Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

53. 1794 г. ноября 29. — Рапорт уфимского вице-губ-ра кн. И. М. Баратаева ген.-губ-ру Симбирского и Уфимского наместничества С. К. Вязмитинову о целесообразности временно разрешить казахам перегонять скот на правый берег р. Урала, между Индерской крепостью и Каленовским форпостом.

Копия с рапорта к ген.-порутчику, правящему должность ген.-губ-ра симбирскаго и уфимскаго, сенатору и кавалеру Вязмитинову 83 уфимскаго вице-губ-ра кн. Баратаева от 29 ноября 1794 г.

Оренбургская экспедиция пограничных дел в донесении своем ко мне изъясняет вступивший во оную рапорт Войска уральскаго от Войсковой канцелярии следующаго содержания: хотя де по причине представленных от Войсковой канцелярии обстоятельств с разсуждения главнаго пограничнаго начальства не оставлено зделать предписание киргизкайсацкому Ханскому совету и управляющим родами солтанам, старшинам и расправам, дабы от них всем тем киргизцам с их подвластными старшинами, которые по зимним временам со скотом их переходят на внутренную сторону для паствы онаго, строжайше было подтверждено, чтоб они перегон тому скоту их с предварительных начальству прозьб делали не в запрещенных местах, т. е. выше Индерской крепости к Уральску, а ниже бы оной отнюдь но перегоняли. А понеже выше той Индерской крепости до Каленовскаго фарпоста каждогодно у Войска уральскаго бывает в зимние времена багринное рыболовство и естьли они, киргизкайсаки, скот свой перегонять будут между оных города и фарпоста, тогда легко может последовать крайнее в рыбных ятовных 84 местах повреждение и от того у Войска уральскаго в рыбе недолов, чего ради от Експедиции Войсковая канцелярия просит, не повелено ль де будет помянутым киргизкайсакам благовремянно подтвердить, дабы они скот свой перегоняли не инаково, как между крепости Индерских гор и Каленовскаго фарпоста, выше коего и по прежним генералитетским предписаниям оной скот их перепускать не велено; как равно наистрожайше воспретить им по р. Уралу рыболовство производить, лес рубить, и от гор. Уральска вверьх по речку Утву, а вниз по речку ж Соленую, где у Войска уральскаго всякие извороты, яко то хутора и сенные покосы имеются, кочевья иметь, дабы оное войско к вящему своему несостоянию от того далее несносных обид не претерпевало. Итак Войсковая канцелярия требовала резолюции, каким образом с ними, киргизцами, повелено будет поступать в случае добровольнаго их в том непослушания и чтоб они на таковыя своевольства отваживаться впредь не могли, ибо де оным, хотя сколько в том воспрещения ни чинится, токмо всегда от них происходят великия растройства.

По сему Войсковой канцелярии представлению Експедиция пограничных дел мнением своим полагает, чтоб в изъясненных оною канцеляриею местах перегон скота киргизскаго совершенно воспретить потому наипаче, что и начальное имянное ея и. в. повеление, г. ген.-порутчику и кавалеру Апухтину 1782 г. декабря 27 дня последовавшее, 85 сопряжение имеет с выгодами, возможностию и удобностьми здешними, а имянно, такого содержания: буде киргизцы прикочуют к пределам уфимским и оренбургским и будут требовать, чтоб по причине безкормицы скот их пущен был на земли тех областей, тогда, смотря на возможность и удобности, буде земли нанять хотят, а и в наймы отдать их пожелают, то поступать, как в подобных случаях водится между подданными, по добровольному соглашению. По словам сего узаконения в разсуждении описанных в представлении Войсковой канцелярии причин, был бы резон и вовся киргизцам отказать по Нижнеуральской линии на внутренную сторону скот их перегонять. Что ж принадлежит до воспрещения киргизцам в Урале [183] реке рыбу ловить, лес рубить и кочевья иметь в изъясненных Войсковою канцеляриею местах, то хотя еще в прошлую зиму оное запрещение от главнаго пограничнаго начальства им чрез солтанов чинено с строжайшим выражением последовать могущего со ослушниками поступления, но как киргизцы, ниже управляющие ими солтаны и старшины, от того самовластия не воздерживаются, то в таком необходимом для ослушников случае Експедиция, держась примеру прежних лет, за правило полагает, чтоб их, киргизцов, когда от них наглое в чем-либо усилие будет, от границ отсылать чрез наряд пристойных команд, без причинения, однако ж, при том обид и несправедливых притязаний. По делам же пограничным, принятым мною от г. ген.-порутчика, и кавалера Пеутлинга, видно, что по сходствию имяннаго ея и. в. повеления, в 21 день апреля 1787 г. к г. ген.-аншефу и кавалеру бар. Игельстрому последовавшаго на прошение бывших у высочайшаго ея величества двора от народа Меньшой Киргизкайсацкой Орды депутатов, позволено было оным г. ген.-аншефом в зимния времена по тесноте степных мест киргизкайсакам перепускать для паствы на внутренную сторону скот свой по Нижнеуральской линии, по большей части ниже Индерских гор до Гурьева городка, по пространству там пустопорозжих земель, каковыми выгодами киргизцы и пользовались до сего года.

