Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

А. И. ЛЕВШИН

ОПИСАНИЕ

КИРГИЗ-КАЗАЧЬИХ ИЛИ КИРГИЗ-КАЙСАЦКИХ ОРД И СТЕПЕЙ

ЦАРСТВО ИСКОПАЕМОЕ

Аммониты. Разных видов и иногда весьма большие.

Агат, зеленый и красный.

Амиант, или азбест.

Алебастр.

Белениты.

Брекчий.

Гранит. См. описание гор.

Грюнштейн.

Гипс: разных видов и цветов. Капитан Рычков пишет, что, идя на восток от Кара-Тургая, по земле малинового цвета, увидел он в стороне необычайное сияние, [90] происходившее как бы от груды драгоценных камней. Прискакав на место, нашел он куски прозрачного малинового и блестящего белого гипса.

Глина: белая, фарфоровая. Замечена в киргизской степи недалеко от Иртыша, близ Белокаменной станицы; также на реках Сырдарье и Кингир.

Гнейс.

Железный камень.

Земной мягкий камень.

Змеевик.

Звонкий камень.

Колчаданы.

Кварцовые породы разных цветов.

Кремнистые породы. Г. Шангин в описании своей экспедиции к реке Нуре говорит, что он был удивлен, встретив в гранитных горах, идущих от озера Иман к горе того же имени, параллельные гряды кремнистого сланца и кварца, кои пересекали гранит в направлении от севера к югу и изображали как бы остатки стен, от 2 до 6 сажен толщины.

Квасцовая руда замечена на реке Камышле в 8 или 9 часах езды от границы русской, в горах Алгин, в вершинах рек Тобола и Илека.

Мыльный камень.

Мрамор белый, блестящий, весьма хорошего качества. Капитан Рычков нашел оный близ реки Камышлы, на пути своем от Иргиза к Улу-Тургаю и далее к Караган-лы-Тургаю. Он уверяет, что мрамор сей ничем не хуже итальянского.

Мергель.

Малахит хорошего свойства был доставлен Палласу из окрестностей озера Копчи, лежащего недалеко от Ишима. Нет сомнения, что ископаемое сие находится во многих местах киргизских степей вместе с медными рудами, о коих будем говорить ниже.

Магнит.

Металлы

Горы, покрывающие степи киргизские, изобилуют разными металлами. Полудикие орды казачьи не могут их добывать, но они хранят сии сокровища подобно геродо-товым грифонам для потомства или для народов образованных, которые со временем не преминут разрыть подземные клады. Многие рудные места сей страны уже [91] известны, и некоторые из оных уже исследованы российскими горными офицерами, но нет сомнения, что большая часть еще остается в неизвестности. Означим здесь только те, о коих могли мы собрать достоверные сведения.

а. Следуя обыкновенному порядку, мы прежде всего упомянем о рудах золотых, хотя, впрочем, известия о существовании оных в стране, нами описываемой, еще требуют подтверждений: киргиз-казаки уверяют, что металл сей находится в горах Улу Баянулу, Карача и Алгин.Капитан Рычков пишет, что на реке Камышле, верстах в 50 от русской границы, попадались ему "куски кварца и ноздреватого камня с прожилками, делающими признаки золотой руды. По виду они были очень сходны с золотою рудою Березовского рудника близ Екатеринбурга". Он заметил также признаки золотой руды на реке Джизлы-Кингир, текущей из гор Улу.

b. Известия о серебрянных рудах не подлежат сомнениям. Если бы и не были достоверны показания киргиз-казаков, утверждающих будто серебро находится в помянутых горах Улу, Кукча, Баянулу, и Алгин и в продолжении гор Алтайских, то мы заменим их сведениями, из опыта почерпнутыми. Паллас (в пред. к тому III-му своего первого путешествия) говорит, что медные руды, попадающиеся на восточной стороне Урала в шиферных проселинах, всегда содержат в себе несколько серебра. Еще положительнее говорит г. Шангин о существовании серебряных руд близ озера Иман, при речке Кайрак, близ вершины реки Малой Нуры, и на берегу реки Кулай-Айгир-Бурлук, впадающей в Ишим. Железистая охра, найденная им в сем последнем месте, содержала в пуде полтора золотника серебра. Из прочих приисков,горными офицерами открытых и испытанных, замечательнейшие суть: прииск, названный Елисаветинским, и лежащий в 325 верстах от форпоста Семиарского и в 450 от Шулбинского (в прямом направлении) при верховьях речек Джамчи, текущих в озеро Балхаш. Руда, в нем найденная, доставляет из пуда от 1,5 до 30 золотников серебра. В 38 верстах к северо-западу от сего места, над истоками реки Нуры при горе Биш-Чоку открыт другой прииск, названный Марьинским, в коем из пуда руды выходило от 1 до 12 золотников серебра. Третий прииск, лежащий при реке Кайрак, текущей в Сарысу, в 40 верстах к западу от Марьинского, наименован Михайловским. Серебра содержит он в пуде от 1 до 2,5 золотников. [92] Четвертый, или Аннинский, прииск на северо-западном берегу озера Иманкуль, дает из пуда руды до 1,5 золотника серебра.

с. Свинцовые и медные руды. Описанные нами сейчас четыре прииска серебрянной руды составляют вместе богатые хранилища меди и свинца, а потому мы вторично обратимся к ним и, дав об них несколько подробнейшее понятие, означим количество свинца и меди, добытое из них при испытании.

Рудное местоположение Елисаветинского рудника составляет глинисто-порфировый и стланцовый пригорок, разделенный от северо-запада к юго-востоку кварцовою жилою, которая по всему протяжению своему обработана была древними народами. Места разработки ясно видны. Длина рудного наклонения около 250 сажен, толщина от 1 до 3 сажен. Руды оного суть: различные свинцовые сребросодержащие охры, роговая серебряная руда, серебряная чернь, белая свинцовая руда, медная лазурь и зелень, частию землистые, частию охрусталованные. Кроме серебра из пуда руды добыто свинца, от 3 до 12 фунтов, и меди, от 1 до 9 фунтов.

Прииск Марьинский состоит из глинисто-сланцового пригорка, окруженного гранитовыми и порфировыми горами.

Рудную матку составляет жила кварца, идущая от востока к западу полосою в 75 саженей толщины, и склоняющаяся от юга к северу около 60°. В жиле сей заключаются руды землистой и охрусталованной медной зелени и сини, свинцовых сребросодержащих охр и белая свинцовая руда. Прииск сей был также разработан древними народами. Взятые из него образцы содержали кроме серебра от 1 до 10 фунтов свинца и от 1 до 11 фунтов меди, в пуде. Глинисто-стланцовое возвышение, называемое прииском Михайловским, заключает в себе пространный пласт оруденелого тяжелого шпата, состоящего из медной зелени, медной сини и свинцовых сребросодержащих охр. И тут найдены древние разработки. Руды сего прииска из пуда доставляют от 0,5 до 9 фунтов свинца и меди.

Прииск Аннинский особенно замечателен по изобилию леса, около его находящегося, и был обработан древними народами по всем протяжениям. Насыпи, сими разработками произведенные, ныне покрыты густым лесом, и занимают около 1000 квадратных саженей. Руды состоят из [93] соединений железистых глин с белою свинцового рудою и сребросодержащими свинцовыми охрами, с медным колчеданом, стекловатою медною рудою, медною синью и зеленью. Штурфы оных содержали в одном пуде от 1 до 10 фунтов меди, кроме серебра. По приближенному исчислению, прииск сей должен заключать руды около 8000 кубических сажен, или до 3000000 пудов.

Г. Шангин нашел близ ручья Айкайрака, впадающего в Ишим, два пласта медной руды, из коих один длиною 110, шириною 8 сажен, другой длиною 160, шириною 7 сажен. Руда обоих содержала в пуде до 2 фунтов меди, куски же, проникнутые синью, быв отобраны, доставили из пуда 6 фунтов меди.

Тот же путешественник описывает древние копи медной руды в известковом возвышении, называемом Аулиа-таг (Святая гора). Здесь рудное положение простирается в длину до 120, в ширину от 6 до 15 сажен.

На реке Якши-Кун, в горах Тактурмас (близ Малой Нуры), в горах Курпе (близ той же речки), и в горе Бугулу, равным образом найдены г. Шангиным медные руды. На берегах рек Тургаев, на реке Кара-Кингир видел он руды свинцовые и медные.

Сопутствовавший ему майор Набоков 41 привез куски самородной меди с озера Зеренды.

