Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Легенда о народе “сыбыры”.

Давным-давно, когда ещё не было в Барабе ни лесов, ни болот, а только степи, жил тут народ сыбыры. Неизвестно, откуда они пришли и сколько лет тут прожили. И никто не помнит, сколько с тех пор прошло лет – очень много.

Но вот однажды с севера надвинулись тучи, и пошли дожди. Из земли стали расти деревья. Появились леса, озера и болота, и теперь развелось много комаров и мошки, к укусам которых сыбыры были непривычны. Жизнь для них стала несносной.

Тогда часть сыбыров решила покинуть родину и уйти куда-то на юг – куда, никто не знает. Другие же остались, не желая уходить от родных мест. Но жизнь делалась всё невыносимее. И тогда оставшиеся сыбыры бросились в озера и утопились, и по имени этого народа и была названа Сибирь.

(Миненко Н.А. История Новосибирской области с древнейших времён до конца XIX в. Новосибирск, 1975, С. 18-19).

_________

Раньше здесь, в Барабе, жил народ Сибиры – это и есть барабинские татары. Шёл кочевой народ Сибиры, но от него остался только один охотник с семьёй. От него и пошли барабинские татары.

Постепенно стали собираться люди, они и называли эту степь Барабинской.

(МЭЭ ОмГУ. 1975. т.4-22. л.9-10.)

_________

Давно жили здесь высокие, рослые люди. Деревьев и кустов не было, была степь. Эти люди занимались гончарным делом. Они убежали на юг, в Казахские степи, когда из-под земли стали вырастать деревья.

 

(МЭП ОмГУ. 1978. т.21. л.295.)

_________

Войны чулымских тюрков с уграми.

Раньше жили девять братьев. Они жили на обрыве с километр выше Куянова. Там старый Тарлаган был (поселок), теперь там никого нет. Их всех убили остяки, они жили на Кети. Ихний отец и два сына пошли на Юл. Юл – это река. Они туда пошли, там бобер жил. Туда раньше старик остяк с двумя сыновьями приехал. Хакас отец сказал своим сыновьям, что ребята-остяки за нами гонятся, наверно нас убьют. Старик шел первым. Сыновья нарты спрятали. Остяки догнали, и двух сыновей остяков убили и старику выкололи глаза и сказали: приходите, нас 9 братьев.

Старик остяк дошёл до своих. Летом остяки пришли. Всех 9 братьев хакасов убили. Одна самая младшая сноха спряталась в землю. Когда остяки ушли, женщина вышла, она беременная была. Она села в обласок и поехала на устье Чулыма. Там она вышла замуж, а тут беременная была, родила она два сына. Сыновья выросли и решили ехать на свою родину. Они вышли к Кичка-Юлу, из Чичка-Юла пришли в Чулым. Они пришли – никого нет. Стали жить. Где-то женились. Когда записка была, каждому отделили территорию: старший Кулеев стал жить в Куянах, младший сын Тарлагов – жил в Тарлаганах. Раньше, где рыбы много, там они и жили. Питались только мясом и рыбой.

Шумилово озеро-землянка есть на озере, Тутышкабырга самый там жил. На сером обрыве в Старо-Тарлаганах, там есть землянка, сосной заросла, сейчас спилили. С улицу шириной, высота приблизительно метр двадцать. Остяки покорили, убили девять сыновей, этот город, говорят их. Один меньший брат богатырь был. Кольчугу одевает и куяк, жарко как сегодня было. Вот гора и тут озеро внизу было, как игрушку ловит семидесятипудовый шарик.

Они, братья, ходили зимой в Чичка-Юл, там остяки, там сыновей, может, четверо на охоту ходило. Старику остяку глаз прокололи, бабушке руку сломали, а других дома не было. Пришли остяки, видят: сидит слепой.

Летом остяки собрались табуном, покорять. Пришли на обрыв, там ручеек есть, полкилометра. Пришли туда, на горе Кыштак – землянка стоит. Раньше боялись друг друга, только в землянках жили. Он (меньший сын) от озера поднимается, хороший день, жарко, снял куяк – вот бы остяки были. От ручейка стреляли, полкилометра будет, попали.

Восемь-то женатых сыновей снохе сказали не выходить, никому не открывать. Она не утерпела, выглянула, попадать (стрелы) стали. Мать под порог закопала одну женщину, она беременная была: “Наблюдай, нас всех убьют. Тихо будет – выходи”. Она (женщина) поднимается тихо, все тихо, по Чулыму спускается. Усть-Чулыме остановилась, там двоих детей родила. Она замуж вышла снова, мужа себе приняла.

Все дразнят детей: “Отцову землю бросили, где живешь!” Братья договариваются: “Уйдём отсель по Чичка-Юлу”. Сколько времени идут, яму раскопают, зароют – не полная ещё. На обрыве зарыл, закопал, полная яма стала…

(МЭЭ ТГУ, 1969-170 (необработанные)).

_________

Предания о борьбе народов Западной Сибири с татаро-монгольскими завоевателями.

Деревня Мал[ая] Тебендя (Усть-Ишимского района Омской области.) возникла, когда князь Угулы привел сюда 17 родственников. Угулы воевал с Чингисханом.

Сын Угулы, Иликай, правил 17 семьями, жившими там. Он находился под покровительством [сначала] Чингисхана, а затем Батыя. Но на него ополчились другие князья. Он потерпел поражение, но вскоре, воспользовавшись раздорами в стане победителей, вернул свои земли. Однако об этом узнал Батый, [который] несправедливо обвинил Иликая в разжигании междоусобиц и казнил его.

(Лосева З.К., Томилов Н.А. Легенды и исторические предания иртышских татар // Духовная культура народов Сибири. Томск, 1980, С. 18-33)

_________

Еще до образования деревни [Малая Тебенда] здесь жили ненцы, ханты. Потом пришли монголы, потом пришли татары.

(МЭП ОмГУ. 1978. т.1. л. 297.)

