Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

105. 1825 г. июля 20.—Рапорт ассесора Оренбургской пограничной комиссии А. Д. Кузнецова оренбургскому военному губ-ру П. К. Эссену о необходимости расширить места кочевок для казахов Букеевской Орды с описанием земельных захватов у казахов старшиной Уральского казачьего войска и частными лицами.

Список с рапорта асессора Оренбургской пограничной комиссии титулярнаго советника Кузнецова г. оренбургскому военному губернатору от 20 июля 1825 г.

Имев щастие рапортовать вашему высокопр-ву от 27 числа прошедшаго апреля за № 48 об утверждении формальной межи киргизами Внутренней Букеевой Орды с кундровскими татарами и окончив прочия поручения ваши по предписанию от 2 октября 1824 г. за № 718, вообще о последствиях и образе окончания дел сих, с подробностию имею честь почтеннейше донести вашему высокопр-ву.

1. Утверждение помянутой межи было производимо генеральным землемером титулярным советником Петуховым при мне, при поверенном от кундровских татар, при дворянском заседателе Красноярского земского суда Булыгине, при депутате, отряженном от астраханскаго г. гражданскаго губернатора, губернском уголовных дел стряпчем 144 надворном советнике Маркове и при депутатах, назначенных от высокостепеннаго хана Джангера, султане хан Шигаеве и старшинах Кенжалие Курман Кожиеве и Токмане Тлявове, на основании взаимнаго спорившихся сторон согласия и по изъявленному мне предположению астраханскаго гражданскаго губернатора, чтоб спорной участок с колодцами, по причине претерпеваемой кундровскими татарами нужде в худуках, 145 разделить пополам. На что, также по убеждению моему, письменно изъявил согласие его высокостепенство с тем, чтоб верхняя часть земли с колодцами, от горы Чапчачей, осталась для киргизов, а нижняя, к морю, для татар; в изъявлении таковаго согласия, как лично объяснялся со мною высокостепенный хан, [285] руководствовался единственно тем, чтоб положить конец столь долго продолжавшемуся спору, и по тому, придерживаясь линии, пройденной в 1818 г. землемером Федоровым и назначенной на карте г. главноуправляющим в Астраханской губ. ген. от инфантерии Ермоловым, худуки Кадыр, Ингель, Ульган и Маяшагил разделены пополам; Замустан, Залтрак, Байбак, Шагил и Безъимянный остались на стороне татар; Шошкали, Яман, Иткожа и тоже Безъимянные замежеваны для киргизов; из первых одни Шошкали, по назначенной на плане линии, хотя и заключаются теперь в даче татар кундровских, но в натуре и они отошли к киргизцам, ибо прежде показаны были без меры, по примерному только разстоянию. По таковому разделению из спорнаго участка досталось земли для ординцев 42 635 дес. 800 саж., а для татар 40 151 дес. и тоже 800 саж. Утвержденная таким образом формальная межа на прежнем плане, по требованию моему, землемером назначена особыми линиями.

