Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. Б. КЛОТ-БЕЙ

ЕГИПЕТ В ПРЕЖНЕМ И НЫНЕШНЕМ СВОЕМ СОСТОЯНИИ

ГЛАВА III.

НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ, ЖИЛИЩА, ГОРОДА И ДЕРЕВНИ ЕГИПТА.

§ 1.

НАРОДОНАСЕЛЕНИЕ

Древнее население Египта. — Народонаселение нынешнее. — IIричины упадка Египта. — Что сделал Мехмед-Али для восстановления Египта. — Препятствия, ослабляющие, в настоящее время, преобразования Мехмеда-Али.

1) Древнее население Египта. — Во времена древнего величия и славы Египта, народонаселение его, как народонаселение всех цветущих государств, было, без сомнения, многочисленно: если верить Страбону и Диодору-Сицилийскому, — в Египте, в царствование Сезостриса и Птоломеев, считалось от семи до восьми миллионов жителей.

Арабские историки полагают даже, что в эпоху покорения этой страны оружием Амру, она заключала в себе до двенадцати миллионов душ и около двадцати тысяч городов, с деревнями. Вычисление это, как и все, [129] что читаем мы в восточных сказаниях, конечно, преувеличено; но оно будет гораздо правдоподобнее, если, соображая число жителей страны с объемом средств ее к прокормлению их, примем данными в этом случае пространство Египта, плодородие почвы его и количество земли, удобной к обработке. Так, поверхность нильской долины равняется шестой части поверхности целой Франции; плодородие этой долины вошло в пословицу, между тем, как сама долина отличается, так сказать, растяжимостью: земледелец может растирать ее по своему произволу и покорить себе степь, проведя в пески ее воды Нила. Принимая в соображение подобные элементы внутреннего богатства, я нахожу вероятным, что, до конечного упадка своего, Египет имел по крайней мере треть того народонаселения, какое приписывают ему Арабы.

2) Народонаселение нынешнее. — В начале XIX-го столетия, во время Французской экспедиции, число жителей Египта полагали не более, как в 2,000,000 душ; но вычисление это не совсем справедливо, потому что Египет, как доказано уже, имеет теперь болee 3,000,000 душ.

В этом случае точных сведений собрать, однако ж, невозможно: гражданская часть не существует в Египте. Выкладки сделаны были приблизительно по числу домов, в том предположении, что, средним счетом, дома Каира заключают в себе по восьми, а домы прочих городов и деревень Египта по четыре человека. Число жителей мужеского пола можно определить в миллионов четыреста тысяч душ, из которых почти треть в состоянии носить оружие; все же народонаселение Египта можно распределить следующим образом:

Египтян мухаммеданского вероисповедания , 2,600,000. [130]

Егиитян, исповедующих христианскую веру

(Коптов)............ …………………………….. 150,000.

Османов, или Турков........ …………………. 12,000.

Арабов-Бедуинов......... …………………….. 70,000.

Негров . ............. …………………………. 20,000.

Варварийцев............ ………………………... 5,000.

Абиссинян............ ………………………….. 5,000.

Черкесов, Мингрельцев и Грузинов (рабов) .5,000.

Жидов ..... ...,. ……………………………... 7,000.

Сириян. . . ........... ………………………… 5,000.

Греков-Раиев........... …………………………. 3,000.

Армян.............. ………………………………. 2,000,

Греков-Франков.......... ……………………….. 2,000.

Итальянцев............ ………………………….. 2,000.

Мальтийцев............ …………………………. 1,000.

Французов...........от.. ……………………………7до800.

Англичан...........от……………………………… 80до100.

Австрийцев...........от…………………………… б0до100.

Русских........... . от……………………………. 20до 30.

Испанцев . . ........ . от…………………….. 15 до 20.

Швейцарцев, Бельгийцев, Голландцев,

Пруссаков, Шведов, Датчан, около . ……… . . 100.

Повторяю, числа эти не официально точные, а только приблизительные.

3) Причины упадка народонаселения в Египте. — Сравнивая прежнее народонаселение Египта с нынешним, нельзя не спросить самого себя, с чувством невольной грусти, о причинах истребления рода человеческого в стране, к которой природа была так благосклонна. Неужели эта страна, сжатая с обеих сторон степью, принуждена была уступать, мало-помалу, земли свои этому ненасытному хищнику? Неужели закон природы, как полагают некоторые геологи (Кювье, Discours sur les revolutions de la surface du globe), определил и Верхнему Египту быть [131] жертвой Сахары, которая погребла уже под песками своими большую часть древней Фиваиды? Неужели эта непреодолимая сила должна, таким образом, изгнать человечество из древнейшего обиталища его? Мы не думаем этого; мы уверены, что в Египте человек может восторжествовать над степью, в усилении действия этой разрушительной стихии, и что он должен винить только свою небрежность.

Жизнь для Египта — Нил; смерть его — степи. Нил создал Египет, всегда составляла, и составляет его душу; степь, предоставленная собственному побуждению к расширению, съедает и медленно разрушает Египет. Но река может укротить разрушительную силу песка, оплодотворяя его. Чтобы сохранить и даже увеличить этот египетский полуостров, вдающийся на двести миль в средину песчаных морей, надобно только противопоставить степи — реку. Благосостояние Египта и приращение числа его жителей зависят от сбережения вод Нила и неразрывно связаны с усилением и поддержанием средств к орошению. Над выгодами, столь важными, иметь постоянный и бдительный надзор может одна только сосредоточенная сама в себе воля, одна могучая идея. Потому, Египет более прочих стран нуждается в благоразумном управлении; его материальное состояние, co-хранение почвы и, следовательно, жителей, требуют власти твердой и прочной, которая управляла бы им. Но, по какой-то насмешке судьбы, ни одна страна, в течение тысячи лет, не подвергалась худшему управлению, как Египет, и ни в одной стране не сменяли друг друга, в такое короткое время, правители столь бесчеловечные, одаренные таким инстинктом к разрушению, столь беспечные, столь неспособные к управлению, как здесь.

Итак, где бы ни стали мы искать причин упадка Египта, начиная с Амру, всегда найдем их в самом [132] управлении или, лучше сказать, в источнике тех различных анархий, которые похищали в Египте имя правительства, никогда не выполняя священных обязанностей, возлагаемых на них этим именем.

Если многочисленные семейства, видя , как поля их, лишенные средств к питанию, погружаются в бесплодие, покинули свою родину; если другие погибли в бедности, — кого должно винить, как не власть или, лучше, отсутствие всякой власти, которая была бы достойной этого имени?

Если заразительные болезни опустошали Египет; если oни водворились там, — кто был виною, что эти болезни не были предотвращены в самом начале, не были преодолены в последствии? На кого, в этом случае, должно пасть обвинение в невежестве и беспечности? Опять на правительство, или на отсутствие правительства.

Под покровительством анархии, сделавшейся обыкновенным состоянием Египта, толпы второстепенных начальников получили от закона завоевателей право увечить и убивать его жителей. Подавляемый тысячами мелких деспотов, как Египет мог восстановить силы и здоровье свое? Беспрерывно терзаемый внутренними войнами, опустошаемый ордами завоевателей , как бы съедаемый неизлечимою проказою, Египет угасал мало-помалу.

4) Что сделал Мехмед-Али для восстановления народонаселения в Египте. — Основать прочную , незыблемую власть в стране, расстроенной до такой степени в нравственном и физическом отношениях; утвердить нераздельное единство там, где вековая анархия все раздробила: вдохнуть в эту новую власть жизнь, которая могла бы подать надежду на укоренение ее посредством наследственной ее передачи от одного члена фамилии к другому, — все это кажется мне делом удивительным, началом и единственно-возможным началом возрождения [133] и населения Египта. Более нечего было требовать от Мехмеда-Али: даже, никто не имел права ожидать, чтобы он сделал и это.

И, однако, недоброжелатели обвиняют Мехмеда Али в том, что он истощил Египет; ставят ему в вину теперешнее безлюдие Египта, упрекая в том, что он довершил упадок народонаселения содержанием военных сил , превосходящих средства подвластной ему страны.

Но, допустив, что, для возрождения к цивилизации и для возвращения к временам прежнего благосостояния, Египет имел, более всего, нужду в прочном, незыблемом правлении, мы должны будем извинить средства, которыми Мехмед-Али утвердил и упрочил в нем власть свою. Нигде до такой степени не может цель оправдывать средства, как в странах варварских, где все склоняется перед деспотизмом, где самое имя прав народа неизвестно. И тот, кто ставит Мехмеду-Али в вину преходящие бедствия, навлеченные, по самому простому закону необходимости, исполнением предположений его, и притом бедствия, составляющие прямой результат долговременных страданий, от которых он принял на себя тяжкий труд освободить Египет, — тот, говорю, или лишен здравого смысла, или говорит против чувства.

Конечно, Египет теперь безлюден; но Мехмед-Али не мог же населить его одним разом, не обладая ни искусством, ни счастьем баснословного Девкалиона. Цивилизация — дело времени, даже при обстоятельствах самых благоприятных; народ нельзя возродить одним взмахом волшебного прутика, нельзя размножить простым да будет. Мехмед-Али довольно уже сделал для славы своей, приведя в действие все возможные пружины и сообщив им сильное движение там, где, посреди [134] развалин, неподвижность смерти поселилась, по-видимому, навсегда.

