Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ТУРКМЕН ИЗ АРХИВА ХИВИНСКИХ ХАНОВ

4. ЗАПИСИ О ВЫДАЧЕ ЗЕРНА

27

№ 57, л. 18а. Через две страницы после рассмотренных выше списков нукеров имеется следующий заголовок: “1247 год. [соответствующий] году зайца, месяц реджеб (XII. 1831 г.). Зерно Мухаммед-Нияз-бая”. Как видно из дальнейлего, имеется в виду зерно, собранное чиновником по имени Мухаммед-Нияз-бай (или находившееся в его ведении). Несколько далее имеется подзаголовок: “Зерно [из] Аяка (***)”, после чего записано: “1000 батм. пшеницы — выдано гокленам (***), 300 батм. кунжута — израсходовано (***), 180 батм. джугары — выдано гокленам” 192.

28

№ 36. Записи о выдаче зерна, поступившего в ханские амбары а виде ушра. На лл. 13б-22б, которые датируются 1262/1845-46 г., в числе лиц, получивших зерно, указано [296] много туркмен. Из сопоставления с другими материалами архива выясняется, что все упоминаемые здесь туркмены принадлежат к родоплеменной верхушке; большей частью они носят различные почетные звания. Больше всего в этих списках йомутов и чоудоров, затем — теке. Из других племен упоминаются имрели, сарыки (Ягмур — л. 16б), салоры (Сеид-Нияз, Чары, Шейх-Нефес, Мутасим (? ***) — л. 16б; Шах-Мурад- л. 22 а и ата (Анна-Курт-сердар 193 — л. 14б). Списки, как и во всех остальных дафтарах этого рода, составлены по месту выдачи зерна и именам чиновников, которые его выдавали, например: “[Ушр, поступивший] из Шурахана, выданный Мухаммед-Эмином-юзбаши” (л. 14б); “Ушр от Аллаяр-бека, выданный Ата-Нияз-мехремом” (л. 15а); “Ушр, выданный Ходжаш-мехремом” 194 (л. 16б); “Ушр, выданный ак-кумскими мюшрифами” (л. 17б), и т. п. Выдачи зерна, о которых говорится на лл. 22а-22б, называются ин'ам ('награда', 'подарок'), причем не указано, что эти награды или подарки выдаются из ушра 195.

Выдаваемое зерно — почти исключительно пшеница; иногда пшеница дается пополам с джугарой.

Размеры всех этих выдач туркменам в общем почти одинаковы: 40-50 батм. на человека, самое меньшее — 30 батм. (всего четыре случая). Есть несколько выдач по 100 и 150 батм. (теке Союнчу — 150 батм. (лл. 13б-14а), йомуту Баба Каракчи — 100 батм. (л. 15а), йомуту подразделения канъёкмаз Абдулле — 100 батм. (л. 16б), йомуту Дурдычи (***) — 100 батм.). Обращает на себя внимание выдача награды (ин'ам) в 1000 батм. пшеницы Эвез-Мухаммед-векилю из племени имрели 196 (л. 22б). Всего по дафтару № 36 туркменам выдано 2680 батм. зерна на 32 человека. В среднем (не считая 1000 батм., полученных Эвез-Мухаммед-векилем) на одного человека приходится 54 батм.

29

№ 33. Записи о расходовании зерна, датированные 1263/1846-47 г. Значительное место занимают выдачи туркменам. Записи построены таким же образом, как и в дафтаре № 36. Почти повсюду указывается, что зерно выдается “из ушра” или “из собранного ушра” (***). Над некоторыми именами указано, что зерно выдано в награду (ин'ам — *** или ***). [297]

Судя по записям на л. 6б, эти награды выдавались также из ушра 197.

Зерно, выдаваемое туркменам, — исключительно пшеница. Размеры выдач в общем те же, что и в дафтаре № 36, но крупных (100 батм. и выше) встречается больше. Минимальное количество получаемого туркменами зерна 20 батм. (только два случая) и 30 батм. (1 случай). По 40-60 батм. пшеницы получили 14 человек; по 100 батм. — 8 человек (теке Шах-Мурад (л. 6б); йомут Анна-Нефес, сын Клыч-Огры-бека 198 (л. 6б); йомут Ходжа-Мурад-сердар (л. 6б); йомут Аманлык-бек (л. 9б); йомут Баба Каракчи (л. 13б); йомут Анна-Кули (л. 13б); йомут Дурдычи (л. 13б); сарык Ягмур (50 батм. получил сам Ягмур (л. 27а), а 50 — его жена: *** (л. 13б).)); по 150-400 батм. — 7 человек (младший брат сакара Эвез-Клыча — 170 батм. (л. 6б); гоклен Мурад-Али-хан — 200 батм. (л. 12а); йомут Ата-Мухаммед-сердар 199 — 200 батм. (л. 13б); йомут (салах) Доли-бек — 150 батм. (л. 13б); йомут Баба-Джеббар — 150 батм. (л. 14а); йомуты Назар-векиль и Берды-Мемет (Sic — ***) — по 400 батм. (Назар-векилю и Берды-Мухаммеду выдано два раза по 200 батм. (лл. 9б и 13а). Возможно, что это случайное повторение одной и той же записи, что вообще встречается в дафтарах архива.)). Всего отдельными лицами из туркмен получено в 1263 г. х. 3190 батм. пшеницы на 32 человека, или в среднем около 100 батм. на человека.

Дафтар № 33 особенно интересен тем, что в нем наряду с выдачей зерна отдельным лицам записан также отпуск зерна гокленам, переселенным в это время в Хивинское ханство, из расчета 10 батм. на семью. Эти записи сделаны в разные месяцы, по-видимому, по мере прихода отдельных групп гокленов. Ниже они приводятся полностью.

“Вновь пришедшие гоклены. Из подразделения хурте (***) 6 семьям (***) выдано 60 батм. пшеницы (*** — 'семья' — употребляется здесь в том же смысле, как в русской литературе XIX — начала XX в. “кибитка”, “котел”.), по 10 батм. [на семью]. 20 семьям из подразделения кызыл, 55 семьям из подразделения тохтамыш, 57 семьям из подразделения джан-курбан — всего 132 семьям — выдано по 10 батм. [на семью], 1320 батм. пшеницы [298] (***) (л. 9б)” (Итог зачеркнут, и рядом на полях написано- “Две тысячи двести девяносто”.).

“В месяце зу-ль-хидже 1263 (XI-XII. 1847) г. 200 вновь пришедшим гокленам Ата-Нияз-мехремом (Букв. “из Ата-Нияз-мехремовских (***), т. е. из батманов (пшеницы) Ата-Нияз-мехрема.) выдано 104 семьям, по 10 батм. [на семью], — 1040 батм. пшеницы; петек 201 взял Клыч-хан 202 (***). Еше одной группе (***) в 20 семей [выдано] по 10 батм. [на семью] — 200 батм. пшеницы. Еще одной группе (***) в 80 семей выдано по 10 батм. [на семью] — 800 батм. пшеницы; петек взял Берды, брат Хайдар-хана (***). Еще 15 семьям из подразделения ай-дервиш (Сверху над этим помечена дата: “18-й день месяца зу-ль-хидже, четверг”) выдано по 10 батм. [на семью] — 150 батм. пшеницы; петек получил Клыч-хан (***). 20-го зу-ль-хидже, в субботу, 140 семьям подразделений кырык и хурте из вновь пришедших гокленов [выдано] по 10 батм. [на семью] — 1400 батм. пшеницы, из собранного ушра (***). Вновь пришедшим али-или (***) 203 на 6 семей выдано по 10 батм. [на семью] — 60 батм. пшеницы...

Зерно из Куня-Ургенча, выданное Ата-Нияз-мехремом. 485 семьям подразделения ай-дервиш выдано 4850 батм. пшеницы (л. 11б) (Рядом на полях написано “8560 батманов”. Возможно, это означает, что выдача была повторена.).

Пшеница, выданная Ата-Нияз-мехремом вновь пришедшим гокленам, по 10 батм. [на семью] 204.

Подразделение баяндыр (***) — 1000 семей. Подразделение ай-дервиш — 500 семей. [Подразделение] кырык [во главе с] Мурад-Али-хан[ом] 205 — 772 семьи. [Подразделение] геркез — 153 семьи. [Подразделение] джан-курбанлы — 30 семей. Подразделение хурте — 53 семьи. Подразделение кеик (***) — 8 семей. Подразделение кунгры (***) 206 — 90 семей. [Всего] выдано 26 060 батм. пшеницы.  [300]

Выдано 200 батм. пшеницы из ушра (л. 12а)” (После этого записано еще несколько имен: “Баба-Майрык (***) и Йоллы-хан (***) — 80 батм. пшеницы. Махтум-Кули — 40 батм. пшеницы, Ады и Ораз-Али — 40 батм. пшеницы”. Очевидно, все это — гоклены, которые, как и Мурад-Али-хан, получили, в отличие от остальных, большее количество зерна.).

“В год овцы (Т. е. 1263 г. х. В тексте *** (вместо ***). ).

[Зерно], выданное Ата-Нияз-мехремом [в счет поступления] нового зерна будущего года (***). 141 семье Дурды-хана 207 [из] подразделения тохтамыш выдано по 10 батм. [на семью] — 1410 батм. пшеницы. 56 семьям Реджеб-шейха [из] подразделения ак-кель выдано по 10 батм. [на семью] — 560 батм. пшеницы. 20 семьям Гельды (?) [из подразделения] (В тексте как-будто *** переправлено на ***. ) кызыл-курт; 55 семьям Ашур-палвана [из] полразделения янга-кель (***)(Правильно — янги-кель.); 57 семьям Эвлия-Кули-батыра [из подразделения] джан-курбанлы — всего-132 семьям выдано 1320 батм. пшеницы.

234 семьям вновь пришедших гокленов подразделения ай-дервиш Ата-Нияз-мехремом выдано из зерна Куня-Ургенча, кроме ушра (***): [из района] Ушак-бенд (? — ***) 208 — 220 семьям 2200 батм. пшеницы. Еще из сбора нового зерна (***) выдано 31 семье (?) (л. 55б)” 209.

30

№ 81. Записи о расходовании зерна, датированные 1264/ 1847-48 г. (В середине дафтара встречается также несколько записан, датированных 1265 г. х. (лл. 13а, 69а, 85б), но их немного, и ни в одной из них не говорится о туркменах.). Довольно много записей о выдаче зерна туркменам. Упомянутые здесь туркмены, как и во всех остальных списках на выдачу зерна, являются старшинами, носящими различные почетные звания (Записи в дафтарах, посвященных выдаче зерна, очень лаконичны, и различные титулы и звания зачастую отсутствуют. Они устанавливаются при сличении с другими документами архива.). (См. след. документ.) [301]

31

№ 35. Записи о расходовании зерна, датированные также 1264/1847-48 г. (В этом дафтаре тоже попадаются одиночные записи, датированные 1265 г.х.). Записи о выдаче зерна туркменам в этом дафтаре в значительной своей части дублируют аналогичные списки в дафтаре № 81, поэтому содержание обоих дафтаров рассматривается здесь вместе 210. Однако дафтары № 81 и № 35 не полностью дублируют друг друга: некоторые имена туркмен встречаются только в одном из них, ввиду чего оба документа можно считать взаимодополняющими.

Суммируя данные обоих дафтаров по туркменам, получаем следующее. Большинство упомянутых в них туркменских старшин — йомуты (причем они нередко называются только по крупным йомутским подразделениям: “ушак”, “окуз” и т. п.), за ними идут чоудоры (также иногда вместо общего названия указывается название подразделения: “бурунджик”, “бузачи”). Из других племен фигурируют: имрели — 4 чел. (Аманджик-сердар (***) — № 81, л. 19б; Баба-Киши — № 35, л. 7б; Беркели-батыр (***) — № 35, л. 12б; Баба-батыр — № 35, л. 13б), теке — 2 чел., ата — 2 чел., гоклен — 1 чел. (Дурды-хан — № 81, л. 28б) и сакар — 1 чел. (Эвез-Клыч-бахши — № 81, л. 19а). Размеры выдач такие же, как в предыдущих дафтарах: наименьший — 30 батм., чаще всего — 50-60 батм., но встречаются и по 100-200 батм. По 100 батм. получили йомуты Бахши (№81, л. 83б; № 35, л. 11а), Векиль (Возможно, что бахши и векиль в данном случае не имена, а звания каких-то предводителей, имен которых хивинский чиновник почему-либо не знал или не записал.) (те же листы) и Баба Каракчи (№ 35, л. 16б), игдыр Одек (? ***)-батыр (№ 81, л. 19б — 100 батм. проса), теке Шах-Мурад и Гельды. По 160 батм. получили гоклен Дурды-хан (40 батм. кунжута и 120 батм. пшеницы) и бузачи Ходжа-Мурад-юзбаши (здесь просто “Ходжа-Мурад” — № 81, л. 83б). По 200 батм. получили йомуты Дурды-Клыч(-сердар) (№ 81, л. 20а), Берды-Мухаммед-бек, Назар-векиль и Ата-Мухаммед-сердар (№ 81, л. 88б).

Особо следует отметить две интересные записи. Прикочевавшим (***) 30 семьям текинцев во главе с Хал-[302] Нефес-аталыком Мухаммед-Эмин-юзбаши выдал в награду (ин'ам) из зерна, собранного с земли хассе, 500 батм. пшеницы (№ 81, лл. 18а и 85б (На л. 85б под датой “1265 [г.], мухаррем” записано: “Ходжаш-мехрем-выдал прикочевавшим 30 семьям текинцев под начальством Хал-Нефес-аталыка 500 батм. пшеницы”, однако эта запись зачеркнута и вверху написано: “Выдал Мухаммед-Эмин-юзбаши”. На л. 18а записано (без даты): “30 семьям во главе с теке Хал-Нефес-аталыком с земли хассе выдано 500 батм. пшеницы в награду (***)”.); № 35, л. 12б). Тем же Мухаммед-Эмином-юзбаши из ушра, собранного с мульковых земель, было, выдано йомуту Клыч-Огры-беку 1000 батм. пшеницы (№ 81 л. 18а; № 35, л. 12а).

В большинстве случаев указывается, что выдачи производятся из ушра, причем чаще всего собранного с земли хассе (иногда стоят пометки “из ушра с земли хассе”, но обычно просто “с земли хассе” (Из сопоставления дафтаров № 81 и № 35 явствует, что это просто сокращенная форма записи.)). Почти всюду отмечено, что зерно дается “в награду” (ин'ам: ***). Выдаваемое зерно, как и в предыдущие годы, — почти исключительно пшеница, но в рассматриваемых двух дафтарах появляется несколько большее количество других видов зерна: проса, кунжута и джугары (Так, ушак Ады-бек получил 15 батм. пшеницы и 15 батм. проса (№ 81, п. 19б); йомут Абдулла (из подразделения канъёкмаз) получил 30 батм. кунжута и 20 батм. проса (№ 35, лл 12 а, 20б); йомут Кызыл-палван получил 15 батм. пшеницы, 15 батм. джугары и 10 батм. проса (№ 35, л. 14б).).

В общей сложности по дафтарам №81 и №35 туркменам за 1264/1847-48 г. было выдано 4980 батм. зерна, или, не считая 500 батм., выданных 30 семьям Хал-Нефес-аталыка 4480 батм. на 49 человек; в среднем — по 72,5 батм. на человека (не считая 1000 батм. Клыч-Огры-бека).

32

№ 56. Записи о расходовании зерна за 1265/1848-49 г..

Записей о выдаче зерна туркменам в этом дафтаре значительно меньше, чем в предыдущих. Возможно, это объясняется тем, что здесь вообще довольно скудны сведения о расходовании собранного зерна. Размеры выдач: от 20 до 200 батм. [303] (только пшеница) (По 20 батм. получили 3 чел., по 200 батм. — 2 чел., остальные — по 50-80 батм.). Повсюду есть пометка “в награду” (***). Особо интересны следующие записи: из ушра, собранного с ханской усадьбы (хаули) в Рафанике, теке Джума-Ниязу выдано 70 батм. пшеницы (л. 2б); из ушра, собранного с ханской усадьбы в Гульбан-баге, выдано в награду йомутам Назар-векилю и Берды-Мухаммед-хану по 200 батм. пшеницы (л. 8б). Всего по дафтару № 56 выдано 860 батм. зерна двенадцати туркменам.

33

№ 82. Записи о расходовании зерна за 1266/1849-50 г. (Местами встречаются также отдельные записи, помеченные 1267 г.х.) Как и в предыдущем дафтаре, случаи выдачи зерна туркменам немногочисленны. Однако данный дафтар почти целиком — с очень небольшими дополнениями — дублирует дафтар № 39, ввиду чего их необходимо рассматривать вместе.

