Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 317

1860 г. Отчет Управления присырдарьинскими казахами за 1860 г.

Число кочевников и игинчей с каждым годом на Сыр-Дарье увеличивается, но в 1860 г., по случаю неурожайности и бескормицы, число кибиток не только не возросло, но уменьшилось, хотя и не в значительном количестве. Некоторые кочующие киргизы и даже игинчи-пахари принуждены были откочевать на оренбургскую линию и даже в соседние ханства. Прикочевывающие на зимовки к районам форта Перовский по бескормице не оставались кочевать вокруг фортов, но должны были размещаться по окраинам Кызыл-Джингыла, оз. Арыса, близ бывшего кокандского укрепления Джулека, на оз. Телекуль-Тата, р. Чу и в Кызыл-Кумах. Когда им представляли, что на таком далеком расстоянии от форта они небезопасны от хищнических шаек и русские не в состоянии будут их защитить, то они решились лучше подвергнуться ограблению. [468] По крайней мере, после ограбления оставшийся скот не падет и не будет до такой степени истощен, что не даст возможности двинуться на летние кочевки. Кочующие в Кызыл-Кумах чумекеевцы и незначительная часть табынцев лишились от набегов кокандских хищников более 3 000 лошадей; на Арыси и по Телекуль-Тата и Чу, хотя и не было угонов, но ордынцы потеряли во все время кочевания там от воровства до 200 штук рогатого скота и до 500 баранов. В последнее время они, преследуя хищников, желавших угнать у них скот, успели отбить близ Сузака до 80 верблюдов.

Но кочевание кипчаков близ Джулека и даже по ту сторону его, было совершенно покойно; скот, в особенности бараны и верблюды, в отличном теле. Этому обязаны кипчаки своему управляющему зауряд-хорунжему Турсунбаю Буркутбаеву, который различными уловками и хитростью умел обезопасить своих кочевников от разграбления. Кроме киргиз, разместившихся, как выше показано, некоторые кочующие ордынцы, не доходя до Сыр-Дарьи, оставались кочевать в Кара-Кумах, но вскоре гололедица, а потом глубокие снега заставили их среди зимы перекочевать к районам наших фортов.

Число кибиток игинчей кочующих. Хотя по случаю неурожая, а с тем вместе обеднения киргиз, уплачивающих подать, на Сыре сбор подати еще не окончен, а, следовательно, невозможно с точностью определить число кибиток, но приблизительно можно положить: около форта Перовский — 8 000 кибиток, около форта № 1 — 6 000 кибиток. Итого меньше против прошлого года около 1 500 кибиток.

Число прикочевывающих на зимовки на Сыр-Дарье тоже уменьшилось, потому что некоторые ордынцы с оренбургской линии, получив сведения о здешнем неурожае и бескормицы и не прикочевывали вовсе. Но число их можно положить до ... 140 кибиток. Причины такой незначительной убыли кочевников будут показаны ниже.

Состояние средства обеспечения продовольствием киргиз. По причине чрезвычайно малых разливов Сыр-Дарьи и вообще недостатка воды для орошения полей, чувствуемого не только на Сыр-Дарье, но и в соседних ханствах, нельзя было ожидать хорошего урожая хлебов и кормовых для скота трав, но и ожидаемый весьма посредственный урожай хлебов был уничтожен саранчой, производящей свои опустошения ежегодно на Сыр-Дарье. Но в прежние годы, если саранча и уничтожала хлеба на Сыр-Дарье, то на Яны-Дарье хлеба оставались нетронутыми. В прошлом же году опустошение саранчой было повсеместное. В районах форта Перовский остались незначительные участки, как-то случайно уцелевшие, а около форта № 1 киргизы почти совершенно лишились хлеба, и голод распространился до того, что ордынцы принуждены были питаться добываемой из куги мукой. Следствием такого голода было откочевание киргиз с Сыр-Дарьи. Но к счастью это откочевание было остановлено тем, что своевременно были приняты меры к снаряжению киргизских караванов по направлению их как из форта Перовский, так и из форта № 1 в Бухару за покупкой хлеба, и потом, вследствие разрешения г-на командующего сырдарьинской линией, послан был из форта № 1 киргизский отряд для уничтожения на Яны-Дарье мелких хищнических шаек, появившихся было снова после смерти батыра Джанходжи Нурмухамедова, и выставлены из киргиз постоянные на Яны-Дарье караулы. Это дало возможность киргизам отправляться и незначительными партиями на хивинские базары за покупкой хлеба.