А минувшаго августа 7 числа помянутая Пограничная експедиция в присланном к г. ген.-порутчику и кавалеру Пеутлингу рапорте прописывая предложение г. ген.-аншефа кавказскаго, тамбовскаго и рязанскаго ген,- губ-ра и кавалера Ивана Васильевича Гудовича в сходствие высочайшаго ея и. в. повеления, данное Уральской войсковой канцелярии майя 5 числа сего года относительно учреждения против киргискайсак вновь кардонской стражи от Камелика до гор. Узеня, оттуда по течению р. Узеня до Камыш-Самары, от сего ж, примкнув к Уральской линии, к Индерским горам и что он г. ген.-аншеф и кавалер к перепуску впредь на внутренную сторону киргизскаго скота в зимнее время для паствы назначил места выше Индерских гор, ибо тут будет против их двойной кардон, ниже ж Индерских гор, где будет один кардон, от Уральскаго войска их не пропускать, дабы они поселившимся там калмыкам не могли вредить; и по представлению помянутой Войсковой канцелярии в Оренбургскую пограничных дел експедицию, описывающему великия неудобства, последовать могущия в удержании киргизкайсак от переходов в запрещенный места, предписано было от него, г. ген.-порутчика и кавалера, Пограничной експедицш предложить учрежденному по высочайшему ея и. в. повелению в Орде Ханскому совету, 86 расправам, солтанам и старшинам, управляющим родами, дабы они всемерно не допускали подчиненных своих киргизцов к переходу со скотом на внутренную сторону ниже Индерских гор. А дабы высочайшая ея и. в. воля выполняема была в точности, сообщил он командующему войсками Оренбурскаго корпуса, дабы он приказал расположиться имеющим в зимнее время по близости к Уральску в Самарской и Ставропольской округах на винтер-квартирах Оренбургскаго драгунскаго полку двум ескадронам, по извещению Уральской войсковой канцелярии в случае сильных иногда покушений киргизских на переход в непозволенныя места во внутрь линии, ежели невозможно будет Войску уральскому от того удержать их, учинить оному нужное вспомоществование и подкрепление. Об отведении ж потребных оным 2-м екскадронам в помянутых округах квартир с правителем Симбирскаго наместничества равномерно снесся, о каковом распоряжении учинено ея и. в. всеподданнейшее донесение и Правительствующему Сенату отрапортовано. Впоследствие чего Оренбургская пограничная експедиция, прописывая вступившее во оную от учрежденнаго в Орде Ханскаго совета донесение, что о вышеписанном народу киргиз-кайсацкому объявлено. И находящиеся вниз р. Урала кочевьем в немалом количестве киргизцы в Совет взошли прозьбою: поелику де паствы их [184] скота были удобныя места на внутренней стороне ниже Индерских гор и по силе учиненнаго запрещения ныне оным им не осталось, а у них кроме скота хлебопашества не имеется, близ же границ находятся единственно для скота их, почему Ханской совет представлял, что когда киргизкайсаки в зимние времяна скота своего в способныя для корму места перегонять не будут и, пребывая при границах, скота не умножат, то б они к худым предприятиям обратиться не могли. На их же стороне не только скот вместиться, но даже и улусам их теснота быть может, а от давняго времяни к перегону скота своего имели места ниже Индерских гор до Гурьева городка, за чем бы киргизцы принужденными не нашлись, отлучаясь от границ, приобщиться к пребывающим в степных местах киргизцам и с ними злодейство производить, от чего Ханской совет имеет опасение по тому наипаче, что пребывающие в степи киргизцы находящимся по р. Уралу внушают, дабы они от Урала удалились к ним и обще с ними поступали по своему произволу. О сем Ханскаго совета донесении ея и. в. на всевысочайшее разсмотрение рапортом от 11 октября нынешняго года представлено, но разрешения на то еще не последовало.

