Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ШАРИФ МУХАММАД МАНСУР МУБАРАКШАХ

КНИГА

"ПРАВИЛА ВЕДЕНИЯ ВОЙНЫ И МУЖЕСТВО"

КИТАБ-И “АДАБ АЛ-ХАРБ ВА-Ш-ШУДЖААТ”

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ.

О СВОЙСТВАХ И ДОСТОИНСТВАХ ВСЯКОГО ОРУЖИЯ И ЕГО ПРИМЕНЕНИИ

Так как каждый предмет имеет [свое] назначение, он [152] применяется по необходимости. И свойства любого предмета определяются его назначением.

Следует знать: первым, кто из человеческого рода применил оружие, был Адам, да будет мир над ним! И было это так.

Когда Всевышний послал Адама в рай и оставил его во благе и наслаждении, в нем возникло чувство мужества и храбрости. [Он] очень удивился, подождал прихода Гавриила, да будет мир над ним, спросил у него о причинах возникновения подобного чувства.

- Что это такое? Гавриил сказал:

- О, Адам! Это состояние мужества и храбрости.

- Что это за изменение?

- Потерпи часок, чтобы я тебе объяснил подобное состояние и изменения. И немедленно, по повелению Всевышнего, он принес из божьей казны лук из красного яхонта, с жемчужной тетивой и тремя стрелами из желтого яхонта. Углы стрел были из изумруда, а наконечники из голубого яхонта.

По другим версиям, лук был составным (удвоенным) из красного яхонта, гнезда из зеленого хризолита, рукоятка из белого жемчуга, тетива из червонного золота, стрелы из хризолита, наконечники из голубого яхонта. Адам натянул лук, надел шаст-кольцо для охватывания тетивы и стал тренироваться, чтобы как следует научиться стрелять. Адам, да будет мир над ним, выпустил первую стрелу в райскую ворону и не попал. Гавриил, да будет мир над ним, засмеялся. Адам огорчился и опять выпустил стрелу в ворону. А та выдвинула вперед свои большие крылья, чтобы стрелы ударились о них, не причинив ей вреда. И распространенное выражение "сипар" (щит) происходит от этих вороньих крыльев.

Адам спросил Гавриила:

- Почему ты засмеялся, когда не попала в цель моя первая стрела?

- Если бы твоя первая стрела достигла цели, это было бы несправедливо. Ведь твои старшие сыновья и сыновья твоих старших сыновей всегда одерживали бы победу над младшими братьями, подчинив их себе. И тогда ни один младший брат никогда бы не побеждал старшего. А так как вторая твоя стрела достигла цели, то младшие братья смогут побеждать старших. [153]

И отсюда берут свое начало слова "голиб" (победитель) и "маглуб" (побежденный).

Бывает, что два противника неравны по количеству, но меньшинство может победить большинство. И нет оружия лучше и совершеннее, чем лук и стрелы. И если не имеешь другого оружия, можно стрелять из лука и в неприятеля, и в пройдоху, и в птицу, и в мишень. И вообще в любой предмет, какой захочешь. Это оружие не может никоим образом быть бездействующим и лишним. При его помощи можно устранить и разбить врага. Это оружие применяется при взятии крепостей, замков и на полях сражений. И "тири навак" (тополиная стрела), "узрак", "малахак" (стрела наподобие саранчи), "афнак", "донгсанг", "нимдонгсанг", "джувалдуз" (большая кривая игла), "ним-джувалдуз" - все это необходимо для [взятия] крепостей, замков и им подобных мест.

Сократ говорит: "Хотя стрельба [из лука] и игра в поло не искусство, но достаточно и того, что они размягчают тело, делают мышцы эластичными, глаза зоркими, укрепляют мускулы, выпрямляют руки и ноги, учат воевать, поднимают дух у людей, делают их храбрыми и пробуждают в них мечту о славе". И именно поэтому стрелу называют судьбой, лук средством, а наконечник стрелы - смертью, рассеянной над врагом. И везде в каждой войне необходимы стрелы одного вида, а наконечники - другого, чтобы достигнуть цели. А если не так, то становится бесполезной всякая стрельба.