34

№ 39. Записи о расходовании зерна за 1266/1849-50 г. (Местами встречаются записи, датированные 1267 и 1268 гг. х., но не имеющие отношения к туркменам.) Составлены так же, как и во всех предыдущих дафтарах.

Из туркмен, получивших зерно в 1266 г. х., преобладают чоудоры разных подразделений (абдал, бурунджик, бузачи, кара-чоудор, игдыр); на втором месте — йомуты. Кроме того, упоминаются два имрели (Баба-Киши — № 39, л. 20а — и Ходжа-Менгли — № 39, л. 21б; № 82, л. 30а), два гоклена (Мехми кеик — № 39, л. 22а; №82, л. 30а — и Шарау (***) 211 — № 82, л. 26б) и один ата (сын Анна-Курт-сердара — № 82, л. 57б).

Большую часть зерна составляет пшеница, однако наряду с ней выдается довольно много риса (По 25 батм. шали (неочищенного риса) и 25 батм. пшеницы было выдано 12 чоудорам.) и джугары. Почти везде указано, что зерно выдается из ушра, причем в большинстве случаев выдачи производятся “в награду” (ин'ам). Всего за 1266/1849-50 г. туркменам на 47 человек выдано 2515 [304] батм. зерна, т. е. в среднем по 53,5 батм. В этом году записано только 5 выдач по 100 батм. (чоудорам Ходжа-Берды и Коч-Мухаммеду-юзбаши, йомутам Доли-беку и Аманлык-беку и гоклену Мехми кеику).

Несколько особняком стоит следующая запись, сделанная в 1266 г.х.: “Али-или Нияз-Кули-юзбаши за одного раба и одного коня (***) выдано 400 батм. пшеницы и 400 батм. джугары” (№ 82, л. 26б). Запись почему-то зачеркнута 212.

35

№ 84. Записи о расходовании зерна за 1267 и 1268 (1850-51 и 1851-52) гг. Упоминаний о выдаче зерна туркменам очень мало. Везде эти выдачи названы “наградой” (ин'ам). В 1267 г. х. награды получили следующие лица из туркмен: йомут Назар-векиль — 200 батм. пшеницы (л. 11а); Яр-Мухаммед, салор, — 100 батм. пшеницы; теке (имя неразборчиво) — 100 батм. джугары (л. 55б); теке Ак-Мухаммед[-сердар] 213 — 100 батм. пшеницы (л. 98а); йомуты из подразделения окуз: Мухаммед-Вели — 50 батм. и Суфи — 30 батм. пшеницы (л. 98а); имрели Беркели-батыр — 40 батм. пшеницы; карадашлы Анна-Эвез — 60 батм. пшеницы (л. 98б). Таким образом, за 1267/1850-51 г. отмечена выдача зерна только 8 туркменам, всего 680 батм.

Кроме того, имеется запись о выдаче зерна, датированная 1268/1851-52 г.: йомуту из подразделения кара-чока Анна-Кули Кору (В тексте: ***) было выдано 500 батм. пшеницы и йомуту Нияз-Кули из подразделения бага — 50 батм. пшеницы (л. 94а).

36

№ 83. Записи о расходовании зерна за 1268/1851-52 г. (В нескольких местах есть отдельные записи, датированные 1269/1852-53 г.). Случаев выдачи зерна туркменам немного; почти везде есть пометка “в награду”. Почти всюду указывается также, что выдача производится из зерна, собранного с земли хассе (иногда помечено: “из ушра”), и в одном случае (л. 4а) — из зерна, собранного с ханской усадьбы (хаули) в Гульбан-баге. Преобладают крупные размеры выдач (100-150 батм.); только в одном случае 5 человекам, “пришедшим с Гюргена” (племенная [305] принадлежность не указана), выдано по 8 батм. (л. 40б). Упоминаются главным образом йомуты, затем имрели, гоклены и один чоудор. Список туркмен, получивших зерно, следующий: йомут Назар-векиль — 200 батм. пшеницы (л. 4а); йомут Байрам — 70 батм. пшеницы (л. 24а); кара-чока (йомут) Анна-Мухаммед-уста — 70 батм. пшеницы (л. 40а); гоклен Хаджим — 200 батм. пшеницы; ушак (йомут) Бай-Мурад-сердар — 100 батм. пшеницы (л. 40б); “пришедшие с Гюргена” Мухаммед Тувак, Союн, Берды, Юсуф и Нияз Тувак — 40 батм. пшеницы на пятерых (л. 40б); имрели Ата-Нефес — 50 батм. пшеницы (л. 41а); гоклен Полад кеик — 40 батм. пшеницы (л. 41а); имрели Эвез-Махмуд Кель — 150 батм. пшеницы (л. 42б); имрели Сафар-Али-хан — 70 батм. пшеницы; чоудор Ходжа-Мухаммед[-юзбаши] — 100 батм. шали и 150 батм. пшеницы; имрели Ата-Нияз-хан — 150 батм. пшеницы (л. 53а); окуз (йомут) Шукур-Берды джарчи 214 — 40 батм. джугары (л. 57а). Всего по этому дафтару в 1268 г. х. выдано 17 туркменам 1430 батм. зерна (почти исключительно пшеницы).

Кроме того, в той же тетради на внутренней стороне обложки имеется запись о выдаче 11000 батм. пшеницы из ушра текинцам, прикочевавшим из района Кандум-кала (***). Запись эта не датирована, но ее следует, по-видимому, отнести к концу 1271 или к 1272 (1855) г. 215.

37

№ 58. Дафтар, в котором на л. 2б стоит заголовок: “Зерно 1272 (1855-56) г.”. Однако в отличие от всех предыдущих тетрадей здесь очень мало записей о выдаче собранного зерна туркменам; упоминаются всего 3 человека: сын сарыка Эвез-Нияза, Ноубат — 40 батм. пшеницы (л. 3а); сарык Худай-Берды — 50 батм. пшеницы (л. 8а); чоудор Палван-Назар — 60 батм. пшеницы (л. 23б). Вместе с тем на л. 15а имеется следующая интересная запись: “Орус-кошчи Ата-векилю выдано на пшеницу (или “вместо пшеницы” — ***) 40 тилля (Перед “орус-кошчи” написано: ***). Ушаку Алты-баю выдано на пшеницу (***) 20 тилля” 216. [306]

Остальные записи в этом дафтаре, касающиеся туркмен, посвящены выдаче различных наград и жалованья в денежной форме и поэтому рассматриваются в следующем разделе.

5. ЗАПИСИ О ВЫДАЧЕ ДЕНЕГ И ПОЧЕТНОЙ ОДЕЖДЫ

38

№ 59, лл. 7б, 127б-129б, 132а, 133а. Дафтар № 59, как говорилось выше, датируется в целом 1240-1241/1825-1826 гг. На л. 7б в списке лиц, получивших в 1240/1825 г. денежные награды — большей частью по 5 тилля, — значится Кака-сердар- (***), известный предводитель йомутов (подразделения ушак), получивший также 5 тилля (Кроме Кака-сердара, в этот список занесены, в частности, Бахши (?), казах Танг-Атар, казах Рахман-Кули-бий, Бильбиль урус, Николай урус (! — ***) и др.). На л. 127б помещен список йомутов (подразделений салах, окуз и орус-кошчи), которые участвовали в походе Торе-джана к Мешхеду и в месяце зу-ль-ка'да получили по 10 тилля каждый 217. Перечислено всего 10 человек (В конце списка значатся еще 2 чел. из племени имрели, но их имена перечеркнуты.). На л. 128а и сл. после даты “1241” эти списки продолжаются, причем они состоят исключительно из йомутов разных подразделений. Все они получают по 10 тилля, и только на л. 129а значится несколько человек, получивших по 9 тилля. На л. 132а помещен аналогичный список туркмен-имрели, озаглавленный: “[Список] имрели, у которых погибли лошади в мешхедском походе с Торе-джаном” (***). В списке — 11 туркмен-имрели, все они получили по 10 тилля. На л. 133а помещены три чоудора, также получивших по 10 тилля.

Все эти списки, как явствует из заголовка на л. 132а, заголовков аналогичных списков на предыдущих листах тетради (Например, на л 86 б (***).) и некоторых пометок в самих списках (л. 129б), посвящены раздаче вознаграждения нукерам за павших в походе лошадей. [307]

Интересно, что в ряде случаев деньги получают не сами нукеры, а их старшины, а иногда родственники. Так на л. 128а записано: “10 тилля Ахмеда выданы аталыку 218. 10 тилля Анна-Сеид[а] выданы аталыку” (***). На л. 128б “Окуз Берды-Нияз — 10 тилля; взял бахши (***)... Ушам Ходжа-Нефес — 10 тилля; взял Сеид-Нияз 219. Ушак Ораз — 10 тилля; взял Сеид-Нияз... Ушак Берды — 10 тилля; взял Сеид-Нияз... Ушак Ата-Нияз — 10 тилля; взял Кака-сердар (***)(Такое написание имени “Кака-сердар” встречается в ряде документов.)”. На л. 129а: “Младший брат Курбан-Нияз-палвана, Сеид-Кули получил 10 тилля; взял [его] брат (***). Ушаку Вели-батыру Этилля; взял Сеид-Нияз... Ушаку Рузим-Баба — 9 тилля; взял Сеид-Нияз”.

39

№ 26. Лл. 76б-82а — списки лиц, получивших денежные вознаграждения по случаю ранения, гибели или ранения их лошадей, а также за доставку пленников, голов и т. п. (в 1264/1847-48 г., в боях под Мервом и в других местах; в частности, упоминается сражение у Бала-Мургаба, л. 82а). Большинство в этих списках — туркмены различных племен. Вознаграждение за ранение — большей частью 2-3 тилля; иногда за тяжелое ранение (***) — 20 тилля (л. 76б). За ранение или гибель лошади — обычно 20 тилля (Примеры записей приведены П. П. Ивановым (Архив,стр. 173-174).).

На лл. 77б и 80б имеются также списки лиц (почти исключительно туркмен), лошади которых были ранены или убиты, без указания полученного ими вознаграждения.

Л. 87а — список, озаглавленный: “Реестр денег, выданных сердарам, участвовавшим в чапауле (***)”. Приводим этот список полностью:

“Карадашлы Мухаммеду-Дурды за одного пленника (***) выдано 3 тилля. Имрели Кара-батыру за одного пленника выдано 3 тилля. За одного пленника [имрели] Баба-Киши (Племенная принадлежность определяется по записям в дафтарах № 39, л. 20а и № 35, л. 7б.) выдано 2 тилля. За двух пленников карадашлы Анна-Эвеза выдано 4 тилля. За пленника орус-кошчи Курбан- [308] Клыча... (Далее одно слово неразборчиво.) выдано 2 тилля. За четырех пленников карадашлы Курт-Мухаммед-бая выдано 8 тилля. За одного пленника имрели Хасан-Мурада выдано 1 тилля”.

Лл. 88а-91б, 96б — списки лиц, получивших денежные вознаграждения за ранения, за доставленные головы, пленников, лошадей и т. п. во время мервского похода 1268/1852 г. В списках значатся почти исключительно туркмены (Наряду с туркменами встречаются еще джемшиды и каракалпаки.) разных племен: йомуты, имрели, гоклены, чоудоры, ата, сакары и др.

40

№ 62, л. 24б. В списке различных должностных лиц, получивших денежные награды, имеется заголовок: “Йомуты” (***). Указаны всего два человека: Берды-Мухаммед-хан и Назар-векиль 220; каждый из них получил по 8 тилля.

Список датируется началом 1270-х гг. х. [серединой 50-х годов XIX в.) (См. Иванов, Архив, стр. 205.).

41

№ 63, лл. 62а-52б. В списках должностных лиц, получивших денежные награды, — датирован 1273/1856-57 г. — на л. 62а имеется заголовок: “Заложники-чоудоры” (***). В списке — 21 человек, из всех пяти основных подразделений чоудоров (абдал, кара-чоудор, игдыр, бурунджик, бузачи). Размер денежных наград нигде не указан.

42

№ 64, лл. 50а-51а, 52б, 53а, 55б, 62б. Такие же, как и в двух предыдущих дафтарах, списки получивших денежные награды; датированы 1274/1857-58 г. На л. 50а заголовок: “Заложники-чоудоры” (***), после чего на лл. 50а-51а следует тот же список, что и в дафтаре № 63 (21 человек), но с указанием размера награды. Приводим список полностью: [309] “Ходжа-Мухаммед-юзбаши, абдал (Названия родовых подразделений написаны везде над именами.), — 20 тилля. Ай-Назар-махдум, абдал, — 4 тилля. Торе-бек, абдал, — 4 тилля. Хал-Назар 221 — 10 тилля. Палван-Назар — 4 тилля. Адина-Назар — 4 тилля. Матай (***) — 4 тилля. Мухаммед-Джума 222 — 4 тилля (л. 50а). Кара-чоудоры: Торе-бек — 4 тилля; Четик-юзбаши — 5 тилля; Хал-Дурды — 4 тилля; Курбан — 3 тилля. Сабыр, игдыр, — 4 тилля. Хан-Тимур — 4 тилля (л. 50б). Рахим Керенг (? ***) — 4 тилля (В дафтаре №63 указано, что Хан-Тимур и Рахим (в №63 - ***) — также игдыры.). Хаким-юзбаши, бурунджик, — 4 тилля. Кул-Мухаммед — 4 тилля. Ганчи-бек (***) — 4 тилля (По дафтару № 63 последние два лица — также бурунджики ). Кутлуг-Мурад-хан Хор (***) (В дафтару № 63, очевидно, правильнее Кутлы-Мурад Канхор (***, т. е. букв. 'кровопийца').), бузачи, — 4 тилля. Ходжа, сын Нур-Мухаммеда — 5 тилля. Союнч Каракчи — 5 тилля (Последние двое, по дафтару № 63, — также бузачи.) (л. 51а)”.

На л. 52б среди различных узбекских чиновников значится Балли-теке, которому выдано 10 тилля. На л. 53а среди других отмечены йомут Назар-векиль и теке Сахат, которым также дано по 10 тилля. На л. 55б в списке слуг (***) эмир аль-умара-торе последними перечислены 6 чел. из племени салор (Нияз-Мухаммед-инак (!), Яр-Мухаммед-Селим (?), Хал-Мурад, Ай-Мухаммед, Эвез и Оде-Нияз), которым выдано по 5 тилля. На л. 62б имеется заголовок: “Али-или”; перечислено 7 человек, которые получили от 1 до 5 тилля: “Джехан-Кули, сын Нияз-Кули-юзбаши — 5 тилля. Мехми, сын Сулейман-Кули — 5 тилля. Аба, сын Нияз-Кули — 5 тилля. Сеид-Назар, сын Хал-Назара 223 — 4 тилля. Аман-Дурды, сын Мехми — 5 тилля. Ходжа-Кули, сын Анна-Полада — 2 тилля. Мухаммед-Берды-бек, сын Мехми-бека — 1 тилля”.

43

№ 76. Книга денежных доходов и расходов за 1272/1855-56 г. (П. П Ивановым (Архив, стр. 124) указан ошибочно 1273 г. х.). Основную часть расходных записей составляют ведомости на выдачу денежного содержания (конук) 224 и [310] одежды (серпай), а также различного рода наград туркменским нукерам. Приводим некоторые наиболее характерные записи. “Али-или Аба в качестве конука (***) на 1 день выдано 5 тилля” (л. 4б). “54 всадникам, прибывшим с теке Сахатом, выдано 180 тилля на 20 дней, по 9 тилля на каждый день” (л. 4б). “18 всадникам теке во главе с сыном Нефес-бека выдано в качестве конука на 18 дней 54 тилля, по 3 тилля в день” (л. 5б). “72 всадникам теке Сахата в качестве конука на 10 дней выдано 120 тилля” (л. 6б). “Начиная с воскресенья 21-го рамазана, семи чоудорам выдан конук по 1 тилля в день. За 5 дней выдано 5 тилля” (л. 9а). “Сахату в качестве двухдневного конука (***) выдано 2 тилля 3 теньга” (л. 12б). “Ходжа-Нияз-векилю выдало 15 тилля” (л. 13а). “Гоклену Берды-Мухаммед[-хану?] выдано 15 тилля” (л. 14а). “Текинцам из Кара-яба 225 — 200 всадникам во главе с Мухаммед-Назар-сердаром и Курбан-Дурды-сердаром в качестве конука на одну ночь (***) выдано 15 тилля” (л. 16б). “1120 всадникам Балли-теке в качестве конука на 3 дня выдано 563 тилля. В тот же день Беки-кашикчи 226 на конук [для]*1120 текинцев на 4 дня выдано 750 тилля 10 теньга (***). (лл. 21б-22а). “Для [выплаты] конука текинцам под Ильялы послано с Мирза-ханом 1423 тилля” (л. 24б).