2. Относительно претензий о платеже киргизцами оброков за допуск к морю для зимняго кочевания, высокостепенный хан уведомил меня только об одной бывшей еще при султане Шигае Нуралиеве в 1822 г., что прикащики Богатинских промыслов кн. Юсупова, Василий Павлов и Андрей Яковлев, взяли за сие с разных киргизцев скотом, деньгами, разными изделиями и принуждали работать, косить для них камыш и на ватагах накладывать лед в погреба, а других претензий до него не доходило; ибо, по словам его, киргизцы сами по себе, удаляясь от тяжебных дел, таковыя притеснения и убытки переносят хотя и с неудовольствием, но особенных жалоб не подают, лишь бы только избавиться, по ординской их неопытности и незнанию законов, от судебнаго производства, о чем многие из ордынцев и сами лично мне подтверждали, а об означенном взыскании, доведенном от Шигая до сведения астраханскаго г. гражданскаго губернатора, от котораго поручено было изследование Красноярскому земскому суду, от онаго во требованию моему дано мне знать, что прикащики в том не признались; и что об оказавшемся по сему с приложением изследования и подписки одного старшины, данной прикащику Грузинову, о неимении от киргиз никаких претензий того ж года донесено было гражданскому губернатору. Следовательно, дело о сем в производстве по астраханскому губернскому начальству, и я хотя просил от его пр-ва уведомления по сему обстоятельству, с тем чтоб доставлена была и подписка на случай разрешения иска претендателей, но ожидая в деревне Кожетаевке, о сем не получил от него предписания. Кроме сего обнаруживалась еще другая претензия: обращаясь с требованиями моими к местным кардонным начальникам Каспийской линии, не доходило ли до них от киргизцов каких-либо подобных жалоб и на каком основании они допускаются к морю, один из них, есаул Персианов, известил, что прикащики ватаг кн. Юсупова по приморским буграм и низменностям занимают весьма пространное количество земель, обставляют их маяками, под предлогом их надобности, и после впущают на оныя киргизцев, но с каким условием — неизвестно; что прикащик Новинской ватаги зимою 1823 г. Черкесскаго рода со старшины Бекмамбетя Турмамбетева за прикочевание требовал оброк баранами и прочим, а после, по недаче онаго, под видом потравы сена задержал у него скот и, требуя несоразмерной платы, вынудил с него значительное число баранов. Все сие, по отобранному мною показанию, подтвердил старшина Турмамбетев, изъявляя всего иску с прежде взысканными деньгами на, 471 руб. Что киргизы со стороны приморских владельческих дачь кн. Юсупова и графини Безбородко не допускаются свободно зимовать в приморских окружностях по черневым камышным буграм и низменностям, в противность высочайше утвержденнаго положения 1806 г. мая 19 дня, 35, 36 и 37 пунктов, 146 доказывают сии притязания и жалобы поверенных графини Безбородко. Все оныя места заключаются в дачах сих владельцев, из коих, как значит по [286] уведомлению Астраханской казенной палаты, первым помещиком поступили одни по покупкам частями из Ножевой канцелярии, а другие отданы по силе высочайшаго рескрипта 1785 г. о раздаче пустопорозжих земель и потом по разным наследствам и покупкам же достались во владение к двум помещикам; рыбныя ловли у кн. Юсупова по берегу морскому состоят по указу 1798 г. марта 20, до исключения из оброка, без переоброчки, за которыя платит в казну ежегодно по 15 руб. У них земли удобной и неудобной на разстоянии около 300 вер. по берегу моря 331 942 дес., а может быть и более, ибо воды морския, по уверению старожилов, с давняго времени обмелели, следовательно, и берега должны открыться и удалеть соразмерно упадку воды по причине их плоскости. Но и кроме сего по числу и пространству остается без достаточнаго заселения, о котором хотя и ожидал я сведения от Красноярскаго земскаго суда, но по 5-ти отношениям и даже за подтверждением астраханского гражданскаго губернатора в течение 6-ти месяцев не получил исполнения и потому в передний еще проезд по Каспийской линии по разведываниям составленную о том записку с примечанием моим, основанным на местных соображениях, имею честь представить вашему высокопр-ву на благоразсмотрение, осмеливаясь удостоверить, что без предоставления в сих местах удобных и достаточных участков киргизам на зимнее прибежище по числу кибиток и пригоняемаго скота или без дозволения кочевать зимою безвозбранно они дойдут до раззорения и в жестокия зимы, подобно как в нынешний год, скотоводство их будет подвергаться всегдашней гибели, ибо в камышах только и низменностях около моря могут спасать и укрывать скот свой от непогод и буранов; а по безлесности берегов и степей те же камыши необходимы и самим вместо дров для варения пищи. Не одно мое удостоверение может засвидетельствовать сию необходимость: высокостепенный хан Джангер представил ко мне копию с отношения Астраханскаго губернскаго правления на имя бывшаго астраханскаго комменданта ген.-майора Дельпоццо от 7 генваря 1820 г. за № 88, где с отзыва гражданскаго губернатора значит, что по делам Канцелярии губернаторской и Губернскаго правления, а тем не менее и частным образом совершенно известно, что почти ежегодно в зимнее время киргизкайсацкой народ Букеевской Орды для укрытия себя со скотом от вьюг и непогод прикочевывал к прибрежным буграм, камышам и низменностям, входящим в состав дачь помещиков графини Безбородко и кн. Юсупова, по причине назначения в сей самой стороне на местах, в частное владение непринадлежащих, зимовки киргизской 36-м пунктом высочайше утвержденнаго в майе месяце 1806 г. положения о наделении кочующих народов землями и по тому что 35-м пунктом того ж положения назначено киргизцам кочевать до моря. Хотя же сие положение со стороны Астраханской коммиссии не приведено еще в действие и решительнаго положения не сделано, но по одному таковому невыполнению киргизской народ не должен лишиться высочайшей милости в таком предмете, которой для благосостояния онаго народа необходимо нужен, кольми паче, когда сильные морозы и большие снега заставляют искать надежнаго убежища ординцам для спасения скота своего как единственнаго их имущества. Тогда же, не дожидаясь новаго разрешения от высшаго начальства, предоставлено назначить им зимнюю кочевку в тех местах, где они в прежние годы зимовали, поставив в обязанность как Шигай султана и управлявших имениями графини Безбородко и кн. Юсупова о нечинении взаимных ссор и притеснений, а Шигая султана определено удостоверить, что он, г. гражданский губернатор, о немедленном наделении киргизцев предназначенными высочайше утвержденным положением кочевьями и местами ходатайствует у г. главнокомандующего в тамошнем краю я надеется, что непременно в том же 1820 г. дело сие приведется к концу, а тогда и все неудобства, чувствуемый киргизским народом, сами собою прекратятся. [287]