О стрельбе из лука и его особенностях устады написали [множество] книг и комментариев. Например, для мелкой стрелы нужно делать наконечники из рыбьих позвонков, как и против кольчуг необходимы такие же наконечники. Против "сипари чубин", "сипари шушак", "сипари найза", "сипари хадж", "сипари торг", "сипари хаданг" необходимы "мавдудовские" стрелы.

Для метательных стрел, используемых при покорении крепостей, требуются такие: наконечники сипахийские, похожие на ивовые листья, вермишелевые, очень тонкие и похожие на утиные лапы. Против воина, одетого в железную броню, необходимы тополиные, камышовые и закаленные стальные наконечники. А против невооруженного противника и хищников требуется особый вид стрел - "нармохан" (буквально - мягкое железо) с лопаткообразными наконечниками.

Лук тоже бывает нескольких разновидностей: чачский, [154] хорезмский, парванчийский, урумчийский, газнинский, гурайский, лахорский, курарский, индийский и горный. Чачский дальнобойнее других и им пользуются жители Мавераннахра. Хорезмские луки [бывают] с коротким разводом и большим углами. Тетивы изготовляют из конских шкур и в необработанном виде смазывают жиром. Если тетива толстая и стрелы толстые, а наконечник маленький, такие стрелы ранят слабо. И стрела из-за легкости наконечника и своей тяжести летит волнообразно. Парванчийский, урумчийский, курурский и лахорский лук и стрелы - это большой выбор для стрелков. Горный лук делается целиком из костей ног и рогов горных козлов без применения деревянных деталей и хорошо достигает цели. Индийский лук изготовляют из камыша, а тетиву делают из камышовой кожуры. Стрела эта не очень дальнобойная, но вблизи ранит сильно. Индийские стрелы - не гладкие, а ветвистые, и если кого-то ранят такой стрелой и она поломается, то при ее извлечении большая часть наконечника остается в теле человека, при удалении усиливает боль и приводит к заражению. Наконечник стрелы горных индусов состоит, в основном, из костей. И они таковы, что какие бы кости ни нашли - бычьи, буйволовые, ослиные (от павших или убитых животных), их помещают в керамическую посуду, с помощью ослиной мочи и других отходов превращают в гадость. И всякая жирная кость - ядовитая через некоторое время из них (костей) делают нечто вроде стрел и кладут на огонь. А когда захотят стрелять, то наконечником этой стрелы задевают за что-нибудь для выделения капли жира. И если кто-либо будет ранен такой стрелой и хоть [кусочек кости] останется в теле, он действует подобно змеиному яду. Потому необходимо разрезать рану, найти и извлечь кусочек кости, даже если он совсем маленький. Затем следует найти траву :"джари" и поесть ее. Тогда раненый выздоровеет. Однако в каждую годовщину ранения, поврежденное место воспалится и помучает этого человека. И если в то время он не воздержится от полового сношения, употребления кефира и чеснока, то умрет. Но до тех пор, пока зубы и кости человека не почернели, есть надежда на спасение. Поев джари, он излечится. Если же [зубы и кости] почернеют, человек умрет. Такую стрелу называют "хадахани".

