Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

«РОДОСЛОВНАЯ ПРАВИТЕЛЕЙ ХУНЗЫ, НАГАРА И ГИЛГИТА»

МУХАММАДА ГАНИ-ХАНА

В Рукописном отделе СПбФ ИВ РАН хранится персидская рукопись сочинения по истории областей Восточного Гиндукуша – «Родословная правителей Хунзы, Нагара и Гилгита», поступившая из Фонда В.Ф.Минорского, шифр А1784 (Я очень благодарна О. Ф. Акимушкину, привлекшему мое внимание к этой рукописи). Формат рукописи 18х11 см, бумага линованная, черный картонный переплет. Напоминает европейский блокнот или записную книжку. Текст сочинения написан синими чернилами, занимает 30 листов, после него осталось довольно много пустых страниц. Европейская пагинация карандашом проставлена дважды. Кроме того, на полях рукописи (л. 16а-19б) написаны карандашом цифры от 1 до 10 – кто-то, очевидно пронумеровал перечисляемые автором деяния мира Хунзы Газанфар-хана, правившего в середине XIX в.

В качестве автора назван принц Мухаммад Гани-хан, сын мира Хунзы Мухаммада Назим-хана (1892-1937) (л. 30б). Приводится также его чин «инспектора» и «исмаилитского мир-мунши», т.е. вероятно главы государственной канцелярии княжества. Из генеалогических таблиц, приведенных в составе материалов из архива Д. Лоримера, явствует, что он родился от первой жены Мухаммада Назим-хана, которая была дочерью местного крестьянина [Mueller-Stellrecht, 1979, p. 308-309]. Старший сын мира, наследный принц Газан-хан родился около 1895 г., следовательно, Мухаммад Гани-хан, по всей вероятности, появился на свет не раньше этого года. Единственным источником, в котором пока удалось обнаружить сведения о принце-историографе, оказался второй том труда Лоримера «Язык бурушаски». Лоример сообщает следующее: «Текст № 47 был написан и прислан мне принцем Мухаммадом Гани-ханом, сыном мира от местной жены нецарского рода. Это был человек энергичный и способный, но умер довольно молодым от какой-то болезни четыре или пять лет назад» [Lorimer, 1935, p. VI]. Эти строки Лоримера написаны 29 октября 1934 г. , так что датой смерти Мухаммада Гани-хана может быть 1929 или 1930 г. Текст № 47, о котором идет речь, [301] представляет собой запись легенды о царе-людоеде Шири-Бадате. Вот что говорится у Лоримера об этом тексте: «Я получил его рукопись от мира Хунзы в 1923 г., больше чем за год до того, как начал изучать язык бурушаски. Она была написана сыном мира, принцем Мухаммадом Гани-ханом, арабской графикой в двух вариантах: один на бурушаски, другой на хиндустани. На бурушаски обычно никогда не пишут, так что Мухаммад Гани предпринял довольно смелое начинание» [Lorimer, 1935, p. 376].

Итак, становится ясно, что Мухаммад Гани-хан был человеком грамотным (хотя, как увидят читатели, иногда находился не в ладах с персидским правописанием), питал интерес к истории, хорошо знал местное историческое предание. Кроме того, очевидно, что «Родословная правителей Хунзы, Нагара и Гилгита» написана Мухаммадом Гани-ханом до 1929-1930 гг.

Касаясь вопроса об авторстве и датировке этой рукописи, нельзя не затронуть следующего важного обстоятельства: при первом же взгляде на факсимиле рукописи специалисты увидят, что перед ними сочинение, чрезвычайно близкое по содержанию к одному из хорошо известных текстов на английском языке из архива Лоримера, изданных с подробным комментарием И. Мюллер-Штелльрехт («Genealogical accouent of the ruling families of Hunza, Nager and Giligt, compiled in 1930 by Sir Muhammad Nazim Khan, K.C.I.E., Mir of Hunza» [Mueller-Stellrecht, 1979, p.290-303]. Этот текст был извлечен публикатором из хранящейся в архиве переписки Лоримера с чиновником британской колониальной администрации Гилгитского агентства Мухаммадом Масех Палом и представляет собой выполненный Лоримером перевод исторического сочинения, автором которого был мир Хунзы Мухаммад Назим-хан. Оригинал этого текста написан, по-видимому, на урду либо на персидском языке и, насколько мне известно, издан не был. Естественно, встает вопрос о соотношении сочинений Мухаммада Назим-хана и Мухаммада Гани-хана, который пока можно решить лишь весьма приблизительно, так как перед нами тексты на разных языках – один является переводом на английский язык, другой написан по-персидски.

