Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ИЗ ИСТОРИИ РУССКО-ЕГИПЕТСКИХ СВЯЗЕЙ В НАЧАЛЕ XX в. 1

II. ТОРГОВЫЕ СВЯЗИ

№ 25

Донесение русского консула в Александрии А. И. Иванова в Г департамент МИД о необходимости учреждения в Александрии Русской торговой палаты

Александрия, 1 августа 1902 г.

По инициативе членов иностранных колоний в Александрии давно уже учреждены и функционируют торговые палаты (Chambres de Commerce): Английская, Австро-венгерская, Французская, Итальянская и Греческая. Созданные с целью облегчать и развивать торговые и промышленные сношения между разными странами и Египтом, торговые палаты эти приносят значительную пользу. Россия же, занимающая по таблицам вывоза из Египта второе, а по таблицам ввоза шестое место, не имеет подобного учреждения, которое могло бы способствовать развитию торговли обеих стран. На этом основании и ввиду отсутствия инициативы членов здешней нашей колонии я считал бы весьма полезным учреждение Русской торговой палаты в Александрии.

Нет сомнения, что при облегчении торговых сношений и при удобстве получения надлежащих сведений и справок Египет охотнее стал бы приобретать в России многие продукты, за которые платит дороже производителям и продавцам других государств.

С другой стороны, проектированная торговая палата в скромной сфере своей деятельности, наверно, окажет услуги русской торговле вообще, так как она будет в распоряжении всех русских негоциантов, которые безвозмездно будут в состоянии получать от нее всякого рода сведения, могущие их интересовать.

Главные продукты, привозимые сюда из России, суть: керосин, мука, пшеница, живой скот, сахар и лес. Но возможно будет со временем привлечь сюда наши мануфактурные, бакалейные, спиртовые и другие продукты, которые изредка уже выписываются сюда и теперь.

Вывоз же из Египта в Россию состоит главным образом из хлопка и, в весьма ограниченном количестве, свежей зелени.

В 1901 г. вывезено отсюда в Россию на 1 743 204 египетских фунтов и ввезено сюда на 612 347 египетских фунтов.

Цифры нашего ввоза и вывоза за последние годы все увеличиваются, как явствует из прилагаемой у сего таблицы 2 за последние десять лет.

С разрешения дипломатического агентства представляя при сем на благоусмотрение департамента составленный мною проект устава, имею честь покорнейше [137] просить разрешить мне приступить к организации означенной палаты, которая никогда не будет нуждаться в какой бы то ни было денежной помощи со стороны императорского министерства.

По незнанию некоторыми будущими членами означенной палаты русского языка проект этот составлен на языке французском. Ознакомленные мною с проектом заинтересованные лица нашей здешней колонии выразили мне по сему поводу свою полную готовность содействовать общему делу.

Если императорское министерство признает желательность учреждения в Александрии Русской торговой палаты, было бы крайне полезно, чтобы ее предстоящему возникновению была дана возможно большая огласка среди нашего торгового и промышленного сословия.

Консул А. Иванов

АВПР, ф. Турецкий стол (новый), оп. 5026, д. 6820, лл. 1-3. — Подлинник.

№ 26

Письмо министра финансов С. Ю. Витте министру иностранных дел В. Н. Ламздорфу о согласии, на учреждение в Александрии Русской торговой палаты

27 января 1903 г.

Вследствие отношения от 21 сентября минувшего 1902 г. за № 5196 с препровождением донесения управляющего Генеральным консульством в Египте от 3 августа 1902 г. имею честь сообщить вашему сиятельству, с возвращением приложения,№ 2, что я, с своей стороны, не встречал бы препятствий к учреждению в Александрии Русской торговой палаты.

Министр финансов С. Ю. Витте

АВПР, ф. Турецкий стол (новый), оп. 5026, д. 6820, л. 7. — Подлинник.

№ 27

Донесение А. И. Иванова в I департамент МИД об утверждении членами русской колонии проекта устава Русской торговой палаты и о выборах комитета палаты

Александрия, 22 мая 1903 г.

В дополнение к донесению моему от 1 августа 1902 г. за № 583 и ссылаясь на согласие, выраженное г. директором департамента от 12 февраля с. г. за № 850, я собрал 12 минувшего апреля членов здешней русской колонии и представил им проект устава Русской торговой палаты, выработанный мною, который был единогласно принят.

