Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

18. 1647 г. ранее октября 17. — Две отписки астраханских воевод кн. Федора Семеновича Куракина с товарищами ц. Алексею Михайловичу в Посольский приказ с препровождением распросных речей возвратившихся в Астрахань русских торговых людей, ограбленных в Хиве ханом Абул-Гази, подробно изложивших это дело и давших кроме того много сведений о политических событиях в Хиве.

I. — Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Федька Куракин, Андрюшка Литвинов-Мосальской, Тимошка Голосов, Калистратка Акинфеев челом бьют. В нынешнем, государь, во 155-м году февраля в 7 день писали к тебе государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии мы холопи твои с астараханцом с Микитою Юдиным о торговых руских людех, которые в прошлом во 154-м году отпущены были из Астарахани в Юргенскую землю для торгу и их переграбил юргенский царь в Хиве. И в нынешнем же, государь, [327] во 155-м [году] июля в 6 день вышли в твою государеву отчину в Астарахань из Юргенские земли из города Хивы степью астараханские и казанские и иных городов торговые люди и стрельцы те, которые отпущены были из Астарахани в Юргенскую землю, Мартынко Кондратьев да Климка Васильев Соловьев да Федька Михеев с товарыщи 10 человек, а сказали: ограбил де их юргенской Абыл-Газы царь и товары у них все поимал. И били челом тебе государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии те торговые люди, которые пришли из Юргенчь из города из Хивы: напросился де у юргенского Абыл-Газыя царя юргенченин Ших-Баба ехать к тебе государю к Москве для того, что животы де ево в Астарахани, да он же де Ших-Баба говорил юргенскому царю, учнет де он бити челом тебе государю, которые хивинские торговые люди живут в Астарахани на твоем государеве имяни, и он де тех юргенских торговых людей з женами их и з детьми и со всеми их животы всех привезет с собою в Хиву, а их бы де руских торговых людей из Хивы до ево Ших-Бабина приезду в Астарахань отпускать не велел, и чтоб ты, государь, их пожаловал, юргенских торговых людей которые ныне в Астарахани отпускати их из Астарахани в Юргенскую землю не велел и животы их и товары велел бы ты, государь, переписать. И мы холопи твои по их челобитью юргенских торговых людей из Астрахани в Хиву отпускати не велели до твоего государева указу и товары у них велели переписать таможенным целовальником Перфилью Конищеву с товарыщи. А что нам холопем твоим те торговые || люди в роспросе сказали, и мы холопи твои те их роспрос-ные речи послали к тебе государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии под сею отпискою, а велели подать в Посольском приказе твоим государевым диаком думному Назарью Чистово да Алмазу Иванову.