Из сего следует, что астраханское начальство само не отвергает сей необходимости и утверждает притом, что назначенный для них места состоит в помещичьих дачах. Но с того времени, равно и с 1806 г., по вытребованный мною сведениям от Астраханский казенной палаты, от Коммиссии о наделении кочевых народов землями и от старшаго землемера Резанова, никакого не учинено положения и, как видно, не принято мер довести до сведения правительства, что таковых свободных мест около моря не находится: от сего—утеснения для киргизов и жалобы от помещиков, а ординцы между тем около 20-ти лет относительно приморских земель остаются без настоящаго наделения; что далее сих дачь от моря к степи по песчаному и возвышенному грунту земли нет никаких низменностей, камышей и черневых камышных бугров, о том удостоверился я проследованием чрез всю Каспийскую линию. О той же необходимости в сих именно землях предполагал в 1806 г. ген.-маиор Завалишин, на котораго было возложено дело о наделении кочевых народов землями и который, как известно, лично обозревал сии пространства. По 24 пункту мнения его, представленнаго на высочайшее усмотрение, назначено, чтоб Букею султану с его подвластными дозволить зимовать по черневым камышным буграм и низменностям на землях и из дачь графини Безбородко и кн. Юсупова, частию в казну поступить имеющих, яко местах для него необходимо нужных. Противу сего г. министр вн. дел при докладе своем изъяснил, что землям сим нельзя сделать никакого назначения прежде нежели оныя отойдут от помещиков и что вообще обстоятельство сие должно быть решено Правительствующим Сенатом при совокупном его о землях и рыбных ловлях на Каспийском море положении. Однако ж положение сие, предоставленное решению Правительствующаго Сената и по мнению г. министра вн. дел долженствующее быть в общем соображении о нуждах киргизов, не получило еще окончания, ибо Астраханское губернское правление дало мне знать, что дело об одноверстной пропорции морскаго берега и рыболовных рек, помещикам принадлежащих, для пристанища рыбопромышленников и устройства ватаг находится: в разсмотрении вышняго правительства и получило ли окончание - Губернскому правлению неизвестно. В прочем предположения по сему делу относятся только до береговых мест, а не до внутренних земель, способных для кочевья киргизцев и других народов.