На этом же собрании был выбран, кроме меня, комитет палаты из пяти следующих лиц, русско-подданных:

1) А. Прассино — агента Русского общества пароходства и торговли;

2) Е. Малиссона, занимающегося исключительно вывозом хлопка в Россию;

3) Мутафова — представителя в Египте керосинной фирмы А. Манташова и К 0;

4) Ф. Колышкина — представителя страхового общества «Россия»;

и 5) М. Герзенштейна, занимающегося ввозом в Египет русской муки.

Представляя при сем копию с протокола вышесказанного собрания членов русской колонии и 10 экземпляров печатанного устава палаты с переводом на русском [138] языке 3 имею честь покорнейше просить департамент сделать зависящее распоряжение для огласки среди нашего торгового и промышленного сословия об учреждении Русской торговой палаты в Александрии.

Консул А. Иванов

АВПР, ф. Турецкий стол (новый), оп. 5026, д. 6820, л. 19. — Подлинник.

№ 28

Устав Русской торговой палаты в Александрии

12 (25) апреля 1903 г.

Статья первая

В Александрии учреждается Русская торговая палата, имеющая целью облегчить и развить торгово-промышленные сношения между Египтом и Россией.

Статья вторая

Русская торговая палата оказывает, без всякого за то вознаграждения, свое содействие всем русским купцам и промышленникам, а также вообще всем лицам, которые находятся в постоянных коммерческих сношениях с Египтом или пожелали бы завязать таковые. Палата доставляет вышеупомянутым лицам всякого рода полезные сведения, которыми она могла бы располагать, как, например: местные торговые обычаи, тарифы, торговые законы и распоряжения и вообще все, что могло бы интересовать купцов и промышленников. Палата принимает на себя безвозмездно необходимые ходатайства пред египетскими властями для устранения всякого рода затруднений, могущих представиться при различного рода обмене между обеими странами.

Статья третья

Торговая палата оказывает безвозмездно свое содействие всем купцам, без различия национальности, постоянно живущим в Египте, и вообще всем лицам, имеющим постоянные торговые и промышленные сношения между обеими странами.

Статья четвертая

Торговая палата в Александрии заботится об ознакомлении Египта с русскими товарами, а также старается подыскать этим товарам рынки для сбыта; для этой цели она содействует устройству выставок товарных образцов. Такую же помощь она оказывает и египетским товарам, ввозимым в Россию.

Статья пятая

Ввиду крайне ограниченного числа русских купцов, имеющих постоянное жительство в Египте, торговая палата составит свой комитет minimum из шести членов. Членами комитета могут быть только русско-подданные. Комитет избирает из своей среды председателя и секретаря.

Комитет избирается на один год и может быть вновь избран.

В члены торговой палаты могут быть также допущены и иностранно-подданные, имеющие постоянное жительство в Египте, которые заведомо находятся в торговых сношениях с Россий; они представляют комитету прошение о своем желании быть допущенными в члены Русской торговой палаты и считаются таковыми после утверждения комитетом. [139]

Статья шестая

К концу каждого года торговая палата представляет отчет о торговых и промышленных сделках с Россией в первый департамент императорского Министерства иностранных дел и в департамент торговли и мануфактур.

Статья седьмая

Все члены комитета исправляют свои обязанности безвозмездно, поэтому нет надобности в подписке; текущие же расходы взял на себя российский императорский консул в Александрии, который состоит членом комитета по праву занимаемой им должности без выбора.

АВПР, ф. Турецкий стол (новый), оп. 5026, д. 6820, л. 9. — Копия.

№ 29

Письмо старшего советника МИД России К. Э. Аргиропуло секретарю дипагентства в Египте Ю. В. Саблеру об оказании содействия фабричному инспектору Чижову в изучении условий сбыта русских товаров в Египет и ознакомлении с египетской хлопчатобумажной промышленностью

10 сентября 1909 г.

Милостивый государь Юрий Владимирович.

Министр торговли и промышленности уведомил императорское министерство, что в ближайшем будущем отправляется в Египет старший фабричный инспектор С.-Петербургской губернии статский советник Чижов, выразивший готовность принять на себя безвозмездно труд по исследованию условий возможного сбыта наших товаров в означенную страну, а также по изучению постановки в Египте хлопчатобумажной промышленности, а именно: культуры хлопка, торговли хлопком и способов обработки прядильного волокна на месте.

Находя ознакомление с означенной отраслью промышленности весьма полезным с точки зрения наших торговых сношений с Египтом, тайный советник Тимирязев ходатайствует об оказании названному лицу содействия со стороны наших представителей в деле успешного выполнения возложенного на него поручения.