Итак, вместо того, чтобы истощать Нильскую долину, Мехмед-Али положил, напротив, прочное основание ее будущему населению. Наполеон говорил: «Еще двадцать лет такого правления, как правление Мамелюков, и Египет лишится трети земель, удобных к обработке». Мехмед-Али умел предупредить следствия этого предсказания: он провел множество каналов, внесших плодородие в поля; усовершенствовал систему орошения земель; ослабил таким образом разрушительное действие степных песков и усилил растительность Египта. Чтобы удалить причины болезней и истребить следствие их, Мехмед-Али призвал иностранных врачей, учредил госпитали и медицинскую школу. До него оспа пожирала третью часть детей: введение коровьей оспы устранило эту немаловажную причину безлюдия Египта. Он сокрушил произвольную власть, какую присваивали ce6е начальники: строжайший порядок царствует в подвластной ему части Африки, бывшей прежде добычею разбойничьих племен, жаждавших корысти. Теперь, в Египте пользуются большею, может быть, безопасностью, чем в иных государствах Европы, славящихся своим управлением.

5) Препятствия, ослабляющие в настоящее время действие преобразовать Мехмеда-Али. — Правда, военные силы Египта довольно значительны; но они не представляют, однако, слишком большого препятствия к приращению народонаселения этой страны. Правда, феллах находит в полках привольную жизнь, какою не может пользоваться у себя дома: потому-то и самая смертность не так велика между солдатами, как между крестьянами. С другой стороны, военные могут жениться, и почти все они женаты. Конечно, для пользы внутреннего благосостояния Египта надобно желать, чтобы все эти солдаты [135] возвратились к земледельческим работам. Если бы Мехмед-Али не должен был защищаться против врагов, которых невозможно исчислить; если бы он мог посвятить провинциям, ему подвластным, все попечения, все мысли свои; то, в несколько лет, он, без сомнения, дал бы Египтянам, если не богатства, то, по крайней мере, удобства житейские. Теперь, когда укрепления, арсеналы, публичные постройки, все главные работы кончены, все издержки покрыты, — теперь оставалось бы только Египту пожинать плоды недавних преобразований, если бы не беспрестанно толковалось о политическом его существовании. Европе предлежит честь прекратить бедствия, над ним тяготеющие, решив, однажды навсегда, «восточный вопрос». Если Египет идет еще нетвердыми шагами по пути благоденствия и цивилизации, то европейским державам предстоит блестящий подвиг — дать ему решительное направление, положив конец долговременному томлению, в котором держит его недоумение нынешней политики.

§ 2.

ЖИЛИЩА. - ПУБЛИЧНЫЕ ЗДАНИЯ.

Городские дома. — Их внешний вид. — Двери для входа. — Окна. — Терраса. — Двор. — Женская половина. — Частные подробности. — Лавки. — Деревенские дома. — Мечети.— Фонтаны, водопои, бани. — Кофейные дома; базары, отели.— Города и деревни Египта.

6) Городские дома. — Городские дома вообще просторнее и красивее деревенских. Это явление, замечаемое везде, кажется еще разительнее в Египте, где жители деревень бедны и где богатство и удобства перешли почти исключительно в города.

Материалы, употребляемые, в городах, на постройку [136] домов, суть известковый камень (песчаник), добываемый в соседних горах, и обожженные или, просто, высушенные на солнце кирпичи.

Эти дома, состоящие, чаще всего, из нижнего жилья и одного этажа, в редко из двух этажей, не велики, потому что каждый из них строится для помещения одного семейства. Кто знает, что мусульманские нравы сосредотачивают домашнюю жизнь в совершенное уединение и, для сохранения женщин от соблазна, преграждают всякому доступ во внутренность дома, тот легко поймет этот обычай. По той же причине, мусульманин бывает обыкновенно хозяином дома, в котором живет.

7) Внешний вид домов. — Совершенно особенная, личная цель, с какою строится жилище мусульманина, рождает в устройстве его, в его внутреннем расположении, в виде, какой представляет оно по наружности, особенные характеристические черты. Здесь все способствует тому, чтобы, доставив хозяину искомые удобства, облечь его, в то же время, таинственности; ни одной жертвы не принесено вкусу или требованиям общественным. Таким образом, большая часть домов, выстроенных без всякой симметрии, в кривых улицах, даже не выштукатурена, и часто те из богатых частных зданий, внутри которых роскошь расточает лучшие убранства свои, бедны и неопрятны снаружи. В этом пренебрежении к внешнему виду заключается, может быть, и другая причина, кроме презрения и равнодушия к требованиям общества; или, может быть, это одна предосторожность против зависти и алчности сильных и богатых: жители Востока долговременным опытом научены, что не должно искушать эту зависть.

8) Двери для входа. — В дом египтянина входят дверьми очень низкими. Двери отворяются всегда внутрь и состоят из одной только половинки. Когда отворят ее, [137] взор падает на стену, находящуюся прямо насупротив входа и образующую род барабана, одной стороной которого вы проникаете в дом. Дверь запирается изнутри толстым деревянным засовом, идущим поперек и вделанным в стену, куда задвигают его, когда надобно отпереть, и откуда его выдвигают, когда надо запереть. Встречаются иногда и замки разного рода, но я почитаю излишним описывать их.

9) Окна. — Фасы домов украшены большими окнами с весьма плотными решетками, которые, впуская в покои воздух и свет, скрывают от нескромных взоров лица или предметы, находящиеся за ними. Часть здания, расположенная над нижним жильем и снабженная окнами, выдвигаясь на два или на три фута в улицу, образует собою крытый балкон. Оконные решетки, называемые муснарабинами, делаются из точеных деревянных кусочков, подобранных один к другому весьма искусно и образующих многосложные, прекрасные рисунки. В бедных домах, решетки бывают камышовые или из пальмовых ветвей. В домах людей зажиточных окна заграждены, кромe решеток, стеклами, защищающими внутренность покоев от пыли.

10) Терраса. — Крыша домов горизонтальна и образует террасу, обнесенную парапетом вышиною в рост человека. В домах, гдe нет ни дворов, ни садов, терраса служит преимущественно местом увеселения: хозяин, гарем его и рабы входят туда дышать вечернею прохладою и отдыхать от дневных занятий. Пол террасы покрыт тонким слоем мастики, составленной из смеси печной золы с известью и гипсом. Террасы в богатых домах выстланы известковыми плитами, распиленными на маленькие квадраты.

11) Двор. — Почти в каждом доме есть внутренний двор, снабжающий комнаты светом в воздухом. [138] Вокруг двора находятся помещения, в которые запираются куры, козы и проч.; стойла для вьючных животных, складочные амбары, мельница, печь, кухня, помещения для слуг и мандара, или покои, где хозяин принимает гостей. На этом же дворе колодезь.

12) Женская половина. — Верхняя часть здания преимущественно отводится женщинам. Здесь большая зала, хозяйский диван, соответствующий приемной комнате в домах европейских, спальни хозяина, жен и невольниц его гарема, кабинеты и проч.

13) Частные подробности. — Все мусульманские дома, с небольшими изменениями, выстроены не одному образцу и расположены одинаковым образом. Отличия, замечаемые в них, зависят от звания и степени богатства хозяев. У богатых, например, почти всегда найдете внутренний сад, предоставленный исключительно женщинам, ищущим в нем развлечения, которого, по взыскательности мусульманских нравов, они не могут найти в обыкновенных прогулках по городу. При домах знатных людей бывают иногда по два двора, по два сада, и отдельные корпусы для помещения мужчин и гарема.

Дома египтян обыкновенно вымощены известковыми плитами; у богатых покои бывают убраны мрамором. У них есть и бани. Посреди мандары, выкладенной мозаикою, находится бассейн, куда вода бьет из фонтана. В верхних комнатах тоже нередко встречаются бассейны с водометами. Камина нет ни в одной комнате, исключая кухню; отхожие места, напротив, в большом изобилии, и почти каждый покой имеет свое собственное. Оконные рамы не растворяются так, как у нас: их поднимают и задвигают в выемку, сделанную вверху. Как чистый воздух составляет самый важный предмет в египетском жилище, то, для этого, часто проделывают в террасе отверстие, прикрывая eго [139] навесом, обращенным к северу: ветер, входя под этот навес, проникает в отверстие и расходится по внутренним комнатам дома.

При построении почти всех домов Египта преобладал арабский стиль. Всем известно, какими роскошными украшениями обогащает арабская архитектура свои произведения; всем известно, с каким пленительным искусством соединяет она, в украшениях обильно расточаемых, правильность с причудливостью. Можно сказать, что блестящие подробности, которыми дома египтян обязаны архитектуре, составляют единственную красоту их. Я говорил уже о печальной наружности этих домов: теперь, должен сказать, что они заслуживают не меньшего упрека и относительно внутреннего своего устройства. Расположение комнат в высшей степени неправильно; часто, высота покоев бывает неодинакова, и, не смотря на то, что они принадлежат к одному этажу, их нельзя подвести под один уровень. Благоприятствовать уединению, прикрывать потаенные места — вот цель, постоянно занимающая архитектора, цель, которой он может достигнуть не иначе, как жертвуя гармонией частей и единством целого.

Несколько лет назад, система построения много изменилась. Приняли константинопольский стиль, этот ублюдок, происшедший от смешения греческого, испорченного — с стилем арабским. Многие деревянные здания выстроены были по этой системе, по которой окна с стрельчатыми сводами должны быть заменены большими прямоугольными окошками, а роскошь арабесков гладкою поверхностью стен и потолков.