155-го июля в 6 день вышли в Астарахань из Юргенские земли из города Хивы руские торговые люди, астараханец посадцкой человек Мартынко Кондратьев да казанцы посадцкие люди Микитка Гаврилов Коломнятин, Ивашка Васильев Пастухов, татарин Бекейко Иткинеев, свия-женин гостиные сотни Гаврила Онтипина приказщик Климка Васильев Соловьев, уфимец посадцкой человек Онтипка Иванов Рукавишников, нижгородец Мишка Семенов Хлебников, астараханские стрельцы Яковлева приказу Ушакова Федька Михеев, астараханец || Левка Григорьев Передков, церковной диачок Илюшка Фролов Сторожев, 10 человек, а в роспросе сказали: в прошлом де во 154-м году весною отпущены они из Астарахани за море на Кабаклытское пристанище на государеве бусе с своими и с посыльными товары гостя Григорья Никитникова да гостиные сотни Гаврила Онтипина и иных верховых городов торговых и аста-раханских посадцких людей, и даны де им были в Астарахани проезжие грамоты, будет де они на пристанище [не] исторгуютца, и им де с товары ехать в Юргенскую землю. И за морем де на Кабаклыйском пристанище торговать было им не с кем, и они де послали от себя в юргенской город [328] в Хиву с вестью про свой приезд, и по той де их вести прислал ис Хивы юргенской Абыл-Газы царь человека своего Исуп-Шиха а с ним к трукменским людем приказывал, чтоб они их руских торговых людей с товары от пристанища в город Хиву пропустили безо всякого задержанья и шкоты б им и грабежу в дороге не учинили, || а к ним де к руским людем юргенской царь приказывал, чтоб они ехали в город Хиву безо всякого опасенья. И по той де юргенского царя присылке они руские люди да казанские татаровя, которые с ними были, 14 человек с товары по проезжим грамотам от пристанища поехали в Юргенскую землю степью на купленых лошедях и на верблюдах, а лошади де и верблюды покупали на пристанище у трухменских кочевных людей. И шли де они от пристанища до города Хивы 3 недели, а трухменские де люди пропустили их вцеле против прежних отпусков и шкоты де никакие ни в чем от трухменцов им не было, а юргенского де Абыл-Газыя царя человек Исуп-Ших ехал дорогою в Хиву с ними вместе. И приехали де с товары своими в город Хиву августа в 12 день 154-го году, а товаров де их осматривать и переписывать присылал Абыл-Газы царь язычея своего Шаум-Абыза не допустя до города Хивы версты за две. А которого де дни они с товары своими в город Хиву приехали и на подворье стали, и того же дни Абыл-Газы || царь прислал к ним того же своего язычея, и взял с них тот язычей с товаров их на царя пошлину по цареву приказу. А после де того в 5-ой день присылал к ним Абыл-Газы царь звать к себе есть, и как де они к царю на двор пришли и Абыл-Газы де царь велел их всех перевезать и велел их вкинуть в тюрьму, а товары их велел взять на себя грабежем, и товары де их все привезли на царев двор, и царь де их товары на дворе у себя велел принимать при себе, а они де сидели в тюрьме связаны и ограблены 2 дни да ночь. И к тюрьме де к ним приходя полоненики руские люди, которые живут в Хиве у юргенских людей в полону, сказывали им, что Абыл-Газы де царь велел их в тюрьме побить, а им де полонеником велено их ночью ис тюрьмы выносить. А после де того пришед к ним к тюрьме сказывали им юргенские торговые люди: говорили де они абызом своим, чтоб они били челом об них царю, чтоб их царь побить не велел и велел бы их ис тюрьмы свободить, потому что де их земли есть торговые люди в госу-дареве отчине в Астарахани || и в иных городех с товары своими, и им бы де в государеве земле против того так же убойства и задержанья не учинилось; и абызы де их у царя упросили, побить их царь не велел, а велел де было их царь выняв из тюрьмы роздать в работу служилым своим людем за жалованье, и абызы де их и то у царя