При этом я считаю для себя непременным долгом засвидетельствовать пред начальством попечительное и деятельное старание моего [469] помощника, войскового старшины Карамышева к скорому приведению в пополнение вышеозначенных мер, служивших к обеспечению киргиз.

Хлебопашество. Киргизы на Сыр-Дарье засевают, ячмень, просо, были попытки, и довольно удовлетворительные, засевания овса, но в прошедшем году, по недостатку семян, его не сеяли, и, наконец, пшеницы. Произрастание пшеницы с каждым годом уменьшается по неимению при форте Перовский вовсе мукомольной мельницы, а при форте № 1 из трех действует только, кажется, одна.

Киргизы неоднократно просили об устройстве мельниц. Лучшими мельницами при форте могли бы быть ветряные, как более легкие для перевоза с линии, дешевые и удобные для починки. При существовании мельниц киргизы, вероятно, засевали бы больше пшеницы, и продовольствие их не так зависело бы от подвоза муки из соседних ханств.

В прошедшем году в районах форта Перовский, включая сюда и Яны-Дарью и Куван, считалось игинчей-пахарей до 4 000 кибиток; предполагая в каждой кибитке по 2 работника и на каждого работника примерно по 3 дес., получим на 8 000 душ 24 000 дес. Предполагая, что из числа 24 000 дес. засеваться ячменем [будет] только 1/4, получим следующий результат: 8 000 душ засевали под просо 18 000 дес., под ячмень 6 000 дес. Так как саранча уничтожила посевы, повсеместно уцелели только небольшие участки, то о количестве собранного хлеба верного расчета сделать невозможно.

Киргизы обыкновенно засевают по 20 ф. проса и от 5 до 6 п. ячменя на десятину. Около форта № 1 игинчей считалось до 4 000; предполагая здесь по недостатку хлебопахотных земель только по 28 на работника, получим 8 000 душ, [которые] засевали всего 16 000 дес.: под просо — 12 тыс. и под ячмень — 4 000 дес.

Нужно заметить, что урожай хлебов при форте № 1 при одинаких обстоятельствах бывает больше, нежели в районах форта Перовский.

Огородничество. Огородничество между киргизами стало развиваться в особенности в последние 3 года. Киргизы, пользуясь примером 2-х каракалпаков-огородников, которым в поощрение даны были лучшие земли, по их выбору, засевали (кроме дынь и арбузов, служащих для бедных пищей и единственным пропитанием в продолжении нескольких месяцев), лук, морковь, репу, редьку и даже свеклу, которые сбывали на базаре форта.

На огороде одного из каракалпаков, обработанном им в прошлом году на той стороне Сыра, против самого форта, получались из хивинских семян очень хорошие арбузы, дыни, морковь, репа, брюква, редька, свекла, горошек (род чечевицы), бобы, лук и джугара, а другой засевал даже несколько фунтов картофеля и продал до пуда; но в прошедшем году лук был мелок, а джугара не поспела по причине позднего засеяния. Вообще нужно заметить, что огородные растения у этих каракалпаков и киргиз крупнее, чем на русских огородах и скорее поспевают.

Состояние народного здравия. Киргизы, как народ кочующий, с малолетства привыкший к переменам воздуха, вообще сложения крепкого и здорового. При кокандцах между киргизами сильно распространена была венерическая болезнь, но благодаря стараниям фортовых медиков, эта болезнь с каждым годом значительно уменьшается.

В конце прошедшего года и в начале нынешнего внезапно появилась оспа чрезвычайно сильная, от которой умирали и малолетние и взрослые. К счастью, этой болезни, появившейся и свирепствовавшей преимущественно между киргизами, кочующими по Яны-Дарье к упраздненным фортам № 3 и Ходжениязскому, не дали времени [470] распространиться повсеместно к Сырдарьинской линии. По распоряжению г-на командующего линией командирован был в степь г-н лекарь Толмачев.