14) Лавки. — В нижнем жильe домов, расположенных по торговым кварталам, помещены магазины. Они довольно тесны и вообще имеют от 12 до 15 футов длины и столько же ширины. О блестящей раскладке и [140] выставки товаров здешние купцы не имеют никакого понятия. Вход в лавку прегражден каменной скамьей, в покупщики должны торговаться, стоя вне магазина.

15) Деревенские дома. — Из обожженого кирпича и каменьев дома складены только в городах Нижнего Египта. Здесь частые дожди требуют от зданий более прочности, нежели в Верхнем, где дожди, напротив, очень редки. В Верхнем Египте, употребляют, обыкновенно, для постройки четвероугольные, высушенные на солнце кирпичи, или просто землю. Собственно, там нет городов, есть только деревни. Жилища бедняков находятся, большею частью, в деревнях, и, надобно признаться, нет ничего печальнее этих жилищ. Они составляют род шалашей или хижин, едва-едва возвышающихся на несколько футов от земли; шаткие стены их кладутся из грязи или земляных кирпичей, скрепляемых, вместо цемента, калом животных. Небольшие отверстия впускают свет и воздух в эти хижины, покрытые ветвями и пальмовыми листьями. Феллах живет здесь вместе с домашней скотиною. Во многих деревнях, над кровлями хижин высятся голубятни квадратной формы, которых стены наклонены, однако, несколько к скату.

16) Мечети (См. главу о религии). — Мечети суть храмы мусульман. Набожность государей и частных богатых лиц расплодила их во множестве по всему Египту. В одном Каире считается более четырехсот мечетей. Здания эти состоят обыкновенно из портиков, возвышающихся рядами вокруг четвероугольного двора; в средине двора устроен бассейн для омовений. Та сторона здания, где помещается святилище, обращена к Мекке; она более прочих и украшена двумя или тремя рядами колонн, образующими столько же притворов, параллельных наружной стене. [141]

Посередине стены, в глубине святилища, сделана небольшая ниша, показывающая направление к Мекке и называемая мехрабом. Вправо от нее стоит мимбер, или кафедра для проповедей; а напротив мехрабы возвышаются налои с лежащими на них экземплярами Корана, и маленькая, поддерживаемая колоннами кафедра, откуда имам возвещает о наступлении часа молитвы.

Над мечетями резко отделяются от небесной лазури легкие стрелы минаретов. Эти башни, с вышины которых муэдзины возвещают правоверным о наступлении часа молитвы, возносясь из среды мусульманских городов своими высокими шпицами придают им особенную физиономию. Внутренность мечетей украшена множеством изваяний, проявляющих в дивном разнообразии своем всю неистощимость воображения художников арабских. Известно, что пророк, желая нанести решительный удар идолопоклонству, строго запретил изображать, чем бы то ни было, резцом, кистью или карандашом, всякое существо живое, и потому вы никогда не найдете, в мусульманских зданиях, изображений человека или животных. Из всех форм красоты, которыми облекается природа, воображение арабского художника избирает только лучший наряд ее — царство растительное. По этой причинe, арабские изваяния представляют одно замысловатое сплетение ветвей, листьев и цветов, и этой то странности они обязаны отличительным своим характером.

Путешественники, пораженные расстроенным состоянием большей части мечетей, не знают часто, как согласить его с глубокой набожностью мухаммедан и с уважением, какое мусульмане питают к зданиям, на-значенным для молитвы. Но это - то самое уважение, доведенное до излишества, и составляет причину видимого пренебрежения мусульман к храмам. Мусульманин [142] боится оскорбить святость мечети, делая в ней починки; и тогда только, когда падение угрожает ей, он решается сломать ее и состроить новую, на месте старой.

17) Фонтаны, водопои, бани. — Почти все полезные заведения, как то: фонтаны, водопои, бани, школы, гостиницы, устроены при мечетях. Фонтанами или, точнее, водохранилищами (гебиль) Египет изобилует в замечательной степени. Вода проводится сюда в то время, когда Нил начинает выходить из берегов. Форма гебилей, обыкновенно, круглая; бронзовые решетки, мраморные колонны, цветные стекла в надписи украшают их. — Публичные водопои состоят из одного бассейна; некоторые бывают снабжены нитью или аркадою; есть даже такиe, которые, будучи прикрыты портиком, очень похожи на какой-нибудь памятник. — Климат Египта и правила религиозные сделали необходимым употребление бань, и потому публичные бани рассеяны во множестве по всему Египту.

18) Кофейные дома, базары, окели. — Ошибаются те, которые думают, что кофейные дома Востока ничем не походят на наши. Кофейнями называются здесь залы, куда египтяне ходят пить кофе, курить табак в слушать сказочников. Эти залы обставлены кругом каменными скамьями и устланы рогожами. Кофейных домов здесь очень много. — Базары не что иное, как крытые улицы, в которых выстроены лавки и которые наполнены толпящимся народом. — Окелями называются большие здания, назначенные для складки товаров. Они состоят из корпусов, выстроенных вокруг четвероугольного двора с молельной и фонтаном, окруженного просторными магазинами, которых своды, в случае пожара, могут служить надежной защитою от огня. Bepxние этажи разделены на комнаты и служат гостиницей для иностранных негоциантов. [143]

19) Города и деревни Египта. — То, что говорил я о египетских домах, может уже дать понятие о красоте городов, ими образуемых. В самом деле, на здешних улицах не только не встретишь дома, который бы удовлетворял прихотям зрения, но не найдешь даже ни одной прямой улицы. В Египте, каждый хозяин, устраивая ce6е жилище, советуется только с своею фантазией и ищет одних удобств, не заботясь о том, будет ли наружный вид его дома соответствовать прочим домам, и станет ли дом его прямо или косо по улице. Сверх того, здешние улицы большею частью так узки, что мушарабии двух противолежащих домов, почти сталкиваясь друг с другом, препятствуют свободному обращению воздуха и заслоняют лучи солнечные. Мостовой нет нигде, и густая пыль или тинистая грязь останавливает пешехода почти на каждом шагу. Некоторые улицы довольно широки, но все кривы без исключения; пересекаемые множеством глухих переулков, беспорядочно спутанные между собою, они образуют лабиринт без выхода для иностранца, еще не привыкшего к ним.

Города разделены на кварталы, нередко запертые большими воротами, охранение которых, как в Каире, вверено караульным, стерегущим их во время ночи. Кварталы различаются между собою именами. Улицы также имеют свои названия, но без надписей по углам. Номера нет ни на одном доме. Город никогда не освещается на счет общественный; одни зажиточные люди ставят у себя, на ночь, небольшие плошки перед воротами.

При построений городов и деревень, места выбирались, большею частою, на удачу, без попечения о здоровье общественном, на которое жители Египта, особливо же деревенские обыватели, смотрят с самым пагубным равнодушием. Беззаботно оставляют они жилища свои в добычу разрушения, не обращая внимания на то, что [144] растрескавшиеся стены домов становятся убежищем для бесчисленных пресмыкающихся и насекомых. Они не хлопочут о том, чтобы очищать развалины, которых число с каждым днем возрастает, и на безобразные груды этого мусора выбрасывают разные вонючие нечистоты.

§ 3.

РАЗДЕЛЕНИЕ ЕГИПТА

Древнее разделение Египта. — Разделение его под владычеством мамелюков. — Нынешнее разделение. — 1-й, 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й и 7-й мудирлики.

20) Древнее разделение Египта. — Во времена Фараонов, Египет был разделен на тридцать шесть номов или областей, разделенных в свою очередь на меньшие округи. Из этих областей четырнадцать были в Нижнем Египте и двадцать две в Верхнем. Такое разделение сохранилось и во времена Птолемеев. Но, в царствование Августа, когда Египет сделался римской провинцией, этот император, считая страну весьма важной, не хотел вверить ее одному проконсулу и разделил ее на двенадцать преторств.

21) Разделение Египта под владычеством Мамелюков.— Во времена владычества Мамелюков, Египет состоял из пятнадцати провинций. В Нижнем Египте их считалось девять: Баирех, Розетта, Гарбиэк, Мевуф, Дамьетта, Мансурах, Шаркиэх, Кельюб и Гизех; в Среднем три: Атфех, Файум и Бенисуэф; в Верхнем тоже три: Сиут, Джирджех и Фивы.

Разделение это было сохранено в целости и Наполеоном.

22) Нынешнее разделение Египта. — Мехмед-Али, [145] изменив разделение Египта, подчинил эту страну новой административной классификации, могущей способствовать сосредоточению власти и единству ее действия. Он разделил Египет на семь главных областей, вверив управление ими наместникам, известным под именем мудиров. Мудирлики разделены на округи, а округи на уезды, состоящие из нескольких деревень.

Нижний Египет заключает в себе четыре мудирлика, Средний и Верхний три. Всех областей считается шестьдесят четыре. Число деревень полагают в три тысячи пятьсот.

Представляю точное расписание мудирликов, областей, их составляющих, и важнейших городов и деревень, находящихся в них.

23) 1-й мудирлик, составленный из провинций: Баирех. Области: Рахманиэх, Негилэх, Шебрейсс, Даманхур. В северо-западной оконечности этой провинции лежит Александрия (Искандерия). Важнейшие города: Абукир, Дейрут, Терранэх.

