Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

5

1470 г. января 25. Вакфный документ [Ходжи Ахрара] относительно селений Даидж и Ванг с принадлежащими им землями и мельницами на Мийанкале и двух торгово-ремесленных заведений в Самарканде, доходы с которых предназначены в пользу самаркандского медресе в махалла Дарб-и Сузангаран.

ИВ АН УзССР, ф. Вакфнаме, № 508. Подлинник, размер 39х330 см. Бумага местная, плотная, лощеная, кремового цвета. Сетка не просвечивает. Почерк переходный от дивани к насху, крупный, четкий и очень красивый. Первые 18 строк снабжены харакатами. Строки 62 — 64 написаны другой рукой. Чернила черные и красные.

Дефект.: начало утрачено.

На лицевой стороне в семи местах (на склейках) приложена круглая печать 2,2 см в диаметре с текстом: “Молельщик Абу Мансур Мухаммад, сын Мухаммада Мискина, уповающий на владыку, вечного, помогающего”.

(Начало утрачено.) (1)... 34 [в] богохранимом Самарканде — да не прекратится покровительство [божие над ним]! А три тасу, не выделенные из всех земель этого [селения Даидж] 35, являются [землями] мамлака и исключаются [из вакфа]... (Часть строки утрачена.) (2). Это [79] селение (кариа.) имеет *мельницу с одним действующим жерновом (йак санг-и тахуна-йи гардан.), земли орошаемые (абхур.), пригодные для земледелия, а также благоустроенные *постройки и насаждения (сукнайат.). Его границы таковы:

(3) Восточная граница этого селения примыкает частью к местности Хиндуван 36, частью к Йангикату 37 и частью к кишлаку Туглук-ходжа. Западная граница его примыкает (4) к каналу (джуй.) Турам 38 и еще к землям селения Музан 39, которое является вакфом в пользу медресе эмира Мухаммад-Султана 40. Южная [граница примыкает] к каналу Диване 41 и частью (5) к селению Амиран. Северная [граница примыкает] частью к селению Ванг 42 и частью к холму Джаббар. Все рубежи [имеют] определенные отметки.

А исключаются из этого вакфного селения постройки и насаждения (6) поселян (дихбашан.), ограниченные следующим образом: с востока они примыкают к *дороге общего пользования (рах-и 'амм.), с запада и с юга — к землям мамлака Сулайман-шахи 43, а с севера — частью к возвышенности (7) кладбища этого селения и частью к орошаемой, пригодной для земледелия, земле, которая принадлежит (мамлук.) высокому господину, учредителю вакфа 44.

Также исключается из этого вакфного селения один участок орошаемой земли, пригодной для земледелия, (8) один благоустроенный сад и другие земли, пригодные для земледелия. Все они примыкают друг к другу и входят в милк вышеупомянутого господина учредителя вакфа. Они ограничены следующим образом:

(9) Восточная граница всего этого смежна частью с постройками и насаждениями 45 поселян и частью с озером (кул.) Кал'а. Западная и северная границы смежны с землями, орошенными, пригодными для земледелия (10) и входящими в этот вакф. Южная — с землями мамлака Сулайман-шахи. Рубежи по всем границам [имеют] ясные отметки.

Также исключаются из этого вакфного селения Даидж (11) земли мамлака Сулайман-шахи, известные в определенных границах.

Также исключается из него один огороженный участок земли с постройками и насаждениями в следующих границах:

(12) С востока и севера он примыкает к орошенным, пригодным для земледелия землям, входящим в вакф. Западная граница [примыкает] к землям Сулайман-шахи. Южная — к двум участкам пригодной для земледелия земли, (13) которая является вакфом в пользу мечети жителей селения Даидж, основанным вышеупомянутым основателем [данного] вакфа.

Также исключаются из этого вакфа два участка, ограниченные следующим образом:

С востока они примыкают к земле [селения] (14) Даидж из числа вакфных. С запада — частью к землям Сулайман-шахи и частью к земле этого вакфа. [80] Рубежом является канал (джуй.) Даидж. С севера примыкают к упомянутому огороженному участку земли (15) — милку учредителя вакфа. С юга — к кишлаку Туглук-ходжа. Рубежи [имеют] определенные отметки.