Капитан Рычков пишет, что он видел признаки медной руды на реке Джизлы-Кингир. Река сия вытекает из гор Улу (тау), вообще богатых рудами всякого рода, и в коих, как уверяют киргизы, весьма много древних копей, искусно обработанных. Последнее обстоятельство не обращало бы на себя внимания, если бы в подкрепление оного мы не находили свидетельства достовернейшего в "Оренбургской топографии" Рычкова, которому один из первых заводчиков Оренбургской губернии объявлял, что многие найденные им в сем крае рудные копи древних народов, были произведены с большим искусством. Штольны в оных еще были невредимы, простояв несколько столетий.

Горные чиновники, занимавшиеся обозрением Индерских гор, нашли там медные руды в разных видах.

Барон Мейендорф находил разные признаки медной руды на Илеке и на Бердянке. Сей последний рудник, кажется, был описан Палласом. Он называет его Сайгачьим, и пишет, что в нем была найдена хорошо сохранившаяся, пространная и во многих местах разработанная древняя штольня, при очищении которой отысканы [94] лепешки сплавленной меди, плавильные горшки из белой глины и кости засыпанных землею работников. Тут же нашли множество кусков окаменелого дерева, но не заметили нигде признака плавильных печей. (См. "Путешествие" ч. 1. С. 370). Такого же рода старые копи медной руды, по словам Палласа, существуют в продолжениях Алтайских гор против Семипалатинской крепости. Несколько кусков медной руды были доставлены сему ученому из хребта Ябик-Карагая.

В 1793 году киргизы привезли в Оренбург медную руду в кварце и свинцовый блеск из гор Мугоджарских.

Полковник Бентам нашел медные и железные руды в горах Бехлы.

Те же самые произведения природы находятся в весьма многих, здесь не показаных местах.

Отрасль гор Улу, названная Свинцового, заслуживает сие название по всей справедливости. В ней на правом берегу реки Каратургая, в 1814 году (Рукописный журнал г. Генса) исследованы две жилы, из коих добыто и привезено в Троицк 6086 пудов руды. В сем числе были куски чистого свинцового блеска, каждый пудов по 15. Все количество, переплавленное на Миясском заводе, произвело чистого свинцу 2500 пудов.

В нескольких местах от сего рудника лежит так называемая Медная гора, состоящая из глины, порфира и медной зелени, иногда проникнутой самородной медью. В ней найдены древние копи. 107 пудов и 13 фунтов руды, из нее взятой, доставили чистой меди 7 пудов 35 фунтов.

d) Железные руды найдены в многих местах, как-то: между Иргизом и Тургаем, в отрасли гор, называемых Буглы, в некоторых ветвях продолжения гор Уральских, в горе Каратаг и проч. Значительнейший железный прииск лежит в горе Салпык, на реке Чирик-Бурлук, впадающей в реку Кулай-Айгыр-Бурлук, которая течет в Ишим. Г. Шангин, осмотрев сие место, заметил, что оно заключает в себе "один из богатейших железных рудников, какие только известны в России".

Нефть находят близ Каспийского моря и около вершины реки Сагиз.

Орлец.

Охры разных цветов.

Окаменелости черепокожных и других животных.

Порфир, из скал коего состоят многие горы.

Перелифть. [95]

Роговиковые породы.

Роговой серовато-зеленый камень, составляющий главную породу гор Якши-Янгис.

Серпентин.

Селенитовые разные породы.

Сердолики.

Слюда, которая часто попадается на поверхности земли в виде дощечек.

Смола горная.

Слоновые, или говоря точнее, мамонтовые кости, вымываемые иногда водою по берегам Иртыша и Ишима.

Стланец.

Соль. Ископаемое сие в киргизских степях является на поверхности земли и в недрах оной в необыкновенном множестве. Паллас говорит (Т. 1. С. 392), что нет в свете страны, столь изобильной солью, как полуденная часть России (европейской и азиатской) и Великая Татария.

Мы уже говорили о соляных озерах и солончаках киргиз-казачьей степи, здесь обратим внимание только на те виды, в которых является киргизская соль по добытии оной из разных источников. Она бывает белая, красная, или малиновая, черная и зеленая; но вообще говоря, она не так вкусна как соль, в России добываемая, ибо содержит более земляных частиц. Примечание сие не относится к горной соли, находящейся около Илецкой защиты (На реке Илек, верстах в 70 от Оренбурга), которую мы также относим к произведениям степей киргиз-казачьих. Пласт ее, простирающийся от севера к югу на 600 сажен, и от востока к западу на 500, есть истинное сокровище. В 1821 году он был разработан в глубину на 13 сажен, и соль не изменилась нигде в своем качестве. Оной добывалось тогда ежегодно около 2000000 пудов; но количество сие в случае нужды можно было бы удвоить и утроить, не опасаясь истощения. Некто, живя в Илецкой защите, в часы досуга, вычислил, что, если бы из вышеупомянутого пласта ежегодно выламывать по 4000000 пудов соли, то и тогда оный был бы достаточен на 14 тысяч лет. Не отвечаем за верность сего вычисления. Илецкую соль ломают большими кусками, или штуками, подобно камням. Будучи смешана с земляными частицами, она обыкновенно имеет цвет темный, но в ней попадаются куски совершенно прозрачные, называемые сердцевиною, или сердцем. Из них выделывают разного рода вещи, как [96] то подсвечники, чашки, и даже вазы. Такого же рода изделия находятся в Величке, но судя по тому, что мы могли узнать будучи в Величковских ломнях, должно заключать, что куски сердцевины в Илецкой Защите попадаются гораздо крупнее. Если они хорошо обработаны и вычищены, то вещи, из них выделанные, трудно отличить простым . глазом от хрусталя. В сухом месте они безвредно сохраняют вид сей в продолжение многих лет.

Г. Пандер, говоря об озерах степей киргиз-казачьих, замечает, что соль, из них добываемая, дает большое количество серной и селитреной кислоты.

Селитра самородная, попадается большею частию на тех местах, которые были некогда обитаемы.

Сера, наиболее — около Сырдарьи.

Тальк.

Топаз прозрачный, желтоватый. Замечен капитаном Рычковым на берегу реки Камышаклы.

Уголь каменный. Паллас полагал, что оный должен находиться в горах, около Индерского озера лежащих, и предположение сие оправдано позднейшими открытиями горных чиновников, кои действительно нашли тут уголь различных видов. Гавердовский говорит, что признаки каменного угля замечаются в разных отраслях гор, составляющих продолжение Уральского хребта. Барон Мейендорф нашел уголь очень хорошего свойства близ Илека, не далее 30 верст от Урала. Киргизы уверяют, что ископаемое сие находится в горах Алгинских, в возвышениях Корсакбаш, Калмас, Бараны и во многих других местах.

Фельдшпат.

Халцедоны.

Горный хрусталь.

Цеолит.

Шиферные породы разных видов. Шпат.

Яшма разных цветов и видов, из коих некоторые весьма красивы и могут служить для выделки всякого рода вещей. Есть яшма красноватая, белая, зеленая и проч. Паллас особенно выхваляет яшму, им найденную около Орской крепости на киргизских могилах. Блестящие цвета сей яшмы приписывает он всегдашнему действию солнечных лучей, от коих она ничем не закрыта. Иногда попадаются плиты яшмы, с разными изображениями, в которых природа как бы хотела подражать искусству. [97]

Глава СЕДЬМАЯ.

О ГЛАВНЕЙШИХ ПУТЯХ, ПРОХОДЯЩИХ ЧРЕЗ СТЕПИ КИРГИЗ-КАЗАЧЬИ

Страна, нами описываемая, лежит между Россиею и несколькими торговыми государствами Средней Азии, а потому, хотя жители ее не имеют нужды в дорогах для взаимного сообщения, но посредничество, которое они принимают в сношениях своих северных соседей с южными, установило некоторые караванные пути, постоянные в главных направлениях своих, невзирая на изменения некоторых частей, зависящие от количества людей и верблюдов, от погоды, времени года и частных видов вожатых. Мы почитаем полезным означить главнейшие из сих путей. Начнем с запада.

1. Из Сарайчиковской крепости в Хиву, чрез перешеек, отделяющий море Аральское от Каспийского, есть несколько путей. Замечательнейший из них есть так называемая древняя Ногайская дорога. Она идет чрез следующие места: чрез солончак Тентяксор и урочище Беляули, к реке Сагыз, чрез который переправляются близ развалин древнего укрепления, называемого Узюн-там. От Сагыза — чрез горы Кайнарские к реке Эмбе, чрез которую переправляются близ древнего кладбища Бакашаулия. От Эмбы — к источникам пресной воды, называемым Учукан, близ коих также лежат развалины.

От Учукан, или Учкан, мимо горы Джизлы, оставив оную слева, поднимаются на плоскую возвышенность Устюрт, о коей говорено выше.

По Устюрту дорога сия идет чрез пески Шам, или Сам, миновав которые до спуска Устюрта или до урочища Айбогур, проходит она чрез колодцы Айдобул, Актюбя и Куркурук.