Единственное, что более-менее поддается сопоставлению – это состав сочинений. Названия их отчасти совпадают (только в рукописи Мухаммада Гани-хана автор назван в конце, а в сочинении Мухаммада Назим-хана имя автора вынесено в заголовок). Обращает на себя внимание отсутствие «басмалы» в начале сочинения Мухаммада Назим-хана. По содержанию эти сочинения, как отмечалось выше, чрезвычайно близки, нет расхождений в порядке изложения как легендарных, так и исторических событий, в последовательности смены правителей; но нередко эпизоды, отсутствующие в одном сочинении, приводятся в другом и наоборот. Существенно различаются концовки. Подробный анализ всех этих несовпадений занял бы слишком много места, поэтому выделим самое заметное: если в тексте Мухаммада Назим-хана приведены даты вступления на престол Газан-хана, Сафдар Али-хана и несколько дат, касающихся жизни самого Мухаммада Назим-хана (они относятся к XIX-XX вв.), то Мухаммад Гани-хан датирует некоторые значительно более ранние события истории Хунзы, начиная с 739 г.х., стремится указать [302] длительность того или иного правления, число поколений и т.п. Возможно, этот хронологический материал локальной истории пригодится специалистам, если удастся подвергнуть его достаточно основательной проверке и привязать к уже установленным датам. Наконец, у Мухаммада Назим-хана нет ни одной стихотворной строки, в то время как Мухаммад Гани-хан ввел в текст бейт-благопожелание «шаху», то есть тому же миру Мухаммаду Назим-хану.

В целом сочинение Мухаммада Назим-хана, насколько можно судить по его английскому переводу, несколько подробнее, чем труд Мухаммада Гани-хана, особенно в исторической части. Известно, что при составлении своего исторического труда Мухаммад Назим-хан пользовался материалами местных информаторов – носителей исторического предания, наряду с собственными познаниями в истории и генеалогии [Qudratullah Beg, 1980, p.18-19; Mueller-Stellrecht, 1979, p. 287-288). Как представляется, сочинение Мухаммада Гани-хана могло послужить одним из тех источников, которые привлекал Мухаммад Назим-хан при работе над своим сочинением, хотя окончательно разрешить этот вопрос пока нельзя.

В случаях, когда неясно, как следует читать личные имена или топонимы, передача их в русском переводе ориентирована на прочтение, данное Лоримером в тексте Мухаммада Назим-хана.

Пояснения к переводу сведены к минимуму, необходимому для понимания текста. Обстоятельные комментарии, которые могли бы помочь разобраться в хитросплетениях внутренней и внешней политики пригиндукушских владений, особенно в XIX в., грозили бы весьма существенно увеличить объем настоящей публикации, а потом у не включены в нее. Однако заинтересованный читатель во многих случаях может найти разъяснения в работах И. Мюллер-Штелльрехт [Mueller-Stellrecht, 1979, p. 287-303] и Н.П.Лужецкой [Лужецкая, 1986, с. 46-68]. [303]


// РОДОСЛОВНАЯ МИРОВ ХУНЗЫ, НАГАРА И ГИЛГИТА

Во имя Аллаха всемилостивого, милосердого!

Сначала были братья Абу-л-Файз и Абу-л-Гани, царевичи из Иранского царства. Они [оттуда] бежали и пришли в Хиндустан. Из Хиндустана – в Кашмир, а из Кашмира // через перевал Зоджи-Ла они переправились в Балтистан, то есть [области] Скарду и Шигар.

В Шигаре тогда правила одна царица-идолопоклонница. Жители Балтистана ей поклонялись как воплощенному божеству. Эта царица была одержима вожделением. Она выбирала пригожего юношу и тайком его [у себя] содержала, [а потом] рождавшихся мальчиков тоже убивала 1. Только если рождалась девочка, то оставляла ее себе.

Оба брата, привлеченные этой тайной, пришли в Шигар. Царицу известили [об их прибытии]. Она увела // к себе Абу-л-Файза, увидела, как он хорош собой, и полюбила его. И решилась на дурное дело. Однако Абу-л-Файз сказал:

- Мы должны пожениться.

