Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЛЭЙН, ЭДВАРД УИЛЬЯМ

НРАВЫ И ОБЫЧАИ СОВРЕМЕННЫХ ЕГИПТЯН

Глава 18

МУЗЫКА

Египтяне — народ, влюбленный в музыку. И все же они считают, что изучать музыкальные искусства (например, танцы) недостойно уважающего себя человека. По их мнению, музыка возбуждает страсти и толкает к легкомыслию, распутству, порокам и именно поэтому вызывала порицание пророка. И все же музыка присутствует в жизни народа почти повсюду, даже во время религиозных церемоний, особенно у дервишей. В Египте написано очень мало книг о музыке, да и те непонятны современным исполнителям. Природная музыкальность египтян проявляется в том, как они стремятся скрасить однообразие труда, распевая песни и подчиняя свои движения мелодии. Поют лодочники, работая веслами, крестьяне, поднимая воду из колодцев, носильщики под тяжестью грузов, поют мужчины, мальчишки и девчонки, подтаскивая строителям камни, кирпичи, известковый раствор и убирая мусор, поют жнецы, лесорубы и многие другие. Египетская музыка непривычна для иностранца и трудна для восприятия, а тем более для подражания. Однако здешние дети легко выучиваются ей с раннего возраста. Естественная тяга к музыке подкрепляется в них традициями школы, где учат нараспев читать Коран.

Всем хорошо известно, как высоко ценили арабы науку в то время, когда Европа прозябала в чудовищном невежестве, и сколь многому они научились у древних греков. Музыкальная система, существующая у них уже много веков, заимствована частично из греческих, частично из персидских и индусских трактатов. У греков заимствованы общий термин для обозначения музыки — мусика — и названия некоторых музыкальных инструментов, но основные термины взяты у персов и индусов. Многие арабские напевы, которые я слышал в Египте, поразительно напоминают народные испанские мелодии 1. Это неудивительно, так как музыкальное искусство было высоко развито у испанских арабов, и в библиотеке Эскуриала хранится множество арабских трактатов о музыке.

Самая примечательная особенность арабской музыкальной системы — это разделение тона на три части. В Египте я не раз слышал неодобрительные отзывы о европейской музыке, поскольку в ней недостаточное число звуков. Тончайшие звуковые оттенки у арабского исполнителя сообщают особую мягкость мелодиям, которые носят здесь в основном печальный характер. Но эти полутоны и оттенки трудно точно выделить, и потому их редко удается воспроизвести непрофессиональным певцам и музыкантам. Египетские народные песни в мелодическом отношении весьма похожи на песни, исполняемые профессиональными музыкантами, и в то же время чрезвычайно просты. В них всего несколько нот, которые складываются в мелодию одной-двух строк песни и [286] далее бесконечно повторяются. Я, разумеется, слышал здесь и более сложную, утонченную музыку и, признаюсь, отдаю ей предпочтение. Со временем я стал привыкать к незнакомому стилю и получать все больше и больше наслаждения от игры местных исполнителей. Должен сказать, что лишь немногие европейцы из числа тех, кого я встречал здесь, разделяли мое восхищение. Местные жители принимают игру своих музыкантов с восторженным энтузиазмом, который выражают возгласами: «Аллах!» 2, «Да вознаградит тебя Аллах!», «Да сохранит Аллах твой голос!» и т.д.

Профессиональных музыкантов-мужчин называют здесь алятийа, форма единственного числа — аляти, что буквально означает «игрок на инструменте», но, как правило, они бывают одновременно и музыкантами и певцами. Это люди беспутные, и репутация у них ненамного лучше, чем у уличных танцовщиков. Их, однако, нанимают для развлечения гостей по большим праздникам, при этом во время игры им подносят бренди и другие спиртные напитки, в результате к концу они иногда так напиваются, что не могут взять и ноты. Обычная плата одному такому исполнителю за вечер эквивалентна двум-трем шиллингам, но гораздо чаще музыканты получают больше, ибо гости тоже дают им деньги.

