Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 121. Рапорт бригадира Бринка князю Прозоровскому.

17-го января 1777 г.

По отправлении последнего к вашему сиятельству, от 12-го настоящего месяца, моего рапорта, доставленные ко мне, от Шагин-Гирея, новоизбранного на здешнем краю хана, письма, дошедшия к нему: 1) от брата Батырь-Гирей-султана, в переводе, 2) от Девлет-Гирея к кубанскому сераскиру Арслан-Гирей-султану, оригинальное и с переводом, под № 3, а под № 4 от того Арслан-Гирея к нему Шагин-Гирею, в копии с переводом под № 5, с ответного к нему на то перевод же под № 6, а равно и после того другое от Батырь-Гирея под № 7 оригинальное. Под № 8 его перевод, а под № 9 от Орду-агаси к нему Батырь-Гирею письмо в копии на турецком диалекте и с переводом под № 10. Затем другое же от Арслан-Гирея оригинальное под № 11, перевод его под № 12 и наконец от общества на Таманском острове собравшегося, без имен и печатей, оригинальное под № 13, а перевод с него под № 14 и на имя вашего сиятельства от него хана письмо же у сего честь имею поднести.

Между сими приложениями из писем от Девлет-Гирея и Орду-агаси в Тамане живушего, ваше сиятельство соизволите усмотреть новые интриги Порты Оттоманской и исполнителя ее хотений Девлет-Гирея, между народом всеваемые, а потому и народные слухи весьма умножаются к наивящшей здешних дел расстройке; особливо-же к тому и сомнение о Арслан-Гирей султане усугубляется чрез его письма и [243] неподатливость против прежних обнадеживаний и в теперешнее время кроме Батырь-Гирей-султана никакой нет надежды, а и предавшиеся сему новоизбранному хану едичкулы держатся единственно из под страху питаемого ими пребыванием пред глазами их наших войск а как скоро еще Девлет-Гирей успеет подослать полученное им от Порты чрез прибывшего курьера повеление на здешний край, то и наивящше увеличится в народе смятение, а по сех пор скопище противящееся с Таманского острова еще не весьма велико и не более состоит, Как чрез посыланных в Темрюк известно, в тысячи человеках.

Новоизбранный хан Шагин-Гирей, воображая чрез то для себя больше прошлогоднего несчастия, стремится на занятие Темрюка, имея при себе нагаев и занинцов до двух тысяч хотя я сообразно с размышлениями вашего сиятельства от 23-го декабря в ордере ко мне ознаменованными стараюсь его удержать, но однако же он при всем том, чтобы решить свой жребий, хочет ввергнуть себя опасности (как я прикомандированному с ним конвою не позволяю ни в какие действия вступать), положась на одних нагаев с ними овладеть Темрюком.

Я не в состоянии будучи его от сего удержать, а притом опасаясь, чтобы при таковой отважности и не потерять нам сего патриота и особливо преподавать ему равно и брату его Батырь-Гирей-султану чаяние в нашем пособии и не упустить бы из видов высочайшего ее императорского величества двора намерении до жребия татар касательные, позволил приданному ему конвою, из средины бурлацкого едичкульской орды поколенья, податься с ним на край оного кочевья, к стороне Темрюка, а он напротив того обнадеживаясь на уверения Батырь-Гирей-султана и абазинцов, сему последнему преданных, так как и из последнего его под № 7 подносимого письма усмотреть изволите, что и он также зная положение тамошних мест и жителей и по примеченной между ими робости, [244] побуждает к скорейшему действию, обнадеживая чрез присланных и сам с ним Шагин-Гиреем соединясь под Темрюк способствовать действием последователей его абазинцов О чем однакожь ожидаю достоверного уведомления на чем они по соединении между собою решатся.

