Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ЖИТИЕ ВЯЧЕСЛАВА

МИНЕЙНАЯ РЕДАКЦИЯ

Публикуемое житие св. Вячеслава — переработка “Востоковской легенды” — известно в науке под названием “Минейной редакции”. Оно было включено в середине XVII в. в состав Великих Четьи-Минеи митрополита Макария (в Софийском и в Успенском их списках), которые и дали ему название. Впервые по этому списку Житие было опубликовано И. И. Срезневским в 1847 г. (“Чтения в Обществе истории и древностей Российских”, т. 3, 1847), а затем повторено в 1883 г. в общем издании Макарьевских миней, предпринятом Археографической комиссией (“Великие Минеи-Четьи, собранные Всероссийским митрополитом Макари-ем”. “Памятники славяно-русской письменности”, т. I, вып. III. СПб., 1883). Помимо Макарьевских, данный памятник входит в состав миней XVII в.: Милютинских (ГИМ, Син. 797) и Тулуповских (ГБЛ, Троицкое собр., 664 и 665). Все это, однако, не означает, что рассматриваемое Житие было специально написано для миней, т. е. сборника, где чтения расположены по дням каждого месяца. Оно дошло до нас и в составе сборников, никоим образом не связанных миненным порядком. На один из них было обращено внимание Н. И. Серебрянским. Это — сборник житий и поучений, датируемый последней четвертью XVI в., из собрания Троице-Сергиевой Лавры, № 792 (ныне в ГБЛ). Второй — первой половины XVII в.— хранится в Ярославском музее (инв. № 15497). Житие в составе этих сборников не имеет каких-либо разночтений, тогда как по сравнению с вариантом, представленным в минеях, эти разночтения довольно значительны. При этом варианты жития сборников там, где они разнятся от жития миней, совпадают с соответствующими чтениями “Востоковской легенды”. Например, слова о юности Вячеслава “начат отрок расти” есть в житиях сборников и в “Востоковской легенде”, но отсутствуют в минеях. Обращение Болеслава к Вячеславу в минеях “ныне тобе хощю болши быти” в сборниках и в “Востоковской легенде” переданы в виде, более соответствующем логике повествования: “ныне тобе хощю юний быти”. Примеры эти можно умножить. Они ясно показывают первичность житий сборников.

Но было бы неправильно видеть и в житиях сборников памятник, прямо происходящий от “Востоковской легенды” в том ее виде, как она дошла до нас. Дело в том, что в целом “Минейная редакция жития св. Вячеслава” имеет ряд поразительных совпадений с глаголической редакцией памятника в тех чтениях, где имеются расхождения с кирилловской его редакцией, т. е. со знаменитым списком, открытым Востоковым. Так, “Минейная редакция” в соответствии с глаголическими списками называет имя епископа, который совершал пострижины — Натарий (Нотар). Этого имени не знает “Востоковская легенда”. Если в “Востоковской легенде” один из советников Болеслава говорит: “да одинова одолеши брата своего и матерь свою”, то в глаголических списках читаем: “да инегду окаеши брата и матерь”. Минейное чтение “да единою ожалееши брата и матерь”, если и не буквально, то по смыслу, бесспорно, ближе аголическому. Подобного рода примеров чешскими учеными И. Пекаржем и Й. Вайсом насчитано 13. Однако было бы преждевременным вслед за Пекаржем делать из них вывод о большей древности “Минейной редакции” по [60] сравнению с Востоковской. Этого не позволяет самый элементарный подсчет общих мест. Если глаголическая редакция сходна, в отличие от Востоковской, с Минейной в 13 случаях, то Минейная сходна с Востоковской, в отличие от глаголической, в 29 случаях (Подробнее о дискуссии по этому вопросу см.: М. Weingart. Ceskoslovenskj typ cirkevnej slovanciny. Bratislava, 1949, str. 49).