Жалобы уральцов на киргискайсак почти непостижимы, однако некоторою частию и справедливы, сколько я мог по делам заметить, как-то: в минувшей 1793 г. осени киргизцы, самовольно расположись кочевьями близ Уральска, потребной на построение лес войску рубили без пощады и в р. Урале с самаго ее прикрытия льдом всякой доброй рыбе днем и ночью непосредственной лов чинили, хотя и были о том по вышедшей от Войсковой канцелярии жалобе зделаны от начальства строжайшия воспрещении. По таковым обстоятельствам полагаю я, дабы уральцы не лишались своих выгод, в те места, от которых они их получают, перепуск киргизцам скота запретить; ежели ж они к сему будут усиливаться нагло или тайно, в таком случае отвращать и ссылать их с непозволеннаго расположения командами без причинения им вреда. Но дабы киргизцы не могли вдруг лишиться монарших ея и. в. в разсуждении земель щедрот, коими они уже несколько лет пользовались, и по легкомыслию своему не возмечтали б, что они уже лишены здешней благосклонности и не произвели б границам какого чувствительнаго злодеяния, то позволить перепускать им скот свой в места ненужныя к изворотам уральцов, согласно представлению Уральской войсковой канцелярии, между Индерской крепости и Каленовскаго фарпоста. Отказать же им на отрез от перепуска по Нижнеуральской линии во внутрь скота своего, как Пограничная експедиция мнением своим изъясняет, нахожу я неудобным для дел здешняго края. Однако ж, о всем вышеписанном предаю на благоразсмотрение вашего высокопр-ва и всепокорнейше прошу снабдить меня в разрешение вашим предписанием. До получения же онаго предложил Пограничной експедиции приказать Уральской войсковой канцелярии позволить киргизцам перепускать в нынешнюю зиму для паствы скот свой между упомянутых крепости и фарпоста. Но чтоб они, киргизцы, не могли нагло усиливаться переходами своими в места запрещенный и потребныя к изворотам Уральскаго войска, также потаенно в р. Урале рыболовство производить и чинить порубку лесам, о том Ханскому совету, расправам и управляющим родами солтанам и старшинам зделать наикрепчайшия подтверждения, о чем от меня равномерно донесено г. действительному тайному советнику, ген.-прокурору и кавалеру Александр Николаевичу Самойлову.

Свидетельствовал коллежский ассесор Петр Софонов.

УЦГАЛ. Гос. совет, Непременный совет, № 145, 1795 г., «О дозволений киргизам перегонять их скот для пастьбы на зимнее время в те места, где это и прежде дозволялось», на 6 листах, лл. 3-6 об.


Комментарии

83. Вязмитинов, Сергей Козьмич, гр. с 1816 г. (1749-1819 гг.). До вступления в должность ген.-губернатора Симбирского и Уфимского наместничества В. командовал Екатерининским егерским корпусом, был могилевским губернатором и командиром Белозерского егерского корпуса. В 1794 г. назначен ген.-губернатором Симбирского и Уфимского наместничества и в 1796 году, с восстановлением Оренбургской губ., военным губернатором. Деятельность его концентрировалась вокруг подавления движения Срыма и восстановления прерванных торговых сношений с среднеазиатскими ханствами. В 1796 г. был отозван из Оренбурга. Впоследствии В. был военным министром (1802 г.), главнокомандующим в С.-Петербурге (1805 г.), министром полиции, с.-петербургским ген.-губернатором (1816 г.).

84. Ятовые места — места залежи красной рыбы в реке.

85. Этот указ не напечатан; не обнаружен он и среди просмотренных фондов.

86. Здесь идет речь о Совете (Диване), учрежденном при хане Ер-Али по предложению ген.-губернатора Уфимского и Симбирского наместничества А. А. Пеутлинга. В Совет было предположено избрать представителей всех группировок Малой Орды, в том числе и Срыма.

В условиях подъема движения Срыма предложение создать при непопулярном хане Совет было неудавшейся попыткой установления связи между ханом и влиятельными старшинами, в том числе и примыкавшими к Срыму.

Был создан Совет и при хане Ишиме в 1795 г. После его смерти в 1797 г. был учрежден Ханский совет, который должен был заменить хана. Попытка не удалась, и Совет был оставлен при вновь назначенном хане Айчуваке. В 1806 г. был учрежден штат Хавского совета (см, примечание 98).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.