Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Документ № 48.

Соображения начальника штаба ген. Павлова по выполнению высочайшего повеления о движении в текинский оазис с целью прочного там водворения нашей власти. Январь 1879 г.

Исключительные условия политического значения предпринимаемого движения и данные о свойствах страны и населения, куда неотложная необходимость заставляет нас ныне предпринять наступление со стороны восточного берега Каспийского моря, настолько обусловливают все соображения о порядке и способах выполнения этого предприятия, не только в главных расчетах сил и средств, для сего потребных, но и во многих второстепенных подробностях, что не только не излишне, но и совершенно уместно уяснить здесь общие выводы о значении самого предприятия и положении страны, до коей оно касается из данных в наших руках находящихся.

Овладение текинским оазисом и прочное там водворение, есть первый и, можно сказать, главнейший шаг наш к окончательному решению вопроса о Мерве, о замкнутии границы нашей пространством между фактическими владениями Персии, Афганистана и Бухары. Провести резкую грань между этим шагом и дальнейшим предприятием на Мерв, нам не удается. Связь племенная, связь родственная, связь интересов, наконец, в последнее время даже связь единоначалия в лице Нурверды-хана, не дозволят нам отделить дело ахал-текинцев от туркмен мервских. При первом же движении нашем к центру текинских поселений мервцы явятся на помощь соплеменникам, как делали это постоянно при наших движениях в степь, и более чем вероятно, что пройдя даже до крайних пределов Ахал-Теке, к Гяурсу, мы убедимся, что прочное владение текинским оазисом, нами пройденным, немыслимо без владения Мервом. Можно предполагать не без основания, что тогда именно и наступит период наибольшего сопротивления обоих племен нашему водворению в этой территории. Такой ход дела является не только возможным, но почти неизбежным. Он должен быть принят в расчет при настоящих наших соображениях и в отношении того военного сопротивления, какое мы можем встретить, и в отношении продолжительности известного напряжения наших сил.

Сведения наши о численности населения Ахал-Текинского и мервского оазисов можно назвать совершенно неопределенными. Они в силу существовавших до сего отношении наших к этим племенам, могли ограничиваться лишь данными из расспросов туркмен, данными противоречивыми и для них самих по большой части гадательными. В этом отношении наибольшего вероятия могли бы заслуживать цифры, доставление полковником Петрусевичем, за его последнюю поездку в северо-восточные провинции Персии. Но принимая их даже несколько преувеличенными и останавливаясь на средних выводах, мы должны определить [106] население Ахал-Теке до 30 т. кибиток и Мерва до 45 т. или всего до 375 т. душ обоего пола. Наступательное движение наше в их территории заставит текинцев выставить по крайней мере по одному человеку с кибитки, а допуская даже половинную помощь мервцев, мы будем иметь противу себя до 50 т. человек вооруженных, спокойных за свои стада и семейства, которые, конечно на время движения нашего и до завладения нами главнейшим районом их оседлости укроются возможно глубже в степи.

Несмотря на все недостатки вооружения, на всякое отсутствие какой либо военной организации, текинцы и мервцы и по своему прошлому, и по недавним примерам в Закайспийском отделе, показали себя настолько смелыми и предприимчивыми противниками, а условия местности и быта, их веками выработанная система разбойничьих нападений, делают их подвижными в своих набегах и способными уклоняться от удара, что нельзя относиться с пренебрежением к их вооруженному сопротивлению в особенности во всем, что касается обеспечения тыла и сообщений.

Из приведенного выше числа пятидесяти тысяч можно считать конными от 18 — 20 т. человек, остальные за неимением лошадей, составляют особый род пешего войска следующего обыкновенно за кавалериею на верблюдах и держащегося в пешем строе, открывая огонь и смело бросаясь в сабли врукопашную, когда кавалерия успела охватить неприятельские фланги и тыл. Эту систему применяли они всюду, и с персиянами, и с хивинцами и даже в 1873 году, под Чандыром противу наших войск.

Занимая кочевьями своими и распространяя набеги свои до пределов оседлых персидских, бухарских и хивинских поселений, ахал-текинцы имеют однако определенную и сравнительно ограниченную территорию, на которой группируются главнейшие их интересы, с коею связано нераздельно их материальное существование.