Сообщая об изложенном, имею честь покорнейше просить Вас сделать зависящие распоряжения к удовлетворению ходатайства тайного советника Тимирязева, соображения коего о большой пользе, которая предвидится от означенной поездки для наших торговых сношений с Египтом, всецело разделяются императорским министерством.

Примите, милостивый государь, уверение в совершенном моем почтении и таковой же преданности.

К. Аргиропуло

АВПР, ф. Генконсульство в Египте, оп. 820, д. 574, л. 41. — Подлинник.

№ 30

Депеша А. А. Смирнова министру иностранных дел России А. П. Извольскому о успехе русской плавучей выставки в Египте

16 (29) января 1910 г.

Милостивый государь Александр Петрович.

Плавучая выставка, организованная Русским обществом пароходства и торговли на пароходе «Император Николай II», прибыла в Александрию 7 (20) января; простояв там пять дней, она проследовала на два дня в Порт-Саид, и, покинув затем Египет, отправилась к берегам Сирии. [140]

Несмотря на непродолжительность пребывания выставки в Египте, я не могу не отметить, как признак значительного успеха, того интереса, который она здесь возбудила.

Еще до прибытия выставки в Александрии образован был под председательством консула нашего А. Н. Абазы выставочный комитет, выработавший подробности, касающиеся пребывания выставки в Александрии. Для посетителей, приезжих из Каира, дипломатическому агентству удалось выхлопотать льготные условия для проезда по железной дороге.

Возвращение хедива в Египет из паломничества в Мекку совпало с последними часами перед уходом парохода «Император Николай II» из Александрии, и потому его высочеству не удалось посетить выставку, на коей, однако, кроме огромного количества публики и всех официальных лиц Александрии, побывал также принц. Могаммед-Али, брат хедива, с другими принцами. Я, с полным составом дипломатического агентства и в сопровождении многих русских из Каира, был на выставке на другой же день по ее прибытии, а незадолго до ее ухода посетил ее также и великобританский посланник в Египте сэр Эльдон Горст.

Многие из торговых фирм, принимающих участие в выставке, получили довольно значительные заказы от египетских посетителей, а продаваемые на пароходе произведения нашего мануфактурного и кустарного производства усиленно раскупались публикой.

Успеху выставки, кроме умелой организации и весьма любезного персонала ее, немало содействовало также присутствие духового оркестра 57-го пехотного Модлинского полка, с неслыханным здесь искусством исполнявшего произведения русских композиторов.

С глубочайшим почтением и совершенною преданностью имею честь быть, милостивый государь, вашего высокопревосходительства покорнейший слуга

Алексей Смирнов

АВПР, ф. Турецкий стол (новый), оп. 5026, д. 3688, л. 144. — Подлинник.

№ 31

Донесение и. о. русского консула в Порт-Саиде А. Я. Ниссена А. А. Смирнову в возможности открытия в Порт-Саиде выставки русских кустарных изделий

28 февраля 1911 г.

Отдел торговли Министерства торговли и промышленности, признав полезным опубликование извлечения из моего донесения, представленного в ноябре прошлого-года по вопросу о сбыте русских кустарных изделий в Египте, разослал вместе с тем «извлечение» учреждениям и лицам, интересующимся продажей и распространением изделий отечественного кустарного производства; благодаря этому я стал получать в последнее время предложения на присылку в Порт-Саид образцов и полных коллекций работ нашего кустаря.

Предложенный мною в донесении способ мне кажется наиболее практичным для того, чтобы наглядно всесторонне ознакомить местную публику с изделиями нашей кустарной промышленности, еще совершенно не известной на рынке Египта или по крайней мере в Порт-Саиде; чтобы облегчить достижение цели и более охотное выполнение ее, я просил лишь высылать сюда образцы и возможно полнее подобранные коллекции, отмечая в моей просьбе то важное обстоятельство, что расходы по устройству и организации выставки-музея не будут касаться экспонентов.

В тех же видах я обеспечил себя здесь желательным в этом доле сотрудничеством одного из наших соотечественников, который по своему общественному положению. личным качествам и коммерческой опытности может быть полезен в [141] посильно содействовать более успешному начинанию и проведению в жизнь намеченной задачи. Моим сотрудником движут в данном случае но личные интересы и побуждения, но интерес вообще более широкого развития наших торговых сношений с Египтом.

