Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

116. 1820 г. февраля 19. — Журнал Азиатского комитета о нецелесообразности раздела Орды на 2 ханства с предписанием мер для укрепления в Орде власти хана Шир-Газы.

1820 г. февраля 19 дня Комитет, по азиатским делам учрежденный, имел третие свое заседание. Предмет онаго назначен уже был журналом от 15 сего месяца и состоял в ближайшем разсмотрении сделаннаго оренбургским военным губернатором предложения, чтобы, оставив одну часть Меньшой Киргизкайсацкой Орды под управлением нынешняго ея хана Ширгазы, вверить другую начальству султана Арунгазы, возводя его в ханское достоинство.

Поелику подобный разделения были и в прежния времена поставляемы на вид правительству, то Азиатскому департаменту предварительно сделано поручение собрать из хранящихся в нем дел все сведения, какия только до сего могли относиться, дабы удобнее и с большею верностию судить о предстоящем деле.

Вследствие чего из таковых собранных сведений и представлено было уважению Комитета отношение прежняго оренбургскаго военнаго губ-ра ген. от кавалерии кн. Волконскаго к бывшему товарищу мин-ра ин. дел т. с. кн. Чарторижскому. Из содержания онаго открываются неудобства, предстоящия разделению Меньшой Киргизской Орды на несколько ханств. Неудобства сии состоят в невозможности определить с точностию известные округи и границы для пребывания народу, безпрерывно скитающемуся с одного места на другое, в древнем навыке сих племен состоять под управлением одного владельца и в опасении, что между многими ханами, в одно время повелевающими Ордою, едва ли может сохранено быть взаимное согласие, толь нужное для выгод российской торговли с Азиею.

Комитет, по выслушании сего, обратил свое внимание на время, когда Оренбургский край вверен был управлению ген.-порутчика бар. Игельштрома, который старался постановить систему, совершенно противную вышеизложенному мнению.

Сей генерал, для успешнейшаго введения в Меньшой Орде тишины и благоустройства, находил тогда весьма полезным ослабить власть ханов, умножив число их по крайней мере до троих и ограничив круг их действия таким образом, чтобы сии владельцы в существе своем были только исполнителями воли оренбургского начальства и даже, если возможно, уничтожить совершенно ханское достоинство.

Сии предположения отчасти были приведены в исполнение, и Орда оставалась долгое время без хана под управлением Пограничнаго суда, расправ и поколенных старейшин, но вместо того чтобы доставить желаемое спокойствие, все сие было источником величайших безпорядков и волнений, колебавших Орду в течение нескольких лет и грозивших [350] опасностию пределам империи, а по тому самому императрица Екатерина II обратилась наконец к прежней системе и повелела возстановить в Меньшой Киргизской Орде одного хана. 165

Таким образом существовало единство власти до смерти хана Джантюри; после сего правительство, удовлетворяя желанию 2-х враждовавших между собою в Меньшой Орде партий, утвердило в 1812 г. для каждой особаго хана. 166

Разделение сие, хотя не представило до ныне больших неудобств, не может, однако, быть принято примером, ибо при оном разделении, кроме того что оба хана взяты из фамилии Абулхаировой, один из них, султан Букей, избранный в ханы вместе с султаном Ширгазием, находился с 1801 г. в Астраханской губ. на непременном кочевье с подвластными ему улусами, составлявшими с того самого времени совсем особую Орду, имеющую естественною границею р. Урал.

Комитет, сообразив все сии обстоятельства с мнением, от ген. Эссена представленным, и с теми разсуждениями, кои изложены в журнале первого его заседания, не находит удобства разделить на 2 части управляемых ханом Ширгазы киргизцев яко обитающих в пространных степях, в коих нет такой черты, которую можно бы указать границею между одним и другим отделением и которую самая природа заставляла бы уважать, без чего киргизцы будут безпрерывно переходить назначаемый мысленно рубеж, ибо но отдалённости невозможно употребить противу их мер понудительных; а потому самому Комитет и не видит достаточнаго обезпечения, чтоб разделение сие не навлекло снова тех же безпорядков и волнений в Орде, какия были следствием распоряжений ген. бар. Игельштрома.

По сему уважению Комитет предпочитает:

1. Хану Ширгазы быть по-прежнему единственным повелителем над киргизкайсаками Меньшой Орды, располагающимися кочевьем от Верхней Оренбургской линии до р. Сыра и далее на всем пространстве степей, на пути к Хиве и Бухарии лежащих, на точном основании высочайших грамот, по случаю утверждения сего хана в его достоинстве данных.

2. Для устранения вредных последствий, могущих возникнуть от взаимной вражды, между сим ханом и султаном Арунгазы существующей, и от неудовлетворения сего последняго в его искательстве быть возведенным в ханское достоинство, пожаловать Арунгазы украшенную алмазами золотую медаль и определить годового содержания по 500 руб. ассигнациями, объяснив ему, что знаки монаршаго благоволения не престанут на него изливаться по мере его усердия к пользам престола и чистосердечная содействия хану Ширгазы в сохранении между киргизкайсаками спокойствия, порядка и благоустройства и в прикрытии проходящих по степям караванов.

3. Внушить хану Ширгазы, чтобы и он, прекратив свою вражду с султаном Арунгазы и примирившись с ним, старался споспешествовать благим намерениям высшаго правительства, которое в противном случае найдет себя принужденным употребить против него меры строгости.

