Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

106. 1828 г. февраля 4, — Записка сенатора Ф. И. Энгеля управляющему МИД гр. К. В. Нессельроде о земельных захватах и о торговле в Букеевской Орде.

В 1800 г. киргизский султан Букей Нуралиев просил правительство позволить ему с приверженными ему киргизами из зауральской киргизской степи перейти на всегдашнее кочевье на внутреннюю сторону. Позволение сие было ему дано, и подведомственные ему киргизы в числе 5000 кибиток водворились между Уралом и Волгою. По совершенной нищете сих людей они могли занять весьма малую лишь часть обширных земель, между сказанным реками лежащих; соседы, частию по безплодности, а более потому, что земли сии не приносили им никакой вещественной пользы, не полагали киргизам никаких препон, когда они по образу кочевой жизни выходили из пределов не составлявших ничьей собственности земель, и киргизы, пользуясь невозбранно почти всеми землями, между Уралом и Волгою лежащими, привыкли почитать их своими.

Обильныя пастбища способствовали разведению скота и, наконец, сильному умножению стад, способы же пропитания — усилению народонаселения, и скоро киргизы должны были занять не только все те земли, на которыя кроме их никто не мог делать никакого притязания, но вместе с тем встретиться с соседами, из которых некоторые и правильно, и неправильно захватывали места тем охотнее, что киргизы стали иметь в них необходимую надобность.

Теперь земля, которою киргизы пользуются безспорно, окружена участками частных владельцев по берегу Каспийского моря, от Курхая до Телепнева кордона; землею кондуровских татар, от кордона сего по копаням до горы Чапчачи; далее землею, назначенною для перекочевки калмыков; отсюда до Узенской линии казенною землею, никем не занятою, принадлежащею к Астраханской губ., известной под названием Уральской степи; потом произвольно проведенною линиею по правому берегу р. Малаго Узеня в разном, местами значительном, разстоянии от реки; далее, таковою же линиею, проведенною по западной опушке камышей Камыш-Самарских озер и отсюда прямою линиею до р. Курхая.

Поверхность сего, повидимому, обширнаго пространства земли составляет более 4 000 000 дес., но более четвертой части ея совершенно безплодна, покрыта солончаками и солеными озерами и таковое же, по крайней мере, пространство составляют пастбища скудныя или, по неимению воды, к употреблению неудобныя.

После побега в 1771 г. калмыков, занимавших сии места, остававшиеся потом пустыми, долины на Рын-песках покрылись лесом, который, однако, по водворении здесь киргизов скоро был истреблен, потому что почитался общественною собственностию народа, не имеющаго надлежащаго понятия о хозяйстве, и как сверх того камыши по Камыш-Самарским озерам и Каспийскому морю теперь от киргизов отчуждены, то они не имеют совершенно в безспорном владении мест, удобных для зимняго кочевья.

Киргизы сей Орды со всех сторон окружены русскими, и потому они не имея способов злодействовать, сделались мирными пастухами, прямое же начальство их старалось, сколько возможно, предупреждать внутренния несогласия и устранять всякое постороннее влияние сколько возможно, от чего народ умножился и разбогател.

По довольно близкому к истине щету полагается в сей Орде кибиток около 10 000, мужеска пола душ 42 000, верблюдов 52 000, лошадей 500 000, рогатаго скота 100 000 и баранов 2 000 000.

Обширное скотоводство сие доставляет киргизам столь достаточное пропитание, что они, по, свойственной всем кочующим народам любви к праздности, не занимаются почти никакими изделиями, и все избытки их, [293] поступающие в торговлю, суть единственно скот и грубыя произведения стад их, пух и кожи.

Торговля сия производится:

1. По Узенской линии и в особенности в Глининском форпосте чиновниками и казаками Уральского войска. Главное участие в сей торговле имеют обыкновенно местные начальники. Торговцы покупают товары в Уральске из третьих рук и променивают киргизцам всегда по высоким ценам и с довольно отяготительными условиями.