Гизех. Области: Гизех и Бедрихейн; (Города: Мит-Ранимет (Мемфис), Дашком, Саккарах. Каир, не подчиненный управлению мудира, находится в провинции Гизехе;

Кельюб. Области: Кельюб, Марг, Бенха-эль-Азаль и Таха; города: Шубра, Канках, Абу-Забель, Матариэх.

24) 2-й мудирлик, составленный из провинций: Менуфа. Области: Ахмун-Джирейс, Бейджур, Шибин-эль-Кум, Мелиг, Эбиар; город: Менуф;

Гарабиэх. Области: Фуах, Зефтех, Тантах, Джафаргиэх, эль-Шабасат, Мегаллет-элъ-Кебирех, Набаро, Шербин, Дамьетта; города: Рашид (Розетта), не подчиненный судебной власти мудира, Мегалет-эль-Кебир.

25) 3-й мудирлик, составленный из провинций Мансуры. Области: Mиm-Гамар, Сенбель-лауэйнг Манзурах, [146] эль Уади, Мегаллет-элъ-Дамсен, Мензалех; города: Фареекур, эль-Ариш, Тинэх, подле развалин Пелузы.

26) 4-й мудирлик, составленный из провинций: Шарбиэх. Области: Шебйет-эль-Накариэх, Азизиэх, Бельбейс, Джейя, Абу-Кебир, Кофур-Неджем.

Атфех. Здесь только одна область и город эль-Табин.

27) Мудирлик Среднего Египта, заключающий в себе Файум и Бенисуэф, состаилен из шести областей: Кемен-эм-Ару, двух областей в Файуме, Бенисуэф-эль-Фехн и Абу-Джирдже . Главнейшие деревни: эль-Зауэйх, Абукир-эль-Малак, Мединет эль-Файум, эль-Лахун, Массараль-Дарауэх.

28) Верхний Египет разделен на два мудирлика. Первый из них заключает в себе области: Бени-Мазар, Миниех, Сакиэт-Муссе, Дeйpyт, Меллауй, Кусиэх, Манфалут, Дуэйр, Хэрук, Сиут, Сухас, Тахта, Акмим, Бардис, Джирджех, Фархут, Фаубас.

Второй области: Кэнэ-Кон, Эсне, Эдфу. Примечательные деревин: Дендерах, Мединет-Абу (развалины Фив).

§ 4.

ЗАМЕЧАТЕЛЬНЕЙШИЕ ГОРОДА НЫНЕШНЕГО ЕГИПТА.

Александрия. — Абукир. — Розетта. — Дамьетта. — Даманхур. Раманиэх. -- Фуах. — Манзурах. — Мегаллет-эль-Кевир. — Тантах. — Прочие города Нижнего Египта. -- Каир. — Бени-Суеф. — Мединет-эль-Файум. — Фиддемин.. — Миниэх. — Ашмунейн. — Муфалут. — Сиут. — Аккмин. — Гиргех. — Кепех. — Кус. — Эсне. — Ассуан. — Суэз. — Коссейр.

Чтобы представить здесь беглый очерк важнейших городов нынешнего Египта, я начну с Нижнего и пойду вверх по течению Нила: это самый естественный путь, [147] ибо ему должны следовать все европейские путешественники, при посещении здешних стран.

29) Александрия. — «Александр» сказал Наполеон «основанием Александрии и намерением перенести в нее свой престол прославил себя гораздо более, нежели своими знаменитейшими победами. Городу этому предназначено быть столицею мира. Он лежит между Азией и Африкой, в равном расстоянии от обеих Индий и Европы. Гавань его единственное якорное место на всем протяжении берега, простирающегося на пятьсот миль от Туниса, или древнего Карфагена, до Александретты, и лежит в одном из древних устьев Нила. Все эскадры миpa могли бы становиться здесь на якорь, будучи защищены в старой гавани от всякого нападения и от ветров».

Александрия лежит под З1° 13' 5" с. ш. и 27° 35' 30" долг., близ Озера Мареотидского, на перешейке, соединяющем с твердой землею полуостров, которым прикрыты обе ее гавани. Новая Гавань, расположенная на востоке, открыта и не имеет надежного якорного места, где могли бы останавливаться корабли во время бури. В конце каменного вала, ее защищающего, есть укрепление. Маяк выстроен на той самой площадке, где возвышался, в древние времена, знаменитый маяк Птолемеев. Ста рая Гавань, лежащая на западе, образует глубокий, надежный для пристани бассейн; фарватеры, которыми должно входить сюда, затруднительны для кораблей глубоко-сидящих. До Мехмеда-Али, христианские корабли не могли проникать в эту гавань и должны были бросать якорь на опасном западном рейде.

Окруженная с одной стороны морем, с другой песками, Александрия лежит как бы на острове. Нынешний город, как уже неоднократно замечено, получил в наследство от древнего одно имя и развалины. Древний [148] город выстроен был архитектором Динократом, по плану самого Александра. Плиний говорит, что древняя Александрия имела около пяти миль в окружности,, и в ней считалось 300,000 жителей-граждан, да столько же рабов; улица, длиною в 2,000, шириною во 100 футов, проходила через нее с севера на юг, и пересекалась под прямым углом другою, такою же красивою улицей. Великолепные дворцы, храмы, гимназии, цирки, театры, памятники всякого рода теснилось на площадях города.

Когда Амру овладел Александрией, она составляла, по словам арабских историков, три города: Меннэ, Неките и Иекандериэ. В донесении халифу Омару, Амру говорит, что в Александрии нашел он 4,000 дворцов, 4,000 бань, 400 публичных зданий и театров и 12,000 магазинов. Один из преемников Саладина обнес ее, около 1212 года нашей эры, стеной, имевшей в окружности две мили, снабженной стами башнями и существующей поныне. Мехмед-Али поправил эту стену. Под владычеством мусульман, и особливо Мамелюков, Александрия быстро пришла в упадок. Когда Французы взяли ее, она была уже только ничтожное селение и притон морских разбойников; число жителей ее едва простиралось до 8,000; укрепления развалились; Бедуины безнаказанно производили грабежи под самыми ее стенами; без конвоя нельзя было пускаться до Колонны Помпеевой, на расстоянии десяти минут пути от города.

Краткое пребывшие в Египте не позволило Французам возвести опять Александрию на ту высокую степень, куда призывают ее судьбы ее. Французы могли только дать этому городу новые укрепления и исправить старые, которые почти совсем уже развалились, когда они овладели им.

Мехмед-Али, приняв в управление Египет, понял [149] троякую важность Александрии, в отношениях военном, судоходном и торговом.

Александрию можно назвать военным ключом Египта: это точка, на которую, по необходимости , должны пасть первые удары неприятелей. Итак, существенная польза требовала тщательного поддержания и улучшения укреплений его. В 1807 году, высадка Англичан как будто дала почувствовать Мехмеду-Али, что малейшая небрежность в этом отношении могла быть пагубной.

Гавани александрийские — единственные гавани Египта. Если, для охранения независимости этой страны, которой европейские державы могут угрожать только с моря, необходим флот, то Александрия представляет ему обширное и самое надежное пристанище. Вот этим то даром природы надобно было воспользоваться, что Мехмед-Али и не замедлил сделать: он создал из Александрии военную гавань и учредил там арсенал свой.

Важность, какую в торговом отношении имеет всякая точка Египта, лежащая на берегу Средиземного моря, проистекает из удобства сношений с Каиром, центром промышленности, политики и торговли. В древности Александрия соединялась с сердцем Египта посредством нильского рукава, при устье которого она стояла. Когда же наносные пески засыпали этот рукав, то первые арабские завоеватели вновь соединили Александрию с Каиром посредством канала, которого пышные описания находим в историках восточных. Но при Мамелюках и этот канал быстро пришел в упадок, и вскоре превратился в простой ров, бывший сухим в продолжение большей половины года. Торговая важность Александрии перешла в Розетту. Но Мехмед-Али возвратил столице своей первое ее значение, соединив ее опять с Каиром посредством судоходного канала, названного им, в честь султана Махмуда, Махмудиэх. Теперь вся [150] египетская торговля сосредоточена в Александрии. Министр коммерции имеет здесь свое пребывание и здесь же он продает европейским негоциантам собственные произведения страны.

Троекратно возрожденная, Александрия быстро распространилась, и народонаселение ее вскоре возросло до 60,000 человек, которых почти треть составлена из флотских экипажей и работников при арсенале. Две остальные трети состоят из двадцати тысяч туземных арабов, шести тысяч турков, десяти тысяч евреев или коптов и пяти тысяч европейцев. Не говорю о народе, привлекаемом сюда или делами, или любопытством.

Вид города совершенно изменился в последнее время. Обширные кладбища, находившиеся внутри Александрии, переведены по ту сторону стен. Гнилые лужи стоячей воды высушены или засыпаны. Правда, улицы и теперь еще не вымощены, но они содержатся в опрятности и чистоте. Здания всякого рода, арсеналы, дворцы, казармы, фабрики, госпитали и проч., воздвигнуты в разных местах. Значительная часть городских стен на берегу моря сломана, и тут очищено место для новых построек. Морской арсенал, дворец Мехмеда-Али и многие другие здания, занятые правительственными местами и администрацией, находятся на полуострове, известном под именем Рас-эль-Тина (Мыса Смоковниц).