Нельзя не предвидеть, что если бы предлагаемый мною скромный опыт в отношении Порт-Саида оказался успешным, он мог бы, смею думать, послужить примером для других, более значительных торговых центров Египта, как Каир и Александрия, представляющих несомненно огромный рынок для сбыта наших кустарных изделий.

Однако, прежде чем приступить к выполнению моего проекта устройства постоянной выставки-музея образцов, я почтительнейше прошу ваше превосходительство не отказать уведомить меня, не встречается ли с Вашей стороны препятствия или возражений в принципе против намеченной задачи; в случае же одобрения Вами проекта, не признаете ли возможным предоставить мне обратиться к Вам, в свое время, когда окажется необходимым, в видах испрошения у египетского правительства беспошлинного пропуска доставленных образцов кустарных изделий, которые будут экспонированы на выставке.

Докладывая вышеизложенное вашему превосходительству, имею честь препроводить вместе с тем извлечение из моего донесения, опубликованного 14 декабря прошлого года.

И. о. консула А. Ниссен

АВПР, ф. Генконсульство в Египте, оп. 820, д. 578, лл. 1-2, — Подлинник.

№ 32

Отношение Главного управления землеустройства и земледелия, России А. Я. Нисеену об устройстве в Порт-Саиде постоянной выставки-музея русских, кустарных изделий

30 ноября 1911 г.

Министерство торговли и промышленности сообщило Главному управлению землеустройства и земледелия Ваши предложения об устройстве в Порт-Саиде постоянной выставки-музея русских кустарных изделий.

Г-н главноуправляющий землеустройством и земледелием признал весьма желательным воспользоваться Вашими предложениями, ввиду чего отдел сельской экономии и сельскохозяйственной статистики считает долгом уведомить Вас, что им приняты меры к собранию указанных Вами кустарных изделий, коих на первый раз предполагается выслать на сумму около 5000 руб.

Одновременно отдел обратился в главную контору Русского общества пароходства и торговли с просьбою дать ближайшие указания относительно пересылки в Ваше распоряжение транспорта кустарных изделий.

Все предметы, которые будут Вам высланы, будут снабжены ярлыками с обозначением цены, в которую будут включены и все накладные расходы.

Отдел будет Вам очень признателен за все те дополнительные указания, которые Вы сочтете нужным сделать.

Член совета главноуправляющего

АВПР, ф. Генконсульство в Египте, оп. 820, д. 578, л. 27. — Копия. [142]

№ 33

Отношение А. Я. Ниссена в отдел торговли Министерства торговли и промышленности об успехе выставки русских кустарных изделий в Египте

28 июня 1913 г.

Постоянная выставка русских кустарных изделий в Порт-Саиде, открывшаяся 8 декабря 1912 г., вступает в седьмой месяц своего существования, и я считаю своим долгом представить отделу торговли отчет о достигнутых этим скромным предприятием результатах, по которым можно судить о его пользе в будущем, а также возможности последовать его примеру в других странах.

Выставка кустарных изделий, совершенно доселе в Египте не известных, возбудила удивление тех, которые были убеждены в том, что Россия производит лишь керосин, муку и, быть может, лес; она подверглась насмешке других, которые видели в ней способ распространения изделий нашей промышленности, могущих конкурировать с однородными товарами других стран; посещающие выставку туристы-иностранцы и просвещенный класс туземцев поражаются, оценивая художество наших кружев, вышивок, изделий из папье-маше и пирогравюр; большим успехом пользуются также художественные резные изделия Московского губернского земства, и выставка уже неоднократно давала справки проезжающим европейским, а равно и египетским купцам, которые живо заинтересовались разными отраслями нашей отечественной промышленности, и предоставляла возможность им обращаться непосредственно к производителям. Так, выставкой сообщены адреса и различные сведения о некоторых земствах, торговых домах и товариществах, например: В. А. Балакирев и К о в Ростове н/Д., Сиу и К о в Москве, Панфиловых, ст. Неклюдово, Владимирской губ., и других.

В общем я могу уверенно сказать, что без исключения все выставленные изделия пользуются и будут пользоваться успехом, главным образом игрушки, которые положительно поражают всех своей простотой, изящностью и дешевизной; даже изделия, которые первоначально, казалось, не оценивались, как, например, железо-скобяные, глиняные и обувь Казанского земства, пользуются успехом у всех и преимущественно среди англичан.

