Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. И. ЛЕВШИН

ОПИСАНИЕ

КИРГИЗ-КАЗАЧЬИХ ИЛИ КИРГИЗ-КАЙСАЦКИХ ОРД И СТЕПЕЙ

Глава ВТОРАЯ.

ОБ ИСТОЧНИКАХ ДЛЯ ИСТОРИИ КИРГИЗ-КАЗАКОВ

Описав причины, по которым должны были киргиз-кайсаки получить нынешнее название свое и показав различие их от подлинных, или диких киргизов, мы должны приступить к историческому их описанию.

Оно не может быть ни полно, ни подробно, ибо народ сей не имеет ни летописей, ни других памятников древности, а предания, в нем сохранившиеся, так многоразличны и большею частию так нелепы, что ничего целого из них составить нельзя. Обстоятельство это, однако ж, не слагает с нас обязанности представить сии предания на рассуждение читателей в таком точно виде, в каком мы их собрали.

Предание первое. Некоторые киргизы почитают себя выходцами из Крыма и говорят, что причиною переселения их в нынешние земли была ссора, возникшая между сыновьями крымского хана Кундугура после его смерти. Он имел, по их словам, двух жен, и от обеих оставил детей. Сыновья старшей жены обидели при разделе наследства семерых сыновей младшей жены, отчего сии последние удалились из отечества своего в степь и соединились с 33 подобными им изгнанниками. Шайка сия в числе 40 человек, долго занимаясь грабежами соседст-венных с ними земель, наконец, похитила себе жен и размножилась. Сорок означается по-турецки словом кырк, а потому и толпа сия названа кырк-казак, то есть сорок казаков, или наездников. Потомки их сохранили название предков. (Предание сие взято из журнала капитана Рычкова, бывшего в отряде войск, посланном в киргизскую степь для преследования калмыков, бежавших из России в 1771 году).

Второе. Другие киргиз-казаки производят себя от жителей Туркестана, рассказывая, что во время несогласий между подданными туркестанскими, возникших при [146] владычестве над ними потомков чингисовых, несколько тысяч человек оставили свое отечество и отправились на запад к Дону и Кубани. Дорогою при переходе чрез нынешнюю реку Ишим, отстал от них один табун лошадей, за которым принуждены они были послать назад 33 человека своих товарищей. Люди сии отыскали табуны свои, но спутников не нагнали, а потому остались в окрестностях Ишима и, занимаясь там грабежами, получили название казаков. Похищение жен и присоединение разного рода беглецов скоро размножили их и принудили разделиться, по числу первых родоначальников, на тридцать три рода, а сила могущественного соседа их туркестанского хана Джанибека заставила их просить у него покровительства и принять к себе в повелители родственника его хана Ишима, от которого произошли последующие ханы киргиз-казакские 1, и река Ишим получила нынешнее название свое.

Третье. Паллас (Первое путешествие его. Изд. 2-е. Т. 1. С. 567) 2 пишет, что некоторые киргиз-казаки утверждают, будто предки их жили около Евфрата и имели там своих особых владельцев, из которых последний, Езид-хан, вознамерился овладеть престолом турецким, а потом вместе с подданными своими выгнан был турками из прежних жилищ. По смерти Езида народ его жил с ногаями 3, но быв ими прогнан, поддался хану киргизов (нынешних диких, или закаменных). Хан сей употреблял новых подданных своих в войнах как передовое войско, отчего и получили они название киргиз-казаков, т. е. воинов, или наездников киргизского хана. Наконец, они изменили ему, и переселились на нынешние свои земли. Предание сие, как кажется, исправлено или дополнено каким-нибудь русским пограничным жителем для того, чтобы объяснить происхождение названия киргиз-казаков. Мы не имели случая слышать его в ордах казачьих, и не почитаем оного достоверным.

Четвертое. Многие киргиз-казаки думают, что они составляли некогда один и тот же народ с алатами, или сибирскими татарами 4, что отделились от них по внутренним несогласиям, что сначала были они управляемы несколькими султанами, что потом один из них, по имени Алача, приобрел власть над всеми прочими и сделавшись главою народа, решился напасть на Бухарию с тремястами воинов, но был побежден, взят в плен вместе со всеми [147] оставшимися после сражения в живых и поселен с ними в Туркестане. Чрез несколько лет после того он умер, но пленные и по смерти его сохранили прежнее разделение свое на три отряда, или на три сотни, из которых одну назвал он большою, или старшею сотнею (улу-юз), другую среднею (урта-юз), и третью меньшою сотнею (ки-чи-юз). Впоследствии времени, когда число их возросло, один из средней сотни, по имени Даир-ходжа, убедил большую часть людей, к ней принадлежавших, свергнуть с себя иго чуждой власти и удалился с ними на берега реки Ори, где освобожденные им из плена соотечественники признали его своим ханом. По смерти Даир-ходжи заступил его место, сын его Кара-ходжа, разделивший владение свое пяти сыновьям: Аргину, Найману, Кипчаку, Уваку и Гирею. Из них Аргин умертвил прочих братьев своих и сделался единственным властителем всего народа, назвав его аргинским. Последуя примеру средней сотни, или орды, большая и меньшая также свергли иго туркестанского владычества, и поселились в соседстве соплеменников своих, заняв земли разных вытесненных ими народов монгольских. Сие четвертое предание помещено в "Сибирском Вестнике" 1820 года, в книжке 1.