Записи в этом дафтаре, посвященные раздаче конука, содержат очень большое количество имен туркменских предводителей: ахальских, серахских и мервских текинцев, чоудоров, йомутов, сарыков, гокленов, имрели, али-или и др. Все эти записи связаны с происходившим в то время восстанием хорезмских туркмен. Несколько раз упоминается об отправке крупных сумм из ханской казны для выплаты конука текинцам в Ташаузе или Ильялы, с указанием, что деньги взяты из салгыта, собранного мехтером (лл. 37б, 94б) и кушбеги (лл. 95б, 96а), а также из денег, полученных от Мухаммед-Мурада-диванбеги (л. 85б), — т. е., очевидно, из сборов зеката, — а также собранных с каракалпаков (л. 85б).

Имеются также немногочисленные записи о выдаче конука казахам (лл. 6а, 35а, 48а) и каракалпакам (лл. 18а, 30а, 48а). [311]

Из записей, не связанных с выдачей конука, отметим лишь наиболее любопытные.

“Его величество [хан] лично выдал кара-чоудору Карнаю 30 тилля в качестве денег за лошадь (***)” 227 (л. 1б). “Теке Балли-батыру за [доставленные им] две головы выдано 20 тилля” (л. 10б). “За 14 голов, доставленных из Ильялы, выдано 140 тилля (***)”. (л. 12а). “Чоудору Сары-Карнаю выдано 300 тилля” 228 (л. 13б). “Гоклену Мухаммед-Сахату в качестве денег за лошадь (***) выдано 20 тилля” (л. 15б). “Одиннадцати всадникам, прибывшим в качестве гонцов от ахальских теке (***) выдано полтора тилля” (л. 15б). “Текинцам, которые в сражении под Ак-Дербендом (***) 229 потеряли убитыми 18 коней и 6 человек и ранеными 2 человек и взяли 2 головы, выдано 510 тилля” (л. 21а). “Когда Ходжа-Нияз-векиль и Салих-аталык отправились к йомутам (***), выдано [им] 6 тилля” 230 (л. 23а). “Балли-теке выдан нож (***) за 6 тилля” 231 (л. 26б). “Чоудору Ходже за его ружье (***) выдано 3 тилля” 232 (л. 28б). “Чоудорским кедхуда во главе с Казак-бай ишаном выдано 100 тилля (***)” (л. 32а). “Йомутским кедхуда, когда они доставили пушку, выдано 100 тилля (***)” 233 (л. 41б). “Начиная с четверга 18 октября йомутским кедхуда выдавалось 15 тилля ежедневно (***)...Ходжа-Нияз-векилю в награду (***) выдано 15 тилля” (л. 48б). “Начиная с воскресенья 13 октября чоудорским кедхуда во главе с Казак-бай-ишаном выдавалось ежедневно 11 тилля” (л. 49б).

44

№ 58, лл. 13а-15а, 39б. Отдельные записи о различных денежных выдачах туркменам за 1272/1855-56 г. (Здесь же имеются записи о выдаче зерна, о которых говорилось ранее (см стр. 305).). Примеры записей:

“Имрели Искандеру за пару ушей (***) 234 выдано 10 тилля; еще за пару ушей — 10 тилля. Еще на серпай [312] (***) выдано 10тилля” (л. 13а).“Для 109 человек из сарыков в качестве денег на серпай (***) выдано 109 тилля” (л. 13б). “Людям сарыка Бегенч-бека в качестве конука выдано 114 тилля” (л. 13б). “Гоклену Мухаммед-Сахату выдано ружье с серебряной несечкой, взятое (или “купленное” — ***) у Торе-палвана” (л. 39б).

45

№ 30, л. 132а (вкладной). Список, озаглавленный: “Вновь выданные одежды (серпай)” (***). В нем наряду с именами нукеров-узбеков есть следующая запись: “чоудорам, захватившим пленников из йомутов, выдано 10 хлопчатобумажных одежд (серпай), 10 одежд [из материи] аб-йол 235 и 10 одежд [из] русской [материи]” (***).

Запись не имеет даты; дафтар в целом датируется, как уже указывалось выше, 1270-1279/1854-1863 гг.

46

№ 40, л. 3а и № 66, л. 87а. Идентичная запись в двух дафтарах, относящихся к 1275/1858-59 г. 236: “Кушбеги-беку для имрели Ата-Нияз-хана выдано 20 полных тилля. Еще кушбеги-ака взял 50 полных тилля 237 для перелачи старшинам [племени] имрели” (***) (Так в дафтаре № 40, л. 3а. В дафтаре № 66, л. 87а, оба раза написано “кушбеги-бек”.).

47

Архив Куна, оп. 1, № 133. Дафтрр из архива хивирских ханов, содержащий записи денежных доходов и расходов за 1283-1284/1866-1868 гг. Значительнее количество расходных записей (а за 1283 г. х. — большинство) посвящены выдаче туркменам конука, одежды и т. п. В виду обширности материала этого дафтара мы ограничиваемся периодом некоторых [313] наиболее характерных записей в том порядке, в каком они следуют в подлиннике.

1283 год, соответствующий году барса, реджеб. “Йомутам Яхши-Мухаммеду и Ораз-Мухаммеду выдано10 тилля” (л. 2а).

Ша'бан. “35 всадникам во главе с теке Наджиб-сердаром выдано по 5272 теньга в день; [всего] за 9 дней выдано 52 1/2 тилля конука 238. На пропитание на дорогу (***) [им же] выдано 70 тилля. Теке Наджиб-сердару выдано (***) 239 два халата (дон — ***), одна пара сапог и одна шапка (тельпек — ***)” (л. 3б). “27 всадникам во главе с теке Кази-ханом выдано по 40 1/2 теньга в день; [всего] за 4 дня выдано 18 тилля конука. На пропитание на дорогу выдано 54 тилля. На серпай (***) выдано 27 тилля” (л. 4а). “Девятнадцати амельдарам 240 мервских теке и ахальских теке во главе с теке Ораз-Мурадом Сакау, Кази-ханом и ахальцем Аман-Али-сердаром выдано 19 халатов (дон), 19 [пар] сапог и 19 шапок — на сумму 84 тилля” (***) (л. 4б). “Товарищу (***) ахальца Аман-Али-сердара выданы (***) один халат (дон), одна шапка, одна пара сапог и еще четыре белых халата (? ***) — [всего] на сумму 13 тилля без 1 теньга”. “Для текинцев (***) выдано Эвез-Нияз-мехрему 20 тилля” (л. 4б). “Семи гонцам (***) под начальством гоклена Ораз-Вели выдано 7 хлопчатобумажных одежд (серпай)” (л. 4б).

Рамазан. “Прикочевавшему карадашлы Эвез-Дурды выдано 2 тилля. Еще 15 семействам его (***), выдано 15 тилля” 241 (л. 6б). “По случаю смерти чоудора Худай-Берды-ишана передано на поминки (***) 242 через муэззина (***) 20 тилля” (л. 7а).

Шавваль. “Йомуту Нефес-сердару Якуб-мехрем выдал 10 тилля” (л. 9б). “Чоудору Балта-баю по приказу Атаджана-торе выдано 2 тилля за барана (***)” (л. 9б). “За то, что чоудор Баба-бек принес его величеству ковер, Аташ-мехрем выдал (букв. “пришел и выдал”) [ему] 25 тилля” (л. 9б).

Зу-ль-ка'да. “Херзе-векилю и Хасан-Кули-бахши 243, когда [они] привели ишаков, которых угнали йомуты [314] (***), выдано 18 тилля и две хлопчатобумажные одежды (серпай)” (л. 11б). “5 всадникам во главе с теке Бегенч-батыром выдано 5 теньга в день (***)” (л. 11б). “5 пехотинцам (***) во главе с Аман-Гельды из здешних йомутов (***), которые доставили одну голову от йомутов, выдано 20 тилля и 2 одежды (серпай.) [из материи] аб-йол” 244 (л. 12б).

Зу-ль-хидже. “60 всадникам [из племени] ата под начальством Бек-Мурада выдано 130 тилля; самому [Бек-Мураду] (***) выдано; 6 тилля” (л. 14а). “Чоудору Ходжа-Мухаммеду-юзбаши выдано в награду (***) 20 тилля... Для подарков прикочевавшим йомутам Назар-векилю выдано 30 тилля (***). 245

“Находящимся в карауле атинцам (***) выдано на угощение по случаю праздника жертвоприношения (***) 25 тилля; еще чоудорам и текинцам выдано 10 тилля; еще гокленам и али-или выдано 10 тилля; арабачи выдано 5 тилля” (л. 14б). “Из денег, полученных от йомутов, роздано 500 тилля (***). Еще 1000 тилля роздано. Еще 1000 тилля роздано”. [Далее на той же странице еще несколько раз повторяются записи о раздаче денег — по 1000 и 2000 тилля; всего роздано 16 500 тилля 246] (л. 15б). “14 всадникам во главе с чоудором Союн-батыром выдано в качестве месячного жалованья (***) 24 тилля” (л. 16а). “На поминки по гоклену по имени Назар-Кавак, который в день нападения йомутов был ранен и, вернувшись домой, умер, выдано 20 тилля” (л. 17б).

1284 год, мухаррем. “Атинцам, прикочевавшим из [района] Чарджуя, выдан конук 5 теньга”. “Пяти послам, пришедшим от йомутов, во главе с Мулла Курбаном, за три дня выдано 15 теньга конука, по 5 теньга в день” 247 (л. 21а). “Недавно прикочевавшим 3 человекам [из племени] ата во главе с Сары-батыром в качестве полумесячного конука (***) выдано 3 тилля” (л. 22а). “16 амельдарам тазе-кунгратов выдано каждому по 5 тилля — [всего] 80 тилля. Еще... 100 их всадникам выдано 250 тилля. Упомянутые деньги выданы Худай-Назар-мехрему” (лл. 22б-23а).

Сафар. “Йомутам Ораз-Мухаммеду и Нефес-сердару даны 3 лошади — [общей стоимостью] 120 тилля” (л. 24б). “Ата Гогиль-батыр (***) 248 доставил одну голову. [За это] его гонцам (***) выдано 3 одежды [из материи] аб-йол; [316] за голову выдано 10 тилля; еще выдан один хлопчатобумажный серпай; еще выдан нож [стоимостью] 1/2 тилля” (л. 24б). “В воскресенье 27-го сафара 16 кедхуда тазе-кунгратов в качестве полумесячного конука выдано 40 тилля. 102 их конным нукерам выдано 127 1/2 тилля” (л. 27б). “28 сафара в понедельник Ата-векилю и Нефес-сердару выдано 10 тилля. Еще 6 их кедхуда (***) [выдано] по 4 тилля [каждому] — [всего] 24 тилля. Еще 114 их всадникам (***) [выдано] 342 тилля” (л. 28а). “Начиная со среды 23 сафара йомутским кедхуда во главе с Бахши выдавалось ежедневно по 3 теньга, до субботы 22 джумади I за 88 дней выдано 29 тилля 3 теньга” (л. 28б).

Раби I. “8 йомутским кедхуда во главе с Бахши выдано 16 халатов (***), 8 шапок (***) , 8 пар сапог [обшей] стоимостью 62 тилля” 249 (л. 29б).

Раби II. “За рабыню с ребенком (***), купленную у текинцев, уплачено 250 тилля” (л. 31б). “По случаю устройства маслахата чоудоров с йомутами относительно пленных (***) куплено 4 пуда сахара (*** (Sic!) ***) — 24 тилля; куплено 6 батм. риса — 60 теньга; куплено 1 1/2 батм. кунжутного масла — 4 тилля; куплено 1 1/2 батм. мяса (***) — 2 тилля. Мелкие расходы (***) — 2 тилля” 250 (л. 32б).

Джумади I. “По случаю отправления Нияз-Мухаммеда-юзбаши в Мерв выдано ему на пропитание на дорогу 100 тилля. Еще выдан конь стоимостью 100 тилля. Для [покупки] коня в подарок (букв. “посылаемого”) Нур-Берды-хану передано (букв. “послано”) Нияз-Мухаммеду-юзбаши 200 тилля. Еще на [покупку?] трех посылаемых [Нур-Берды-хану] пистолетов передано 50 тилля. Нур-Берды-хану послан красный (***) чекмен 251 с красивым поясом и нож с рукояткой из рога носорога — стоимостью 30 тилля. Нияз-Мухаммеду-юзбаши выдан позолоченный нож (Т. е. с позолоченной рукояткой.) стоимостью 13 тилля. Отправляющимся с ним двум его людям выдано 10 тилля. Еще пяти текинским, кедхуда выданы 5 халатов (чапан), 3 шапки и 3 пары сапог — [общей] стоимостью 22 1/2 тилля” 252 (л. 33б). “Йомутским бахши (***) выдано 110 тилля”! 253 (л. 36б).

Реджеб. “Вновь пришедшим текинцам на чай (***) Якуб-мехрем выдал 1 тилля” (л. 45а). “Карадашлы Менгли-[317] Мухаммеду за то, что он принес кошму (Букв. “текинский войлок” (***).), Атаджан-торе выдал 3 тилля” (л. 46а). “Йомуту Джеббар-Берды-сердару в качестве денег за лошадь (***) выдано 60 тилля. Еще 25 всадникам из караула Джеббар-Берды-сердара выдано 77 тилля. Еще Джеббар-Берды-сердару на чай и табак выдано 3 тилля” (л. 47а).

Ша'бан. “На поминки по Назар-векилю выдано 40 тилля” (л. 49б).

Рамазан. “Для йомутских бахши Палван-диван взял 110 тилля. Упомянутым кедхуда выдано [также] 4 халата [из материи] шахи 254, стоимостью 20 тилля” (л. 50б). “Сыну чоудора Ходжа-Мухаммеда-юзбаши по случаю устройства [им] тоя (***) Аташ-мехрем выдал 40 тилля” (л. 52б).

Приведенные записи дают лишь общее представление о содержании дафтара, но ни в коей мере его не исчерпывают. На лл. 2а-35 а преобладают записи, имеющие то или иное отношение к туркменам и отражающие до некоторой степени ход туркменского восстания в 1866-1867 гг. В частности, упоминается целый ряд боев с восставшими йомутами (под Ильялы, Ташаузом, Ак-ябом и т. д.), набеги (чапаулы) йомутов против хивинцев и хивинцев против йомутов (в районах Ташауза, Ходжейли и др.), приводятся длинные списки раненных и убитых в этих боях и набегах, а также награжденных за доставку пленных, неприятельских голов и т. п. Во второй половине дафтара (начиная с л. 35б, на котором повторена дата: “1284, год зайца”) упоминаний о туркменах значительно меньше, причем преобладают сведения о выплате конука небольшим отрядам текинцев, приходивших на короткий срок в Хивинское ханство.

48

№ 90. Записи о выдаче денежного содержания и наград нукерам-туркменам за 1284 г. х. (главным образом за месяцы раби I и раби II/VII — VIII. 1867 г.). На лл. 3а-14б следуют исключительно записи о выдаче конука. На л. 3а записана выдача конука гокленам (во главе с Сафар-Кули-векилем и Берды-Мухаммедом), 14 чоудорам во главе с Союн-ханом, кельтеминарским атинцам (***) 255 во главе с Халли-[318] палваном и десяти всадникам инака. На л. 3б записан конук выдававшийся атинцам, гокленам и десяти всадникам инака. На л. 4а записана выдача конука тем же самым атинцам, гокленам, чоудорам и выдача 3 тилля сарыку Хак-Назару. Конук всем этим всадникам (атлы) 256 выдавался, очевидно, раз в полмесяца. О его размере можно судить по следующим записям:

“28-го раби I, в понедельник, выдан конук атинцам (***): Бек-Мураду выдано 2 1/2 тилля. Джума-Гельды-сердару выдано 1 1/2 тилля. Оразу, сыну Анна-Курта, выдано 1 1/2 тилля. Остальным 146 всадникам выдано 182 тилля 7 теньга... 8-го раби II, в пятницу, гоклену Берды-Мухаммеду на полмесяца (***) выдано 1 1/2 тилля. 50 всадникам его выдано 65 тилля. Гоклену Сафар-Кули-векилю выдано 1 1/2 тилля, 28 всадникам его выдано 35 тилля. Сыну гоклена Мулла Хал-Мухаммеда выдана 1 тилля. Кельтеминарским атинцам, 20 всадникам во главе с Халли-палваном, выдано 25 тилля” (л. 3б). На одного рядового всадника, таким образом, получается 1 1/4 тилля на полмесяца 267.