От Эмбы ходят чрез Устюрт еще другою дорогою, а именно между гор Джилды, мимо ключа Тасас, чрез урочище Коптам, колодцы Кусье и Чурук, чрез развалины Биляулитам, колодец Кусбулак, урочище Ичекакарган. Спустившись с Устюрта, все караваны идут к развалинам древнего Ургенджи, а из оного — в Хиву, коей таким образом достигают в 25 или 26 дней.

Развалины строений, остатки укреплений и прочно устроенные колодцы показывают, что два пути сии проложены народами, жившими здесь прежде киргиз-казаков. [98]

Некоторые из сих последних приписывают вышеописанные устроения потомкам Чингисхана, и мнение сие кажется весьма вероятным. Можно думать, что первый из сих путей есть часть дороги, описанной Франциском Пеголетти в 1335 году 42.

Третья дорога, ведущая из Сарайчиковской крепости 43 в Хиву, отделяется от первой близ Кайнарских гор и идет на восток чрез колодец Сарыгаска, урочище Биркунды, ручей Ак-Коудран. На Устюрт поднимается она между оврагами Арсай и Корсай, потом достигает Аральского моря и продолжается берегом оного мимо заливов Дуананы-Кулама и Улу-Кулмагир, чрез развалины Давлет-Гирей до города Конрада, лежащего при Амударье.

Дорога сия длиннее первой, но удобнее. Между Са-райчиковскою крепостию и Оренбургом нет на реке Урале точки, с которой бы отправлялись в Азию купеческие караваны, кроме необыкновенных случаев.

2. Из Оренбурга в Бухару есть несколько путей. Замечательнейший из них тот, которым следовала миссия российская в 1820 году. Барон Мейендорф описал его следующим образом.

Число, Становища Что на оных найдено Версты и
месяц сажени
Октября
10 Ручей: Бердянка Вода и травы 20—251
12 Битлису Мало воды 25—469
13 Бурте Вода 33—280
14 Узун-Бурте Вода, трава и хворост 26—120
16 Кара-Бутак Лес, кустарники, вода и
трава 35—302
17 Река Илек То же 27—434
19 Река Илек 31—60
20 Ручей: Тамды-Яман (Тамбутан, по мнению Эверсмана) 27—380
21 Суюксу Кустарники, камыш, во-
да и трава 29—470
23 Талахбег Кустарники, вода и тра-
ва 35—37
24 Гора Босага Безводное место, мало 31—386
кустарников, мало травы
25 Река Кублейли-Темир (Яман-Темир, по мнению Эверсмана) Кустарники, мало травы,
вода солодковатая 28—89

[99]

Число, месяц Становища Что на оных найдено Версты, сажени
27 Река Тираклу Хорошая вода, мало травы, мало кустарников 31—219
28 Ручей Кара-Акэнти Худая вода, мало травы, мало кустарников 34—110
30 Тубан Вода, кустарники, трава 27—123
31 Ноября Каунджур То же 22—101
1 То же То же 29—210
2 Озеро Ходжа Вода, камыш, трава 44—454
4 Колодезь: Куль-Кудук Вода, камыш, трава, кустарники 29—329
6 Аджи-Кудук Вода, камыш, трава, мало кустарников 24—383
7 Чубур-тепе Вода солодковатая и то же 29-35
8 Источник Октани (Челек, по мнению Эверсмана) Кустарники, трава, худая вода 26—432
9 Источник Сары-Булак Кустарников мало, трава, худая вода 39—292
11 Гора Дерман-Баши Кустарники, трава, безводие 30—161
12 Колодезь Ураган Кустарники, худая трава, худая вода 20—407
13 Кулли Кустарники, худая трава, соленая вода 30—268
14 Холм Сапак Кустарники, недостаток травы, безводие 26—162
15 Бухта Камешлу Рассеянные кустарники, хорошая вода, мало травы 25—219
18 Ялтер-Куль Мало кустарников, хорошая вода, хорошая трава 27—19
19 Река Сыр Камыш и то же 26—12
22 Малое озерко без названия Кустарники, трава, вода 9—378
23 Место без названия Кустарники, нет травы,  безводие 24—79
24 Река Кувань Кустарники рассеянные,  тростник, хорошая вода 29—329
25 То же Кустарники, то же 19—304
27 То же Мало кустарников, то же 16—249
28 То же Кустарники, то же 28—14
30 Место без имени Кустарники, мало травы, безводие 30—40
1 Декабря Джаныдарья (По мнению г. Сенковского, согласно киргизскому произношению, то же, что Яны, или Янгидарья, или новая река 44) Кустарники, худая вода, мало травы 33—449
3 У песков Кызылкум Кустарники, безводие, мало травы 35—109

[100]

Число, месяц Становища Что на оных найдено Версты, сажени.
4 Пески Кызылкум То же 42—162
5 То же То же 44—69
6 Близ песков Кызылкум То же 46—5
7 Колодезь Юз-Кудук Хорошая вода, мало кус-
тарников, мало травы 43—311
9 Место без имени Безводие, то же 43—300
10 Близ песков Баткак Безводие, кустарники,
мало травы 43—182
11 Гора Сусыз-Кара То же 38—442
12 Источники Кара-Агач (Кара-ата, по мнению Эверсмана) Мало кустарников, соле-
ная вода, нет травы 40—58
13 Источник Агатма То же 38—275
15 Колодезь Одун-Кудук Хорошая вода, мало кус-
тарников, нет травы 38—386
16 Деревня Кагатан 17—566
17 Город Вафкенд (Вапкан) 17—289
19 Деревня Базарчи Земли обработанные 23—169
20 Бухара 2—00
Верст 1596—86

3. В Хиву ездят из Оренбурга двояким образом: а) или по Бухарской дороге, поворачивая с оной направо близ северо-восточного залива Аральского моря, называемого Сары-Чаганак, и от оного, придерживаясь берега морского, в прямом направлении к югу. Переправясь чрез русло Яныдарьи близ колодца Кумбитти, идут на город Новый Ургендж, лежащий близ Хивы; b) или по западной стороне Аральского моря. Сей последний путь проходит чрез Илецкую защиту, чрез реки Илек, Хобду, Уил, Эмбу. От Эмбы одни направляются к древней Ногайской дороге (см. выше) и по оной достигают до развалин Старого Ургенджа, другие выходят на Устюрт близ оврагов Курсай и идут на юго-восток, постепенно приближаясь к морю Аральскому,потом следуют самим морским берегом чрез развалины Девлет-Гирей и Карагумбет, залив Сарамасат и урочище Кускаджул. Спускаясь тут с Устюрта, идут на юговосток в город Кызыл-Ходжа, лежащий на левом берегу Амударьи в Хивинских владениях.

4. Орская крепость есть ближайшая точка русской границы к Бухаре. Из нее идут в сию столицу несколько путей, которые около Сырдарьи сходятся один с другим, [101] равно как и с некоторыми дорогами, идущими из Оренбурга в Бухарию, что можно видеть на карте, к сему сочинению приложенной.Барон Мейендорф, возвращавшийся в 1821 году из Бухарин в Россию чрез Орскую крепость, полагал в своем рукописном журнале, что сия точка границы нашей отстоит от Бухары в 1250 или 1300 верстах.

5. От Троицка до Бухары мы не имеем подробного маршрута, но знаем, что главная дорога, в сем направлении идущая, проходит чрез реки Аят, Тобол, Тургай,мимо озер Аксакалбарби, остающихся справа, чрез перевоз (на Сырдарье), именуемый Чиркайлы, чрез пять рукавов Кувандарьи, называемых Биш-Узек, чрез русло Яныдарьи,между горою Ак-Кыр и развалинами Ковенкала, и мимо гор Балобан и Учтюбе. В Кызылкуме дорога сия соединяется с Оренбургскою. Впрочем, этот путь из Троицка в Бухарию не единственный.

6. Дорога из Петропавловской крепости, идущая в Бухару и называемая новою (Янгиюл), направляется чрез реку Ишим, чрез вершины Сары-Кынгыря, у подошвы гор Улу, чрез Кара-Кынгырь, чрез речки Беланте и Беляули, гору Сандук-Нура, пески Арш-Кудук, чрез Сырдарью при урочище Акмечеть, пески Кызылкум, Баткаккум.

7. Из Семиарского форпоста до Ташкенда г. г. Поспелов и Бурнашев в 1800 году шли следующим путем: чрез горы Ку-Казлык, находящиеся от Иртыша в 170 верстах,чрез горы Каркаралы, до которых от Ку-Казлыка верст 80, чрез реку Нуру, лежащую в 160 верстах от гор Каркаралы, чрез реку Сарасу и горы Кок-Томбак, отстоящие от Нуры в 460, а от Иртыша в 770 верстах. За сими горами следует бесплодная степь Битпак, простирающаяся до реки Цуя на 180 верст. Чрез Цуй путешественники переправились на связках камыша и пройдя еще верст 50 по безводной песчаной степи, достигли озер Каракуль, за коими уже начинается Ташкентское владение. (См. Сибирский вестник 1818 года).