Помимо певцов существуют профессиональные певицы — авалим, форма единственного числа — альма или алима, что буквально означает «ученая женщина». Авалим часто приглашают на праздники в гаремы зажиточных людей. Во многих гаремах для них специально устроены небольшие помещения, называемые тукейса или маганна. Обычно такие помещения примыкают к главной комнате гарема и отделены от нее не стеной, а резной деревянной решеткой. Пол в них несколько приподнят над общим уровнем. Это может быть и какая-нибудь другая комната в доме, где певицы остались бы невидимы для хозяина, буде тому захочется послушать музыку вместе с женщинами. Гости мужского пола слушают пение авалим со двора или из нижних комнат. Сами авалим в таких случаях устраиваются у окна гарема, за резной решеткой. Некоторые певицы-авалим играют на музыкальных инструментах. В Каире мне довелось слышать самых знаменитых авалим, и должен сказать, что своим искусством они совершенно покорили меня. Их исполнение показалось мне не только во много раз лучше, чем у алятийа, но и прекраснее всего, что я когда-либо слышал. Платят певицам очень много. Мне говорили, что однажды, гости в купеческом доме, а среди них были люди среднего достатка, собрали для одной певицы около пятидесяти гиней на наши деньги. Так велико мастерство искусной певицы, так впечатляет оно слушателей, что люди готовы отдать ей последние деньги. Среди каирских авалим есть певицы, обладающие познаниями в литературе и вполне достойные звания «ученых женщин». Существует много певиц не такого высокого класса, [287] которые в гареме иногда танцуют под музыку. Отсюда происходит ошибка многих путешественников, относящих наименование альме, т.е. альма, к обычным танцовщицам; о них мы расскажем в следующей главе.

Музыкальные инструменты египтян весьма разнообразны. Основные инструменты, на которых играют в частных домах, называются каманга, канун, уд и нэй.

Каманга представляет собой разновидность виолы 3. Это персидское название, означающее «смычковый инструмент». На рис. 70 представлено изображение каманги, которое, как и других музыкальных инструментов, я сделал с помощью проекционного аппарата, называемого камера лусида. Длина изображенной мною каманги — тридцать восемь дюймов. Корпус делается из кокосового ореха, срезанного приблизительно на четверть. В скорлупе проделывается множество дырочек, на срезанную переднюю часть натягивается рыбья кожа (рыбы байяд из породы сомовых), на которой находится подставка для двух струн. Эбонитовый гриф – цилиндрической формы, инкрустирован костью, из кости сделаны также нижний конец грифа и верхушка, куда вставляют колки. Сами колки из бука, с костяными головками. Железная ножка проходит через корпус и проникает в глубь грифа на четыре-пять дюймов. В каждой струне до шестидесяти конских волос. Нижние концы струн крепятся к железному кольцу, расположенному непосредственно под корпусом, а верхние концы надставлены кусочками овечьей кишки, которая крепится к колку. Чуть пониже того места, где струны соединяются с овечьей кишкой, гриф вместе со струнами перевязан в два оборота кожаным ремешком. Смычок имеет тридцать четыре с половиной дюйма в длину, форма его видна на рисунке. Древко смычка обычно делают из ясеня. Конский волос протягивается через отверстие в головке древка, закрепляется там узлом и другим концом прикрепляется к железному кольцу. К этому же кольцу крепится кожаный ремешок, регулирующий натяжение волоса. Второй конец ремешка соединен с другим кольцом у основания древка. Для того чтобы перевести смычок с одной струны на другую, исполнителю приходится развернуть инструмент на шестьдесят градусов. Собранные вместе, эти инструменты составят обычный египетский оркестр, выступающий в частных домах. Играющий на каманге сидит обычно напротив или по правую руку от кануна, слева от которого располагается уд, а далее за ним — нэй. Иногда к этим инструментам добавляются другие, о которых речь пойдет ниже, и два певца.

Канун — инструмент наподобие цимбал. Название его происходит от греческого «канон» и имеет то же значение — «правило», «закон», «обычай». Зарисованный мною инструмент на дюйм или два длиннее тех, которые мне обычно встречались. Максимальная длина кануна — тридцать девять и три четверти дюйма, в ширину он достигает шестнадцати дюймов, а по [288] глубине — двух и одной десятой дюйма. Иногда корпус кануна делают целиком из дерева грецкого ореха (за исключением украшений).

