Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ДОКУМЕНТЫ ПО ИСТОРИИ ТУРКМЕН ИЗ АРХИВА ХИВИНСКИХ ХАНОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ

Во второй части книги публикуются материалы по истории туркмен из архива хивинских ханов. В описании архива, изданном П. П. Ивановым, документам, касающимся туркмен, уделено сравнительно мало внимания. О некоторых из них П. П. Иванов вообще не упомянул, о других сказал лишь вскользь; в переведенных им отрывках, связанных с туркменами, иногда упущены некоторые существенные детали. Все это, конечно, нисколько не умаляет огромной заслуги П. П. Иванова, открывшего архив и в короткий срок опубликовавшего работу, которая дает не только формальное описание документов, но во многих случаях и глубокий анализ их содержания. П. П. Иванов сделал первый, наиболее существенный шаг в изучении хивинского архива и использовании его данных для характеристики социально-экономических отношений в Средней Азии XIX в., проложив путь для дальнейших исследований.

Из 137 документов архива хивинских ханов, открытых П. П. Ивановым, в той или иной мере касаются туркмен 50 документов 20. Из описанных М. Ю. Юлдашевым девяти документов, обнаруженных в Ленинградском отделении Института востоковедения (ныне — Института народов Азии) АН СССР, сведения о туркменах содержат четыре документа 21. Наконец, с историей туркмен связаны и открытые А. Л. Троицкой 9 документов из так называемой папки документов о плотине Бенд 22. Таким образом, из всех обнаруженных к настоящему [12] времени 155 документов архива материал о туркменах содержат 63.

По своему назначению большинство их делится на две части: приходо-расходные книги или тетради (дафтары), которые велись чиновниками (диванами), состоявшими при трех высших хивинских сановниках — мехтере, кушбеги и диванбеги, и дафтары по учету нукеров. Однако это лишь формальный признак; в действительности, содержание всех этих дафтаров в части, касающейся туркмен, очень разнообразно. В них заключены сведения о расселении и численности туркменских племен, о туркменском землевладении, о нукерской службе туркмен, о старшинах и родовой знати и их взаимоотношениях с хивинским ханом, о туркменском восстании 50—60-х годов XIX в., о сборе зеката с туркменских купцов. 15 мелких документов23 представляют собой главным образом донесения (ариза) хивинскому хану и его сановникам, связанные с упомянутыми выше восстаниями; три документа из этих 15 — письма (или прошения) хивинскому хану и кушбеги, подписанные туркменскими старшинами.

Самые ранние из документов архива, касающихся туркмен, относятся к 1240/1824-25 г., самые поздние — к 1289/1872-73 г. По отдельным годам документы распределяются очень неравномерно: к 1824-1832 гг. относятся всего лишь три дафтара (№ 59, 5 и 57), далее следует промежуток в 12 лет (1833-1844), за который не сохранилось ни одного документа, и все остальные документы относятся к 1845-1872 гг. Это объясняется, видимо, тем, что архив хивинских ханов дошел до нас далеко не полностью. Сейчас представляется невозможным определить, какая именно его часть сохранилась. Многие документы могли погибнуть во время восстаний 50-60-х годов XIX в. 24, другие — во время занятия Хивы русскими войсками в 1873 г. Впрочем, отсутствие некоторых видов документов (например, записей о взимании зеката с туркмен) объясняется, очевидно, тем, что такие документы просто не составлялись 25. [13]

В предлагаемом здесь описании все документы расположены по тематическому признаку, а внутри разделов — в хронологическом порядке. Эта группировка отличается от группировки П. П. Иванова, который отмечал, что содержание отдельных частей одного и того же дафтара оказывается нередко весьма разнородным, и поэтому в основу группировки положил в каждом дафтаре ту часть записей, содержание которой представлялось наиболее важным и характерным 26. Действительно, во многих дафтарах отдельные записи совершенно не связаны друг с другом по содержанию, и причины их внесения в одну тетрадь трудно установить; возможно, что они были сделаны одним чиновником (как это видно иногда по почерку), однако в одной и той же тетради нередко делались записи разными лицами и в разное время. Поэтому каждая самостоятельная запись или группа записей рассматривается нами как отдельный документ, в связи с чем различные списки и другие записи из одного и того же дафтара могут быть помещены в разных отделах описания. Такое расположение должно облегчить дальнейшее исследование этих документов.