Отзыв сей предаю на благоразсмотрение вашего высокопр-ва: сила назначения по высочайше конфирмованному в 11 день сентября 1803 г. докладу Правительствующаго Сената о правах владельцов, имеющих ж берегу Каспийскаго моря земли и рыбные промыслы, основаны на том, что одноверстная квадратная пропорция земли для каждой ватаги назначается для ограничения владельцев в излишних землях, что остающуюся за сим по берегу морскому землю между селениями и заведениями промыслов надлежит обратить для вольных промышленников для таковых же заведений и пристанищ; и наконец, по тому яге докладу изъяснено, что из дачь сих некоторый от казны куплены для заселения, а другая отданы для хозяйственных заведений, коих соответственно пространству по сие время достаточно не возведено. А как в обеих дачах по большей части одни ватаги и некоторый из них за мелководней уничтожены, главная же промышленность и доход от рыболовства, то для сих помещиков и внутрь берега не предстоит особенной необходимости для одних ватаг без хлебопашества и значительного скотоводства удерживать безполезно столько земель, которыя по качеству своему для них неудобны, что доказывает и самое изчисление таковых мест; но они совершенно, по причине камышей, низменностей и обмелевших заливов, выгодны и необходимы для охранения киргизскаго скотоводства, и то в зимнее только время, ибо летом, по необыкновенному множеству комаров, пребывание для скота там невозможно. Имея в виду означенный закон, что земли сии [288] предоставлены за ними, я не дерзнул бы изложить сих мнений, если б не видел нужды и не слышал жалоб целаго народа. Поводом к сему было и то не менее, что астраханское правительство и ген.-маиор Завалишин после сего закона давно о том же удостоверяли и что мнение его, как выше значит, бывшее в виду у высочайшей власти, по соображению министра вн. дел оставлено решению Правительствующаго Сената. И по тому естьли благоугодно будет вашему высокопр-ву к защите Внутренней Букеевской Орды взойти милостивым вашим предстательством, то предлежит к тому удобный случай, доколе не кончено положение о ватагах. Высокостепенный хан Джангер доставил ко мне приговор, составленный султанами, старшинами и почетными из киргизцев о нуждах народа сего в земляных владениях, испрашивая оныя по берегу моря и до р. Большаго Узеня с Камыш-Самарскими озерами, по причине размножения людей и скотоводства, и изъявляя при том желание заселить места сии для зимняго прибежища прочными жительствами по примеру селений кундровских татар, Сеитовскаго и Кожетаевскаго, которые летом кочуют в степях, а на зиму возвращаются в сии жилища; желание ординцев о заселении сих земель, по, личному моему в Орде удостоверению, не подвергается никакому сомнению, и прочное водворение щитаю для них необходимым и соответственным для выгоды сего края от их скотоводства, где песчаная почва земли едва ли когда будет благодарна к трудам земледельца.

3. Места, лежащие между рек Большаго и Малаго Узеня, кои просят киргизцы, в поперечнике от 30-ти и до 60-ти вер., а длиною от Камыш-Самары до верхняго Таловскаго кордона около 150-ти вер., изобилуют паствами, но главнее всего нужны киргизам по причине прибрежных водопоев, в коих осенью и зимою от вымерзания в худоках воды, когда еще нет снега, нуждаются совершенно, особенно около Камыш-Самарских озер, где зимует ежегодно около 3000 кибиток со скотом, зимнее пребывание их сохраняет скотоводство, но и здесь неизвестно почему Уральское казачье войско 147 свободно их не допускает. Р. Большой Узень в астраханском правительстве, (Так в подлиннике) по планам и по пожалованию для киргизов, щитается настоящею границею для их земель, ибо сказано дать им земли от р. Узеня на гору Богду; тогда по Большому Узеню были казачьи 3 селения, следовательно, и пожалование сие было от сей границы, где существовало их заведение; но впоследствии времяни, не более как лет с 12, кордоны отведены на Малой Узень, где даже самая вода в течение лета и зимы портится, а для сенокосов иные козаки отъезжают опять на Большой Узень. Распространение сего владения до р. Урала простирается теперь из внутренности Орды на 150 вер. прямолинейно, тогда как и от Большаго Узеня до Урала остается земли для Войска в прямую линию верст на 100; таковое приобретение последовало, как кажется, для пользы одних казачьих чиновников, служащих и отставных, которые, сблизившись таким образом с Ордою, производят вымен скота на хлеб и другие товары; и в сих местах пасут стада свои служащих казаков на форпосте Глиненном, близь самой Камыш-Самары, 20 человек, а прочия, домов до 60, живут по торговой промышленности, на других же 4-х форпостах по 12 только казаков. Между тем киргизцы от распространения сего владения в недавнем времени притерпевают и с сей стороны недостаток и утеснение, но я не входил уже по сему ни в какия изыскания, а имея в виду жалобу на сие хана и народа, долгом поставил в проезд мой нарочито обратить на все сие замечания мои, дабы по начальству довести о том до сведения вашего высокопр-ва.

