Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Доношения И. К. Кирилова из Оренбургской экспедиции. 1734–1735 гг.

В царствование Анны Иоанновны продолжали реализовываться проекты, намеченные еще Петром I. Один из них предполагал освоение восточных окраин России — Башкирии и киргизских степей, что должно было способствовать развитию торговли с богатой Средней Азией. Если Петербург был для императора окном в Западную Европу, то Оренбургский край должен был стать “широкими воротами в Азию”. Претворением в жизнь данного плана занимались “птенцы гнезда Петрова”, продолжавшие государственную службу в период правления Анны Иоанновны: И. К. Кирилов, В. Н. Татищев, В. А. Урусов, И. И. Неплюев 1.

Исследования, посвященные Оренбургской экспедиции, как правило, входили составной частью в издания о жизни лиц, возглавлявших ее деятельность или имевших непосредственное отношение к ее организации. Примером служат работы М. Г. Новлянской, В. Н. Витевского, Ф. Н. Милькова 2. Ряд исследований вышло [204] из-под пера лиц, участвовавших в работе экспедиции, а впоследствии в развитии Оренбургской губернии и описавших свои личные впечатления 3.

В Российском государственном архиве древних актов (РГАДА) в фонде Сената и его учреждений сохранились многочисленные документы по истории подготовки и ходе Оренбургской экспедиции, в том числе переписка ее первого начальника И. К. Кирилова с В. Н. Татищевым, возглавившем экспедицию с 1737 г., доношения Кирилова и князя В. А. Урусова императрице об управлении и состоянии Оренбургского края, письма ханов о политике российского правительства и с просьбами принять их в подданство 4. Публикуемые документы относятся к раннему периоду Оренбургской экспедиции и освещают историю создания главного форпоста России в южно-уральских землях — города Оренбурга 5.

В 1730 г. хан Младшего жуза (одной из трех групп казахских племен) Абулхаир отправил послов в Петербург с просьбой о защите от нападения джунгар и о принятии его и подвластного ему народа в русское подданство. Его просьба была удовлетворена, и в 1731 г. для приведения казахов к присяге 6 в Младший жуз был направлен переводчик Коллегии иностранных дел А. И. Тевкелев 7. Он добился, “что купно с ханом многие из знатных киргиз-кайсацких старшин о бытии в вечном российском подданстве присягали” 8. Успешно завершив свою миссию, Тевкелев в начале 1733 г. выехал в Петербург. Вместе с ним в январе 1734 г. в столицу прибыл сын Абулхаира Эрали салтаи, которого хан послал во главе делегации киргизских старшин к императрице для переговоров 9.

Императрица, благосклонно приняв посланцев, дала согласие на включение в состав империи всего киргиз-кайсацкого народа и каракалпак и постройку для их защиты города в устье реки Ори, назвав его Оренбургом. Поручение это было возложено на бывшего сотрудника Петра I, обер-секретаря Кирилова. Беседуя с ним о делах России на востоке, император посвятил его в свои планы относительно восточной окраины России и смежных с нею азиатских владений. Когда Коллегия иностранных дел приступила к рассмотрению предложений Абулхаира относительно постройки города и крепости, Кирилов, со своей стороны, представил соображения по этому предмету, пояснив подробно планы и взгляд Петра Великого относительно Оренбургского края. Иван Кирилович выступил с двумя проектами – “Нижайшее представление и изъяснение о киргиз-кайсацкой и каракалпакской ордах” и “Проект об удержании в русском подданстве киргиз и [205] способах управления ими”, поданных в Сенат в 1734 г., где советовал укрепить влияние России в Башкирии, для чего рекомендовал построить цепь крепостей по ее внешней границе. 1 мая 1734 г. проекты И. К. Кирилова были утверждены во всех частях. Исполнение их решено было начать с постройки города в устье Ори, названного Оренбургом еще до его закладки 10.

Для устройства города и осуществления планов, связанных с ним, было образовано особое ведомство под именем Оренбургской экспедиции 11. Ивана Кириловича назначили начальником Оренбургской экспедиции, 18 мая его произвели в статские советники с награждением 3 000 руб. 12

И. К. Кирилов всячески стремился к тому, чтобы привлечь к участию в Оренбургской экспедиции ученых, специалистов в различных областях знаний. С этой целью он связался с Академией наук и сделал попытку пригласить в экспедицию ботаника – академика Иоганна Аммана 13, после отказа которого в экспедицию отправился И. Гейнцельман 14. Много времени и труда стоило И. К. Кирилову найти для экспедиции “ученого священника”. 2 сентября 1734 г. в Московской Синодального правления канцелярии Кирилову был “объявлен” представленный из Академии “к посвящению в попы школы риторики ученик Михаиле Ломоносов”. Кирилов, по-видимому, имел возможность познакомиться и побеседовать с Ломоносовым, потому что сообщил в канцелярию, что “тем школьником по произведении его во священство будет он доволен”. Однако уже через два дня кандидатура М. В. Ломоносова отпала, так как кандидат сознался, что он не сын холмогорского священника, как он назвал себя вначале, а сын крестьянина 15.