4. Поручить оренбургскому военному губернатору сделать зависящия от него распоряжения, дабы оренбургское пограничное начальство при всех случаях вообще, а особливо при свиданиях с ханом Ширгазы и в сношениях и переписке с ним, оказывало ему возможное уважение и почтительность, руководствуясь примерами прежних времен, когда хану Абулхаиру и его наследникам, яко особам, облеченным от правительства властию и правом верховнаго повелительства и доверенности удостоенным, изъявляемы были все знаки почтения и внимательности, что всегда находимо было надежнейшим способом привязать сих владельцев к Российской державе, придать им более веса в подвластном им народе и с помощью их успешнее достигать своих предположений и видов. 167 [351]

5. На сей конец, пригласить его же, ген. от инф. Эссена, дабы от ныне навсегда в поведении с ханом и в управлении Ордою постановлено было твердым и непреложным правилом, чтобы пограничное начальство не имело никаких непосредственных сношений с султанами, родоначальниками и другими старшинами и вообще с кем-либо из киргизцев Меньшой Орды, но чтобы все таковыя сношения производились через хана, к коему должны быть обращаемы требования по делам службы; чтобы начальство сие не вмешивалось во внутренния или домашния действия Ханскаго совета без особых о том представлений со стороны хана; чтобы определение в звание старшин и всякаго рода отличия и награды делаемы были киргизкайсакам единственно по удостоению и ходатайству хана. В случаях же необыкновенных, естьли б местное начальство признало необходимым наградить кого-либо мимо хана, представлять о том МИД, с изъяснением причин, побуждающих к таковым поступкам, и ожидать от него разрешений.

6. Управляющего Оренбургскою пограничною комиссиею ген.-майора Веселицкого, во уважении к другим его занятиям но военной части, не позволяющим ему посвятить все свое время для дел, составляющих предмет упражнений той Комиссии, уволить от занимаемаго им звания председателя, назначив на его место другаго чиновника 4-го или 5-го класса из МИД, 168 от котораго определить также пристава к хану, подобно тому как таковые чиновники находились прежде при лице ханов или наместников калмыцких и ныне при калмыках, каранагайцах и других кочевых народах находятся.

Пристав сей должен будет присутствовать в Ханском Диване или Совете и иметь при себе небольшой штат, подобный калмыцкому, завися от управляющаго Пограничною комиссиею, а сей последний, состоя под начальством оренбургскаго военнаго губернатора, будет доносить обо всем и МИД.

7. Управляющему Коммиссиею или председателю оной вменить в непременную обязанность, чтобы султаны и старшины киргизские, заседающие в оной, допускаемы были принимать свободно полное участие в разбирательстве дел, до Орды касающихся; чтобы без сих членов Коммиссия не приступала ни к каким окончательным решениям и чтобы их мнения, каковы бы они впрочем ни были, вносились для справок в журналы или протоколы ея заседаний.

В заключение Комитет разсуждал, что из всех до ныне собранных сведений открывается главным источником зла, гнездящегося в Меньшой Киргизкайсацкой Орде и толь много озабочивающаго начальство, — взаимныя притязания, возникающая между пограничными российскими жителями и киргизцами, и самовольные возмездные поиски, барантою называемые, а потому все члены признали полезным подтвердить, дабы сии баранты, в последствиях своих толико пагубныя, носящия в себе вредное семя вечных раздоров, неустройств и междоусобий, навсегда наистрожайше воспрещены были; чтобы самоуправство, какое линейные обитатели нередко себе позволяют, преследуемо было всею силою и властию главнаго местнаго начальства и чтобы впредь всякаго рода взаимные иски и притязания подвергаемы были одному законному суждению Пограничной коммиссии. Сим кончилось третие заседание Комитета, и по общему согласию предоставлено управляющему МИД журналы по всем предметам заседаний сего Комитета подносить его и. в. и испрашивать по оным высочайшаго разрешения.

Подлинный подписали: Гр. В. Кочубей. Гр. Д. Гурьев. Кн. Волконский. Гр. Несельрод.

См. легенду к № 112, лл. 126-132 об. Копия.


Комментарии

165. В 1791 г. ханом был назначен султан Ер-Али.

166. Одновременное назначение двух ханов в 1812 г. — Шир-Газы для казахов, кочевавших в зауральских степях, и Букея для Внутренней Орды — не находилось в непосредственной связи с убийством хана Жан-торе.

167. Эта программа укрепления колониального господства царизма в Казахстане горячо защищалась А. И. Тевкелевым и П. И. Рычковым, но далеко не всегда проводилась царской администрацией (напр. кн. Путятиным и А. Ф. Давыдовым).

168. Назначен был председателем Пограничной комиссии В. Ф. Тимковский (вместо ген. Г. П. Веселицкого). Это назначение симптоматично: Тимковский, находившийся в неприязненных отношениях с военным губ-ром Эссеном, занял позицию, враждебную Арын-Газы, не из принципиальных соображений, а потому, что Эссен поддерживал Арын-Газы. Все донесения Тимковского в Азиатский департамент и в Азиатский комитет крайне тенденциозны. Они все направлены на защиту хана Шир-Газы и на обвинение в вероломстве и неверности по отношению к России султана Арын-Газы. Не без влияния донесений Тимковского Арын-Газы был задержан в России.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.