Также исключается из этого вакфа один участок земли, купленный учредителем вакфа у эмира Джунайда, сына эмира Зайн ал-'Абидина, (16) близ гунбаза эмира Зайн ал-'Абидина. Восточная граница того участка смежна с землями этого вакфа. Западная — примыкает к *постройкам и насаждениям (сукнайат.) поселян (дихбашан.) [деревни], (17) которая называется деревней (' дих.) Амиран. Северная — к землям эмира Джунайда, сына упомянутого эмира [Зайн ал-'Абидина]. Южная — к *дороге общего пользования (рах-и 'амма.). Рубежи [имеют] известные отметки.

Также исключаются земли орошаемые (абхур.), пригодные для земледелия, (18) купленные у Султана Байазида 46 и принадлежащие (мамлук.) господину учредителю вакфа. Они ограничены следующим образом:

С востока примыкают к кишлаку Туглук-ходжа; с запада — к дороге общего пользования, (19) с севера и юга — к землям этого вакфа.

Рубежи [имеют] ясные отметки.

Также исключаются из этого селения (кариа.) Даидж два [участка] *зарослей камыша (найистан.). Один из них принадлежит уважаемому господину учредителю вакфа, а другой является вакфом мечети селения (20) Даидж и расположен вокруг холма, на котором находится крепость (кал'а.).

А из тех, [что обращаются в вакф], селение Ванг, которое тоже расположено в Нимсугуде 47, рядом с этим вышеописанным селением [Даидж]. Оно (21) тоже имеет мельницу (тахуна.) с одним жерновом, действующую, и земли, орошаемые, пригодные для земледелия, а также благоустроенные постройки и насаждения. Границы этого селения таковы:

С востока оно смежно частью с известным холмом (22) Джапар и частью с землями вышеупомянутого селения Даидж. Западная и северная его границы примыкают к землям Хашид Раван 48, которые являются [землями] мамлака. Южная — частью к землям Даиджа и частью к землям Турам, которые являются [землями] мамлака. Рубежи [имеют] (23) известные отметки.

Из этого селения (кариа.) исключаются *постройки и насаждения (сукнайат.) поселян (дихбашан.), *дорога общего пользования (рах-и 'амма.) и кладбище. С севера они примыкают частью к вакфным землям Ванг и частью к майдану ходжи Нику, который в настоящее время находится (24) в распоряжении его наследников. Остальные границы примыкают к вакфным землям Ванг.

А этот майдан ходжи Нику тоже исключен из этого вакфа и имеет следующие границы:

Восточная примыкает к дороге общего пользования, а остальные границы — [81] (25) к землям этого упомянутого вакфа. Рубежи [обозначены] известными отметками.

Также исключаются из этого селения два [участка] *камышовых зарослей (' найистан), один из которых принадлежит (мамлук) господину учредителю вакфа, а другой является вакфом в пользу кладбища этой местности [и расположен] рядом с этим кладбищем.

Еще в числе [обращаемых в вакф] построек и насаждений (26) два дуккана с айваном в богохранимом городе Самарканде, да будет он укрыт от невзгод! — в начале базара, расположенного между медресе и ханаках павшего жертвой султана [Улугбека].

Постройки (бина-йи ин сукнайат) эти находятся на земле ('арса.), (27) часть которой является вакфом в пользу упомянутого медресе, а часть вакфом в пользу упомянутой ханаках. Границы ее таковы:

Восточная примыкает к дуккану, являющемуся вакфом упомянутой ханаках. Северная — частью к земле, которая является вакфом упомянутого (28) медресе и частью к земле, [на которой стоит] ханаках. Западная граница [примыкает] к *общей улице (куча-йи 'амма) — *крытому базару (базар-и мусаккаф). Южная — к дукканам вакфа определенного назначения. Рубежи [имеют] ясные отметки.

Таким образом высокий господин учредитель вакфа сделал вакфными эти перечисленные имущества (29) со всеми относящимися к ним правами и доходами, вакфом правильным, обязательным при его жизни и после смерти, вечным, постоянным, да не будет оно продано, подарено, передано по наследству или присвоено ни по какому поводу.