2. По нижней части Уральской линии, от Кулагинской крепости до Гурьева городка, во время зимы, когда киргизы кочуют около сих мест.

3. Около Астрахани, на так называемом Калмыцком базаре, также зимою. Здесь киргизы променивают до 50 000 баранов ежегодно, получая за них большею частию бумажныя изделия хивинския, которыя они для зимы предпочитают русским, потому что оне толще и, следовательно, теплее.

4. В мочагах около Астрахани, по Каспийскому морю, куда выезжают из Астрахани татара и армяне.

5. При Елтонском озере, куда приезжают купцы с товарами из Камыщина и Саратова.

6. В удельном селе Чертанле Саратовской губ., где бывает ярмарка 1 октября. Здесь киргизы выменивают в значительном количестве хлеб, большею частию пшеницу и просо.

7. По кордонам Чижинским и Деркульским.

8. По кордонам Кушумским.

9. При ханской ставке. Здесь начинает образоваться торговля довольно значительная. В октябре и ноябре месяцах сего года (1827) променено здесь одного хлеба 3000 четвертей. Осенью привозят, кроме товаров, арбузы, яблоки и другая лакомства, которые охотно разкупаются богатыми киргизами.

10. Наконец, значительнейшая торговля производится в самых кочевьях киргизских. При урочищах Уялы и Чапчачи бывают съезды в апреле месяце, где купцы, приезжающие из внутренних городов, покупают баранов за наличныя деньги, и сверх того безпрерывно разъезжают по Орде купцы и даже киргизы с товаром, взятым от купцов на коммисию.

11. В последние годы киргизы начали гонять лошадей на внутренния ярморки по Оренбургской и Саратовской губерниям.

Торговля сия весьма важна и достойна особеннаго внимани и поощрения. Смело сказать можно, что баранов внутренние киргизы продают и променивают ежегодно по крайней мере 300 000, которыя по меньшей цене стоят 1 800 000 руб., и сверх того, по крайней мере на 200 000 руб. других произведений, в числе которых однаго пуху козьяго на 80 000 руб.

Таким образом, Орда сия сбывает ежегодно скота и грубых произведений скотоводства на 2 000 000 руб. и получает за то большею частию произведения наших фабрик.

Желать бы должно, чтобы сею торговлею занялись значительные торговцы. Покупая из первых рук, они могли бы продавать дешевле нынешних мелочников и, умножая сбыт наших изделий, уменьшить расход хивинских и вместе с тем, что еще гораздо важнее, прекратить совершенно всякое сношение киргизов с хивинцами, всегда к нам враждебными и всегда готовыми, по корыстолюбию и изуверству, воставлять киргизов против иновернаго им начальства и соседей.

По сказанному здесь заключить бы должно, что богатство киргизов Внутренней Орды должно постепенно возрастать, и заключение сие до сего времени действительно подтверждалось на самом деле, но ныне кажется успехи сии достигли пределов своих, не естественных, не основанных на каких-либо неблагоприятствующих и неотвратимых обстоятельствах местных, но к сожалению, стесненных произвольно, по [294] неопределенности прав, невниманию прежняя начальства, к пользам народа безгласнаго, и может быть, от некоторых несправедливостей.

Первая потребность народа кочеваго состоит в обильных пастбищах. Выше уже сказано, что земли в сей стране получили цену только потому, что здесь водворились киргизы. В невежественной простоте своей они полагали, что они всегда беспрепятственно будут пользоваться местами, никому кроме их не нужными; но чем более возрастала с числом и достоянием их и нужда в сих местах, тем более, и весьма естественно, они возбудили желание соседей воспользоваться сею нуждою. Опустелый ныне дом султана Шигая Нуралиева служит подтверждением сего. На построение его потребно было время, он жил в нем, и вдруг оказалось, что он построен на земле помещичьей, и его велено снести. Калмыки до побега их в 1771 г. кочевали по Узеням, Чижам, Чагану, Деркулу, Кушуму, т. е. по всему пространству между Уралом и Волгою. Самыя названия урочищь служат мертвыми, но гласными доказательствами сего, по недостатку живых. После побега их места сии были долго совершенною пустынею. Около 1787 г. правительству угодно было в вершинах Большаго Узеня завести город. Уже начато было строение казенных зданий, как есаул Бородин, нынешний войсковой атаман, послан был на Кавказскую линию к командовавшему ею и Астраханскою Губ. ген. П. С. Потемкину ходатайствовать об остановлении строения города, заведеннаго будто на землях, принадлежащих Войску уральскому. Город не был достроен. Уральские чиновники полагают, что доказали тем принадлежность им всего течения обоих Узеней, но на месте сем находится теперь селение удельных крестьян и таковыя же еще далее вниз на 100 вер.