С северного склона гребня Копет-Даг текут многочисленные ручьи, давшие возможность сгруппироваться около них всей оседлости ахал-текинцев. Большая возвышенность хребта Копет-Даг, на юго-восточном его конце, и близость его здесь к отрогам Эльбурского хребта, достигающим в узле Хозар-Маджид до 10 т. фут. обусловливает значительное обилие водой всей восточной оконечности Копет-Дага. Затем чем далее на запад, тем ручьи северного склона становятся меньше.

Вследствие этого, у западной оконечности Копет-Дага встречаются сравнительно редкие и тянущиеся в одну линию, по самому подножию хребта, поселения, тогда как на меридиане Буджнурда, где орошаемая полоса степи значительно расширяется, оседлости сгущаются уже в две и несколько линии, образуя, в пространстве между Геок-Тепе и Асхабадом, так сказать ядро всех текинских поселений. К востоку от Асхабада расположены только два ахал-текинския поселения: Аннау и Гяуре.

Район Геок-Тепинских и Асхабадских поселений, где сосредоточено от 40 — 50 тысяч душ населения и составляет тот стратегический пункт, на который главнейшим образом должны быть [107] направлены наши действия. Среди него лежит главная крепость ахал-текинцев Геок-Тепе, которая считается и административным их центром, вследствие пребывания в ней четырех главных чанов и главного ишана, тут сосредоточены самые обширные и богатые их пашни, тут происходят постоянно народные собрания, отсюда исходят, обыкновенно, все крупные предприятия текинцев. Завладение этим районом и утверждение в нем подчиняет нашей власти весь Ахал-Текинский оазис.

Для направления наших войск к этому средоточию текинских оседлостей представляются два рода путей Одни пролегающие в пределах нашего несомненного владения и ведения или такой территории, по коей войска наши уже совершали передвижение, другие захватывающие отчасти несомненные, отчасти спорные и неопределенные пределы персидского владения и влияния.

Имея в Чате и по Атреку до Чекишляра наш главный опорный пункт и базу наших действий, мы в первом случае имеем главнейшим путем движения уже изведанный и удобный для колесного движения, но отчасти маловодный путь, по долине р. Сумбара чрез Терс-Акан, Ходжам-Кала и Бендесен на Беурме, обходя таким образом главными нашими силами крайнюю западную оконечность оазиса и вступая в район оседлых текинских поселений в той его части, которая по условиям своим представляется уже несколько лучшею в отношении главного вопроса степных походов обилия воды. Заняв в тоже время боковым, преимущественно кавалерийским отрядом, направленным через Чешме Ходженем-Куюсы к Кизил-Арвату, этот последний пункт, а за ним и линию поселений до Беурме и преградив частью его возможность прорыва текинцев в степь для нападения на наш тыл, а равно устроив опорный пункт в Ходжам Кала, Бендесен или Беурме, войскам нашим придется сделать еще от 8 — 10 переходов, для достижения района Геок-Тепе и Асхабада, переходов несомненно боевых, протягивая главную линию сообщений своих вдоль почти неизвестной и недоступной еще для нас песчаной степи, под непрестанными набегами скрывающегося в ней неприятеля. При этом мы будем вынуждены или оставить значительное число войск на сообщениях, или подвигаться с крайней медленностью, рискуя, в этом последнем случае, напасть на такие пространства, где долгоременная стоянка отряда немыслима, за недостатком воды.

Пути второй категории, избрание которых находится в зависимости от влияния, какое можем мы оказать в этом деле на взгляд и доброжелательное отношение к нашему предприятию персидского правительства, лежат по правому берегу Атрека, следуя им до высоты Буджнурда и Ширвана. Исследования, произведенные полковником Петрусевичем, в его последнюю поездку, в связи со сведениями, доставленными генералом Ломакиным, заставляют отдать этому направлению, как главному пути наступления наших войск, решительное предпочтение пред вышесказанным направлением на Ходжам-Кала и Беурма.

