Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

98. 1819 г. июня 22. —Представление управляющего МИД гр. К. В. Нессельроде Комитету мин-ров о разрешении казахам в числе 1611 кибиток перекочевать из Нарын-песков в зауральские степи и о целесообразности впредь разрешать такие переходы.

О намерении нескольких старшин киргизкайсаков Меньшой Орды перейти с подведомственным им народом и со всем имуществом из Астраханской губ. в степи на восточную сторону р. Урала.

Оренбургский военный губернатор отношением своим к управляющему МИД уведомляет, что войсковой атаман Уральскаго казачьяго войска донес ему о тайном намерении некоторых киргизцев из Орды, водворенной в Рынь-песках в Астраханской губ., перейти на внешнюю сторону р. Урала. Ген. от инфантерии Эссен, сделав надлежащий распоряжения, дабы остановить самовольное исполнение их намерения, требовал чрез управляющая оною Ордою, султана Шигая, чтоб начальники киргизские, желающие оставить Рынь-пески, не решались на сие без позволения на то военнаго губернатора.

Вследствие сего султан Ильтай и трое старшин 3-х особых родов прислали к ген. от инфантерии Эссену прошения, коими настоятельно убеждали его дозволить перейти за Урал с принадлежащими им кибитками, простирающимися до 1611-ти, представляя причиною тому стеснение их в землях и обиды, претерпеваемый ими от калмыков и кундровских татар. К сему присовокупили они другую прозьбу о предоставлении им права перегонять на зиму стада их из-за Урала в Рынь-пески на общем положении, касательно степных киргизцев существующем, а самим кочевать, между тем, по левому берегу той реки.

Султан Шигай дал по сему случаю ген. от инфантерии Эссену объяснения, что самовольное прикочевание кундровских татар на земли, киргизкайсакам отведенные, подало повод к разным толкам между последними [274] и даже заставило их думать, что земли сии будут у них отняты и отданы тем татарам, для киргизцев враждебным: сомнение, которое родилось в них преимущественно от поступков землемера, отряженнаго из Астрахани для размежевания земель между кочующими в той стране народами. Многие другие киргизцы помышляли также о переходе за Урал, но обнадеживания, сделанныя сим султаном в защите и покровительстве, которых с достоверностию могли они ожидать от начальства противу покушения татар и в ограждении земель, киргиз-кайсакам назначенных, от всяких несправедливых с чьей-либо стороны притязаний, успокоили сей народ; и только султан Ильтай и приведенные выше старшины остались твердыми в своем желании перекочевать на степи зауральския.

Султан Шигай представлял, что удовлетворение прозьбы сих киргизцев послужит и для прочих подвластных ему опасным примером к свободному избранию для себя мест пребывания и к произвольной перемене поставляемаго над ними начальства; что они потеряют чрез то всякое к нему (султану) повиновение и придут в неустройство, что власть его в Орде от того уменьшится и он не в силах будет сохранять в ней порядок и действовать в пользу службы его и. в.

Оренбургский военный губернатор, не зная видов, какие имело правительство при введении оных киргизцев на степи Астраханския, предал сне дело на разсмотрение управляющему МИД, требуя разрешения и присоединив к тому свое мнение, что хотя отзыв султана Шигая почитает он не неосновательным, но что решительное намерение удержать киргизцев против их воли на внутренней стороне Урала может побудить их тайно уйти или прорваться силою, чему воспрепятствовать почти невозможно.

Обстоятельство сие требовало основательных соображений, прежде нежели можно было сделать решительное по оному заключение. Для сего управляющий МИД почел нужным собрать предварительно все относящаяся до сего предмета сведения из архива Гос. колл. ин. дел и из других мест, ибо дела, касающияся до азиатских народов, Российской державе подвластных, неоднократно переходили, как известно, из одного ведомства в другое.

Среди сих занятий получен от оренбургскаго военнаго губернатора новый отзыв, коим извещал он о вступивших к нему вторично от помянутых киргиз-кайсацких старшин убедительных прошениях о дозволении им перейти на зауральския степи, при чем ген. от инфантерии Эссен представлял необходимость ускорить по сему предмету разрешением.

Управляющий МИД, уведомив ген. от инфантерии Эссена, в каком состоянии тогда дело сие здесь находилось, просил его для удержания киргизцев до времени на прежних их местах употребить все способы убеждений и стараться уверить их во внимании и милости к ним высшаго правительства и в живом участии, какое оно в судьбе киргиз-кайсацкаго народа принимает.

Между тем кончено было собирание сведений, кои в отношении к разсматриваемому здесь обстоятельству найдены необходимыми. Сущность оных заключается в следующих замечаниях.