упросили, что их ис тюрьмы выпустить, а служилым людем в работу раздавать не велел. И на другой де день ввечеру велел их царь ис тюрьмы выпустить, и отдал их на руки абызу и зятю своему Касим-Хозе; и велел было их Абыл-Газы царь ис Хивы отпустить в Астарахань вскоре, и у царя де напросился юргенчанин Ших-Баба ехать к государю к Москве в гонцах, для того что животы де ево остались || в Астарахани, да он же де похвалился царю, что он из [329] Астарахани юргенских торговых людей з женами их и з детьми и со всеми животы, и которые юргенцы живути в Астарахани на государеве имяни, и он де их привезет с собою всех в Хиву, а их бы де торговых руских людей ис Хивы до ево Ших-Бабина приезду в Астрахань отпускать не велел. И Абыл-Газы де царь того юргенченина Ших-Бабу к государю в гонцех отпустил, а их торговых руских людей по Ших-Бабиным словам до ево с Москвы приезду велел держать в Хиве, а кормить де их велел отдать юргенским торговым людем. И на другой де день ввечеру по цареву веленью ис тюрьмы их выпустили и отдали абызу и цареву зятю Касим-Хозе, и тот де Касим-Хозя взяв их ис тюрьмы к себе на двор и роздал их кормить торговым людем, и они де жили во дворех у торговых людей и всякую работу работали. И ближним де царевым людем они бивали челом многижда, чтоб Абыл-Газы царь их пожаловал, велел им товары их отдать и велел бы их отпустить || в государеву отчину в Астарахань, и царевы де ближние люди им в товарех отказывали, а говорили: Абыл-Газы де царь поимал у них товары на себя для того, что ему нечем служилых своих людей жаловать, потому что де он на царстве учинился внове, брата своево на Исфиндиярово царево место, и в городе в Хиве ныне люди розореные и казны де царю збирать не с ково, и товаров де их царь им отдать не велит, а говорит де царь, что брата де ево прежнего юргенского Исфиндияра царя послы Эминь-Батырь-абыз да Назар да ево гонец Ших-Баба сь их царевою казною, и торговые их юргенские люди с своими товары, ныне в Астарахани, и они б де руские торговые люди за свои товары, что у них ныне велел царь взять на себя, взяли в Астарахани у послов их и у торговых людей из их товаров, а отпустить де их царь в Астарахань велит, только не вскоре. И они де жили в Хиве || у торговых людей во дворех до зимы, а зимою де юргенской Абыл-Газы царь с ратными своими людьми ходил ис Хивы войною на трукменцов, которые живут в послушанье у кизылбашского Аббас-шаха и кочюют под шаховым городом под Карасаном, и в те де поры на походе били челом они Абыл-Газыю царю, чтоб их пожаловал, велел отпустить в Астарахань, и царь де им приказал чтоб, они ехать в Астарахань готовились, а отпустит де он их как назад ис походу придет; и они де торговые люди, заняв у юргенских торговых людей до Астарахани денег, купили 4 верблюда да 3 лошеди, на чем бы им запас и воду вести, и дожидалися царя в Хиве. И Абыл-Газы де царь пришол в Хиву ис походу зимою ж перед масленою неделею, и трухменских де людей, сказывают, что он повоевовал, и полон де трукменской у хивинских ратных людей в приводе они видели. И как де юргенской царь ис походу в Хиву пришол, и они де ему об отпуске били челом вдругорядь, и юргенской де Абыл-Газы царь велел им || дожидатца в Хиве как гонец ево Ших-Баба с Москвы приедет к нему в Хиву; и они де жили в Хиве по май месяц нынешняго 155-го году, а в мае де месяце зговорясь их 11 человек вышли из города ис Хивы ночью на степь тайно, а с собою де вывели купленых своих 4 верблюда да 3 лошеди и пошли от Хивы [330] степью к реке Яику, и з дороги де от них за болезнью отстал и пошол назад в Хиву товарыщ их казанца посадцкого человека Микиты Сыроежина человек Ивашка Яковлев Глаткой, да собою остались в Хиве 3 человека, а они де 10 человек пришли от Хивы в Яицкой острожок, а