Царица согласилась, [но] сказала:

- Есть одно тайное обстоятельство. Дело в том, что в народе воображают, будто во мне воплотилось божество. Что же я им скажу?

Абу-л-Файз придумал выход:

- Я усядусь завтра на вершине горы у Шигара, а вы объявите [людям], мол, бог с небес спустился, так пойдите и приведите его сюда. //

Наутро царица приказала шигарцам:

- Ступайте-ка и вон с той горы приведите Всемилостивого Бога – он сошел с небес, чтобы заключить со мной брак.

Отправившись [туда] и торжественно, с сотнями почестей, привели Абу-л-Файза и посадили на царский трон.

Через несколько лет появился на свет царевич по имени Йа’куб-хан, [от него] родились ‘Азар Джамшид и Шах Мурад. Шах Мурад занимал престол Скардо и Шигара, а ‘Азар Джамшид правил в Харамоше, Чамугаре и Ромду. //

В это время Гилгитом завладел Шир-и Бадат, убив [для этого] Шах Ра иса. И вот однажды, преследуя дичь, ‘Азар Джашид поднялся на гору Хут. Случайно туда же пришел везир Шир-и Бадата по имени Качат и встретил ‘Азар Джамшида. Разговорились, и везир сказал:

- Шир-и Бадат творит ужасные притеснения и насилие. [Дошел] даже до людоедства, поедает детей от одного до семи лет от роду. А подвластны ему [земли] Раскема, Чапурсана, Гуджала, Хунзы и Нагара. //

‘Азар Джамшид в шутку и говорит везиру:

- А почему бы вам меня не возвести на гилгитский престол?

А везир сказал:

- Побудь здесь неделю, а я схожу в Гилгит, чтобы посоветоваться и согласовать [это дело] с народом.

Он вернулся, как и обещал, через неделю, тайно отвел ‘Азиз Джамшида в [далее в рукописи неразборчиво] Гилгит и поселил в везирском доме. Через год дочь Шир-и Бадата, которую звали Нур Бахт, выдали замуж за ‘Азар Джамшида – ведь она приходилась везиру [304] молочной дочерью. Через некоторое время // она понесла и родила сына. В страхе перед Шир-и Бадатом ребенка заколотили в ящик и пустили по реке Гилгит, а прежде чем предать его волнам, ‘Азар Джамшид нарек дитя Су Маликом.

В это время возле реки как раз промывал золото один старатель по имени Гадуш. Ящик подплыл к нему, и он увидел красивого ребенка. Отнес его домой, стал воспитывать, и до пятнадцати лет Су Малик оставался в доме Гадуша. //

Тем временем ‘Азар Джамшид, убив Шир-и Бадата, царствовал в Гилгите. Через восемь лет из-за козней своей жены он удавился.

Люди в Гилгите разделились на два лагеря. Одни говорили, мол, нам падишаха не надо, а другие – что падишах обязательно нужен. Наконец последние одержали верх и принялись искать падишаха. Был тогда один мудрый старец по имени Булчетоко. Он сказал:

- Я знаю язык животных, и мне стало известно, что в Булдасе, в доме Гадуша // старателя, живет один из потомков гилгитских миров. Пусть его приведут.

Ему ответили:

- У него в доме семеро племянников. Мы не сможем узнать, [который нам нужен]

Он говорит:

- Соберите всех [детей] в каком-нибудь месте. Каждый из них станет что-либо делать. Вот того, кто займется царским делом – [велит] играть на барабане, бубне и других инструментах, - сюда и приведите 2 .

Узнав таким образом того самого мальчика, то есть – Су Малика, его доставили в Гилгит, чтобы сговориться о свадьбе с Нур Бахт. Но на самом-то деле Нур Бахт была его матерью. //

Булчетоко сказал:

- Отведите его к Нур Бахт, пусть она для него нацедит своего молока.

Тут все увидели, как из ее груди появилось молоко, и сказали, что брак невозможен. А сама Нур Бахт сказала:

- Конечно, это сын ‘Азар Джамшида! Мы боялись злодеяний Шир-и Бадата, и [потому] положили его в ящик и пустили по реке.