_________

Около 700 лет назад на территории современного Ашевана (Усть-Ишимский район) жило в землянках 17 семей. Люди эти пришли сюда с озера Мутки. Это были татары из числа людей, находившихся под покровительством Чингисхана, а затем Батыя. Со временем численность населения возросла. Правил местностью князек Иликай, сын Муглы. Иликай поругался с другими татарскими князьми, и когда была большая вода, они переправились через Ишим и напали на Иликая, который их не ожидал, т.к. переправляться было опасно. Иликай потерпел поражение, но победившие князья перессорились между собой. Междоусобная война длилась долго и истощила силы соперников. Этим воспользовался Иликай, которому удалось вернуть свои земли.

О случившемся узнал Батый, он обвинил Иликая в том, что тот разжигает междоусобную войну между татарами и казнил его и забрал себе его земли и людей.

(МЭП ОмГУ. 1978. т.1. л. 299-301).

_________

Раньше на этой территории (Малой Тебенди) не было постоянного населения. Кочевали здесь скотоводы, пасли лошадей. Потом – осели на этой территории.

Затем был большой разлив Иртыша, и люди вынуждены были уйти на новую территорию и основать Большую Тебендю. Это было ещё до прихода Чингисхана. Угулы воевал с Чингисханом. Он привел на эту территорию 17 родственников с военными отрядами. Во главе одного из отрядов стоял Иликай – сын Угулы.

(МЭП ОмГУ. 1978. т.15. л. 22-23).

_________

(Записано в д.Аялуцк Чановского р-на Новосибирской обл.)

Раньше рассказывали о богатырях. Жили они, воевали, сейчас таких нет. Был один богатырь Хазратгали. Он не из Казани, он вроде бы был из Самарканда, Бухары. Местожительство его было это Аравия. Там город Мекка был, там они и жили, но ездить ездили. У Барабы тоже были свои богатыри. Вот при Чингисхане был богатырь. У него ружья-то не было, деревянный лук был. Он меткий стрелок был, значит, далеко стрелял и прямо. Раньше они луками и охотились, вообще все бараба луками охотились. Вот я раньше слышал, что стрела была, как вилы – два зубца, а древко деревянное.

…Вот, говорят, за Иртышом казахи жили, калмыки. И здесь, примерно, тут два дома, 50 км дальше – 3 дома – вот так они бараба жили, значит. Вот этот богатырь и охранял их. А вот эти казахи, калмыки приезжали большой группой верхом. У барабы отбирали хороших красивых девок, женщин нахально. Вот этого богатыря Булатом звали. Вот один раз здесь, кажется, он или недалеко ли жил. Он из своего жительства ещё на км 50 поехал на свадьбу. И в этот момент, значит, летом это было, 500 верховых казахов появилось. Спросили его, нет дома. И воевать приехали. Один старик как-то спрятался, вырвался и убежал туда. Туда к нему пришел и рассказывает, что казахи появились. А потом Булат сказал: “Ладно, говорит, сам один поеду, свадьбу продолжайте”. Он сел один верхом на коня и поехал. Когда стал подъезжать с километр, он уже видел казахов. И те увидели его, что кто-то едет. Вот они одного старшего казаха послали – езжай – говорят ему. Он только немного отъехал. Булат-то раз топором, и этот упал. Через некоторое время казахи видят, что посланного нет, и опять посылают другого. И опять Булат раз – и убил его. И давай стрелять в них – несколько человек насквозь простреливает. Казахи думают, что-то неладно. На коней вскочили, и давай убегать. А Булат гонять их начал, стрелять. 500 верховых до Иртыша гнал, и всего 25 верховых казахов только за Иртыш и уехали. Остальных всех убил. Вот какой богатырь был! Он один был в это местности.

(МЭЭ ОмГУ. 1975. т.1. л.63-64).

_________

Мы (т.е. барабинцы) – монгольские татары, мы отличаемся от казанских, т.к. пришли сюда вместе с Батыем. Название наше – “параба”.

(МЭЭ ОмГУ. 1975. т.1. л.87).

_________

При Чингисхане жил богатырь Испулат. Как стрельнет, так человек долой. Охранял барабу. Охранял от калмыков, казахов, что жили за Иртышом. Те приезжали, грабили, скот, лошадей, хороших девушек всех забирали. Испулат и охранял.

(МЭЭ ОмГУ. 1975. т4-16. л.9-10).

_________

Наши предки (чатских татар) с монголами воевали, они нас побороли. Потом Екатерина I дала нам землю от Колывани до Батурина, освободила от армии. …Наши предки с запада сюда шли, примерно от Урала, так старики говорили.

(МЭЭ ТГУ. 1972. т.505-1. л.7).

_________

Бараба – это остатки монгольских нашествий.

(МЭЭ ТГУ. 1973. т.542-4. л.27).

_________

Начало династии Тайбугинов.

…В Сибирской летописи, названной Карамзиным новою сибирскою летописью неизвестного автора, повествуется, что монгольский хан Чингиз, покоривший Бухарию, по преданию, … уступил в потомственное владение Тайбуде или Тайбуге – царевичу казачьей орды (киргиз-кайсаков), сыну Мамет хана, по другим данным – Мамыка, - места по рекам Ишиму, Туре, Иртышу и Тоболу. По реке Ишиму до того времени кочевал хан Онсом, потом его сын Иртышак, которого Чингис победил и взял в плен, а землю его присоединил к своим владениям… Сын убитого хана, а по другим данным внук Тайбуга, был спасен от смерти преданностью прежнего слуги своего Мурат-бия, воспитателя его. Впоследствии, узнав о существовании Тайбуги, Чингис послал его воевать с чудью. Тайбуга совершил на этой войне ряд славных подвигов и привел чудь, равно как и татарские племена по рекам Иртышу и Туре, к покорности Чингису.

В благодарность за военные заслуги Тайбуги Чингис вернул ему, согласно его желанию, свободу, и Тайбуга с несколькими земляками… отправился по реке Туре и там на липовом яру, по просьбе жены своей, построил себе город, который назвал Яшил-Тура. После смерти Чингиса владения Тайбуги увеличились. Казанские ханы имели с ним дружеские отношения, не прекращавшиеся и при его сыне Ходже. Сын Ходжи Умар даже вошел в родственные связи с казанским ханом Упаком, женившись на его дочери… Упак изменнически умертвил своего зятя Умара, а сыновей его Абдера и Абалака увез с собою заложниками в Казань, где они и умерли… Уже внук его, сын Абдера Сибир, возвратился в прежние владения своего деда…, сделал новые завоевания и построил город на берегу Иртыша, назвав его своим именем – Сибирь-Тура.