Перешеек, соединяющий Рас-эль-Тин с твердой землей, застроен турецким городом, носящим на себе обыкновенный тип мусульманских городов.

Далее, путешественник находит квартал Европейцев. В Александрии и прежде еще был особенный франкский квартал (то есть, место, где жили Франки, или Европейцы), далеко превосходивший красотою своею прочие части города, населенные туземцами. Но при Мехмеде-Али, когда генеральные консулы утвердили в [151] Александрии навсегда свою резиденцию, квартал этот стал еще красивее. В 1824 году, вышед на берег в Александрии, я нашел в Франкском квартале лишь несколько изрядных отелей. Теперь, расширясь от центра Новой Гавани до Иглы Клеопатриной , он совершенно изменился. Около Клеопатрииой Иглы путешественник найдет теперь прекрасную площадь, образующую прямоугольник, почти в восемьсот шагов длинны и во сто пятьдесят ширины. Дома, окружающие площадь, выстроены на европейский образец, по весьма красивым планам. Некоторые из них принадлежат Ибрагиму-Паше. На этой-то площади живут все генеральные консулы; между прочими домами, особенно отличается прекрасной наружностью дом французского консула.

Невдалеке отсюда, путешественник увидит два холма, около 200 футов вышиной, увенчанные двумя крепостцами, которые воздвигнуты были французской армией и из которых одна носит имя храброго инженерного генерала Каффарелли-Дюфальги, убитого при осаде Сен-Жан-д'Акра. Холм, на котором построена крепостца Каффарелли, ближайшая к городу, состоит из кучи мусора, ведущей начало свое вероятно от владычества Арабов. Другой холм, известный под именем Ком-эль-Дика (То есть, Петушьего Холма), состоит из известкового утеса и покрывает место, на котором стоял некогда какой-то театр. Прежде, здесь стояло несколько бедных арабских хижинок; теперь богатые Европейцы, привлекаемые здоровостью этого места, выстроили тут для себя загородные дома и окружили их садами.

Окрестности Александрии на две мили кругом покрыты обширными развалинами, доказывающими, что сказания историков о чудесах древнего города нисколько не [152] преувеличены. Материалы, служившие для постройки арабского города, взяты из этих развалин. Тогда их собирали только на поверхности земли; но, роясь вглубь, иногда даже на 60 футов, нередко находят значительные и весьма-важные по значению своему обломки.

Публичные здания, находящиеся в Александрии, суть: арсенал (Oписание его — в главе о Флоте) и великолепные дворцы Мехмеда-Али в Рас-эль-Тине, состоящие из гарема, дивана, или особых покоев Мехмеда-Али, и из дворца иностранцев, где Мехмед-Али оказывает самое щедрое гостеприимство знатнейшим путешественникам. В Александрии находятся медицинское интендантство и множество госпиталей; в одном из них, морском, известном под именем Махмудиэхского, могут быть помещены от 1200 до 1500 больных; в другом, сухопутном, носящем на себе название Рас-эль-Тинского, от 5 до 600. В городе считается до 30 мечетей.

30) Абукир. — Следуя морским берегом на восток от Александрии, путешественник встретит, не доходя до озера Эдко, место, известное по ужасному поражению, уничтожившему результаты французской экспедиции в самом зародыше их, и по славной победе, одержанной Наполеоном над Турками, на следующий год по возвращении его из Сирии. Mеcтo это, вдвойне знаменитое, пробуждающее в душе каждого Француза, вместе с воспоминаниями скорбными, воспоминания утешительные — Абукир.

Деревня, от которой оно получило свое название, выстроена на развалинах древнего Бузириса, города, знаменитого по своему храму, посвященному Изиде, и по празднику, который торжествовали там Египтяне ежегодно.

Положение Абукира весьма важно в военном [153] отношении. Если бы сильные укрепления не защищали этой деревни, то экспедиция не могла бы избрать лучшего места для высадки. Мехмед-Али понял это и, укрепив Абукир, сделал его неприступным, как уверяют люди, знающие дело.

31) Розетта. — Город Розетта находится по ту сторону озера Мадиэх, на левом берегу западного нильского рукава, получившего от него свое название. Розетта лежит в полутора мили от морского берега, под 31° 25' с. ш. и 28° 8' 5" д., по парижскому меридиану. Сухой путь к ней идет вдоль берега. Если же ехать морем, то надобно пройти сквозь довольно опасный пролив, называемый Бокхазом и образованный течением воды в песчаных мелях, засоряющих устье Нила. Дно этого пролива очень часто изменяется, и отсюда то происходят трудности, встречаемые мореплавателями при проходе через него.

Едва успеешь миновать Бокхаз, как взору представится восхитительное зрелище. По правому берегу Нила, не встречая других границ, кроме горизонта, стелется равнина Дельты со своими необозримыми коврами зелени, со своими золотыми колосьями, усеянная купами финиковых деревьев, селами и городами, над которыми высятся острые стрелы минаретов.

Арабы, приписывающие основание Розетты знаменитому калифу Харуну-эль-Рашиду, называют этот город Рашидом. В то время, как Александрия пришла в упадок, Розетта сделалась важным торговым местом; но, с тех пор, как канал Махмудиэх возвратил первой из них значение, ею утраченное, негоцианты оставили Розетту, и число жителей ее значительно уменьшилось. Теперь, народонаселение этого города едва простирается до 15,000. Розетта славится своими рисовыми полями, равно как и садами, которых красоту слишком уже преувеличивают, и о которых я выше старался дать понятие. [154]

Розетта имеет около мили в длину и четверть мили в ширину. В ней довольно красивая мечеть, бумаго-прядильная фабрика, машины для очистки риса (между прочим, одна, действующая посредством паров), и обширные казармы. На юг от Розетты лежит пустынька, пользующаяся большой славою в здешней стране и воздвигнутая в честь одного арабского святого, которого имя Абу-Мандур значит отец-блеска. С вершины минарета этой пустыньки, перед глазами Зрителя развивается великолепная панорама, обнимающая собою землю и море. 32) Дамьетта. — Город Дамьетта (Дамиат) лежит на восточном берегу нильского рукава, носившего некогда имя Фатнитского, в двух милях от моря, в полумили от озера Менэалеха под 29° 29' 15"д. и З1° 25' 4З" ш. Дамьетта стоит не на том уже месте, на котором стоял сарацинский город, прославленный крестовыми походами. Крестоносцы несколько раз нападали на последний, и наконец, он сдался им в 1218 году. В 1249 древнею Дамьеттою овладел Лудовик-Святой. Когда же этот государь возвратил его, как выкуп за свою свободу, мусульманам, то последние разрушили его и выстроили, в двух милях от него, новый город, существующий и поныне.

Окрестности Дамьетты славятся своими рисовыми полями; самый же город есть складочное место египетского риса. Дамьетта производит довольно важную торговлю с Сирией. Ее полотняные фабрики славились в прежнее время. По вычислениям, впрочем не совсем верным, число жителей этого города простиралось некогда до 60 и даже до 80 тысяч; теперь, в нем всего от 25 до 30 тысяч.

Примечательнейшие здания Дамьетты — мечети и обширные рисовые амбары, выстроенные по приказанию Мехмеда-Али. Сверх того, Мехмед-Али основал здесь [155] прекрасные казармы и училище пехотных офицеров.

33) Даманхур. — Первый город, встречаемый на пути к западной оконечности Дельты, есть Даманхур, город довольно обширный, лежащий невдалеке от канала Махмудиэх. Жителей в нем считается от 8 до 10 тысяч.

34) Рахманиэх — небольшой городок, лежащий при Ниле. Невдалеке от него видны развалины Саида. В окрестностях Рахманиэха существовал также некогда Навкратис, единственный город, открытый древними Египтянами для иностранной торговли.

35) Фуах. — на Ниле, между Рахманиэх и Розеттой, против устья Махмудиэха. В XVI-м веке, город этот имел значительность; но, с тех пор, как Канал Александрийский, соединивший его с Розеттою и способствовавший ему быть складочным местом товаров, засорился, он пришел в упадок. Теперь, Фуах получил опять некоторое значение. Мехмед-Али завел здесь фабрику тарбухов, или колпаков, на манер тунисских, бумаго-прядильную фабрику и мельницу для очистки риса.

36) Мансурах — на правом берегу Дамьетского Рукава, на расстоянии почти двенадцати миль от Дамьетты. Мансурах известен поражением, понесенным здесь Лудовиком-Святым. И теперь еще, на небольшой площади, обращенной переднею частью к Нилу, показывают место, где этот благочестивый король проводил дни свои в неволе. Кроме того, в Мансурах есть развалины свода, под которым Лудовик-Святой подписал мирный трактат и отречение от Дамьетты. Свод этот слывет в народе под именем Базар-эль-Гадима. Между Дамьеттой и Мансурахом находится Фарескур, место, где французский король потерпел первое поражение, изменившее его храбрости и надеждам.

37) Мегаллет-элъ-Кебир. — Этот город, лежащий внутри Дельты, невдалеке от Дамьеттского Рукава, стоит, [156] по свидетельству некоторых географов, на месте древней Хоиды, а по мнению других, на месте Кинополя. Он довольно обширен и хотя утратил уже благосостояние, которым пользовался некогда, однако до сих пор имеет от 16 до 18 тысяч жителей. Здешние полотняно-льняные фабрики пользовались в свое время большою славой. Мехмед-Али завел в Мегалетте прекрасную мануфактуру, где ткут холст и прядут хлопчатую бумагу.