Прилагаемая у сего записка полковника Петрусевича [108] указывает достаточно насколько условия лучшей охраны, снабжения и обеспечения средствами страны, лежат на стороне направления нашего пути к Асхабаду через долину Атрек и прилегающие к ее верховьям курдские поселения. Рассматривая ближе данные им собранные можно почти с одинаковою выгодою остановиться на двух путях. Первый ведущий от Чата через Буджнурд, Ширван и Кучан в долину р. Дурун-Гяря, из которой перевалом не свше 5 т. фут можно выйти прямо долиною р. Кельте-Чинар к Асхабаду. По этой дороге, насколько она исследована в пространстве от Буджнурда до Асхабада, путь не только колесный, но сравнительно удобный даже для артиллерии персидской, имеющей лафеты несоразмерно огромные. Второй путь идет по Атреку долиною Мана, переходя несколько раз по условиям местности с одного берега на другой, и минуя Буджнурд направляется в долину притока Атрека р. Кушхина, откуда через урочище Катлиш и долину Гейфака переходит хребет Копет-Дага, ведя прямо к поселениям Янги-Кала и Баба-Араб. Представляя собою колесное сообщение до долины ручья Гейфака, он далее на перевале обращается в вьючный делающийся даже крайне затруднительным в суровое время года, по причине гололедицы. Таким образом первый из сих путей, на пространстве от Буджнурда до Асхабада представляет во всех отношениях кроме необходимости проследовать по несомненной персидской территории и некоторой кружности его (до 260 верст) от Буджнурда весьма важные удобства во всех отношениях и вводит нас сразу в самый центр Ахал-Теке, допуская одним, так сказать, ударом положить предел сопротивления остальной части этого оазиса. Второй, значительно короче. Расстояние его от высоты Буджнурда до Янги-Кала около 160 верст он проходит по местности где персидская власть в сущности не имеет никакого значения и следовательно не может представлять таких политических осложнений как следование посреди персидских провинций Буджнурда, Кучана и Дерегеза. Но представляя в то же время весьма серьезные затруднения к движению через хребет, и следовательно и не могущий быть принятым до времени за постоянную линию сообщения и выходя на северный склон Копет-Дага в расстоянии нескольких переходов от Геок-Тепе и Асхабада — он должен быть рассматриваем ныне как путь будущих сообщений текинского владения нашего с нашею Атрекскою базою — путь которым мы можем однако воспользоваться и для настоящего вступления в текинский онзнс, если обстоятельства лишили бы нас возможности следовать более удобным, хотя и несколко кружным колесным. Окончательный выбор направления для наступления главной колонны наших войск лежит, как видно из вышеизложенного, в результате тех соглашений, к которым возможно будет придти в этом отношении с персидским правительством. Нельзя не признать здесь, что от этого выбора весьма много будет зависеть и время и средства потребные для выполнения указанной целия в особенности в отношении лучшего и дешевейшего снабжения [109] наших войск главными предметами довольствия, спокойного исследования до самой почти минуты боевого столкновения, а равно и прикрытия значительной по своему протяжению линии сообщения с главным опорным пунктом нашим в Чате. Заявления сделанные в последнее время посланником нашим в Тегеране и положение в какое сам собою ставится вопрос о роли предстоящей отношениям нашим в Персии во всем, что-касается сопредельных с нею среднеазиатских владений и племен дают основание предполагать, что соглашение по этому предмету не представит особых затруднений и не повлечет нас к особым нежелательным для нас обязательствам.

...Допустив возможность осуществления подобного соглашения общий план движения наших войск мог бы быть следующий: большая часть сил, предназначенных для действия в конечном пункте нашей цели (Геок-Тепе — Асхабад) направляемые по долине Атрека до высоты Буджнурд, а отсюда смотря по обстоятельствам и местным условиям следует или прямо кратчайшими путями на северный склон Копет-Дага и Янги-Кала и Баба-Арабу, или же избирать путь, ведущий непосредственно на Асхабад, устроив в обоих случаях опорный пункт в долине Мана, не доходя Буджнурда, и здесь, как в первом случае делается необходимым выставление особого наблюдательного отряда на нашем левом фланге на западной оконечности Копет-Дага.