Кто только знает с какой силой действует эта болезнь на киргиз, лишенных в своих кочевьях всяких медицинских пособий и всех средств к успешному лечению, тот только может оценить вполне заслугу г-на Толмачева, так быстро прекратившего ход этой болезни как поданием медицинских пособий заболевшим, так и оспопрививанием. Киргизы, бросающие заболевшего оспой на произвол судьбы, встретили г-на Толмачева с некоторым недоверием, но успешное лечение и оспопрививание в киргизских кибитках при сильных морозах (из вакцинированных им ни один не умер), как мною получено сведение, совершенно приобрело доверие киргиз, убедившихся очевидным образом в попечение оных начальства. К немаловажным заслугам г-на Толмачева принадлежит и то, что он приготовил оспопрививателя из киргиз, начавшего уже свою практику. Вообще отзывы киргиз о г-не Толмачеве и его лечении самые благоприятные. Другой медик, г-н Карачаров, остававшийся одним при заведываемом им лазарете, несмотря на многочисленные и трудные свои обязанности, находил время прививать оспу между детьми киргиз, кочующих при форте.

Привита оспа г-ном Толмачевым 104 человекам, в числе их были не одни дети, но и взрослые, 25-26 лет.

Вообще, в продолжение года получивших медицинское пособие киргиз было 66 человек, из них помещены были в лазарет форта Перовский 38 человек. Пользовалось лекарствами дома 28 человек.

Состояние народной нравственности. При склонности кочевого народа вообще к краже скота, случаи воровства между киргизами в 1860 г. были чаще прежних лет; причина тому — недостаток продовольствия. Из более тяжких преступлений известны 2 случая убийства на Сырдарьинской линии; из них один замечателен тем, что в убийстве обвиняются женщины. Об этих делах производятся следствия. Одно самоубийство женщины, не могшей вынести стыда, когда ее уличили в прелюбодеянии, и одно самоубийство киргиза, когда он был пойман в воровстве. По киргизским понятиям женщина — невольница и по причинам чисто киргизским, о которых не место здесь распространяться, женщина, без своей воли вышедшая замуж, не избавляется от ненавистного часто ей брака смертью мужа, но должна постепенно быть женой его брата, родственника и так далее, до самой смерти. Редко случавшийся развод (и то вследствие казусных побуждений мужа) не избавлял ее от целого ряда его родственников; если она имела несчастье переживать их.

Этот варварский обычай искоренить вдруг не было никакой возможности. По крайней мере, приняты были все меры к ослаблению его, и потому положено было, что женщина, лишившаяся своего первого мужа, должна была выходить за его брата или родственника, но по смерти этого последнего, она располагала своей рукой, как хотелось. И так как самый старейший из родственников мужа всегда получает ее руку, то и женщина скоро делается свободной. Потом сделано было распоряжение, что в случае желания вдовы выйти замуж за какого-нибудь родственника мужа, ей предоставлялось это право, несмотря на прочих кандидатов супружества.

После развода строго подтверждено представлять свободу женщине. Развод же требовать позволено и жене вследствие жестокого обращения мужа и некоторых других причин, как-то неспособности мужа и проч. К удовольствию должно заметить, что оба эти введенные обычаи начали распространяться и в Оренбургской области киргиз, и отношения между супругами сделались более семейными. [471]

Кокандцы в управлении киргиз держались чисто азиатской политики. Они беспрестанно ссорили роды киргиз между собой; выгода этой политики для них заключалась в том, чтобы иметь всегда сильное влияние на киргиз по их раздробленности и получать выгоды при разбирательстве беспрестанных ссор; прежде киргиз Средней орды не мог без ненависти смотреть на киргиз Малой орды, и наоборот. Первой заботой местного начальства по овладении русскими Ак-Мечетью было уничтожить все причины к этой ссоре, и ныне мало-помалу примирение совершилось окончательное.

Довольно утешительное явление представляет, что ордынцы добровольно представляли находившихся у них невольников к освобождению. Из числа 21 невольника только 4 убежали от своих хозяев, а именно убежавших из среднеазиатских ханств — 2, от наших киргиз — 2.