Тогда люди Гилгита возвели мальчика на престол под именем Гилит Малик. В жены ему привезли дочь Кангар Малика, правителя областей Гурайс и Астор. Через несколько лет // у них родился сын и был наречен Са’иб-ханом. От Са’иб-хана родился Дала-шах, а от Дала-шаха – Шах Малик.

У Шах Малика были сыновья Трахан, Чилис-хан, Шахтам, Бохатам и Лалитам. Из них он посадил на гилгитский престол Трахама и Чилис-хана, а Шахтама, Бохтама и Лалитама в 739 г.х. послали управлять Хунзой. Несколько лет они правили в Хунзе. // Шахтам и Бохатам скончались, не оставив потомства, и только у Лалитама было двое сыновей – Гиркис и Маглот. Со временем у Гиркиса родились дочь Нур Бегум и сын Майуритам-хан. Через двадцать лет Лалитам умер, и Гиркис с Маглотом осиротели. [305]

Их дядя Трахан правил в Гилгите. Он отправился в Хунзу путешествовать. В ту пору [местность] между [селением] Гулмит и [долиной] Чупурсан была густо населена и возделана. // Трахан всю ее объехал и велел построить мост через реку Иршад. До сих пор его называют Пул-и Трахан.

Вернувшись из Чупурсана, [Трахан] остановился в нагарском селении Сумайар, призвал к себе Гиркиса и Маглота и сказал:

- Я брошу на вас жребий. По жребию один из вас станет править Хунзой, а другой – Нагаром.

Однако Гиркиса он любил больше, и стал с ним сговариваться:

- Что тебе больше нравится, Хунза или Нагар?

Тот сказал:

- Я Хунзу очень люблю!

[Тогда дядя] велел ему приготовить железную метку. // Когда жребий был брошен, он сказал:

- Пусть хозяин железной метки правит в Хунзе, а хозяин деревянной – в Нагаре.

Маглот ответил:

- Дядюшка! Если ты поступил честно – да хранит тебя Господь, но если ты [брату] подсказал, пусть тебя Бог к себе приберет.

Так. Назначив племянников наместниками Хунзы и Нагара, Трахан уехал в Гилгит. Приемным отцом [и везиром] Маглота был Моголбек, а у Гиркиса везиром был его приемный отец по имени Чао Синг. //

Минуло шесть лет. В области Хунза, в ущелье Хасанбад, жил один род, называвшийся Тафкийанз, или Дирамитинг. Они проявляли спесь и высокомерие по отношению к миру Хунзы. Царевич [Майуритам] сказал отцу:

- Надо на этот род найти управу. Если позволите, мы их истребим.

Отец не дал согласия, сказав:

- Трахан, наш дядюшка, выгонит нас из округов Хунзы и Нагара.

Тогда царевич без ведома отца сговорился с тремя кланами: с [‘у?уз’нг] из Алтита 3 , с Хамачатинг из Ганеша и с Буронг Харайо из Балтита. // А в те времена каждый год устраивали праздник – огненную потеху, который называется «Тумушалинг». Все собирались в местности Бурум Мас, или Алиабад, и зажигали фейерверк. При этом было принято пить очень много вина. Когда увидели, что [люди из] рода Тафкийанз опъянели, на них набросились и всех перебили. Пятьдесят семей напоили шербетом смерти. //

Отца известили об этом. Он разгневался на царевича и изгнал его в Вахан. В то время в Вахане правил шах по имени Джан-хан. Пробыв там некоторое время, царевич ушел в Шунган. Правителем Шунгана был мир Шах Дарваз из потомков Искандера. Царевич объявил о своем происхождении, [и мир] выдал за него замуж свою дочь Шах Бегум.

[Тем временем] Маглот подумал?

- Почему бы мне, убив брата, не завладеть и Хунзой?

И вот по весне он сговорился с Моголбеком: /10а/

- Эй, везир, не можешь ли ты отправиться в Хунзу и убить Гиркиса? [306]

Везир согласился, и Маглот послал его будто бы охотиться на уток. Гиркис услышал эту новость и сам явился туда же. И во время охоты [Моголбек] выстрелил ему в спину и убил, а сам, убегая, перерезал мост, [соединявший берега Хунзы и] Нагара, и был таков.