В последствии времени заведен был казачий кордон при Большом Узене, в 1813 же г. занят весь Малый Узень, и с сих пор уже не допускались свободно киргизы на зимовку в Камыш-Самаре. Киргизы, кажется, имеют здесь полное право жаловаться на обиду, ибо никакому не подвержено сумнению, что Уральское войско самоуправно переступило черту своих владений, и хотя имеет оно далее и план, предварительно выданный от проходивших по черте границ войсковых земель с Астраханскою губ. землемеров Оренбургской и Саратовской межевых кантор, и хотя действие сие произведено в силу указа Правительствующаго Сената, но не видно, чтобы при сем отводе, по указанию Войска уральская, были депутаты от киргизов или даже со стороны астраханская губернскаго правительства, и дело представлено в Межевой департамент, от котораго, сколько известно, разрешения еще не последовало. В прочем из самая плана сего очевидно, что одно тут действовало домогательство Войска уральская без всякаго соседняя участия, которое, однако же, но правилам межевым необходимо; стоит взглянуть на предполагаемую вновь границу, чтобы в сей истинно убедиться; тут даже и по Малому Узеню приурочки нет по живому урочищу, а оба берега реки сей замежеваны во владение уральцев.

Необходимо нужно, что бы киргизы были наделены землями в потребном количестве и качестве, дабы предупредить ропот народный, безпокойство и то необходимое трение, которое неминуемо последовать должно, когда кочевой народ начинает чувствовать недостаток в удобных пастбищных местах.

По всей справедливости следует возвратить киргизам не только Малый Узень, но и пространство земли между Узенями и Камыш-Самарския озера; сверх того, можно бы им отвести прилегающую к нынешним их кочевым местам казенную землю Астраханской губ., никем не занятую, и часть земли, назначенной для солеводцев, им ненужную, которая остаться должна излишнею, за неделением их и нарезкою дороги на основании доклада 1806 г. 148 Для удобнейшей зимовки следовало бы их допускать и к Каспийскому морю, но как нужныя здесь киргизам земли [295] принадлежат помещикам, то потребно, чтоб высочайшая власть решила сие дело.

Таким образом киргизы на первый случай были бы обезпечены в землях, но впоследствии времени могут возникать новыя затруднения: стада могут, и вероятно будут, умножаться, камыш может быть истребляем и по постоянно замечанному уменьшению количества воды в том краю, может изтребиться, а потому нужно заблаговременно придумать средства к возможному отвращению сих неудобств.