8. Путь сей представляет великие неудобства. Гораздо выгоднее, по словам г. Поспелова, ехать в Ташкент с большими тяжестями из Ямышевской крепости, и в следующем направлении: от границы на юг к реке Тундук,потом вверх по сей реке до урочища Биштерек, от коего следует идти к горе Ку-Казлык, изобильной хорошею водою и травами; от Ку-Казлыка — до горы Бергутли,а от сей последней — к горам Кен-Козлан и Каркаралы, [102] где нет недостатка в корме для скота, и где есть воды и леса. По выгодам сего места можно на оном несколько дней отдохнуть. Далее до реки Нуры можно ехать без затруднения в повозках. Окрестности Нуры изобильны всем, что нужно для караванов. От реки сей — до реки Сарасу, хотя места не безводные, однако же чрез оные удобно проходить только малым караванам, а большие должны разделяться на части, равно как и в дальнейшем следовании от Сарысу до гор Актаг, где можно соединиться, не боясь разного рода недостатков. От гор Ак идут две дороги: одна — чрез урочище Тюсбулак, другая — чрез урочище Уванас, отстоящее от первого верстах в 50. Обе проходят чрез Цуй, но по направлению первой дороги от сей реки до озера Кара лежат безводные и песчаные места. Вторым путем можно миновать пески, но следуя прямо, должно проходить чрез затруднительные каменистые ущелья гор Кара. Во избежание сего последнего неудобства можно, пройдя пески, поворотить со второй дороги на первую, и уже чрез озера Кара идти к горам Кара, кои в сем направлении перейти весьма удобно как на верблюдах, так и с повозками.

9. Толмач Сибирского корпуса г. Назаров ехал в Ташкент в 1813 году чрез следующие места.

Он отправился из Петропавловской крепости по дороге, называемой дорогою Аблай-хана, чрез лес Коро-тумар, чрез Куктирек на Сарагач и речку Чаглинку. С Чаглинки караван пошел на урочище Чубарайгыр, где растет строевой лес и хорошая трава, потом чрез Ма-шак-Камыш и Тетенбет-Карасу, в котором высокие хребты гор Кочка пересекают дорогу, далее, чрез речку Янысу, урочище Турайгыр, Яланды, Домбралы, Кучаку, чрез реку Ишим, при урочище Хотайберген. Здесь караван, в коем находился г. Назаров, скрываясь от разбойников, намеревавшихся напасть на оный, оставил дорогу, по которой шел в Ташкент, и принужден был делать разные боковые движения. Получив же военное прикрытие с границы сибирской, он отправился далее чрез реку Якши-Кун мимо гор Ок и Урта, чрез реку Сарысу и песчаные холмы Джиты-Конгур, коими шел 7 дней, нуждаясь в воде. На 8 день, пройдя мимо соляного озера Кукчатуз, путешественники въехали в безводную пустыню, где находится древняя могила, называемая Уванас, а за нею на один день пути река Цуй, [103] или Чуй, от которой по пескам дошли до Сузака — пограничного города Туркестанского владения.

10. Г. Путимцов 45, отправляясь из Бухтарминской крепости в 1811 году, достигнул пограничного китайского города Чугучака, а из оного — города Гульджи (Или, то же) следующим путем.

Число, месяц Становище Чем оно замечательно
5 Июня С левого берега Иртыша от устья Нарыма достигнул на ночлег до речки Кур-Карагай Сосны, тополи, березы, вода летом пересыхает
6 Речка Каинда Строевой лес
7 Имя неизвестно Безводное место
8 В степи, за рекою Букан То же
9 В 7 верстах за уроч. Юзагач То же
10 Река Базар
11 Карабуга По берегам ивы
12 При подошве гор Безводное, безлесное место
13 Близ ключа
14 Исток реки Карабуга Воды много, земля мягкая
15
16 Отдых на том же месте
17
18 За хребтом Тарбагатая, у ручья
19 кочевье киргиз-казачьего султана Камбара Здесь караван пробыл до 3 июля
3 Июля При ключе Талдыашу  Тополи и кустарник
4 Отдых
5 Ключ В горах
6 Простояли там же
7 Ручей Учкатты
11 Ялгыз-Агач. Остановка
15 Караул китайский Выйтандзи
16 Город Чугучак

Назад возвращался г. Путимцев чрез форпост Бурга-сутай, урочище Карачилик и устье реки Курчум. Сию вторую дорогу почитает он удобнее первой для караванов, отправляющихся с Сибирской линии в Чугучак, несмотря на то, что она гораздо длиннее и заключает в себя от Бухтармы до Чугучака 595 верст, тогда, как первая имеет не более 446 верст.

11. Маршрут подпоручика Телятникова 46 от форпоста Коряковского до Туркестана.[104]

дни
От Корякова до реки Чидерты 4
От реки Чидерты по реке Уленты до гор Ирменя, или Иремей, где начинаются вершины Ишима 3
От Ирменя до Нуры 1
Подле Нуры, чрез Малую Нуру и по левому ее берегу 2
От Нуры до реки Сарысу (Сарысу и Сарасу есть одна и та же река. Первое название правильнее) 2
По Сарысу 5
От Сарысу до реки Чуя 6
Обе реки сии, по словам Телятникова, впадают в два озера, близкие одно от другого, вода в них горькая.  

 

От реки Чуя до гор Кара 1
Горами Кара 3
От гор Кара до Туркестана 3
Полагая по 40 верст езды на день, всего 1160 верст  

 

Всего 29

12. Г. Зибберштейн 47 в 1825 году прошел чрез восточную часть киргизских земель до города Турпана 48. В полученном нами списке его путевого журнала мы не нашли означения мест, по которым он шел от границы русской до реки Каратал, впадающей в озеро Балхаш, впрочем, путь сей очень известен всем бухтар-минским и семипалатинским жителям. По уверению г. Зибберштейна, все караваны, с Сибирской линии отправляющиеся в города так называемой Малой Бухарин и даже в Кокант, должны непременно идти на реку Каратал. Отсюда одна дорога ведет чрез реку Куксу до города Кульджи, другая чрез горы Якшы-Алтынемель направляется к реке Или. После переправы чрез оную поворачивает направо, вниз по течению реки, и проходя по правую сторону гор Кунгай Алатау, по рекам Чую и Дорси устремляется в Кокант. Путем сим из Семипалатинска до Коканта можно достигнуть в 52 дня, а потому г. Зибберштейн и признает его кратчайшим. От Каратала до озера Иссык или впадающей в него реки Тюп, чрез реки Куксу, Ихлас и Башташак, чрез горы [105] Сюгаты, чрез ущелье Турайгир, китайский караул Мерке, считает упоминаемый нами путешественник 480 верст. От реки Тюп или озера Иссык идет одна дорога в Кашкар, другая в Турпан. Первая из них, составляющая 12 дней караванного хода, или 4 дня конной езды, проходит чрез горы Заукедуан, Джатымасу, Чакыр-Ку-рум, долину Аксай, гору Терекдуан и китайский караул Сасык. Вторая дорога от озера Иссык направляется чрез горы Заукедуан, Акбель, Бедальдуан, чрез китайские караулы Джийде и Шате в Турпан. Сею последнею дорогою, протяжение которой составляет около 200 верст или 7 дней караванного хода, следовал сам г. Зибберштейн до того места, с которого мог осмотреть город Турпан. Известие сие несогласно с китайскими картами, но нет ли двух Турпанов?

Для всех вообще путешествий по степям киргиз-казачьим лучшее время года, как уверяют опытные вожаки, есть весна и особенно май месяц, когда травы свежи и изобильны, воды еще не пересохли, и жары не сильны

Глава ВОСЬМАЯ.

РАЗВАЛИНЫ

В степях киргиз-казачьих встречается столько развалин древних зданий, что мы не можем умолчать об оных в нашем описании.

Трудно и даже едва ли возможно определить, какой народ строил сии здания, ибо они разных родов. Одни, сохранив признаки капищ, ламайскому служению посвященных 49, очевидно, принадлежат мунгалам или зюн-гарам, другие похожи на магометанские мечети, третьи суть остатки обыкновенных азиятских жилищ и, наконец, четвертые достигли такой степени разрушения, что не могут подать повода ни к каким заключениям. Материалы, из коих строились сии здания, также неодинаковы; от некоторых остались большие камни, от других кирпичи, третьи были глиняные. Нынешние киргиз-казаки вообще не говорят о них ничего правдоподобного, кроме того, что они не принадлежат их предкам, но должны быть приписаны народам, занимавшим сию страну прежде них. [106] Только немногие из развалин, равно как все вообще древние могилы, называют они ногайскими (Киргиз-казаки иначе не называют татар, в России живущих, как ногаями. Слово "татары", совсем у них неупотребительно и принадлежит, по их мнению, какому-то подлому народу, проклятому одним магометанским пророком. Бухарцы и хивинцы то же думают, и так же называют татар российских ногаями 50).