(Абрамов Н. Сибирские татары // Тобольские губернские ведомости. 1861. № 35).

_________

Предания о русском заселении Сибири до Ермака.

Однажды в стране Сибур началось моровое поветрие, и волхвы стали прорицать, что смерти избегнут лишь те, кто крестится. Местные жители попросили русского клирика, и он их крестил, но из-за его нерадивости все скоро снова стали язычниками.

(Марков С.Н. Земной круг. М., 1976, С. 67).

_________

Как говорят барабинские татары, заселение Сибири русскими началось с Чингисхана – он поселил здесь русских полоняников. Отсюда и пошло.

(МЭЭ ОмГУ. 1976. т.51-1. л.7)

_________

В Ашеванах (Усть-Ишимский р-н) русские поселения появились в 1300-х – 1400-х гг.

(МЭЭ ОмГУ. 1978. т.6. л.834-839).

_________

Название села Тохтамышево (Томский р-н) произошло оттого, что некогда в селе жил князь Тохтамыш, он умер, но его потомки остались здесь. И по имени этого Тохтамыша и стало называться село.

(МЭП ТГУ. 1971. т.5. л.203).

_________

Первым в это место пришел Тухтамыш (откуда и когда неизвестно)… Еще народ говорит, что Тохтамыш был, но был ханом.

(МЭЭ ТГУ. 1971. т.4. л.204).

_________

О религиозных войнах шейха Багаутдина против инородцев Западной Сибири.

По мусульманскому летоисчислению 797 г.х. (27 октября 1394 – 15 октября 1395) был годом, исполненным истинной дружбой с исламом. В Священной Бухаре во времена хана Абу-ль-Лейси с высочайшего указания и соизволения дервишского ордена Накшбандия господина имама Хаджи Багау-ль-Хаккочад-Дина 366 шейхов, собравшись из всякого рода городов восточных и западных стран света, стали после его чудес и бесед искренними его последователями. Но эти святые жили, распавшись в разные годы на 3 части:

Одна часть находилась при шейхах и занималась тайнами божественного.

Другая часть в районе Бухары и по селениям ее обучала людей науке.

Третья часть вела борьбу с язычниками за веру.

Когда наступило время войны за веру, последователи собрались пред светлые очи преподобного шейха Багауддина и стали ожидать, в какую сторону последует указание. Ходжа после утренней молитвы, обративши к шейхам свое благословенное лицо, сказал: “В больших исторических книгах я видел так: “В то время, когда повелитель правоверных Али, отправившись и проникши через Индостан, насадил ислам в странах Чин и Мачин, половину Китая обратил в веру, а на другую наложил дань. Но некоторое количество непокорных возмутилось, бежало из страны Тарлай-хана и спаслось от меча повелителя правоверных господина Али, прибежало к течению реки, известной у тюрков под именем Иртыш, а по-таджикски Аби-Джаруль и текущей на запад. Там жили кочевые:

  1. народ Хотань (именем “хотань” у иртышских остяков именуются вообще татары);
  2. народы Ногай (племена между Эмбой и Уралом и приведенные Ногаем, внуком Тавала, внука Чингисхана; в настоящее время киргиз-кайсаки ногаями зовут всех татар-мусульман);
  3. Кара-Кыпчак (как самостоятельная народность исчезли и вошли в состав узбеков и киргиз-кайсаков).

Войдя в среду их, бежавшие из Китая от меча халифа Алия остановились и стали жить с ними, но не имели истинной веры и истинных понятий – все это были татары, поклоняющиеся куклам-идолам”.

Теперь вам мое приказание: приглашайте к исповеданию ислама; если они вашего приглашения не примут, то учините с ними великую войну за веру”. Когда последовало высокое указание, упомянутые 366 шейхов пришли к хану Шейбани в степях Мреднец Орды и стали у него гостями. Он, узнавши про обстоятельства жизни святых и выразивши свое единомыслие, вооружил 1700 своих героев и в целях большой войны, отправившись вместе с ними на конях, спустился к реке Иртышу и учинил там великое сражение за веру. В то время у Иртыша было 3 разных народа: хотань, ногаи, кара-кыпчаки, а потом явились и другие – бежавшие бунтовщики Тархан-хана – и стали жить с ними; кеты – остяцкий народ – также помогали им, участвуя в сражении, потому что были с ними одной веры. Упомянутые тут шейхи, соединив с Шейбани свои силы, сражались как истинные храбрецы.

Язычников и татар они истребили великое множество, сражаясь так, что по берегам Иртыша не осталось ни ручейка, ни речки, где бы они не бились, и не дали тем язычникам возможности бежать, но из них самих 300 шейхов стяжали мученический венец, павши кто на суше, кто на воде, кто на болоте. Беглецы Тархана вернулись в Китай. Остяцкий народ бежал в лес, некоторые из народов хотань, ногай и кара-кыпчак исповедовали веру ислама, а некоторые, хотя и спаслись, здравы и невредимы, все же, натолкнувшись на гнев шейхов, отчасти ослабли, отчасти обезумели и, испугавшись, тоже обратились к вере ислама и бежать дальше не могли. Остяки впоследствии стали язычниками и лишились веры. Герои хана Шейбани в количестве 1448 человек пали и стяжали мученический венец. Хан Шейбани отправился с оставшимися 252 героями к народу Средней Орды в степных местах, стал именоваться Вали-ханом, т.е. святым ханом, т.к. купно со святыми вел борьбу за веру, а из числа шейхов 300 всадников стяжали степень мученичества. Из 66 всадников трое остались здесь и стали обучать основам веры тех из народов ногай, хотань, кара-кыпчак, которые исповедовали ислам. К их потомству принадлежат в Тобольске, Тюмени, Таре и Томске ходжи и шейхи. 63 всадника отправились в священную Бухару и господину Багауддину доложили о своих делах. С тех пор открылась здесь вера исламская и открылись пути, так что стали вдоль Иртыша проходить караваны и наезжать сюда для обучения вере разные ходжи, имамы; большая часть их были люди, которые могли творить чудеса. Кроме того, из священной Бухары через этот край проехал господин Имам-Девлет-хан-Ходжа, сын Шаха Абду-Валгаба из Астечана. Он посетил калмыцкие кочевья и калмыцкого хана Хуптайчжа привел к вере исламской, также распорядился на берегу Иртыша открыть 18 мавзолеев. Многие верующие люди обратились к нему, стали исправными его последователями. Потом из Хорезма прибыл шейх Искандер из Минляна и открыл 9 мавзолеев. Один из оставшихся здесь для обучения вере в числе первых шейхов был почтенный шейх Шерпети – младший брат шейха Назара и шейха Бирия. Открыв 12 мавзолеев, он лег у ног своих братьев старших. Из упомянутых в этой родословной 39 мавзолеев 30 над мужчинами, женщинами и девушками описывается в этом родословном письме вместе с их именами. И с названиями тех мест, где они почивают.