[Предназначен этот вакф] в пользу имама, (30) мударриса и му'аззина определенной мечети, здание которой находится в юго-восточном углу медресе 49, а та мечеть и медресе построены высоким господином учредителем вакфа в богохранимом городе Самарканде — да охранит его Аллах всевышний (31) от несчастий! — в ку и махалла 50 Дарб-и Сузангаран, в следующих границах:

С востока они примыкают к *общей улице (куча-йи 'амма), по которой протекает канал (джуй), и оттуда вход. Северная граница их примыкает (32) к *дому с двором (хавали) эмира Йахйа, сына... (Пробел в ориг.), в настоящее время находящемуся в распоряжении его наследников. Запааная и южная границы примыкают к *земле, принадлежащей (арса ке мамлук-и...) господину учредителю вакфа, к дому упомянутого ходжи Йахии, а также (См. прим. к тексту.) (33) к общей улице. Потом опять [граница] изгибается и становится северной, примыкая к *улице — тупику (куче-йи гайр нафиза), и снова удаляется (?) и, становясь западной, примыкает к садику (багча) и домам (ханеха) Ходжи Хамида, сына (34) Амирака казия, и еще примыкает к дому с ч,вором эмира Шах-Вали, сына Султан-Вайса барласа. Южная граница частью [примыкает] к домам маулана 'Али Кушчи 51, частью к домам мастера [82] Уруса, бахадура, сына... (Пробел в ориг.) (35) и частью к домам маулана Ахмад-'Али Хваразми, которые в настоящее время находятся в руках его наследников. И еще одной частью эта граница примыкает к домам устада Бахааддина, сына... и частью к дуккану (36) вакфа в пользу мечети этой махалла, которую называют мечетью Сейид заде (См. прим. к тексту).

Установлено, что мутаваллием и распорядителем этих вакфных имуществ будет, пока жив, сам господин учредитель вакфа, собственной персоной. Он будет расходовать (37) то, что подаст ему Аллах всевышний из доходов и поступлений, после уплаты *султанских поборов (ихраджат-и султани) и *диванских налогов (му'унат-и дивани), во-первых, на необходимые постройки и ремонт вакфных имуществ и, во-вторых, на неизбежные починки и ремонт этой мечети. А то, что получается сверх этого, [пусть расходуют] на (38) содержание имама, мударриса и му'аззина, находящихся постоянно [в медресе] и заслуживающих вознаграждения, на все милостыни и добрые дела, какие пожелает учредитель вакфа, таким образом, как захочет, и в том (39) количестве, сколько пожелает.

Этому господину учредителю вакфа принадлежит право передачи обязанностей управляющего [вакфом] тому, кому захочет. И если он сочтет целесообразным обменять некоторые из них, пусть совершит обмен вакфных местностей [на другие].

(40) Когда же услышит благородная душа его призыв: *О ты, душа успокоившаяся! Вернись к твоему господу довольной и снискавшей довольство! (Коран, 8927 — 28) — тогда мутаваллием и распорядителем этого [вакфа] будет старший из потомков мужчин, которые произойдут от этого господина (41) по мужской линии, из поколения в поколение, что народятся и размножатся, вплоть до дня Страшного суда.

Устанавливается такой порядок, что доходы этих вакфных имуществ после [уплаты] *диванских поборов (ал-ихраджат ал-диванийа) и *султанских налогов (ал-му'унат ас-султанийа) (42) пусть разделят на шестьдесят частей (сахм).

Двенадцать частей пусть доставят мударрису, проверив, присутствует ли он неотлучно [в медресе] и заслуживает ли вознаграждения, с условием, чтобы этот мударрис был также обучен чтению Корана. (43) Шесть долей [пусть израсходуют] на содержание имама, проверив его постоянное присутствие и действительные заслуги. Три доли пусть доставят му'аззину с условием, чтобы на него было возложено постоянное пребывание [в мечети], (44) очистка крыши от снега, зажигание свеч и подметание в мечети.

Две части пусть израсходует на циновки, [уборку] мусора и свечи для мечети. (45) Десять частей — для потомка распорядителя, на его собственные расходы. Девять частей для трех чтецов Корана, которые будут заняты изучением Корана при этом мударрисе, (46) с условием, чтобы они жили в этом медресе. [83]

Пусть дают каждому из этих трех чтецов Корана по три части [дохода] в течение трех лет. А после того, как пройдет три года, пусть их уволят и вместо них назначат (47) других трех чтецов Корана, упомянутым образом, и так всегда, пока будут населены мечеть и вакфные недвижимости. Остальные восемнадцать долей пусть [мутавалли] прибережет: если мечети и вакфам ее потребуются (48) постройки и починки, пусть израсходует на это, а если надобности в постройках и ремонте не будет, тогда на те средства пусть купит недвижимость (асбаб) и присоединит ее к этому вакфу на тех же условиях.

(49) И этот потомок тоже, если хочет, пусть заведует делами управления [вакфом] сам, а если хочет — пусть поручит это подходящему человеку и выделит [ему] вознаграждение из тех десяти частей, которые составляют его долю, предназначенную (50) на то, что он сочтет целесообразным.