4. Калмыцкия земли со стороны Внутренней Орды окончательно обмежеваны, и против примернаго прежде назначения границ, землемером Федоровым показанных по плану, в последствие времяни, при [289] окончательном утверждении межи землемером Лебедевым, по отводу самих калмык киргизцы получили некоторую в земле уступку, и выгода сия состоит только в немногих худуках.

5. О недостатке для них удобных земель, изчисленных вообще более 5 000 000 дес., мне необходимо нужно было удостовериться самому осмотром степей, и по тому, отправившись чрез оныя и объезжая кочевья киргизов, открылось, что степь сия или вообще песчана, где произрастает редкий и низкий подножный корм и в засушливые годы без дождей в иных местах по жаркому климату выгорающий до основания, или наполнена великими пространствами солонцевато-глинистой земли, неудобной ни к чему, на коей произрастает одна только низкая и редкая полынь, по нужде употребляемая в пищу для скота зимою, когда от морозов не столько делается горькою, летом же, по неимению на сих пространствах худуков, пребывание на них неудобно, а редкость и недостаток везде воды заставляет кочевать на дальния разстояния для сыскания водопоев. Худуки сии составляют для ордынцев первый предмет их заботливости и трудов в летнее время: их отыскивают на возвышенных песчаных буграх, роют глубоко, вода наполняется неизбыточно, ее выдерживают для водопоев, напаивая скот в жаркие дни 3 раза, всегда начерпывая воду в корыты, купают баранов, дабы сохранить их сдоровыми; источник изсякает или худук от сильных ветров засыпает песком вокруг взрытыми буграми от пригоняемого скота, — роют новыя или удаляются на другия на неблизкое разстояние. Таким образом, труды их продолжаются до нападения снега, но и тогда они не прекращаются, должно взрывать его, дабы искать подножной корм для баранов. Самыя Рын-пески, которые по имянному высочайшему указу, состоявшемуся июля в 17 день 1808 г., велено предоставлять на зиму для степных киргизов и для перегоняемаго их скота, имеющие длины до 150-ти, а шириною до 30-ти вер., хотя изобилуют водою в худуках, вырываемых весьма мелко, и хорошим подножным кормом в долинах, но и они наполнены в величайших буграх сыпучими песками, коих названия: 1-й — Яскус, 2-й — Кандагачь, 3-й — Мичетыкум, 4-й — Кызылчали, 5-й — Джангильды, 6-й — Дюса, 7-й — Тулубай, 8-й — Терекли, 9-й — Айгурчум, 10-й — Барчагум, 11-й — Яманкум и 12-й — Иргыкум. Их величина различна, иныя длиною до 20-ти, а шириною от 3-х до 5-ти вер. и более, где никакого уже не произрастает корма. С обеих сторон Рын-песков как к Волге, так и к Малому Узеню простираются топкие солонцы с горько-соленою водою в озерах Катбас (не мерзнущая зимою); длина перваго до 60-ти, а ширина с грязными и топкими солонцами от 10-ти и до 20-ти вер., последнее менее, но и то в длину около верст 30-ти; в сих топях часто гибнет много рогатаго скота и лошадей, коих буранами и сильными ветрами загоняет туда из табунов, ходящих в открытой степи; так например, в исходе нынешней зимы, кроме других ордынцев, у одного зажиточнаго киргизца Нагайскаго рода, по имяни Наурузбая, из числа 1300 погибло в сих топях от буранов до 500 лошадей с жеребятами. Есть много в степи по разным местам других солонцов, но не столь великих.

