Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

СТАТУТЫ КОНРАДА ОТТОНА

JUS CONRADI

Статуты Конрада Оттона” или “Право Конрада” (“Jus Conradi”) — один из наиболее ранних памятников феодального права Чехии, относящийся к концу XII века. Они были изданы во времена отравления князя Конрада Оттона Зноймского (1186—1192). Подлинный текст этого древнейшего законодательства не сохранился, содержание его известно из трех последующих подтверждений 1222-гo, 1229-го и 1237-гo годов. В 1222 году подтверждение было сделано чешским королем Пржемыслом Оттокаром I (1197—1230) для Зноймской области и в 1229 году для Брненской, а в 1237 году постановление князя Ольдржиха подтвердило “Статуты Конрада” для Бржецлавской области.

“Статуты Конрада Оттона” представляют собой запись обычного, преимущественно процессуального права, предназначавшегося для правителей областей — жупанов, в руках которых наряду с административными функциями находились также и судебные. Из “Предисловия” к “Статутам” следует, что они были изданы для Чехии и Моравии.

Перечень стародавних обычаев, записанных в этом, памятнике, указывает на то, что его содержание восходит к глубокой древности. Длительное время феодальная знать решительно противилась всякой попытке официальной записи права, так как писаное право лишало чешских панов их старинной привилегии в области суда.

“Статуты Конрада Оттона” возникли в период, когда в Чехии шла внутренняя борьба между центральной княжеской властью и местными феодалами, заинтересованными в сохранении старых удельных порядков. В руках многих феодалов находились как свободные аллодиальные, так и условные владения. Паны стремились превратить свои земельные наделы, пожалованные князем, из условных и ограниченных сроком службы в наследственные.

“Право Конрада” свидетельствует о том, что со стороны центральной власти был сделан ряд уступок местным [832] феодалам. Так, в законодательном порядке все владения, находившиеся ко времени правления князя Конрада в руках феодалов, объявлялись наследственными (ст. 1).

“Статуты” показывают, что в этот период чешская территориальная община, превратившаяся в процессе закрепощения крестьянства в крепостную общину, нашла официальное отражение в законодательстве (ст. ст. 2, 10 и др.).

Судебный процесс характерен применением ордалий (“суда божьего”). Статьи 8, 19 установили испытание железом и водой, причем феодалы освобождались от “суда божьего”; закон давал им право послать вместо себя на испытание зависимых людей (ст. 9).

Согласно статье 38 духовенство освобождалось от подчинения светской судебной власти.

Подлинный первоначальный текст “Статутов” так же, как последующие подтверждения ,их в трех редакциях, написан был на латинском языке. Приводимый перевод сделан с постановления для Брненской области от 1229 года в правление короля Пржемыела I Оттокара. (Н. Jirecek, “Codex juris Bohemici”, Pragae, 1867).


STATUTA DUCIS OTTONIS SECUNDUM CONFIRMATIONEM PROVINCIAE BRUNENSI DATUM 1229

Оттокар, который также (именуется) Пржемысл, божьей милостью король Чехов, жупанам и всем знатным и народу Брненской провинции навечно. Соответствует справедливости, равно как и чести, королевскому величеству отныне всеми мерами заботиться о том, чтобы никто не пострадал вопреки установленному праву, но чтобы права всякого и каждого твердо и непоколебимо соблюдались; уважение же права сохранит славу и честь и душа вознаградится богом в царствии небесном. [833] Чтобы отныне те права, которые были установлены ранее нашими предшественниками, как доброй памяти князем Конрадом, так и иными, а затем и нами, во всей Брненской провинции не могли быть с течением времени изменены никем из людей, но навеки чтобы оставались постоянными и непоколебимыми, пусть все, как ныне живущие, так и последующие, знали, что мы после тщательных переговоров с верными нашими жупанами, чешскими, равно как и моравскими, желая, чтобы (это) всеми навеки и нерушимо соблюдалось, установили такого рода законы:

1. Все наследственные имения, которыми знатные мужи, как высшие, так и низшие, со времен князя Конрада до настоящего времени владели бесспорно, справедливо и мирно, пусть и далее в добром спокойствии владеют.

2. Никакой коморник (Коморник — должностное лицо, контролирующее исполнение судебных решений, своевременное поступление в казну судебных пошлин; являясь представителем финансового управления на местах, коморник одновременно выполнял чисто судебные функции) пусть никого не вызывает в суд, кроме как по бесспорному свидетельству тех, которых это касается, и каждый из них особо должен взять с собой посла каштелянова (Каштелян или градский жупан (лат. castellanus), управляющий градом, представитель центральной администрации на местах. В обязанности каштеляна входило командование местными вооруженными силами (феодальным ополчением), сбор налогов, а также отправление суда) и, кроме того, посла судьи и сверх того двух добропорядочных мужей из окрестных деревень; и, если коморник пойдет сам-второй или (сам-третей) без послов урядников (бенефициариев) (Урядники (от чешск. urad — управление, ведомство) — должностные лица, осуществлявшие самые различные полномочия (коморник, судья, писарь, бургграф и т. д.). Существовала также категория “меньших” или “младших” урядников, то есть помощников урядников первого разряда (подкоморник, подсудок и т. д.)), никто не отвечает за то, если будет убит.