И приказал он расходовать доходы на нужды имама, мударриса и му'аззина упомянутым образом. А если разрушится эта мечеть или опустеет (51) и не останется в ней *лиц, имеющих право на получение довольствия (арбаб-н. вазайиф), так что не будет надежды на возвращение к прежнему — сохрани боже от этого! — тогда [пусть] распоряжаются доходами потомки учредителя вакфа и потомки потомков их. А если они унизятся, и прекратится (52) потомство, и — сохрани боже! — не найдется никого из потомков, тогда [доходы пусть достанутся] благочестивым беднякам, до тех пор, пока существуют равнины и [населенные] земли.

А условия такие, чтобы использовались эти вакфные имущества (53) во все времена эпохи наилучшим образом, соответствующим эпохе, и чтобы не сокращал ничего из них тот, кто завладеет соседними с ними [землями] на незаконном основании и [захочет] (54) переменить [их состояние]. И чтобы были они хранимы от правителя-захватчика, распоряжающегося противно условиям [вакфа], из числа дадров и других [лиц]. А если он станет распоряжаться, то он — захватчик и его распоряжение — незаконно. Если же когда-нибудь удалится из этих (55) вакфных недвижимостей тот из помянутых потомков, кто будет поставлен распоряжаться ими, — сохрани боже от этого! — тогда казию мусульман того времени предоставляется право избрать праведного, скромного, набожного и благочестивого [человека] (56) для этого, отдаваемого ему на хранение, имущества. Пусть он передаст ему дела управления [вакфами]. А изменение размеров платы по сравнению с тем, что установил [учредитель], не разрешено никому из мусульман, верующих в Аллаха, великого, славного.

(57) Тот, кто переменит какое-либо из этих условий, кто отважится на такое нарушение, тот, в день воскресения из мертвых, подвергнется гневу создателя, останется в тяжких муках (58) и вместе с фараоном и Хомоном будет ввергнут в ад. Проклятия и брань падут на его долю. На площади, где соберутся в день Страшного суда, он будет покинут в слезах, раскаиваясь и стыдясь бога и людей. *А кто изменит это (59) после того, как слышал, то грех будет только на тех, которые изменяют это. Поистине Аллах. — слышащий, знающий! (Коран,177) [84]

(60) Очевидцы этого события [засвидетельствовали его] в пятницу двадцать второго [числа] — почитаемого месяца великого Аллаха — раджаба, (61) увеличил Аллах почет ему, из числа месяцев года восемьсот семьдесят четвертого от хиджры пророка.

(62) Вынес я постановление о правильности упомянутого вакфа и его обязательности для всех [людей], на основании слов тех, кто считает его обязательным, с вышеуказанными условиями, описанным образом, (63) после законной тяжбы, которая проведена при мне с соблюдением условий, в присутствии противника и которая дозволена законом, решающим не в его пользу во всех делах. (64) А я — уповающий на прощение всепрощающего, единственного и вечного [Аллаха], смиренный бедняк Абу Мансур Мухаммад, сын Мухаммада, прославляя [Аллаха] и молясь [пророку].

(65) Из присутствующих в собрании [при вынесении] упомянутого решения — Сайфаддин ал-Испиджаби.

(66) Из свидетелей — Султан-Ахмад... 'Усман Баха'и(?)

(67) Из присутствующих — маулана Фазлаллах ал-Кадуди.

(68) По свидетельству шейха Мухаммада аш-Шарифи.

(69) Из тех, кто прочитал содержание вышеупомянутого [документа], бедняк Фахр, сын Абу Мансура 52.

(70) По свидетельству ходжи Мухиддина, сына ходжи 'Ала'аддина.

(71) По свидетельству маулана Наджмаддина, сына маулана Хисамаддина Надима.

(72) По свидетельству маулана Амир-Саййида, сына Саййид-Амира хаджжи.

(73) По свидетельству маулана Наджмаддина, сына ходжи Хисамаддина.

(74) По свидетельству ходжи 'Абдалхалила, сына ходжи Фахраддина.

(75) По свидетельству ходжи Мухаммада Нураддина, сына ходжи Калана Матириди.

(76) По свидетельству ходжи шейха Мухаммада, сына ходжи 'Ала'аддина.

(77) По свидетельству маулана Мухаммада Калабади мухтасиба, сына маулана Сайфаддина.

(78) По свидетельству маулана Мухаммада, сына маулана Шихабаддина.