Общепризнанный факт, что кустарные изделия, вследствие новизны и исключительности своего рода, одни за свою оригинальность, другие за тонкость, художество и законченность, как кружева и коробки из папье-маше, высоко оценены и сбыт их был бы очень легок. Я убежден, что сбыт их установится, но, чтобы достигнуть распространения изделий нашей промышленности вообще и кустарных в частности, необходимо, прежде всего, их показать для ознакомления. В этом смысле скромная порт-саидская выставка оказала значительное влияние, заметное но только в Порт-Саиде, Каире и других городах Египта, но даже и за границей. Неоднократно выставка посещалась прибывшими из Австралии и Индии англичанами, которые пожелали приобрести виденные ими кустарные изделия. Об этих изделиях они, несомненно, слышали от своих соотечественников, рекомендовавших посетить нашу выставку.

Успех этот достигнут выставкой без содействия рекламы и помощи прессы, русской, местной или иностранной, так как наше скромное предприятие не могло пользоваться столь шумными мерами для привлечения посетителей, дабы слишком большой рекламой не повредить выставке, привлекая посетителей в таком количестве, что на спрос их пришлось бы ответить отказом, что, несомненно, произвело бы неблагоприятное впечатление. По той же причине я должен был отказаться от раздачи па борту пароходов пассажирам рекламных карточек-открыток, отпечатанных на нескольких языках.

Выставка не могла продавать помещенные в ней изделия прежде всего потому, что не была уполномочена на это, и, кроме того, если бы она продавала их, то через месяц она прекратила бы свое существование за недостатком товаров. [143]

Не стану перечислять, сколько спросов на некоторые изделия были отклонены; много раз можно было и даже вынуждены были 4 удовлетворять требования некоторых посетителей, но часто, даже очень часто, нужно было ответить отказом. Только кружева Темниковской кружевной школы, присланные г-жей Е. Ю. Демидовой, и вышивки Крестецкого уездного земства могли продаваться регулярно, так как выставка периодически снабжалась этими изделиями.

Если кустарные изделия оценены и на них имеется спрос, то из этого вытекает, что они могут сбываться, — эти два мотива мною доказаны вышеизложенным. Однако в торговом мире предложение всегда должно идти навстречу спросу: покупатель не должен встречать никаких препятствий к отысканию необходимого ему продукта, а, наоборот, это должно быть для него всячески облегчено, а потому с этой целью при выставке необходимо устроить склад, в котором частный покупатель, а равно я купец, мог бы совершать свои закупки. Впрочем, идея эта неоднократно мною уже излагалась, но я подчеркиваю ее еще раз, приводя следующие соображения.

Изделия нашей промышленности вообще, и в частности кустарные, почти неизвестны в Египте, почему склонить местного коммерсанта или купца другого крупного египетского рынка заказать в России товар, качество которого ему неизвестно и ходкость которого на здешнем рынке он определить не может, очень трудно, не говоря невозможно. Лишь после того, как купцы убедятся, что публика оценивает и покупает их изделия, они смогут увериться в перепродаже купленных товаров и решатся заказать их, тогда наши изделия, постепенно распространяясь, приобретут себе обширный сбыт.

Одинаково трудно убедить коммерсанта давать заказы на изделия, виденные им только на выставке.

Что касается кустарных изделий, в частности, то тут встречается затруднение другого рода: у нас нет каталогов, цены изменчивы и различны, например цены на одни и те же изделия, но происходящие от различных земств, также неодинаковы.

С другой стороны, предполагая, что местные коммерсанты решились посылать заказы непосредственно земствам, является вопрос: будут ли они выполнены? Ведь предыдущими фактами доказано, что в некоторых городах Европы, где кустарные изделия были успешно ввезены, продажа их прекратилась вследствие неисполнения сделанных вновь заказов.

Кроме этих главных препятствий, есть также и другие затруднения, не менее важные, происходящие от переписки, условий продажи, медленности в получении товаров и других мелких неудобств; все это, соединяясь, образует камень преткновения, с которым сталкиваются местные коммерсанты.

Устранение всех перечисленных затруднений и препятствий, облегчение в широких размерах сношений между нашими и местными купцами является главной задачей склада; по достижении этой цели сношения могут наладиться и окрепнуть настолько, чтобы вестись непосредственно, без содействия выставки или оклада. Это возможно лишь тогда, когда обе стороны настолько будут ознакомлены, что будут взаимно друг другу доверять, без чего немыслимо установить прочные и продолжительные торговые сношения.