После этого происшествия Маглот передал жителям Хунзы такую весть:

- Я брат Гиркиса. [Поэтому] вам надлежит вместо брата сделать меня своим правителем. /10б/

Но народ Хунзы его не признал, и на престол возвели в 770 г.х. дочь Гиркиса, Нур Бегум. Нур Бегум правила в Хунзе 12 лет, везиром при Нур Бегум был Бото, сын Чао Синга. [Затем] люди Хунзы собрались и решили, что поскольку прошло уже 15 лет, как сын Гиркиса бежал из страны, то пора его вернуть назад. Послали в Вахан везира Бото.

Когда Бото добрался до Вахана, мир Вахана сказал, /11а/ мол, [ваш] мир находится в Дарвазе. Везир отправился в Дарваз, но за год до его приезда царевич умер. Сын же его Айешо-хан сказал:

- Народ в Хунзе уж очень вероломный, я туда не поеду.

Но везир его уговорил и доставил в Адтит, селение в Хунзе. Нур Бегум узнала о приезде Айешо-хана и страшно огорчилась. Народ же в Хунзе очень радовался, и устроили такое [шумное] гулянье, что нагарцы спросили, что стряслось.

- Мы с неба привезли Айешо-хана, - был ответ. /11б/

Айешо-хан вступил на престол Хунзы в 806 г.х.

Через год, наладив отношения с Маглотом, наместником Нагара, дочь Нур Бегум выдали за его сына, которого звали Шах. А для Айешо-хана привезли дочь Джан-хана, Шах-бегум [на полях: Джан-бегум]. У Айешо-хана родился сын Салим-хан. Айешо-хан правил 35 лет, [а когда он] скончался, на престол Хунзы воссел Салим-хан. /12а/

Айешо-хан правил 30 лет, затем Шах Малик, а после Шах Малика – Айешо-хан II. За него выдали дочь Абда-хана по имени Шах Хатун. У Айешо-хана II было семеро сыновей: Хайдар-хан, Йусуф-шах, Мирза-хан, Малик II, Салим-хан II, Харитам-хан и Шах Султан.

После Айешо-хана по причине внутренних раздоров они поубивали друг друга, только /12б/ Харитам-хан и Шах Султан остались [в живых]. Шах Султан был назначен миром Хунзы в 970 г.х.

Миром Нагара тогда был Алидад-хан. Он бежал в Балтистан, и Харитам-хан 15 лет пробыл миром Нагара. Тогда Алидад-хан вернулся из Балтистана в Нагар и изгнал оттуда Харитам-хана. Харитам-хан был очень мудр и отважен. Вновь обратив Алидад-хана в бегство, /13а/ он воцарился в Нагаре. С собой у Харитам-хана было всего сто человек [из Хунзы]. Ими овладел страх, и они отказались идти [в бой], но Харитам-хан сказал:

- Не рядитесь в женскую одежду! Вас сто человек, я один еще сотни стою, и мой меч справится еще с сотней.

Воодушевившись, они еще раз захватили нагарский престол. Однако в конце Камал-хан одолел Харитам-хана и изгнал его из Нагара. /13б/

Миром Хунзы был в ту пору Шахбаз-хан. Из страха перед Шахбас-ханом Харитам отправился в Кашмир. С ним был только его сын [307] Рашид-хан, который умер по пути в Кашмир. Тогда сам Харитам вернулся в Хунзу, добрался до селения Хинди и там был убит по приказу Шахбаз-хана. Так Харитам-хану никогда и не довелось занять престола Хунзы. /14а/

Царевич Салим-хан захватил Раскем, который в то время был страной мятежников, а из Раскема перевалом Опранг прошел в Тагдум-баш, достиг Дафдара и провел границу [своих владений] в местности Эрджигла, обложил данью жителей Сарыкола, а сам вернулся в Хунзу. Сыном Шах Султана был Шахбаз II, а сыном Шахбаза – Шах-бек.

[Зачеркнуто Шахбаз в Хунзе] Шах-бек правил сорок лет, /14б/ а после Шах-бека в 1124 г.х. взошел на трон Хосроу-хан. Он правил девять лет. При Хосроу-хане подступило к крепости Балтит войско из Читрала под начало сипах-салара Шапира (это читральское имя). Все мужчины и женщины объединились и наголову разбили Шапира. Однажды нагарское войско вторглось в Шимшал, и все они были уничтожены. /15а/ Это случилось в Абдигаре, перед селением Пасу в Хунзе. У Хосров-хана было двое сыновей – Мирза-хан и Салим-хан III.