Теперь, изключив сии неудобный пространства и то, что Уральское войско отнесло линию свою на Малой Узень на большое разстояние во внутрь Орды не иначе как по межеванию, произведенному по их отводу без участия и защиты киргизов, по которому, однако ж, есть спорное дело в Оренбургской межевой конторе по претензии башкирцев и где должны быть права Войска на разсмотрении, действительно не остается для ордынцев, может быть, и 2 000 000 земли истинно удобной для летняго и зимняго кочевания, — число весьма недостаточное для кочеваго народа более нежели в 10 000 кибитках, обладающаго избыточным скотоводством; и по тому многие из них по необходимости удаляются иногда летом на степи Саратовский, а зимою из милости выпрашивают допуск по Узеням и около [290] Камыш-Самары. Таковыя стеснительныя обстоятельства хану и народу напоминают высочайший указ блаженной и вечной славы достойной государя императора Павла Петровича, состоявшийся в 11 день марта 1801 г., которым при переходе их из-за Урала дозволено кочевать на степях Астраханских там, где пожелают. Наконец ссылаются и на то, что по высочайше утвержденному положению 1806 г. мая 19 дня но получили еще определенных мест по Узеню и около моря, каковыя места, по словам их, составляли всю их надежду при переходе на внутренний степи. А как по ведомости, составленной мною о числе разнаго скота, показано онаго по весьма вероятным удостоверениям 2 572 050, то чтоб приближиться более к истине, я позволил себе сообразить, что по числу показанной за киргизцами земли 5 314 509-ти дес., не исключая из того описанных неудобных мест и узенского пространства, на каждую из онаго счисления приходится с небольшим по 2 только дес. в круглый год для продовольствия подножным кормом, ибо киргизцы сена заготовляют очень малое количество; из того числа сколько кормов должно быть вытоптано. Принявши сие некоторым образом за основание, жалобы их кажутся вероподобными, ибо у степных и кочующих обитателей, так я думаю, землю должно разщитывать не по числу кибиток или народосчисления, а по числу имеемаго ими скотоводства, перегоняемаго с весны до зимних пристанищь с места на другое для паствы, тогда как зимовыя места остаются в сохранности... Далее следует изложение соображений о выборе места для постройки дома хану Жангиру.

... 11. Ваше высокопр-во в предписании от 2 декабря за № 934 изволили приказать мне изыскать о жалобе повереннаго наследников графини Безбородко о прикочевании ежегодно киргизцев на дачи его доверителей и производстве якобы разных своевольств. Хан Джангир доносил уже вашему высокопр-ву от 2 марта сего года за № 183, что они кочуют на тех местах с начала самаго перехода из-за Урала, что своевольств никаких не производят и что границы владельческой в натуре не значится. Донесение сие, по учиненному мною удостоверению с киргизцами, справедливо; они точьно зимуют здесь ежегодно на одних и тех же местах по необходимости укрываться в камышах между черневыми камышными буграми и низменностями по праву, предоставленному им в высочайше утвержденном положении 1803 г., кочевать до моря, а зимовать по черням, какия свободными и в казенном ведомстве найдены будут, и потому что 37-м пунктом онаго положения имянно повелено: небольшому числу киргизкайсаков Малой Орды назначается иметь зимовку и при море, между ватаг Дудатской, Телепневой и Коневской, а обе ватаги сии в дачах графини; но что нет в натуре межевых признаков, о том и сам поверенной Казачьковской подал уведомление красноярским уездному землемеру Мариничеву и Земскаго суда заседателю Реванову, ссылаясь, что весьма затруднительно теперь отыскать оныя без землемерскаго инструмента, следовательно, киргизцам распознавать владельческия дачи невозможно. Таким образом и у кн. Юсупова, как уведомил меня командир линейной дистанции есаул Персиянов, прикащики обставляют их ежегодно маяками, конечьно, без всякой уже меры и тоже, видно, по причине истребления признаков. Относительно своевольств бывают жалобы на потраву сенов, но и с сей стороны жители около моря предупреждаются от земской полиции, дабы заблаговременно оныя убирали. Для сравнения обстоятельств нельзя умолчать, что подобных жалоб на прикочевку киргизов к морским берегам не было, когда земли и воды графини были в 17-тилетнем оброчном содержании у астраханского 1-й гильдии купца Сапожникова. Он, зная бесполезное пространство земель, не удалял киргизов от берегов и камышей, а по многочисленности народа имел с ними значительную торговую промышленность выменом скота; чрез сие безполезность земель заменялась новою [291] выгодою, кроме рыболовства... Далее следует рассуждение о необходимости строго разграничить земли между казахами и кундровскими татарами в целях устранения могущих возникнуть между ними недоразумений.