Лл. 4б-8а не заполнены, а на лл. 8б-9б содержатся записи о выдаче конука чоудорам за те же месяцы, что и атинцам (раби I — раби II). Чоудорам выдача конука производится ежедневно, причем количество получающих конук всадников все время возрастает: с 285 чел. 26-го раби 1 до 497 чел. 20-го раби II. Размер конука — 1 теньга в день на человека (например, 350 всадников получают 38 тилля 8 теньга, т. е. 350 теньга). На л. 9а записана также выдача конука “текинцам, находящимся в Ильялы (***)”, — 53 тилля 6 теньга. Лл. 10а-13а не заполнены. На лл. 13б-14б записаны ежедневные выдачи конука текинцам в месяце раби II: 16 всадникам во главе с Аман-Али-сердаром и 14 всадникам во главе с Ата-Нияз-сердаром 258. Размер конука — 1 1/2 теньга в день на человека (Почему-то 16 всадникам Аман-Али-сердара все время выдается по 23 теньга вместо 24.).

Этим заканчиваются записи о выдаче конука. На л. 19а следует ведомость на выдачу наград отличившимся в бою нукерам, озаглавленная: “23-го раби II 1284 (26.VI. 1867) г. выданы деньги за [доставленные] головы и кожи (***)”. В списке только один узбек (из Гурлена), [319] остальные все туркмены — главным образом карадашлы, а также чоудоры. За доставленную голову выдается 10 тилля, за “кожу” (очевидно, снятую с захваченного врага) — 20 тилля” Большей частью одну голову или “кожу” приносят несколько человек. Кроме того, 40 тилля получил карадашлы Торе-батыр (***) за доставленных им двух пленников. На л. 19б сперва продолжается тот же список. Затем записана выдача 40 тилля кара-чоудору Айд-Мухаммеду-юзбаши “за поимку и доставку имрели Мехми” (***). Далее следует список лиц, отличившихся во вторник в бою у сенгира Бенги 259; за каждую голову или два уха (***) доставленные ими, они получают по 10 тилля. В этом списке — также чоудоры и карадашлы. В конце страницы итог: “Головы и пленники (***) — 515 [тилля]”.

На лл. 22б-25б и 28а-30а помещены списки другого рода: лица, получившие денежную компенсацию по случаю ранения, а также потери или ранения лошади. В списках почти исключительно туркмены: больше всего — чоудоры различных подразделений, затем карадашлы, гоклены, ата, теке, сарык и кара-йылгынлы. Наблюдается следующая “такса”: за ранение нукера — 1 1/2 - 4 тилля (Впрочем, некоторые старшины (юзбаши и пр.) получают за ранение большую сумму (5-7 тилля), а сыну чоудора Мухаммед-Эмин-ишана за ранение выдано 10 тилля (л. 22б).) (иногда указано “за тяжелое ранение”); за ранение лошади — 1-2, иногда 5 тилля; по случаю смерти нукера — 20 тилля (выплачивалось, очевидно, родственникам); столько же — за потерю лошади, в частности и в том случае, если она попадала в руки противника (Например, абдалу Берды-батыру за то, что лошадь его попала в руки йомутов (***), выдано 20 тилля (л. 23а); Суфи за то, что его лошадь попала в руки имрели (***), также выдано 20 тилля (л. 30а).).

На л. 25б имеется итог — “1554 [тилля]”, по-видимому, относящийся ко всем записям на лл. 22б-25б. В конце того же листа имеется следующая запись:

“Людям, доставившим во время вечернего боя порох для защиты крепости Бенги, а также защищавшим крепость [в качестве ее гарнизона] всадникам выдано 70 тилля” 260.

На л. 30 а также имеется итог (по лл. 28а-30а) — “1079 1/2 тилля”. Таким образом, всего по этим спискам выдано различных пособий на сумму 2633 1/2 тилля (почти целиком туркменам). [320]

49

№ 74. Дафтар, содержащий (на лл. 5а-8б (Здесь, как и повсюду в нашем описании, верхняя пагинация; у Иванова (Архив, стр. 130) в этом случае почему-то указана нижняя.)) разрозненные записи прихода и расхода денег. На лл. 5а-6б упоминается несколько денежных выдач туркменам. В частности, 5 тилля выдано Ата-векилю (л. 5а), 10 тилля — бурунджику Хакиму Каракча (л. 6а), 3 тилля — жене гоклена Калантара (? ***). На л. 6б имеются также следующие две записи:

“Карадашлы Торе за лошадь (***) выдано 60 тилля. Имрели Абыл,(? ***)-хану (Имя написано неразборчиво.) за лошадь выдано 80 тилля” 261.

Дафтар датируется, по-видимому, серединой 60-х годов XIX в. (судя по некоторым именам туркмен) (П. П. Иванов не дает датировки дафтара.).

50

Рукопись Ин-та народов Азии АН СССР А 423. Дафтар из архива хивинских ханов, содержащий записи денежных расходов с джумади II 1287 г. по джумади I 1288 г. (IX. 1870 — VIII. 1871 г.). Среди них довольно много записей о выдаче конука небольшим группам туркмен различных племен (по 5-15 чел.), прибывавшим в Хивинское ханство с Гюргена, из Ахала, Теджена, Мерва и Чарджуя и остававшимся в ханстве от 2-3 недель до нескольких месяцев. Упоминаются следующие племена: теке с Теджена, из Ахала и Мерва; йомуты отдела кара-чока с Гюргена и Балхан; сарыки; эрсари; сеид из Чарджуя (14 всадников во главе с Ходжа-ишаном — л. 4б). Обычный размер конука — 1 теньга в день на всадника; в редких случаях встречается и 2 теньга в день (Довольно часто встречаются также упоминания о выдаче конука казахам (группам по 6-10 человек), в том же размере.). Кроме того, выдаются деньги на пропитание в пути (***), а также одежда предводителю, а иногда и еще нескольким старшинам (кедхуда).

Пример записи о выдаче конука: в месяце зу-ль-ка'да “11 всадникам во главе с сарыком Хатым-беком выдавалось по 11 [321] теньга в день, [всего] за 11 дней выдано 121 теньга. На пропитание в пути (***) выдано 22 тилля. Хатым-беку, младшему брату Тангри-бека и Кесе-мирабу (***) — этим трем человекам выданы 3 халата (дон) [стоимостью] 9 тилля” (л. 51а). Из прочих записей приведем лишь наиболее интересные: “Для дозорных, которые захватили на ильялинской дороге и доставили двух йомутов (***) Абдулла-мехрем взял шесть халатов (дон), [общей] стоимостью 12 тилля” (л. 5а). “На поминки по али-или Мехми 262 его сыну выдано 20 тилля” (л. 7а). “Одному всаднику, который сообщил, что теке из Ахала собираются перекочевать [в Хиву] (***), начиная с 21-го рамазана (1287 г. х.) выдано по 1 теньга в день, [всего] за 19 дней — 19 теньга” (л. 36а). “Начиная с субботы, первого [числа] упомянутого месяца (шавваля), прикочевавшим в Уаз (***) двенадцати текинцам во главе с Карлы выдано 12 теньга конука на день; [всего] за 18 дней выдано 24 тилля” (л. 45а). “50 всадникам из йомутов Ата-векиля (***) выдано 154 тилля” (л. 47б — шавваль 1287 г.; такая же выдача записана и в месяце зу-ль-ка'да — л. 52б). “Старшинам (кедхуда) нижних йомутов выдано 4 куска хлопчатой материи (***)” 263 (л. 58б — зу-ль-хидже 1287 г.). “Якуб-мехрем взял для йомута Сары-сердара 40 тилля” (л. 59а). В месяце зу-ль-хидже 1287 г. были выданы халаты из бухарского шахи. Ата-векилю, Нефес-сердару, Ораз-Мухаммеду 264, Мухаммед-Сеиду и новому бахши из подразделения окуз (***) (л. 60а). Под датой мухаррем 1288 г. имеется запись о выдаче конука на 32 дня (по 15 теньга в день) 9 текинцам во главе с Уста-батыром, причем самому Уста-батыру сверх конука выдано 40 тилля, чекмен с поясом, халат (дон), шапка и нож с позолоченной рукояткой, а шести “его товарищам” (***) — 6 халатов (л. 61б). Несколько далее имеется следующая запись: “[В компенсацию] за лошадь Уста-батыра, которая пала в пути, Хызыр-мехрем купил [ему] лошадь за 45 тилля” (л. 62б). В мухарреме 1288 г. отмечается также выдача конука 12 текинцам во главе с сыном Нур-Берды-хана — имя не названо (л. 61б), а в сафаре того же года была сделана запись: “За одну рабыню и двух рабов, привезенных сыном Нур-Берды-хана, уплачено 270 тилля” (л. 65а). [322]

51

№ 46. Такие же записи, как и в предыдущем дафтаре, но за 1288 г. (начиная с реджеба) и 1289 г. (IX. 1871-1872 гг.). Размеры конука — 1-1 1/4 теньга в день на одного всадника. Приводим две типичные записи о выдаче конука.

“Прибывшим 6 рамазана в субботу из Мерва 9 всадникам (***) Уста-батыра, 7 всадникам Баба-бека, 7 всадникам Бек-Полада, 7 всадникам брата Нур-Берды-хана, 3 всадникам Бахши — упомянутым 33 всадникам выдано по 40 теньга конука в день; [всего] за 48 дней выдано 213 тилля 3 теньга конука. На пропитание в пути (***) Уста-батыру выдано 40 тилля; находящимся при нем 10 его людям (***) выдано 30 тилля. Еще выдан халат (дон) — 4 тилля. Баба-беку выдано 25 тилля, 6 его людям — 18 тилля. Еще выдан халат — 3 1/2 тилля. Бахши выдано 10 тилля; Бахши еще выдан халат [из материи] шахи — 30 теньга. Двум его людям выдано 6 тилля; еще выдан халат — 3 1/2 тилля. Дурды-хану выдано 10 тилля; еще выдан халат [из материи] шахи — 30 теньга. 5 его людям выдано 15 тилля; еще выдан халат — 3 1/2 тилля. Бек-Полад-бию 265 выдано 10 тилля; 5 его людям выдано 15 тилля. Упомянутым текинцам выданы 4 кошмы (***) — [всего] на сумму 10 тилля; куплено [для них] 4 барана [на сумму] 7 тилля; выдано 4 фунта (***) чая [на сумму] 4 тилля” (лл. 22а-22б).

Другая запись: “5 гонцам (***), прибывшим от ахальских старшин (кедхуда), выдано 5 хлопчатобумажных халатов (серпай) на сумму 12 1/2 тилля (л. 38а) ... Пришедшим из Ахала старшинам (кедхуда) выдано по 12 тилля в день — [всего]... за 40 дней 480 тилля конука. Аман-Али 266 выдано 10 тилля. Еще 24 его старшинам (кедхуда) выдано на пропитание в пути по 7 тилля [каждому] — 168 тилля. Еще 64 его людям (***) выдано по 2 тилля [каждому] — 128 тилля (Эта запись повторяется, т. е. всего выдано 256 тилля.) ... Еще 24 кедхуда в качестве серпая (***) выданы 24 халата на сумму 69 тилля. Еще за 32 дня выдано им на шурпу (***) по 1 батм. мяса (***), 40 агры (Агры — 1/80 часть батмана.) курдючного жира и 5 батм. хлеба (***) в день — [всего] на сумму 113 1/2 тилля” (л. 38б). [323]

Приводим также некоторые наиболее интересные записи помимо выдачи конука.

Реджеб 1288 г. “Старшинам, которые отправились для [организации] перекочевки гокленов, выдано 200 тилля” (***). (л. 2а). Шавваль 1288 г. “Прибывшему от гокленов гонцу (***) Нур-Ислам-ишану 267 выдан атласный чекмен [стоимостью] 6 тилля” (л. 28а). “На устройство угощения (***) для гокленов, прикочевавших (***) вместе с Берды-Мухаммедом гокленом, выдано 40 тилля” (л. 30а). Зу-ль-ка'да 1288 г. “На наем верблюдов для прикочевавших гокленов выдано 1000 тилля. Еще Берды-Мухаммеду выдано 500 тилля” (л. 33а). Есть несколько записей о выдаче денег чоудорскому караулу во главе с Нурджаном (выдаваемые им деньги называются (***) (Им выдавалось ежемесячно 62-63 тилля, несмотря на изменения в количестве всадников (30 чел — л. 35б, 21 чел — л. 42а, 20 чел, — лл. 47б, 49б).). Атинцам, которые пришли из караула (***), выдано 7 хлопчатобумажных халатов (серпай) и 6 халатов из шахи, (л. 58б). Интересны также следующие три записи: “Йомуту Хасан-Кули-бахши, когда он принес бель-йип 268, Аташ-мехрем выдал 20 тилля” (***) (л. 31а). “Сыну Назар-векиля, принесшему бель-йип, выдано 15 тилля” (л. 71б). “Йомуту, который принес чепрак (***), выдано 6 тилля” (л. 22а). “Йомуту, который привел (или принес убитого?) тигра (***), выдано 5 тилля и серпай” (л. 37б).

52

Архив Куна, оп. 1, № 134. Дафтар расходов за 1289/1872-73 г. В нем упоминаются почти исключительно выдачи на расходы арка и ханской семьи и лишь единичные выдачи туркменам, в частности — ежемесячные выдачи чая и табака Ата-векилю, Нефес-сердару и Арна-Таган-векилю (лл. 2а, 3а, 9а и др.). Интересна следующая запись: “Теке Нур-Берды-хану послан один халат (чапан) и один суконный чекмен с поясом (***) — [всего] на сумму 26 тилля” (л. 1а — мухаррем). [324]

6. ЗАПИСИ О ВЫДАЧЕ ЛОШАДЕЙ

53

№ 77, лл. 9б-12б. Записи о выдаче лошадей разным лицам, в том числе туркменам, и о покупке лошадей у туркмен. Датированы 1279/1862-63 г. (На лл. 1б-6а записи датированы 1278 г х ; записи, относящиеся к 1279 г.х., начинаются с л. 6б.). Ниже приводятся записи, касающиеся туркмен.

“За лошадь нукера йомута Коч-Бакара-онбеги выдано 20 тилля” (л. 9б). “Лошадь йомута Баба-бая, умершего при возвращении из посольства в Бухару, отдана карадашлы Кара-батыру Кору. Еще из его (Баба-бая) ружей двухствольное [ружье] передано также [Кара-батыру Кору]” (***) (л. 10б). “Еще для двух заложников-йомутов взято у мехтер-ака 40 тилля, и куплена Бек-Дурды Кору из тире окуз лошадь бурой масти за 20 тилля, а также Бабалаку из тире ушак лошадь сивой масти за 20 тилля” (лл. 10б-11а). “Еще куплены сивая лошадь, приведенная (букв. 'пришедшая с') йомутом Сеид-беком, за 100 тилля, 1 суконный (? ***) чекмен, 1 плитку черного чая и 2 [головы] сахара. Эти деньги (***) взяты у Эвез-Нияз-мехрема, чекмен взят у мехтер-ака, сахар и чай взяты у диванбеги-ака” (л. 11а). “У младшего брата йомута Хасан-бека куплена лошадь за 35 тилля и отдана йомуту Коч-Бакару-онбеги”. “Заложнику-йомуту Сеид-Тургаю выдано 20 тилля, на его лошадь наложена тамга и отдана ему же” (***).

На тех же листах имеются аналогичные записи о передаче (или “покупке”) лошадей не только туркменам, но и казахам и узбекам 269.

54

№ 75. Ведомость на раздачу лошадей нукерам, среди которых первое место по количеству занимают туркмены; датирована 1282/1865 г. Во многих случаях указывается, что передаваемая нукеру лошадь взята у того или иного лица или [325] у племени (йомутов, чоудоров и т. п.) 270. Почти всегда указывается масть лошади.

Списки составлены бессистемно: иногда в основу положена принадлежность раздаваемых лошадей тому или иному племени, иногда же списки составлены по племенам (или военачальникам), нукерам которых выдаются лошади.

Записи начинаются на л. 7а следующим образом:

“Лошадь, взятая у сарыка Максуд-хана, выдана ему же (***). Меджеуру (***) Сафар-Мухаммеду выдана сивая лошадь. Йомуту Яр-Гельды салаху выдана рыжая лошадь. Йомуту ушаку Хан-Дурды-палвану выдана серая лошадь... Окузу Отуз-бахши 271 выдана рыжая лошадь... Кара-чоудору Яры выдана лошадь ... Оде-Мухаммеду чоудору выдана гнедая лошадь, взятая у Алты-бая. Рыжая лошадь чоудора Мухаммед-Мурад-бека куплена за 20 тилля и выдана ему же (***)” (л. 7а).

На л. 7б продолжаются записи такого же рода. При этом упоминаются лошади, взятые у йомутов и у чоудоров. Интересна следующая запись: “Чоудору Айд-Мухаммеду-юзбаши выдана лошадь, на которую [предварительно] поставлена тамга”.

На лл. 8а-9а упоминаются лошади, взятые у чоудоров и тиведжи. На л. 8а имеется такая запись: “Чоудору Хакиму Джинли куплена (?) его собственная гнедая лошадь за 30 тилля (*** (Sic) ***).