(79) По свидетельству маулана Шукураллаха, сына маулана Мухаммада...(?)

(80) Из тех, кто прочитал содержание [документа], бедняк 'Абдалйусуф, сын Байазида (?).

(81) По свидетельству...

Комментарии

34. Возможно, в утраченном начале док. 5 содержались не только обычная для вакфнаме хутба, т. е. славословия Аллаху, пророку и т. д., но и существенные описания объекта вакфа и части обращенных в вакф недвижимостей. См.: Зайн ад-Дин Васифи, Бадаи' ал-ва-каи', стр. 331, 351, 355; Р. Г. Мукминова, К истории аграрных отношений, стр. 103-105; О. Д. Чехович, Бухарские документы XIV в., стр. 33-38. (Док. 5, строка 1)

35. Вставленные нами в квадратных скобках слова “селения Дайдж” в оригинале отсутствуют (см. Факсимиле). Из следующей строки видно, что речь здесь идет о землях селения: “Это селение имеет...”. Какое именно селение имеется в виду, выясняется ниже, в строках 10* и 19: “Также исключаются из этого селения Дайдж...”. Далее сказано, что селение Дайдж находится в Нимсугуде, близ селения Ванг, что совершенно точно соответствует местоположению средневекового Дайджа — современного кишлака Лаиш Акдарьинского района Самаркандской области. Слово “Дайдж” написано в публикуемом документе восемь раз и всюду совершенно четко, так что первая буква дал ни в коем случае не может быть прочитана как вав. Также ясно Дайдж написано в Манакиб и др. источниках. Менее четко это слово написано в док 10, строка 129, использованном В. Л. Вяткиным, который ошибочно прочел Ваидж и указал, что это селение находилось на месте теперешнего Лаиша. См.: Силсалат ал-'арифин, ркп. 4452, л. 154а; Манакиб, л. 127б; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 58; “Карта Самаркандского уезда, составленная Е. Васильевым, В. Михайловым и Р. Мурашко в 1892-1901 гг.”, ЦГА УзССР, ф. И-277, д. 3561; “Список населенных мест Узбекской ССР”, вып. II, стр. 74; “Административно-территориальное деление Узбекской ССР”, стр. 102. (Док. 5, строка 1 сл.)

36. Хиндуван — селение на Мийанкале, к востоку от Дайджа (Лаиша), в Акдарьинском районе Самаркандской области. По предположению В. Л. Вяткина, это селение позднее получило название Канглы. См.: В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 59; “Список населенных мест УзССР”, вып. II, стр. 40, 42; “Карта Катта-Курганского уезда, сост. Ф. М. Леонтьевым в 1902 г.”, ЦГА УзССР, ф. И-277, д. 3805. (Док 5, строка 3)

37. Йангикат — селение в северной части Нимсугудского тумана. В XIX в. земли этого селения орошались водами канала Мингарык. Название Йангикент, по сведениям В. Л. Вяткина, носили два канала — старый и новый, находившиеся вблизи северной границы Нимсугудского тумана, но уже на землях Сагарджского вилайата. Поскольку в нашем док. 5 упоминаются земли по арыку Сулайман-шаха, о которых известно, что они были расположены к востоку от старого Йангикента, очевидно здесь имеется в виду именно старый Йангикент, название которого сохранилось до сих пор за кишлаком и сельским советом Акдарьинского района Самаркандской области. См.: Л. Н. Соболев, Географические и статистические сведения о Зеравшанском округе, Приложение 15; “Список населенных мест Узбекской ССР”, вып. II, стр. 25; “Административно-территориальное деление Узбекской ССР”, стр. 102. (Док. 5)

38. Турам — селение и канал в верхней половине Мийанкала, к северо-западу от Дайджа (Лаиша). См.: Л. Н. Соболев, Географические и статистические сведения. Приложение 15; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 60. (Док. 5, строка 4)

39. Название может быть прочитано двояко: Тимуран или Музан. Последнее — канал и селение на Мийанкале, в Нимсугудском тумане, т. е. в современном Акдарьинском районе, приблизительно в 4 км юго-западу от Дайджа (Лаиша). См.: Л. Н. Соболев, Географические и статистические сведения, Приложение 15; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 60; “Список населенных мест Узбекской ССР”, вып. II, стр. 74. (Док. 5, строка 4)

40. Медресе эмира Мухаммад-Султана (внука Тимура) былл построено в самом начале XV в. в юго-западной части тимуровского Самарканда, возле мавзолея Гур-эмир и разрушилось в начале XVIII в. См.: М. Е. Массон, План самаркандского хисара XV в.; его же. Архитектурно-планировочный облик Самарканда времени Навои, стр. 69. (Док. 5, стр жа 4)