Итак, не входя ни в какие разделения означенных остатков древности, упомянем об известнейших из оных. Описание наше будет более географическое, нежели историческое, по сей причине мы и решились включить оное в сию (географическую) часть нашего сочинения, хотя, по-видимому, оно бы и не должно в ней иметь места.

Главнейшие между развалинами степей киргиз-казачьих как по обширности, так и по ясности признаков суть развалины Аблайкитские 51, лежащие на левой стороне Иртыша, верстах в 70 от Усть-Каменогорской крепости в долине, пересекаемой речкою, которая получила от них свое название. Место, их заключающее и обнесенное ка-менною стеною, имеет около версты в длину и полверсты в ширину. Внутри ограды были два здания: одно служило ламайским капищем, и в начале прошедшего столетия еще видны в нем были статуи, живописные изображения бур-ханов 52, и многие письмена, из коих некоторые листы в 1720 году были оставлены императору Петру Великому, а им посланы в Парижскую академию надписей изящных искусств 53. Подробные описания сих развалин можно читать в сочинении Миллера 54 De scriptis Tanguticus in Siberia repertis, в путешествии по Сибири Палласа; в "Записках" помянутой Академии, и, наконец, в "Сибирском вестнике" 1818 года, в статье "О древних развалинах в Сибири" 55.

Развалины Семи палат, сообщившие название Семи-палатной крепости, равным образом заслуживают особенного внимания. Они также описаны Миллером, Палласом и в "Сибирском Вестнике" 56

В горах Кен-Козлан, на реке Кызылсу, впадающей в Талду, на прелестном местоположении стоит строение двухэтажное (Здание сие описано подробнее г. Броневским 57. См.: Отеч. Записки. 1830) каменное, крестообразное, сложенное из дикого камня на извести; потолки в нем обрушились, но приметно, что они были покрыты красной краскою, а стены штукатурены. На верхнем этаже вокруг всего [107] строения была галерея и фронтон, поддерживаемый четырьмя деревянными колоннами, выкрашенными мастикою, предохранявшею их от гнилости. Около сего здания были и другие, но развалились до основания, стены поросли деревьями шиповника и таволги нарочитой величины 58. При самом Каркалинском приказе, в тесном ущелий, где протекает река Джирымсу, воздвигнута стена, преграждающая проход на обширную долину, окружаемою очень высокими горами, по гребням коих проведена стена из дикого плитного камня, в иных местах в 7, а в других в 5 аршин вышиною, и в 3 аршина толщиною 59.

Остатки каменной мечети, находящейся в 95 верстах от Троицкой крепости за рекою Тогузак, известны из путешествия Палласа 60. Недалеко от сих развалин есть и другие, но не замечательные.

На берегу реки Аягуз, впадающей в озеро Балхаш, стоит остроконечное здание, весьма тщательно построенное из каменных гладких плит. В нем три каменные статуи, из коих две, по словам киргиз-казаков, изображают прославляемых в сказках любовников Баян-хана и Куз-Кур-пяч, и третья — их служанку. Верующие в подлинность их изображений приносят им жертвы 61.

На берегу Кара-Кингиря есть развалины палат и мечети, называемые Джан-Ана. Говорят, что тут был дворец одного из потомков Чингисовых 62.

Белян-Ана — развалины города. Они лежат при реке Сарасу на один день езды от озера Телекуль, в которое она впала. Длина сих развалин верст 6, ширина около одной версты 63.

На левой стороне Нуры, впадающей в озеро Кургал-джин, в 27 верстах от ее устья, был некогда город по имени Тотагай, или Ботагай, коего многие остатки доныне существуют. Г. Шангин видел их и описал (См.: Сибир. вестник. 1820 год.). Они простираются верст на десять. Одно из развалившихся зданий, по мнению сего путешественника, служило храмом, было построено из кирпича, имело внутри столпы и стены отштукатуренные. Близ сего храма стоял другой, подобный ему, а из развалин, несколько далее находящихся, некоторые имели до 300 сажен в длину 64.

Окрестности реки Нуры вообще богаты подобными остатками древности. На правом берегу ее, в 55 верстах от озера Кургалджина, еще видны значительные развалины, также описанные г. Шангиным (см. тот же вестник 1818 [108] года), равно как и два укрепления, у горы Карт лежащие, и разрушенная башня в верховьях Нуры, близ древней копи медной руды 65.

Тем же путешественником осмотрены два здания, лежащие на реке Якши-Кун — одно от другого в 30 верстах. Одно из них кирпичное, другое каменное, оба с куполами и двумя отверстиями, одно — на юг, другое — на север. Киргизы приписывают построение сих зданий калмыкам или монголам и почитая оные святыми, совершают в них молитвы и жертвоприношения 66.

Весьма любопытны остатки древних полевых укреплений, лежащие близ речки Ак-Койрак. Их всего шесть. Г. Шангин говорит, что четыре находятся одно от другого сажен в 100, пятое против средины их близ речки, а шестое в 2,5 верстах от одного из крайних укреплений. Все они имеют вид эллипсов, но не сомкнутых: с восточной стороны бока отделяются один от другого пространством сажен в 60, а с западной в 25 сажен. Сии пространства были защищены четвероугольными башнями 67.

Полуостров озера Якши-Янгиз укреплен валом простым, но правильно устроенным, и большею частию из порфировых четвероугольных камней 68.

На берегах Тургая есть несколько древних могил со строениями каменными и кирпичными. Одна из них особенно замечательна величиною. Она состоит из насыпи, более 15 сажен вышиною и до 135 сажен в окружности. Киргизы почитают ее святою и сказывали капитану Рыч-кову, видевшему ее в 1771 году, будто она скрывает в себе прах одного богатыря необыкновенного роста.

Несколько далее видно было (на Тургае же) четверо-угольное городище с развалившимися валами, воротами и зданием, коего стены имели до 9 сажен высоты. Кругом его могилы 69.

На урочище Байтак, при реке Большой Хобде, по уверениям киргизов, был некогда город. Ныне тут видны развалины зданий, полуизглаженные каналы и признаки пашен. В 1750 году строения еще не все были разрушены: подпоручик Ригильман видел их и некоторые из них срисовал. Киргизы весьма уважают сие место и за счастие почитают быть здесь погребенными 70.

Такой же город был на реке Уиле, при урочище Мавли-Берди (или Мавлюм-Берди). Рычков, в своей "Оренбургской топографии" пишет, что в половине [109] прошедшего столетия на сем месте еще были видны от 30 до 40 кирпичных зданий, каналы для пашен и огороды 71.

По древней, так называемой Ногайской дороге, ведущей из Сарайчиковской крепости к остаткам древнего Ургенджа, есть много развалин, а именно:

a. Узунтам. На левой стороне реки Сагыз, чрез которую в сем же месте был построен каменный мост или плотина. Оставшиеся от нее плиты тесаного камня еще видны. Говорят, что она была сделана по повелению одного из сыновей Чингисхана 72.

b. Бокашаулия на Эмбе 73.

c. При колодце Учукан 74.

d. На Чинке (крае Устюрта), по словам киргизов были три крепости 75.

e. Куптам, где находятся два колодца, обложенные кирпичом, и около их до 30 разрушившихся каменных зданий 76.

f. Беляулиатай, посреди Устюрта. На сем месте, по словам киргизов, один из их святых построил мечеть и медрессе (училище). Строения сии еще не совсем развалились доныне. Они были сделаны из каменных плит с кирпичными сводами. При них находится колодезь, глубиною сажен в 30. Стена, окружавшая сии строения,составляла род замка и имела четверо ворот, покрытых сводами. Урочище сие составляет довольно приметное возвышение 77.

Не в дальнем от оного расстоянии, при урочище Ту-рук, или Чурук, находятся развалины строений и могилы. В строениях видны каменья столь необыкновенной величины, что трудно объяснить, каким образом взнесены оные были на свои места. Тут же бьет источник, или ключ, хорошей воды, целительной силе которого киргизы удивляются 78.

Кроме вышеописанных развалин Узунтам на реке Сагыз, равно как на Эмбе, есть еще остатки древних поселений и каналов, коими в оные доставлялась вода.