Я же с моей стороны в ожидании от его сиятельства г. генерал-фельдмаршала и кавалера графа Петра Александровича Румянцова-Задунайского на отнесенные представления решения, не осмеливаясь ни в какие действия вступать, делаю один только блеск моими движениями. Перейдя на сих днях деташаментом к Копылу, между протоков остановился, чтобы такими подвигами держать едичкулов в респекте, а противящимся навести страх, а к тому еще особливо и доставить войскам лучшее продовольствие для лошадей сеном, поелику оного в аулах кочующих на правом берегу протоков за доставлением весьма недостаточно, и теперь начинаю оное получать по распределению Шагин-Гирея от бурлацкого поколения, кочующего на левом берегу обоих протоков, стараясь между тем сколь возможно доставлять татарам безобидное удовольствие заплатою за все то денег.

А затем от 31-го минувшего декабря пущенные от вашего сиятельства ордера с их приложениями касательными до татарских дел, я имел честь получить и между теми, читая цареградские бумаги, особливо от Порты к Девлет-Гирею писанное повеление, примечаю явную ее вмешливость в татарские дела и следовательно потому предзнаменуется на весну от нее и далее простираться неприятных следствий.

Касательно до ханского пред сим письма, о котором особым ордером ваше сиятельство предписывать изволите, то оно оригинальное, по снятии копии, возвращено Арслан-Гирею, яко от него тогда доставленное, а копию с подлинником переводчик Константинов свидетельствовал. [245]

Письмо Батырь-Гирей-султана — Шагин-Гирей-хану.

(Приложение № 1).

Письмо ваше, любезного брата, чрез Измаила и Куртума получил и содержание оного вместе с словесным от вашей светлости приказанием выразумел. Теперь буду ждать уведомления от вас, каким образом располагать изволите начинание действия от стороны вашей к достижению желаемой цели. Ибо я примечаю, что вы в делах своих мешкаете и продолжаете время, а народ с противной стороны, разглашая о вашей светлости совсем иначе, приводит меня в удивление. Из Крыма от Девлет-Гирей-хана прислан в сей край Джиен-мурзы сын с несколькими ему сотовариществующими мурзами. При Арслан-Гирей-султане, брате нашем, собравшийся народ с некоторыми первейшими сказывает, будто ваша светлость нагайских мурз несколько человек уже предали казни, а последних нагаев хочете, взяв к себе всех, идти с оными назад. Еще слышал я, что находящийся при вас российский бригадир посланным от Арслан-Гирей-султана на запрос отвечал, что он по заключенному между обеими Империями условию не имеет никакого дела как до Крыма, так и до крепостей здешыих, кроме нагайцов. Однако, на словах сих хотя я не уверяюсь, да и прочим народным разглашениям не думаю быть справедливым, но сомневаться причину имею.

Затем, когда вы почитаете меня за вашего брата и данное слово во взаимном усердии содержите ненарушимо, то о прямом намерении вашем до одних-ли только нагаев или и до Крыма оное простирается и как либо иначе, откровенно меня уведомить наиубедительнейше прошу.

Повеление Девлет-Гирей-хана кубанскому сераскиру Арслан-Гирей-султану.

(Приложение № 3).

Пред сим отправленный от нас чрез море в блистательную Перту собственный наш чегодарь с донесением о [246] прибытии генерала Прозоровского с войском в Перекопскую крепость и о требовании его упрочивания вольности, по прибытии в Порту получил от оной и от находящегося в Константинополе резидента ответы и возвратясь оный наш чегодарь вместе и с визирским курьером сухопутно прибыл в Перекопскую крепость месяца Дзюлгидше первых чисел в пятницу и когда вручил имевшияся при нем письма помянутому генералу, то не точию многие видели, но и содержавшиеся там под караулом купцы и прежде посланный от нас в Буджаки чегодарь освобождены и позволен оным к нам свободный путь, которые явясь здесь объявляют, что блистательная Порта нас не позабыла и что с вышеупомянутыми письмами от резидента визирский курьер прибыл. Слава Богу. Теперь после таких от блистательной Порты с нарочными присланных писем, от означенных выше войск никакого нам вреда быть не может, и дабы вы в той стороне укрепясь о защищении тамошнего края приняли неослабное старание и попечение, для того сие к вам послано, и как еще помянутые письмоносцы ко мне не прибыли, то, что в привезенных ими письмах написано, я неизвестен, а по прибытии оных сюда о всем, что получено будет, вас извещу. Вы, узнав что за сим от московских никакого нам вреда быть не может, ободрите свою ревность и на защищение тамошнего края употребите всевозможные меры и ваше усердие, чем я буду весьма доволен.