Иван Кирилович получил также обширную инструкцию, подписанную императрицей, состоящую из сорока одного пункта. В ней на Кирилова возлагалась обязанность приложить особые старания для разведки полезных ископаемых — руд и минералов и об устройстве заводов. Учитывая интерес Ивана Кириловича к минералогии и географии, неудивительно, что большинство его писем содержат сведения о находке “полезных метальных и минеральных признаков”, “камней разных видов”. Глава экспедиции считал, что “Новая Россия”, как называл он освоенные территории, в дальнейшем сможет составить конкуренцию европейским державам: “Приемлю смелость всеподданнейше поздравить с Новою Россиею, которая промыслом Божиим взыскана собственным Вашего Императорского Величества предусмотрением; притом надеюсь, что впредь не меньши почтена быть может иных от европейских держав сысканых новых же и прославленных металлами и минералами земель” 16. [206]

Оренбургская экспедиция направилась на Яик 17, к устью реки Орь через Казань и Уфу. 31-го августа, после молебна и троекратного салюта из орудий был заложен город Оренбург и определено место под церковь Преображения Господня. С появлением Оренбурга государственная граница Российской империи на юго-востоке отодвинулась к берегам Урала и южнее. Одновременно город рассматривался как основной центр торговли не только с казахами, но и с другими среднеазиатскими народами, а также с Индией.

Серьезным препятствием к изучению богатства края и его топографии явилось восстание башкир в 1735 г. Указ императрицы Анны Иоанновны от 11 февраля 1736 г., учитывая изменившуюся ситуацию в связи с выступлением башкир, подтвердил Ивану Кирилову указ, выданный ему при отъезде в Оренбургскую экспедицию: “Объявляем всем нашим учрежденным коллегиям и канцеляриям, генерал-губернаторам, вице-губернаторам, воеводам, комендантам и всякого звания воинским и штатским командам, кому о том ведать и по случае исполнять надлежит, понеже Мы, Императорское Величество, в прошлом 1734 году отправили статского советника Ивана Кирилова и с ним полковника Алексея Тевкелева и прочих для Нашего интереса в Наши подданные земли, и народы азиатские и дан им за подписанием собственные нашей руки того ж 1734 мая 18 дня указ, по которому велено всем вышереченным командам воинским и штатским, ежели где по случаю какой нужды ко исполнению нашего интереса” оказывать помощь и содействие Кирилову, ныне “из-за воровства наших подданных башкирцев произошли в некоторых интересах Наших повреждения, того ради сим Нашим Императорского Величества всемилостивейшим указом, вышеписанный первый указ возобновляем и подтверждаем” 18.

К началу 1737 г. восстание было в основном подавлено. Кирилов населил несколько городов-крепостей, начал строить заводы по переработке медной и железной руды. В разгар этой деятельности 14 апреля 1737 г. во время одной из инспекционных поездок И. К. Кирилов скончался от туберкулеза в Самаре, где и был похоронен в церкви Св. Николая Чудотворца. Его место в Оренбургской экспедиции занял Василий Никитич Татищев, считавший выбор места для строительства Оренбурга крайне неудачным: место низкое, затопляемое, бесплодное. Заключение В. Н. Татищева нашли справедливым. В соответствии с его замечаниями началось строительство нового Оренбурга, а заложенная Кириловым крепость осталась на выбранном ранее месте, как Орская крепость.

Представленные четыре письма Кирилова описывают первые шаги Ивана Кириловича по постройке форпоста на реке Орь и разведке полезных ископаемых. Последующие руководители экспедиции во многом основывались на результатах изысканий, сделанных И. К. Кириловым. Письма проиллюстрированы рисунками живописца Джона Касселя, дважды совершившем путешествие в стан хана Абулхаира и запечатлевшего жизнь его обитателей 19.

Публикацию подготовила кандидат исторических наук Т. А. Лобашкова.


Комментарии

1. Кирилов Иван Кириллович (1695–1737) происходил из “священнических детей”, начал службу в канцелярии Сената с низших чинов. В конце 1711 г. — начале 1712 г. он поступил в канцелярию Сената в Москве неокладным подьячим. В 1715 г. переведен в Петербург, в январе 1716 г. определен “для письма” к генеральному ревизору Сената В. Н. Зотову, по ходатайству которого переведен в “старые подъячие” (минуя категорию “средних”). С 1719 г. канцелярист Приказного отдела, затем регистратор, с 1721 г. секретарь, с 1728 г. обер-секретарь Сената. Автор “Атласа Российской империи” (СПб., 1734), а также исследования “Цветущее состояние Всероссийского государства, в каковое зачал, привел и оставил неизреченными трудами Петр Великий, отец отечества” (М., 1831).