После смерти Хосров-хана Мирза-хан занял шахский престол и изгнал Салим-хана в Вахан. Пройдя через Вахан, Салим-хан пришел в Гилгит. В то время правителем Гилгита был мир /15б/ Гауритам-хан. Отвоевав Хунзу [с его помощью, Салим-хан] занял престол и правил с 1198 по 1243 г.х. Мирза-хан пробыл у власти всего пять лет, прежде чем Салим-хан его убил. У Салим-хана III было четверо сыновей 4 : Джемал-хан, Амин-хан, Газанфар-хан, Шах Султан, Абдулла-хан. /16а/ Джемал-хан был убит еще при Салим-хане, а после смерти Салим-хана в 1243 г. на престол Хунзы вступил шах Газанфар. Абдулла-хана он назначил сипах-саларом, а Шах Султану дал во владение Алтит, селение в Хунзе.

При вышеназванном мире [Газанфар-хане] войско Хунзы совершило поход в Бунджи, и заключили соглашение с войском махараджи Джамму и Кашмира. Это войско [из Хунзы] /16б/ шло на помощь Сулейман-шаху [правителю Йасина]. В другой раз упомянутый шах [Газанфар-хан] и Тахир-шах [Нагарский] заключили союз и двинули войска на Гилгит. Мир-саибу достались Баргу, Номал и Чапрот. [Затем] вновь между ними возникла вражда, и эти владения ушли из рук миров Хунзы.

В правление [в Гилгите] Керим-хана, после смерти Гоухар-Амана, тысячный отряд кашмирской пехоты [в сопровождении] пятисот балтистанцев /17а/ пришли в селение Майун в Хунзе, чтобы его завоевать. Командира этого отряда звали Нату-шах, а джемадара – Бубак. Было пролито много крови, но в конце концов победил мир-саиб Хунзы, а всех [захватчиков] уничтожили. Спасся лишь один солдат по имени Субхан. В этой войне мир-саибу досталось много трофеев, и в их числе одна пушка. /17б/

Захватив нагарское селение Чалт, [Газанфар-хан] нанес миру Нагара сокрушительный удар за то, что тот призвал войска махараджи [и напал на Хунзу].

[Газанфар-хан] посылал войска в Сарыкол и до границ Тагармы все [земли] опустошил и разграбил. Фати Али-шах, отец Али Мардан-шаха, губернатора Ишкомана, опять бежавший из Вахана, /18а/ обратился к [308] мир-саибу с просьбой, мол, нужна ваша помощь, чтобы я мог отвоевать наследственное владение. В Бадахшане тогда был правитель по имени Мир-и Шах. [Газанфар-хан] поддержал Фатх Али-хана, и того восстановили на ваханском престоле. /18б/

[Газанфар-хан] заселил и возделал Раскем и соорудил там памятный знак – башню в месте Кокташ. Это было сделано, чтобы грабить на Ладакской дороге: обычно всякий раз, ограбив купцов, добычу приносили мир-саибу.

В Тагдумбаше, Дафдаре, Гуджабе и Эрджигле /19а/ правили трое сарыкольских беков. С них мир-саиб взимал харадж. Беков звали Годжак… 5 Жителями Хунзы и здесь было возведено укрепление. Талмуш и Мухаммад Кази [зачеркнуто были] каждый год, собрав дань, приезжали в Хунзу. /19б/

В ту пору в Бозай Гумбазе было сто киргизских хозяйств. Люди из Хунзы убили киргиза по имени Бозай, а над его могилой построили купол, и с тех пор [это место] стало известно как Бозай-и Гумбаз.

При мир-саибе народ Хунзы проявлял большую /20а/ воинственность, потому что [тогдашний] сипах-салар, Абдулла-хан, был храбрым воином.

Мир Шах Газанфар-хан правил тридцать девять лет и умер в 1282 г.х. У мир-саиба было пятеро сыновей: Газан-хан, Бахтавар-шах, Нунихал-шах, Таваккол-шах /20б/ и Райхан-шах. Мать Газан-хана была дочерью Сулейман-шаха. Когда шах Газанфар-хан умер от оспы, на престол вступил Газан-хан.

Мир Газан-хан

с 1282 по 1306 г.х.