Письмо Арслан-Гирей-султана — Шагин-Гирей-хану.

(Приложение № 5).

В самое то время, когда я, молясь Вышнему о благоспоспешности во всех вашей светлости делах и начинаниях, искал случая осведомиться о вашем благосостоянии и дражайшем здоровье, имел счастье с отменным почтением получить чрез присланных от вашей светлости нарочных наиприятнейшее ваше выражение, приведшее меня в [247] восхитительное обрадование, за которое, сугубо благодаря, спешу моим ответом. Мой любезный брат, все крымцы, соединясь в единомысленное согласие, отправили четырех главнейших поколеньев в здешний край по одному мурзе, которые третьего дня прибыли в Таман. А потом посланный в блистательную Порту чегодарь с визирским курьером и при них находящегося в Константинополе резидента человек прибыли в Ениколь. Известия сии суть не ложны. Я удержал ваших присланных до получения точного ответа, с чем присланы вышеписанные из Крыму мурзы, и как скоро получу их отзывы, то вслед за сим, при помощи Божией, вашей светлости донесть не премину, о чем для высокого сведения вашего поспешаю сим наипочтительнейшим извещением. О прочем же всем из слов подносителей сего прошщательным вашим благоразумием обнимая, примите терпение, пока известные дела каким нибудь образом вершатся, не предавая меня, вашего старейшего брата, забвению.

Письмо Шагин-Гирей-хана — Арслан-Гирей-султану.

(Приложение № 6).

Приятное ваше письмо, которым меня удостоить изволили, сейчас получа, содержание оного и словесные объявления возложенные на подносителей письма выслуша, отвечаю. Что я как до возвратившегося от блистательной Порты чегодаря никакого дела не имею, так и в ожидании отзыва прибывших из, Крыма мурз, изнурять в сей дикой степи войска не признаю достойным. Ваше сиятельство не оставьте за сим с точным своим ответом немедленно возвратить оставленных у себя моих посланных, чего от вас прошу и ожидаю.

Письмо Батырь-Гирей-султана — Шагин-Гирей-хану.

(Приложение № 8).

Чрез Измаила и Куртума присланное ваше любезного брата моего письмо и словесные оных объяснения я выслушал, [248] однако подаю вам мой совет, что сегодня вершится могущие дела откладывать на утро не надобно. Хотя теперь и зима, по спешите как можно в уроченное место, о котором взаимно мы условились. Я уверить могу, что сим можете нанести превеликий страх всем ненавидящим нас неприятелям и тогда разве они удостоверятся о худых для них следствиях. Прибыв-же в то место, пришлите ко мне нарочного, а я с моим ответом вышлю к вам аталыка и надобно-ли будет мне с вами прежде повидаться или. вступить в намеренное действие, тогда известите. Я почитаю наиполезнейшим для вас без продлительное движение и пребываю.

Письмо Орду-агаси — Батырь-Гирей-султану.

(Приложение № 10).