Препятствием к завязыванию торговых сношений со странами Востока является еще и то, что наши экспортеры, в том числе и земства, не предоставляют своим покупателям кредита, а требуют внесения платы вперед при заказе и в редких случаях при представлении коносамента. Эти условия, к которым не привыкли египетские коммерсанты, пользующиеся, напротив, большими облегчениями, предоставляемыми им всеми европейскими странами, никогда не принимаются, и после обмена писем предполагаемые сделки не могут состояться.

Доверие приобретается, но не предписывается, а потому, если наши промышленники и экспортеры не питают доверия к египетским купцам, то почему и на [144] основании чего последние должны настолько верить нашим, чтобы присылать авансом стоимость заказов?

Роль предполагаемого склада — быть посредником, могущим внушить доверие обеим сторонам. Наши промышленники, посылая свои изделия складу, были бы гарантированы в получении их стоимости; с другой же стороны, местные коммерсанты, видя присланные товары, не сомневались бы в их количестве и качествах, и потому не требовали бы отсрочки для уплаты. Таким образом, продажа совершалась бы за наличный расчет к обоюдному удовлетворению сторон. Вместе с тем местный купец не был бы вынужден делать разом крупные заказы, так как он мог бы постепенно по мере надобности, запасаться необходимым ему товаром, что предоставило бы небезразличную выгоду.

Таков, в общих чертах, способ, предполагаемый мною для облегчения экспорта наших товаров в Египет, обзор экономических условий которого подсказал мне именно этот способ, как первый и необходимый шаг к практическому расширению наших торговых сношений. Идея эта, впрочем, основана не только па теоретических соображениях, но и на следующих фактах.

Устраивая кустарную выставку, я желал, чтобы она оказывала гостеприимное отношение ко всем изделиям нашей промышленности вообще. Благодаря поддержке, которую Министерство торговли и промышленности беспрестанно оказывает выставке, несколько торговых фирм откликнулись на призыв мой, прислав свои изделия. Я могу перечислить товарищество фабрик А. Сиу и К о в Москве, А. М. Остроумов в Москве, В. А. Балакирев и К о в Ростове н/Д., наследников В. С. Баташева в Туле, которые начали продавать свои изделия в Египте при помощи и содействии выставки.

Никогда в Порт-Саиде, и быть может во всем Египте, не говорили про русскую парфюмерию, а таковая теперь продается. Не знаю, ввозились ли прежде сюда русские конфекты, но в настоящее время А. Сиу и К о их продает не только в Порт-Саиде, но и в Каире. Когда я пожелал ввозить сюда самовары, то сомневались в моем начинании, но фабрика наследников В. С. Баташева может подтвердить, что ее коллекции трижды были распроданы. Никогда здесь не говорили о консервах Балакирева, а в настоящее время Балакирев ввозит их.

Конечно, не стану утверждать, что перечисленные мною дела важны, только это — начало, которое, как и во всяком деле, трудно. Но началу основа положена, и эти примеры могут быть повторены.

Установились мнения и убеждения, что наша промышленность не может никакими и ни на одном рынке соперничать с иностранными изделиями. Это мнение ложно, и если бы мы его упорно придерживались, то это нас обрекло бы к полнейшему застою. В настоящем донесении я не имею его оспаривать доводами и примерами, но должен сказать, что если наши товары не ввозятся, то лишь потому, что они неизвестны. Суть не в борьбе с иностранными товарами, а в сбыте своих, в особенности тех, которые совершенно отличаются от иностранных. Вот где кроется разрешение этой экономической задачи.

Какое отношение к нам имеет то обстоятельство, что австрийцы продают лакированную обувь, испанцы — эспадрили или французы валансьены, если мы на том же рынке можем сбывать, не вредя другим, обувь Казанского земства, валенки или кружева Темниковской кружевной школы?

Существует еще другое предубеждение, что на Востоке нельзя соперничать с германской промышленностью. Это мнение также ошибочно. Действительно, немцы составили себе тут обширную клиентуру, но не вследствие высокого качества их изделий, которые всеми признаются недоброкачественными, но рекламой и коммивояжерами, а в особенности значительными облегчениями, предоставляемыми покупателю по уплате. Вот тайна их господства. Неизвестно, по каким причинам до сих пор наши купцы не поняли и не оценили значение рекламы: они ждут, чтобы покупатель сам явился за товаром, в то время как иностранцы опережают их, предлагая свои изделия.