шли степью до Яицкого городка 9 недель, а погонщиков за собою ис Хивы никаких людей, и дорогою идучи на степи за Яиком и до Яицкого острожка калмыков и татар, никово нигде не видали. || А иных де походов, опричь трухменского походу, при них у юргенского Абыл-Газыя царя войною никуды не бывало, а под Хиву де зимою же приходили войною трухменские люди, которые кочюют подле моря, и в полон юргенских людей поимали многих, а после де того под Хиву иных никаких воинских людей приходу не бывало, и по их де ис Хивы к Астарахани поезд у хивинских людей с трукменцы войны и миру не бывало ж. А с калмыцкими де людьми и с алтыульцы и сь едисанцы, которые кочюют с калмыки, юргенские люди живут в миру. И нынешнею де зимою при них калмыцкие люди и енбуйлутцкие и едисанские татаровя для торгу с лошедьми и с животиною и с продажным руским полоном приезжали в Хиву многижда, да и юргенские де люди в калмыцкие и в енбуйлутцкие и в едисанские улусы с торги по тому ж ездили зимою без урыву, и полон руской покупая в Хиву привозили, и ру || ского де полону в Хиве у юргенцов много. А про бухарских де людей слышели они от юргенских людей, что у бухарских людей в их в Бухарской земле война с ындейскими людьми за город Балх, что у бу-харцов взял индейской царевич, да и бухарские де городы все хотят индейские люди повоевать и ими завладеть, и индейские де люди бухарцов сказывают многолюднее. А товаров де у них юргенской царь взял грабежем: гостя Григорья Никитникова у приказщика у Федьки Михеева взято грабежем на 1000 на 50 на 7 руб. с полтиною, да у него ж взято посыльного товару нижегородца торгового человека Андреяна Аистова на 200 на 90 руб., да Евсевьева товару на 70 на 2 руб., да сверх хозяйского и посыльного товару, за их хозяйским животом за харчами и за провозом, ево Федькина товару взято на 200 на 50 на 7 руб., да у наемщика ево у Илюшки Фролова взято на 70 руб.; гостиные сотни Гаврила Онтипина у приказщика у Климка Васильева товару взято на 600 на 50 руб., да сверх хозяйского || товару ево Климкова товару взято на 200 на 50 руб.; у казанца торгового человека у Иваш[ки] Кирилова сына Мыльникова товару взято на 1000 на 100 на 15 руб.; у казанца у торгового человека у Микитки Гаврилова товару взято на 700 на 50 руб., да посыльного товару казанца Селивана Мануилова на 300 руб.; у казанца торгового человека у Василья Пастухова товару взято на 600 руб.; у уфинца Онтипы Иванова товару взято на 300 на 4 руб. на 13 алт. на 2 д., да посыльного товару казанца Михаила Ермолина взято на 20 на 1 руб.; у нижгородца у Мишки Семенова посыльного товару астараханца посадцкого человека Ивана Борисова Шадры взято на 600 руб., да ево Мишкина живота взято на 300 на 50 руб.; у астараханца посадцкого человека у Левки Григорьева посыльного товару [331] живоначальные Троицы астараханского монастыря слушки Ермолки Ермолина взято на 300 руб., да Васьки Рубцова товару взято на 100 руб., да Гришки саратовца товару взято на 80 руб., да ево Левкина товару взято на полтораста руб.; || у казанца посадцкого человека у татарина Бекейка Ишкенеева товару взято на 500 на 40 руб., да у наемщика ево Атайчика взято товару на 100 на 60 на 5 руб.; у астараханца у Максимка Васильева товару взято на 300 руб., да у него ж посыльного товару Ивашки пушкаря взято на 50 руб.; астараханца посадцкого человека Василья Кармачеева товару взято на 500 руб. с полтиною; казанца торгового человека Микиты Сыроежина товару взято на 1000 на 200 на 70 руб.; астараханца Мишки Архипова товару взято на 100 на 15 руб. (В Москве, в Посольском приказе, эту роспись подсчитали и сделали следующее добавление: И всего юргенской Абыл-Газы царь взял грабежем у руских торговых людей у 25 человек товаров их на 10 256 руб. на 30 алт. (л. 50).)