Давать полный перевод большинства документов хотя бы в тех частях, которые касаются туркмен, не представлялось целесообразным. Многие из этих документов являются именными списками туркмен—либо получивших землю в Хивинском ханстве, либо нукеров, участвовавших в походе. Приводить их в полном объеме в большинстве случаев вряд ли необходимо. Мы ограничиваемся, как правило, сокращенным переводом, в котором указываются все заголовки в таких списках, названия родовых подразделений, имена старшин и количество занесенных в списки имен по родовым подразделениям. Кроме того, дается подробное описание каждого документа, в котором отмечаются все его особенности — главным образом различные пометки, которые стоят возле отдельных имен. Лишь некоторые, особо интересные списки небольшого объема переведены полностью (это во всех случаях оговаривается).

В другой большой группе документов — приходо-расходных дафтарах — записи о различных выдачах туркменам вкраплены среди записей самого разнообразного содержания, к туркменам никакого отношения не имеющих. Дать полный перевод [14] таких дафтаров ввиду их большого объема совершенно невозможно, да и не нужно. Нет необходимости также производить полную выборку всех записей о туркменах: это тоже заняло бы .много места, а самые записи во многих случаях однотипны, и их перевод, кроме большого числа имен, ничего бы не дал. Поэтому мы приводим лишь образцы записей 27.

Из мелких документов не было необходимости давать полный перевод всех ариза из папки о плотине Бенд, так как не все их содержание имеет значение для истории туркмен; поэтому мы ограничиваемся подробным пересказом с отдельными выдержками. Остальные ариза приведены полностью, большей частью за исключением вступительной титулатуры 28.

Наконец, дан полный перевод двух реестров земельных участков, розданных туркменам, так как они представляют особый интерес.

Вместе с изложением и переводами документов приводятся все сведения, относящиеся к их описанию: датировка, соотношение с другими документами и т. д. Все прочие сведения, связанные с содержанием документов, вынесены в примечания. Внешнее описание дается только для тех документов, которые не были описаны П. П. Ивановым и М. Ю. Юлдашевым.

Как в изложении и переводе документов, так и в примечаниях к ним обращено особое внимание на имена старшин — точнее, на те имена, при которых стоят какие-либо звания и титулы хотя бы в одном из документов. Это важно с двух точек зрения. Во-первых, это дает чрезвычайно ценный материал об общественном строе туркмен и об их взаимоотношениях с Хивинским ханством, — материал, который во многих случаях может быть сопоставлен со сведениями, имеющимися в других [15] источниках. Во-вторых, это может в дальнейшем помочь нашим этнографам; туркмены, которые помнят историю своего племени, а теперь нередко называют имена старшин, упомянутые в документах архива 29, что имеет немалое значение для проверки их рассказов, в особенности сообщаемой ими хронологии.

По тем же причинам, по которым невозможно дать полный перевод всех документов архива хивинских ханов о туркменах, не может быть помещен и узбекский текст этих документов. Особо интересные или важные в каком-либо отношении страницы приводятся факсимиле (обычно с уменьшением, масштаб, которого не оговаривается, так как формат оригинала известен из описания). В изложении и переводе всех документов приводится в скобках текст подлинника в следующих случаях: а) когда текст неясен или перевод представляется спорным; б) когда имена, названия и термины имеют необычное начертание; в) когда нужно дать представление о некоторых специфических оборотах и выражениях, встречающихся в подлиннике; г) в названиях тех туркменских родовых подразделений, которые в документах архива и в литературе встречаются в разном начертании. Узбекский текст приводится с сохранением орфографии оригинала.

Предлагаемое здесь описание “туркменских” документов архива хивинских ханов, очевидно, не является исчерпывающим. Автор ставил своей задачей в первую очередь извлечь тот материал, который представлялся особенно важным для изучения, общественного строя туркмен; некоторые выводы и гипотезы, изложенные в первой части работы, в значительной степени основаны на этом материале. Вместе с тем это описание облегчит исследователям, которые в будущем обратятся к архиву, ориентировку в этих документах.