I. Астраханския степи и приморския мочаги, в особенности же Рынь-пески — обширная полоса земли, простирающаяся между Каспийским морем, речкою Малым Узенем, Элтонским озером и Ахтубою и состоящая из бугров сыпучаго песка, перемешанных с лощинами, изобилующими травою, тростником, кустарниками и даже небольшими деревьями и множеством пресной воды — составляли всегда для степных киргизцев существенную необходимость пасти там стада их или, по крайней мере, перегонять оныя туда на зиму.

II. Правительство долгое время возбраняло киргизцам переход в сии места из-за Урала по политическим и другим причинам. 137 Но [275] впоследствии, с переменою обстоятельств, разрешаем был им переход со стадами временно или на всегдашнее пребывание.

III. Удаление киргиз-кайсаков из Астраханской губ., пребывание в коей доставляет им ощутительныя выгоды, может происходить не иначе, как от причин и побуждений весьма уважительных.

IV. В Меньшой Орде Киргиз-Кайсацкой находится довольное число желающих из-за Урала перекочевывать по временам на Астраханские степи или навсегда там остаться.

Соображая сии замечания и вообще сведения, какия в архиве Гос., колл. ин. дел о сих народах находятся, управляющий МИД полагает:

1. Султану Ильтаю и 3-м другим старшинам киргизским, испрашивающим позволения перейти с 1611 кибитками из Астраханской губ. на зауральския степи, разрешить таковый переход.

К сему убеждают: во-первых, невозможность удержать сих строптивых людей силою и против их воли на местах теперешняго их кочевания; во-вторых, возможность наградить сию убыль в населении того края другими аулами той же Орды, вне пределов России кочующими; в-третьих, меру сию внушает и то разсуждение, что настоящая выгода, какую приобретает государство от подвластных ему Орд Киргиз-Кайсацких, состоит в безопасности со стороны их границ империи, в оплоте, каковый составляют оне собою противу других азиатских народов, также в неисчерпаемом почти запасе разнаго рода скота и всех произведений скотоводства: кож, шерсти и сала, чем оживляют и богатят киргизцы внутреннюю русскую промышленность; далее, в перевозе и прикрытии купеческих караванов, идущих чрез киргиз-кайсацкия степи в Россию из Хивы, Коканта, обеих Бухарии и других мест и обратно. Следовательно, Россия не потеряет от таковаго. может быть временна го, перенесения нескольких сот киргизских кибиток е одной стороны р. Урала на другую, естьли люди сии и после перехода, в степи останутся неизменными в своей преданности и не будут раздражены насильственными поступками. Сверх того, сии киргизцы принадлежат к роду, коего большая часть внутри пределов империи находится, и просят о позволении им перегонять на зиму стада свои в Рынь-пески, и следовательно должно предполагать, что пребудут в связи с единоплеменниками их, остающимися в губернии Астраханской.

2. Испрашиваемый помянутыми киргизскими старшинами перегон скота зимою на внутреннюю сторону р. Урала в Рынь-пески разрешить согласно с правилами, начертанными в указах, данных на сей предмет в 17 день июля 1808 г. 138 оренбургскому военному и астраханскому гражданскому губернаторам.

3. Естьли бы впоследствии и еще некоторые аулы или даже какое-нибудь целое отделение киргизцев, ныне в Астраханской губ. кочующих, изъявили желание перейти в степи на восточную сторону Урала, давать им на то позволение по причинам, кои изложены выше. Но такое позволение должно всегда испрашиваемо быть киргизцами посредством местнаго начальства, а сие уже будет испрашивать высочайшаго повеления чрез МИД.

4. Уведомить чрез оренбургскаго военнаго губернатора степных киргизцев, объявивших в 1814 г. в числе более 4000 кибиток желание перейти со стадами их на всегдашнее кочевье в Астраханскую губ., что высшее начальство занимается разсмотрением сего обстоятельства.

5. Султану Шигаю, управляющему половиною Меньшой Киргиз-Кайсацкой Орды внутри Астраханской губ. или так называемою Ордою Букеевскою, представляющему о вредных последствиях, какия, по уверению его, неминуемо произойти должны от позволения означенным старшинам перекочевать на левую сторону Урала, объяснить для успокоения [276] его чрез ген. от инфантерии Эссена, что брат его, покойный хан Букей, коего место занимает он до совершеннолетия племянника своего Джагиняира, избран был и высочайше утвержден главою не над одними киргизцами, на Астраханских степях кочующими, но и над теми, кои за Уралом под управлением братьев и родственников его пребывают; что государь император, всегда правосудный и милосердный, не желает умножить население пространной империи своей на щет свободы и польз его подданных, тем более что перемещение за Урал обещает, может быть, лучшия выгоды киргизцам, испрашивающим перехода в степи; что неважная убыль 1611-ти кибиток всегда и удобно заменена быть может несравненно большим количеством других киргизцов или трухменцев мангишляцких, которые неоднократно просили позволения перейти навсегда в Астраханскую губ. и которых прозьбы неудовлетворены по ныне единственно потому, что правительство желает предварительно удостовериться, не потерпят ли чрез то стеснения киргизцы, занимающие уже кочевьями своими степи Астраханский. И сии объяснения султану Шигаю сделать таким образом, чтоб управляемые им киргизцы могли об оных узнать и понять.