41. Канал Джуй-и Диване берет начало из реки Карадарьи приблизительно в 15 км к северо-востоку от Самарканда и орошает земли Мийанкала в пределах бывшей Джуйи-диванинской волости, части современного Иштыханского района. См.: “Инструментальная съемка Зеравшана, Ак и Кара-Дарьи и главных арыков с показанием разностей уровней и падения вод, произведенная классными топографами Петровым и Азеевым в 1873 и 1874 гг.”, ЦГА УзССР, ф. И-277. оп. 1, д. 3852: Л. Н. Соболев, Географические и статистические сведения..., Приложение 15; В. Л. Вяткин, Материалы… стр. 58; “Список населенных мест Узбекской ССР”, вып. II, стр. 37. (Док. 5)

42. Ванг — селение на Мийанкале в Нимсугудском тумане, бывшей Шохобской волости, современ. Акдарьинского р-на, к северу от Дайджа (совр. Лаиша), т. е. приблизительно в 25 км к северо-западу от ж. д. ст. Самарканд. См.: Л. Н. Соболев, Географические и статистические сведения..., Приложение 15: В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 58. (Док. 5, строка 5)

43. Земли Сулайман - шахи находились в южной части острова Мийанкал и примыкали, как видно из публикуемого документа, с юга и с запада к селению Дайдж Нимсугудского тумана. В вакфнаме XVII в. упоминаются еще земли арыка Сулайман-шаха, впоследствии названного, по предположению В. Л. Вяткина, арыком Кара, приблизительно в том же районе. По вопросу о том, кто был Сулайман-шах, с именем которого связано название канала и обширных земель в Нимсугудском тумане, может быть высказано следующее предположение.

Как явствует из источников, племянник Тимура Сулайман-шах был правителем Шапургана и Андхуда. В 1405 г. он восстал против Шахруха и бежал в Самарканд. Халил-Султан поручил ему командование передовой частью войска. Позднее он получил в суйургал Серахс и послал Шахруху письмо, в котором требовал: “Если Вы хотите иметь меня своим нукаром, то прогоните эмира Шах-Малика и казните Нуширвана барласа” (эмир Шах-Малик был назначен Шахрухом в Мавераннахр в качестве регента при малолетнем Улугбеке). Из сводного вакфного документа Ходжи Ахрара, составленного не позднее 1490 г. (док. 11), мы узнаем, что сын эмира Сулайман-шаха — Аргун-шах имел в Самарканде дуккан. Не исключено, что и его отец, Сулайман-шах, мог иметь недвижимости в Самарканде и его окрестностях. Сулайман-шах, сын Мухаммад-шаха тархана, упоминается в качестве продавшего (через доверенное лицо) четыре участка земли в Табаристане в 845 г.х. Документ этой продажи опубликован в книге Мухаммад-Таки Даниш-Пажуха Аснад-и астане... (Тегеран, 1966).

Если неоднократно упомянутые в публикуемом документе земли Сулайман-шахи, земли арыка Сулайман-шах из вакфнаме XVII в. и земли в Табаристане из документа, опубликованного Даниш-Пажухом, действительно связаны с именем племянника Тимура, Сулайман-шаха, и если именно этот Сулайман-шах был отцом Аргун-шаха, упомянутого в док. 11, то, сопоставляя эти источники, мы получаем новые, весьма интересные сведения о хозяйстве крупного феодала XV в. Остается неясным, каким образом к 1470 г. земли Сулайман-шаха сделались государственными (если термин мамлака значил в XV в. именно это). Следует, однако, иметь в виду, что в Бухаре начала XIV в. этот термин еще не имел, по-видимому, значения “государственная” земля и даже читалось это слово, вероятно, иначе: мумаллака. В изданной нами бухарской вакфной грамоте 1326 г. этот термин употреблен во множ. числе (см. О. Д. Чехович, Бухарские документы XIV в., факсимиле, строка 499). Некоторые земли в этой грамоте характеризуются как мумаллака, т. е. отданные или подвластные дивану, инджу, а то даже и частному землевладельцу, например знатной монголке Утарчин-хатун: ***