Имея в составе своем достаточное число кавалерии, отряд этот занимая укрепленный пост в Ходжам-Кала и строго охраняя пути из оазиса к нашей базе имеет вступить на северный склон Копет-Дага и одновременно с достижением главною колонною Янги-Кала или Асхабада или же по совершенном оставлении текинцами ближайших к отряду поселений.

Хотя выбор того или другого направления главной колонны будет несомненно влиять на подробности состава оной, но боевая сила всех вообще войск, долженствующих быть употребленными для обеспечения желаемого результата и относительно распределения в этой силе родов оружия обусловливается в обоих случаях численностью главнейшим образом и характером ожидаемого сопротивления и общими свойствами не только враждебных нам туркменских племен, но и полухищническими наклонностями остального населения, сидящего вдоль Артека едва ли могут подлежать изменениям.

Указаниями неоднократного опыта последних лет выяснилось достаточно, что без сильной и способной к быстрым передвижениям кавалерии, невозможен почти никакой боевой успех противу кочевников и нельзя ручаться за надлежащую безопасность своих сообщений, особенно при вынужденном, как в настоящем случае, значительном удлинении операционной линии. Исходя из этих указаний и предыдущих соображений, должно признать, что общая сила отряда, долженствующего двинуться из Чата в пределы Ахал-Теке, не может быть менее 4 тысяч пехоты и до 2 тысяч надежной кавалерии при двух батареях (одной полевой и [110] одной горной) или при настоящем составе наших баталионов из 7 баталионов и двух шестисотных конных полков, к которым при известном впечатлении всегда производимым присутствием наших кавказских драгун, не бесполезно придать хотя бы дивизион последних.

Рассчитывая затем, что в Чате для охраны главных наших складов и для отделения в случае надобности на один из дальнейших постов достаточно сильного гарнизона, должно быть не менее 2 баталионов при двух сотнях кавалерии, 2 горных и 4 полевых орудиях, а в Чекишляре не менее также 2 баталионов с сотнею и двумя полевыми орудиями, и оставляя в Красноводске находящийся там местный баталион с сотнею кавалерии — общая численность полевых войск, долженствующих войти в состав образуемого отряда составит 12 баталионов, 16 сотен (из коих 10 казенных и 6 Дагестанского конно-иррегулярного полка), дивизион драгун и 26 орудий, из коих 14 полевых и 12 горных.

К этим войскам на случай надобности должны быть доставлены заранее в Чат четыре полупудовые мортиры, в коих может представиться необходимость при действии против такого укрепления, как Геок-Тепе. Количество тех местных милиционных частей, кои придется по мере движения нашего вперед образовывать отчасти из преданных нам родов атабаевцев и джафарбаев, а впоследствии и из гоклан и весьма вероятно соседних с текинцами персидских курдов — теперь определить трудно, но при общем расчете отрядной силы и необходимых для отряда средств их должно принять по крайней мере в числе шести сотен.

...Но разнообразные и непредвиденные те случайности, которыми может усложниться все дело, а потому готовность к возможно быстрейшему усилению войск в случае надобности по крайней мере еще четырьмя баталионамн будет не более как должною предусмотрительностью. Иметь этот резерв в готовности на восточном берегу Каспия можно признать на первое время излишним, но иметь там в наших складочных пунктах на Атреке приготовленные для него запасы, на своевременную доставку которых в случае экстренности с западного берега никак нельзя рассчитывать, представляется существенно важным.

В прилагаемых здесь двух ведомостях лит. А и Д приведены приблизительные расчеты заготовления и необходимых денежных средств, как для их выполнения, так и для обеспечения отряда подъемными транспортами и удовлетворения прочих его надобностей.

В настоящее время нет возможности предвидеть, насколько удастся нам во время самого похода, и отчасти и мерами, кои будут приняты нами при содействии персидского правительства или административных властей ближайших к движению отряди персидских провинций — восполнить заготовлениями на месте потребности отряда. Имея в виду однако продолжительность [111] периода, в который могут завершиться действия наши против ахалтекинцев, возможно допустить на первое время полное обеспечение отряда лишь на 4-х месячный период, подготовив однако все распоряжения свои с таким расчетом, чтобы остальная двухмесячная пропорция могла быть по первому указанию доставлена к Чату в самый кратчайший срок.