Охранение общественного спокойствия и благополучия. Я говорил уже, что по причине бескормицы киргизы должны были размещаться кочевками нынешней зимой на отдаленных пунктах от линии, куда не могли быть высылаемы отряды для охранения безопасности там кочующим киргизам, да и высылка этих отрядов была бы бесполезной, почему составились вооруженные караулы из киргиз. Охранение же тишины, спокойствия и разбирательство маловажных дел представлялось заведывающему ими старшине.

Устройство и порядок управления. Управление присырдарьинскими киргизами согласно высочайше утвержденной 2 декабря 1855 г. инструкции лежат на определенном при командующем линией чиновнике Министерства иностранных дел, в ведении которого находится помощник, письмоводитель и переводчик. Управление киргизами, разбирательство их дел лежит на этом чиновнике, его помощнике и на избираемых чиновником и утверждаемых командующим линией старшинах. Порядок управления, суда и расправы подробно изложен в инструкции.

Устройство дорог и переправ. Устройство и охранение дорог, проходящих через аулы киргиз, лежит на их обязанности; они не должны проводить пашен через дороги и устраивать мосты через протекающие чрез дороги ирригационные их канавы. Что же касается до переправ, то киргизы для своей выгоды содержат по всей Дарье лодки; так, например, находятся лодки близ форта, близ Кубаса и на ур. Кулике на Куване; этим лодочникам вменено в обязанность переправлять безвозмездно следующие в форты и из фортов команды и за умеренную плату — проезжающих.

Кроме этих переправ устраиваются киргизами переправы караванов среднеазиатских торговцев летом на лодках, число которых простирается до 80-ти; караваны эти переправляются через Сыр-Дарью на 4-х пунктах, именно: на урочищах Учурга, в 16 верстах от форта № 1, Муртук, в 30 верстах, Чирик, в 80 верстах, и на Кимэ-Калган, в 100 верстах от форта № 1, а осенью или в начале зимы наведение камышевых мостов, устраиваемых киргизами большей частью близ форта № 2. Камышевый мост один раз только был устроен близ форта Перовский, не доезжая немного Кубасского пикета.

Состояние разных ветвей хозяйства и промышленности. О хлебопашестве и огородничестве киргиз говорилось уже под рубрикой «Состояние урожая и проч». Кроме хлебопашества, сырдарьинские киргизы занимаются извозом на верблюдах, впрочем, только тех караванов, которые приходят из соседних ханств в форты и обратно и сами занимаются торговлей, ездят в Бухару, Хиву и Кокан за товарами и продают их на фортовых базарах.

На базаре форта Перовский лавок как киргизских, так и бухарских и кокандских считается всего 101, за неимением лавок-кибиток — 44. [472]

А именно

Число лавок

Число кибиток

Число торгующих

Бухарских лавок с русскими товарами

1

-

1

Бухарцев с бухарскими товарами

67

-

143

Коканских

17

-

43

Киргизских с азиатскими товарами

9

-

9

Кибиток кокандских

-

2

9

Кроме того, булочных

3

-

-

Бухарских трактиров

-

2

2

Кокандских [трактиров]

-

1

1

Мясников

-

11

11

Торгующих вареным мясом

-

25

25

Итого

97

47

242

В форте № 1 по неимению лавок торговля среднеазиатцев происходит в кибитках, число их простирается до 100. Из них торгуют преимущественно бухарцы; из хивинцев было не более 5 человек в продолжении целого года.

Примечание. Конечно, число торгующих не может быть постоянно; продавши свои товары, торговцы возвращаются в свои ханства. На место их приезжают новые, но постоянно налицо находятся, особенно зимой, около этого числа, летом — меньше.

Торговля в этих лавках производится бязью, пестрядью, выбойкой, простыми халатами и халатами из бухарских материй падишан и канауса, кусками этих материй, одеялами и коврами разных сортов, разными мехами, в особенности мерлушками, шубами и тулупами, а также мукой, сарачинским пшеном, сушеными и свежими фруктами и чаем. Бухарцы продают лекарственные снадобья и краски; вообще торговля происходит товарами, по техническому выражению наших купцов, «на киргизскую руку». Иногда бухарцы и наши киргизы привозят на продажу из Бухары русские товары, как-то: ситцы, коленкор, сахар, а из английских — ситцы и коленкор, полученные бухарцами из Мешеда. При этом нужно заметить, что русские товары, вывезенные уже из Бухары на фортовые базары, продаются гораздо дешевле, нежели можно получить их у русских купцов.