  1. Из почивающих на берегу Иртыша святых – в Искере почтенный шейх Айкани.
  2. Там же перед Искером шейх Бирий.
  3. Шейх Назар.
  4. Шейх Шерпети (все трое были родные братья из внуков Зенги-Бабы, который жил в области Шаш, умер в 658 = 1258 г.).
  5. Шейх Муса в Куча-Яман, был из детей имама Малика (Абу-Абдилла Малик бен Акас жил в 712 (1315) – 795 (1394) гг., он учредил маликатское законоведение).
  6. На холмах есть господин шейх Юсуф, был из внуков имама Абу-Юсуфа (Абу-Юсуф Якуб аль Апсары умер в 798 г., юрист, ученик известного Абу-Канафы, носящего у татар и других мусульман имя Имам-Азам – “величайший имам”).
  7. На Баште господин Хаким-шейх был из детей имама Шафни (Абу Абдила Мухаммед Али Шафни жил в 797-820 гг., юрист, основатель шафнитского законоведения).
  8. Внутри Вагая (Вагаем названа степь, орошаемая Вагаем, левым притоком Иртыша, берущим начало из Ялуторовского уезда. В старину Вагайская степь была густо заселена разными инородческими племенами) есть почтенный Хаким-шейх. Был из детей имама Ахмеда (Абу Абдилла Ахмед ибн Хамбаль умер в 855 г., хамбалистское законоведение).
  9. На Собре, с правой стороны Иртышп, шейх Ахмед-Али.
  10. С левой стороны Иртыша шейх Дервиш Али.
  11. В Увате шейх Турази-Али.
  12. У реки Вагая на Юрули шейх Девлет-Али (Ахмед-Али, Дервиш-Али, Турсун-Али). Все четверо – сыновья одного отца из внуков Абу-ль Хасана Харимаки (925-1033).
  13. В Тебенде шейх Анджетань был из внуков шейха Ба-Мачин.
  14. У устья Ишима именно в селении Большой Бургань, мавзолей шейха Бинель-Ата, он был внук Джаллила (Нур Эд-Дин Абду-р-Рахман Джаллил – 1492 г.), Основателя ордена Мевлеви, спутники его с 3 камнями лежали на берегу озера.
  15. В Вагае почтенный старец шейх Байрам.
  16. На берегу Вагая почтенный шейх Назар, они родные братья были из внуков Сеид-Аты (Ходжа Сеид Ахмет Ата умер в 710 г.х. = 1310 г.).
  17. В Бикатуне шейх Мур-Кемаль.
  18. В Карагае Ходжат-Шейх, они родные братья из детей Бахши-Ата.
  19. У озера Мочюк почтенный Нацфь.
  20. В Атьяне почтенный Аляфь, они родные братья из детей султана Баязида (Баязид-Тайфури Бастами Ходжа жил в 774-845 г.х.)
  21. В Бурбаре Дауд из Кандагара (ум. в 765 г.х.), по мнению татар, все оракулы ведут от этой особы (Сарын).
  22. В селении Кать шейх Абдул-Азиз.
  23. В Кань-Шубари (Кашгари) шейх Абул-Меласр, оба родные братья из детей мудрого Сулеймана (Ходжа-Хаким-Ата (ум. в 582 = 1186 г.), последователь мистика Ходжи-Ахмеда Ясави, умершего в 1166 г.).
  24. В Эрум-Джин почтенный шейх Дауд из внуков имама Гусейна (внук Мухаммеда, умер в 670 г.)
  25. В Карбине шейх Омар-Али.
  26. На возвышении встарого селения Карагай, у Красного Яра, на местности. Оба – Бактари в селении Кюнешли шейх Кепеш-Аги, оба – родные братья, были из детей Омар-Аль-Фарука (второй халиф, вступил на престол в 634 г.).
  27. В Иль-Ташале – Акыль-Биби.
  28. В Юруше – Хадиджа-биби.
  29. Шейх Муслиху-д-Дин из Кермана с 2 дочерьми, он участвовал в войне за веру. Старшая – Салиха-биби – пала в овраге, называемом Чарбый (Джарбый) у селения Саургач и легла.
  30. Младшая Афифа-биби, она пала в овраге Апуть, выходящем из Вагая, и легла.

Сам господин Шейх, покончивши со всеми неверными, отправился в Кызым и был там правителем Ак-Гисара. Жены этих самых упомянутых шейхов, у некоторых дочери, а у некоторых сыновья, находились в сражении за веру вместе. Вот почему в тех местах над женщинами, девушками, мальчиками находятся мавзолеи; тут, говорят, нет ничего удивительного, ибо они - матери и дети – все были вместе, и все были святые. Перечисленные в этой таблице 30 благочестивых мавзолеев собрал в одной таблице судья Абдул-Керим, ахун Тобольска и Томска и один из ханских потомков Харши Лебив-Яшин.