В соответствие издавна продолжающейся между нами с вашим сиятельством взаимной дружбы и приятства, наипаче по известной вашей к магометанскому закону ревности и усердному доброжелательству, о коих высочайшая Порта довольно сведома, извещаю вас, что его светлость Девлет-Гирей-хан и все Крымское общество отправили пред сим в блистательную Порту чрез море донесение о прибытии в Перекопскую крепость, стоящую в Крыму, генерала Прозоровского, о его запроеах ко всему татарскому народу, об ответах от народа ему учиненных и о прибытии на Кубань Шагин-Гирея брата вашего. Что услыша его величество повелел возвратить прибывшего с тем донесением ханского чегодаря, придав к нему визирского курьера и одного человека от находящегося в Константинополе российского консула, которые все в 36-й день (по отбытии из Крыма) месяца Дзюлгидше, в первую пятницу сухопутно прибыли в Перекоп и вручили имевшееся у них письма Прозоровскому генералу. После чего вдруг помянутый генерал приказал освободить всех содержавшихся там под караулом одного чегодаря Мехмета, а другого Мустафу и из купцов крымских 25 человек, дав им [249] свободный оттоль выезд. Все сии приехав в Бахчисарай, принесли радостную и торжественную весть и хотя привезенных писем содержание неизвестно, но не остается уже и малейшего сомнения, что оные закдючают в себе доброе для магометан устроение, и как упомянутые прибывшие в Перекоп люди от тамошнего генерала из Перекопа отправлены к еникольскому генералу, то надежно, что оные и ко мне, вашему приятелю, будут. О всем сем известен я из письма его светлости хана с нарочным ко мне присланного. Надеюсь на Всемогушего, что для правоверных сии обстоятельства суть благополучные. Притом прибыли сюда из Крыма от четырех главнейших поколеньев четыре мурзы в качестве депутатов, для изъяснения и внушения правоверным мусульманам, дабы отнюдь не принимали пагубной вольности, хотя-бы то стоило и жертвы жизньми. Мурзы сии отправляются в Темрюк, а я возвещая вашему сиятельству о таких происшествиях, наиприятнейше спрашиваю о вашем благополучном здоровье, удостоверяя, что и впредь при всяком появлении случиться могущих новостей уведомлять вас не премину.

Письмо Арслан-Гирей-султана — Шагин-Гирей-хану.

(Приложение 12).

На руках Сюзген-Оглу-Мегмет-Алия присланное ваше ко мне приятное письмо я внимал, но как народ сей вам и нам есть издавна обще принадлежащий, то на столь многое магометанского народа собрание наступать вам не советую. Если вы меня почитаете за старейшего своего брата, то уверясь на моих словах, оставьте свое нашествие в здеший край, ибо вам известно, что здесь находящийся народ есть бедный, и что непристойно вам на таких людей нападать. [250]

Письмо от общества на Таманском острове собранного Шагин-Гирей-хану. 1

(Приложение № 14).

Изъяснители сего, скудные рабы вашей светлости, находясь здесь в Тамане и в острове жители оного, и из нагайских орд пришельцы, а равно и многие из мусульманов находящиеся в крепости Темрюке, духовенство, старейшины, приказные, господа начальники, мурзы и бедная чернь — все вообще чрез сие донеся объявляем, что если ваша светлость, могущественнейший и грозный наш государь, обращаете свой путь в Крым по воле и дозволению всепресветлейшего монарха, покровителя вселенной, то объявите нам его высочайший фирман и тогда безпрепятственный путь ваш, с глубочайшим нашим подобострастием открыт будет иначе же, если неприятельским с ненавистниками веры нашей с злочестивыми беззаконниками купно в намерении кровопролитной брани наступать пожелаете, то все мы от мала до велика на Темрюкских воротах с бодрым духом умереть без всякого обиновения соглашаемся. Для отвращения такового злоключения всенижайше просим обрадовать нас дарованием свободы, так как-бы освобожденным от неволи. О чем сие нижайшее прошение и истинное изъяснение написав спешим препроводить, чрез которое просим высочайшего вашей светлости милосердия, не вводя всего магометанского народа в стыд и посрамление, возвратиться назад, ибо если таким неприятельским образом презирая монаршую крепость, похотите на нас наступить, то дабы было точно вам известно, что по ревности нашей и в правой вере предприняв мужественно ополчатся соглашаемся все противостоять до последней капли крови. В сем намерении осмелясь препроводить изъяснение нашего состояния, всенижайше просим милостивого вашей светлости великомочнейшего и [251] грозного нашего государя, на представляемое средство благоснисхождения.


Комментарии

1 Письмо это было прислано без подписей имен и без приложения печатей.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.