Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

№ 31.

От Статс-Секретаря Гирса Тайному Советнику Стаалю.

С.-Петербург, 16-го октября 1884 г.

В дополнение к переписке по предмету разграничения с Афганистаном, приложенной к письму моему от 26-го минувщего сентября, спешу препроводить к Вам при сем копии с нового меморандума Великобританского Посла, а равно и с меморандума, который я счел долгом передать ему.

Из нашего меморандума Вы изволите усмотреть, что мы дали Английскому Правительству новое доказательство нашей сговорчивости. Сообразуясь с его желаниями и в видах устранения всякого повода к пререканиям, мы не преминули отказаться от предыдущих замечаний наших, как по предмету численности конвоев, коими будут снабжены Комиссары по разграничению, так и по поводу неудобств, которые повлек бы за собою съезд их в Серахсе, на левом берегу Герируда (Теджена). Мы удержали лишь оговорку, касающуюся невозможности, в которой мы находимся, допустить следование английского конвоя через кочевья Туркмен-Салоров, поселившихся на правом берегу этой реки.

Как явствует из английского меморандума, Лондонский Кабинет вовсе не следует нашему примеру.

Не принимая в соображение независящих от нашей воли обстоятельств, препятствующих нашему Комиссару встретиться с своим английским коллегом [115] в заранее условленный срок, 26 октября \ 7 ноября, Английское Правительство поручило Послу своему настаивать пред нами, чтобы к работам по разграничению было приступлено до начала зимы. В разговоре, который он имел на днях с Начальником Азиатского Департамента, Сэр Э. Торнтон не поколебался даже высказать г. Зиновьеву свое опасение, чтобы замедление, коему подверглось открытие работ, не повлекло за собою полной неудачи переговоров.

С другой стороны, Лондонский Кабинет не ответил до сих пор на наши замечания, касающаяся необходимости предварительного уговора между обоими Правительствами относительно пространства зоны, подлежащей исследованию Комиссаров по разграничению. Такое соглашение составляет, по нашему мнению, существенную гарантию успеха переговоров, тогда как заявления Сэр Э. Торнтона заставляют нас предполагать, что в Лондоне твердо решились отвергнуть наше предложение. Важность такого разногласия не укроется, конечно, от Вашего внимания. Так как предыдущие переговоры доказали невозможность предварительного соглашения между обоими Правительствами относительно существенных оснований разграничений, то пришлось ограничиться уговором, что Комиссарам по разграничению поручено будет приискать основания комбинации, которая, насколько возможно, устранила бы случайность будущих осложнений. Это начало кажется нам слишком неопределенным, чтобы не повести к противоречивым толкованиям. Исходя из этой точки зрения, миссия Комиссаров рисковала бы натолкнуться на затруднения, сходные с теми, которые помешали предварительному соглашению между обоими Кабинетами. При этих условиях, нам казалось бы безусловно необходимым принять меры к тому, чтобы Комиссары могли с успехом выполнить хотя бы приготовительную часть своей задачи, каковая заключается в доставлении обоим Правительствам возможно полных данных, как относительно местностей, которые будут посещены ими и в пределах коих придется провести пограничную черту, так и по предмету средств согласовать интересы обеих сторон. Цель эта едва ли может быть достигнута, если оба Правительства не позаботятся о том, чтобы в инструкциях, коими снабжены будут Комиссары по разграничению, были обозначены пределы территории, которая будет служить предметом их исследований, и нам тем труднее уяснить себе причины предубеждения, внушаемого Лондонскому Кабинету нашим предложением, что уговор по этому пункту нисколько не предрешит направления будущей демаркационной черты. Определение последней будет зависеть от последующего соглашения между Комиссарами, или же между обоими Правительствами.

Важность вышеизложенных соображений возлагает на меня обязанность предложить Вам, г. Посол, без замедления объясниться по этому предмету с Лордом Гранвиллем и дать понять ему, что, по нашему мнению, дальнейший ход переговоров будет главным образом зависеть от решения, которое Лондонский Кабинет найдет нужным принять по озабочивающему нас вопросу. Согласившись сделать все совместные с нашими интересами и достоинством уступки, мы не считаем ныне возможным поступиться в вопросе, составляющем главное условие успеха возложенной на Комиссаров по разграничению миссии.

Нам казалось бы не менее важным обратить внимание Главного Статс-Секретаря по Иностранным Делам и на следующие соображения. [117]

Что касается разграничения, то положение наше не вполне сходно с положением Англии.

После проведения демаркационной черты, мы будем поставлены в невозможность держаться правила полного невмешательства относительно местностей, которые будут включены в сферу нашего влияния. Таковое положение было бы несовместно с исключительными условиями, в которых находятся эти местности. Непосредственно на нас падет обязанность пещись о водворении в них порядка и спокойствия, и это соображение заставляет нас отнестись к разграничению с тем самым вниманием, которого требовало бы установление государственной границы.

Не таково положение Англии. Задача, которую приняла на себя эта Держава, имеет предметом определение границы Афганистана, который, подчиняясь ее влиянию, не составляет однако части ее территории. При том, Афганистан постоянно испытывал перевороты, и как его границы, так и пространство его территории неоднократно подвергались до последнего времени изменениям, благодаря чему в стране этой создалось такое положение дел, что, не так давно, Эмир Абдуррахман-Хан увидел себя в необходимости обратиться к Индийскому Правительству за указаниями относительно пределов своих владений.

Совокупность соображений этих доказывает что, хотя обе великие Державы и одинаково заинтересованы в соглашении относительно демаркационной черты, но что вопрос этот более непосредственно затрагивает интересы и достоинство России, чем Великобритании. Обстоятельство это, как мы надеемся, послужит достаточным объяснением особой заботливости нашей о правильном разрешении находящихся в связи с разграничением вопросов, каково предварительное определение зоны.

Отзывы Сэр Э. Торнтона побуждают нас предположить, что, если бы русский Комиссар не прибыл в Серахс к заранее условленному сроку, то Генерал Сэр Питер Лемсден решится, может быть, единолично приступить к исследованию территории, которую оба Комиссара должны были бы объехать совместно. Мы льстим себя надеждою, что Лондонский Кабинет не оставит употребить свое влияние, дабы помешать действиям, которые не соответствовали бы избранной обеими Державами, по обоюдному соглашению, цели, и вынудили бы нас, с своей стороны, принять меры, кои, по мнению нашему, оказались бы необходимыми для обеспечения нашего положения в этих краях.

Примите и пр.

Гирс.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.