Инструмент, изображенный мною, был сделан из двух сортов дерева: передняя дека и спинка — из сосны, а боковые панели — из бука. Из бука также сделаны основа Для колков и протянувшаяся вдоль ее нижнего края планка, на которой лежат струны. Колки изготавливают из тополя, подставку — из сосны. В центр передней деки вставлен деревянный кружок красноватого цвета с отверстиями, а в части деки, образующей острый угол, — такой же кусочек дерева, но остроугольной формы и тоже с отверстиями. Часть передней деки, по которой проходит подставка, имеет пять прямоугольных отверстий, соответствующих пяти ножкам подставки. Эта часть затянута полоской рыбьей кожи в девять дюймов шириной. Пять ножек подставки опираются на [289] кожу в местах отверстий, слетка продавливая ее внутрь. Струны делают из овечьей кишки, на каждую ноту — по три струны, всего двадцать четыре строенные группы. Кратчайшая сторона в корпусе кануна облицована древесиной грецкого ореха с узорами из перламутра. Играют на кануне двумя медиаторами — это маленькие пластиночки из рога буйвола. На указательные пальцы обеих рук надевают кольца (или наперстки) из тонких медных или серебряных пластинок, под которые просовывают медиаторы (см. рис. 71). Во время игры инструмент лежит на коленях. Звучание кануна, в руках искусного солиста нравится мне больше, чем музицирование на прочих египетских инструментах. А в оркестре канун просто незаменим.

Уд — лютня, на которой играют медиатором. Этот инструмент прославлен поэтами, уже много веков именно на уде играют самые знаменитые арабские музыканты. От названия его (само слово означает «дерево») в сочетании с артиклем произошло европейское наименование лютни: итальянское liuto, французское luth, английское lute и т.д. Длина уда (см. рис. 72) от угла шейки — двадцать пять с половиной дюймов. Корпус — из соснового дерева с эбонитовой отделкой по краям. Шейка из эбонита покрыта самшитом, также с эбонитовой кромкой. К лицевой деке инструмента приклеен кусок рыбьей кожи как раз в том месте, где медиатором водят по струнам. Это делается для того, чтобы от медиатора не сточилось дерево. Уд имеет девять двойных струн из бараньей кишки, по две струны на ноту. Порядок этих двойных струн необычен: двойные струны самой низкой ноты соответствуют струне самой высокой ноты в нашей скрипке. Следующей по высоте ноте соответствует пятая пара струн уда (если считать, что предыдущая —-первая) и далее по восходящей — седьмая, вторая, четвертая, шестая и третья. Медиатором служит кусочек роговицы от ястребиного пера.

Нэй, разновидность флейты, существует в нескольких вариантах, различающихся в основном размерами. Самый распространенный из них представлен на рис. 73. Этот инструмент называют флейтой дервишей, потому что на нем часто аккомпанируют [290] пению муншидов во время зикров дервишей. Это простая тростниковая трубка дюймов восемнадцати в длину, диаметр ее — около дюйма у верхнего конца и трех четвертей дюйма у нижнего. На передней поверхности — шесть дырочек, и обычно еще одна имеется сзади. Плотно прижав флейту к губам, музыкант сквозь очень узкую губную щель вдувает воздух изо рта непосредственно в отверстие флейты. Высота звука регулируется силой воздушного потока. Искусный музыкант извлекает из инструмента мягкие, нежные звуки, но для этого требуется огромный, опыт. Иногда нэй делают из отрезка винтовочного ствола.

В состав камерных оркестров, играющих в частных домах, входит иногда маленький тамбурин, называемый рикк. Он несколько меньше того, что изображен на рис. 74.

Мандолина (тамбур) также участвует в концертах, но в Египте на ней играют преимущественно греки и прочие иностранцы. Они играют еще на инструменте, называемом сантир — из рода цимбал. От кануна он отличается тем, что у него не одна, а две параллельные стороны наклонны, струны располагаются группами по две, а не по три и сделаны они из проволоки, а не из овечьей кишки; играют на этом инструменте не плектром, а двумя палочками.

Бедные певцы аккомпанируют себе на рабабе — своеобразной виоле. Есть два вида рабаба — рабаб аль-муганни («виола певцов») и рабаб [291] аш-шаир («виола поэтов»). Отличаются они друг от друга количеством струн: у первого — две струны, а у второго — одна. На рис. 75 изображен однострунный рабаб, однако читатель заметит сам, что его легко превратить в двухструнный, так как у него два колка. В длину рабаб достигает тридцати двух дюймов, корпус деревянный, передняя сторона его затянута пергаментом, другая — открыта. Ножка у рабаба железная, а струна, как у каманги, из конского волоса. Смычок тоже как у каманги и в длину имеет двадцать восемь дюймов. На таком инструменте всегда аккомпанируют себе чтецы романов о приключениях Абу Зайда. Такого декламатора называют шаир («поэт»), а потому его музыкальный инструмент носит название «виолы поэта» или «виолы Абу Зайда». Шаир сам играет на рабабе, а кроме того, ему аккомпанирует еще один музыкант на таком же инструменте.