По единодушному мнению ученых, о более позднем, вторичном в сравнении с “Востоковской легендой”, происхождении “Минейной редакции” свидетельствует также более поздний язык “Минейной редакции”. В ней устранены архаические грамматические формы и богемизмы. Для “Минейной редакции” характерно искажение чешских личных имен (например, Гневна вместо Гневса, Красей вместо Крастей и т. д.), путаница и искажение названий чешских реалий (например, храм св. Эммерама передан как храм св. Авраама) (Weingart. Prvni cesko-cirkevneslovanska legenda о svatem Vaclavu. “Svato-vaclavsky sbornik”, t. I. Praha, 1934, str. 935).

Возникновение “Минейной редакции”, во всяком случае в том виде, как она нам известна, можно связывать с Русью. В этом отношении бросается в глаза характерная отсылка автора “Минейной редакции” к древнерусским памятникам, связанным с Борисом и Глебом. Описывая зарождение у Болеслава злого умысла против Вячеслава, он замечает: “яко же и окаянаго Святополка иже совета злое на братию свою в сердце своем. Избию, рече, братию свою и приим власть един в Рустей земли”. Данная вставка, по-видимому, не является цитатой из какого-нибудь конкретного памятника борисоглебского цикла, но, суммируя, передает их содержание в целом, говоря при этом о Святополке слова, которые не известны ни в одном из этих памятников (“и приим власть един в Рустей земли”), но которые перекликаются со словами Святополка в летописной статье, посвященной Борису и Глебу, “избью всю братью свою и прииму власть руськую един”.

“Минейная редакция жития св. Вячеслава” публикуется впервые по сборнику житий первой половины XVII в., хранящемуся в Ярославо-Ростовском музее-заповеднике (инв. № 15497).


Вот ныне сбылось пророческое слово, которое произнесли уста господа нашего Иисуса Христа. “Будет, — сказал он, — в последние дни, которые, как мы думаем, ныне наступили, восстанет брат на своего брата и сын на своего отца и врагами человека будут его домашние, и люди будут сами к себе немилостивы, да воздаст им бог по их делам”.

Был же некто князь великий и прославленный, живший в Чехии, именем Вратислав и жену его звали Драгомира. И у них родился сын первородный и когда крестили его, дали имя во святом крещении — Вячеслав, — так они назвали ребенка по своему обычаю. И вырос отрок. И когда отец его Вратислав посадил отрока на своем престоле, сам он был стар и ожидал смерти. И Вратислав призвал князей, которые были тогда в его земле, и епископов и весь церковный причт. Добрый же и благоверный епископ Нотарий 1 со всем клиром, отслужив святую литургию в церкви Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и приснодевы Марии и взяв отрока, поставил на ступень перед алтарем и благословил его епископ, [и] сказал так: “Господь бог Иисус Христос, благослови этого отрока [благословением], которым ты благословил всех своих праведников Авраама, Исаака, Якова и венчал правоверных царей, равных апостолам, Константина и Елену” 2. И после того как сказал так благоверный епископ, по его молитвам начал расти отрок, хранимый божией благодатью. И его бабушка Людмила отдала его учиться по славянским книгам. И он хорошо учился у своего учителя и быстро научился всей мудрости. Послал же его князь Вратислав в Будеч и стал отрок учиться по латинским книгам, и он хорошо учился.

В это время умер князь Вратислав, и посадили князя Вячеслава на престоле его отца Братислава, а Болеслав стал ему повиноваться. Были они еще юными и небольшими по возрасту. Мать же его Драгомира управляла землей и своими людьми, пока [65] не вырастила второго своего сына Болеслава. И начал Вячеслав управлять своими людьми. И имели они [Вячеслав и Болеслав] 4 сестры и отдали их [замуж] в разные княжения и наделили их [приданым].

