Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

58. 1797 г. не позднее марта 30 – марта 31. – Об убийстве хана Ишима.

I. 1797 г. марта 31,—Рапорт войскового атамана Уральского казачьего войска Д. Донскова президенту Военной коллегии гр. Н. И. Салтыкову.

Сиятельнейшему графу, высокоповелительному г. ген.-фельдмаршалу, Гос. военной коллегии президенту, полка лейб-гвардии Семеновского подполковнику, Псковского драгунского шефу и разных орденов ковал еру Николаю Ивановичу Салтыкову покорнейший рапорт

Походный на линии атаман Донсков 89 рапортом от 18 числа сего месяца донес мне, что из киргизцов Жялпасова рода, Бука Ирбеш Жайкова Уразбай известил начальника Сорочиковской крепости Кирилина, что неблагомысленныя киргизцы разных родов: Сентимирова, Байбактинского, Черкеского, Алачинского и Тазларского, под предводительством сентемирцов Мимбая и Аргымбая и байбактинцев Ирсалы и Койсары, собрались в степи до 1000 человек для злодеяния российским границам. В сходственное ж повторение сего еще с другой стороны известил начальника Тополинской крепости, есаула Иванова, султан Ибмамбеть, что собравшиеся от многих родов на речке Шаронке киргизцы, до 1000 человек, предприняли ехать к Сырыму Датову и с ним вообще чинить набеги к границам. По тому вскоре некоторые зломышленники, подъехав тайным образом к границе, успели схватить на пути между Гребенщикова форпоста и Кулагиной крепости казака Сармина с женкою, выехавшего из того форпоста без ведома начальника, и между тем, покуда о сем не узнато, имели время хищники удалиться несколько от Урала в степь, что при учинении за ними по известию, чрез розъезд дошедшему, начальником тех мест с собранною командою погони на немалое расстояние за утомлением лошадей не было возможности настигнуть. Я, сменив, однако ж, начальника оного форпоста другим, не оставлю предложить Войсковой канцелярии изследовать, подлинно ли без ведома его отправился тот казак Сармин с женкою, впадший в руки хищников. Ибо, как от меня Войсковой канцелярии и походного атамана строжайше подтверждается, линейным начальникам отнюдь никого из проезжающих не отпущать по одиначкам и без надлежащего конвоя. Соображая все таковые неблагоприятный обстоятельства, необходимо должным находил 26 сего выехать на линию, дабы удобней и решительнее принять меры, нужные к предупреждению дальнейших злодеяний хищников для безопасности границы и близ живущих оной, как по обязанности начальства и в достодолжнейшее соблюдение высочайшего от его и. в. повеления; но переехав верст 100 от Уральска, повстречала меня на пути в Сундавском форпосте с нарочным донесение линейнаго начальника походного атамана Акутина, вступившего в сие начальство при нынешней смене на место бывшаго атамана Донского, следующее в Войсковую канцелярию, из коего усмотрел я, сверх чаяния моего, неприятное извещение, что киргиз-кайсацкой Ишим хан, будучи в улусе противу Красноярского форпоста, на той стороне Урала расположенном, подъехавшем на 27 число сего в ночи пред светом человек до 100 Чиклинского и других родов киргизцами изрублен до смерти и имущество, в том улусе бывшее, разграблено! За сим же вскоре прислан ко мне от Букея султана киргизец Трукмомбай, бывший при хане в самый случай его убийства, который отправлен от меня для подлинного о сем деле доказательства при донесении моим к его высокопр-ву г. ген. от инфантерии оренбургскому военному губ-ру и ковалеру Осипу Андреевичу бар. Игельстрому. Хотя в рапорте походный атаман Акутин, видно по невыправке, и доносит, якобы сие убийство оного хана произошло в кочевание его противу Красноярского форпоста, но по точному, однако ж, сведению моему, собственнаго кочевья его в том месте не [190] было, как только сосватанная невеста роду Увакова, к которой приехал он по отправлении в С.-Петербург депутатов из дому, нарочито при линии для его сделанного, отстоящего от того места до 50 вер. расстояния. Собственныя ж улусы его и фамилия расположены были во время нынешней зимы на сей стороне Урала при нижней части линии в близости Тополинской крепости. Не видев из того ж рапорта походного атамана, был ли по сему случаю на какое расстояние поиск за теми злодеями, предложил о сем донести особливым рапортом и тот яге самый час предписал, в самой скорости собрав из разных мест команду, отправиться в степь на возможное расстояние для преследования тех злочинцов. Как из донесения его и показания означенного киргизца видится, что для убийства хана подъезжали киргисцы из состоящего не в дальности того места в некотором числе собрания, составляющего из разных родов, к достижению коих чрез особые команды из войска, предвидимы разныя неудобства, по умедлению времяни и неближнему разстоянию, проходить при всей нынешней распутицы и безкормицы для лошадей, но усильный нарочито отряд к дальнейшему походу до улусов в степь не смея предпринять без особого на того повеления, поспешаю всепокорнейше донести о всем оном происшествии и обстоятельствах вашему с-ву чрез нарочного войскового старшину Донского и придать на особое благоволение вашего сиятельства и всевысочайшую волю его и. в. Хотя открываются частию чрез донесение походного атамана Акутина и упоминаемого киргисца, что собрание, из коего подъезжали киргисцы на убийство хана, состояло в предводительстве известного Сырыма Датова, давно уже на него враждующего, который и прежде вызывал его к себе, видно, злохитрыми коварствами и лестию под разными предлогами, якобы для примирения, но я еще не оставлю открывать подлинныя причины убийства сего и какое число и из каких родов были соучастники в том злодействе.