На л. 9а: “Лошадь Якуб-бека выдана карадашлы Кара-хану... Лошадь салаха Курбан-бая выдана Назар-сердару”.

На л. 9б упоминаются “лошади, полученные от сарыков” 272: из числа их выдана серая лошадь младшему брату Аба-юзбаши.

На лл. 9б-12б записаны выдачи лошадей главным образом узбекским, а также казахским и каракалпакским нукерам. Есть случаи, когда узбекам передаются лошади, взятые у туркмен, но встречаются и случаи, когда лошади берутся у узбеков. На л. 11б имеется два заголовка: “Из текинских лошадей” (***) и “Из йомутских лошадей” (***).

На л. 14б и далее большинство получателей лошадей — туркмены; упомянуты следующие племена: чоудоры (обычно указывается только название подразделения: абдал, игдыр, [326] кара-чоудор и др.), ата, карадашлы, али-или, гоклены, теке, салоры, а также йомуты и имрели; отмечена, в частности, выдача лошадей Ата-векилю и Нур Гельды-бахши (л. 24а), Сары-сердару (л. 25б) и “йомутским караулам” (лл. 24а-24б). На л. 51б имеется заголовок “Гоклены” (***)(Первым записан Сафар-Кули-векиль, который получил сразу двух лошадей), на л. 56б — “Чоудоры”.

Иногда также указывается, кто именно производил выдачу лошадей; так, на л. 21а есть заголовок: “Лошади, выданные мехтер-ака” (***).

Приведем еще несколько образцов записей: “На лошадь чоудора Нурджан-бека наложена тамга, и [лошадь] выдана ему же” (***) (л. 14а). “Игдыру Торе-Мураду выдана его лошадь с наложением на нее тамги” (л. 14б). “Серая лошадь, которую привел мингбаши, выдана заложнику Курбан Гельды чоудору” (л. 21б). “Собственная лошадь йомута Мухаммед-Вели выдана ему [же] с наложением [на нее] тамги” (***) (л. 25б).

7. СПИСКИ КАРАУЛОВ

55

№26, л. 86а. Список караулов (сторожевых отрядов) хивинского войска в районе Кыз-кала. Полный перевод:

“Список караулов, составленный в 1268 [году, соответствующем] году мыши, 12-го ша'бана (1. VI. 1852 г.), [что соответствует] 10-му тазе-джеваза, в воскресенье, около Кыз-кала 273.

Караул йомутов (***): Ходжаш-караулбеги, Алла-Кули-сердар, Таган-батыр, Курбан-Кули-батыр, Аман-Гельды-батыр, Ак-Мухаммед-батыр, Эвез- ... (Слово неразборчиво.), Какалык, Улуг-батыр, Аман-батыр, Мухаммед-Берды-сердар, Мухаммед-Дурды-векиль, Эр-Назар-аталык, Ходжам-Берды-... (Слово неразборчиво.), Иламан, Алты [327] бай-батыр, Бек-Мухаммед коджук (***), Кичик-юзбаши, Нияз-Кут (***), Анна-Сахат.

Караул племени имрели (***): Сохбет-батыр, Карлы-Куле (***), Джан-Мухаммед-онбеги, Аман-Сары, Риза-батыр, Мухаммед-Назар, Янги-Назар, Айли, Назар-Кули, Сури, Анна-Нияз, Ата-Мурад-онбеги.

Ясаул тридцати двух караульных [из] йомутов и имрели — Худай-Берген Урус 274.

Тазе-кунграты: салах — Аба-бек, Иламан; окуз — Кара-Союн, Полад, Клыч; орус-кошчи — Анна-Берды, Кушак-батыр; ушак — Эзез-Нияз, Союн; кара-чока — Баба, Гельды-Яр.

Караул племени кара-чока (***): Амин (***)-сердар, Мухаммед-Яр, Анна Сатлык, Ходжа-Нияз, Ходжа-Назар-палван, Сары, Вели, Аман-сердар, Мулла, Чока (***).

[Ясаул] караула из тазе-кунгратов и кара-чока — Ходжа-Нияз Калмак (***).

Али-или (***): Аллаяр, Дурды. Карадашлы: Байрам-Али, Вели-Мухаммед. Тиведжи(***): Еген-Мухаммед. Игдыр: Ораз-Мухаммед, Курбан Калдау (***). Сафар, Алла-Берды, Ходжа. Абдал: Майли-юзбаши, Девлет-Назар, Мухаммед-Джума, Берды-батыр. Игдыр 275: Таган-батыр, Мухаммед-Дурды, Нияз-Дурды, Орек (***). Бурунджик: Сырым, Эвез-Мухаммед, Девлет-Мухаммед, Ноубат-батыр. Бузачи: Мухаммед-Мурад, Хызыр, Таш-Тимур, Курбан Узун.

Ясаул — Ходжа-Назар Бедель (? ***).

Караул чоудоров-кайтал (***) 276: Калпак-юзбаши, Айд-Мухаммед, Амин, Аман-Дурды-юзбаши, Курбан-Клыч, Клыч-Нияз. Бурунджик: Кучак(***)-юзбаши, Шах-Нияз, Хаким, Султан, Йоллы, Девлет-Мухаммед.

Ясаул — Сафар-Нияз-дастарханчи.

Караул джемшидов: Ахмед-караулбаши, Хасан-батыр, Мирза Ахмед, Файзулла, Мирза, Бехрам-батыр, Юсуф, Исмаил, Юнус, Мухаммед-Алла (***). Ясаул (?)(По-видимому, слово “ясаул” написано по ошибке.).

От [племени] ата — десять караульных.

Ясаул [караула] джемшидов и ата — Мурад Кака.

От [племени] гоклен — десять караульных. Ясаул — Мухам-мед-Салих Кул”. [328]

56

№ 26, л. 70б. Список караулов в районе Кабаклы. Заголовок: “1269 [год, соответствующий] году коровы, ша'бан (V-VI. 1853 г.), Кабаклы (***)” 277. Далее перечислены следующие группы: “Имрели, бывшие в карауле” (***) — 10 чел., из которых 5 зачеркнуты, причем итог соответственно переправлен; “караул ата” (***) — 10 чел. из которых 5 также зачеркнуты; “караул сакаров” (***) — 10 чел., из которых 4 зачеркнуты; “караул чоудоров” — 10 чел.; “караул гокленов” — 11 чел.; “караул карадашлы” — 10 чел.

8. ДОКУМЕНТЫ О ПЛОТИНЕ БЕНД

Документы, связанные с попытками йомутов разрушить плотину Бенд в голове Лаузана, представляют собой донесения (ариза) различных лиц, — главным образом хивинских сановников Муртаза-бия и Мухаммед-Мурад-мехрема, — отправленные непосредственно с плотины Бенд или из Ходжейли и адресованные хивинскому хану или его сановникам (не названным по имени). Только один из этих документов (№ 2) имеет точную дату — 7 шавваля 1274 г. (21 мая 1858 г.). На остальных иногда помечен месяц, только день недели или же вообще нет дат; однако, судя по содержанию, все они относятся к тому же времени, что и документ № 2.

Все эти документы, хранившиеся в одной папке, были обнаружены в рукописном отделе Гос. Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде А. Л. Троицкой, которая назвала эту папку “Документы о плотине Бенд”, изложила вкратце содержание документов и один из них (№ 9 — карту) опубликовала факсимиле 278.

Так как в описаниях А. Л. Троицкой были некоторые неточности как раз в тех частях, которые касаются туркмен, мы помещаем здесь изложение содержания каждого из остальных документов 279.

57

Папка Бенд, № 1. Неправильно обрезанный лист белой нелощеной бумаги, разм. 14х22 см; ранее был свернут в [329] виде узкой полоски (видны следы сгибов) 280. Размер текста — 14х18 см. На обороте у нижнего края листа — края оттисков пяти овальных печатей; на одном из них читается *** ('чоудор Айд-Мухаммед') 281, на другом — *** ('Мухаммед-Мурад-мехрем ибн Курбан.. .) 282, остальные три не читаются 283.

Донесение, адресованное “великому везиру”, т. е. мехтеру, о нападении йомутов на плотину в голове Лаузана. Йомуты в количестве около тысячи всадников подошли в понедельник к этой плотине, но, встретив сопротивление сотни всадников-чоудоров, отправились вниз по течению Аму-Дарьи и разрушили плотину Чоудор-ярган. Гарнизон Ходжейли и много добровольцев (в тексте — ***) преследовали йомутов, но не смогли их настичь и вернулись обратно. Авторы донесения отправили человека, чтобы выяснить, можно ли восстановить плотину Чоудор-ярган. Донесение (***) написано во вторник.

58

Папка Бенд, № 2. Большой лист белой нелощеной бумаги, разм. 35x38 см; текст — 27x31 см. На обороте у нижнего края листа — край оттиска восьмигранной печати, не читается.

Донесение на имя хивинского хана, написанное, по-видимому, лицом, ведавшим охраной плотины Бенд. Автор прежде всего сообщает, что он “в целости и сохранности” прибыл к месту своего назначения. Во вторник около полудня конница йомутов показалась к югу от средней плотины 284. Оттуда они прошли до западной плотины и захватили у чоудоров 2-3 лошади, 5-10 верблюдов и 50-60 баранов 285. Чоудоры вступили с ними в бой, в котором Хан-Полад и еще один чоудор были ранены. Автор донесения приказал произвести 30 выстрелов в йомутов из орудий, находившихся в крепости. Йомуты отступили, направились к плотине Чоудор-ярган и разрушили ее. Узбеки дали 40-50 холостых выстрелов из пушек (***) для сбора чоудорской конницы. К полудню подоспела конница из Гурлена и Кипчака, а к намазу пишин пришли 400 всадников во главе с [330] Казакбай-ишаном (Т. е. чоудоры.). Они все вместе погнались за йомутами, но вскоре вернулись, сообщив, что не смогли их догнать.

После этого говорится о мерах, принятых автором донесения и Мухаммед-Мурад-мехремом по восстановлению плотин и береговых гатей (***), разрушенных в результате нападения йомутов и последовавшего в среду разлива Аму-Дарьи. Далее сказано: “Мухаммед-Мурад-мехрем и Казак-бай-ишан послали человека к роду Ходжа-Мухаммеда из чоудоров, говоря: пусть придут [хоть] сто, [хоть] пятьсот всадников, и мы их [всех] возьмем, предложив за их службу государю по четыре тилля в месяц за коня. Пока что еще ни один всадник не прибыл” (*** (Sic) ***).

Донесение заканчивается рассказом о том, что еще в третий день этого месяца (т. е. шавваля) автор письма предлагал Мухаммед-Мурад-мехрему, занимавшемуся ремонтом плотины Чоудор-ярган, чтобы он для охраны этой плотины построил сторожевую башню (***) и посадил там 10 сарбазов, 10 шамхалчи 286 и 10 стрелков из чоудоров. Мухаммед-Мурад-мехрем вернулся с Чоудор-яргана, не сделав этого, а на следующий день напали йомуты и разрушили плотину 287.

Донесение написано в пятницу 7 шавваля 1274 г.

59

Папка Бенд, № 4. Неправильно обрезанный лист белой нелощеной бумаги, разм. 10,5х18 см; текст — 8х18 см. На обороте у нижнего края листа — нижняя часть оттиска овальной печати, на котором читается: ... *** ('Мухаммед-Мурад-мехрем ибн Курбан...').

Донесение Мухаммед-Мурад-мехрема одному из высших сановников о том, что он со своими людьми отправился на казу к голове канала Кок-яб. После этого говорится: “Просьба [наша] заключается в том, чтобы доставили шамхалы и снаряжение чоудору Дост-махдуму, который говорит, что он не в [331] состоянии находиться [в карауле?] в излучине Лаузана” (***). Донесение написано в шаввале.

60

Папка Бенд, № 5. Неправильно обрезанный лист белой нелощеной бумаги, разм. 12,5x18 см; текст — 10х18 см. На обороте — та же печать, что и на предыдущем документе.

Донесение, адресованное одному из высших хивинских сановников, от Мухаммед-Мурад-мехрема, который докладывает, что, по сообщению из Ходжейли, со времени первого набега йомутов новых нападений не было; иногда лишь приходят три-четыре всадника и, увидев караульных, уходят. “Из чоудоров набрано сто десять всадников, [из них] ста всадникам уплачено по три тилля, [а] десяти всадникам — по четыре тилля, начальником их назначили Ходжаша, и [они] посланы в караул” (***).

Жители Ходжейли и чоудоры спокойны, так как йомуты не появляются. Мухаммед-Мурад-мехрем собирается начать казу и в четверг отправиться к Бенду.

61

Папка Бенд, № 6. Лист белой нелощеной бумаги, с закругленными углами, разм. 21x29 см; текст — 16x24 см. На обороте — нижняя половина оттисков двух печатей: справа — овальная, читается надпись *** ('Ка[зи?] Мухаммед-Шериф, 1274'); слева — восьмигранная, читается надпись *** ('сын .. .з-бия ходжа Муртаза').

Донесение хивинскому хану. Автор донесения — Муртаза-бий 288 — сообщает о том, что за два дня до его прибытия в местности Тахиа-Таш, к востоку от Ходжейли, разлилась Аму-Дарья, и докладывает о мерах, принятых им по борьбе с прорывом. Во время работ по устройству плотины, в воскресенье, 150 всадников из числа мятежников совершили набег на Найман и увели трех мальчиков и три коровы. На следующий день утром они прошли к западу от Ходжейли и [332] в районе Кум-яба убили одного человека и захватили трех его коров и рабочую лошадь (***). Всадники, отправившиеся из крепости (Ходжейли) в погоню, отбили скот у мятежников. В конце донесения говорится: “В Куня[-Ургенч] приходят кара-йылгынлы из рода Мухаммеда-Вели и ходят там по базару. А еще мы слышали, будто [с помощью] 50 чигирей мятежники, используя сбросовую воду Кушбеги-яба, засеяли просо” (***).

62

Папка Бенд, № 7. Лист белой, с одной стороны лощеной бумаги, разм. 20,5X30,5 см; текст написан наискосок, окончание его — на поле. С обратной стороны — нижние половины оттисков двух восьмигранных печатей; на правом читается ***... ('сын .. .з-бия ходжа Муртаза'), на левом — ... *** ('Ата-Нияз-ходжа...').

Донесение хивинскому хану. Авторы сообщают, что, закончив казу, они приказали пустить воду в канал (арна), и все подданные (***) оросили свои земли. Спустя неделю стало известно, что йомуты собираются прийти и разрушить плотину; об этом было сообщено Мухаммед-Мурад-мехрему. Когда появились йомуты, против них был отправлен чоудорский караул, находящийся в Ходжейли (***). Когда йомуты, разрушив плотину на канале Севгенли, пришли, чтобы разрушить плотину в тюмене Тахиа-Таш, они увидели этот чоудорский караул и повернули обратно. Чоудоры некоторое время преследовали йомутов, но ввиду своей малочисленности вынуждены были вернуться.

Далее говорится о мерах, которые были приняты для укрепления берега выводного протока (***) какого-то канала, который стало размывать в связи с разрушением плотины на канале Севгенли.

Далее говорится о том, что из Ходжейли пять или десять казахов бежали к йомутам и ходит слух, что йомуты собираются, сделав этих казахов своими проводниками, опять совершить набег, чтобы разрушить плотину в Тахиа-Таше. [333]

Ибадулла-инак с конницей Гурлена 6-го шавваля, в день, когда написано донесение, вступил в Ходжейли и собирается идти в Куня-Ургенч.

Донесение написано в среду.

63

Папка Бенд, № 8. Неправильно обрезанный лист белой нелощеной бумаги, разм. 17х28 см; текст — 13х26 см. На обратной стороне — нижние половины оттисков двух восьмигранных печатей, отличных от всех предыдущих; на обеих читается слово “ходжа”.

Донесение хивинскому хану. Авторы донесения сообщают, что в пятницу они прибыли от хана. Узнав, что жители испытывали затруднения вследствие недостатка воды, они приказали расчистить выводной проток (***) Саллы (***) и пропустить немного воды. Затем в тот же день они перекрыли низовье канала (***), благодаря чему канал наполнился водой и были орошены поля вокруг крепости.

В понедельник рано утром пришло известие, что все конные и пешие йомуты собрались в большом количестве, намереваясь на этот раз пойти на Ходжейли. После намаза пишин появились йомуты, убили одного человека и увели пятерых малолетних детей, три-четыре лошади, три-четыре быка; гарнизон стал преследовать йомутов, но не смог их догнать и вернулся. Цель йомутов на этот раз была разрушить плотину на Лаузане и одновременно (разграбить) Ходжейли. Жители города (***) для занятия земледелием ездят на ту сторону (Аму-Дарьи), а у гарнизона нет пороха и свинца.