Положил [бог] такую благодать на князя Вячеслава, [что] и он стал разуметь латинские книги как епископ или священник, и еще возил с собой греческие и славянские книги и читал быстро и без ошибки вдали ото всех, чтобы не было соблазна 3, и не только книги разумел, а, исполняя веру, всем убогим делал доброе, бедных кормил, странствующих принимал по евангельскому слову, многочисленных священнослужителей кормил, никому не давал обижать вдов, жаловал всех людей богатых и убогих. Все церкви он украсил золотом и верил в бога всем сердцем и делал все доброе в своей жизни.

И обезумели чешские мужи и восстали против своих же: мал им был еще князь 18-ти лет, когда умер его отец. И когда он вырос и зрелого возраста достиг и его брат, тогда дьявол, искони не желая добра человеческому роду, вошел в сердца его злых советников, как некогда в Иуду предателя, ибо написано: “Всякий, восстающий против своего господина, подобен Иуде”. И они начали подстрекать Болеслава на злое дело, говоря: “Хочет тебя убить князь Вячеслав, сговорившийся со своею матерью и со своими мужами”. И то были злые псы, которые научили Вячеслава выгнать свою мать безвинную. Вячеслав же, зная божий страх, вспомнил слова апостола Павла, говорящего: “Чти отца своего и мать свою и возлюби ближнего своего, как сам себя”. И блаженный, желая исполнить всяческую правду божию, вернул мать свою в свой дом, и горько плакал, говоря: “Господи боже мой, не поставь им всем это в грех”. И помянул слово пророка Давида: “Грех юности моей и моего неведения не помяни, господи”. И так он чтил свою мать, она же радовалась вере своего сына и милости, которую он оказывал, помогал слабым. Если где был обижаем сирота, он не давал его никому обидеть. И еще он принимал странствующих, оказывая им хорошее гостеприимство, как и сказано во святом евангелии евангелистом Матфеем: “Странствовал, и не ввели меня [к себе]; был наг, и не одели меня; был болен в темнице, и не посетили меня, это те, кто встанут по левую сторону и пойдут в вечную муку, а по правую — те, которые сделали все это благое, и тогда они пойдут в вечную жизнь” 4. Это блаженный князь помыслил в своем сердце. Нищего или домашнего 5 и странствующего одевая и кормя, и если какой-нибудь церковный обиженный причетник или священник приходил к нему, он избавлял его, и всем делал доброе. И церкви построил во всех городах и жертвовал на них. И собрал священнослужителей от всех народов, и служба богу совершалась за него каждый день, как у великих народов заботами доброго и блаженного князя Вячеслава. [66] И вложил бог ему в сердце мысль создать церковь во имя святого Авраама 6. В то же время дьявол, который издавна ненавидел человеческий род, посеял лукавую мысль в сердце Болеслава и настроил его против его брата, также как и окаянного Святополка, который, задумав злое против своих братьев в своем сердце, перебил своих братьев и один овладел властью в Русской земле, не зная об отмщении божием 7, так как слуги божий не зря носят меч, но на погибель нечестивым. Так и те злые дьявольские советники, которые задумали в сердцах своих с Болеславом злое на блаженного князя Вячеслава.