В публикуемом док. 5 первые 18 строк написаны со всеми харакатами и слово мамлака здесь уже не может быть прочитано иначе. В этом документе употребляются еще два термина того же корня: милк (с обозначением кесры под мимом) и мамлук. Первый из них — обычное определение частного феодального землевладения, второй же чаще обозначает живую говорящую собственность, т. е. рабов. В значении “земельная собственность” термин мамлук (мн. ч. мамлукат) встречается, кроме публикуемого док. 5, еще в опубликованном нами ранее вакфном документе времени Тимура (XIV в.) из коллекции Самаркандского музея. См.: О. Д. Чехович, Вакуфный документ времени Тимура, стр. 58; ее же, Бухарские документы XIV в., стр. 64, 143, 282, 288; о Сулайман-шахе см. Низамаддин Шами, Зафар-наме, изд. Ф. Тауэра, I, стр.44, 106 сл.: Тадж ас-Салмани, Шамс ал-хусн, изд. X. Р. Рёмера, факсимиле, лл. 656, 67а сл., 'Абдарраззак Самарканди, Матла' ас-са'дайн, изд. М. Шафи', стр. 16, 17 сл.; В. В. Бартольд, Улугбек и его время, стр. 81-84; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 62. (Док. 5, строка 6)

44. Имя учредителя вакфа в сохранившейся части док. 5 не названо. Вероятно, оно было упомянуто только в утраченном начале. Несомненно это был Ходжа Ахрар, так как медресе на улице Дарб-и Сузангаран, невдалеке от ворот, и земли селений Дайдж и Ванг, о которых идет речь в док. 5, описываются как принадлежащие Ходже Ахрару ниже, в документах 10 и ,11, а также в жизнеописаниях Ходжи Ахрара. См.: Манакиб, л. 127б; “Самария”, текст, изд, Н. И. Веселовского, стр. 19-20; перевод В. Л. Вяткина, стр. 173; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 18. (Док. 5, строка 7)

45. Сукнайат — растительность, постройки, ирригация и прочие результаты культурной деятельности человека на земле, в отличие от 'арса — самой территории земли. Эти два понятия четко различались в практике бухарских земельных отношений. Отмечено немало случаев, когда продавался сукнайат без 'арса или наоборот арса без сукнайата, принадлежавшего другому владельцу или вакфному установлению. См. ниже, док. 10, а также: “Документы к истории аграрных отношений в Бухарском ханстве”, вып. I. Ташкент, 1954, стр. 76, 89, 200, 204; “Из архива шейхов Джуйбари”, стр. VII, 62, 70 и сл.; П. П. Иванов, Хозяйство джуйбарских шейхов, стр. 33, 38, 44 ч сл.; О. Д. Чехович, Терминологические заметки, стр. 71-74; Р. Г. Мукминова, К истории аграрных отношений в Узбекистане XVI в., стр. 33, 53 и сл. (Док. 5, строка 9)

46. Султан Байазид упоминается 'Абтарраззаком Самарканди под 850 г.х. (1446-47 г.) как участник похода Шахруха в Ирак против мятежного внука Султан-Мухаммада. Возможно, о нем же говорит, как об умершем, анонимный автор Манакиба. См.: 'Абдарраззак Самарканди, Матла' ас-са'дайн, стр. 866; Манакиб, л. 92а. (Док. 5, строка 18)

47. Нимсугуд — название тумана, который был расположен к северо-западу от Самарканда и занимал юго-восточную часть острова Мийанкал, образуемого ответвлениями Зеравшана — Акдарьей и Карадарьей. Из док. 7 и 8 данной публикации можно заключить, что и земли по южному берегу Карадарьи входили в туман Нимсугуд. Этот туман назывался также Сугуд-и хурд и Афаринкант (с XVI в.). См. док. 7, 8, 10, а также: М. Е. Массон, План окрестностей Самарканда второй половины XV века; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 14 и 57-61. (Док. 5)

48. Хашид Раван — название канала и орошавшихся им земель в юго-восточной половине Мийанкала, неподалеку от селений Дайдж (Лаиш) и Ванг. В данном док. 5, который был неизвестен В. Л. Вяткину, слово “Хашид” написано очень ясно, с буквой йа после буквы шин, так что чтение его несомненно. В док. 10 оно написано без букны йа и потому было прочитано В. Л. Вяткиным как “Хышт-и раван” (в его указателе опечатка: “Хышт-и рават”). См. В Л. Вяткин, Материалы..., стр. 58. (Док. 5, строка 22)