9. ДОНЕСЕНИЯ О ПОЛОЖЕНИИ В ТУРКМЕНСКИХ РАЙОНАХ ХАНСТВА

64

Папка Бенд, № 3. Неправильно обрезанный лист белой, с одной стороны слегка лощеной бумаги, разм. 10х19 см, текст — того же формата (без полей). Печатей и даты нет. Полный перевод: [335]

“Донесение от вашего раба Мухаммед-Рахим Кора. После того как здешние йомуты, приходившие просить воду у его величества шаха — да продлятся его могущество и счастье, — вернулись, они из-за разногласий между собой устроили маслахат. И некоторые роды, подчиняющиеся Ата-Мураду с Баламом,предлагали (***): “Пойдем к [плотине] Бенд, и пусть нас [всех] перебьют, но [плотину] откроем (***)”. Тире орус-кошчи (***) не послушало совета Ата-Мурада. Если [же] род машрык (***) присоединится к решению Ата-Мурада, то Ата-Мурад намерен поселиться около Куня[-Ургенча], но присоединится к нему род машрык или нет, — неизвестно. А еще было предложение машрыка Берды-Нияз Чала, что [йомуты] должны вывести каналы (***) из Айбугира, довести [их] до Дев-Кескена и [там] поселиться.

Ваш слуга и раб докладывает, что если бы [им] не дали воды, то племя йомутов было бы в очень тяжелом положении. И [ваш слуга] почтительно доносит, что им, конечно, не следует давать воды”.

65

№ 116. Донесение одному из высших хивинских сановников 289, без даты. Полный перевод:

“Его превосходительству, вместилищу садарата и убежищу везирата, носителю титулов, дарованных султаном, пекущемуся о хаканских делах, верховному дастуру, почитаемому советнику, сосредоточившему все преимущества столпа высокой державы и опоры славного царства, — докладывается следующее.

Благодарение Аллаху и милостям [его]. Ваш преданный слуга и [все] ваши подданные денно и нощно заняты молитвами о благополучии государства и о помощи [божьей] для победы [над врагами]: „О боже, Аллах всевышний, уничтожь всех его (хана) врагов и брось их под ноги его коня!" Аминь. О господин обоих миров!

Доносится его высокопревосходительству следующее. Из племени йомут (***) сюда прикочевало 800 кибиток (***) [336] салахов (***), орус-кошчи (***) и машрыков. Они говорят: „Каков бы ни был высочайший приказ, так мы и поступим". А в сенгире Ата-Мурада осталось 300 кибиток 290, и Клыч-Огры из верхних йомутов (***) 291 во главе 200 всадников, подойдя к сенгиру Ата-Мурада, нападает на [его] окрестности (***). А цена зерна у нижних йомутов (***) — 3 ординарных теньга (***)(Имеется в виду обычная, или “ординарная”, теньга весом 7/10 мискаля.) и 1 шаи; а цена зерна у жителей Куня[-Ургенча] (***) — 4 теньга без 1 шаи. Теперь [следующие] сообщения о том, что произойдет в этих местах, [будут] сделаны таким же путем” 292.

66

№ 117. Донесение на имя одного из хивинских сановников 293. Полный перевод:

“Лучшему из предводителей везиров (? ***), распространителю шариата, славой равному Асафу и прочностью подобному колонне, центру счастливой державы, стойкому разуму и прямому характеру государства (***), — да будет известно, что в пятницу из кара-йылгынских йомутов (***) Мулла Нефес, Мехми-бай, сын Мерет-бахши (***) и Шами-бай — упомянутые кедхуда с 500 кибитками прикочевали и остановились к востоку от сенгира Эвез-Мухаммед-векиля. После этого они послали к нам упомянутого Шами-бая с сыном Мерет-бахши, которые заявили: „Разрешите нам, пока мы все вместе не соберемся, жить в этой местности, а потом, когда будет получено разрешение от его величества, перекочевать к сенгиру гокленов". А мы сказали: „Без позволения его величества, тени убежища мира, нельзя разрешить поселиться где бы то ни было".

Теперь мы послали это донесение в ожидании высочайшего приказа 21-го джумади I, как упомянуто [выше] — в пятницу, 1281 года (22. X. 1864 г.)” 294. [337]

10. ПРОЧИЕ ДОКУМЕНТЫ

67

№ 134. Прошение на имя одного из сановников хивинского хана, написанное, по-видимому, теке Хал-Мухаммед-аталыком и относящееся не ранее чем к 1276/1859-60 г. 295. Перевод (без титулатуры):

“... Посылаем вам письмо, прося вашей службы. Когда вам стало известно содержание нашего письма, в котором мы просили, чтобы наши семьи были отпущены и перекочевали в Ахал, говорят, [вы] сказали: „Дадим [им] землю здесь (Т е. в Хивинском ханстве.) (***)". Если вы пожалуете [нашим семьям] землю, то назначьте [их землей округ] Найман, а если вы Найман не дадите, в таком случае нам в Хивинском государстве земли не нужно, отпустите наши семьи, и мы возьмем их сюда (Т е. в Ахал, как явствует из дальнейшего.). У нас здесь земли много. Хива и Ахал — оба являются вашими владениями, мы [и] здесь будем вам служить (***). Наша прежняя служба и выставление заложников (***) нам не надоели. А если вам не нравятся наши просьбы о том, чтобы наши семьи вернулись [в Ахал], то не следует, чтобы наши семьи [по-прежнему] оставались там без вестей из Ахала, голодными и раздетыми. Мы не желаем больше затруднять вас [своими просьбами]. Если, где бы мы ни были, [у нас есть] заветная цель (***), [то] наша [единственная] цель — чтобы вы были довольны. Если вы соизволите отпустить наши семьи, то, когда взойдет Ялдырак (***) 296, подоспеют наши верблюды для перекочевки (***), если будет угодно Аллаху всевышнему. А еще у нас самих здесь дел много: мы выкопали кяризы и вывели воду (***); сейчас мы построим крепость (***). Не огорчайтесь, что мы не приходим [в Хорезм]: мы [все равно] испокон веков ваши старинные слуги. Даже перед лицом смерти мы останемся вашими почтительными слугами (***). Теперь, по воле божьей, окончено прошение”. [338]

68

№ 118. Письмо от туркмен (очевидно, как и предыдущее, — от текинцев Ахала) на имя Мухаммед-Назара-кушбеги; датируется, очевидно, не ранее 1284/1867-68 г. 297. Полный перевод:

“О боже! (***)

Безграничные приветствия и бесконечные пожелания от нас охватывающему все [своим разумом], творящему добро, отмеченному благородством, проницательному, приносящему пользу бедным и нуждающимся Мухаммед-Назару-кушбеги-ака. Аминь, о господин обоих миров!

После молитвы [за ваше здоровье] наше слово следующее. Мы посылали вам столько писем, чтобы вы дали позволение отдать [нам] наши семьи; неужели у вас нет совести — вы сыты, [а] наши семьи голодны и раздеты! Если у Хивинского государства есть возможность, то дайте [им] землю, а если нет возможности, то разрешите [их] отпустить. Вы держите наши семьи голодными и раздетыми, а что плохого вы видели от нас? Если вы оставите [их], то содержите их хорошо, а если у вас не хватает средств, то разрешите их отпустить. Что касается нас, то мы в состоянии [их прокормить]. У нас не хватает рабочих рук для работы. Мы здесь роем кяризы, строим крепость (***). Без нашего присутствия работа не продвинется. Не огорчайтесь, что мы сами не являемся [в Хиву]: где бы мы ни были, мы [всегда] желаем вам добра. Закончено прошение.

А еще да не будет от вас скрыто, что мы купили хорошего коня, арабской породы, хорошего скакуна. Такой конь только один в Ахале; и он ходит всякими аллюрами (***)(Очевидно, конь предназначен в подарок Мухаммед-Назару-кушбеги.)”.

69

№ 110. Письмо хивинскому хану от гокленских старшин, без даты. После длинной титулатуры авторы письма пишут следующее :

“...Хотя, слава Аллаху, по великодушию и милости бога, да будет он благословен и возвеличен, и при [339] благосклонности и содействии его величества, да пребудет он в здравии и спокойствии, а его держава в целости, [о нас] в конце концов выказали заботу и попечение, — [нижеподписавшиеся] подают его величеству такую просьбу (В тексте у П. П. Иванова, видимо, опечатка: *** вместо *** или *** ). Прошение ваших гокленских подданных и кедхуда во главе с Нур-Ислам-ишаном заключается в следующем. Мы пришли в вашу страну (***). С Гюргена прибывает к нам некоторое количество (***) овец. Упомянутых овец [гоклены] не в силах перегнать [сами]. Если бог и вы сами, оказав милость, не доставят их [гокленам], то положение ваших гокленских подданных будет очень тяжелым... *** (Текст неясен. ). Теперь написано это прошение, и в вашей воле принять решение и сделать выбор...” 298.

70

№ 40, лл. 2а-2б; № 66, л. 87а; № 17, л. 2а. Идентичная запись, занесенная почему-то одновременно в три дафтара. Во всех трех дафтарах текст совпадает дословно: “В уплату долга мехтер-ака за взятых (или купленных) им у текинцев баранов выдано 117 1/2 полных тилля. Еще в [уплату] долга мехтер-ака выдано Аман-Дурды, теке, 23 1/2 полных тилля”. Запись датируется 1275/1858-59 г.

71

№ 57, лл. 62б-63а. Два списка, датируемые, очевидно, как и вся тетрадь, 1247/1831-32 г. Приводим их полностью.

“Текинцы, поддерживавшие связь с Риза-Кули-ханом (***) 299: Ораз-Клыч; Абдулла (***); ? (***); Ораз-Сахат (***); Кучук(?)-Мурад; Байли Салак; сын Хан-Али Бакы; всего с их товарищами 30 человек *** (Над этими словами помечено также цифрой: “30”.).

[Текинцы], прогнавшие Эвеза-юзбаши, не заплатив зеката (***) 300: из рода (***) сычмаз — Мулла Тахир; из рода (***) дашаяк — Эвез; сыновья [340] Бадалака (? ***); младшие братья Баба-Чури (***) (л. 62б); Аба Аксак; сын Аман-бая, Мухаммед-Нур; младший брат Ходжа-Мухаммед-султана; Пейгамбер-Кули; сын Караджа-сердара; Курбан (л. 63а)”.

72

№ 49, лл. 119а-120 а. Список текинцев, получивших ярлыки (очевидно, от хивинского хана) на различные почетные звания. Приводим полный перевод 301.

“Список людей из племени теке, которые в 1282 (1865-66) г., [соответствующем] году коровы, были назначены амельдарами и получили ярлыки.

[Отдел] тохтамыш, [колено] бек, род гокче (***) Девлет-Назар-бек — аталык (Курсивом здесь выделены звания, полученные текинцами по ярлыкам.); Ходжам-Берды-бек — беглербеги; Таган-батыр — аталык; Ай-Догды-сердар — аталык; Курбан-Мур-сердар — аталык; Бек-Дурды-батыр — ферманчи (***); Сафар-Мухаммед-батыр — ферманчи. [Колено] векиль, род Кара: Кул-Гельды-батыр — беглербеги; Анна-Мурад-бек — ферманчи; Мухаммед-Анна-батыр — караулбеги; Коч-Кули-батыр — караулбеги. Род юсуф: ХоджаТельды-батыр — караулбеги. [Колено] бек, род кунгур (***): Ширек-батыр — мирахур (л. 119а). [Колено] векиль, род кара: Джоши(***)-батыр — караулбеги. [Колено] векиль, род букры: Анна-Хасан-бек-батыр (!) — караулбеги. Теке, [колено] векиль, [род] караджа: Ораз-Мурад 302инак; Ораз-Али — онбеги.

[Отдел] отамыш, [колено] сычмаз: Клыч-Мурад — аталык. [Род] дашаяк: Сеид-бек — мираб. [Колено] сычмаз: Ходжа-Менгли — инак. [Колено] бахши (***): Мухаммед-Берды — аталык.

[Отдел] тохтамыш (Эта часть имен, видимо, приписана позже.), [колено] бек (***) (После слова *** стоят еще буквы *** (?).): Субхан-Верды — чуре-акасы. [Колено] бек, [род] кунгур (Сперва было записано “[род] гокче”, затем переправлено; имена не проставлены.). [Род] гокче: Анна-Кули — караулбеги (л. 119б). [Колено] векиль: Союнч-батыр — наиб; Тачи-Мухаммед — дарга (***) (л. 120а)”. [341]

73

№ 23. Ведомость на взимание зеката с прибывших в Хиву, караванов в 1289/1872 г.

Среди купцов, привезших товары бухарчи, изредка упоминаются имена туркмен — арабачи, ата и игдыров 303. Количество и стоимость товаров у них незначительны, сравнению с узбекскими купцами. Кроме того, упоминается небольшой караван, прибывший с Гюргена (л. 16б), который состоял из четырех йомутов; они привезли, главным образом, различные изделия из войлока и шерсти, также на сравнительно небольшие суммы. Наконец, несколько йомутов было в караване, прибывшем из Астрабада (лл. 16б-17а).

74

Архив Куна, оп. 1, № 135. Аналогичный предыдущему дафтар, содержащий записи о взимании зеката с купцов; датирован 1289/1872 г. 304. Среди купцов очень редко упоминаются туркмены — арабачи, игдыры, теке. Только четыре каравана, прибывшие с Гюргена и из Астрабада (лл. 4б-5а, 8а-8б, 25а, 41а), состоят главным образом из йомутов. Особо стоит отметить любопытную запись на л. 3б: “Гость сарыка, Хак-Назара (О сарыке Хак-Назаре см. выше, стр. 115.) Султан-бай из Каракуля — 180 теньга” (***); дальше названо еще шесть человек из Каракуля, от которых получены деньги (от 109 до 300 теньга).

Комментарии

192. Такого рода пособия зерном выдавались иногда перекочевавшим в Хивинское ханство туркменам (см. ниже, дафтар № 33). Однако о перекочевке гокленов в 1247 г. х. у нас нет сведений.

Какой именно район под названием Аяк имеется в виду, невозможно определить. Вообще слово аяк в хивинской географической номенклатуре значит “нижний” и всегда соединяется с каким-либо названием (Аяк-Рафаник, Аяк-Сырчалли, Аяк-Уаз и т. п.).

193. Старики-атинцы в Турткульском районе еще сохранили воспоминание об Аннагурт-сердаре (туркменское произношение имени Анна-Курт), который жил при Медемин-хане (Мухаммед-Эмине); по словам одного из стариков, Аннагурт-сердар из подразделения кепче был предводителем всего племени ата (см. ПМ, № 45, 46).

194. Ходжаш-мехрем выдал зерно почти исключительно туркменам.

195. На л. 16б есть заголовок “Ушр, выданный Рахматуллой-ясаулбаши”, а на л. 22а — “Награды (***), выданные Рахматуллой-ясаулбаши”; так же на л. 22б: “Награды, выданные Мухаммед-Эмином-юзбаши” (ср. л. 14б). Должно быть, на этом основании П. П. Иванов заключил, что “эти выдачи не имеют отношения к ушру” (Иванов, Архив, стр. 102). Однако в других дафтарах в ряде случаев указывается, что награды (ин'ам) также выдаются из собранного ушра.

196. Эвез-Мухаммед-векиль позднее возглавлял восставших имрели (в 1272/1856 г. — МИТТ II, стр. 567; Баяни, л. 371а и сл.) и в месяце раби I 1273 (ноябрь 1856) г. “со своими сородичами и близкими откочевал в Карры-кала” (МИТТ II, стр. 579).

197. Теке Шах-Мурад (сын Союнча, получившего в 1262 г. х. 150 батм.) получил из ушра у трех разных мюшрифов в общей сложности 100 батм. пшеницы (57+10+33); под этими записями подведен итог: “[Всего] выдано 100 батм. пшеницы в награду (***)”.

198. Клыч-Огры-бек — один из предводителей рода салах (см. Архив Куна, оп. 1, № 112, л. 4б). Его звание указано только в этом дафтаре; в других документах он записан просто как “Клыч-Огры”. В документе № 116 (см. ниже, стр. 335-336 и прим. 291) он упомянут как начальник отряда в 200 всадников из верхних йомутов, выступавший против Ата-Мурад-хана. Упоминается Баяни (л. 436б) в числе предводителей восставших йомутов в 1867 г.

199. В одной из корреспонденции из Хивы в “Туркестанских ведомостях” за 1873 г. сообщается, что после занятия Хивы русскими войсками “влиятельный в среде туркмен” Ата-Мамат-сердар, ушак, приходил к русским войскам в Газават якобы для переговоров, а на самом деле с целью разведки (Н. М-в, Из действующего отряда, — ТВ, 1873, № 36).

200. По сообщению Агехи, гоклены-переселенцы “вступили на территорию Хорезма” только в начале мухаррема 1264 г. х. (МИТТ II, стр. 511). Как видно из приводимых здесь записей, на самом деле они были в Хорезме уже в середине зу-ль-хидже 1263 г. х.