И пришел день святого Авраама 8, которому блаженный дал обет, и он веселился в боге. Они же, злые дьявольские советники, позвали Болеслава и порешили злое о блаженном Вячеславе, как евреи о Христе в давние годы. Было же тогда освящение церкви, Болеслав поехал в город. В воскресенье же служили обедню, отмечая праздник святых бессеребреников Космы и Дамиана. И отслушав святую литургию, блаженный князь Вячеслав хотел сразу же ехать домой. Болеслав же не дал ему, умоляя жалостными словами, говоря так: “Как ты, брат, хочешь ехать, а у меня все цело — мед и вино”. Он же не отказался и не поехал к себе домой и, сев на своего коня, стал играть со своими слугами во дворе Болеслава. И тогда же, как думаем, на дворе ему и сообщили [о заговоре] и сказали ему его слуги: “Князь Вячеслав, Болеслав хочет тебя убить”. Он же не поверил этим словам и всю свою надежду возложил на бога. И весь тот день пили и веселились у Болеслава. И в ту же ночь сошлись ратники, злые те псы, которые задумали то злое и неприязненное, на двор Гневысы и призвали к себе Болеслава. Как к Пилату сошлись евреи, задумав злое на Христа, так и они, злые те псы, уподобляясь им, совещались, как убить своего господина, и сказали: “Когда он пойдет к заутрене в церковь, ибо Вячеслав не ленился ходить в церковь, — сказали они себе, — тогда убьем его”. Когда же наступило утро, зазвонили к заутрене. Князь же Вячеслав, услышав звон, сказал так: “Слава тебе, господи боже мой, ибо ты дал свет и [дал мне] достигнуть этого утра”. И тотчас, взяв свои сандалии, обулся, умыл свое лицо и пошел к заутрене. И настиг его Болеслав в дверях. Вячеслав же, оглянувшись, сказал: “Хороший был вчера, господин, день”. Дьявол же приник к уху Болеслава и распалил его сердце, дабы он вынул свой меч и так ответил: “Ныне хочу, чтобы тебе было и того лучше”, и ударил блаженного мечом по голове. Вячеслав же, обернувшись, сказал: Что ты замыслил брат?”. Схватив его, он его поверг и стал над ним и сказал ему: “Что я тебе сделал злого, брат?” И прибежал один из тех советников, ударил в руку блаженного князя. Он же отпустил [Болеслава] и побежал к церкви. Дьявольские же советники Чиста и Тира убили его в церковных дверях. Гневыса же, прибежав, пронзил ему ребра мечом. И испустил [67] свой дух, блаженный, говоря так: “В руки твои, господи, предаю дух мой”. Убили же в том городе с ним Метину и Еллину 9, а на других пошли иные мужи. Одних перебили, а другие разбежались по землям, и младенцев избили его ради, ограбив божиих рабов, то есть нищих 10, и изгнав их из страны, а жен их отдали замуж за других — [так] неприязненные псы убили своего господина. Тира же сказал: “Идем еще и на нашу госпожу, вместе оплачешь брата и мать”. Болеслав же сказал: “Некуда ей деться, другие ее настигнут”. И он отошел от Вячеслава, а рассеченного его оставил и не похоронил его. Поп же Красей взял блаженного, положил перед церковью и покрыл его тонкой плащаницей. Услышав же его мать об убийстве сына, прибежала и искала его. Увидев же его, припала к его сердцу и плача собирала части тела его, своего сына. Собрав же их, она не посмела отнести [их] в свой дом, но во дворе, обмыв и одев его, отнесла и положила в церкви. И испугалась мать его смерти и бежала в Хорватию, ибо страшна смерть от чужой руки, и она не хотела ее претерпеть. Болеслав же, желая убить ее, послал за ней злых советников, но они, придя [к ней], не нашли ее. И тогда они позвали попа Павла, чтобы он сотворил над ним [Вячеславом] молитву, и похоронили честное тело святого и блаженного Вячеслава, доброго и праведного, чтившего бога и христолюбца, ибо он служил богу с благоговением и страхом. И 3 дня кровь его не уходила в землю и на третий день исчезла, и над ним выросла церковь. И все люди, видевшие ее, удивлялись, надеясь, что от бога и по молитве благоверного Вячеслава явится еще большее чудо, ибо воистину мучение его соединилось с мучением Христа и святых мучеников, и заговор против его составили, как иудеи против Христа, и убили, как и Павла и младенцев за Христа убили 11. Воистину весь народ оплакивал его. Убит же был князь Вячеслав в 6337 году 12, индикта 2, круг солнца 3, луны — 8, месяца сентября в 28 [день]. Упокой, бог, его душу в вечной жизни со всеми избранными, где покоятся все праведники в твоем свете жизни.