О 9 мавзолеях, которые открыл здесь господин шейх Искандер, из жителей Мелмена в ведомстве города Хорезма, и о мавзолеях, которые открыли упомянутые выше 2 преподобных, здесь не говорится, так как о них есть специальные таблицы. Сведения о тех девяти собрал в этой таблице и прислал шейх Искандер из Туркестана, прислал при посредстве покойного соседа султана, т.е. Багауддина, Ходжа Мир-Шерифа к тобольским ахунам, и еще говорят, что из города Сайрама господин почтенный имам шейх Юсуф с проявлением чудес посещал берега Иртыша и Сибирь, открыл 10 мавзолеев. Собрав их в генеалогии, послал и вручил своему брату, шейху Алину. Все это стало тайною, известной только ахунам города Тары. Открыто 49 мавзолеев, и кроме того, по берегам этого Иртыша остаются необнаруженными остатки еще 251 человека. Затем упоминается 300 преподобных: господин Имам Ходжа Девлет, господин Имам Искандер, хорезмиец из Мелкиша. Открытые ими 39 мавзолеев отправили в священную Бухару (в описании) с просьбой об опубликовании преподобных священной Бухары, относясь с благоволением, как к тайнам божественного откровения, поверили настолько, что даже подтвердили и удостоверили и каждому оказали возможное благословение и также завещали: “Покорнейше просим, чтобы святые могилы оберегались неукоснительно, будь они на речках, впадающих в Иртыш, будь по берегам Иртыша самого или на болотах. 251 человек, не объявившись, остались сокрытыми. Благочестивые мужчины, женщины, девицы, если кто-нибудь в тайных отношениях к Господу Всевышнему получит указания его относительно сокрытых мужей или если эти мужи о себе дадут какие-либо намеки, то да не будут нерадивы относительно объявления могил и построения мавзолеев, для того, чтобы шейхи не разгневались на них и чтобы не осрамили ни их, ни потомства их”.

Сделав такое завещание, приложив печати у мавзолеям, открытым всеми троими, и приложив руки, прислали в сочувствии оказать этим высокое одолжение и милость. В Тобольском уезде на берегу Иртыша, на возвышенной стороне местности Карагай, в селении Кюмюнли, на холме аба Бакыр на мавзолей шейха Кефиш Али. Имя ближайшего к нему шейха Бурай, его сын шейх Сафар, его сыновья шейх Урас и шейх Ир-Сетет. Сын шейха Ураса шейх Рамазан, его сын шейх Абуль Хасан, его сын шейх Мухаммед Шериф.

Писал это предание Сад Вакас Реджебов Мемет Алакулов.

(Катанов Н.Ф. О религиозных войнах шейха Багауддина против инородцев Западной Сибири // Ежегодник Тобольского Губернского музея. 1904. Вып. XIV. С. 18-28).

_________

[Деревня Саургачи Усть-Ишимского р-на названа] по имени охотника Саургана… Когда строили деревню, какое-то войско пришло из Бухары. Было их 360 человек. Всех, кто не хотел принимать их веру, убивали. В роще их хоронили, сохранилась там могила. Много татар погибло. Говорят, 300 человек. 60 человек назад вернулось, в Бухару.

(Лосева З.К., Томилов Н.А. Легенды и исторические предания иртышских татар // Духовная культура народов Сибири. Томск, 1980, С. 18-33).

_________

Раньше здесь жил охотник по имени Саурган. Он выбрал место для деревни и основал ее. А потом пришли татары, вырубили большую часть леса, стали скот разводить. [Потом] какое-то войско пришло из Бухары. Всех, кто не принимал их веру, они убивали. Их погибло 300 человек, а 60 вернулось в Бухару.

(МЭП ОмГУ. 1978. т.3. л.283)

_________

Предания о Кучуме и Ермаке.

(Записано у татар Вагайского р-на Тюменской обл.).

Давно уже мой брат находил место, где Кучум от Ермака свои богатства прятал. Это в Тобольском р-не, там есть болото, лесом заросло. Татары знали это место, но никому не говорили. Потом русские пронюхали, пришли из Тюмени, искать решили. А татары им не показали. Старики сказали: кто укажет – с тем беда случится.

Брат говорил, что богатства Кучум спрятал в глубокой яме. Бросишь в нее камень, много времени пройдет, пока камень на дно брякнется.

Татары жили в Тобольске, пришел Ермак, стал воевать. Они ушли в другое место, он- за ними. Тогда ему сражение устроили, убили его. Он раненый по Иртышу поплыл. Все стрелять в него начали, убили. Вытащили, похоронили на Баишевском кладбище.

(Блажес В.В. Уральские и зауральские предания о Ермаке // Материалы и исследования по фольклору Башкирии и Урала. Уфа. 1974. Вып. 1, С. 240-250)

_________

…Да, не хотел царь Кучум стариков слушать, не хотел – и погубил свое царство… Бежал к нему Ермак, от русского царя бежал… Он там много людей убил, русский царь хотел его повесить, ну, он и бежал к нашему царю… Принял его Кучум. Хороший кузнец был Ермак, умный человек, полюбил его наш царь. Старики говорят: не верь Ермаку, [но] не слушал их Кучум, пускал его везде. Год у него жил Ермак, все высмотрел и убежал. А потом, немного погодя, пришли к царю наши [старики] и говорят: плохо, царь, щепа плывет по Тоболу, много щепы плывет, худо будет, собирай войско! Опять не послушался Кучум стариков. А там русские на Тоболе суда себе строили, построили, сели на них, пришли и взяли у Кучума царство, это так было, у нас это во всех книгах написано.

(Катанов Н.Ф. Городок Махмет-Кула // Тобольские Губернские Ведомости. 1881. №17).

Текст – Ситнянский Г.Ю. 1989.

Приложение.

“Предания тобольских татар о прибытии в 1572 г. мухаммеданских проповедников в г.Искер”.

статья первая

(статья эта написана на наречии ишимских татар Саргацкой волости академиком В.В.Радловым и помещена в его сборнике “Образцы народной литературы тюркских племён” Часть IV. Сиб. 1872 г., стр. 212-215. В том же году переведена им на немецкий язык. Настоящий русский перевод сделан с татарского оригинала, продиктованного В.В.Радлову муллою Ильясом.).