49. Самаркандское медресе Ходжи Ахрара, ныне не существующее, была построено в 1455-1456 гг. в южной части города, к западу от дороги, ведущей к воротам Игольщиков (Дарб-и Сузангаран). В публикуемом ниже док. 10 говорится, что оно имело два этажа, а из док. 5 видно, что в юго-восточном углу медресе находилось помещение мечети. Медресе опустело и разрушилось, по словам Абу Тахир-ходжи, в период хараби-йи Самарканд, очевидно в 20-х годах XVIII в. Эмир Ма'сум (Шах Мурад, 1785-1800) велел восстановить это здание, употребив для него кирпичи разрушившегося медресе 'Алике Кукалташа, которое находилось к югу от медресе Улугбека. В момент составления Самарийа медресе Ходжи Ахрара функционировало и пользовалось доходами от вакфа, также восстановленного Шах Мурадом. В док. 5 подробно описаны границы площади, занимаемой медресе. Особенно ценно указание, что к востоку от него вдоль улицы, с которой был ход в медресе, протекал арык. В 1966 г. старожилы Самарканда указывали нам место на углу современных улиц Мехнат и Бешкентской, к северу от медресе Нисбатдар, где, по их воспоминаниям, находилось медресе Ходжи Ахрара. Следует что иметь в виду, современная Сузангаранская улица пробита несколько восточнее прежней улицы Дарб-и Сузангаран. См. “Самария”, текст, изд. Н. И. Веселовского, стр. 19-20; перевод В. Л. Вяуткина, стр. 173; В. Л. Вяткин, Материалы..., стр. 18; М. Е. Массон, План самаркандского хисара XV в.; его же, Архитектурно-планировочный облик Самарканда, стр. 70. (Док. 5, строка 30)

50. Махалла — квартал, чаще пригородный (в Самарканде, Герате, Андижане и др.) но в Ташкенте термином махалла обозначаются кварталы, расположенные внутри города. При этом следует иметь в виду, что среднеазиатская махалла в отличие от европейского квартала, представляет собой не группу строений, ограниченную улицами и переулками, а, наоборот, отрезок улицы, с примыкающими к ней с обеих сторон строениями. Границы между соседними махалла проходят не по улицам, а по задним стенам и заборам, разделяющим домовладения. См.: О. А. Сухарева, О терминологии, связанной с исторической топографией городов Средней Азии (ку, махалла, гузар), стр. 101-104; Н. Г. Маллицкий, Ташкентские махалля и мауза, стр. 109. (Док. 5, строка 31)

51. Из этого места публикуемого документа 5 видно, что в 1470 г. на одной из центральных улиц Самарканда рядом с медресе Ходжи Ахрара, к югу от него, находились дома (ханеха), принадлежавшие известному астроному, младшему современнику и сотруднику Улугбека,. Ала'аддину 'Али Кушчи. Почти рядом с домами 'Али Кушчи, тоже к югу от медресе Ходжи Ахрара, находились дома, в 1470 г. принадлежавшие наследникам Ахмада 'Али Хорезми, который в 1454 г. был еще жив (см. прим. 9). Из других источника известно, что в конце жизни 'Али Кушчи покинул Самарканд и умер в Стамбуле в 1474 г. Одно время в нашей литературе было распространено мнение, будто 'Али Кушчи выехал из Самарканда сразу после гибели Улугбека. Это мнение не подтверждается источниками. Как установил А. Урунбаев на основании писем 'Абдаррахмана Джами и других источников, 'Али Кушчи выехал из Самарканда не раньше 1471 г. Засвидетельствованное в нашем документе существование домов 'Али Кушчи в Самарканде в 1470 г. служит дополнительным подтверждением точки зрения А. Урунбаева. См.: Хабиб ас-сийар, IV, стр. 38; Маджму'а-и мурасалат, ркп. ИВ АН УзССР, № 2178, лл. 16б, 25б, 39б; Макамат-и маулави Джами, соч. 'Абдалваси', ркп. ИВ АН УзССР, № 1354, лл. 22б-24а; Абдулла Носиров, Али Кушчи, Тошкент, 1964; А. Урунбаев, О времени выезда Али Кушчи из Средней Азии, — “Общественные науки в Узбекистане”, 1971, № 9, стр. 51-56. (Док. 5, строка 34)

52. Фахр, сын Абу Мансура, засвидетельствовавшего своей печатью документы 1, 2, 3 и 5 данной публикации, впоследствии сам стал верховным казием Самарканда и приложил свою печать к документам 6-12, составленным в 1480-1489 гг. В док. 15 от 1533 г. он назвав покойным. (Док. 5, строка 69)

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.