Не оставляет же бог своих избранных на поругание неверным, но посещает своей милостью и обращает окаменелое их сердце на покаяние, и разумеют они свой грех: пролили они неповинную кровь. Болеслав же взмолился к богу с плачем и воздыханием, говоря: “Боже, помоги мне грешному и будь ко мне милостив”. И послав своих слуг, чтобы они принесли тело блаженного князя Вячеслава, его брата из города Болеслава, он прозрел и сказал так: “Я согрешил, знаю мой грех и знаю мои беззакония, и они предо мною всегда”. И положили его [Вячеслава] в церкви святого Авраама, которую он сам создал, с правой стороны от алтаря 12-ти апостолов. Принесен был князь Вячеслав месяца марта в 3 день. Бог, упокой его душу в лоне Авраама, Исаака и Иакова, где покоятся все праведные, ожидая воскресения мертвых. [68] Ему же подобает всякое слово, честь и поклонение с безначальным отцом и с пресвятым, благим и животворящим духом. Ныне и всегда вовеки. Аминь.


Комментарии

1 Епископ Нотарий (по некоторым спискам — Инатарий) известен по “Минейной редакции”, а также по глаголическому Новлянскому списку (см. “Sbornik”, стр. 36).

Некоторые чешские ученые (Ф. Вацек, В. Флайшханс) склонны видеть в Нотарий лютического епископа Ноткера, который вместе с Войтехом пришел из Италии (см. V'. Flajshans. Imena osob i mist v legendach svatova-clavskych. “Svatovaclavsky sbornik”, t. I. Praha, 19?4, str. 830).

2 Константин — римский император (301 — 337 гг.), сделавший христианство государственной религией империи и потому объявленный христианской церковью святым и равноапостольным. Елена — его мать, жена императора Констанция Хлора, много способствовавшая распространению христианства.

3 В оригинале фраза здесь не совсем ясна: “в не собе соблазна ради”, что, видимо, является испорченной передачей слов “Востоковской легенды”: “язъне без блазна”.

4 В отличие от “Востоковской легенды”, здесь евангельский текст цитируется более полно и точно.

5 Судя по тексту “Востоковской легенды”, здесь имеются в виду домашние рабы (см. о них прим. 17 к “Востоковской легенде”).

6 В “Востоковской легенде” Вячеслав замышляет создание храма св. Вита. О храме св. Авраама в древней Чехии в источниках нет никаких сведений. Вероятно, в “Минейной редакции” малознакомый на Руси св. Вит был заменен Авраамом.

7 Борис и Глеб — сыновья великого князя киевского Владимира Святослави-ча, убитые их братом Святополком в 1015 г. Цикл древнерусских памятников, посвященных им, теснейшим образом связан с чешской агиографией.

8 В “Востоковской легенде” говорится о дне св. Эммерама, об особом почитании которого в Чехии см. прим. 21 к “Востоковской легенде”.

9 В “Востоковской легенде” имя Еллины (в Ярославском списке вместо Ел-лины назван Елдина (см. л. 104 об.) не упомянуто. Там даже особо подчеркнуто, что был убит только Метина.

10 Составитель “Минейной редакции” дает здесь свое (неправильное) толкование понятия “божий рабы” (т, е. духовенство), употребленного в “Востоковской легенде”.

11 Здесь составитель “Минейной редакции” имеет в виду мученическую кончину апостола Павла в Риме и избиение младенцев в Вифлееме по приказу иудейского царя Ирода.

В “Востоковской легенде” эта фраза имела совершенно иной смысл: там говорилось об избиении Болеславом слуг, сторонников Вячеслава.

12 В Ярославском списке ошибочно: 6333 год.

(пер. А. И. Рогова)
Текст воспроизведен по изданию: Сказания о начале Чешского государства в древнерусской письменности. М. Наука. 1970

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100