Во всяком случае ассигнование исчисленных в вышепоказанных ведомостях денежных средств в размере до 2 миллионов рубл. должно последовать неотлагательно.

Только с принятием теперь же энергических мер к подготовлению всего необходимого, мы можем рассчитывать быть вполне готовыми, к началу мая, начать наше наступательное движение и закончить весь поход и прочно водвориться в Ахал-Теке с наступления зимы.

Обращаясь к подробностям состава отряда и имея в виду что части 21-ой пехотной дивизии, как ближайшие и уже близко ознакомленные неоднократным нахождением большинства их в Закаспийских походах, могут быть преимущественно для сего предназначены и, принимая во внимание с другой стороны, что назначение для сего всей дивизии при необходимости особой осмотрительности в выборе моем для степного похода и непременном условии полного комплекта рядов — было бы мерою нежелательною — представляется удобнейшим ограничиться назначением из сей дивизии только 8-ми баталионов (по 2 от полка), предназначив остальные восемь баталионов тем же порядком из 41 дивизии. Может быть однако для лучшего состава баталионов как в отношении командования, так и опытности и боевых качеств самих войск было бы полезно, взамен баталионов 41 дивизии командировать по 2 баталнона от гренадерской 41 и 39 дивизий и придать им 2 стрелковые баталиона.

Что касается до кавалерии, то соображая настоящее распределение наших казачьих полков в Закавказья и невозможность без вызова льготных полков взять какую либо цельную часть с Северного Кавказа, в особенности при могущей представиться потребности в развитии карантинной охраны со стороны Астраханской губернии предполагается в состав Закаспийского отряда назначить:

1) Шестисотенный Дагестанский конно-иррегулярнын полк, образовав его тем же порядком из ныне существующего полка, как то было сделано в последнюю войну с пополнением остающегося в Дагестане полка до того же 6-сотенного состава.

2) Кроме находящихся уже в Закаспийском крае 2-х сотен Лабинского полка командировать туда-же из Закавказья: весь Волжский полк и по две сотни от Хоперского и Ейского полков; дивизион же драгун мог бы быть назначен от ближайшего Переяславского полка. Соображение о назначении артиллерийских частей по ограниченности их не могут представить затруднений равно как и признаваемой полезным назначении одной роты сапер. [112]

Вопрос о возможности воспользоваться телеграфным парком нашим для установления полевых телеграфных сношений или же замены его — устройством по линии сообщений постоянной телеграфной линии может выясниться только при ближайшем ознакомлении будущего начальника отряда с общими условиями района действий войск и особо спешных мер теперь еще не требует. Здесь рановременно предрешать так же, а равно и вводить в предположение и исчисление то содействие, какое могут оказать нам в этом походе ожидаемые с весною полевые паровозы. (Видимо имеется в виду предполагавшееся применение передвижной дековилевской ж. д. (Сост.)). Мы можем смотреть на них в настоящее время лишь как на первый опыт.

В заключение должно коснуться теперь же вопроса, могущего иметь существенное влияние на ход и даже результаты предпринимаемого движения. Может весьма случиться, что видя неизбежность подчинения нашей власти, ахал-текинцы бросятся к стороне Хивы и Бухары.

...Принятие мер противу такой случайности не только отразит и предупредит ее, но несомненно произведет должное впечатление на самый образ действий ахал-текинцев. В этом отношении казалось было бы совершенно достаточным выставление близ границ названных ханств на время движения нашего в Ахал туземных милиции в том размере, какой окажется удобным по местным условиям. Эта мера охраны одною известностью своею уничтожит могущие возникнуть у ахал-текинцев уклонения от признания подчиненности нам и не останется без впечатления и на Мерв. Если же допустить при этом передвижение нескольких рот из Петро-Александровского укрепления к Чарджую, то одною этою угрозою можно избежать и излишней траты времени на полное подчинение нам ахал-текинцев и осложнений, могущих явиться внезапно от более или менее широкого участия, которое примут в деле текинцы-мервцы. Подлинное подписал начальник штаба генерал-лейтенант Павлов.

ЦГИА ГССР, ф. 1, д. № 210, стр. 64-75.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.