Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

148. 1824 г. марта 18. — Рапорт войскового атамана Уральского казачьего войска П. М. Назарова оренбургскому военному губ-ру П. К. Эссену о действиях карательного отряда против приверженцев главного старшины Жоламана Тленши.

Господину ген. от инфантерии оренбургскому военному губ-ру и кавалеру Эссену Уральского войска войсковаго атамана полк. Назарова рапорт.

Рапортом моим от 23 минувшаго февраля имел я честь доносить вашему высокопр-ву о причинах, побудивших меня избрать форпост Каршу пунктом выступления отряда в киргизскую степь. Показания вожаков оказались действительно справедливыми: самое ближайшее и удобнейшее следование с линии за зимния кочевья алачинцов и табынцов, между коими наиболее находится разбойнических шаек, есть то, по которому направлялся отряд, и притом, проходя чрез урочище Тузлукуль, я мог захватить некоторых преступников, скрывавшихся Байбактинскаго рода в Чулановом отделении. Порядок, которой соблюдал отряд, следуя чрез кочевья при урочище Тойпак того же рода отделения Алтыкенева, в котором людей, замешанных в преступления, мне было неизвестно, убедил старшину Чуланова отделения выехать ко мне навстречу, и по требованию моему выданы были преступники, означенные в рапорте моем к вашему высокопр-ву от 25 февраля. При сем не упустил я согласно с инструкциею, от вашего высокопр-ва мною полученною, внушить ордынцам, что никто из мирных киргизцев не подвергнется ни малейшему оскорблению и что собственность их останется неприкосновенною, в чем поступки отряда при урочищах Тойпак и Тузлукуле достаточно могли их убедить.

Алачинскаго рода Алтыбашева отделения киргизцы, зимующие при урочище Сунали, были о сем известны, как то открылось из показаний заложников и пленных сего рода; но несмотря на то, при появлении посланной мною для извещения их о приходе отряда команды, некоторые из них, видя малочисленность оной, Начали скопляться вооруженные, другие же уже откочевали из своих аулов, почему я принужден был приказать войсковому старшине Меркульеву разсеять скопившуюся толпу, строго подтвердив ему избегать напрасного кровопролития. Но мятежники, засевши в камышах, оказывали упорное сопротивление, при чем многие из них побиты, а другие переловлены. От сих последних узнали, что в песках Джаман-Агачь кочуют Табынскаго рода киргизцы, сообщники Юламана Тлянчина, и брат его, Тумалак; по сему и решился я следовать туда.

Посланный мною для открытия разбойничьяго скопища войсковой старшина Назаров 8-й встретил партию вооруженных мятежников и разсеял оную, истребя более упорных и дерзких. Взятые киргизцы показали, что Тумалак и большая часть аулов их, извещенные пограничными киргизцами о выступлении отряда, 4 дня уже откочевали чрез Куагачь и Якшибай к Сагизу и Эмбе, бросив все тягости. Я преследовал их как возможно поспешнее, что и продолжал в течении 100 вер. до песков Акчат, в которых уже снег вовсе разтаял, между тем как на степи, по глубине онаго, трудно было проходить. В ночь на 29 число февраля, когда отряд имел движение к вершинам речки Кулчугая, вдруг против средины [464] обоза, шедшаго по узкой сакме 207 и глубокому снегу, появилось несколько вооруженных мятежников. При произшедшей от сего тревоге бывшие в отряде киргизские арестанты возмутились, сбросились с лошадей, одни начали вырывать у казаков оружие, другие, прорвавшись чрез караул, устремились в бегство; но караульными казаками поимянованные в списке зачинщики, 27 человек, отчаянно сопротивлявшиеся, сколоты, а прочие переловлены, и ни один не успел скрыться, несмотря на темноту ночи.

Мятежники, воспользовавшись удобностию прохода по пескам, бежали по многим направлениям и скрылись. Преследуя их далее, я не мог надеяться настигнуть виновнейших и нанести им решительнаго захвата и разсеяния; идти же на Сагиз всего удобнее было вниз по Уилу, а потом по Аще-Уилу, куда удалилась часть мятежников Табынскаго рода и где много киргизцев, замеченных в грабительстве, скрывались в кочевьях Аккитинскаго рода. Захваченные на Уиле. вооруженные люди и заложники показали, что аулы их уже откочевали к Сагизу, а от онаго пойдут к Эмбе и далее, дабы укрыться от преследований наших, потому что табынцы везде разгласили, что русские идут истреблять Орду. Юламан же уже давно отогнал скот свой за Эмбу и решился искать спасения в бегстве, не могши уговорить своих соплеменников к совокупному нападению на сильный русский отряд.

