часть государственного аппарата, исмаилитская организация, как говорилось, была ликвидирована с приходом к власти Салах ад-дина [190].

10. “Маджалис ал-хикма” (“Беседы мудрости”) — сочинения, излагающие доктрину Фатимидов. Составлялись главным миссионером с участием исмаилитских законоведов. После утверждения текстов халифом он читал их для посвященных на еженедельных собраниях во дворце. Фрагменты “маджалис ал-хикма” сохранились в книгах друзов [53, I, стр. 184— 185].

11. Имеются в виду Асад ад-дин Ширкух и его брат, отец Салах ад-дина, родоначальник династии Аййубидов Наджм ад-дин Аййуб ибн Шади (ум. в 1173 г.).


Управляет ею [канцелярией] лишь самый уважаемый из красноречивых писцов, и обращаются к нему как к самому уважаемому и называют его не иначе как секретарем халифской канцелярии [катиб ад-даст аш-шариф]. И ему передают запечатанную поступающую корреспонденцию, и он сам доставляет ее халифу и приказывает писцам дополнять ее и отвечать на нее. И халиф советуется с ним во многих своих делах и не скрывается от него, когда он предстает перед ним [халифом], и этот обычай относится только к нему. И часто он проводит ночи у халифа. А его жалованье — 100 динаров в месяц. И он — первый из “господ икта” по богатству, [месту] в церемониях и [при раздаче] подарков. А вход к нему запрещен, и послания его передаются только свите. И у него привратник [хаджиб] из эмиров и шейхов, и слуги, и у него большая мартаба 1, михад 2 и миснад, но без возвышения [курси] 3 и чернильница; и она — особенная чернильница; носит ее устаз 4 из устазов халифа.

Ибн Фурат, стр. 140.


Комментарии

1. Мартаба — здесь: место, сиденье в приемном зале халифа. Другое значение — нечто вроде подставки для трона халифа [194, I, стр. 508].

2. Михад — кусок материи, которым обертывается подушка; наволочка.

3. Так переводим слово курсы, согласно Иностранцеву [стр. 81: “особое возвышение”]. Дози переводит курси как “скамья со спинкой” [194, II, стр. 455].

4. Термином устаз (араб, учитель, наставник) при Фатимидах, как правило, обозначали евнухов, занимавших должности управляющих дворцом и казной, глав талибидов и некоторые другие, упомянутые ниже [93, стр. 52; 177, стр. 367]. Самыми заслуженными из них считались “устазуна ал-муханникуна”.


Что касается финансовых ведомств [дававин ал-амвал], то самое важное из них то, которое осуществляет надзор над ними, и у него право смещения и назначения, и из него в известное время передаются грамоты халифу или везиру; и не видно там христиан, кроме упомянутого выше Хазма, да проклянет его всевышний Аллах! И в него попадают не иначе, как с ручательством, и оно связано с теми местами, где находятся наместники правительства... И он (управляющий [196] диваном) подобен господину покрывала [сахиб ас-ситр] (Сахиб ас-ситр — то же, что и мутавалли ас-ситр (букв. “ведающий занавесью”), один из евнухов гарема. Одновременно он мог быть и заведующим приемным залом халифа [64, стр. 16; 93, стр. 109]), у него мартаба и миснад, и при нем привратник [хаджиб] из эмиров государства. И полагается ему чернильный прибор, но не возвышение, и он направляет посланцев для требования отчета и побуждает ко взиманию денег и к [исполнению] требований государственных лиц и не противится, если его призывает кто-либо из членов династии. А что касается службы в ведомстве исполнения [диван ат-тахкик], то это ведомство, необходимое для [деятельности других] ведомств. И управляет им только опытный чиновник, и у него почетное одеяние, и мартаба, и привратник (хаджиб), следующий за главою ведомства и нужный ему в большую часть времени.

А что касается службы в ведомстве заседаний [диван ал-маджлис], то он раньше был основным ведомством и в нем [присутствовали] все улемы государства. И в нем — несколько чиновников, и у каждого — отдельное место, и один или два из них — при управляющем, [управляющий] им сведущ в делах икта, их пожаловании и составлении реестра для этого. И он связан с диваном надзора, и у него мартаба, и миснад, и чернильница, и, кроме того, привратник, и Аллах лучше знает!

Ибн Фурат, стр. 141.


Оно делится на две части: первая — военное ведомство [диван ал-джайш], и глава его — из коренных жителей, и им может быть только мусульманин, в отличие от прочих [ведомств]. И у него (главы военного дивана) — тарраха и миснад; и ему полагается привратник; и ведает он делами войска, его смотрами, отличиями и одеждами. И в этом диване [имеются] два хранителя для предоставления копий [документов]. А что касается обязанностей воинов во время [202] смотров, то каждый из них, успешно пройдя смотр, показывает и своего коня; но не закрепляется за ним ни превосходный конь, ни кобылица, и не оставляют ни одному из них ни вьючной лошади, ни мула.