* * *

При установлении транскрипции собственных имен автор исходил прежде всего из необходимости учитывать более или менее прочно установившуюся в русском востоковедении традиционную транскрипцию многих среднеазиатских имен (главным образом арабского и иранского происхождения). Этой [16] транскрипции в основном шридерживались авторы всех публикаций источников и многих исследований по истории туркмен и Туркменистана 30, и отказ от традиции в данном случае затруднил бы сопоставление новых материалов с уже опубликованными. Нельзя при этом не учитывать также, что произношение многих имен (особенно “традиционных” мусульманских) могло быть различным в разных областях, у разных туркменских племен и в разное время (например, имя Мухаммед могло варьировать: Мамед, Мамбет, Мат, Мет и т. п.). Выбор одного из вариантов подобного местного произношения всегда был бы произвольным и субъективным. Кроме того, это привело бы к разнобою в написании одних и тех же имен.

Учитывая эти соображения, мы старались придерживаться следующих основных принципов транскрипции имен:

1. Общемусульманские имена арабского и персидского происхождения даются в традиционном написании, независимо от их действительного (туркменского или узбекского) произношения 31. В частности, в таких именах сохраняется буква ф (например, Сафар, Нефес и т. п.), хотя произносится она в тюркских языках обычно как п (Сапар, Непес).

2. Туркменские имена тюркского происхождения даются по возможности с учетом их туркменского произношения. Однако и для них принимается во внимание то начертание, которое дают обычно восточные (узбекские) источники — архив хивинских ханов и хивинские хроники; особенно это относится к написанию согласных (например, в работе принято написание Кара, а не Гара).

3. Составные имена, которые в современной туркменской и узбекской орфографии пишутся слитно, везде передаются через дефис.

Названия туркменских племен и родов также, как правило, передаются в соответствии с установившейся традицией (там, [17] где таковая существует), например: имрели (вместо емрели в соответствии с произношением) 32, али-или (а не алийли) 33, салор (а не салыр), орус-кошчи (а не орсукчи) 34, чоудор (а не чаудыр или чоудыр) 35 и т. п. В описании документов архива хивинских ханов названия родовых подразделений передаются, как правило, в соответствии с их начертанием в подлиннике, а в примечаниях в ряде случаев оговорено их туркменское произношение (если оно было известно по каким-либо материалам). Географические названия, как правило, транскрибируются в соответствии с их современным написанием (и произношением), принятым на наших картах, например: Газават (вместо Гази-абад), Уаз (вместо Вас), Ходжейли (вместо Ходжа-или), Ташауз (вместо Таш-Хауз), Ильялы (вместо Йыланлы и Хиляли) 36. На карте в таких случаях рядом с современным написанием обозначена в скобках и форма, в которой эти названия встречаются в источниках.

Термины “Хорезм”, “Хорезмский оазис” употребляются в настоящей работе в основном в том же значении, какое утвердилось за ними в нашей исторической и географической литературе: ими обозначаются оазисы низовьев Аму-Дарьи (от Дарган-ата до Аральского моря), включая земли древнего орошения до Устюрта и Сарыкамыша на западе. Для XIX века (после завоевания Аральского владения Мухаммед-Рахим-ханом) Хорезм равнозначен Хивинскому ханству 37. [18]

Особо следует сказать о терминологии, применяемой для обозначения родовых подразделений туркмен. В хивинских источниках какой-либо системы в этом отношении нет; видимо, в XIX в. (как и в XX) не было ее и у самих туркмен 38. Одни и те же единицы родового деления обозначались разными терминами, а один и тот же термин относился к разным по своему положению в родоплемеиной структуре единицам. Поэтому мы отказались от употребления туркменских терминов (например, тайпа, тире), заменяя их всюду словами “родовое подразделение” или “род”. Последний термин, конечно, следует понимать сугубо условно, так как “род” у туркмен, как будет показано ниже, в рассматриваемое время имел совершенно иной характер, нежели в эпоху родового строя. Нами принят также условный термин “отдел” для обозначения самых крупных подразделений, из которых состояли некоторые племена, например байрам-шалы и кара-чока у йомутов, отамыш и тохтамыш у теке и т. п.

* * *

Автор считает своим долгом выразить глубокую признательность Э. Н. Наджипу, оказавшему большую помощь при переводе отдельных документов архива хивинских ханов, а также Б. И. Вайнберг, Г. П. Васильевой, Б. А. Каррыеву, С. Г. Кляшторному, Г. Е. Маркову, А. М. Мугинову, В. А. Ромодину, А. С. Тверитиновой, С. А. Токареву и А. Л. Троицкой, просмотревшим работу в рукописи и сделавшим ценные замечания.