На обороте: Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии.

Диак Тимофей Голосов.

156-го октября в 17 день с астараханскими станишники с сотником стрелецким с Михаилом Парфеньевым.

II. — Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии холопи твои Федька Куракин, Андрюшка Литвинов-Мосальской, Тимошка Голосов, Калистратка Акинфеев челом бьют. В нынешнем государь во 155-м году июля в 24 день приехал в Астарахань из Юргенские земли ис Хивы степью сь юргенским послом Эминь-Батырем казанца торгового человека Микитин прикащик Сыроежина Ивашка Яковлев Гладкой, а в роспросе нам холопем твоим сказал: в прошлом де, государь, во 154-м году ездил он из Астарахани в Юргенскую землю с торгом с рускими торговыми людьми, а было де их всех 14 человек, и у них де, государь, руских людей товары их велел юргенской Абыл-Газы царь в Хиве пограбить и взял на себя все, а их велел посадить в тюрьму и ис тюрьмы их выпустил; и тому де, государь, июля по 24 число недель с 11 пошли было они руские люди 11 человек ис Хивы в Астарахань пеши, и отшед от Хивы 2 дни он Ивашка занемог и воротился назад в Хиву, а товарыщи де ево 10 человек пошли в Астарахань; и как де он Ивашка отстав от товарыщев своих шол к Хиве, и не дошед города Хивы верст за 20 в уезде у юргенских кладбищ нанел он юргенченина довести себя до Хивы, и пришед в город Хиву стал он на подворье у служивово || человека где наперед того жил, и после де, государь, того на третей день увидели ево в торгу царевы люди и привели на царев двор, и царь де ево велел роспросить, куды было он с товарыщи своими пошел и где ево товарыщи, и он де Ивашка сказал, что пошли де, государь, товарыщи его в Астарахань; и царевы де люди говорили, чтоб де над ними на дороге какие люди дурно [332] не учинили, а от юргенского де царя давно об них было приказано, велено их из Хивы отпустить; а в погоню де, государь, за товарыщи ево до ево приходу, и после того, никакие люди не посыланы; и жил де он в Хиве после того как от товарыщев воротился недель с 6 по своей воле, а не за береженьем; и после де, государь, того, а июля по 24 число тому 6-я неделя, юргенской Абыл-Газы царь послал к тебе государю к Москве в послех от себя юргенченина Эминь-Батыря, а он де Ивашка ис Хивы поехал с послом вместе, а на поезде бил челом он юргенскому царю, чтоб ему велел в дорогу кормец дать, и юргенского де, государь, царя люди ему в корму отказали, едет де он с послом и ево де|| посол в дороге прокормит, и ему де в дорога до Яику посол кормец сухарями давал не по многу. А про грабеж, государь, как их юргенской царь велел грабить, и про хивинские вести тот Ивашка сказал нам холопем твоим те ж речи, что и прежние товарыщи ево грабленые торговые люди, которые пришли в Астарахань наперед ево, в роспросе сказали, и о том писали к тебе государю мы холопи твои в сей же станице. А достальные де, государь, их товарыщи 2 человека, один руской, а другой казанской татарин, после грабежу ис Хивы пошли в Бухары с торговыми людьми в наймех, а третей их товарыщ в Хиве пропал безвестно, а чает он, что ево хивинцы убили из денег. А товаров де, государь, у него у Ивашки взяли в Хиве на юргенского царя на 1000 на 200 на 70 руб., да 4 верблюда, да лошедь цена 54 руб., да платья и ружья на 20 на 3 руб. Да слышел де он Ивашка в Хиве от тези-ков карасанцов, которые приехали в Хиву с торгом из Кизылбашские земли, что Бухары де нынешняго лета взял индейской царевичь, а которого месяца и числа того не упомнит, а стояли де под Бухары индейские люди з год. А про бухарского де, государь, царя от тех же карасанцов слышел он, что бухарской де царь прибрав себе в Бухарех русских людей, которые были в Бухарех в полону, с 300 человек и из Бухар с ними побежал, а куды побежал и где он ныне того он не ведает. Да нынешняго же де, государь, лета приходили в Хиву к Абыл-Газыю царю калмыцкие послы 4 человека, а о чем приходили того не ведает, и тем де калмыцким послом дал в Хиве Абыл-Газы царь 3 пищали, одна медная а 2 железных, а каковы ядром сколько весу того он не ведает, и повезли де они те пищали в калмыцкие улусы, а слышел де он Ивашка в Хиве, что те пищали взяты у казаков в прошлых годех которые казаки приходили под Хиву.

На обороте: Государю царю и великому князю Алексею Михайловичю всеа Русии.

156-го октября в 17 день с астараханским сотником стрелецким.

Помета: Государев указ послан в Астрохань к боярину с товарыщи, велено писать в Юргень, штоб государевых людей всех отпустил и товары их и с прибылью отдал, а пока людей не отпустит и товаров не пришлет, послов ево и торговых всех людей из Астрохани не отпущать, и товары у них взяв переписать, и в одно место положа запечатать, и велеть беречь [333] до государева указу накрепко, чтоб не погнили и гад не перепортил и от огня б было бережно. (Изложение всех обстоятельств дела об ограблении русских купцов ханом Абул-Гази см. в отделе I, № 75, стр. 200 — 206.)

МД. Хив. ст-цы 1646 г. августа 12 — 1653 г. июля 10, лл. 12 — 30.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.