Пятое. Иные киргиз-казаки говорят, что предки их с древнейших времен составляли один народ турецкого племени, раздробившийся на три отдельные орды только потому, что хан его Орус 5, или, как некоторые называют его, Акниаз, разделил свои владения между тремя сыновьями. Орус, или Акниаз сей, был, по их мнению, сначала полководцем ногайского хана Улянты, жившего скоро после Тамерлана 6, в окрестностях Урала, Илека, Ори, но потом отказался от повиновения Улянте, покорил несколько разных отраслей турков и монголов, сделался над ними самовластным государем и занял все, ныне принадлежащие потомкам его, земли.

Шестое предание производит киргизов от ногайцев, на Волге кочевавших, и говорит, что предками их были три брата, бежавшие в нынешнюю киргизскую степь тогда, как войска российские взяли Астрахань 7. От сих трех братьев произошли три орды.

Седьмое. Чумякейский род Меньшой орды полагает, что он прежде не принадлежал к киргиз-казакам, но происходит от турков и получил название от хана своего, Чумякея, который по вражде с Чингисом отложился от него и пришел с приверженцами своими в места, ныне [148] занимаемые Среднею киргизскою ордою. Потомок его Аюсырым, завладев окрестностями реки Сарасу, отдал единственную свою наследницу и дочь в замужество за сына Алимова (родоначальника алимулинского поколения), отчего и подданные его соединились с киргиз-казаками.

Разнообразие и противоречия сих преданий не должны удивлять нас, ибо в состав народа киргиз-казачьего (как увидим ниже) влилось множество разных племен, и, следовательно, весьма естественно, что потомки каждого из сих племен имеют отличные от прочих понятия о своем происхождении. Но как согласить столь несообразные между собою мнения? Как извлечь из них что-нибудь общее и целое?

Различие их в порядке рассказа, в хронологии событий, в родословии, в именах лиц и в названиях мест так велико и истинные происшествия затемнены столь многими выдумками, что принятием оных за основание мы обратили бы все сочинение сие в собрание исторических мечтаний. Избегая сей погрешности, мы будем иметь вышеизложенные предания ввиду только для соображения и сравнения с известиями достовернейшими.

Не станем искать источников для истории киргиз-казаков в сочинениях европейских ученых, ибо киргизы едва известны Европе.

О восточных писателях не смеем говорить решительно, хотя творения их, доныне знакомые просвещенному миру по переводам, не содержат в себе никаких важных сведений о казачьих ордах, но обстоятельство сие не может служить поводом к заключению, будто бы все азиатские историки и географы столь же мало обращали внимания на народ, о котором мы говорим теперь. Полагать должно, что прежнее состояние и подвиги его не были забыты писателями Персии и Мавераннегера 8. Сочинения Фирдоуси 9 и султана Бабера 10, по уверениям ученых, весьма любопытны в сем отношении.

К удивлению нашему, мы не нашли никаких сведений о происхождении киргиз-казаков в "Истории" Абулгази Багадура 11. Хан сей, быв ближайшим их соседом, и имев с ними частые сношения, мог описать их вернее, нежели кто-нибудь из известных историков, но он даже не упоминает об них до 1630 года, т. е. до того времени, когда сам принужден был бежать к ним из своего отечества, нынешнего Хивинского ханства. [149]