Управляющий МИД имеет честь предать все сии заключения на благоусмотрение Комитета гг. мин-ров и испрашивает разрешения по оным; а как, занимаясь сим делом, нашел он, что нынешнее положение Меньшой Киргиз-Кайсацкой Орды, а особливо тех ее отделений, которыя между Уралом и Волгою пребывают, требует справедливаго внимания со стороны высшаго начальства и деятельных мер к улучшению состояния сего народа, (Далее другим почерком) то и не преминет зделать представление свое Комитету, которое предположено составить для разсмотрения разных азиатских дел по поводу представления зделаннаго им же, управляющим МИД, от 30 апреля сего года Комитету гг. мин-ров, буде предположение сего Комитета удостоится высочайшаго утверждения.

Управляющий М[инистерство]м гр. Нессельрод. 139

Директор Родофиникин.

№ 120. Июня 22, 1819 г.

См. легенду к № 95, лл. 16-26. Отпуск.


Комментарии

137. Этот переход казахов на «внутреннюю сторону» был формально запрещен в 1756 г., хотя до 1758 г. казахи продолжали перегонять свой скот на зиму за р. Урал. Лишь с назначением военным губернатором в Оренбург А. Р. Давыдова этот переход был закрыт. Командиры крепостей и форпостов получили приказ губернатора ни под каким видом не перепускать скот казахов на «внутреннюю сторону». Земли по правому берегу р. Урала были необходимы казахам для зимних кочевий, и понятно, что запрещение переходить Урал на зиму вызвало бесчисленное количество конфликтов между казахами и царскими властями. В 1770 г. 2 сентября был послан высочайший указ оренбургскому губ-ру И. А. Рейнсдорпу с предложением обсудить совместно с ген. И. И. Шпрингером, «не полезнее ли будет, во избежание различных затруднений, разрешить казакам в Сибири и в других местах», кроме Яика, переходить на зиму на «внутреннюю сторону» линии. Однако в 1771 г. указом Колл. ин. дел было оставлено в силе прежнее запрещение переходов, и лишь в крайних случаях было разрешено допускать такие переходы, и то лишь тем владельцам, преданность которых не возбуждала сомнений. Лишь в 1775 г. 7 ноября было разрешено перегонять скот казахов на «внутреннюю сторону». Это находилось в связи с участием казахов в движении Пугачева. Существовавшее запрещение фактически было уничтожено переходом зимой 1774-1775 гг. огромного числа кибиток, в том числе и кибиток хана Нур-Али, на правый берег р. Урала. Указ 1775 г. лишь узаконил положение дел в степи.

138. Указ 17 июля 1808 г.:

«1. Сроком для перехода впредь киргизцев из-за Урала на так называемые Рын-пески в Астраханской губ. назначается отныне время покрытия льдом р. Урала. До покрытия льдом сей реки степные киргизцы не должны быть за Урал перепускаемы.

2. Сроком, когда все они с Рын-песков должны возвратиться на зауральские степи, полагается март месяц каждого года. В течение марта степные киргизцы все сии Рын-пески должны очистить.

3. Места для перехода их на Рын-пески по р. Уралу определяются: 1. Между Антоновского и Котельного форпостов. 2. Между крепости Индерских гор и форпоста Гребенщикова. 3. Между крепостей Баксайской и Сарачинской; нигде в других местах они не должны быть пропускаемы из-за Урала» (ПСЗ, т. XXX, № 23164).

139. Нессельроде, Карл Васильевич, гр. (1780-1862 гг.). Деятельность его протекала почти исключительно в МИД. В 1816 г. назначен управляющим МИД и присутствующим в Колл. ин. дел. В 1828 г. назначен вице-канцлером, а в 1845 г. — канцлером. В 1856 г. уволен в отставку.

При Н. был образован (в 1819 г.) Азиатский департамент, в ведение которого вошли и дела, касавшиеся Казахских Орд и всех азиатских народов. Директором Азиатского департамента был назначен К. К. Родофиникин (1819-1837 гг.).

Почти в то же время учрежден особый Азиатский комитет для дел, касавшихся Оренбургского края и торговли русских с Азией, просуществовавший с 1819 по 1846 г.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.