38) Тантах. — Вправо от Мегаллет-эль-Кебира , ближе к Верховью Нила, лежит Тантах, небольшой городок, славящийся множеством пиллигримов, привлекаемых туда чувством религиозным и ярмарками. Целью пиллигримства служит мечеть, сооруженная там во имя одного сантона, Саида-Бедуина. Мечеть эта одна из богатейших и прекраснейших в Египте. Заступничество Саида-Бедуина приносит, как думают, плодородие женщинам, исцеляет неизлечимых больных, и проч. Потому-то сюда стекается народ со всех концов Египта; большая часть мусульман, идущих в Мекку, останавливается на некоторое время в Тантахе.

Пиллигримы обыкновенно избирают для поклонения время, когда празднуется память святого и бывает ярмарка, известная под именем элъ-Хурум-Балъбие. Это важнейшая из трех ярмарок, бывающих в Тантахе. Прочие две ярмарки суть Мулет-де-Сиди-Адела и Раджабиэх. В продолжение Хурума, бесчисленное множество народа наполняет город; купцы приезжают из Турции, Персии, обеих Индий и из многих частей Африки. Товары, привозимые ими, суть: крашенина, платки, полотна, всякого рода шелковые материи, детские игрушки, глиняная посуда, страусовые перья, невольники, и проч. Купцы раскладывают товары свои в окелях или шалашах, которые тянутся в два ряда, иногда на расстояние [157] четырех миль. Пиллигримы, привлеченные к мечети Саида-Бедуина благочестивою целью, разбивают свои палатки невдалеке от города. Фигляры, прелестницы, танцовщики, бродячие музыканты, стекаются сюда толпами, чтобы выказать таланты свои или пустить в ход свой промысел. На все время ярмарки, для сохранения порядка, в город входят четыре тысячи человек войска , но они не мо-гут воспрепятствовать разным мошенническим проделкам.

По окончании ярмарки в Тантахе, город этот, представлявший любопытному путешественнику столь разнообразную, одушевленную картину, совершенно пустеет и делается мрачным.

39) Прочие города Нижнего Египта, почему-либо достопримечательные, суть:

Менуф, довольно большая деревня, лежащая на одном из углов Дельты. Здесь есть мечеть, замечательная по красоте колонн своих.

На восток от Дамьеттского Рукава и на сирийской дороге:

Бельбейс, укрепленный Наполеоном. Невдалеке отсюда, во времена Птолемеев, был город Онгон, где Ониас, сын одного иудейского первосвященника, воздвигнул храм по образцу иерусалимского, и где совершались обряды еврейского богослужения.

Салахиэх, средоточие провинции Харкиэха. Абузабель, Канках. — Обе эти деревни, сделавшиеся известными в последнее время, лежат на дороге из Салахии в Каир, в четырех милях к северу от Каира и в таком же расстоянии от Нила. В каждой из сих деревень, отстоящих друг от друга на полмили, считается около 1,500 жителей. В промежутке, их разделяющем, лежит обширная, невозделанная равнина с почвою довольно твердой, обращенная к степи [158] Джессена (Перешейка Суэзского). В этом то месте, 80,000 человек, предводимых великим визирем, стояли лагерем, когда 9,000 Французов, под предводительством Клебера, разбили их. Здесь также были учреждены первые артиллерийские школы, учебный лагерь регулярных войск и медицинское абузабельское училище.

Матариэх, невдалеке от Каира, на развалинах Гелиополя, одного из знаменитейших и прекраснейших городов древнего Египта. В этой деревне сохранились еще предания, связанные с. первыми проблесками нашей веры. Здесь и теперь показывают колодезь, служивший для утоления жажды Иосифу, Марии и младенцу Иисусу, во время бегства их в Египет; здесь также смоковница, под тенью которой они отдыхали. Предания эти равно уважаются и христианами и последователями Мухаммеда. Блистательная победа, одержанная Клебером, прославила Матариэх.

40) Каир. — Каир лежит под 30° 2' 21'' с. ш. и 28° 58' 30" д., на песчаной равнине, при подошве последних холмов Мокаттама, в 400 туазах от правого берега Нила и в пяти с половиной милях от вершины Дельты. Главный город, называемый Большим Каиром, помещается между местечком Булаком, служащим ему гаванью с севера, и Старым Каиром, имеющим то же преимущество относительно судоходства по Нилу на юг.

Старый Каир теперь на том самом месте, где некогда возвышался египетский Вавилон. Амру, осаждая этот город, увидел однажды, что голубь свил на его ставке гнездо. Тронутый этим обстоятельством и почитая его небесным предзнаменованием, арабский полководец не захотел разорять голубиного гнезда. Отправившись для завоевания Александрии, он оставил шатер свой раскинутым и, по возвращении своем, основал [159] вокруг него новую столицу Египта, которую и назвал Мизр-Фостат (Фостат, на арабском, значит палатка).

Но судьба не долго покровительствовала этому городу. В 1167 году, крестоносцы, предводимые Аморием, королем иерусалимским, пошли на Фостат. Губернатор, видя их приближение, сжег город. Пожар продолжался пятьдесят дней; жители бежали в соседние поля и поселились около города эль-Кагеры, основанного в 958 году одним из полководцев Мэиса, первого египетского халифа-фатимита, и приобретшего уже некоторую известность. Этот новый город заступил место древней египетской столицы и был обязан своим распространением, своими укреплениями и многими прекрасными зданиями великому Саладину.

Таково было начало Каира, известного у Арабов под именем Мизры, под которым слыли и все египетские столицы на востоке. Из эпитета эм-Кагера, что значит победоносный, у нас, в Европе, сделали Каир.

Простираясь более в длину, нежели в ширину, город этот, первый из городов ммперии оттоманской после Константинополя, занимает собою пространство почти в 900 гектаров и имеет более 25,000 метров в окружности. Холмы, составленные из груд мусора, которым ломкие египетские здания беспрестанно усыпают землю (Эти холмы довольно высоки. Во время экспедиции, Французы, чтобы держать город в страхе, поместили на вершине их редуты. Но так как эти возвышенности, образуя толстую стену, препятствуют свободному обращению в Каире воздуха, то Французы и решились их срыть. Трудности предприятия столь огромного принудили их, однако ж, от него отказаться, да и сверх того, они не имели бы времени это кончить. Ибрагим-Паша взялся за это дело. Он велел срыть два самые большие холма, которые, имея в вышину около двухсот метров, занимали между Булаком и устьем Калиша пространство, равняющееся почти квадратному километру. Работа продолжалась пять лет. Срытый щебень послужил к засорению болот, соседственных с Каиром. Теперь, нивелированное место покрыто богатыми плантациями. Мехмед-Али срыл еще один из этих щебнистых холмов, заваливавший дорогу из Хубры и составлявший продолжение тех, о которых мы говорим. Решительно, срытие этих возвышений надобно отнести к числу важнейших работ, произведенных в Египте в правление Мехмеда-Али), облегают его. Стены с башнями, [160] воздвигнутые Саладином, окружали прежде Каир отовсюду; теперь уцелела только часть их. Город, беспрестанно увеличиваясь, переступил эту границу с северной и западной стороны, но уважил ее на востоке и юге. Во всю длину свою он прорезан каналом (Калишем).

В Kaиpе считается около тридцати тысяч домов и 300,000 жителей.

Город разделен на кварталы (по-арабски хараты), коих более пятидесяти. Главные из них, начиная с севера к югу, суть : элъ-Харауй, элъ~Эсбекиэх, эль-Назарах, квартал Коптов, Армян, Сириян, и проч.; элъ-Рум, или греческий квартал: элъ-Иуд, или квартал иудейский; элъ-Афранг, или франкский квартал; эль-Муски, эль-Зуэйлех, Баб-эль-Гадр, эль-Азхар, эль-Мойер, Баб-элъ-Карк, эль-Ганафи, Биркет-элъ-Фил, элъ-Могаарбех, Тулун, древнейший из кварталов Каира; эль-Румейлех, Карамейдан, элъ-Калах или цитадель.

В Каире более семидесяти ворот: некоторые из них находятся внутри города. Главнейшие ворота, на юг: Баб-эль-Саид, Баб-Тулун, Баб-элъ-Сеидех, Баб-эль-Карафех, на восток: Баб-эль-Уизир, Баб-элъ-Гораиб; на запад со стороны Нила: Баб-элъ-Лук, Баб-элъ-Назриех; на севере: Баб-эль-Гасаниех, Баб-элъ-Назр, или Ворота Помощи: Баб-эль-Футух или Ворота Победы: последние двое ворот замечательны по своей архитектуре; Баб-эль-Назр ведут [161] начало свое от времен Саладина; Баб-злъ-Гадр , Баб-эль-Хадид.

Улицы Каира, как и всех мусульманских городов, кривы; они смешаны, перепутаны между собою; пересекаются переулками, имеющими иногда в ширину не болee 3 или 4 футов, и множеством глухих улиц (Улица, по-арабски, секках, тарик, харет, махади; переулок — дерб; глухая улица (impasse) а'тфе). Главных улиц считается более двухсот сорока ; переулков около трехсот; улиц глухих столько же. Название улиц часто изменяется. Из числа главнейших, две идут вдоль города : первая, длиною 4,600 метров, идет от Баб-элъ-Сеидеха к Баб-эль-Гасашеху, другая, вдоль правого берега канала или калиша, от двойного южного моста, известного под именем Канатар-эль-Себаа, до самых ворот Ха'риеха. В ширину город пересекается пятью улицами. Из них, три идут в направлении от цитадели к Нилу.