А если есть при них вьючные лошади и мулы, то не может воин сменить их иначе, как по [особому] распоряжению; и то же относится к икта. И предводители эмиров, [находясь] перед главой дивана, докладывают ему об изменениях в войске — кто жив, умер, болен или здоров. И он позволяет воинам обмениваться друг с другом икта при посредстве своей подписи, без [другого] знака, но с разрешения управляющего диваном заседаний [сахиб диван ал-маджлис]. И в этом диване изготовляются грамоты для господ, находящихся на содержании [арбаб ал-джирайиат] и эмиров, относительно положенных им [икта], и наибольший размер их [икта] — определенный округ, однако [это бывает] редко. А что касается второй части этого ведомства, то это ведомство жалованья [диван ар-раватиб], и в нем находятся реестры имен всех, получающих довольствие от государства и относящихся сюда. И в нем — благородный писец, [обладающий] тарраха, и около десяти человек чиновников и переписчиков. И сюда приходят сведения от каждого наместника о продолжении [службы] тех, кто оставался на ней, о назначении вновь и о тех, кто умер, [необходимые] для содержания реестров в полном порядке. И в этом диване несколько установленных отделов.

Первый отдел занимается [выдачей] жалованья везиру, а это пять тысяч динаров в месяц, а его (везира) сыновьям и братьям от 300 до 200 динаров, и не назначалось сыну везира 500 динаров, кроме Камиля, сына везира Шавара, известного как Шуджа.

Второй, отдел предназначен для [выдачи жалованья] приближенным халифа. И первые из них — вельможи с чалмой, завязанной под подбородком [устазуна ал-муханникуна] (Устазуна ал-муханникуна — сановники с чалмой, обернутой под подбородком по обычаю, заимствованному у бедуинов, евнухи из высшей знати, образующие свиту халифа [93, стр. 52—53]), сообразно их чинам, и рабы, служащие им, как приличествует им подобным; и управляющий дворцом [зимам ал-каср], и глава казны [сахиб байт ал-мал], и заведующий халифской перепиской [хамил ар-рисала], и заведующий придворными расходами [сахиб ад-дафтар], и глава ближайших шарифов [зимам ал-ашраф ал-акариб], и заведующий приемным залом [сахиб ал-маджлис]. Каждому из них [выдается] 100 динаров в месяц. Тем, кто ниже их, [выдача] уменьшается по десяти динаров и доходит до десяти динаров. А число их превышает тысячу человек. А личным врачам [халифа] каждому [выдается] по 50 динаров, а тем врачам, что ниже их, [лечащих] обитателей дворца, — каждому по 10 динаров. Третий отдел обеспечивает господ жалованья [арбаб арратиб], находящихся в присутствии халифа. И первым в нем [203] записан секретарь халифской канцелярии [катиб ад-даст аш-шариф] (Катиб ад-даст аш-шариф [писец правой руки] — секретарь халифской канцелярии), и его жалованье 150 динаров. И каждому из его писцов [выдается] 30 динаров. Затем идет тот, кто управляет [ведомством] халифских собраний и чиновник тонкого пера [мувакки би-л-калам ад-дакик (Мувакки би-л-калам ад-дакик (букв. чиновник тонкого пера) — судебный секретарь высшего ранга. Записывал сущность решения апелляционного суда [165, стр. 28; 53, I, стр. 132—133])] для разбора жалоб, и их жалованье — по 100 динаров.

Затем — меченосец и копьеносец, и каждому из них [полагается] 70 динаров, а [рядовым] воинам и черным рабам выдается от 50 до 40 и до 30 динаров.

Четвертый отдел ведает жалованьем главного судьи, и его [жалованье] — 100 динаров, и такое же [жалованье] — у главного миссионера. И каждому из чтецов, [находящихся] в присутствии халифа, полагается от 20 до 15 и 10 динаров, и проповедникам мечетей — от 20 до 10 динаров, а поэтам — от 20 до 10 динаров.

Пятый отдел содержит сведения об управляющих диванами и близких к ним чиновниках. И первые из них — управляющие ведомством надзора [диван ан-назар], а его жалованье — 70 динаров, и ведомством исполнения [диван ат-тахкик], и его жалованье — 50 динаров, и ведомством заседаний [диван ал-маджлис], и его жалованье — 40 динаров. А жалованье заведующего расходами на заседания [сахиб дафтар ал-маджлис] — 35 динаров, а его писца — 5 динаров, а управляющего военным ведомством [диван ал-джуйуш] — 40 динаров, а чиновника грубого пера [мувакки би-л-калам ал-джалил] (Мувакки би-л-калам ал-йжалил (букв. чиновник грубого пера) — судебный секретарь низшего ранга. На основе записи предшествующего чиновника составлял подробное решение апелляционного суда [165, стр. 28—29; 53, I, стр. 132—133]) — 30 динаров. И всем управляющим ведомствами, занимавшимися прочими делами, — по 20 динаров каждому, и каждому чиновнику — от 10 до 7 и 5 динаров.