Развалины Девлет-Гирей лежат на западном берегу Аральского моря против залива Улу-Кулмагир. Киргизы говорят, что тут прежде был город, куда съезжались купцы для торга. Другие уверяют, что на Аральском море торговля производилась в городе Кусайтайна, где именно лежал сей город, неизвестно 79. [110]

На Илеке, близ озер Барби, недалеко от Тобола, и в разных других местах степей киргизских есть еще многие развалины 80. Не имея возможности описать их все, мы заключим сию статью известиями об остатках древности, доныне существующих на берегах рек Сыра, Кувана, бывшей Яныдарьи и на островах, ими образуемых.

Число и вид развалин, сохранившихся на реке Сыр, показывают, что берега ее некогда были весьма населены, и что около ее верховья жили люди, образованием и деятельностью далеко превосходившие тот народ, который ныне занимает их место. Мы разумеем здесь остатки зданий, видимых около Коканта. Судя по словам азият-цев, оные должны принадлежать грекам, или бактриянам и согдиянам. Прочие развалины напоминают владычество Чингисидов и разноплеменных народов, составлявших страшные их ополчения.

Известнейшие из них суть остатки города Джаныкента, имеющие несколько верст в окружности и лежащие на час езды от левого берега Сыра и на день от устья сей реки. Когда и кем был построен Джаныкент, или Янгикент (новое укрепление), неизвестно, но знаменитый арабский географ Абульфеда, живший, как известно в XIV столетии, упоминает о нем под именем Янгикент. В прошедшем столетии он принадлежал каракалпакам. Поручик Глады-шев, посланный в 1742 году к народу сему российским правительством, пишет, что он нашел Джаныкент в развалинах, но что в нем еще существовали каменные башни с оградами, и что хан каракалпакский жил здесь. По рассеянии каракалпаков места сии заняты киргиз-казаками, которые говорят, будто первобытные жители Джаныкента выгнаны из него были змеями 81.

Джитыкала (семь городов) лежат на правом берегу реки Кувана и составляют несмотря на название свое, одно поселение или один город, который в прошедшем столетии также принадлежал каракалпакам. Тут нет ныне строений, но еще видны рвы, служившие укреплением, ворота, каналы и проч. 82.

Джингиткала суть развалины замка, коего стены имели до 5 сажен высоты и в конце прошедшего столетия еще были целы вместе с башнями. Место сие находится между Сыром и Куваном на горе Джингит 83.

Кумкала, Ковенкала, Кулчуктам, Сарлытам и Куюк-там лежат на высохшем ложе Яныдарьи или близ оного, [111] Бузун-Гисар — на Кувандарье, недалеко от разделения ее на протоки, называемые Биш-Узяк 84.

Мы не говорим о развалинах Отрара, знаменитого смертию Тамерлана, и других городов, выше лежащих на Сыре, ибо места сии не принадлежат киргиз-казакам; заметим только вообще, что берега Сырдарьи были некогда весьма населены (Один бухарец, часто посещавший Оренбург и слывший человеком ученым, рассказывал нам, будто бы в древние времена берега Сыра и Аральского моря были столь населены, "что кошка могла прийти из Туркестана в Хиву, перебегая с одной крыши на другую". Но какой народ обитал в сих местах, того он не знал) 85.


Комментарии

41 Федор Карпович Набоков (1768 — 1831). Казачий офицер, служивший в Сибирском ведомстве казахов Среднего жуза в Омске. В апреле 1816 г. по указанию командира Сибирского корпуса Г. И. Глазенапа был назначен начальником поисковой экспедиции в казахскую степь для выявления заброшенных рудников и месторождений полезных ископаемых. Результаты этой поездки подробно отражены в "Дневном журнале майора Набокова" (см.: ГАОО, ф. 6, оп.1, д.25, л. 7 — 11).

42 Описанный круг памятников представляет собой симбиоз культового ритуала, строительной культуры, монументального и в немалой степени изобразительного искусства кочевого населения Арало-Каспия. Ввиду недостаточной разработанности древней и средневековой этнической истории Западного Казахстана, этот комплекс имеет важное значение в исследовании проблем этногенеза казахского народа. О нем см.: Аджигалиев С. И. Зодчество Арало-Каспия: ареал, хронология, традиция // Памятники истории и культуры Казахстана: Сб. Центр. Совета Казахского об-ва охраны памятников истории и культуры. Алма-Ата, 1988. Вып. 3. С. 105 — 116; Франческо (Франциск) Балдуччи Пеголетти — флорентийский купец. (О его путешествии см.: Фридрих Аделунг: Критико-литера-турное обозрение путешественников по России до 1700 года и их сочинений. М., 1864. Ч.1. С. 86 — 87).

43 Сарайчик, Сарайчиковская крепость. Город на р. Яик (Урал), существовавший в XIII — начале XVII в. Развалины его лежат в 18 км выше г. Гурьева (Атырау). По описанию арабского путешественника Ибн Баттуты, Сарайчик был знаменитым ремесленным и торговым городом, в который съезжались купцы из разных стран.

44 Осип Юлиан (Иванович) Сенковский (1800 — 1858). Писатель, журналист, один из основоположников русского востоковедения. Издатель журнала "Библиотека для чтения", публиковавший там свои восточные повести под псевдонимом барон Бромбеус.

45 Андрей Терентьевич Путинцев. Переводчик Бух-тарминский таможни. В 1811 г. посетил в Синьцзян с целью изучения китайского рынка (см.:.Дневные записки переводчика Путинцева // СВ. Спб., 1819; Ч. 7).

46 Дмитрий Телятников. Казачий офицер, служивший на Сибирской линии. В 1796 г. был отправлен в составе русского посольства (А. С. Безносиков, Я. Быков) в сопровождении султана Среднего жуза Букея из Омска в Ташкент (Журнал похода и другие материалы посольства см.: ГАОО, ф.36, оп.1, д.60, л. 9-13 об.; Валиханов Ч. Ч. Собр. соч. в пяти томах. Алма-Ата, 1985. Т. 4. С. 240 — 257).

47 Зибберштейн. Лекарь Омского гарнизонного полка. В октябре 1825 г. был отправлен пограничной администрацией в составе военной экспедиции полковника Ф. К. Шубина в Старший жуз и в Северную Киргизию для сбора сведений о торговых путях в Среднюю Азию. За восемь месяцев пребывания среди казахов и киргизов он собрал большой разнообразный материал о природе и населении Южного Казахстана и Северной Киргизии (см.: Путевые записки лекаря Зибберштейна (Предисл. М. П. Вяткина) // Исторический архив. М.-Л., 1936. Т. I).

48 Уч-Турфан (Турпан). Город в Восточном Туркестане (Синьцзяне).

49 Ламаистские (ламайские) капища. Здания, где отправлялись буддийские религиозные обряды. Построены джунгарами (ойратами).

50 Ногай (ногайцы). Население Ногайской орды или Мангытского юрта, государства, выделившегося из Золотой орды в конце XIV в. при Едыгее. В XV — первой пол. XVI в. ногайцы населяли территорию между Яиком (Уралом) и Нижней Волгой. Распад Ногайской орды на независимые части относится ко второй половине XVI в.

51 Аблайкит (Аблаинкит) — ламаистский монастырь-крепость, развалины которого находятся в 60 км к югу от г. Усть-Каменогорска в южных отрогах Калбин-ского хребта. Построен в 1654 — 1656 гг. калмыцким тай-шой Аблаем (отсюда название Аблайкит — "Аблаево капище"), разрушен в 1670 г. Памятник неоднократно обследовался Г. Ф. Миллером, В. Шишковым, И. Г. Гмелиным, Г. Спасским, К. Риттером и др. (см.: Черников С. С. Памятники архитектуры ойрат-калмыков (материалы) // Записки Калмыцкого НИИЯЛИ. Элиста, 1960, В. I).

52 Бурханы. Скульптурные изображения буддийских божеств, сделанные из разных материалов.

53 Более подробные сведения об истории изучения и содержании тибетских и монгольских рукописей, найденных членами экспедиции И. М. Лихарева в 1720 г. в Верхнем Прииртышье, см.: Княжецкая Е. А. Новые сведения об экспедиции И. М. Лихарева // СНВ. Вып. XXVI. М., 1989. С. 10 — 35; Воробьева-Дееятовская М. Я. Лист тибетской рукописи из "Аблай-Кита". Там же. С. 36 — 42.

54 Герард Фридрих Миллер (1705-1783). Известный историк и исследователь Сибири, член Петербургской Академии наук (с 1731 г.), автор многочисленных трудов по географии, истории и этнографии народов Сибири и Казахстана.

55 Имеется ввиду статья Г. И. Спасского (см.: коммент. 38 этого разд.), опубликованная во II и III частях Сибирского вестника за 1818 г.