Мир Шах Газан-хан вступил на престол в Хунзе в 1282 г. /21а/ Зафар-хан, вали Нагара, воспользовался удобным случаем и, призвав на помощь отряд войск махараджи Джамму и Кашмира, без предупреждения напал на Хунзу. Лагерь войска махараджи находился в нагарском селении Сумайар. Пока воины мир-саиба сражались в битве при селении Ганеш, расположенном в /21б/ Хунзе, Зафар-хан послал отряд на гору Талмуш в Хунзе. Газан-хан собственной персоной явился в Алтит и приказал:

- Готовьтесь начать большую войну и вверьте свою жизнь Господу.

Люди вскипели яростью, /22а/ бросились в бой и вскоре разгромили оба [вражеских] войска. Командира отряда махараджи звали Джавахар Сингх, а другого – Самад-хан.

Через некоторое время Зафар-хан опять привел кашмирский отряд в Нилт, себе на помощь. Мир-саиб с Зафар-ханом, /22б/ сговорившись, вместе напали на войско махараджи, разгромили его и изгнали. [Затем] войска мир-саиба отправились в Номал и разбили [стоявший] там отряд махараджи-саиба. /23а/ Мир-саиб захватил также нагарское селение Чапрот, и целых двадцать лет оно оставалось под его властью, а потом жители Чапрота взбунтовались, подняли смуту, и владение это ушло из рук мир-саиба.

Мир-саиб правил 24 года. /23б/ У мира Газан-хана было пятеро сыновей 6 : Сафдар Али-хан, Нафис-хан, Мухаммад Назим-хан и Шах Салим-хан. [309] Сафдар Али-хан в 1306 г.х. убил своего прославленного отца и воссел на трон Хунзы. /24а/

Сафдар Али-хан

с 1306 по 1311 г.х.

Сафдар Али-хан, убив своего отца, вступил на престол Хунзы в 1306 г.х. и правил пять лет. Он заключил союз с Узр-ханом, миром [Нагара], и они двинули свои отряды в Номал. /24б/ Победы достичь не удалось. Войском Хунзы командовал принц Мухаммад Назим-хан. В конце концов Сафдар Али-хан [зачеркнуто начал войну с войском Нагара] и Узр-хан начали войну с английскими войсками. Кончилось дело тем, что англичане победили, /25а/ а Сафдар Али бежал в Сарыкол, область в Китае, и Узр-хана взял с собой.

Сэр мир Мухаммад Назим-хан, K.C.I.E.

[кавалер ордена Индийской империи II степени]

Высокочтимого шаханшаха Мухаммада Назим-хана, благодаря его царскому происхождению, /25б/ в 1311 г.х. назначили правителем Хунзы. А Сафдар Али-хана поселили под надзором в Урумчи, в Китае, и такое положение сохраняется до сих пор.

В правление вышеназванного мир-саиба войско Хунзы, оказывая поддержку английскому правительству, /26а/ совершили поход на Читрал и покорили его. Потом, когда началась мировая война, в Раскеме поймали двух немцев – один был майор, а другой – лейтенант [зачеркнуто капитан].

У мир-саиба четверо сыновей: Мухаммад Газан-хан, /26б/, Гани-хан, Шахбаз-хан и Мухаммад Амин-хан.

Бейт.

О шах! Пусть жизнь твоя продлится тысячу лет!
Пусть судьба твоей короны будет счастливой тысячу лет!

Во время войны [зачеркнуто в Дроше, селении] /27а/ в Читрале мир-саиб вместе с двухтысячным отрядом находился в Гилгите, а когда прибыл гонец с доброй вестью о победе в [зачеркнуто Дроше] Читрале, мир-саиб вернулся в Хунзу. В награду за эту службу [ему] дан документ в виде сертификата. /27б/

Все жители Хунзы были одинакового крестьянского происхождения. Только тот, кто достоин более высокого положения, достигал поста везира.

Династические связи. Издревле и по сей день династические отношения связывают миров Хунзы с правителями Скарду, Гилгита, Дарваша, Бадахшана, /28а/ Читрала, Ясина, Сарыкола, Нагара и Пунйала. До сих пор в Шунгане живет род Шах-Дарваз, происходящий от миров Хунзы, который называют «племенем Искандера».