Татищев В. Н. (1686–1750) — государственный деятель, историк, в 1720–1722 гг. и 1734–1737 гг. управлял казенными заводами на Урале; 10 мая 1737 г. назначен начальником Оренбургской комиссии с производством в тайные советники и в должность генерал-поручика, начальствующего войсками. В 1737–1739 гг. перенес Оренбург на новое место, начал возведение крепостей Яицкой линии.

Урусов В. А. (около 1690–1741) — генерал-лейтенант, указом от 17 июня 1739 г. назначен “главным командиром” Оренбургской экспедиции.

Неплюев И. И. (1693–1773) — дипломат, сенатор (1760), в 1742 г. назначен начальником Оренбургской экспедиции, первый губернатор Оренбургской губернии (1744–1758).

2. См.: Новлянская М. Г. Иван Кириллович Кирилов, географ XVIII века. М. –Л., 1964; Витевский В. Н. И. И. Неплюев и Оренбургский край. Казань, 1897. Т. 1—2; Мильков Ф. Н. П. И. Рычков. Жизнь и географические труды. М., 1953 и др.

3. См.: Рычков П. И. Топография Оренбургская, то есть обстоятельное описание Оренбургской губернии. СПб., 1762. Ч. 1—2; Стариков Ф. Историко-статистический очерк Оренбургского казачьего войска. Оренбург, 1891 и др.

4. См., напр.: РГАДА. Ф. 248. оп. 17. Кн. 1131, 1164, 1183; оп. 3. Кн. 134, 139, 143.

5. В. Н. Татищев добился переноса Оренбурга в более удобное место, а место, где Кирилов первоначально заложил Оренбург, стало именоваться Орской крепостью.

6. Полное собрание законов Российской империи. Собрание I. (Далее — ПСЗ–1). СПб., 1830. Т. VIII. № № 5703, 5704.

7. Тевкелев Алексей Иванович (?—1766) — крещеный мурза Кутлу-Мухамет, переводчик при Петре I во время Турецкого и Персидского походов. При подавлении восстания башкир 1735—1736 гг. отличился особой жестокостью; занимал видное место в администрации И. К. Кирилова и считался главным знатоком вопросов, связанных с инородцами; дослужился до звания генерал-майора (1755); помощник Оренбургского генерал-губернатора И. И. Неплюева.

8. Рычков П. И. Указ. соч. Ч. 1. С. 147–148.

9. Там же. С. 147–148.

10. ПСЗ–1. СПб., 1830. Т. IX. № 6571, 6576.

11. Оренбургская экспедиция прекратила свое существование в марте 1744 г. в связи с созданием Оренбургской губернии.

12. РГАДА. Ф. 248. оп. 17. Д. 1131. Л. 5.

13. Амман Иоганн (1707—1741) — академик, заложил Ботанический сад в Петербурге (1735); обрабатывал данные, собранные И. Гейнцельманом в Оренбургской экспедиции, которые вошли в состав его труда по флоре России “Stirpium Rariorum in Imperio Rutheno sponte provenientium icones et descriptiones ab Joanne Ammano” (Petropoli, 1739).

14. Гейнцельман И. Г. — секретарь фельдмаршала Миниха, ботаник. В 1734 г. приглашен И. К. Кириловым участвовать в Оренбургской экспедиции в качестве натуралиста. Собранный И. Г. Гейнцельманом гербарий насчитывал несколько сот названий растений. По мере сбора гербарий пересылался в Академию наук, где он обрабатывался И. Амманом.

15. См.: Ломоносовский сборник. СПб., 1911. С. 70.

16. РГАДА. Ф. 248. Д. 113. Л. 240.

17. Река Яик переименована в Урал в 1775 г. после крестьянской войны 1773–1774 гг. во главе с Е. И. Пугачевым. Переименование преследовало цель вытравить всякое воспоминание о Яике — главном очаге крестьянской войны.

18. РГАДА. Ф. 248. оп. 17. Д. 1131. Л. 540–541об.

19. Дневник и рисунки Дж. Касселя впервые были опубликованы в издании “Materialien zu der Russischen Geschichte seit dem Tode Peter des Grossen” (Riga, 1784. Teil 2).

Текст воспроизведен по изданию: “Отправили для Нашего интереса в Наши подданные земли...”: Доношения И. К. Кирилова из Оренбургской экспедиции. 1734-1735 гг. // Исторический архив, № 1. 2002

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.