Мы слышали от своих отцов и дедов, что в прежнее время в Тобольском Искере жил хан по имени Ахмет-Кирей (см. об этом хане в V вып. “Ежегодника Тобольского Губернского музея” в статье Н.Ф.Катанова.). В его время умер шейху'ль-ислам (глава мусульманского духовенства.) Искерской земли, и хан Ахмет-Кирей послал к хану города Бухары человека сказать ему: “пришлите к нам какого-нибудь великого шейху'ль-ислама”. После этого Бухарский хан отправил к Ургенчскому (т.е. Хивинскому) хану человека с письмом, в котором заказывал: “пошлите в Искерскую землю какого-нибудь шейху'ль-ислама”. В то время Ургенчским ханом был некий человек, по имени Алагул (“Алагул” - хивинский хан Алла-Кули, сын Агатай-хана и внук Аминек-хана, приходившийся Чингисхану роднею (в XIII колене).). В то время в Ургенче был один великий шейху'ль-ислам. Алагул просил этого шейху'ль-ислама, говоря: “отправьтесь в Искерскую землю”. Шейху'ль-ислам согласился. У Алагула был великий визирь, по имени мулла Муса (“Муса” - рус. Моисей.), у этого муллы Муссы было [51] 9 сыновей, из которых старший, по имени Якуп (“Якуп” - рус. Яков.), был весьма учёный человек. Вышеупомянутый шейху'ль-ислам стал просить у муллы Муссы его старшего сына муллу Якупа, чтобы взять его с собою в Искерскую землю. Мулла Муса также согласился отпустить [сына]. После этого шейху'ль-ислам и мулла Якуп с ахунами (“ахун” - старший мусульманский священник.), мирзами (“мирза” - писарь.) и слугами отправились в священную Бухару ([в тат. оригинале] “Бухара и Шериф”.) в числе 500 человек. Бухарским ханом был Аб-лейс. Бухарский хан принял с большим почётом шейху'ль-ислама и муллу Якупа и через несколько дней, присоединив к ним ещё некоторое количество учёных, отправил всех, в числе 1000 человек, в Искерскую землю. Хан Ахмет-Кирей, оказав великие почести шейху'ль-исламу, мулле Якупу и прочим муллам, дал каждому должность. Имя шейху'ль-ислама было Ширбет-шейх. Спустя год хан Ахмет-Кирей скончался, и на его место сел хан Кучум. Мулла Якуп, сын визиря Муссы, приехавший вместе с Ширбет-шейхом, отправился к устью Ишима, в Саргацкую волость у реки Иртыша, чтобы учить детей грамоте, а народ религии. У устья Ишима построили дом; там он и провёл жизнь. У муллы Якупа был сын мулла Юнус (“Юнус” - рус. Иона.), у муллы Юнуса был сын также по имени мулла Якуп; у этого [муллы Якупа] был сын Касмак. Во время Касмака из Москвы (в тат. оригинале – “Мескеу”.) пришёл Ермак (в тат. оригинале – “Ярмак”.) и взял Сибирь без войны и без драки. Хан Кучум с некоторым количеством народа убежал к верховьям Иртыша. Касмак и остальные люди, не следуя за ханом Кучумом, сделались верноподданными Белого Московского царя и стали здесь жить. В то время у царского величества здесь войска было мало [52].

Киргизы (в тат. оригинале – “казак”, как называют себя и киргизы.) и калмыки приходили и, воюя, уводили в плен молодежь – парней и девиц. Касмак был человек очень сильный, умевший владеть мечом, держать копьё и стрелять из лука. В то время и в других селениях и в других местах были очень сильные люди. Касмак, ставши во главе этих людей, пошёл войною на калмыков и киргизов, приходивших за парнями и девицами, и стал истреблять [врагов], чтобы вернуть [пленников]. Тогдашний Московский царь дал Касмаку меч, лошадь и жалование. Говорят, что некогда существовал об этом и указ царя. У Касмака был один только родной брат, по имени Изенмет, очень сильный и храбрый воин. Старики сказали: “Однажды на берегу Иртыша нам попалась большая лиственница!" А муллы сказали: “Покажи нам какое-нибудь зрелище!” И Изенмет отправился на берег и вывернул с корнем лиственницу. Во время Касмака пришло одно известие: “Вдоль по реке Ишиму идёт калмыцкий начальник с 1000 человек”. Касмак проворно набрал, как с верху Иртыша, так и с низу, богатырей в числе 350 человек и выступил против калмыцкого начальника и его 1000 человек. В то время в степи вовсе не было населения, - русский народ прибыл сюда много позже и заселил лишь некоторые места. Касмак и его 350 человек встретились с 1000 человек калмыков в местности, называемой “Викилянская слобода” и тут же сразились. Начали сражаться тотчас по выходе солнца мечами, копьями и стрелами и после полудни одолели калмыков и обратили их в бегство. Начальник калмыцкий бежал. У него была одна дочь, 18 лет от роду, весьма красивая. Касмак пленил её и увёл, свой платок одёл на шею девицы, одну стрелу бросил с головы этой девицы (В знак того, что она принадлежит ему.) и, приведя к своему брату Изенмету, поручил её ему. Брату своему [Касмак] сказал: “Покарауль эту девицу, пока я не возвращусь!” Потом Касмак сам пустился преследовать калмыцкого начальника. Он догнал его у того места, где теперь [53] стоит город Ишим, и убил. Остальные калмыки убежали. Оттуда Касмак отправился назад. Изенмет оставался караулить. Сын калмыцкого начальника с 40 товарищами переплыл через реку Ишим и пошёл на охоту. Во время охоты, переплыв реку Ишим, [калмыки] увидели, что их войско потерпело сильное поражение: убитые лежат, а остальные убежали. Сын калмыцкого начальника увидел, что его сестру караулит какой-то мусульманин. Сорок человек окружили Изенмета, и Изенмет стал один драться с 40 калмыками. Убил он 31 калмыка, а 9 калмыков остались в живых. Силы Изенмета ослабели. В то время богатыря Эйтэ-Булума, жителя селения Ыйк-Сынгыр, не было дома, и поэтому он отстал от тех, которые пошли на калмыков. Придя домой м услышав об уходе, он пошёл за ними в догонку и увидел, как Изенмет один дерётся с 9 калмыками. Подойдя ближе, он обнажил меч и поотсекал калмыкам головы. Придя в себя, Изенмет увидел, что избавил его от смерти Эйтэ-Булум. В это время вернулся и Касмак и, увидевши это, сказал Эйтэ-Булуму: “Дал бы я тебе скота, да скот есть у тебя, за твою доброту сделаю тебя зятем!” Так он дал обещание и, вернувшись, сделал Эйтэ-Булума своим зятем: у него была красивая сестра по имени Айбат, которую он и выдал за муж. Дочь калмыцкого начальника прохворала три дня и умерла.