Когда Искандер Великий умер в городе Вавилоне, то перед смертью /28б/ он назначил в четыре покоренных им области четверых генералов. Услыхав весть о смерти [Искандера], каждый стал самостоятельно править во вверенной ему области. Одной из этих областей был Туркестан, [310] или Бактрия. Иранские воины брали в жен тюркских женщин, которые славятся красотой. Некоторым из воинов /29а/ они не понравились, и они вернулись в Иран. Часть возвращалась через долину Хунзы. Четверо из них заболели и остались в Хунзе; один, по имени Ходжа Араб, поселился в Гальмите, местности в Хунзе, двое в Балтите, расположенном там же, - Титам и Хуро, еще один, которого звали Гайо, - в Ганеше, /29б/ и еще один, по имени Син, - в Хинди. Это сохранилось в исторических преданиях.

Все жители Хунзы имеют одинаковое крестьянское происхождение. Сначала четыре вышеназванных подразделения заключали браки между собой, [потом] и остальные кланы пришли из разных стран /30а/ и смешались с ними. Но есть одно племя, которое называется «дом». Их ремесло – игра на арфе. Из всех племен Хунзы их считают самым ничтожным.

Конец. {Моя работа] благополучно завершилась. /30б/

Составлено и написано Мухаммадом Гани-ханом, сыном мира, сэра Мухаммада Назим-хана, инспектором и исмаилитским главой (?) придворной канцелярии Хунзы.


Комментарии

1. В этой фразе, вероятно, пропущена строка, в которой должно говориться, что царица убивала и отцов своих детей. В тексте Мухаммада Назим-хана так и сказано [Mueller-Stellrecht, 1979, p.290].

2. Перевод предположительный. Игра на музыкальных инструментах – дело в Хунзе совсем не царское. Музыканты вместе с кузнецами традиционно составляли низшую группу общества – «дом» или «беричо». По сведениям Лоримера обязанностью музыкантов было играть на всех церемониях и торжествах. В каждом селении Хунзы было по трое музыкантов – волынщик и двое барабанщиков, и у правителя («тама») имелось трое собственных музыкантов [Mueller-Stellrecht, 1979, p.145-146]. По другим источникам [Lorimer, 1935, p.387; Muhammad Rida Beq, b. 16b], Булчетоко советует искать того мальчика, который построит дворец, конюшню, сокровищницу.

3. Название клана из Алтита – Usengumuts / Usenguts [Lorimer, 1935, p.237] или Husenuc [Mueller-Stellrecht, 1979, p. 294]. Очевидно, автор не справился с передачей этого слова арабицей.

4. Явная ошибка. Далее перечислено пятеро сыновей Салим-хана III, и в тексте Мухаммада Назим-хана говорится о пятерых сыновьях [Mueller-Stellrecht, 1979, p.297].

5. Кажется, автор рукописи, вместо того, чтобы перечислить еще два имени (они появляются двумя строками ниже – Талмуш и Мухаммад Кази), начал следующую фразу. В английском издании текста Мухаммада Назим-хана названо два имени – Годжак и Мухаммад Гази, а на месте третьего в оригинале был пропуск [Mueller-Stellrecht, 1979, p. 299].

6. Автор назвал только четырех сыновей Газан-хана, в то время как их было шестеро [Mueller-Stellrecht, 1979, p. 299].


Литература

1. Lorimer, 1935: Lorimer D.L.R. The Berushaski Language. Vol. II: Texts and Translations. Oslo, 1935,

2. Лужецкая, 1986: Лужецкая Н.Л. Очерки истории Восточного Гиндукуша во второй половине XIX в. М., 1986.

3. Mueller-Stellrecht, 1979. Mueller-Stellrecht I. Materialen zur Ethnographie von Dardistan (Pakistan). Aus den nachgelassenen Aufzeichnungen von D.L.R. Lorimer. Teil 1. Hunza, Graz, 1979.

4. Muhammad Rida Beg: Muhammad Rida Beg. [History of Hunza]. Bodleian Library. Ms. Pers. d. 62.

5. Qudratullah Beg, 1980: Khwaji Qudratullah Beg. Ta’rikh-i ‘and-i atiq-i nyasat-i Hunza. Rawalpindi, 1980.

(пер. Н. Л. Лужецкой)
Текст воспроизведен по изданию: "Родословная правителей Хунзы, Нагара и Гилгита" Мухаммада Гани-хана // Страны и народы Востока, Вып. XXX. М. Петербургское востоковедение. 1998

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.