Вообще торговля среднеазиатская по малому сбыту русских товаров, вследствие прекращения сношений кокандцев с восточным или китайским Туркестаном, в продолжении последних трех лет сильно падает, и цены на товары бухарские значительно повысились, а русские товары упали в цене.

Киргизы продают скот на фортовых базарах как киргизам, так бухарцам, русским торговцам и гарнизону. В 1860 г. продано при форте Перовский лошадей — 194, верблюдов — 50, рогатого скота — 315, баранов — 4 939, коз — 176, принимая среднюю цену лошадей — в 15 руб., верблюдов — в 30 руб., рогатого скота — в 10 руб., баранов — в 1 руб. 80 коп., коз — в 1 руб. 50 к., получим сумму 16 213 руб. 20 коп. сер., которая выручена киргизами за продажу скота. Сколько продано скота в прочих фортах, сведений не получено.

Кроме торговли, киргизы занимаются различными промыслами, как-то: звериным и рыбным. Зверей, лисиц, волков и корсаков стреляют из ружей, но большей частью ловят капканами и беркутами, но последняя охота чрезвычайно редка по своей опасности. Зато киргизы все [473] пристрастные к ястребиной охоте и редкий из них не умеет обращаться с ястребом.

Киргизы делают облавы и на тигров, но на такую облаву они решаются только по нужде, в случае, если тигр межится близ их аула и начнет свои хищения. Из тигровых же охотников известен только один дюрткаринец Масакбай Менглитаев, да и тот состарился ли, или потому, что последний из убитых тигров немного помял его, отказался от опасного забавья. В прошедшем году убито было киргизами тигров — 10, пораненных тиграми в прошлом году было всего 6 человек, из них трое умерло.

Рыбный промысел, доставляющий бедным киргизам единственную пищу в продолжении большой половины года, распространен значительно, но производится почти первобытными средствами. Редкие имеют небольшие сети, а большей частью ловят рыбу черпаками, а крупную рыбу бьют острогами по спадении воды. Рыбу ловят по Караузяку, протокам и озерам Яны-Дарьи, по большей части близ Аральского моря при устье Сыр-Дарьи. Там постоянно живут или кочуют многочисленные аулы рыбаков. Рыбу, а также вязигу, осетровый и сомовий клей продают на базарах форта.

Киргизы-игинчи жнут сено и продают его прикочевавшим аулам, но прошедшего года сена было очень мало. Успевшие накосить сена получили хорошие барыши; в средине зимы имеющие скот киргизы платили по 20 коп. сер. за 5 и за 6 снопов.

По предложениям коменданта форта Перовский киргизы доставили в прошлом году в казну соль из оз. Арысь 3 950 п. на сумму 987 руб. 50 коп. и местного леса для строений, но на какую сумму — неизвестно.

Отправление повинностей. Повинности, лежащие на киргизах, заключаются в уплате кибиточной подати, в устройстве и сохранении дорог, плотин, мостов; в поставке скота за плату под провоз казенных тяжестей, в службе киргиз вожаками и посыльными при русских отрядах, в содержании караулов, в уплате обществом издержек по содержанию караулов и западший под казенными тяжестями скот.

О киргизских школах. В 1861 г. предполагается выстроить две школы для киргизских детей: одну при форте Перовский, другую при форте № 1. Многие из ордынцев изъявили желание отдать своих детей в школу. Ныне один взрослый киргизский мальчик лет 17-ти, знающий читать и писать по-татарски, обучается русскому языку в школе, находящейся под ведением священника форта Перовский. Устройство школ необходимо потому, что в настоящее время каждый ордынец старается выучить грамоте своих детей и, за неимением учителей, отдают их полуграмотным киргизам.

Верно: письмоводитель [Подпись неразборчива].

ЦГА КазССР, ф. 383, on. 1, д. 166, лл. 9-16 об. Отпуск.


Комментарии

140. Количество кибиток в подлиннике не проставлено.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.