Что касается до арабских писателей, то они не имели довольно точных сведений о казачьих ордах (Г. Клапрот, в своем сочинении "Tableaux historiques de l'Asie" пишет: "Се n'est pas chez les ecrivains Arabes et Persens, que nous pouvons esperer de trouver des eclaircissements sur l'etat ancien de l'interieur de l'Asie et de ses habitans, ces peuple ignorant теше les vicissitudes du sort de leurs propres ancetres, peu de siecles avant la funeste epoque de l'etablissement de Pislamisme." В подтверждение сего мнения можно сослаться на Абульфеду, который в Descriptio Chowaresmie et Maveralnahariae, ed. Grawii, 1659 объясняет, сколь много арабские географы делают ошибок в географических описаниях по неупотреблению гласных букв, и по ложному означению широты и долготы мест и, наконец, по недостатку сведений о землях отдаленных), которые слишком были отдалены от Аравии и не имели тесных связей с подданными халифов. Река Сыр, или Сейхун, с древнейших времен составляя границу народов оседлых от кочующих, всегда была чертою разграничения и в сведениях географических не только для греков и римлян, но равным образом и для Южной Азии. Страны, лежащие на юг от сей реки, причитались к известному свету и были описываемы подробно. Земли же, идущие от нее на север и северо-восток (кроме прибрежных городов), всегда были обитаемы народами, мало известными просвещенному миру, и потому в каком смысле греки давали им нарицательное имя скифов 12, в таком же арабы и иногда персияне называли владения их землею Чете или Джете 13, Туркестаном 14, Тураном 15, Верас-Сейхуном и Кыпчаком 16.

Кыпчак по обширности своей не мог быть смешиваем с Туркестаном, и если мы находим, что западная часть нынешних киргиз-казачьих степей, причисляется иногда к одной из сих смежных между собою стран, иногда же к другой, то это только потому, что границы оных не были определены. Народы кочевые, а особенно монгольские и турецкие, живущие доныне в беспрерывных распрях и междоусобиях, никогда не могли и не могут сделать положительного разграничения. Что же касается до Верас-Сейхуна, до Турана, Туркестана и страны Чете, или Джете, то понятия об оных, переданные нам многими восточными писателями, так сбивчивы, что почти нельзя решительно определить, какие именно земли разумели они под сими именами. Иные смешивали с оными даже Ма-вераннегер, или Трансоксиану (страну, лежащую между реками Аму и Сыром). Обстоятельство сие не раз замечено Гербелотом в его "Восточной библиотеке". Ланглес [150] повторил то же в географической таблице, приложенной к его переводу книги Institute de Tamerlan.

Арабшах 17, в описании жизни Тимура (См.: Bibl. Orient. d'Herbelot, под словом "Sihoun") говорит, что Верас-Сейхун (Сейхун есть река Сыр, "вера"— значит "за". Следовательно, Вера'с-Сейхун в переводе означает страну, за Сейхуном, или Сыром, лежащую на север) заключает в себе земли монголов, Чете и Катай, но не причисляет к оному Туркестана. Может быть, что название Туркестана, по его мнению, было однознаменательно с Верас-Сейхуном, и, следовательно, равно принадлежало всем частям сего последнего. Так полагает Гербелот, говоря (Bibl. Orient, под словом "Varasihoun"): "Верас-Сейхун есть собственно Туркестан".

Абульфеда 18не разрешает нашего недоумения, ибо явно отзывается неведением. Мы читаем в его "Географии": "Мавераннегер граничит на запад с Хорезмиею (ныне Хивинским владением), на юг — с рекою Джейхун, а границы его с севера и востока нам неизвестны" (Chorasmiae et Maveralnahariae descriptio ex tabulis Aboulfedae, loan. Gravy, Londini, 1650. Clima XXVI). Признавшись таким образом в своем неведении относительно страны, занимаемой казачьими ордами, он ничего не сказал и о сем народе.

Турецкий географ Кятиб-Челеби 19, в своем "Зеркале мира" (Джиган-нюма) полагает, что (16-я глава сей книги, которой французский перевод имели мы у себя в рукописи, имеет следующее заглавие "О Мавераннегере, или Туране") Мавераннегер и Туран одно и то же и потом сам себе противоречит, говоря в одном (Там же) месте, что Мавераннегер, заключающийся между реками Джейхун и Сейхун, граничит на севере с Туркестаном, в другом же (Той же книги глава 17), что Туркестан имеет с запада Хорезм и Дегистан. Стоит только взглянуть на карту, дабы удостовериться, сколь неясное понятие имел Кятиб-Челеби о землях, по обе стороны Сыра лежащих. Он знал, однако ж, о существовании киргиз-казаков и (Там же) написал об них следующее: "Недалеко от моря Каспийского, на север, живут в степях татары-казаки... Они преданы волшебству и разбоям; грабят купцов московских на пути в Китай и обратно. Сих казаков не надобно смешивать с казаками донскими и днепровскими". [151]

Заключив в столь немногих словах описание татар-казаков, или киргиз-казаков, Кятиб-Челеби, конечно, сказал очень мало и даже почти ничего, но из прочих турецких и арабских географов, доныне известных Европе, большая часть даже совсем не упоминает о существовании народа, нами описываемого.