Сын Касмака – Тилеумет, сын Тилеумета – Конай, его сын Бикенэ, его сын – Айтпага, его сын – Раймбакы. Сын этого муллы Раймбакы – я, мулла Ильяс (т.е. рассказчик, сообщивший В.В.Радлову этот рассказ). Отец мой Раймбакы мулла умер сто [лет] от роду. Я сообщил слова, слышанные мною от отца.

Родословие муллы Ильяса.

Ильяс (XIX в.) по отношению к Мусе (XVI в.) был в XII колене родства [54].

  Муса  
  Якуп 8 сыновей
  Юнус  
  Якуп  
  Абд'улла  
  Салар-суфий  
Эйэ-Булум + Айбат Касмак Изенмет
  Тилеумет  
  Конай  
  Бикенэ  
  Айтпага  
  Раймбакы  
  Ильяс  

статья вторая

(Эта статья записана под диктовку из рукописной книги академиком В.В.Радловым в селении Саурац на наречии тобольских татар и помещена в его “Образцах народной литературы тюркских племён” Часть IV. Сиб. 1872 г., на стр. 210-220. На русский язык переведена с татарского оригинала. Немецкий перевод сделан самим же В.В.Радловым в 1872 г.).

Сын Тобыцак-сеида был Алау-дин-сеид (“сеид” (в тат. оригинале “сеит”) – значит “происходящий по линии самого пророка Мухаммеда, от его отца Абдуллы, деда Абдур-Лутталиба и прадеда Хашима (в тат. оригинале “Хашым”).), у этого Алау-дин-сеида [55] было два сына: старший Ярым-сеид и младший Мырали-ходжа, сын Мырали – Дин-Али-ходжа. Этот Дин-Али-ходжа приехал из Тары в Тобольск и сказал: “наш родословный лист во время Ермака (в тат. оригинале – “Ярмак”.) утонул в Иртыше; теперь, если нужно достать родословный лист, надо ехать в Ургенч”. В то время я, Ходжан Шюкюр, сын Юсуф-бия, был ахуном в г. Тобольске. Дин-Али-ходжа спросил у меня совета, и я, ахун Ходжан-Шюкюр, отвечал этому Дин-Али-ходже: “ехать нам - путь дальний и теперь опасный, ехать вам очень трудно, и если доедете благополучно, то трудно будет возвращаться; ехать вам нет никакой надобности, и вы – человек нам хорошо известный. Весь народ знает, что Бухарский хан Абду'лла прислал Хан-сеида из Ургенча к Искерскому хану Кучуму для обучения Сибирского народа исламу. По свидетельству народа и по словам бывшего вместе с вами Шербети-шейха мы напишем вам здесь родословный лист”. Дин-Али-ходжа одобрил эти слова и поездку в город Ургенч отменил. После этого мы пригласили Шербети-шейха и стариков. Был также человек, наш отец Юсуф-бий, во время хана Кучума. Отца нашего теперь в живых нет, от отца же слышали мы, ахун Ходжан-Шюкюр, что Дин-Али-ходжа приехал учить детей исламской религии. Затем мы спросили Шербети-шейха и присутствующих людей. Шербети-шейх дал ответ: “Если вы спрашиваете, то скажу по правде, что знаю и что видел. Это[т] Дин-Али-ходжа происходил от Хашыма (“Хашым” - по ар. “Хашим”, - прадед пророка Мухаммеда, т.е. родоначальник сеидов.

По происхождению он сеид. Из его рода в Бухаре и Ургенче имамы (“имам” - то же, что “ахун”, т.е. старший мусульманский священник, предстоящий во время молитвы) великих людей. Юноши [сеиды] носят перед обоими ушами волосы; это и есть знак происходящих от сеидов. Видя этот знак, и царевичи, и князья, стоя на месте, говорят: “Мир и благословение пророку!” Нас и этого Дин-Али-ходжу Бухарский хан [56]Абду'лла прислал обоих к султану Ахмет-Кирею, старшему брату хана Кучума. Приехали мы сюда к хану Кучуму вместе”. Присутствующие все подтвердили сказанное. После этого Шербети-шейх и 40 человек сообщили нижеописанное нами, как прибыл из Ургенча Дин-Али-ходжа и как послал его хан Абду'лла.

Передают так:

“В 980 году гиджры (т.е. по русскому летоисчислению в 1572 г.) Искерский хан Кучум отправил к Бухарскому хану Абду'лле посольство с просьбою прислать ещё одного шейха. После этого хан Абду'лла сказал ходже Якупу: “Снаряди одного потомка сеида и одного потомка шейха к Сибирскому народу для наставления его в вере”. Затем Бухарский хеким (“хеким” значит правитель, так называют теперь в Туркестане уездных начальников.) сказал: “Кого же бы послать? В городе Ургенче есть некий Ярым-сеид, Ургенчский хеким есть хан-ходжа. Ярым-сеид – учёный и знающий [человек] – не послать ли его?” Затем хан Абду'лла сказал хекиму: “Откуда мы пошлём шейха?” Хеким ходжа Якуп сказал: “И шейха пошлите из Ургенча, пошлите Шербети-шейха. Хан Абду'лла сказал: “Хорошо, пусть будет так!” Потом хан Абду'лла приказал хекиму: “Ургенчскому хекиму Хан-сеиду пошли одно письмо: пусть он пошлёт происходящего от сеидов Ярым-сеида и происходящего от шейхов (“Шейх” - в тат. оригинале “шайх” - значит здесь то же, что и “ходжа”, т.е. потомок одного из 4 халифов; “шейф”, “ходжа” и “сеид” часто употребляются произвольно в смысле “начальник”, “господин”, “глава”.). Шербети-шейха для обучения вере исламской!” После этого [мулла] Якуп написал письмо хекиму и отправил вУргенч послов, прибывших от хана Кучума. В этом письме он писал:

“По священному повелению и приказанию муфтиев да будет известно вам, Ургенчскому хекиму Хан-сеиду, - по получении с этим хекимом сего письма перепоручите послам хана Кучума, сибирского хана, Ярым-сеида и Шербети-шейха! Хан-сеид-ходжа [57] да проводит потомков сеида и шейха с хорошим почётом и уважением, а сколько нужно расходов, да выдаст их из казначейства! Кроме того, пустьдаст им в спутники 10 человек из хороших людей! Посылаемые люди пусть будут средних лет!”