Фамилия ханская со улусами, имением и скотом предостается покуда для безопасности при линии под защитою здешнею на сей стороне Урала. Для охранения и защищения оной предписал я походному атаману Акутину принять должное наблюдение. Тело ханское погребено некоторыми из братьев его и ближних на степи их в некотором от Урала разстоянии, противу Калмыковой крепости. О соблюдении ж высочайшей грамоты, от ея и. в. блаженыя и вечно достойныя памяти государыни императрицы Екатерины Алексеевны Вторыя всемилостивейше пожалованной ему на ханское достоинство, и о письменных делах писал я находившемуся при нем мулле Фаткулину. По сему случаю происшествия и некоторым видам неблагомыслия киргизцов употребив все нужные меры и распоряжения по линии к соблюдению осторожности и бдения, отправил нарочнаго из татар при благонадежных киргизца[х] в Орду для политичного разведания о положении нынешним киргизкого народа и при том внушить под приличными видами о пользе тишины, спокойствия и прочем. Сверх же того, отправил старшинам разных родов письма, содержащие в себе также убедительные внушения (из коих со одного при сем покорнейше подносится копия), равным образом и за сим не оставлю по долгу моему внимать обстоятельства сего народа и принимать меры должные, каковыя востребуют обстоятельства, и какие будут последствия, не оставлю смотря по важности особо донести вашему с-ву.

Ген.-майор Данило Донсков.

Марта 31 дня 1797 г.

ЦВИА. Фонд президента Военной коллегии гр. Н. И. Салтыкова, опись 199, № 297/314, 1797 г., лл. 43-43 об. [191]

II. 1797 г. не позднее марта 30. — Обращение войскового атамана Уральского казачьего войска Д. Донскова к старшинам и биям поколения Бай-улы.

Почтенные Киргиз-Кайсацкой Меньшей Орды старшины и бии Байулинского рода.

По случаю учиненного Киргиз-Кайсацкой Меньшей Орды хану Ишиму от врагов его злодейственного убийства и некоторых открывающихся видов неблагомыслия киргизцов, я, будучи на самой границе, долгом поставляю к пользе общего спокойствия внушить вам, почтонныя старшины, следующее соблюдение: дабы вы со всею частию подвластного вам рода, утвердив себя неколеблемо на правилах благонравия и мирного спокойствия, чуждались тех злодеев, которые поступили сверх человечества и противу власти и закона на убийство хана, избранного и установленного от всероссийского престола, удаляясь всякого сообщения с ними, как с таковыми людьми, которые учинили самовластие и дерзкое злодействие в противность всевысочайшей воли его и. в., опасаясь, дабы и вас вообще с ними не постигнул праведный гнев его и. в. О чем вам нужно со увещанием истолковать и внушить народу, дабы оный, не заблуждаясь от истинного пути, пребыл спокойно, не прельщая себя никакими видами коварного смущения или развращения, дондеже установится между оным должное правление по всевысочайшей воле его и. в. к общему для них благоденствию.

При всем же тем не оставьте употребить, почтенные старшины, особливые посредства ко укрощению всех своевольств и зловредных покушений к границам, дабы все киргизцы, друг друга подкрепляя, всемерно воздержались от дерзости и хищения, к которым они поползновенны. Внушив им, что всякое на зло их покушение обращаться может в повреждение самим им и нарушение благоденствия народного, наупомянуть при том и строгость, от его и. в. для злодеев предположенную, и каковая есть опасность, ежели на все дерзости и своевольства их, к высочайшему престолу достигающие, со гневом возрит его величество. Но когда за всеми таковыми внушениями противники, не внемлющие пользе блага общего, еще показывать будут вражеские покушения к границе, в таком случае принужден я буду высылать команды, на то уже предуготованныя, для чего и сам я выехал на линию, поелику безопасность границы здешней и близ оной живущих по всевысочайшему его и. в. повелению возлагается на мое попечение и наблюдение. О чем внушая вам, почтенные старшины, по долгу моему всегда есть и буду непременным доброжелателем.

Подлинное подписал ген.-майор Данило Донсков.

С отпуском сверял войсковой старшина Василий Пранин.

Марта 30 дня 1797 г.

См. легенду к № 58, 1, лл. 46-47.


Комментарии

89. Рын-пески — иначе Нарын-пески.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.