Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

126. 1822 г. марта 12. — Журнал Азиатского комитета по вопросам о мерах, принятых для прекращения волнений среди казахов в связи с захватом царскими властями р. Илека и закрытием для кочевья 15-верстной полосы по линии, и о выборе места жительства для задержанного в России султана Арын-Газы.

1822 г. марта 12 в Азиатском комитете слушан внесенный в оный по высочайшему повелению рапорт оренбургскаго военнаго губернатора к начальнику главнаго штаба его и. в. В рапорте том изложено донесение пристава, состоящаго при хане Малой Орды, что киргизцы 5-ти отделений оной не повинуются хану и умышляют производить в наступающее лето грабежи на границах наших, что сведения сии почерпнуты из донесений бывшаго в Орде конфидента Долгоаршинова.

По какому предмету оренбургским военным губернатором предписано учинить следующия распоряжения.

1. Поручить хану, дабы прекратил вредныя намерения ордынцев в самом их начале, поставив ему на вид, что действия против границ наших остаются на его ответственности и что от усердия его ожидается совершенной во всем успех.

2. Поелику открывается, что киргизцы питают злое намерение в отмщение за отнятие Илека 181 и непозволение подкочевывать к линии ближе 16 вер., то чрез пристава внушить хану и прочим киргизцам, что по сей реке учреждается новая линия по распоряжению высшаго правительства для охранения поселяющихся солевозцев, о чем известно в Орде, и что не возбраняется кочевать при границе, с соблюдением токмо постановленнаго правила не допускать их к черте оной ближе 15 вер. без крайних предосторожностей, состоящих в отобрании сведений: благонамеренны ли просящиеся киргизцы и с хорошей ли стороны известны их начальники; имеются ли удобства к допущению их на просимыя места; не произойдет ли чрез то стеснения и обид обывателям; не будет ли причинено вреда лесу и другим угодьям на линии; благонадежны ли представляемые ими аманаты и не замечены ли они прежде в неспокойном там нахождении.

3. По прибытии на летнюю службу войск, располагаемых в резерве при Оренбурге, усилить ими форпосты в тех местах границы, против коих будут кочевать в степи киргизцы вышеупомянутых 5-ти отделений, стараясь чрез хана узнавать о кочевках их. Наконец,

4. Означенное умышление киргизцев поставив на вид Уральской войсковой канцелярии и комендантам крепостей от Верхнеуральска до Илецкаго городка, предписать им, чтоб усугубили бдительность в охранении линии.

Члены Комитета, разсмотрев дело сие и взвесив, с одной стороны, оное с прежними произшествиями в Ордах Киргизских, с другой, приняв во уважение малую возможность, которую имеют ордынцы нанести значительный вред линии нашей, находят учиненныя оренбургским военным губернатором распоряжения достаточными, а потому и положили чрез начальника главнаго штаба его и. в. известить о том ген. от инфантерии Эссена, поставив ему на вид, что средствами, у него имеющимися, в полной мере должно признавать линию обезпеченною от покушений [383] киргизцев и что по сему самому от благоразумия его ожидать должно, чтоб не допустить к тому, дабы разглашения неблагомыслящих ордынцев могли иметь какое-либо неприятное последствие. Что же касается до жалоб их о недопущении их ближе 15 вер. к Уралу и левой стороне Илека, то существующий правила оставить в своей силе, предоставив, впрочем, полному усмотрению оренбургскаго военнаго губернатора и соображению с местными обстоятельствами допускать все те удобства, какие киргизцам в отводе пастбищных мест близь линии можно зделать с охранением безопасности границы. Таковое положение Комитета довести предварительно до высочайшаго сведения чрез управляющего МИД и по утверждении онаго исполнить.

За сим статс-секретарь гр. Нессельрод объявил Азиатскому комитету, что имел щастие поднести государю императору журнал онаго, состоявшийся в 24 день минувшаго февраля, о султане Арунгазы и неустройствах, в Малой Орде существующих, и что его величество, утвердив содержание онаго, высочайше повелеть соизволил привести в должное исполнение.