201. Петек (***, в другом месте — ***) — в данном случае, должно быть, записка или квитанция (что-то вроде “накладной”), которую Ата-Нияз-мехрем дал Клыч-хану для получения из ханского амбара указанного количества зерна. Очевидно, предводитель родового подразделения распределял затем полученное им зерно между отдельными семьями.

202. Клыч-хан и упоминаемый далее Хайдар-хан были, по данным К. Боде, предводителями подразделения керрих (в списке Г. И. Карпова — кирик, по документам архива — кырык), которые ушли в Хиву с 200 семейств (Боде, Очерки, стр. 68).

По рассказам гокленов, записанным в Ташаузской области С. Дурдыевым, Хайдар-хан, поссорившийся с хивинским ханом, был убит по распоряжению последнего, и тогда его сын увел гокленов из Хивинского ханства “в свой юрт” (см. Дурдыев, стр. 75).

203. Очевидно, какая-то часть племени али-или, кроме тех, которые были переселены в Хорезм в 1830 г., еще оставалась на юге; упомянутые 6 семей, как видно из текста, пришли вместе, с гокленами. Должно быть, в Южной Туркмении они жили где-то рядом с гокленами.

204. Эта запись, по-видимому, подводит итог всем предыдущим выдачам.

205. Мурад-Али-хан упоминается К. Боде как предводитель всего подразделения керрих, или керик (т. е. кырык), — см. Боде, Очерки, стр. 66, 92; Боде, О туркменских поколениях, стр. 212, Интересно, что Боде на основании сведений, полученных от гокленов на Гюргене, указывает значительно меньшее число семей по родовым подразделениям, чем записано в этом документе (баяндыр — всего 700 семей, из которых 500 в Хиве; кырык — от 600 до 700 семей, из которых 200 в Хиве).

206. У Г. И. Карпова (Этнический состав, стр. 79 а) — “кингир (кунгур)”.

207. Дурды-хан в 1858 г. был одним из предводителей (беков) гокленов в районе Карры-кала (Абду-с-Саттар, стр. 0100, 0102, 0123); к этому времени гоклены откочевали из Хорезма.

208. Чтение сомнительное. Быть может, следует читать *** — “из ашакских”, т. е. из поселившихся (или проживающих) в Ашаке (см. прим. 170).

Слова “кроме ушра” показывают, что в ханские амбары, которыми заведовали мюшрифы, собирались натуральные поступления не только в форме ушра (например, натуральная арендная плата от испольщиков — ярымчи — и других арендаторов на ханских землях, зерно из ханских усадеб — хаули, обрабатывавшихся рабами).

209. В последней фразе, очевидно, пропущено количество зерна. В целом текст последнего абзаца неясен.

210. Причины такого дублирования, которое, как говорилось выше, встречается и в некоторых других документах архива, установить трудно. Быть может, здесь можно видеть своеобразную “двойную бухгалтерию”, которой занимались хивинские чиновники, не отличавшиеся, как известно, бескорыстием: записывая дважды одну и ту же выдачу зерна, они получали возможность присваивать разницу между записанным и фактически выданным количеством. Возможно, впрочем, что некоторые дафтары почему-либо переписывались.

То, что при совпадении имени получателя зерна в обоих дафтарах речь идет обычно об одной и той же выдаче — несомненно: совпадает не только количество зерна, но и имя чиновника, который его выдавал, а также месяц выдачи (когда он помечен). Рассматривая же в целом все документы, посвященные расходованию зерна, нетрудно убедиться, что такого рода выдачи одному человеку (мы имеем в виду туркмен), за крайне редкими исключениями, производились только раз в год.

211. Баяни (лл. 359б-360а) под 1855 г. упоминает гоклена Шарау-батыра (***); закаспийские туркмены говорили А. Н. Самойловичу о Шарау-хане (Абду-с-Саттар, стр. 0123). Возможно, что всюду речь идет об одном и том же лице.

212. Дафтар № 39 интересен тем, что содержит наиболее полный список районов, из которых поступало зерно в ханские житницы; этот список в основном приведен П. П. Ивановым (Архив, стр. 114-115). За 1266/1849-50 г. документы отмечают наибольшее поступление зерна по сравнению с другими годами: около 110 тыс. батм. (в 1264/1848 г. — по дафтару № 35 — немногим более 90 тыс. батм.). В дафтарах № 39 и 82 также впервые упоминается поступление зерна из районов, население которых было главным образом туркменским: Кандум-кала — 1300 батм. пшеницы, Аяк-Уаз (***) — 1500 батм. пшеницы и 1500 батм. проса, Кара-Иылгын — 200 батм. пшеницы и 20 батм. кунжута (№ 39, л. 5б; № 82, л. 23б), а также Кызыл-такыр. Нельзя, однако, утверждать, что это зерно было собрано именно с туркменского населения: на освоенных в 1848-1849 гг. землях к югу от Дарьялыка было и узбекское население (см. Брегель, Расселение, стр. 256).

213. По словам Н. Гродекова (стр. 67, 68), Ак-Мухаммед-сердар был ханом у ахальских текинцев в конце 50-х годов XIX в., после смерти Кара-Оглана-онбеги.

214. О значении звания джарчи ('глашатай') у туркмен см. Самойлович, Этнографические мелочи, стр. 124-125.

215. Агехи говорит о нападении йомутов в 1271/1855 г. на теке, проживавших в районе Кандум-кала (МИТТ II. стр. 547). Должно быть, после этого нападения теке откочевали в Уаз, так как в 1272 г. х. Агехи говорит уже о теке, проживавших в Уазе (МИТТ II, стр. 553).

216. После 1272/1855-56 г. в документах архива нет записей о приходе и расходе зерна. М. Ю. Юлдашев на основании этого дафтара сделал вывод, что “ханский дворец с 1272 (1855-56) г. переходит от натуральных расходов к денежным” (Йулдошев, 315-бет). Действительно, приведенная здесь запись как будто подтверждает это положение (туркмены вместо зерна получают деньги на зерно, причем это особо оговаривается, — по-видимому, как нововведение). И все же его нельзя считать доказанным, так как отсутствие более ранних дафтаров с записями денежных расходов может просто объясняться тем, что такие дафтары не сохранились.

Прекращение “награждения” туркменских старшин зерном следует объяснить скорее всего начавшимся как раз в 1272/1855-56 г. туркменским восстанием, продолжавшимся с небольшими перерывами более десяти лет. Отсутствие же записей о приходе зерна с этого года объясняется, очевидно, расстройством управления и хозяйственной разрухой, последовавшими в результате того же восстания. Впрочем, не исключено, что дафтары с более поздними записями этого рода просто могли быть утеряны.

Выдача денег Ата-векилю в то время, когда уже началось восстание туркмен, объясняется тем, что род орус-кошчи не сразу примкнул к восстанию (см. выше, стр. 205-206). Алты-бай, по-видимому, — один из предводителей ушаков, который в 1858 г. был в числе вождей восставших туркмен (см. МИТТ II, стр. 589-590 — “Атлы-бай”).

217. “Торе-джан” — Рахман-Кули-торе. Его поход в Хорасан окончился в рамазане 1241/апреле 1826 г. (см. МИТТ II, стр. 434); следовательно, вознаграждение уплачивалось после окончания похода.

218. Нам не встречалось слово аталык, в качестве собственного имени (хотя это наблюдается в отношении таких слов, как батыр, сердар, хан, бек, бахши). Возможно, что у какого-либо старшины его звание аталык превратилось в прозвище, под которым он был известен, и заменяло, таким образом, имя. Однако возможно и то, что хивинский чиновник, составлявший список, не записал имя предводителя, носившего звание аталык. Наконец, следует отметить предыдущую запись: “Младший брат Бегенч-муллы-аталыка, Ораз — 10 тилля”; быть может, именно этот Бегенч-мулла-аталык назван затем сокращенно просто “аталык”.

219. Предводитель ушаков по имени Сеид-Нияз упоминается у Агехи (МИТТ II, стр. 425).

220. Берды-Мухаммед-хан и Назар-векиль в ряде документов упоминаются вместе; очевидно, оба они принадлежали к подразделению орус-кошчи. О крупной роли, которую они играли, можно судить хотя бы по тому, что в течение ряда лет они получали самые большие ин'амы зерном (по 200 батм).

221. По-видимому, этот же Хал-Назар (“Хал-Назар-батыр”) позднее — в 1281/1864 г. — был среди чоудоров, поселившихся в районе Кыят-Кунграта (дафтар № 21, л. 213б — см. стр. 246).

222. Ср. Мухаммед-Джума-батыр в списке чоудоров, поселившихся в районе Кыят-Кунграта.

223. Сеид-Назар-юзбаши, сын Хал-Назара-юзбаши и внук Нияз-Кули-юзбаши (см. прим. 28), после переселения али-или в Атек в 1873 г. был предводителем юзбаши — одного из двух подразделений племени али-или (Сборник решений (1907), стр. 96). После занятия русскими Ахала в 1881 г. стал на сторону русских, получил чин прапорщика и погиб в 1885 г. в Кушкинском бою сражаясь в рядах русских войск (см. Семенов, Очерки, № 90; Таиров, ч. II, стр. 47; Кузьмин-Короваев, Граница, стр. 98).

224. О значении термина конук и порядке оплаты см. выше, стр. 184-185.

225. Кара-яб — крепость на канале того же названия, в шести фарсахах (около 18 км) от Мерва (см. МИТТ II, стр. 250).

226. В известной нам литературе термин кашикчи не встречается.

227. Выражение ат пулы (***) не совсем ясно. Можно предположить, что туркменским нукерам платили деньги за то, что они выступали в поход на собственных лошадях. Такое предположение подкрепляется заметкой Мирзы Абдурахмана (о йомутах) ***. Когда бывает аламан, хан дает деньги за каждую лошадь, т. е, очевидно, за каждую лошадь, на которой идет в поход участник аламана, — см. Архив Куна, оп 1, № 134, л. 133а. Однако все же нельзя быть уверенным в правильности такого толкования, так как в архиве очень мало записей о выдаче ат пулы, чего не могло бы быть, если бы эти деньги давались всем туркменским нукерам.

228. По-видимому, Сары-Карнай и Карнай — одно лицо. Запись датируется шаввалем или рамазаном 1272 г. х. (июнь или май 1856 г.): на л. 11а записи помечены шаввалем, однако на предыдущих листах перемежаются записи, сделанные в шаввале и в рамазане. О переходе чоудора Карная-юзбаши от восставших туркмен на сторону хивинцев в конце апреля 1856 г. см. выше, стр 212-213.

229. Ак-Дербенд — городок или селение, около 8 км на юг от Газавата, основанный, по-видимому, насильно переселенными в 1826 г. жителями Ак-Дербенда в Хорасане (см. МИТТ II, стр. 434). Здесь имеется в виду, очевидно, одно из сражений с восставшими йомутами.

230. Речь идет, очевидно, о посольстве, отправившемся для переговоров с восставшими йомутами в месяце зу-ль-ка'да 1272 г. (июле 1856 г.). См. выше, стр 214.

231. Хивинский хан давал отличившимся военачальникам ножи, украшенные драгоценными камнями. “6 тилля”, как видно, означает стоимость ножа.

232. Имеется в виду компенсация за оружие, потерянное в бою.

233. об этом событии см. выше, стр. 214.

234. “Пара ушей” — т. е. уши, отрезанные у убитого врага; как видим, они расценивались так же, как одна голова.

235. Аб-йол (***) — термин, очень часто встречающийся в документах архива. По-видимому, это хивинский вариант таджикского *** (абдар, или, в русских документах XVI-XVII вв., — обьярь) — волнистая шелковая материя, вроде муара, из которой делались халаты, кафтаны и т. п. (см МИУТТ, стр. 456).

236. В дафтарах № 40 и № 66 совпадают не только эти, но и большинство других записей.

237. “Полная тилля” (***) во второй половине ХIХ в. равнялась 18 теньга (3 р. 60 к. серебром); “малая тилля” (***) составляла половину полной тилля (9 теньга).

238. Эта запись, как и все дальнейшие, показывает, что речь везде идет не о “полной”, а о “малой” тилля, состоявшей из 9 теньга.

239. *** может означать и "куплено', и 'выдано' (т. е. что какой-то чиновник взял указанные вещи на складе и выдал их; о существовании такого склада говорит рукопись Ин-та народов Азии АН СССР А 424, — см. Юлдашев, Новые источники, стр. 39).

240. Амельдар — букв. 'должностное лицо'.

241. Здесь, очевидно, речь идет не о конуке, а о каком-то пособии, — быть может, по случаю переселения. Эвез-Дурды — по-видимому, Эвез-Дурды-хан из подразделения сабыр (см. дафтар № 91, л. 4а — стр. 257).

242. Угощение, устраиваемое на поминки, а отсюда и самые помиики вообще называются аш (***) или аш-сув; последнему соответствует , *** в документах архива.

243. Хасан-Кули-бахши и Херзе-векиль — оба йомуты; последний — из подразделения орус-кошчи, родственник Ата-векиля (см. МИТТ II, стр. 618)

244. Под “здешними йомутами”, видимо, разумеются те из верхних (газаватских или тахтинских) йомутов, которые стояли на стороне хивинцев.

245. Очевидно, речь идет о выдаче денег йомутам из подразделения орус-кошчи, которые в это время в числе 300 кибиток отделились от восставших и перешли на сторону хивинского хана. По словам Агехи, Ата-векиль и Назар-векиль со своими людьми ушли от “мятежников” и прибыли в ханский дворец в селении Ангарик 15 зу-ль-ка'да 1283 г. (21 марта 1866 г) — см. МИТТ II, стр. 615.

246. Значение этой и следующих записей на л. 15б не вполне ясно. Очевидно, речь идет о контрибуции, собранной с йомутов. Однако, как говорилось выше (см. стр 224), источники сообщают об уплате йомутами контрибуции в размере 10 тыс. тилля (или по 12 тилля с кибитки) лишь после окончания восстания, в м-це раби II 1284 г. (август 1867 г). При этом, правда, Агехи вкладывает в уста послов от восставшей части йомутов фразу: “Подобно тому, как все йомуты, оставшись на границе Муз-Кумгана, приняли ваше подданство, вернули всех пленных.., заплатили по 12 тилля с каждого дома и выдали.. заложников, мы со своей стороны сделаем то же самое..” (МИТТ II, стр. 634). Отсюда можно заключить, что с той части йомутов, которая подчинилась хивинцам, контрибуция в размере 12 тилля с каждого дома уже была собрана. Судя по рассказу Агехи (впрочем, довольно противоречивому), раскол среди восставших йомутов, когда часть их осталась в районе Муз-Кумгана, “чтобы верно служить хану”, произошел только в сафаре 1284/июне 1867 г. (МИТТ II, стр. 620). Но ранее, в реджебе 1283/декабре 1866 г., когда было заключено перемирие между хивинцами и йомутами, Мухаммед-Якуб-мехрем в районе Муз-Кумгана в течение 20 дней “настойчиво и сурово” “занимался розыском и изъятием имущества, скота и пленников”, захваченных до этого йомутами (МИТТ II, стр. 614). Можно предположить, что дело не ограничилось лишь возвращением имущества, как говорит Агехи, и с йомутов была еще взыскана контрибуция, что и привело к новому возмущению. Но даже если это предположение правильно, остается неизвестным, какая именно сумма была взыскана с йомутов, так как в рассматриваемой записи лиц для первых 500 тилля указано, что они получены от йомутов.

Кому раздавались эти деньги, неясно; можно предположить, что они были израсходованы на выплату конука и наград нукерам.

247. Агехи не упоминает о каком-либо посольстве от йомутов в мухарреме 1284 г.

248. О старшине по имени Гогиль-батыр (из подразделения девлет-гельды некоторые старики атинцы (в Турткульском районе) помнят и сейчас (см. ПМ, № 48).

249. Согласно Агехи, йомутское посольство из 20-30 “почтенных старшин во главе с каким-то бахши (возможно — собственное имя) прибыло в Хиву, 20 сафара 1284 г. (23.VI.1867 г.) По требованию хивинского хана, который “даровал им прощение”, часть из них поселилась в Хиве в качестве заложников “со своим родом, семьей, женами и детьми” (МИТТ II, стр. 620). Очевидно, упомянутые в документе восемь кедхуда во главе с Бахши и были этими заложниками.

250. Здесь, очевидно, имеются в виду переговоры между чоудорами (воевавшими на стороне хивинцев) и йомутами о размене пленных после окончательного подавления восстания йомутов и имрели (т. е. после 18 раби II 1284/19. VIII.1867 г., — см. МИТТ II, стр. 636). Во время переговоров, как видно, хивинцы устраивали угощение.

251. Чекмен — легкий туркменский халат из верблюжьей шерсти. Темно-красный (гульнар, т. е. цвета граната) чекмен носил хивинский хан.