56 "Развалины Семи Палат" — несохранившийся культово-жилищный комплекс калмыков XVII в., известный также под названием Доржыкит (Доржынкит) и "Каменные мечети" (в русских источниках начала XVII в) Комплекс находится неподалеку от совр. г. Семипалатинска (которому дал название) и состоял из семи зданий — "палат" из сырцового кирпича, каменных блоков с деревянными конструкциями перекрытий о нем.: см.: коммент. 51, а также: Армстронг И. А, Семипалатинские древности // Известия Археологического об-ва. 1860. Т.2. Вып. 4..

57 Семен Богданович Броневский (1786 — 1858). Офицер, начальник отдельного Сибирского корпуса (1823 — 1826), омский областной начальник (1827 — 1835 гг.), генерал-губернатор и командующий войсками в Сибири. По заданию Московского общества сельского хозяйства и Азиатского департамента МИД собирал разнообразные сведения о казахах. Его основная работа — "Записки генерал-майора Броневского о киргиз-кайсаках Средней Орды (ОЗ. Спб., 1830. Ч. 41-43).

58 Здесь описан известный "Кызылкентский дворец", остатки которого находятся в горах Кент на терр. Карагандинской области. В литературе памятник датируется по-разному: XIII — XV вв., XVII в. С. С. Черников считает его храмом Учурту-тайши, старшего брата Аблая (см. коммент. 51). (Описание памятника см.: Никитин В. П. Памятники древности Каркаралинского уезда // Записки РАО. Нов, сер. Т. VIII. В. 1 — 2, Спб., 1896; Смаилов Ж., Бейсенов А. Кызылкенiш сарайы // Бiлiм жэне енбек. 1987. №6).

59 Останки этой стены находятся неподалеку от Каркаралинска в урочище "Мухтарово" и описаны В. П. Никитиным (см.: коммент. 58 этого разд.)

60 Это широко известный мавзолей Кесене XV — XVI вв., находится на старинном кладбище в 8 км южнее пос. Варна Челябинской обл. (недалеко от границы Костанай-ской обл.) Памятник, представляющий собой редкий образец портально-купольных "шатровых" мавзолеев, в настоящее время реставрирован (о нем см.: Кастанье И. А. Древности Киргизской степи и Оренбургского края. Оренбург, 1910; Мендикулов М. М. Памятники архитектуры Казахстана с коническими или пирамидальными куполами // Архитектура республик Средней Азии, М., 1951).

61 Культовое сооружение (поминальный храм), известное в литературе, как "мавзолей Козы Корпеш-Баян сулу" находится в Семипалатинской области в 6 км к юго-западу от ж/д станции Тансык. По архитектуре (тип широко распространенных каменных пирамид — дынов, уйтасов) и стилистике каменных изваяний памятник относится, по всей видимости, к кимако-кыпчакскому времени (IX — XI вв). В некоторых изданиях датируется более поздним временем (XVI — XVII вв.) и связывается даже с ойрат-калмыками, что маловероятно. Казахи издревле связывают памятник с героями широко известного лирического эпоса. Каменные изваяния, о которых пишет Левшин (всего их было четыре), утеряны. (О памятнике см.: Валиханов Ч. Ч. О киргиз-кайсацких могилах (молах) и древностях вообще // Собр. соч. в пяти томах. Алма-Ата, 1984. Т. 1; Конкашпаев Г. К. Некоторые сведения о пребывании ойратов на территории Казахстана // Проблемы этногенеза калмыков. Элиста. 1984; Сембин М. Козы Корпеш-Баян сyлу кешенi // Бiлiм жэне енбек. 1987. № 1; Ходжаев М. В. Сооружение Козы корпеш // Средневековые города Южного Казахстана. Алма-Ата, 1986).

62 Здесь смешаны сведения о различных памятниках VIII — XIII вв. долин pp. Сарыcу и Каракенгир в Центральном Казахстане: остатки мавзолея Жубан-ана (Джан-Ана Левшина?) расположены на правом берегу р. Сарыcу и значительно удалены от долины Каракенгира, где действительно находится целый комплекс памятников: мазар Домбаул, мавзолеи Аяккамыр, Алаша-хана, Болган-ана, Жансейиттам, (Джучи) Жошы — хана, приписываемый сыну Чингис-хана, остатки многочисленных городищ (о них см.: Маргулан А. X. Из истории городов И строительного искусства древнего Казахстана. Алма-Ата, 1950; Герасимов Г. Г. Памятники архитектуры долины р. Кара-Кенгир в Центральном Казахстане. Алма-Ата, 1957).

63 Это место, как и некоторые другие, заимствовано у П. И. Рычкова (Топография Оренбургской губернии. 1762. Ч. I. С. 514). Развалины Белен-ана (поселение и мавзолей кипчакского времени) находятся в низовьях р. Сарысу, археологически не исследованы.

64 Ботагай (Бытыгай, Тотагай) — комплекс памятников (остатки поселений-городищ, караван-сараев, моста, древнего некрополя) в низовьях р. Нуры в Акмолинской области. А. X. Маргулан отождествляет "древний Ботагай" (XIII — XVI вв.) с одним из городищ в устье Нуры (см.: Остатки оседлых поселений в Центральном Казахстане // Археологические памятники Казахстана. Алма-Ата, 1978. С. 26). По Г. И. Спасскому (Сибирский вестник. 1818. Ч. III.) здесь в начале XIX в. находились два красивых мавзолея: Сырлытам и Сырлытам-2 (Сулутам). Средневековый портально-купольный мавзолей Ботагай зарисовал в 1862 г. Ч. Валиханов (Собр. соч. Алма-Ата, 1985. Т. 4. С. 161). Следы его сохранились в 8 км к востоку от пос. Коргалжын (Кургальджино).

65 Эти памятники отмечены в "Археологической карте Казахстана" (Алма-Ата, 1960). Об укреплении у горы Карт А. X. Маргулан пишет: "Обширный холм с остатками высоких башен казахские народные предания связывают с легендарным Карабаем — отцом эпической героини Баян-сулу — и называют "Карабайдын ордасы" (см. его ст. в коммент 64. С. 22).

66 Эти два мавзолея не сохранились.

67 Остатки этих укрепленных городищ (всего их 7) находятся в долине р. Ишима ниже г. Атбасара. Народные предания связывают их с деятельностью Урус-хана и Тох-тамыша (см. коммент 5 гл. II ч. II), два из этих городищ известны в народе под названием Оркошегы и Ормамбет (см. ст. Маргулана в коммент. 64. С. 22).

68 О крепостном вале у оз. Жаксы-Жангызтау см.: статью А. X. Маргулана, коммент. 64. С.21.

69 Эти памятники в верховьях р. Тургая археологически не исследованы. В этом районе известны отдельные каменные юртообразные сооружения (Карадын, Екыдын), мавзолей Баксы и др. памятники (см., напр.: Археологическая карта Казахстана...).

70 "Урочище Байтак" (правильное назв. урочища: Бескопа) находится в 12 км к югу от пос. Талдысай Хобдинского р-на Актюбинской области. Здесь хорошо сохранился старинный некрополь, представленный мавзолеем Абат-Байтак (XIV — XV вв.) и комплексом (более 200) замечательных резных стел-кулпытасов (XVIII — нач. XX вв.). Памятники впервые упоминаются П. И. Рычковым со ссылкой на обследование подпоручика-инженера Ри-гельмана 1750 г. (Топография Оренбургская... СПб., 1762, Ч. I. С. 515). В конце XIX в. мавзолей описан Я. Я. Полферовым (Тургайская газета. 1896. №6). Комплексное обследование некрополя произведено в 1979 — 1980 гг. (см.: Аджигалиев С. И. Абат-Байтак — выдающийся комплекс памятников народного зодчества // Известия АН КазССР. Сер. филол. 1983. №2). Мавзолей, по преданию сооруженный над могилой батыра Абата (сына известного степного философа Асана Кайгы), принадлежит к очень редкому типу "шатровых" мавзолеев. Остатки упоминаемого Левшиным городища арехологически не исследованы.

71 Правильное название урочища — "Маулет берды" (от каз. "мэулет бердi' — "создал условия", "предоставил возможность"; в данном случае, очевидно, имелись ввиду благоприятные для проживания условия местности). Памятники находятся в среднем течении р. Уила, археологически не исследованы (см.: Егоров В. Л. Историческая география Золотой Орды в XIII — XIV вв. М., 1985. С. 127 — 128).