Комментарии

18. Из неопубликованных этнографических материалов в нашем распоряжении были лишь полевые записи Туркменской этнографической экспедиции МГУ 11955 г., в которой автору привелось участвовать.

19. Примеры этого см. ниже, стр 110, 128, 131, 144, 156.

20. Документы № 5, 6, 9, 10, 15, 18, 19, 21, 23, 24, 25, 26, 28, 30, 33, 34, 35, 36, 38, 39, 40, 41, 46, 49, 66, 57, 68, 59, 62, 63, 64, 66, 74, 75, 76, 77, 81, 82, 83, 84, 90, 91, 96, 98, 110, 116, 117, 118, 120, 134

21. Архив Куна, оп. 1, № 133, 134, 135 и рук Ин-та народов Азии АН СССР А 423.

22. См. Троицкая, Земельно-водная политика

23. № 110, 116, 117, 118, 120, 134 и 9 документов о плотине Бенд.

24. Так по словам А Л Куна, были уничтожены все податные дафтары в Кунграде во время восстания Мухаммеда-Фена в 1858 г. (Кун, Очерк л. 27 б)

25. Сведения о налогах в Хивинском ханстве, составленные в 1873 г. для А. Л. Куна кем-то из хивинских чиновников, показывают, что сбор зеката с туркмен велся без дафтара (см Архив Куна, оп. 1, № 101, л. 3 б).

26. Иванов, Архив, стр 30.

27. Когда работа была уже в наборе, вышел в свет том II (том I должен выйти позднее) подготовленного Институтом востоковедения АН УзССР издания документов архива хивинских ханов (“XIX аср Хива давлат хужжатлари”, II том, Тошкент, 1960). Он содержит семь приходо-расходных дафтаров: № 40, 46, 76, 77; Архив Куна, оп. 1, № 133 и 134; рук. Ин-та народов Азии А 423. Документы опубликованы в современной узбекской графике, с краткими примечаниями и указателями.

28. К сожалению, подлинники документов № 110, 116, 117, 118, 120 и 134 утеряны, так что переводы даются по узбекскому тексту, опубликованному П П. Ивановым (Архив, стр. 273-278). Документ № 120, о содержании которого говорит П. П. Иванов, не представляет особого интереса и опущен нами (текст его см. Иванов, Архив, стр. 279—280).

29. Такие случаи отмечены в примечаниях.

30. См. МИТТ II; МИУТТ; Материалы по истории каракалпаков; Иванов, Архив; ОИТН. Ср. также другие работы П. П. Иванова, работы В. В. Бартольда и А. Н. Самойловича. При некоторых расхождениях в деталях транскрипция “традиционных” имен в этих работах в целом идентична. В “Истории Туркменской ССР” транскрипция имен, к сожалению, крайне непоследовательна, например: Мухаммед Юсуп и Юсуф Ходжа; Нефес-бек Якшимамед оглы, Нурмухамед Махтум-бек, Тачмаммед (!) и т. п.

31. В виде исключения входящие в состав имен слова *** и *** транскрибируются ближе к их произношению: “палван” и “батыр”.

32. В архиве хивинских ханов встречаются написания *** (чаще всего), ***, *** и *** (последнее редко).

33. В архиве хивинских ханов и в хивинских хрониках встречаются три написания: *** (чаще), *** и ***.

34. В архиве и хивинских хрониках — *** (очень редко еще *** и ***) Видимо, такое произношение когда-то существовало.

35. В архиве и хивинских хрониках— ***, *** и *** (последнее редко).

36. В архиве и хивинских хрониках одинаково часто встречаются два написания: *** (Йыланлы) и **** (Хиляли).

37. В нашей литературе для позднего средневековья и нового времени термин “Хорезм” часто употребляется как географическое понятие, в отличие от названия государства — Хивинского ханства. Однако для рассматриваемого времени вряд ли стоит противопоставлять эти два понятия. Собственно говоря, “Хорезм” оставалось официальным наименованием ханства (в восточных хрониках и документах) вплоть до его присоединения к России и даже после этого, о чем свидетельствует хотя бы название сочинения Баяни и титулатура хивинских ханов в их ярлыках XX в. Название “Хивинское ханство” употреблялось преимущественно в России (а не на Востоке) и в основном лишь с XVIII в.

38.. См. об этом ниже, стр. 342-343.

 

Текст воспроизведен по изданию: Хорезмские туркмены в XIX веке. М. Изд-во восточной литературы. 1961

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.