... е) Ежели по предстательству вашего высокопр-ва и но соизволению высшаго правительства просимыя ими земли для зимовок и заселения будут отданы, то они более станут благословлять участь свою и пребывание в пределах России; народ, уже без того богатый, увеличит свой достаток; устроение прочных жилищ по праву собственности привяжет их к оседлой жизни и не допустит помышлять когда-либо об удалении в пределы зауральские, чтоб вне границ увеличить там собою число своевольных ордынцев. Теперешнее кроткое и мирное их пребывание ручается за всегдашнее будущее их спокойствие, может подать пример степным единоплеменникам искать или здесь убежища, или близь линий наших иметь такую ж оседлость. Порядок управления и внутренняго устройства будет удобнее, и всякия учреждения правительства не встретят на сих степях препятствия, скотоводство размножится, а збыт онаго представит выгоды для торговли. И теперь купечеству верховых городов продают они баранов до 150 000 на капитал наличной, кроме лошадей и рогатаго скота; такое ж число ежегодно, как примечено мною, сбывают променом на хлеб и прочия изделия по всем вообще линиям. От пещаных и маловодных степей, кои без них остались бы праздными, весьма значительная прибыль посредством трудов сего народа. Могут возражать против мнения сего, что тот же скот переходил бы из степей зауральских, но не может быть, чтоб полезно было земли оставлять пустыми; а для торговли всегда выгоднее, чем ближе она сосредоточена, ибо ценность товаров обоюдно дешевле. Без пребывания их внутри сократились бы способы, куда сбывать хлеб торговцам со стороны Астрахани, а земледельцам — от близь лежащих селений Саратовской губ., да и самая Уральская линия по торговле имела б без них менее выгод.

На сем основаны замечания мои, с которыми разсматривал я внутренния полезныя отношения Букеевской Орды и кои не дерзнул сокрыть от благоразсмотрения вашего высокопр-ва. Ежели, напротив, зимовыя места сии не будут им предоставлены, то пребывание их здесь от размножения семейств и скота обратит их к той же бедности, с какою вышли они из-за Урала; размножившийся скот в открытых степях от недостатка кормов и защиты должен погибать, чему примером служит нынешняя жестокая зима. Приход их из-за Урала, по разведываниям моим от достоверных и знающих людей, был столько беден, что весьма немногия из ординцев пригнали не более 100 баранов, как бы ни было увеличено прежнее о скоте счисление, и щитались богатыми. Сами султаны Букей и Шигай Нуралиевы, жившие тогда вместе, имели 5 верблюдов, до 30-ти баранов и до 17-ти только лошадей. Напротив теперь у многих ость разнаго скота от 2-х до 3-х тыс. Сравнение, превосходящее вероятность, но оно действительно существует, чему очевидным был свидетелем. И таково точно благосостояние Внутренней Орды ... Далее следуют, доказательства необходимости сосредоточить все судебные дела в Оренбургской пограничной комиссии в целях упорядочения судопроизводства.

... Верно: Коллежский асессор Оводов.

Пометы: К № 123. К № 160. 1828.

УЦГАЛ. МВД, Земск. отд., 8 делопр. (по части киргизов), №1, 1827-1832 гг. «О возложенном на сенатора Энгеля поручении обозреть Внутр[еннею] Орду по случаю самовольного перехода, за Урал некоторых из киргизов оной и последствиях сего обозрения», на 315 листах, док. на лл. 134-156, лл. 134-144, 147 об.-149, 150 об.- 152. Копия.


Комментарии

144. Губернский стряпчий уголовных дел назначался Сенатом в качестве советника к губернскому прокурору. Он давал заключения, «сходственные с сохранением порядка, установленного законом», по различным вопросам: выступал как представитель казны в тяжбах о земле, о податных сборах, в делах малолетних и т. п. Ему же принадлежало право надзора над порядком судопроизводства (ПСЗ, т. XX, № 14392, гл. XXVII, пп. 404, 406, 407, 409).

145. Худуки (кудуки) — колодцы. Описание их см. ниже в данном документе.

146. Положение 1806 г. мая 19, п. 35, — см. примечание 141. II. 36. Зимовку сим киргиз-кайсакам дозволить иметь по чернявым камышным буграм и низменностям, какие свободны и в казенном ведомстве состоящими найдены будут. П. 37. Небольшому числу киргиз-кайсаков Малой Орды назначается иметь зимовку при море между ватаг Дудатской, Телепневой и Копиовской; летом же имеют они кочевать на землях, прочим киргизцам назначаемых или с кундоровскими татарами» (ПСЗ, т. XXIX, № 22135, пп. 36 и 37).