Одним из лучших и вернейших должно казаться постепенное и с должною осторожностию произведенное приохочивание киргиз к оседлой жизни, которая не иначе основаться может, как приобретением собственности, охраняемой законами. Можно бы предоставить главному над ними начальству испытать следующий способ. Киргизы летом кочуют по всей степи, на так называемых общих пастбищах, но зимою каждый род привык отходить с стадами своими обыкновенно в одни и те же места, где находят они возможное убежище от стужи для скота своего. Сии места главнейше находятся в Рын-песках, около Камыш-Самарских озер и при море, где им в сем последнем месте сие позволяется частными владельцами, между рек Узеней, вблизи Камыш-Самарских озер, когда разрешится нынешний неправильный со стороны уральских казаков, спор о владении сими землями; равномерно нарочитое количество земель для зимних кочевок найтися бы могло в сих то местах, которыя в летния месяцы оставляются впусте и где трава выростает свободно, можно бы желающим из тех самых родов, кои на оных зимнее кочевье свое постоянно имеют, отводить количество земли соразмерное пространству и числу объявляющих желание завести какое-либо постоянное хозяйство в исключительную собственность, с тем однако же, чтобы прочим от того никакого не последовало стеснения. Новые собственники сии, заведя какое-либо хозяйство и со временем построив жилыя домы, не станут, вероятно, покидать заведений своих без надзора во время отсутствия на летнее кочевье и будут оставлять при оных караулы, да и сами возвращаться по временам для кошения сена и уборки хлеба и огородов. Постепенно заботливость подобная естественно возрастать должна, и наконец, понятие о собственности исключительной и неотъемлемой, под защитою законов, привяжет и киргиз к месту, которое содержит в себе их прочное благосостояние, чего теперь они вовсе чужды, не быв привязаны ничем к местам общаго владения, где после потравы корма не оставляют они ничего, чем бы дорожить могли. Надеяться можно, что тогда будут сберегаемы леса, растущие по многим местам, теперь без пощады изтребляемые и сожигаемые, и киргизы будут уже иметь тогда много удобных для зимовки мест ...

Далее следует изложение проекта административного устройства и судопроизводства в Букеевской Орде.

... На сем основании можно бы согласиться на всегдашнее кочевание киргизов по Чижам, Деркулу и Кушуму, с сохранением сделаннаго ныне распоряжения, чтобы они имели на то от хана письменное позволение.

В сих местах, и даже между Узенями, водворились башкирцы, перешедшие сюда самовольно из 9 кантона. Своевольство сих людей известно местному правительству: они похищают весьма часто скот у киргизов, которые легко могут потерять терпение и покоситься на баранту. Никто не может ручаться за гибельныя последствия перваго действия мщения, свойственнаго киргизам, обнаруживающегося всегда барантою и сохранившагося, вероятно, еще в памяти перешедших из-за Урала. И справедливость, и осторожность требуют, чтобы пришлецы сии были немедленно возвращены под общий надзор начальства своего.

Здесь, может быть, место говорить о перепуске за зимнее время скота зауральских киргизов на внутреннюю сторону. Сей перепуск находится в прямой противуположности с недостатком земли для внутренней Орды; [296] уральские чиновники имеют случай оказывать снисхождение впуске к Камыш-Самарским озерам то внутренним киргизам, то зауральским, но кроме многих других причин к уничтожению перепуска того довольно уже того, что внутренние киргизы нуждаются в земле и что настоит необходимая надобность прервать решительно всякое сношение их с буйными однородцами.

В заключение упомянуть должно, что кроме сей последней меры все прочил, здесь предполагаемый, должны быть приводимы в исполнение постепенно и таким образом, чтобы казалось, что оне принимаются по крайней необходимости для пользы самих киргизов.

Правило сие должно служить руководством местному над киргизским народом начальству, которое не оставит пещись сколько возможно о пользе народа, попечению его ввереннаго, и вместе с тем о пользе отечества.

Т. с. сенатор Федор Энгель.

Пометы: К № 123. К № 160. 1828.

См. легенду к № 105, док. на лл. 121-133 об., лл. 121-139 и 132 об.-133 об. Дата и адресат определены по сопроводительному отношению сенатора Ф. И. Энгеля управляющему МИД гр. К. В. Нессельроде от 4 февраля 1828 г. (лл. 118 и 173-176 настоящего дела).


Комментарии

148. Для правильного понимания данного замечания необходимо иметь в виду, что ревизия сенатора Ф. И. Энгеля была вызвана восстанием казахов Букеевской Орды. Меры, предлагаемые Ф. И. Энгелем, преследовали цели борьбы с этим восстанием (см. Труды общества по изучению Казакстана, т. VII, вып. II).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.