3. Если бы вор пробрался к какому-нибудь знатному или к кому-нибудь, кто владеет деревней, и тот передал бы его суду, все имущество вора и горло его (То есть жизнь) пусть будут отданы во власть князя.

5. То, что именуется нарок (Нарок — притязание, обвинение), не должно проводиться иначе, как только при определенном свидетельстве, что кто-либо лишился своего имущества и что это произошло в лесу, или в другом уединенном месте, или что это случилось с чужестранцем; и прежде, чем допустить (нарок), должно оповестить суд, тех, кого это касается, то есть судью, каштеляна и других.

7. Пусть никто никого не обвиняет, кроме случаев, когда ущерб был установлен верным свидетельством соседей и если (обвиняющий) будет изобличен во лжи, пусть побьют его камнями по свидетельству суда общины.

9. Если какой-нибудь знатный муж будет иметь против себя нарок, пусть примет за него испытание холоп и если не выдержит успешно, пусть заплатит (господин) за него 200 денариев.

10. Когда совершается то, что именуется сводом (Свод — расследование в судебном процессе, аналогичное своду “Русской Правды”), должен присутствовать посол каштеляна, судьи, владаря (Владарь (лат. villicus) — управитель княжеских имений, расположенных на территории, возглавляемой каштеляном. Владарь председательствовал в суде, заседая вместе с членами градской дружины) и коморника и один или два из соседей, а более пусть не зовут, но на третьем пусть остановятся. Если будет кто изобличен, пусть уплатит 200 денариев в княжескую казну и даст удовлетворение тому, кто называется истцом.

14—15. Если тайно похищены какие-нибудь вещи,— одежда или что-нибудь подобное, то пусть суду не заявляют, но если тайно похищен бык или другое вьючное (животное), то пусть заявят суду.

И когда кто-нибудь придет раненым с рынка или еще откуда-нибудь, то пусть заявят суду.

19. Так же, если кем тайно похищены вьючные (животные) или челядинцы (или) украдены пчелы, (тот) должен принять испытание железом, то есть сошником (Речь идет о “божьем суде” (ордалиях)).

25. Так же на общий призыв, который в просторечьи называется “nestojte” (“Общий призыв” или nestojte - зов о помощи, обращенный к “миру”, к обществу; крик, подобный русскому “караул!”), никто не обязан бежать на помощь, кроме как по собственной воле.

26. Так же, если кто вызван в суд из-за своего имущества, движимого или недвижимого, это имущество, о котором он спорит, пусть не берет во владение ни судья, ни владарь господина земли, но только тот, кто из-за этого имущества вызван, пусть им спокойно владеет, пока это разбирательство не закончится решением.

28. Кроме того, никто из тех, кто охраняет лес, не должен никого обирать на дороге или на базарной площади, но пусть берет только тогда, когда застанет кого-нибудь рубящим дерево; при этом судья пусть не присуждает к штрафу в 300 денариев, но только 60.

29. Судья никогда не должен судить один, но только в присутствии каштеляна, либо нескольких знатных; и когда судит владарь, то не должен выходить из суда советоваться, но пусть судит, заседая с воинами (градскими дружинниками).

31. И судья, и владарь пусть совершают суд всегда с утра, но никогда после полудня.

33. Если кто вызван в суд за долги и не предстанет перед судом в первый раз, пусть будет продан (присужден кредитору за долг), если только не докажет суду законное препятствие, (из-за которого не явился в суд).

35. Так же в суд пусть никто не вызывается иначе, как только согласно праву, чтобы человек перед тем был вызван в своем доме.

36. Если королевский владарь без суда отберет у кого-нибудь что-либо, пусть король исправит это (в силу) своего права; если это владарь коморника, то пусть заплатит гривну золотом, если пан, пусть лишится своего бенефиция (должности).

37. Поединок, называемый в просторечьи кием (дубиной) (Дубина — судебный поединок, один из видов ордалий, подобный древнерусскому полю), пусть совершается только с чужеземцами.

38. Во всем этом исключаем привилегии, предоставленные князьями святым людям, права с имуществом церквей,— им управляться по праву каноническому.

(пер. Г. П. Беляевой)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия памятииков феодального государства и права стран Европы. М. Гос. изд. юр. лит. 1961.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.