147. Уральское (Яицкое) войско образовалось на Яике во второй половине XVI в., невидимому, переселившимися донскими казаками. После разгрома казаками Сарайчика (1580 г.) к ним присоединились и некоторые слои ногайцев. Внутреннее устройство Яицкого войска было однородно с Донским, т. е. управление Войском находилось в руках войскового атамана, избиравшегося на общем собрании казаков (Войсковой круг). Круг и смещал атамана. Община считалась и собственником хозяйственных угодий: рыбных ловлей и земли. Однако эти общинные отношения нисколько не мешали развиваться частной собственности и вместе с ней классовой дифференциации и обострению классовой борьбы внутри Войска, между богатыми казаками и казачьей беднотой; наличие классовой борьбы ясно выступает еще в XVII в.

Основными формами хозяйства яицких казаков являлось рыболовство, а со второй половины XVII в. и скотоводство. Водные и земельные угодья, расположенные по линии Урала вплоть до северных берегов Каспийского моря, постепенно переходили в монопольное пользование Яицкого казачьего войска. Захват земельных угодий расширялся по мере роста нужды в пастбищах у казахов. Земли, расположенные в низменностях у Каспийского моря и у Узеней, с прикочевкой казахов, приобретали большую ценность как места удобные для зимних кочевок. Для начала XIX в. из наиболее крупных земельных захватов нужно отметить установление 15-верстной прибережной полосы у линии, закрытой для кочевья казахов, а также создание так называемой Новоузеньской и Камыш-Самарской укрепленных линий, отрезавших у Букеевской и Малой Орд значительную часть земельных угодий. Дело не ограничивалось захватом у казахов земель: казачьими отрядами разгромлялись и нередко истреблялись аулы. С этой целью снаряжались экспедиции в степь. Ряд сведений о таких экспедициях содержит материал настоящего сборника, например об экспедициях атаманов Донскова, Бородина, не считая множества мелких нападений, разорявших казахов, но в то же время помогавших организаторам их составлять, по словам военного губ-ра H. Н. Бахметева, целые состояния. Следует отметить, что организатором этих нападений выступала войсковая верхушка Яицкого войска, нередко в союзе с казахскими феодалами, при попустительстве и часто прямой поддержке военного губернатора: трудовое казачество превращалось в бессознательное орудие в руках колониально-феодальной клики. Хан получал часть добычи и прибегал к вымогательству у казахов, обращавшихся к нему с просьбой возвратить из плена захваченных при набеге казахов. Этой добычей он в свою очередь делился с верхушкой Яицкого войска. Эта политика захватов породила глубокое недоверие и нередко вражду трудящихся казахов к Войску как целому. Нужно учесть эту вражду, когда мы говорим о слабом участии казахов в движении Пугачева.

Классовое расслоение внутри яицкого казачества было весьма заметно: на одном полюсе выделялся имущий слой крупных собственников, располагавших десятками тысяч голов скота, а на другом — обедневшее трудовое казачество, на котором лежала вся тяжесть войсковых повинностей. Кроме того, трудовое казачество подвергалось эксплоатации со стороны имущих слоев казачества не только путем перекладывания на них всей тяжести войсковых повинностей и присвоения войсковых денег, собранных со всего войска, но и путем применения их труда в хозяйстве имущих слоев казачества. Углубленная классовая борьба внутри Войска между богатой верхушкой и казацкой беднотой облегчала царскому правительству возможность при поддержке старшины вмешиваться в дела Войска и понемногу уничтожать его автономию. Попытка в 1740 г. отнять у казаков право самим выбирать атамана (предполагалось оставить казакам право намечать лишь. 3-х кандидатов в атаманы) не увенчалась успехом, но уже при оренбургском губ-ре Неплюеве (1742-1758 гг.) права Войскового круга были значительно сужены. Кроме того, яицкие казаки были широко использованы для несения пограничной службы (охрана Нижнеяицкой линии). Убийство в 1772 г. ген. Траубенберга было использовано для уничтожения Круга и передачи функций атамана яицкому коменданту; были отменены и войсковые привилегии. Общеизвестна крупная роль, которую яицкие казаки играли в крестьянской войне Пугачева. После подавления движения Пугачева от Яицкого войска была отобрана артиллерия, в Яицком городке поставлен постоянный гарнизон, а самое войско переименовано в Уральское.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.