Вследствие сего высочайшаго повеления Комитетом положено:

1. Что касается до приглашения хана бухарскаго и хивинскаго прислать уполномоченных на Оренбургскую линию для совокупнаго совещания по делам, как о сем сказано в вышеупомянутом журнале, поручить оренбургскому военному губернатору, дабы он с первым или с его визирем по своему усмотрению снесся сам, а с последним—чрез хана Ширгазы, который состоит с ним в родственной связи и, следственно, удобнее может наклонить к исполнению требований наших; и если бухарский и хивинский владельцы согласятся на отправление к нам коммиссаров, то чтобы ген. от инфантерии Эссен о времени, к коему должны прибыть на место, уведомил МИД для избрания и отправления туда и чиновника от правительства и вызова к тому же времени хана Малой Орды и почетнейших султанов или старейшин и депутатов от линейных жителей, имеющих претензии на ордынцев и хивинцев. 182

2. Относительно до назначения города, куда отправить на жительство султана Арунгазы, то члены Комитета, признавая, как и прежде, необходимым не оглашать в Орде до времени, что помянутый султан задержан здесь в наказание, находят ныне сие еще нужнейшим, вследствие сведений, из Орды полученных, как выше сего явствует в журнале («в журнале... киргизцами» подлиннике зачеркнуто карандашом) прежняго заседания, дабы не умножать число неблагонамеренных между киргизцами, а потому и полагают оставить его на жительство в С.-Петербурге, яко городе («яко городе... наказанием», в подлиннике зачеркнуто карандашом) соединяющем в себе все удобства, ибо в оном иметь можно ближайший надзор за поведением и перепискою того султана и жительство его в сей столице до времени не будет казаться наказанием. Через управляющаго же МИД объявить ему, что государь император, имея неусыпное попечение о благосостоянии Малой Орды, видел с неудовольствием разные неустройства, произшедшия в оной от родившейся вражды между ханом хивинским и им, султаном Арунгазы, что, желая примирить их, его величество поручил оренбургскому военному губернатору пригласить ханов бухарскаго и хивинскаго прислать на Оренбургскую линию уполномоченных от себя, где совокупно с таковым от нас и от почетнейших ордынцев разсмотреть взаимныя притязания и кончить миролюбно. До того же высочайше повелеть соизволил, дабы он, султан Арунгазы, оставался здесь.

3. Определено, буде из свиты того султана кто-либо пожелает возвратиться в Орду, то ему то же объявив, что и султану Арунгазы, о причине, побуждающей оставить его здесь, отправлять обратно, сделав приличное награждение; а в назначении онаго, как равно прогонов, кормовых денег [384] и на экипаж, сообразоваться с прежними примерами и требовать прогоны, кормовые и на экипажи деньги из Государственнаго казначейства, а подарочные из Кабинета его величества. Исполнение же всего сего предоставить управляющему МИД по испрошении высочайшаго утверждения содержимому в журнале сегоднишнаго заседания.

Пометы: Проект 15-го журнала. На подлинном написано собственною рукою его и. в. тако: Исполнить. В С.-Петербурге 22 марта 1822.

См. легенду к № 124, лл. 16-21. Копия.


Комментарии

181. Обстоятельства захвата р. Илека см. примечание 160.

182. Вопрос о приглашении представителей хивинского и бухарского ханов на Оренбургскую линию возник в связи с упадком караванной торговли. После разгрома хивинских караванов султаном Арын-Газы, хивинцами был разграблен караван, шедший в Бухару. Азиатский комитет в 1821 г., опасаясь прекращения торговли, решил снестись с хивинским ханом и в этих целях предложил освободить хивинских купцов, задержанных в Оренбурге, и отправить их к главноуправляющему Грузией, ген. А. П. Ермолову, который наладил сношения с хивинским ханом. А. П. Ермолову предписывалось направить этих купцов в Хиву с уверениями в дружбе царского правительства и с обещанием наказать Арын-Газы. Упоминаемое в тексте совещание должно было урегулировать взаимные претензии. Насколько позволяют установить наши документы, это совещание не состоялось.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.