Мавераннахрские, хорасанские и персидские стрелы преимущественно тополиные. Как и ивовые, они из-за легкости [155] не очень дальнобойные, но пользуются популярностью. Ивовая стрела из-за легкости летит прямо, она тонкая и изящная. И та одна стрела не бывает столь легкой, действенной, и дальнобойной, как камышовая (тростниковая). [Стрела] всегда должна быть хорошо закаленной и выдержанной по форме. Если стрелок опытный и может держать лук высоко или же знаком с шастом (методом) Бахрама 1, то может пробить и железную лопату и стальной шлем. Перьевую стрелу лучше всего изготовить из хвоста черного грифа или орла Если же это неосуществимо, можно сделать [стрелу] из хвоста сокола, коршуна, аиста, журавля, казарки (красной утки), петуха, цапли, страуса. Если стрела выпускается в птицу, сидящую на дереве, необходимо, чтобы заступ острия был раздвоенным. Иначе он зацепится за тонкую ветку, а если попадет в нее, прорежет. И стрелок должен быть знаком с этим, обученным и опытным. Ведь если где-то (на охоте или на войне) отсутствуют мастера по изготовлению стрел и луков, он должен сам знать все секреты стрел, уметь сверлить, вставлять наконечники и быть осведомленным о действиях стрелы и силе натяжения. Если у лука спустятся углы, сядут или выскочат гнезда, [он также] должен знать, как закалять и чистить стрелы, как натягивать тетиву лука, соединять четыре узла (делать морской узел). И если где-то что-то порвется, должен уметь зашить. Устады изготавливали каждый лук двухтетивным, а каждую тетиву с двумя наперстками, [чтобы] в случае выхода из строя одного [можно было бы] использовать второе. Наперстки бывают нескольких видов "газивар" (воинский), "миривар" (эмирский - крепкий, величественный), "тюркивор" (тюркский). Самый лучший - воинский.

Каждый, кто не имеет опыта стрельбы [из лука], не должен стрелять без подготовки, так как он или порвет тетиву, или сломает лук. И если один стрелок захочет перехитрить другого, ему надо сделать свою тетиву из волчьей шкуры. И при стрельбе звук этого лука превосходит звук тех луков, у которых [тетива] сделана из шкуры оленя, старой коровы или лошади. Если [стрелок] участвует в состязании, он должен постараться каким-нибудь образом перехитрить противника,чтобы стрела у того не залетала далеко, а его собственная стрела превосходила оружие соперника. Боевая стрела должна быть мавдудской, скользящей, иметь четырехвильный наконечник и по длине составлять девять кулаков. Стрела, которую [156] мечут (по рассказам некоторых устадов) должна иметь длину руки от подмышки до кончика указательного пальца. По рассказам других - от верхушки плеча до кончика среднего пальца. А по иным высказываниям, надо оба кулака вытянуть вперед и держать ровно от правого локтя так, чтобы виднелось начало левого локтя. Вот такой должна быть длина стрелы. Значение этой одной палочной стрелы таково, что она убивает противников государства и выигрывает войну. Так было при эмире Булкотегине 2, который после великого хаджиба Али-тегина 3 стал падишахом Газнина, правил четыре года и был тестем султана Ямин уд-Давла Махмуда Гази, да озарит господь его могилу, который доводился дедушкой по матерят автору [этой] книги. Булкотогин осадил крепость Газнина и достиг успехов. По воле судьбы, турки в той войне проявили медлительность. Эмир от ярости спешился и пошел впереда войска. Перед ним держали прямой щит, он сам шел к крепости, отважно сражался и был близок ко взятию крепости. Но кто-то выпустил в него камышовую стрелу, и он на месте принял смерть. И его войско без успеха возвратилось домой.

* * *

Когда эмир Аяз походом шел на Индию, он осадил какую-то крепость. Воины двинулись на нее так, что лагерь опустел. Иноверцы начали атаковать. Аяз стоял у ворот крепости чтобы не давать им выходить. И в это время из крепости вышел белый слон, за которым шло много кавалеристов. И был стрелок с мощной мускулатурой и высоким луком. Его звали Али Бухари. Эмир спросил у него:

- Сможешь ли ты метнуть победоносную стрелу? Тот ответил:

- Смогу. На лбу слона висело большое китайское зеркало. Бухари выпустил стальную стрелу - остроконечную, трехвильную (трехгранную), закаленную. Зеркало разлетелось на куски, [и] звук этот был услышан на довольно большом расстоянии. Слон испугался. Али выпустил вторую стрелу и попал ему прямо в глаз. Половина стрелы проникла в голову. Слон рванулся от боли и затоптал насмерть много людей. А остальная [часть войска] потерпела поражение и ушла в крепость.