72 Памятники "Старой Ногайской дороги", соединявшей в средневековье Хорезм, Хиву и Нижнее Поволжье, описаны в специальной работе В. В. Григорьева (Описание Хивинского ханства и дороги туда из Сарай-чиковской крепости // Записки РГО. 1861. Кн. 2). В послевоенное время большинство памятников исследовано археологами и архитекторами (см.: Толстое С. П. Хорезмская археолого-этнографическая экспедиция Академии наук в 1950 г. // Советская археология: Сборник статей. М., 1953. Т. XVIII; Манылов Ю. П., Юсупов Н. Ю. Караван-сараи Центрального Устюрта // СА. 1982. № 1.; Манылов Ю. П. Археологические исследования караван-сараев Центрального Устюрта // Археология Приаралья. Вып. 1. Ташкент, 1982; Мендикулов М. Памятники народного зодчества Западного Казахстана. Алма-Ата, 1987 и др.). "Узунтам" — по всей видимости, караван-сарай (крепость, по Л. Мейеру) и каменный брод Таскешу на р. Сагыз (см. Мейер Л. Киргизская степь Оренбургского ведомства. Спб. 1865; Толстое С. П. Работы Хорезмской археолого-этнографической экспедиции в 1949 — 1953 гг. // Труды ХАЭЭ. М. 1958. Т.II.).

73 Кладбище Бакашы-аулие (XVIII — нач. XX вв.) находится на левом бер. р. Эмбы, в 18 км к ВСВ от пгт Кульсары. Еще в середине XIX в. здесь находился сырцовый мавзолей с коническим куполом (см.: Первые русские научные исследования Устюрта. М., 1963. С. 283), ныне совершенно разрушенный. Сохранились художественные надмогильные стелы-кулпытасы и надгробия типа "койтас".

74 Местность Ушкан находится в 20 км к югу от пос. Мунайлы Атырауской области. Название, возможно, происходит от имени местного "святого" Ушкан-ата. Здесь расположен известный некрополь Ушкан-ата (XIV — нач. XX вв.) с великолепными резными стелами — кулпыта-сами и остатки золотоордынского поселения (городища), отождествляемого Ф. Бруном с городом Трестарго итальянских карт XIV в. (см.: Брун Ф. Перипл Каспийского моря по картам XIV столетия // Записки Новороссийского Ун-та. Одесса, 1872. Т.8. С.32). Некрополь достаточно хорошо исследован (см.: Мендикулов М. М. Ушканские кулпытасы // Вестник АН КазССР. 1953. № 12).

75 Здесь речь идет о памятниках урочища Мынсу-алмас на северо-западной окраине Устюрта, которые упоминаются многими авторами XVIII — XIX вв. — Гербером, купцом Данилой Рукавкиным, подпоручиком Алексеевым 2, Л. Мейером, отмечавшим, что каждая крепость вмещала до 300 человек (см.: коммент. 72). Археологическое исследование показало, что здесь находятся остатки караван-сарая Коскудык XIV в. (см. ст. Ю. П. Манылова, Н. Ю. Юсупова, там же). Неподалеку расположено старинное кладбище.

76 Развалины Коптам ("множество домов, строений") расположены в юго-восточной части песков Сам, на возвышенности и представляют собой остатки средневекового укрепленного городища XIV — XVII (?) вв., известного также в народе под названием "Ногайлы". Стены четырехугольных кирпичных и каменных строений сохранялись до 1920-х гг. Археологически не исследованы. Коптам, по всей видимости, следует связывать с городом Сам (Шам), упоминаемом в восточных и русских источниках (см.: Бартольд В. В. Сведения об Аральском море и низовьях Аму-Дарьи с древнейших времен до XVIII века. // Соч. ТЛИ. М., 1965. С.65; Басенов Т. К. Архитектурные памятники в районе Сам. Алма-Ата, 1947. С. 23 — 25).

77 Урочище Белеули находится в центральной части Устюрта, к северо-востоку от ж/д станции Бозстан и известно, прежде всего, своим знаменитым караван-сараем XIV в. Название, очевидно, произошло от имени (прозвища) местного "святого" некоего Белеули-ата (как следует из текста Левшина). Наряду с развалинами каменного караван-сарая с мощным порталом здесь расположены остатки сардоб (хранилищ пресной воды), колодцы, казахское и туркменское кладбища, карьер камня (См. работы Ю. П. Манылова и Н. Ю. Юсупова в коммент. 72).

78 Караван-сарай Чурук находится между Коптамом и Белеули, в 54 км к северо-западу от последнего и аналогичен ему по структуре (см. статью Ю. П. Манылова, Н. Ю. Юсупова в коммент. 72).

79 Развалины средневековой (XII — XIII вв.) крепости Даулеткерей находятся на восточном чинке Устюрта на караванной дороге, идущей вдоль западного берега Арала. Рядом с ней находится древняя сигнальная сторожевая башня (см.: Бижанов. Е. Средневековая крепость Давлеткирей на Устюрте // Вестник Каракалпакского филиала АН УзССР. 1965. № 4). Название происходит от первого (мусульманского) имени князя А. Бековича-Черкасского — Девлет-Ги-рей, экспедиции которого в нач. XVIII в. казахи ошибочно приписывали строительство этой крепости.

80 В вышеуказанных районах к северу от Аральского моря до сих пор сохранилось большое количество памятников, в частности, "близ озер Барби" (район слияния Иргиза и Тургая) (о них см.: Аджигалиев С. И. Зодчество Арало-Каспия: ареал, хронология, традиции // Памятники истории и культуры Казахстана: Сб-к Центрального Совета Казахского Общества охраны памятников. Вып. 3. 1988; его же. Неизвестная школа казахских зодчих Северного При-аралья // Маргулановские чтения. Алма-Ата, 1989).

81 Развалины древнего Жанкента (Джанкента, Ян-гикента — "Новое Селение") находятся в 20 км к юго-западу от г. Казалинска. В источниках город известен как важный политический центр кочевников Приаралья X — XIV вв. До середины XI в. являлся столицей (зимней резиденцией правителей) огузов (см.: Толстое С. П. Города огузов // СЭ. 1947. №3). Как видно из текста А. И. Левшина, окрестности Жанкента обживались и в XVIII столетии каракалпаками и казахами. Хан Абулхаир даже ходатайствовал пред царской администрацией о постройке ему здесь города, для чего и были посланы в 1740 г. (а не в 1742) для съемок в эти районы поручик Гладышев и геодезист Муравин. Однако, данный прожект не был осуществлен.

82 Джитыкала — это хорошо известный комплекс древних городищ, расположенных в урочище Жетыасар (Джетыасар) — "семь городищ", расположенных в 50 — 80 км к юго-западу от станции Жосалы (Джусалы). На самом деле памятников здесь было больше (около 20), которые, естественно, не могли представлять одно поселение, город (как пишет Левшин). Памятники эти связываются одними археологами с культурой древних тохаров и эфталитов, другими же — с культурой кангюйских племен (см.: Толстое С. 77. По древним дельтам Окса и Яксарта. М., 1962; Акишев К. А., Байпаков К. М. Вопросы археологии Казахстана. Алма-Ата, 1979). К поздним насельникам низовьев Сырдарьи (казахам и каракалпакам) эти памятники не имеют прямого отношения, но они использовали отдельные укрытые участки древних укреплений для временных зимних поселений.

83 Остатки сооружения Жынгыткала (Джингиткала) находятся в Казалинском районе Кзыл-Ординской области, в 12 км к югу от станции Байкожа. Археологически не исследованы.

84 Указанные здесь памятники в основном исследованы Хорезмской археолого-этнографической экспедицией (см. работу С. П. Толстова в коммент. 82). Крепость Кумкала XII — XIV вв. находится в ПО км к западу от г. Кзыл-Орды. "Куюктам" можно сопоставить, с одной стороны, с городищами I тыс. н. э. Куюккала и Куюкке-скенкала (каз.: Куыккескенкала), находящимися, однако, в районе устья Куандарьи, но с другой стороны, и с аналогичным городищем Куюккала в дельте Амударьи. "Куюк-там" же на Жанадарье по исследованиям не известен. Также затруднительна идентификация "Ковен-кала" и "Кулчук-там", которое ранее (1820 г.) описал Е. К. Мейендорф (см.: Путешествие из Оренбурга в Бухару. М., 1975. С.46). "Бузун-гисар" — по всей видимости, позднее городище Бузуккала. Под "Сарлытамом", очевидно, имеется ввиду мавзолей XIV — XV вв. Сырлытам, находящийся на берегу сухого русла Жанадарьи. Следует отметить, что значительно восточнее его, на Инкардарье (в 80 км к юго-западу от г. Кзыл-Орды) есть другой Сырлытам — мавзолей 1298 г постройки, однако, в комплексе с крупным городищем.

85 Археологические памятники среднего течения Сырдарьи хорошо изучены (сводку сведений о них см.: Акишев К. А., Байпаков К. М., Ерзакович Л. Б. Древний Отрар. Алма-Ата, 1972).

Текст воспроизведен по изданию: Левшин А. И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких гор и степей. Алматы. Санат. 1996

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.