Основные инструменты на свадебных шествиях и в процессиях дервишей — гобой, называемый здесь замр, и различные барабаны. Чаще всего встречаются табль баляди (египетский барабан) и табль шами (сирийский барабан). Первый сходен с нашим армейским, но не такой глубокий.. Его вешают через плечо наискось. Второй — медный, вроде литавры, затянут сверху пергаментом. Его диаметр — около шестнадцати дюймов, а глубина (по центру) — не более четырех, играют на нем двумя тонкими палочками. Этот барабан за ремешок вешают на шею, а концы ремешка крепятся к двум кольцам по краям барабана. Изображение этих барабанов можно найти на иллюстрациях к свадебной процессии и на рис. 27.

Редко какая религиозная процессия, имеющая отношение к паломничеству, обойдется в Каире без пары больших литавр накакир [292] (ед. ч. наккара). Обе литавры сделаны из меди и одинаковы по форме — каждая в виде шара со срезанной на треть верхушкой. Но размеры у них разные: диаметр верхней плоскости у первой – не менее двух футов, а у второй – около полутора футов. Эти литавры крепятся к передней части на седло верблюда, везущего музыканта. Большой барабан располагается по правую руку.

Участвуя в религиозном шествии или прося милостыню, дервиши нередко используют маленький барабан, баз, шести-семи дюймов в диаметре. Баз держат в левой руке за небольшой выступ на задней стенке инструмента. По нему бьют коротким кожаным ремешком (или палочкой), зажатым в правой руке. В тех же случаях дервиши пользуются цимбалами (кас). В ночи рамадана мусаххир бьет в баз, чтобы привлечь внимание к своему крику. Уличные танцовщицы и танцовщики используют по две пары медных кастаньет (сагат). Веревочная петля удерживает кастаньеты на большом и указательном пальцах каждой руки. Звучат они приятнее, чем кастаньеты из дерева или кости.

В гареме у арабов среднего достатка всегда имеется два музыкальных инструмента, чтобы женщины могли играть для собственного удовольствия. Один из них — тамбурин под названием тар (см. рис 74). Весь обод внутри и снаружи инкрустирован перламутром, слоновой, или белой, костью и панцирем черепахи. В пяти местах к нему крепятся по две пары круглых медных пластинок с помощью проволоки, проходящей через их центры. Тар можно держать в любой руке, и бьют по нему пальцами обеих рук. Пальцами той руки, которая держит тар, ударяют ближе к краю, извлекая звуки более высокие, чем пальцами другой руки, ударяющими в центр.

Люди из простонародья часто играют на тамбурине, который по размерам больше только что описанного, гораздо проще по обработке и не имеет медных пластинок.

Второй инструмент в гареме называется дарабукка. Это своеобразный барабан. Самые красивые экземпляры из дерева украшают перламутром, панцирем черепахи и еще чем-нибудь (см. рис. 76). В длину он достигает пятнадцати дюймов, широкий его срез затянут рыбьей кожей, узкий оставлен открытым. Барабан на веревке вешают через левое плечо и держат под левой рукой. Бьют по нему обеими руками. Как и тар, он звучит [293] по-разному в середине и по краям. Простой барабан дарабукка делается из глины и по форме слегка отличается от деревянного (см. рис. 77).

Глиняные дарабукки большего размера, чем в гареме (от одного до полутора футов в длину), популярны среди лодочников, дешевых рассказчиков и т.п. Лодочники бьют в дарабукки под аккомпанемент тростниковой дудки-двойчатки, называемой зуммара 4 (рис. 78). Еще один вид свирели, родственный зуммаре, называется аргулъ, одна трубка у нее длиннее другой и выполняет роль баса или баса-континуо 5 (рис. 79). Аргуль тоже любят лодочники, а в зикре он иногда заменяет нэй. Обе свирели звучат очень резко, а последняя (аргуль) напоминает волынку. Волынка в Египте встречается крайне редко и весьма грубого сорта (зуммара би-суан), мешок у нее из кожи козленка.