Скажем несколько слов о китайских писателях. Известно, что сочинения их заключают в себе много сведений о всех народах, смежных с империею китайскою, особенно о народах Средней Азии, ибо Китай некогда простирал свои владения до Каспийского моря, но сведениями сими должно пользоваться с большею осторожностию. Дегинь 20 посвятивший изучению оных значительную часть своей жизни, описывает (Idees de la litterature chinoise en general. СМ.: Histoire de PAcademie des inscriptions et belles-lettres. T. 36), сколь трудны исторические и географические исследования по китайским писателям, ибо: 1) они дают народам такие названия, коих народы сии не носят; 2) они переменяют названия народов, земель и городов почти при каждой перемене династии; 3) повелители Китая нередко при жизни своей принимают другие имена, и такое изменение дает повод к возобновлению летоисчисления, по смерти же своей каждый бог-дохан получает какое-нибудь новое имя, под коим вносится в историю, и 4) тщеславие и гордость китайцев лишает исторические сочинения их выгоды, встречаемой в летописях всех других народов, а именно, синхронизмов с историею соседов. Китайцы всегда говорят подробно о себе, а о прочих странах упоминают, так сказать, мимоходом.

Может быть, по сим самым причинам Дегинь в своей "Истории гуннов, турок и татар" ничего не сообщает нам о казачьих ордах.

Г. Клапрот в "Magasin Asiatique" напечатал перевод описания киргиз-казаков, помещенного в знаменитой китайской географии "Тайцин-и-тунши".

Известия сии весьма любопытны, но относятся к истории народов, владевших прежде нынешними степями киргиз-казаков 21а не к истории собственно сего народа, и потому не входят в план нашего сочинения.


Комментарии

1 Имена собственные и исторические события, встречающиеся в приведенных автором преданиях, как он сам справедливо отмечает, "затемнены многими выдумками". Иногда их можно соотнести с тем или иным историческим лицом, но в совершенно искаженном представлении. Потомками хана Ишима, если имеется в виду хан Ишим (Есим), сын Шигай-хана (см. коммент. 26, гл.З. Ч.II), правитель казахов в 1598 — 1613 гг. и в 1627 — 1628 гг. (в 1613 — 14 гг. ханская власть была узурпирована Турсун-ханом) (см. коммент. 36. гл.З. Ч.II.) действительно являются "последующие ханы киргиз-казакские" — известные казахские ханы Джахангир (погиб в битве с калмыками в 1652 г.) (см. коммент. 37. гл.З. Ч.II) и его сын Тауке (ум. в 1718 г.) (см. коммент. 45, гл.З. Ч.II.). Но с каким Джаныбеком, "туркестанским ханом", связан родством Ишим, — не ясно. Предком Ишима был один из основателей Казахского ханства Джаныбек (см. коммент. 5, гл.2; 42, гл.З. Ч.I I.). Легенда сделала современниками лица, разделенные полутора столетиями.

2 П. С. Паллас. См. коммент. 8, разд.1.Ч.1.

3 Ногаи (ногайцы). См. коммент. 50, разд.1. Ч.1.

4 Сибирские татары. Собирательный этноним, обозначавший тюркоязычные племена Западной Сибири. Основное население (наряду с угорскими племенами) Сибирского ханства, образовавшегося в конце XV в. с центром в Тюмени (см. коммент. 23, гл.1. Ч.II.).

5 Хан Орус. Очевидно, имя этого правителя из предания можно соотнести с джучидом Урус-ханом, наиболее известным правителем Ак-орды — государства на территории Казахстана в XIV — нач. XV в. К Урус-хану (он правил в 1368 — 1376/77 гг.) восходит родословная основателей Казахского ханства Гирея (Урус-хан, Тохта-Кыйа, Пулад, Гирей) и Джаныбека (см. коммент. 42, гл.З. Ч.II) (Урус-хан, Куйручук, Барак, Джаныбек). Урус-хан, по одним сведениям, — потомок Орда-Ичена, старшего сына Джучи-хана, по другим — потомок тринадцатого сына Джучи Тука-Тимура (МИКХ. С.495 — 496).

6 Тамерлан. См. коммент. З, разд.1. Ч.1.

7 Взятие Астрахани русскими войсками произошло в 1556 г.

8 Мавераннагер-Мавераннахр. См. коммент. 47, разд.II. 4.1.

9 Фирдоуси (Абул-Касим) (род. между 934 и 941 гг.). Автор поэмы "Шах-наме", известный поэт эпохи Саманидов, классик таджикско-персидской литературы.