Главных площадей в Каире четыре: на юге — Карамендинская и Румейлехская; в центре города — Биркет-эль-Фильская; на северо-западе — Эзбекиехская. Из них, последняя обширнее всех и равняется внутреннему пространству Марсова Поля в Париже. На западной стороне Эзбекиехской площади, путешественник увидит дом, где во время экспедиции жил генерал Бонапарте. Во время наводнения, все площади покрываются водою, кроме Эзбекиэхской, которая недавно возвышена, снивелирована, обсажена деревьями и окружена каналом.

Базары расположены в средине города. Некоторые из них заслуживают упоминания; таковы: Гурнех, где продаются кашемировые шали, иностранные полотна и кисеи; элъ-Ашрафиех, где торгуют писчею бумагою; Хан-эль-Халили, занимаемый ювелирами, продавцами мелочных товаров, меди и ковров; Ваххассин — мастерами [162] золотых дел; Будуканиэх — продавцами москотельных товаров и лавочниками; Хамзауй — суконпиками; Серуджиэх — седельниками; Сук-эль-Селлат — оружейными мастерами; Джемалиэх — продавцами сирийского табака и кофе. В улице Маргуш продают, по мелочам, туземные полотна. В окели Джеллабов производится торг невольниками, приводимыми сюда из внутренних земель Африки.

В Каире 400 мечетей, которые большею частью в развалинах. Замечательнейшие по своей архитектуре мечети суть: мечеть Амру, построенная в 20 году от гидждры (640 по Р. X.); мечеть эль-Хакема-эль-Обеиди, построенная в 400 году (1001), при династии Фатимитов; мечеть Гассана, построенная им в 757 году (1354): над этой мечетью работали три года, и Макризи уверяет, что на осе ежедневно издерживалось по 1000 миткалей золота (Мигкаль равняется 24 каратам); мечеть Тейлупа, построенная в 238 году (850), султаном Эбн-Тейлупом; мечеть эль-Мойэда, построенная в 820 году (1415), султаном Абу-эль-Наср-эль-Мойэдом; мечеть султана Калаун-зеф-эль-Дина; мечеть султана Баркука, построенная в 1070 (1655); мечеть султана эль-Гури, Построенная в 933 (1522); мечеть Каид-Бея, построенная в 870 (1463); мечеть Сете эль-Зейнаба, построенная в 300 году (910); наконец, знаменитейшая из всех мечеть эль-Азхара.

Число хpистианских церквей и часовен различных исповеданий, простирается до тридцати; у Иудеев в Каирe десять синагог.

В торговых и ремёсленных кварталах города находится около трехсот окелей. Кроме того, Каир имеет тысячу двести кофейных домов, триста водохранилищ и семьсот бань, из коих замечательные по величине или богатству суть: бани Гамман-Йесбака, эль-Султана, эль-Мойэда, эль-Танбалеха, Маргуша, Сункора, элъ-Суккариэха [163] и проч. Три «города-гробов» (как называют их Арабы), замечательнейшие по величине своей, лежат вне стен Каира и занимают пространство более четверти самого города. Эти кладбища суть: на север от городских стен — Куббех: на восток — Турад-Кед-Бей; на юг — Турад-эль-Сейдех-Омм-Касим. На этих обширных кладбищах до сих пор видны гробницы калифов, весьма замечательные в отношении к архитектуре. Кроме гробницы Малек-Аделя, в Куббехе есть и другие равно достопамятные гробницы султанов и беев мамелюкских.

Прежде, в Каире был только один госпиталь — Мористан: я буду говорить о нем в главе о нынешнем состоянии медицины в Египте. Теперь, на Эзбекиэхской Площади, есть прекрасная больница, вмещающая в себе до семисот кроватей, из которых одна половина отделана для мужчин, - другая для женщин. В этом же заведении находится родильиый дом, акушерская школа и дом сумасшедших. Сверх того, между Большим и Старым Каиром, на месте бывшей старинной фермы Ибрагима-Бея, на берегу Нила, построен великолепный военный госпиталь Каср-эль-Аин. В нем помещается тысяча восемьсот кроватей.

Сверх большого числа частных школ, устроенных при мечетях, фонтанах, водохранилищах и проч., в Каире есть многие здания, посвященные обучению юношества.

Внутри города прекрасные дворцы Мехмеда-Али, Ибрагима-Паши, Аббас-Паши и Дефтердар-Бея, построенные вокруг Эсбекиэхской Площади; дворец Ибрагима-Паши-Кучука (младшего), в самом центре города; дворец Махмуда-Бея и многие другие. На берегу Нила возвышаются дворец Ибрагима-Паши и дворец Дефтердар-Бея. Все сии здания замечательны как по величине своей, так и по архитектуре.

Цитадель лежит на юге от Каира, на последнем [164] холме Мокаттана, и возвышается над всем городом. Она построена Саладином; но, как военный пост, не может считаться слишком важною, потому что стоит ниже горы, на которой Мехмед-Али воздвиг небольшую крепость и которая прикрывает таким образом отчасти невыгодное ее положение. В цитадель ведут два входа, высеченные в скале: один из них, с севера, упирается в так называемые Арабские Ворота, а другой, с востока, ведет к воротам, известным под именем Янычарских. В 1824 году, взрыв порохового магазина, иссеченного в скале, разрушил цитадель почти до основания. Все здания, там находившиеся, болеe или менее потерпели. Мехмед-Али велел на месте прежних зданий выстроить новые.

Дворец, где останавливается паша, при посещении Каира, находится в цитадели. Здесь также и Колодезь Иocuфa, названный так по имени Юсуфа, какое получил при рождении своем великий Саладин, по повелению которого вырыт этот колодезь. Колодезь Иосифа имеет вид четвероугольника, разделен на две части; глубина его — 200 футов; дно лежит в уровень с Нилом. Туда сходят по винтообразной лестнице. Снаряд с колесами, которые приводятся в движение двумя быками, поднимает воду со дна колодца, в уровень с поверхностью Нила, откуда тем же способом она поднимается до высоты земной поверхности. Этот колодезь вырыт был на случай, если бы запружен был водопровод, снабжающий цитадель нильскою водою. Сверх того, в цитадели есть много водохранилищ из которых одного было бы достаточно на целый год для нескольких тысяч человек.

В цитадели видны прекрасные развалины дворца Саладинова. Нынче, по приказанию Мехмеда-Али, здесь строят мечеть. Ко всему этому надобно прибавить еще [165] строительный арсенал, пушечно-литейный завод, фабрику для делания мелкого оружия, мастерские, в которых изготовляются все вещи, необходимые для пехоты и кавалерии, типографию и монетный двор, потребляющий ежегодно золота почти на 5,000,000 фр.

Движение в Каирe начинается с шести часов утра; во время самого сильного жара, от двенадцати до трех часов по полудни, жители большею частью сидят по домам. Bсе путешественники, писавшие о Египте, говорили о живописной картине, представляемой пестрой толпой, наполняющей улицы, базары в площади Каира; все говорили о бесчисленных контрастах, какие можно встретить в нем на каждом шагу. Здесь увидите вы гордого богача, в великолепной, шитой золотом одежде, подле какого-нибудь оборванного нищего; делового человека, быстро проходящего мимо беспечного сантона, который, растянувшись на земле, равнодушно смотрит на суеверных женщин, прикасающихся к нему, в надежде получить от него исцеление, или другую какую-нибудь сверхъестественную помощь; здесь увидите людей различных наций, различных вер и сект, людей отличающихся между собою и физическими свойствами, и оригинальным костюмом; посреди их — женщины, закутанные в свою одежду, которая скрывает все их телесные формы, и оставляет видимыми только глаза, почему они и похожи на привидения; далее встречаете, с одной стороны, осла, получающего беспрестанные удары от молодого нетерпеливого погонщика; с другой — верблюда, выступающего важным и медленным шагом; еще далее — лошадь знатного вельможи, великолепно убранную, или мула с тихой, обдуманной поступью, на котором красуется какой-нибудь законоискусник; наконец, увидите множество фигляров, забавляющих толпу, увидите сказочников, которые, в кофейных домах, услаждают раздумье [166] праздного курителя табака. Прибавьте ко всем этим странностям народонаселения, совершенно особенную физиономию, которую придают Каиру его дома с террасами, его извилистые улицы, бесчисленное множество минаретов, над ним подвышающихся, и воображение вашему представится город, подобного которому нет нигде, — город, запечатленный духом Арабов, — город Тысяча-Одной Ночи.

Предместье Булак лежит на север от Каира, на берегу Нила, и отделено от города небольшой равниною. Булак, как я сказал выше, служит. Каиру гаванью для торговых сношений с Нижним Египтом. Здесь находятся суконные, хлопчато-бумажные и полотняные фабрики, шерсточесальня, литейный двор, верфь для построения нильских барок, окели, магазины и , наконец, прекрасный дворец Измаила-Паши, где помещается политехническая школа.

В Старом Каире находятся складочные места для съестных припасов, называемые обыкновенно Житницами Иосифа. Места эти состоят из семи четвероугольных дворов, которых стены сложены из кирпича. Огромные груды ржи, чечевицы, бобов и проч., возвышаются посреди этих .дворов и образуют из себя целые горы.