В этом заключается главная причина тому, что мы занимаем второстепенное [145] место среди других стран по торговле с Востоком. Отсутствие предприимчивости, характеризующее наших купцов, констатируется даже в тех странах, где они не имеют соперников и где, являясь хозяевами положения, они могли бы ввозить своя товары без малейшего препятствия и с большой легкостью. Чтобы отвратить это явление, затрудняющее и убыточное для нашего экспорта, необходимо его удалить, что было бы достигнуто устройством постоянных выставок постепенно и во всех центрах торгового мира, представляющих интерес для нас. Эти выставки с успехом заменили бы для нас коммивояжеров.

Смею верить, что Министерство торговли и промышленности в своей высокой компетенции может судить о пользе этой системы и, если возможно, поощрить ее. Но, как я уже объяснял, выставка не может сразу давать практических результатов, а что при ней необходимо устроить склад товаров, который представлял бы собою то учреждение, которое давно имеется в других странах под названием синдикатов. Было бы преждевременно привить такую мысль в России теперь, но все-таки пример «Austro-Orientalische Aktiengeselschaft», «Societe Hougroise Levantine» и «Union Exportgeselschaft», которые представляют собою промышленные синдикаты австрийцев, венгров и немцев, доказывают, какую значительную роль и влияние они оказывают на торговлю в Египте.

Преследуя мою мысль об учреждении склада, я написал по данному мне отделом сельской экономии и сельскохозяйственной статистики Главного управления землеустройства и земледелия указанию предложения некоторым земским управам и кустарным артелям, изделия которых имеются на выставке, а именно: Казанской, Московской, Полтавской, Вятской, Костромской и Нижегородской губернским и Торжецкой уездной земским управам, Павловской кустарной артели, кружевным школам Е. Н. Половцевой и княгини А. Д. Тенишевой.

Какой ответ будет дан на предложения эти (копию его имею честь при сем представить для сведения отдела), я не могу предвидеть; все-таки для приведения в исполнение моего проекта было бы весьма желательно, чтобы он был утвердителен.

Я не колеблюсь заявить, что складу русских товаров предстоит большой успех, так как сбыт этих изделий будет произведен не только в Порт-Саиде, но и в Каире, откуда я уже неоднократно получал предложения и главным образом от владельцев «National-Hotel», которые настаивают, чтобы я устроил выставку в их учреждении. Мысль эта зарождалась уже неоднократно, и я вполне оцениваю ее пользу и выгоды, но как можно открывать выставку в таком большом городе, как Каир, если нет товаров для продажи?

Возвращаясь к проектируемому складу, я полагаю, что устройство его было бы нетрудно, если бы земства охотно посодействовали, снабжая склад товарами на сумму не более четырех тысяч рублей каждое.

Кажется вполне логичным, что если, с одной стороны, помогают, поощряют и содействуют нашим кустарям производить их изделия, то, с другой стороны, следует способствовать также и сбыту их изделий, который за границей возможно учредить и расширить лишь при помощи системы складов, так как земства еще не скоро смогут вступить в непосредственные сношения с иностранными купцами. Это убеждение основано на моем личном опыте и наблюдениях в других городах Европы, где делались попытки ввозить изделия наших кустарей.

На Востоке каждый склад должен предшествоваться выставкой, которая служит ему показателем будущей его деятельности, и только когда наблюдения благоприятны и убедительны, склад можно открыть параллельно с выставкой.

Да дозволено будет мне теперь сказать еще несколько слов о порт-саидской выставке.

Я ее устроил на собственные средства, поддерживаю ее и буду поддерживать еще до конца текущего года, но дальше и больше не смогу ей помочь.

Склад, если только он создастся, сможет покрыть расходы по его содержанию и служащих, я в этом убежден, но до тех пор, пока он сможет покрывать расходы по содержанию выставки, она должна субсидироваться еще один год. Я доказал пользу [146] выставки, достигнутые ею скромные результаты и те, которые она сможет достигнуть по моим предположениям.

Не буду больше настаивать на моем предприятии, которое сам не могу расхваливать, но смею надеяться, что Министерство торговли и промышленности и Главное управление землеустройства и земледелия в их высокой компетенции могут судить о том, может ли быть опыт с выставкой повторен и должна ли она в течение этого времени субсидироваться.

Что же касается меня лично, то я не буду жалеть своих усилий и понесенных расходов: я пожелал произвести опыт — и произвел его; он же доказал мне пользу моего проекта, которая станет очевидной лишь со временем. Если, однако, обстоятельства изменятся и мой опыт не будет доведен до конца, мне придется жалеть единственно о том, что я ошибся.