10 Султан Бабер. См. коммент. 55, разд.П. Ч.1.

11 Абулгази Багадур. См. коммент. 36, разд.П. ч.1.

12 Скифы. Ранние кочевники, ираноязычные племена, населявшие в начале I тыс. до н. э. Центральную Азию, степи к востоку от Волги и Урала и передвинувшиеся в IX — VIII вв. до н. э. в Восточную Европу, в степи к северу от Черного моря и Кавказа, где стали известны античным авторам. Создали кочевническую культуру так называемого скифского типа на громадной территории от Монголии, Тувы, Алтая и до Причерноморья. Одной из характерных черт скифской культуры был "звериный стиль" в искусстве. Восточноскифские племена на территории Казахстана древние источники называли саками (История Казахской ССР в древнейших времен до наших дней: В 5 томах. T.I. Алма-Ата, 1977.).

13 Чете (Джете). Это название персоязычные авторы Шараф ад-Дин али Йазди ("Зафар-наме"), Мухаммад-Хай-дар (в "Тарих-и Рашиди") и др. упоминают как синоним названия "Могулистан" (государства на территории Юго-Восточного Казахстана и Киргизии в XIV — нач. XVI в.) (см. коммент. 9, гл.З. 4.II). Этим пренебрежительным именем ("разбойники", "скитальцы") называли могулов осевшие в Мавераннахре (см. коммент. 47, разд.II. Ч.1) чагатаи (тюркские и тюрко-монгольские племена, называвшиеся так по имени бывшего правителя улуса Чагатая) за то, что те (т. е. могулы) сохраняли кочевой, "разбойничий" образ жизни.

14 Туркестаном, а в древности Тураном (см. коммент. 47, разд.II. Ч.1) называли в персоязычной литературе регион расселения тюрков, в значении "страна тюрков". В VI в., когда тюрки продвинулись до Окса (Амударьи), Туркестан для персов начинался сразу севернее Окса. Для арабских географов IX — X в. Туркестан начинался севернее Сырдарьи (арабское завоевание оттеснило тюрков на север). В источниках XIV — XVII вв. термином Туркестан назывались земли вдоль Средней и Нижней Сырдарьи и Каратау (район Южного Казахстана). Позднее название вновь применялось и к Средней Азии. В XIX в. в этом значении историко-географический термин Туркестан вошел в научную терминологию (Бартольд В. В. Туркестан. // Соч. ТЛИ. М., 1965. С.518 — 520).

15 Туран. См. коммент. 47, разд.П. Ч.1.

16 Кыпчак. Дашт-и Кыпчак, "Кыпчакская степь". Так назывались в средневековой арабской, персо — и тюркоязычной литературе степные пространства от Иртыша, Улутау и Сырдарьи до Днепра, населенные в XI — XIV вв. кыпчаками и входившими в их политическое объединение племенами и народами. Дашт-и- и Кыпчак делился на западный и восточный, примерной границей была река Урал.

17 Мухаммед ибн Арабшах (1392 — 1450 гг.). Автор сочинения "Аджаиб ал-макдур фи ахбар-и Тимур" (содержит сведения о походах Тимура в конце XIV в. на территорию Южного Казахстана, в Могулистан; представляют интерес историко-географические сведения об этих районах, данные о строительстве Тимуром крепости Ашнара).

18 Абульфеда. См. коммент. ЗО, разд.1. Ч.1.

19 Кятиб-Челеби. См. коммент. 20, разд.I. Ч.1.

20 Ж. Дегинь. См. коммент. 7, разд. II. Ч.1.

21 "Относятся к истории народов, владевших прежде нынешними степями киргиз-казаков". Регион восточной части Дашт-и Кыпчака, Туркестана (т. е. упомянутые выше области на Средней и Нижней Сырдарье, Каратау и Семиречья) является этнической территорией казахской народности. Этническими корнями и компонентами ее как и других тюркских народностей смежных территорий стали многочисленные, разноязыкие в прошлом племена и народы — от древних андроновских племен, саков, сарматов, исседонов, усуней, кангюев, гуннов, тюрков до более поздних тюргешей, карлуков, огузов, кимаков, кыпчаков, согдийцев, а также найманов, киреев, конгратов, джалаиров, дулатов и многих других, в том 475 числе позднесредневековых народов и этнополитических общностей — могулов, кочевых узбеков, ногайцев, татар, каракалпаков, башкир. Многие из этих народов упомянуты на страницах труда А. И. Левшина (см. также: История Казахской ССР. Т.1.,2).

Текст воспроизведен по изданию: Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких гор и степей. Алматы. Санат. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.