Послы хана Кучума доставили Ургенчскому хекиму Хан-сеиду письмо хана Абду'ллы, доставили письмо хана Абду'ллы с великим уважением и вежливостью. И те, получив письмо, прочитали его до конца. Этот хеким Хан-сеид-ходжа отправился в управление и послал за двоими Ярым-сеидом и Шербети-шейхом. “Прочитайте это прибывшее сейчас письмо!” - сказал Хан-сеид-ходжа и передал письмо Ярым-сеиду. Ярым-сеид прочитал и передал Шербети-шейху. Прочитал и Шербети-шейх. Они сказали: “Если хан Кучум требует для наставления в вере потомков сеида и шейха и если хан Абду'лла приказывает, то мы поедем обучать вере исламской”. Потом мы приготовили всё, что нужно было в дорогу, и отправились в Искер, город Сибирского народа. Через некоторое количество дней мы приблизились к Искеру, на берегу Иртыша, и приехавшие с нами послы отправили весть, говоря, что приехали потомки сеида и шейха. Хан Кучум переплыл со своими слугами через Иртыш и, выехав навстречу, виделся с нами. Мы приехали в Искер вместе с ханом. После этого хан Кучум приказал Ярым-сеиду быть хекимом и находиться при нём. Потом Ярым-сеид пробыл тут два года, и через эти 2 года умер. По смерти этого Ярым-сеида мы, Шербети-шейх, из этого Искера вернулись в Ургенч. Когда мы приехали в Ургенч, хан Кучум опять прислал в Бухару послов, прося передать: “Ярым-сеид умер, а Шербети-шейх вернулся к себе в Ургенч; подле нас теперь нет людей ни для священных повелений, ни для наставления в вере, - пусть пришлют ещё потомков сеида и шейха!” Хан Абду'лла приказал хекиму: “Пошли потомка сеида и одного шейха!” Хеким ходжа Якуп сказал: “Раньше ездил Ярым-сеид, теперь пошли опять Али-ходжу (т.е. Дин-Али-ходжу.) [58], сына Мырали-ходжи (“Мырали” то же, что “Мир-Алий”, “Мир-Али”.), младшего брата [Ярым-сеида], пусть он едет с Шербети-шейхом! Так прикажи им!” После этого хан Абду'лла приказал хекиму Якупу: “Иди в управление, напиши бумагу: пусть по моему приказанию Ургенчский хеким Хан-сеид пошлёт его, - пусть на место умершего Ярым-сеида пошлёт Шербети-шейха!” Потом ходжа Якуп написал бумагу.

Послы также отправились в Ургенч и письмо подали Ургенчскому хекиму Хан-сеиду с уважением и приличием. Хан-сеид позвал в управление Дин-Али-ходжу и Шербети-шейха. Мы, Шербети-шейх, были дома и пришли в управление, а Дин-Али-ходжа не пришёл. Спросили у посланных: “Где же Дин-Али-ходжа?” Посланные люди сказали: “В школе он даёт уроки”. Затем послали ещё одного человека: “Подожди его на дому и, как только выйдет из школы, приведите его сюда!” Придя из школы, Дин-Али-ходжа был приведён в управление. Хан-сеид-ходжа сказал: “Какой дадите ответ?” Затем Дин-Али-ходжа ответил: “Мы посоветуемся, а через неделю дадим ответ”. Через неделю дали мы ответ: “Пошли нас вместе с этими послами в Бухару; кроме Бухары мы никуда не заедем!” Ургенчский хеким сказал: “Да будет так!” Потом мы приготовили дорожные принадлежности, взяли из казначейства деньги на расходы и отправились в Бухару, куда прибыли через несколько дней. О своём прибытии мы доложили, и хан Абду'лла сказал: “Я велел вам ехать туда за Ургенч! Зачем приехали сюда?” Мы, Дин-Али-ходжа, дали ответ, говоря: “Дорога в настоящее время опасна, - дай нам в спутники Ахмет-Кирей-султана, старшего брата хана Кучума!” После этого он послал вместе [с нами] Ахмет-Кирей-султана и ещё 100 человек. Затем вместе с послами хана Кучума мы прибыли сюда, в Искер. Потом хан Кучум предал своё ханское место Ахмет-Кирей-султану. Этот Ахмет-Кирей ханствовал четыре года, а потом убил его хан Шигай, его собственный тесть, хан степных киргизов. Потом хан Кучум [59] опять стал править Искером. Хан Кучум выдал за Дин-Али-ходжу свою дочь Лейле-Каныш. Несколько лет мы пробыли в городе Искере, затем взбунтовался народ, и хан Кучум умер. Сына хана Кучума – Арслан-султана – отправили к Белому Царю, Великому Царю Московскому. Этот великий царь дал Арслан-султану Кирменскую землю. В городе Искере хан Кучум женился на Лелипак-Каныш, дочери хана Шыгая, хана степных киргизов. От брака хана Кучума с Лелипак-Каныш родился один сын по имени Арслан-султан, и одна дочь по имени Лейле-Каныш, которую он выдал за Дин-Али-ходжу (Миллер (История Сибири, Т.1, §79) и Фишер (Сибирская история, §86, стр. 46), говоря о том, что Кучум первый утвердил магометанскую веру в Сибири, оба основываются на татарских преданиях, слышанных ими от местных русских жителей. Ремезов (Сибирская летопись, стр. 24) говорит, что Кучум достал “абызов” (духовенство) из Казани.).

Перевод и комментарии Н.Ф.Катанова, 1897 г., Казань.

Текст воспроизведён по изданию: Предания тобольских татар о прибытии в 1572 г. мухаммеданских проповедников в г. Искер // Ежегодник Тобольского губернского музея, Вып. VII. Тобольск. 1897

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.