Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

47.

Ген.-губернатор Зап. Сибири Вице-Канцлеру; 28 июля 1841 г. № 296. Омск.

(Пометка 20 августа 1841 г.)

С.-Пет. Гл. арх. М. И. Д. Аз. деп. 1841 г. № 2 (1-6).

Милостивый Государь граф Карл Васильевич!

Честь имею сообщить Вашему Сиятельству, что 23-го числа сего месяца, два дня по прибытии кокандского посланника в Омск, принял я его в присутствии генералитета, советников главного управления и корпусного штаба, образом приличествующим. При сем свидании, представя мне прилагаемое в копии письмо ташкентского бекляр бека, свидетельствующее его званию, изъявил он желание лично поднесть его Императорскому Величеству дары своего владетеля и поздравительную от него грамоту, по случаю благополучного бракосочетания Государя Цесаревича Наследника. Не имея разрешения на дальнейшее его отправление, я отозвался, что непремину довесть его просьбы до Высочайшего сведения, и хотя не известно мне, соблаговолит ли Государь Император призвать его в С.-Петербург в настоящее время года, когда Он обыкновенно изволит осматривать Свои войска, однако-же, не менее того уверен, что почтительное участие хана в столь радостном для Августейшего Дома событии будет удостоено особенного Монаршего внимания. После некоторых приветствий, приняв присланные собственно мне от хана подарки, значущиюся в особенной ведомости, коих отвергнуть по азиатским обычаям было бы оскорбительно, отпустил я посланника с приглашением на следующий день переговорить со мною конфиденциально о второстепенных предметах, на него возложенных.

В сей последней конференции посланник повторил мне искренность желания своего владельца теснее возобновить связь свою с Россиею, которую в последнее время неуместные поступки бекляр-бека ташкентского частию ослабили, старался извинить поведение сего правителя и общал удовлетворить настоянию моему о возвращении как нескольких человек русских пленных, находящихся в Ташкенте, так и самых отложившихся от нас Киргизов.

После того, перейдя к положению своего отечества, Мухамед-Халиль Сахиб-Зада не скрыл опасении хана против английского правительства, настоятельно домогающегося [82] войти с ним в сношение и против коего он, очевидно, ищет подкрепить себя покровительством его Императорского Величества.

В прошлом еще, 1840 году, при проезде через Хиву возвращавшегося из Константинополя кокандского посланника Мухамед-Загиб-Ходжи, бывшие там Англичане вручили письмо к Хану, коим испрашивали позволения явиться к его Двору.

Предложение это было отклонено, но ныне, якобы вопреки воле ханской, один Англичанин присоединился к кокандцам, следующим из Хивы, в конце прошлого июня прибыл в город Туркестан и ныне, вероятно, уже находится в Коканде. Посещение это, видимо, тревожит правительство и самый народ; но Хан, как полагать должно, для принятия решительных мер ожидает известия о благосклонном принятии его посольства Государем Императором.

Сколько мог я приметить, власть Хана, коего поведение иногда бывало предосудительно (он в излишестве употреблял горячие напитки), не совершенно твердо и в областях его имеются семена раздора, подкрепляемого происками враждебного ему бухарского владельца, подающего убежище и покровительство беглому ханскому брату султану Махмуту, ныне живущему в Самаркандской области в город Урмитан.

Сверх того, посланнику поручено повторить прежнюю просьбу Хана к Государю Императору о присылке к нему опытного горного чиновника, для осмотра находящихся, якобы, в Коканде драгоценных руд и обучения их разработке.

Вообще поведение посланника скромно, прилично и я вполне надеюсь, что если он удостоится быть представлен к Высочайшему Двору, то оправдает столь великую для него милость.

Дары, подносимые Ханом его Императорскому Величеству, состоят в шалях, шелковых материях, китайском фарфоре, и двенадцати аргамаках, из коих восемь назначены для Государя Императора, а четыре для Государя Цесаревича Наследника. Лошадей этих я еще не видал, но полагаю, что едва-ли они заслуживают дальнейшего их препровождения в столицу, о чем непремину своевременно изложить Вашему Сиятельству мое мнение.

Копию с поздравительной ханской грамоты надеюсь я достать частным образом и непримину тогда представить с первой почтой. [83]

О назначенном мною содержании посланнику и его свите представляя ведомость, покорнейше прошу Ваше Сиятельство ассигновать в мое распоряжение достаточно денег из сумм вверенного Вам Министерства.

С особенным почтением и преданностью честь имею пребыть Вашего Сиятельства покорнейшим слугою.

Подпись: Князь Петр Горчаков.

Приложение. Перевод с персидского письма за печатью правителя Ташкении Беглербека.

Да будет бесконечно восхвален создатель, украсивший лицо земли повелителями и государями, подчинивший им всех разумных тварей; Создатель, который правосудием их (повелителей) доставил спокойствие бедным и слабым смертным, силою оружия их уничтожил злобу и коварство да будет благодать всем святым пророкам, существо коих есть благодеяние всему миру: они суть избранные рабы самого Бога, наставляющие людей на путь истинный!

За тем воздаем премного похвал и благословений знаменитому сердару (генерал-губернатору) опытнейшему в делах визирю и благороднейшему сановнику, превосходнейшему из вельмож, благораспорядителю делами мирскими, улучшивающему предприятия сынов Адама, повелевающему военными и гражданскими людьми, Высокостепеннейшему генералу и сиятельнейшему князю: да продолжится на веки его знаменитое достоинство визиря и Государственного советника!

По засвидтельствовании похвал и почтения да будет известно, что ныне царствующий наш Великий обладатель, превосходнейший из султанов (государей) Высочайший из ханов, Мухамед-Гали Хан, чтобы упрочить взаимную любовь и дружбу и положить ей твердое основание, по обыкновению, введенному Государями, изволил отправить из потомков великих угодников, превосходного из духовных собратий Ишана Мухаммед-Халиль Накиба священного посланником к услугам Великого Императора: почему покорно прошу Вас, Великий Сердарь, (генерал-губернатор) по прибытии помянутого посла не оставить своим покровительством, не пожалеть для него своих милостей и отправить его в Петербург к Высочайшему Двору, где он при свидании с Великим Императором возобновив обыкновенную дружбу и любовь нашу, поздравит с священным бракосочетанием Наследника российского престола. — Да послужит это поводом к общей радости друзей наших и к печали [84] неприятелей; да будет нить взаимной дружбы нашей столь прочна, чтобы никакие злоухищрения клеветников и завистников не могли разорвать ее! И так, будьте Вы навсегда благополучны! Писано в месяц Рабиуссани 1257 года от Гиджры.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.