41) Бени-Суэф, — п 29° 9' 12'' с. ш. и 28° 52' 15" д. Этот город, древний Птолемаидон, получил, по уверению туземцев, теперешнее имя свое, значащее, буквально дети сабель — от рукопашного боя, некогда там происходившего. Жителей в нем около 6,000. Бени-Суэф один из самых торговых городов Среднего Египта. Его фабрики, на которых изготовляются шерстяные ковры, одеяла, милаи (род плащей из хлопчатой бумаги), прежде пользовались огромною славою. Нынче важнейшая из здешних фабрик полотняная. Бени-Суэф лежит [167] при одном из устьев Бар-Юзефа (Канала-Иосифа), разливающего воды свои в плодородие по Файуму. Этому-то местоположению город отчасти обязан своей торговой важностью, которую он сохранил и поныне.

42) Мединет-эль-Файум, — главный город Файума, лежащий при входе в эту богатую провинцию. Он выстроен из развалин и отчасти на месте древнего Крокодилополя, переименованного Птолемеем-Филадельфом, в честь сестры своей, в Арсиною. Медииет-эль-Файум имеет в окружности около мили и пересекается рукавом Бар-Юзефа. Прежде, он был местом увеселения или убежища Мамелюков. Теперь, в нем считается около 12,000 жителей.

43) Фиддемин, — одна из самых красивых деревень Файума. Две группы жилищ, из которых одна занята мусульманами, другая коптами, образуют ее. Фиддемин окружен плодоносными деревьями, доставляющими ему превосходную тень. Жители этой деревни показывают путешественникам старое масличное дерево, почитаемое ими родоначальником всех дерев, растущих в Египте, и имеющее, по словам их, более тысячи лет. На этом дереве ежегодно родится около четырехсот кило-граммов олив, и, для жителей Фиддемина, оно составляет предмет даже, некоторого обожания.

44) Миниэх, — под 28° 8' 20" ш. и 28° 28' 35" д, влево от Нила. Этот город построен довольно хорошо; в нем есть даже правильные улицы. Многие из здешних мечетей весьма замечательны. Сверх того, здесь находится полотняная фабрика.

45) Ахмунейн, — город, на левом берегу Нила, с 7— 8,000 жителей.

46) Монфалут, — довольно-большая деревня, на левом берегу Нила. Жителей в ней 5,000.

47) Сиут. — Этот город лежит под 27° 13' 14" ш. [168] и 28° 23' 17" д. Он почитается столицей Верхнего Египта. — Поля, его окружающие, роскошны. — Сиут построен на месте древнего Ликополя, на расстоянии четверти мили от Нила. Стены его давали некогда убежище Мамелюкам, изгнанным из Нижнего Египта, и потому он сохранил в себе до сих пор что-то аристократическое. Улицы Сиута шире и опрятнее, нежели в других египетских городах. Здесь есть базары, две прекрасные мечети, дворец, выстроенный Ибрагимом-Пашею в то время, как он управлял Верхним Египтом, и велико-лепные публичные бани, при мечети, воздвигнутой Дефmepдap-Беем. В Cиуте есть бумагопрядильня и полотняная фабрика. Город этот составляет главную станцию караванов нубийских и суданских. Жителей в Cиуте до 20,000.

48) Акмин, — небольшой городок с 10,000 жителей, (из коих тысяча христиан), на правой стороне Нила. Здесь находится хлопчато-бумажная мануфактура. У древних, Акмин был, известен под именем Панополя.

49) Гиргех, или Джирджех (Джирдже), - под 26° 22' 20" ш. и 29° 34' 5 1" д., близ развалин Птолемаиды, на левом берегу Нила. После Каира и Александрии, Джирджех обширнейший город Египта. Сюда стекались некогда, как и в Сиут, недовольные Мамелюки; сверх того, Джирджех был прежде главным городом Саида. Еще и теперь путешественник найдет здесь восемь прекрасных мечетей, обширный базар и прядильню хлопчатой бумаги. Жителей считается в нем от 8 до 10,000: из них, около 500 христиан. Католические миссионеры имеют в Джирджехе монастырь.

50) Кенэх, — под 26° 11' 20" ш. и 30° 24' 30" д. (Кенополь древних). В этом городе около 10,000 жителей; он находится на правом берегу Нила, при устьe Коссейрской Долины, и, следовательно, через него проходят [169] караваны, отправляющиеся в Мекку, или проходящие из Аравии по Коссейрской Дороге. В древности, кажется, начинался в Кенэхе канал, соединявший Нил с Чермным морем в не оставивший по себе никаких следов. Кенэх славится во всем Египте своими бардаками (по-арабски гуле): так называются ноздреватые сосуды, сделанные из высушенной на солнце глины и имеющие свойство холодить воду. В Кенэхе есть хлопчато-бумажная мануфактура. Насупротив этого города лежит Дендерах, деревня, заступившая место древней Тентириды и возбуждающая удивление путешественника одним из великолепных древних храмов, весьма хорошо сохранившимся.

51) Кус (Аполлинополь Малый, Apollinopolis Parva), — небольшой городок, на правом берегу Нила, ведущий и довольно-значительную торговлю.

52) Эснех (Латополь), — торговый город, на левом берегу Нила. Здесь останавливаются караваны дарфурские и сеннаарские. В Эснэх обширный базар, известный во всем Египте в назначенный исключительно для торга верблюдами. Этот город окружен развалинами, о которых мы будем говорить в главе, посвященной египетским древностям.

53) Ассуан, — под 24° 8' 6" ш. и 30° 34' 39" д., последний из городов, встречаемых в Египте со стороны Нубии. По местоположению своему, Ассуан должен был иметь, во все времена, особенную важность. В древности он назывался Сиэной и представлял из себя укрепленное место, арабы тоже заботились об его укреплении; но, по падении калифов-фатимитов, он был в конец разорен нубийскими племенами, занимавшими его попеременно. Овладев Египтом, Селим повелел выстроить этот город вновь, на восточном берегу Нила, подле первого порога. Нынешний город лежит уступами на [170] скате косогора, усаженного финиковыми деревьями. Дома его, окруженные купами зелени, представляют живописный, веселый вид. Его народонаселение, простирающееся до 4,000 человек, составлено из Арабов, Барабрасов, Коптов и нескольких турецких чиновников. Прямо против Ассуана лежит небольшой островок Элефантина; немного повыше порога находится остров Филе. Последний из них, хотя и простирается только на 1,300 футов в длину, служит, однако, неисчерпаемым рудником драгоценных древностей. Он частью обработан; на нем растут финики.

Нам остается сказать несколько слов о двух городах, не составляющих собственно части Египта, — ибо они лежат вне нильской долины, — но зависящих от него и служащих ему гаванями на Чермном море.

54) Суэз, — под 29° 59' 6'' ш. и 30° 15 5" д. Этот город был весьма важен в древности, как транзитное место индийской торговли. Сначала он назывался Арсиноэ, потом Клеопатридою. Ныне, суэзская гавань имеет постоянные сношения только с приморскими городами берегов Чермного моря. Торговля с Apaвией питает ее. Часть поклонников, отправляющихся ежегодно в Мекку, садится здесь на суда. В последнее время, индийские пароходы придали несколько большую занимательность этому городу, очень часто посещаемому теперь Англичанами. Дилижансы перевозят путешественников из Каира в Суэз. Здесь живет английский консул. Народонаселение в Суэзе теперь простирается до 1,500 человек. Хотя он лежит не в дальнем расстоянии от Каира, однако нисколько не похож на него ни физиономией своей, ни нравами своих жителей. Он служит как бы аванпостом для обеих Индий. Мы обратимся еще к Суэзу в главе о публичных работах, по поводу [171] предпринимаемого ныне устройства сообщений между Нилом и Чермным морем.

55) Коссейр. — Я сказал уже, что долина, простирающихся от Кенеха до Коссейра, служит путем к сему последнему городу. В Коссейре есть небольшая гавань на Чермном мopе,. с берегами которого он ведет незначительную торговлю. Здесь стоят английские пакетботы и живут два консульские агента, один французский, другой английский. Жителей, около 1,200 человек. Коссейр составляет часть области Кенеха.

Расстояние между городами Египта (Расстояние городов Верхнего Египта от Каира составлено из мер, взятых между различными средними пунктами на этом пути, по течению Нила).

От Каира до Александрии.....41,6 миль

— — — до Розетты . . . . . . 38,3 ——

— — — до Дамьетты........................36 ——

— — — до Салахиэха …………......24 ——

— — — до Бельбейса ………........ 10,8 ——

— — — до Суэза.............................. .28 —

— — — до Бени-Суэфа.....................22,2 —

— — — до Миниэха ......... ……… 49,2 ——

— — — до Сиута.............................. 73 ——

— — — до Джордже ... ……... .... 100 ——

— — — до Кенеха....... …………….119,5 ——

— — — до Фив..................................130,9 ——

— — — до Эснеха ........................... 141,3 ——

— — — до Эдфу . .......................152.2 ——

— — — до Ассуана . ………. .174 ——

От Александрии до Розетты .... 12,8 ---

От Розетты до Дамьетты..............28,9 ---

(пер. ??)
Текст воспроизведен по изданию:
Египет в прежнем и нынешнем своем состоянии. Сочинение А. Б. Клота-Бэя. Часть первая. СПб. 1843

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.