Заканчивая главу, я хочу привести несколько образцов египетской музыки, в основном народных песен. Я записал их простейший вариант (так они исполняются в народе), без сложностей, присущих исполнению алятийа. Эти же мелодии иной раз сочетаются с другими словами, которые мало отличаются по смыслу, от приведенных мною и так же глупы.

В этих песнях бывает много непристойных метафор или неприкрытого сквернословия.

В заключение добавлю, что для египетского пения характерны отчетливая дикция и голосовая вибрация.

ПЕСНИ

№ 1

(См ноты первых строк на рис. 80)

Гряди 6! О моя радость! Гряди! О моя радость! (трижды)
Пламенная страсть к любимой 7 привела меня к беде.

(Предыдущие две строки повторяются после каждого куплета, а иногда их поют хором.)

Пусть не думает всякий спящий 8,
Что влюбленный спать способен 9.

О шейх арабов! О сейид 10!
Подари мне истинную любовь ночью!
И если возлюбленная моего сердца придет ко мне,
Я укрою ее пологом из кашмирской шали.

Во всем совершенная вовлекла меня в беду,
И черные глаза меня покорили.
От любви к ним я пою,
И песнь распаляет мое безумие.

Толпа недоброжелателей объединилась,
Чтобы разлучить меня с любимой. [295]
Клянусь Аллахом! Я не отрекусь от любви к этим глазам,
Пусть они рассекают мое тело мечами взоров.

Приди к нам! О истинная любовь! Упьемся тобою
Под сенью жасмина,
Похитим плод у дерева,
Пока дремлют недоброжелатели.

О вы, красавицы Каира!
Вы — обладательницы драгоценностей.
У вас есть шата 11 из жемчуга
И киляда 12, украшение груди.

О вы, красавицы Александрии!
Вы ступаете по коврам так маняще,
Вы носите кашмирскую шаль,
И губы ваши слаще сахара.

О прекрасные! Страшитесь Аллаха
И будьте милосердны к влюбленному во имя Аллаха.
Любить вас предписал нам Аллах,
Любовь Господь обратил против меня.

№ 2

(См. ноты первых строк на рис. 81)

О ты, носящая йяляк с длинными рукавами! О ты,
                    носящая йяляк с длинными рукавами!
Любимая ушла, моя подруга не вернулась.

Посланный ушел и не вернулся;
Блестят глаза любви.
О ты, с локоном на виске 13! О ты, носящая йяляк
                    с длинными рукавами!
Ах, если б не опутали нас эти сети!
О ты, носящая йяляк с длинными рукавами! И т. д.

Зачем, о глаз, ты нас опутал этими сетями?
Зачем изранил взглядами?
О ты, с локоном на виске! О ты, носящая йяляк
                    с длинными рукавами!
Заклинаю Аллахом, сжалься, исцели нас.
О ты, носящая йяляк с длинными рукавами! Й т. д.

От тебя я заболел, о любимая моя!
Одно у меня желание — ты мое лекарство.
Быть может, о полная луна, ты сжалишься надо мной,
Ибо воистину сердце мое любит тебя.
О ты, носящая платье цвета роз! О ты, носящая платье
                                      цвета роз!

Возлюбленная сердца моего! Останься со мною.
Любимая приближается ко мне, покачивается
                                ее гибкий стан,

И веки ее опьяняют меня.
Я протянул руку за чашей
И опьянел от глаз ее.
О ты, носящая платье цвета роз! И т. д. [297]

№ 3

(См. ноты первых строк на рис. 82)

Любовь моя не прошла мимо, она дала мне выпить
                                                        сладкого шербета.
Ночи напролет мы будем хмелеть от вина.
Клянусь, когда придет моя возлюбленная,
Я совершу подвиги, неведомые Антаре.

Красавица! Шелковая рубашка твоя износилась,
                                        и стали видны твои руки,
Как почернели глаза твои, я боюсь за тебя.
Я хочу захмелеть и целовать твои щеки
И совершать подвиги, неведомые Антаре.

 

Она проходит мимо меня и наполняет аргилю 14,
А в аргиле — розовая вода.
Сдается мне, что маленькая овечка задумала какую-то
                                                                        хитрость.
Когда же скажет мне она: «О юноша! Пойдем и упьемся
                                                                    любовью»?

Каждую ночь не смолкают мои стенания
По одинокой газели, похитившей мою душу.
Клянусь, когда придет моя возлюбленная,
Я совершу подвиги, неведомые Антаре.