Между тем, погода сделалась столь теплою, что во многих местах не можно было переходить р. Уила, ростоши 208 наполнились водою, и, подавшись далее на юг, отряд мог быть остановлен как вскрытием вод, так и невозможностию везти на вьючных лошадях на долгое время овес и провьант; притом же казачьи лошади были чрезвычайно изнурены быстротою переходов, необходимою в подобных предприятиях, глубиною снегов от урочища Джаман Агачь до Уила и совершенным недостатком кормов, начиная с урочища Сунали, ибо все места, в которых в зимнее время можно находить оные, были потравлены кочевьями. Видя, что следуя на Сагиз, отряд мог прийти в совершенное изнурение без всякой существенной пользы для успеха, настоящего предприятия, а с другой стороны, полагая, что по ужасу, разпространенному отрядом между непокорными племенами, и но истреблению многих мятежников главная цель отправления экспедиции была уже отчасти достигнута, я решился следовать на Каракуль, вниз по Уилу, но которому, по собранным мною сведениям, кочевало несколько разбойничьих аулов. По разбитии сих разбойников и захвати на Каракуле заложников из Исыкова рода, я принужден был направить отряд прямо па линии, потому что от разтаявших снегов почва, состоявшая из слончаков и глины, сделалась столь топкою, что дальнейших поисков не было возможности делать, и притом лошади так были изнурены, что многие вовсе не могли следовать за отрядом и были брошены.

Пленники русские, находившиеся в встреченных аулах, все были вывезены по разпространению слухов о выступлении отряда. Для открытия же киргизцев, державших оных у себя, я употреблял все меры и успел захватить некоторых, так равно несколько заложников из людей богатейших, не успевших удалиться из аулов и найденных невооруженными. Киргизцам, мирно кочующим, я старался, сходно с 8-м пунктом инструкции, внушить верноподданическую обязанность их к России и повиновение к высокостепенному хану и родоначальникам. Причем нахожу необходимым довести до сведения вашего высокопр-ва, что большая часть племен киргизских находятся в совершенном безначалии, султаны и старшины не пользуются уважением своих подвластных и вовсе не пекутся о спокойствии и благосостоянии Орды. На место того чтобы, выезжая навстречу отряда, исполнять волю правительства, они первые удалялись из аулов и тем подавали пример неповиновения и укореняли ложныя слухи, разпространенные мятежниками, на щет назначения отряда. [465]

Лошади из под убитых мятежников отдаваемы были победителям: такие случаи объяснены в журнале. Под своз задержанных киргизцев взяты из табунов, брошенных разбойническими аулами, 5 верблюдов и лошадей до 70-ти, отдано казакам до 30-ти, взамен оставленных в степи усталых, охромевших и подстреленных при поиске мятежников; казаками узнано собственных 86 лошадей, украденных киргизцами в разное время с линии, которыя и пригнаны на оную для возвращения хозяевам, сходно с сведениями, имеющимися о сем предмете в Войсковой канцелярии. Употребленные же под своз задержанных киргизцев б верблюдов и 50 лошадей, по учиненной им описи, имеют быть возвращены в Орду чрез родоначальников, а 20 лошадей, за усталостию и неспособностию, брошены по тракту.

Исполнив таким образом по мере возможности поручение, на меня возложенное, я долгом щитаю донести вашему высокопр-ву, что все чины, отряд составлявшие, содействовали мне с полным усердием к доставлению намерений правительства. Поставляя себе за священную обязанность исполнять высочайшую его и. в. волю, они соблюдали строжайшую дисциплину, не нанося ни малейшаго оскорбления мирным киргизцам и не касаясь даже собственности, брошенной мятежными аулами. О преимущественно отличавшихся принимаю смелость представить особый рапорт.

Вожаки, находившиеся при отряде, показали много ревности к службе его и. в. Усердие их тем более заслуживает внимание начальства, что преданность их к правительству подвергает их отомщению со стороны мятежников; я осмеливаюсь поручить их в особенное покровительство вашего высокопр-ва, прилагая у сего записку о них.

При сем честь имею представить вашему высокопр-ву журнал ежедневным действиям и переходам отряда, равно и список задержанным заложникам и преступникам.

Подписал: Полк. Назаров.

Верно: Титулярный советник Оводов.

Пометы: К № 346. 1824. С 1-м приложением.

См. легенду к № 146, лл. 32-38. Копия. Дотировано на основании штампе.


Комментарии

207. Сакма (искаженное татарское слово «сокма») — степная дорога, вернее, ее след, остающийся от копыт лошадей.

208. Овраги.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.