252. Нур-Берды-хан — известный вождь теке Ахала, из подразделения векиль (ум. в 1880 г.) (о нем см. Абду-с-Саттар, стр. 0117-0119; Гродеков, стр. 67-70). В конце 50-х — начале 60-х годов он помог Коушут-хану (ум. в 1878 г.) овладеть Мервом и изгнать оттуда сарыков, за что в 1869 г. получил в Мерве водный и земельный пай. Интересно, что хивинский хан, как видно из приведенной записи, отправлял посольство в Мерв именно к нему, а не к Коушут-хану.

Нияз-Мухаммед-юзбаши, которого Агехи называет “высокопоставленным придворным”, неоднократно и до этого (в 50-х годах XIX в.) ездил послом в Ахал и в Мерв.

253. Йомутским бахши были выданы деньги вскоре после конца восстания (18 раби II 1284 г. х.), а в рамазане они снова получили такую же сумму. Видимо, хивинские власти не были вполне уверены в окончательном замирении непокорных йомутов и старались задобрить их старшин.

254. Шахи, по Будагову, — “название материи, вроде капауса, одноцветного или стрельчатого (ткется в Ташкенте и продается от 15 до 40 коп. арш.)” (Будагов, I, стр. 663).

255. Кельтеминарские атинцы — те, которые жили по каналу Кельтеминар, к северу от Шурахана (на правом берегу Аму-Дарьи). По-видимому, прочие атинцы, которые здесь упоминаются, жили не в этом районе.

256. Здесь, как и повсюду при выдаче конука туркменам, употребляется только термин атлы и нигде не встречается термин нукер.

237. В дафтаре № 90 также имеется в виду “малая” тилля (= 9 теньга).

258. Ата-Нияз з этом дафтаре пишется везде без звания “сердар”, которое устанавливается по другим документам архива (Архив Куна, оп. 1, № 133. л. 4а).

259. По словам Агехи, хивинцы соорудили сенгир (укрепления) вокруг крепости, принадлежавшей некоему карадашлы по имени Бенги. Впрочем, из дальнейших слов Агехи явствует, что вокруг крепости были только вырыты окопы. В архиве сенгиром называется, очевидно, сама крепость. Сражение, происходившее в м-це раби II 1284/VII 1.1867 г. и продолжавшееся несколько дней, подробно описано Агехи (см. МИТТ II, стр 632-633); ср. также Баяни, лл. 438б-439б.

260. В первую ночь сражения в крепости Бенги оставался Хаким-Нияз-аталык с “незначительной конницей”. Ночью их атаковали йомуты, и Мухаммед-Мурад-диванбеги послал на помощь осажденным Ата-векиля “с группой бойцов”. Йомуты были вынуждены отступить, а диванбеги “выдал подарки” защитникам крепости (МИТТ II, стр. 632-633). Как видим, рассказ Агехи вполне соответствует записи в архиве.

261. По-видимому, деньги “за лошадь” — то же, что ат пулы (см. прим. 227). 80 тилля в конце XIX в. составляли среднюю цену туркменской лошади: по Гиршфельду и Галкину, в 1896-1902 гг. аргамаки стоили 70-250 руб., т. е. от 40 до 140 тилля (Гиршфельд и Галкин, ч. II, стр. 177).

262. Мехми — очевидно, Мехми-юзбаши (см. Архив, № 9, л. 19а).

263. Здесь слово Ашак также, возможно, употребляется в качестве названия определенной местности или района (ср. прим. 170), почему и запись может быть прочитана: “Старшинам йомутов, находящихся в Ашаке...”

264. Ораз-Мухаммед, как и Ата-векиль и Нефес-сердар, — из подразделения орус-кошчи. Он упоминается в нескольких документах, большей частью — без звания, но один раз назван батыром (Архив Куна, оп. 1, № 133, л. 25б; то же — у Агехи, МИТТ II, стр. 627), а один раз — сердаром (Архив Куна, оп. 1, № 133, л. 26а). Отец его носил звание сердар (Бишим-сердар — дафтар № 39, л. 18а; № 82, л. 40а).

265. У туркмен звание бий не встречается. Случайное употребление этого звания в сочетании с именами туркмен объясняется, очевидно, ошибкой переписчика. Так, предводитель мервских сарыков Рахман-Берды-бай у Агехи (и в архиве) иногда называется Рахман-Берды-бием. Слова бай и бий смешиваются и по отношению к узбекам (ср. Вейс-Нияз-бай у Агехи, МИТТ II).

266. Аман-Али-сердар — один из предводителей ахальских теке, упоминается в ряде документов архива (Архив Куна, оп. 1, № 133, лл. 4а, 4б, 32б, 53б; Архив, № 90, лл. 13б-14б; рук. Ин-та народов Азии АН СССР А 423, л. 76б и др.).

267. Нур-Ислам-ишаном подписано письмо на имя хивинского хана от гокленских старшин, очевидно, связанное с упомянутой здесь перекочевкой (Архив, № 110; см. стр. 338-339).

268. Бель-йип — ковровая полоса шириной 20-40 см, которой опоясываются стены юрты изнутри.

269. Вопрос о выдаче лошадей туркменам не вполне ясен. Записи в дафтаре № 77, как и встречавшиеся ранее записи о выдаче ат пулы (см. стр. 311, 320 и прим. 227, 261), свидетельствуют как будто бы о том, что хивинские власти снабжали туркменских нукеров лошадьми, а в тех случаях, когда туркмены шли на службу с собственными лошадьми, оплачивалась их стоимость (хотя бы частично (Сумма 20 тилля, например, явно ниже средней стоимости лошади, особенно туркменской.)). Это подтверждается, казалось бы, и содержанием дафтара № 75. Между прочим, о том, что в Хивинском ханстве практиковалась выдача лошадей туркменским нукерам и после 1873 г., сообщает Андреев в своем описании Аму-Дарьи (1883): по его словам, атинцы, поселившиеся в 1874 г. в районе Садывара в количестве 100 с лишним кибиток, не имели собственных лошадей, а получали их от хивинского хана, так как составляли “сторожевое войско” (см. Андреев, стр. 167).

Тем не менее из всего этого ни в коем случае нельзя заключить, что хивинские власти снабжали лошадьми всех туркменских нукеров. Этому прежде всего противоречат многочисленные записи в документах архива о выдаче вознаграждения нукерам в случае ранения или гибели лошади — бесспорное свидетельство того, что нукеры ходили в поход на собственных лошадях. Кроме того, хивинские ханы не могли обеспечить лошадьми все свое войско и даже только его туркменскую часть. Наконец, все русские авторы XIX в. прямо или косвенно говорят о том, что туркмены выставляли нукеров на собственных лошадях.

Таким образом, остается неясным, в каких случаях и каким именно туркменским нукерам выдавались лошади. Быть может, это были главным образом старшины; однако записи в дафтарах № 77 и 75 не могут вполне подтвердить такое предположение. Возможно, что так компенсировалась потеря собственной лошади в бою (наравне с денежным вознаграждением в 20 тилля). Еще менее ясно, в каких случаях при наложении тамги на собственную лошадь нукера ему еще платились деньги; упоминания об этом встречаются редко, и никакой закономерности вывести нельзя (о значении наложения тамги на собственную лошадь нукера см. Иванов, Архив, стр 202).

270. Раздаваемые нукерам лошади были получены, скорее всего, в результате реквизиции или же в качестве зеката

271. Отуз-бахши упоминается у Баяни (л. 436б) в числе предводителей 1000 йомутов, совершивших успешный набег на внутренние районы Хивинского ханства в мае 1867 г.

272. Не совсем ясно, в каком порядке могли быть получены лошади от сарыков. Последние обитали в это время вне сферы влияния Хивинского ханства, так что о реквизиции или обычном зекате со скота не может быть речи. По-видимому, эти лошади были доставлены в качестве подарка (или, может быть, для продажи) теми отрядами сарыкских нукеров, которые во время туркменских восстаний прибывали в Хорезм по призыву хивинских ханов.

273. Кыз-кала — крепость на левом берегу Аму-Дарьи, недалеко от урочища Кабаклы, от которого начиналось большинство походов хивинских ханов на Мерв и Хорасан.

“Караулы”, о которых идет речь в этом и следующем документе, — это сторожевое охранение или передовые разъезды, которые обычно назначались в Кабаклы перед тем, как хивинское войско выходило в пустыню по направлению к Мерву. На следующий день после составления приводимого здесь списка, в понедельник 13 ша'бана, хивинское войско, по словам Агехи, прибыло в “заросли Кабаклы” и простояло там двое суток (во время пятого похода Мухаммед-Эмин-хана на Хорасан, — см. МИТТ II, стр. 528).

274. Ясаул в данном случае — просто 'начальник', 'командир'. Вообще этот термин мог иметь в Хиве различное значение, обозначая чаще всего мелких военных или полицейских чинов. Слово *** в данном тексте обозначает как самый сторожевой отряд ('караул'), так и входящих в него нукеров ('караульных') .

275. По-видимому, в первом случае (выше) имеются в виду игдыры, не входившие в состав чоудоров, во втором — подразделение чоудоров.

276. Кайтал, очевидно, — то же, что кара-чоудор, так как Айд-Мухаммед-юзбаши и Аман-Дурды-юзбаши в других документах названы кара-чоудорами, (№ 82, л. 29а; № 56, л. 68а; № 39, л. 19б; № 90, л. 19б).

277. По словам Агехи, во время шестого похода в Хорасан Мухаммед-Эмин-хан со своим войском в ша'бане 1269 г. пробыл в “зарослях Кабаклы” два дня перед переходом к Мерву (МИТТ II, стр 533).

278. См. Троицкая, Земельно-водная политика.

279. Документ № 3, находящийся в той же папке, по своему содержанию отличен от остальных и помещен нами в следующий раздел (см. стр. 333-335).

280. Донесения — ариза — обычно свертывались в трубки или складывались полосками, для того чтобы их легче было спрятать в кушак, чалму и т. п. (см. Троицкая, Архив, стр. 192) Все остальные документы из папки о плотине Бенд были сложены так же, как и первый.

281. Очевидно, Айд-Мухаммед-юзбаши, упоминаемый в других документах архива (№ 90, л. 19б; № 75, л. 7б).

282. Печать, очевидно, принадлежит Мухаммед-Мурад-мехрему, сыну Курбан-Нияза-ясаулбаши (см. Иванов, Архив, стр. 147), которого Баяни называет также Мухаммед-Мурад-бай Калмак.

283. На всех документах из папки о плотине Бенд видны только нижние края оттисков печатей; очевидно, они были завернуты в другие листы бумаги, на которых отпечатывалась вторая половина печатей.

284. См. карту (документ № 9), опубликованную А. Л. Троицкой (Земельно-водная политика, стр. 85).

285. Это говорит о том, что чоудоры, охранявшие плотину Бенд, жили там со своими семьями.

286. Шамхалчи в “Материалах по истории туркмен и Туркмении” и у П. П. Иванова переводится всюду как “фальконетчик”. Это, по-видимому, неверно; шамхал — фитильное ружье (см. Абду-с-Саттар, стр. 0138), а фальконет — зембурек.

287. Очевидно, автор донесения хочет оправдать себя и свалить вину за разрушение плотины йомутами на Мухаммед-Мурад-мехрема.

288. Муртаза-бий был хакимом Ходжейли при Сеид-Мухаммед-хане и Сеид Мухаммед-Рахим-хане. Донесение написано от лица одного человека, и печать Мухаммед-Шерифа (кази ?) должна, видимо, только подтвердить правильность сообщаемых им сведений.

289. Судя по титулатуре, это был кушбеги: в хронике Агехи “верховным дастуром” обычно называется кушбеги, в то время как мехтер именуется “великим везиром”.

290. Сообщение о том, что в сенгире Ата-Мурад-хана находилось 300 кибиток, показывает, что это была довольно большая крепость.

291. Имеется в виду, очевидно, салах Клыч-Огры-бек.

292. Судя по содержанию донесения, описываемые в нем события происходили между 1859 и 1861 гг., когда значительная часть йомутов (прежде всего верхние) уже отошли от Ата-Мурад-хана.

293. По словам П. П. Иванова, это — “письмо на имя хивинского кушбеги” (Иванов, Архив, стр. 235). В опубликованном Ивановым тексте документа имя и должность адресата не указаны.

294. Об этих событиях нет никаких сведений в хивинских хрониках. Быть может, в донесении идет речь об откочевке кара-йылгынлы от Ата-Мурад-хана. Сенгир Эвез-Мухаммед-векиля (предводителя имрели, откочевавшего со своими родичами в Южную Туркмению в конце 1856 г.) находился, видимо, где-то в районе Кызыл-такыра (см. Баяни, лл. 370а -371а); там же были и сенгиры гокленов (на среднем течении канала Кызыл-такыр).

295. В самом тексте документа, опубликованном П. П. Ивановым, этих данныл нет. По словам Иванова, на обороте письма имеется печать с именем Хал-Мухаммед-аталыка и датой — 1276 (1859-60) г. (Иванов, Архив, стр. 234). Хал-Мухаммед-аталык (некоторые источники называют его Хан-Мухаммед-аталыком) — один из видных предводителей теке Ахала (из отдела отамыш, колена сычмаз, рода ак-софи, подразделения кыр, — см. Таиров, ч. II, стр. 285; Карпов, Этнический состав, стр. 25 а). А. Н. Самойлович пишет, что он в 1908 г. в Хиве разговаривал с племянником Хал-Мухаммед-аталыка, Девлет-Мурад-аталыком, который сообщил ему, что он “был взят из Гок-тепе Медемин-ханом .. на 20-м году жизни”, т. е. в 1846 г., — очевидно, в качестве заложника (см. Самойлович, Из туркменской старины, стр. 560, прим. 3). Хал-Мухаммед-аталык, по некоторым данным, в 1879 г. выступал против войны с Россией; погиб в 1881 г. во время обороны Геок-Тепе (см. Овезбаев, стр. 25,29).

296. Ялдырак — Сириус. По словам И. Ф. Бларамберга, туркменские караваны отправлялись в Хиву из Южной Туркмении обычно в начале сентября, когда над горизонтом появляется звезда Ялдырак (Сириус) и спадает жара (Бларамберг, стр. 117). Г. С. Карелин называет звезду Ялдырак “караванным сигналом” (Карелин, Журнал, стр. 326).

297. Мухаммед-Назар-кушбеги (ранее — Мухаммед-Назар-бек) был назначен на эту должность в 1284/1867-68 г, после смерти Мухаммед-Юсуфа-кушбеги (Баяни, л. 437а).

289. Как показывают записи в дафтаре № 46 (лл. 28а, 30а, 33а), группа гокленов во главе с Берды-Мухаммедом и Нур-Ислам-ишаном прикочевала в Хивинское ханство в шаввале — зу-ль-ка'да 1288 г. х. (ХII.1871 — 1.1872). Очевидно, этим временем и датируется данный документ.

299. По-видимому, имеется в виду Риза-Кули-хан зафаранлу, курдский правитель Кучана (Хабушана). В 1248/1832 г. Риза-Кули-хан восстал против иранского правительства и был разбит Аббас-мирзой (см. МИТТ II, стр. 227, 459-460). Данный список относится еще к тому времени, когда Риза-Кули-хан подчинялся иранскому шаху. Из сопоставления со следующим далее списком видно, что сношения с Риза-Кули-ханом вменялись в вину указанным здесь текинцам.

300. Эвез-юзбаши — узбекский военачальник, один из приближенных хивинского хана. В 1248/1833 г. командовал отрядом теке, который был выслан хивинским ханом на помощь Риза-Кули-хану зафаранлу против Аббас-мирзы (см. МИТТ II, стр. 459). Как видно из приведенной записи, до этого Эвез-юзбаши занимался сбором зеката с текинцев, — возможно, во время похода в Хорасан Рахман-Кули-инака (1246/1830), который, по словам Агехи, “занимаясь устройством дел местного племени”, “разрушил окрестные укрепления и крепости мятежников и негодяев, собрал закят и харадж...” (МИТТ II, стр. 458).

301. Публикацию этого списка (факсимиле и перевод) с комментариями см. Брегель, Документ.

302. В приводимом А. Н. Самойловичем стихотворении сарыкского поэта Гара-Оглана Ораз-Мурад караджа назван “беком (или “главой”) векилей” (***), см. Абду-с-Саттар, стр. 0107, 0108. По-видимому, он жил в Мерве.

303. Возможно, что эти арабачи и игдыры происходили не из Хорезма, а из Бухарского ханства (что в одном случае и указано); арабачи расселялись там по среднему течению Аму-Дарьи, а игдыры — неподалеку от города Бухары.

304. Краткое описание этого дафтара см. Юлдашев, Новые источники, стр. 40.

 

Текст воспроизведен по изданию: Хорезмские туркмены в XIX веке. М. Изд-во восточной литературы. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.