Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

15. 1786 г. не позднее ноября 8. — Письмо казахских старшин и султанов бар. О. А. Игельстрому с требованием возвращения казахам бежавших из Орды «слуг».

Перевод с приобщенного при сем письма, от старшин присланнаго.

Всепресветлейшия и всемилостивейшия великия государыни императрицы господину от армии ген.-порутчику, правящему Уфимскаго и Симбирскаго Наместничества ген.-губернаторскою должностию, Оренбургской обл. главнокомандующему регулярных и нерегулярных оренбургских войск, первенствующему российских орденов... (далее следует перечень орденов) кавалеру бар. Осипу Андреевичу Игельстрому Киргискайсацкой Меньшой Орды от Карабай солтана и от биев Каратава Чиклинскаго Мурат бека, Китинскаго Куккузь бия, Черкаскаго Турмамбетя, Маскарскаго [75] Дюняня, Алачинскаго Суфрыя, Берическаго Будяни Чуйташа, Тазларскаго Улджабая, Адайскаго Асана, Исянтемирскаго Сатубая, Табынскаго Тлянчия, Дусыбарака, Караджуна, Дюрткаринскаго Секизбая, Таминскаго Джанбулата да Ташбулата, Адайскаго Атагузи, Караджуна да Исяргана, Кердаринскаго Тляпа, Туктабая, Кучюкбая, Каракузи, Дервиша, Мунаташа, Темира, Чутана, Каратукая да Аманлыка, Каракитинскаго Бапаса, Танинскаго Кузямяра, Таминскаго Малая, Дасарыя, Байбактинскаго Сырым батыря брата, Калдубая, Тазларскаго Усянь бия, Увакскаго Тюбятя бия, Нысыва, Уисюнскаго Сасмана, Китинскаго Наурузалия, Евгачтия, Аллабергана, Алтуна, Бябяка да Тилявскаго рода Даут батыря — нижайшее поклонение. А затем всех нас слово то: по позволению вашого высокопр-ва, а по согласию нашему для зимования разсположились мы вниз Уральскаго даже Гурьева городка, причем изволили нам обещать от обид защищать, а где сена не огорожены, тут приказать оныя огораживать; ежели в крепости слуги 26 наши бегут, и мы их тамо найдем, то их оттоль нам получать; токмо по тому ни сена не огораживаны, ни беглые наши слуги нам не отданы, чрез что или ваше обещание не исполнено, или, хотя повеление ваше есть, да здешние начальники не исполняют. Что касается до беглецов наших в прошедших годах, то изволили нам отозваться, что то ведать изволит ея и. в., к чему и мы согласились и к ея и. в. людей наших отправили; но ежели известных ныне беглых людей наших возвратно не отдадите, то имеем мы отправленных людей наших с дороги возвратить. Буде же тех отправленных к ея и. в. людей наших с сим посланные достигнуть не могут, то общество наше смотреть на них не будет и котораго мы воздержать не можем; а притом и мы собственно неудовольствие наше изъявляем, и что общество наше в разврат впадет; но ежели желаете, дабы общество наше нарушено быть не могло, а находилось бы в нерушимом состоянии, то благоволите приказать, не отлагая на ея и. в., тех наших беглых возвратить; буде же отдать не прикажете, то все ваши учиненные добрые дела ветр разобьет, о чем изволите взять в лутчее уразумение и, конечно, ныне бежавших 5 человек возвратить приказать. О чем мы и просим прилежно и, будучи в надежде, что вы сию добродетель показать не оставите, за что общество наше и желает вам добраго здравия.

От отданных от нас ныне в Пограничной суд людей наших 12-ти человек ни одно дело решения не возымело; и так просим прислать к нам из находящихся при вас одного хорошаго человека, которой может разъезжать от Уральского городка до Гурьева и ко исправлению дел наших способствовать; а как в Киргискайсацкой нашей Орде и не вошедшие в согласие, а покоя нарушители есть, то бы и они в прибытие той вашей персоны на истинной путь вступить могли. Находящияся по Уралу реке казацкие старшины предписаней ваших не слушают, да и нашим предложениям не внемлют, то мы с ними, как находиться можем? Чего ради благоволите с вашим повелением хорошаго вашего человека, ежели Орду нашу поправить хотите, конечно, прислать, которой бы от Уральского городка до Гурьева проезжал; и так посланных с сим людей наших с муллою Шарыпом поскоряе возвратить. Хозяева же тех наших беглецов: Адайскаго роду Иркасары, Мунгальскаго рода Баубек, Маметь да Караэкит, ис которых у последнего слугу вырвал из рук Яманхалинскаго фарпоста эсаул; да 6-й бежал еще летом от Тасыма да от Дервиш Алея, ис которых пятеро мужескаго, а шестая женскаго пола; сия женка, взятая в заможество Баубеком, пришлая сюда от верхних киргис-кайсак 7-ми лет и которая отлучилась отсель, осердясь, брося 2-х своих детей.

Просим вашего высокопр-ва прислать к нам 3-х мулл, одного для Каратау бия, другаго для Карабай солтана, а третьего в Берической род и прислать с посланным, при сем муллою Шарипом; в протчем оному [76] мулле Шарипу дали мы полную доверенность по всем нашим требованиям во всех ваших крепостях ходатайствовать, да и для посылки в Астрахань людей наших сообщение ваше прислать.

С сим отправлены до вас с помянутым моллою Шарыпом люди наши, Умурзак Антуганов да, Баубек Майтаков, и в уверение мы, бии, печати наши приложили.

Под оным письмом чернильные печати и приложены: Карабай солтанова, Турмамет биева да Каратау биева.

Подленной переводил и под оным подписался переводчик Иван Сергеев.

Ноября 8 дня 1786 г.

Помета: Меньшой Орды о различных причиняемых утеснениях.

ЛОИИ. Собр. гр. Воронцовых, № 553, «Торговля Азиатская», на 533 листах; лл. 268-270 об. Копия перевода с татарского.


Комментарии

26. Речь идет о бежавших из Орды рабах (кулах). Этот выход начался вместе с укреплением царизма на Яике и к 50-м годам принял значительные размеры. Если выбегал раб, принадлежавший к народности, находившейся в российском подданстве (башкиры, калмыки и т. д.), то такой раб не подлежал обратной выдаче казахам. Если беглец принадлежал к народностям, не подданным России, то он выдавался только тогда, когда не желал креститься. В случае же его согласия креститься, он также не выдавался. Такой порядок приводил к тому, что выдача обратно кулов казахам фактически не проводилась. Казахские феодалы требовали, чтобы беглецам не разрешали креститься. Правительство отводило это требование соображением, что христианскому закону противно отказывать тем, кто хочет вступить в этот закон. Не возвращать обратно бежавших рабов у царского правительства было немало реальных оснований: это ослабляло казахскую знать, бежавшие рабы использовались для заселения пустующих земель, принимались в рекруты для пополнения полков, стоящих вдали от степи, обычно в западных районах. В широких размерах эти рабы, выбегавшие из степи, продавались частным лицам, причем право покупки было распространено и на лиц недворянского звания. Требованиями выдачи рабов заполнены письма казахских феодалов как оренбургским властям, так и членам петербургского правительства. Все эти требования были безрезультатны. Правительство согласилось лишь оповестить Орду, что бежавшие кулы будут браться в качестве рекрут (указ 1759 г., 12 сентября).

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2019  All Rights Reserved.