Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

131. 1822 г. октября 3. — Прошение хана Шир-Газы управляющему МИД гр. К. В. Нессельроде о высылке из С .-Петербурга султана Арын-Газы и муллы Кара-Жигита.

*** [410]

Слева черным приложена миндалевидная печать с надписью: ***

Пометы: № 872. Полу[чено] 2 ноября 1822

См. легенду к № 124, лл. 114-115.

Перевод редакции с татарского.

Вождю великих и столпов власти, преславному среди визирей своими достоинствами благости и справедливости, вершащему государственные дела прямым взглядом и блестящей мыслью, удостоившемуся высших и первых орденов, его с-ву, нашему покровителю, гр. Карлу Васильевичу г. Нессельроде хана Малой Орды киргиз-казахского журта, находящегося под вашим попечением, Шир-Газы Айчувак улы всенижайшее прошение.

Посланное мне почтительное и благородное письмо вашего с-ва, моего сострадальца, от прошлого созвездия Близнецов, (Май) с указанием на вероятную мою осведомленность, при посредстве его пр-ва оренбургского военного губ-ра кавалера Эссена, об изданном высочайшем указе державного и счастливейшего его величества падишаха на предмет удовлетворения всяких моих желаний и стремлений, я получил, благодаря вашему неукоснительному оказыванию мне чести, почестей и дружеского расположения, и был этим весьма осчастливлен и обрадован.

Во время каждого богослужения я без всякого лицемерия, с искренним и чистосердечным убеждением воздеваю руки, моля всевышнего о даровании вам: всегда счастливой благополучной высокостепенной жизни и о повседневном возвышении вашего достоинства на более высокую степень, в силу преимущественной к вам любви сравнительно с другими великими [вашими] современниками во дворце величайшего царя царей и славного нашего его величества императора.

Однако, вашим сообщением о том, что его величество государь сетовал, услышав о некоторых беспорядках, происходящих среди его подданных киргиз-казахов, вверенных моей власти, я был совершенно пристыжен и опечален. К сожалению, враждующие со мной с давних пор люди постоянно стараются разными хитростями и обманом приписывать мне эти некоторые беспорядки для того, чтобы обезчестить мое имя, о чем я с огорчением еще раньше уведомил письмом ваше с-во, а также моего надежного верного друга г. Родофиникина (В подлиннике: *** т. е. Ардафинлик. В переводе XIX в.: Родофиникин) особым прошением от 23 дня созвездия Девы; (Август) вероятно, и вы уже осведомлены об этом прошении. Вместе [411] с тем, посвящая и жертвуя своей душой и телом ради его величества государя императора, я по мере возможности прилагаю все свои старания, чтобы своими поступками, свято храня лучи света падишаха, послужить причиной постоянного спокойствия нашего журта. Однако, я ниже сего всенепременно доложу вашему высокопр-ву о том, откуда и от кого именно исходит корень этих некоторых беспорядков.

Моя убедительная просьба все время согласна с прошением, которое я написал вашему пр-ву ранее сего. Султан Арын-Газы, и в особенности находящиеся при нем его друзья, развратители журта, именуемые мулла Кара-Жигитом и Жусупом, (В переводе XIX старшина Жусуп) сообща, вместе, все время подстрекают и вводят в соблазны местный народ посредством своих писем, которые они разсылают из своего местопребывания. Поэтому, если они были бы высланы из того города (В переводе XIX в. добавлено: из С.-Петербурга) в другие более отдаленные места на срок до водворения в нашем журте спокойствия, то это послужило бы им поучительным предостережением.

Хотя ваше с-во и изволили известить меня о том, что я должен получить уведомления и сведения о ваших заботах, касающихся лично моих дел и служащих причиной для благосостояния вверенного моей власти киргиз-казахского журта, через оренбургского военного губ-ра Эссена,— он не о всех таковых посланных вами приказах уведомляет меня, а только о некоторых, и то лишь намеками, а многое оставляет у себя. Поэтому нельзя ли будет осчастливить меня непосредственным сообщением подобных дел, которые предписываются этому генералу, так как он не объясняет мне их исключительно для того, чтобы пристыдить меня. В связи с этим сколько раз я имел желание доносить до сведения вашего пр-ва о подобных случаях и о других разных необходимых делах, но так как местное начальство притесняет меня, я живу в полном недоумении и смущении, не имея возможности посылать мои сообщения вам. Поэтому убедительно прошу дать соответствующим местным властям строжайшее предписание, чтобы мои отношения о вопиющих делах, касающихся вверенных его величеством государем императором моей власти его киргиз-казахских подданных, были бы незамедлительно препровождаемы вашему с-ву. Подобная ваша отцовская милость послужит также поводом для благоспокойствия нашего обособленного журта.

Вашу просьбу о возвращенных сюда 4-х человеках из среды друзей султана Арын-Газы, 189 находившихся при нем в Петербурге, я принял душой и телом [к исполнению]. Из уважения к вам простил прежние их преступления, совершенные ими по подстрекательству лукавых и порочных людей, и поручил им исполнять разные службы по нашему журту. Двое из них, а именно, старшина Засап-Саты улы и Хосбак-мурза Мусульман-бий улы, со дня прибытия их ко мне с постоянным нелицемерным усердием и в точности исполняют поручаемые мной им разные государственные дела, возникающие среди народа. Кстати, и отец упомянутого Хосбак-мурзы имел при своей жизни перед великим падишахом честно и похвально приобретенные многие заслуги и был одним из тех, кто хотел уничтожить происходящие среди нашего народа многочисленные раздоры. Поэтому убедительно прошу ваше высокопр-во осчастливить упомянутых старшин Засапа и Хосбак-мурзу медалями за похвальную и честную службу, которую они искренно выполняют, не забывая ваших благих наставлений и беспрекословно повинуясь моим приказаниям, ибо это может поощрить в будущем их рвение к службе великому падишаху.

Надеясь и уповая быть осчастливленным по всем перечисленным выше моим просьбам, пребываю ваш покорный слуга. Я, хан Шир-Газы [412] Айчувак улы, свою печать приложил. Приложена печать с надписью: Шир-Газы хан, сын Айчувак хана.

Созвездия Скорпиона (Октября) 3 дня 1822 г.


Комментарии

189. Обратно в Орду были отправлены: султан Мурат Жадигер улы поколения Алим-улы, султан Исмаил Данияр улы рода Шекты, старшина Санасап Саты улы рода Шекты и бий Койшуак Мусульманбий улы, а впоследствии и другие члены свиты Арын-Газы. Наши документы говорят о задержании вместе с Арын-Газы Жусупа сына батыра Срыма. Жусуп был бием рода Байбакты. Но подпись Жусупа мы имеем под прошениями на имя императора от апреля 1822 г. (см. док. №№ 127 и 128 настоящего сборника), и в то же время о его задержании в С.-Петербурге говорит прошение старшин от 22 VII 1822 г. Объяснение этих противоречивых сведений лежит, по всей вероятности, в том, что связи ордынцев с Арын-Газы, пока он был в Петербурге, не прекращались, й подпись Жусупа могла быть поставлена во время пребывания его в С.-Петербурге. Это предположение подтверждается тем, что подпись Жусупа мы встречаем лишь под прошениями на имя императора и она отсутствует под аналогичным по содержанию прошением старшин на имя П. К. Эссена.

Упоминаемый в тексте документа мулла Кара-Жигит Бектай улы был бием отделения Тилеу, рода Шекты. Хожа Шукур-Али Махмуд улы был связан с родом Шекты. Бармак Болпан улы был бием отделения Белиш рода Жагалбайлы.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.