О слеза моего глаза! Кто вынудил тебя скатиться
по щеке? [298]

Отвечала она: «Твое желание растет из-за того,
Что твоей возлюбленной нет с тобою рядом».
Сжалься над твоим рабом, о прекрасная! И оглянись на себя:
Слеп тот, кто не влюблен в тебя, о темноликая!

Темноликая, с двумя белыми розами 15!
Любовь моя умащает себя благовониями в праздничные ночи.
Клянусь, когда придет моя возлюбленная,
Я совершу подвиги, неведомые Антаре.

№ 4

(См. ноты первых строк на рис. 83)

Влюбленный увидал такого же, как он, сраженного любовью,
                                и спросил: «Куда ты держишь путь?»
Тот остановился и поведал свою судьбу, и они зарыдали
                                                                                    вместе.

Вместе они отправились с жалобой к кади любви.
Все трое зарыдали и сказали: «Куда ушла наша любовь?»
Ночь! Ночь! О ты, со сладчайшими руками! Собирательница 16
                                                                росистого персика!
Где была ты и где были мы, когда ты полонила нас своими
                                                                                    сетями?

Влюбленный говорит голубке: «Одолжи мне твои крылья
                                                                        на один день».
Голубка отвечала: «Напрасны твои мечты». И я сказал:
                                                        «Дай хоть когда-нибудь!

Чтобы я мог взлететь в небеса и увидеть лицо любимой:
Тогда я упьюсь любовью на целый год и вернусь, о голубка,
                                                                           через день...»
О ночь! Ночь!..

ПРИЗЫВ НА МОЛИТВУ

Я уже описывал 17, как муэззины выпевают призыв на молитву с минаретов мечетей. Ниже я привожу запись того распева, который часто слышал в Каире. Приблизительно в той же манере и на тот же лад его выпевают почти все муэззины столицы (ноты и арабский текст см. на рис. 84).

ЧТЕНИЕ КОРАНА НАРАСПЕВ.

Эта нотная запись имеет целью дать представление читателю, каким образом в Египте читается вслух Коран. Для записи выбран наиболее часто повторяемый текст, а именно Фатиха (ноты и арабский текст см. на рис. 85).


Комментарии

1. Это сходство заметнее в более сложных музыкальных композициях египтян, но прослеживается также в простых балладах и песнях.

2. В этих случаях слово произносится необычно, последняя гласная произносится широко и растягивается, так что слово звучит как «Алло-о».

3. Один из моих друзей, уроженец Египта, заметил как-то (это было вскоре после выхода в свет первого издания книги), что для этого инструмента гораздо больше подходит название рабаб — общий арабский термин для виолы. Однако мне никогда не приходилось слышать, чтобы этот инструмент называло как-нибудь иначе, чем каманга. То же название он носит в Сирии.

4. Зуммара имеет съемный мундштук (АВ). Длина зуммары — 14 дюймов.

5. Аргуль имеет три съемные секции для удлинения большей дудки (АВ, ВС и CD). Исполнитель может использовать одну из них, две, все три или ни одной. Длина аргуля — 3 фута 2,5 дюйма.

6. Или «Шествуй величаво».

7. Согласно современной песенной традиции предмет любви называется всегда в мужском роде, хотя имеется в виду женщина. Соответственно в переводе я всюду, где позволяет грамматика, заменил мужской род на женский. Некоторые слова имеют двойной смысл, который я оставляю без разъяснений.

8. Эта строка и первая строка следующего куплета требуют дополнительной ноты в начале, причем той же ноты, которой кончаются обе эти строки.

9. Эта строка и некоторые другие при большей точности исполнения требуют, чтобы последняя ее нота стала начальной для следующей строчки.

10. Имеется в виду знаменитый ас-сейид Ахмад аль-Бадави, похороненный в Танте, в дельте Нила.

11. Шата — украшение, напоминающее жемчужное ожерелье. Его прикрепляют с двух сторон к головному убору.

12. Длинные бусы, доходящие до пояса.

13. Локон, свисающий на висок, носит названое максус.

14. Чаще употребляется слово наргиле.

15. На щеках темнокожих женщин воспевают не алые, а белые розы.

16. Или «обладательница».

17. См. главу «Религия и законы».

(пер. В. В. Наумкина)
Текст воспроизведен по изданию: Э. У. Лэйн. Нравы и обычаи египтян первой половины XIX века. М. Восточная литература. 1982

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.