Шестой отдел содержит реестры лиц, находящихся на службе при наместниках Каира и Фустата; каждому из них [выдается] по 50 динаров, а охраняющим житницы, загоны, сады и прочее имущество [выдается] жалованье в 20, 15, 10 и 5 динаров.

Седьмой отдел содержит [сведения] о некотором числе слуг для службы во дворце и поддержания чистоты в нем и вне его, и развешивания необходимых занавесей и [устройства] павильонов вне дворца. И среди них личные слуги халифа, и число их 15. И среди них заведующий столом [сахиб ал-маида], и управляющий кухнями, и у них также различное жалованье — от 30 динаров или около того. И затем [идут] прислуживающие халифу, когда он сидит за столом, а за ними следуют поливальщики внутренней [части] дворца и внешней. И у них — старосты [урафа], и управляет ими глава из приближенных халифа, и их около 300 человек, и у них жалованье, смотря по их положению, от 10 до 5 динаров.

Восьмой отдел содержит [сведения] о юношах, [прислуживающих] при совершении процессий [сибиан ар-рикаб], и [204] число их более тысячи человек, а предводители их — сановники, возглавляющие процессии халифа, и число их 12. И среди них главный предводитель [сахиб ар-рикаб], и он [руководит] юношами, прислуживающими [в процессиях] с правой стороны. И каждому из этих предводителей ежемесячно [выдается] 50 динаров, и главы их (юношей) находятся с указанной стороны, представляя их. И они (юноши) составляют оркестр... и им [выдается] от 15 до 10 и 5 динаров.

И [есть] среди них отличившиеся преданностью на султанской службе, известные в провинциях, посещаемых ими. И это они носят принадлежности при выездах халифа на праздниках и в других случаях, и Аллах лучше знает!

Ибн Фурат, стр. 143—145.


В нем служат лишь знатные мусульманские писцы из нотариальных свидетелей [шухуд ал-муаддалуна], потому что это дело духовное. И в нем несколько чиновников, [197] помогающих управляющему этим диваном при утверждении их выдач в диване жалованья. И ни один из тех, [кто получает здесь содержание], не может получить его иначе, как после представления определенной грамоты со стороны главы мечети или молельни о продлении его службы на весь этот месяц. А если чья-либо грамота запаздывает, то откладывается и утверждение ее для него. А если это [представление] затягивается, то заменяют ее [грамоту] или сберегают то, что было на его имя, в пользу другого, исключая служителей при гробницах...

И каждой гробнице отпускаются 50 дирхемов в месяц на воду для ее посетителей, и определяется [сумма] для возмещения [расходов] при действии оросительных колес и платы тем, кто доставляет ее [воду]. И говорили, что он (диван ахбас) был создан однажды при Мустансире би-ллахе Убайдите и [что], когда просили у него позволения открыть его, он сказал: “Случалось ли что-либо подобное с кем-нибудь, кроме нас?” Сказали ему: “Упаси боже, о наш господин, чтобы дарована была эта милость [кем-либо], кроме тебя, и нет пропитания от Аллаха иначе, чем из твоих рук”. И сказал [Мустансир]: “Не отказываюсь от нашего приказа, и нашей подписи, и от того, что распределяли мы в нашем государстве по нашему позволению”.

Ибн Фурат, стр. 150—151.


И одно из удивительных известий, рассказываемых о них, [Фатимидах, заключалось в том], что шариф Джалис вел проповедь после прекращения дней их и излагал начала их учения брату Малика Насира Йусуфа Салах ад-дина Шамс ад-даула Туран-шаху и некоторым его эмирам. Он уплатил им большие деньги. И когда собрались они на пир, сказал Шамс ад-даула тарифу Джалису: расскажи мне о тех чудесных деяниях этих людей, которым ты был свидетелем.

Сказал [Джалис]: да. Однажды призвал Адид меня и некоторых приближенных. И когда мы вошли к нему, нашли у него двух тюркских рабов, а на них кафтаны, подобные вашим кафтанам, и шапки, подобные вашим шапкам. И сказали мы ему: о эмир верующих! Что это за одежда, которой мы никогда не видели?

И сказал [Адид]: это облик тех, которые овладеют нашей страной и возьмут наше имущество и наши сокровища. И не пройдет долгого времени, как [победителями] станут принадлежащие к этому [суннитскому] вероучению. И это оказалось правдой, и мы пришли, чтобы подтвердить это, и Аллах знает об истинности этого!

Ибн Фурат, стр. 158.

(пер. Л. А. Семеновой)
Текст воспроизведен по изданию: Из истории фатимидского Египта. М. Наука. 1974

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.