А. Ниссен

АВПР, ф. Генконсульство в Египте, оп. 820, д. 578, лл. 70-77. — Копия.

№ 34

Записка Комитета для развития русской торговли в Египте А. А. Смирнову о программе своей деятельности

25 апреля 1915 г.

Вследствие запроса вашего превосходительства по содержанию отношения Министерства торговли и промышленности Комитет для развития русской торговли в г. Каире, основанный в октябре месяце минувшего года, имеет честь представить Вам следующие сведения.

Создание учреждения, могущего облегчить торговые сношения между Россией и Египтом, уже давно казалось необходимым, так как главным препятствием для развития этих сношений являлось полное незнакомство египетских коммерсантов с русской промышленностью, с одной стороны, и с другой — незнание русскими фабрикантами условий египетского рынка и торговых обычаев в долине Нила.

Названный Комитет, программа деятельности которого точно указана в отношении Комитета от 6 (19) марта с. г. 5 действительно стремится сблизить русского фабриканта с египетским рынком.

Для осуществления своей задачи Комитет организовал уже справочный отдел, который снабжает коммерсантов как с русской, так и с египетской стороны сведениями товарно-справочного характера в связи с их делами по торговле между Россией и Египтом.

Информационная деятельность Комитета, доставляющего посредством справочного отдела многочисленные справки по торговле заинтересованным лицам и учреждениям, и положила начало сближению русских промышленников с египетскими коммерсантами.

Из фирм, согласившихся в принципе вывозить свои товары в Египет, можно указать на следующие: Общество заводчиков и фабрикантов Московского промышленного района в Москве; Совет съездов представителей промышленности и торговли Юга России в Одессе; акционерное общество Варшавской паровой мельницы в Варшаве; г-да Марриот и Зелигман в Либаве; г-н Густав Гольдфедер в Варшаве и др.

Кроме того, Российская экспортная палата в Петрограде и названный Комитет, имея много общего в своих программах и целях деятельности, вступили в сношения на основаниях взаимного сотрудничества, чтобы общими усилиями довести русско-египетские торговые сношения до наибольшего развития. Эти оба учреждения ужо приступили к исследованию некоторых вопросов, как, например, вывоз из России в Египет табака, цемента и строительных материалов и обратно из Египта в Россию гуммиарабика, а равно как и других важных вопросов, разработке которых будет [147] дано место на страницах находящегося в печатании бюллетеня Комитета, несколько экземпляров коего Комитет не преминет доставить отделу торговли.

Комитет решил организовать в своем помещении выставку образцов предметов русского производства с тем, чтобы дать возможность египетским коммерсантам наглядно ознакомиться с этими предметами и с их качествами. Эти образцы будут зарегистрированы в особые книги вместе с обозначением места их происхождения, адресов фабрикантов, условий продажи и проч.

Равным образом будут пересылаться в Россию, через посредство Комитета, Русской экспортной палате или другим учреждениям, по указанию отдела торговли, образцы продуктов Египта и Судана для ознакомления с ними русского рынка.

Так как товарообмен между Россией и Египтом совершенно парализован в настоящее время военными действиями, то проектируемая выставка отложена до открытия проливов.

В настоящее время, несмотря на тяжелые условия для всяких торговых сношений между Россией и Египтом, Комитету удалось заинтересовать каирских коммерсантов настолько, что он уже насчитывает более ста действительных членов и членов-соревнователей, в числе которых фигурируют очень крупные фирмы Египта, а равно и банковые учреждения в лице своих директоров и видные представители финансового мира.

Правление Комитета состоит из 10 членов действительных под председательством состоящего при императорском дипломатическом агентстве г. Малека.

Принимая во внимание, что Египет не имеет почти никакой промышленности, можно полагать, что производства русской промышленности смогут занять здесь подобающее место, чему по мере сил и будет способствовать Комитет.

За правление Комитета

Председатель [подпись] 6

Генеральный секретарь [подпись] 6

АВПР, ф. Турецкий стол (новый), оп. 5026, д. 3674, лл. 2-3. — Подлинник.


Комментарии

1. Окончание. Начало см. «Исторический архив», 1959, № 1.

2. Таблица не обнаружена.

3. См. док. № 28.

4. Так в тексте.

5. Документ не публикуется.

6. Подпись неразборчива.

Текст воспроизведен по изданию: Из истории русско-египетских связей в начале XX в. // Исторический архив, № 2. 1959

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.