Мусульмане до этого случая пребывали в огорчении. Теперь же каждый становился львом, они убили много неверных.  [157]

* * *

Рассказ. Когда самаркандцы проявили непокорность, прибыл Фаик и начал воевать с ними. В войске самаркандцев был один кожевник [меткий стрелок]. Он прицелился в трубача и выстрелил так, что труба провалилась и вышла из затылка.

Фаик сказал:

- Хорошо, метко стреляешь.

Стрелок выстрелил в другого так, что стрела вышла с другой стороны. Фаик сказал:

- Молодец, стреляешь очень хорошо, это должно сделаться наукой.

Он возвратился в Бухару и сказал эмиру Хорасана:

- Того города нельзя взять боем. Эмир ответил:

- Ты говоришь неправду. Фаик возразил:

- Я говорю правду, и у меня есть два аргумента: Один - стрела, которую выпустили в трубача, второй - стрела, которую выпустили в кольчугоносца.

Ученые выступили посредниками и благодаря им самаркандцы помирились с эмиром. Через несколько лет они опять взбунтовались. И Фаик вновь прибыл [в Самарканд] и начал войну. Какая-то стрела прилетела и застряла у него в подоле.

Фаик сказал:

- О, сыновья [мои], вот вам благая весть: мужчины [в этой стране] умерли и стреляют женщины. Быстрее атакуйте! Войска Фаика расхрабрились, начали наступать. И вскоре захватили замок. Мы расскажем столько, сколько полагается для этой книги.

* * *

Рассказ. Говорят, что только из-за одной стрелы эмиры Тугралбек 4 и Джагрибек 5 потерпели поражение и бежали в Хорасан. А дело было так. Возле Бухары есть селение Хорметан. И это селение стрелков. Гуридам пришлось воевать за него. Был там устад Абдул Самад Камангар, мастерски стрелявший. Гуриды победили, приблизились к воротам селения, хотели открыть их и ограбить местных жителей. Был [среди них] некий туркмен, одетый в кольчугу. Он снял дверь какого-то сада и сделал ее щитом. Туграл и Джагри стояли рядом с ним. [Абдул Самад Камангар] выстрелил. [158] Пронзив дверь, стрела попала в грудь кольчугоносца и вышла из спины. Туркмен упал, а Туграл и Джагри убежали. Джагри сказал:

- Если кто-нибудь доставит ко мне этого стрелка живым или мертвым, тому я дам двадцать тысяч диремов.

Ходжа Имам Шумани говорит:

- Я спросил того устада об этом случае. [Абдул Самад Камангар] сказал:

- В той двери было отверстие. Солнце находилось за спиной туркмена и светило в эту щель. Я, метко выстрелив, попал в отверстие [и через него] прямо в того человека. А они подумали, будто моя стрела прошила дверь кольчугу и человека. Это и повергло всех в страх.

* * *

Когда Али Тегин подошел к воротам Самарканда, занял Шахристан, он остановился у железных ворот замка. Там находился [некий] стрелок по имени Ахмад Хаят. Войско [Али Тегина] приблизилось к воротам, двинулось вперед, готовясь к бою. Один [тюрк], которого звали Кукануъ, одетый в кольчугу сверху еще был закован в латы, на голове у него был шлем, а у бока он держал щит. Впереди Али Тегина шли три-четыре тысячи рабов, вооруженных секирами и длинными кривыми саблями. Самаркандцы подошли к своим воротам. Ахмад взял лук и прицелился. У Кукануъ подвернулась нога и он провалился в какую-то яму. Из-за щита виднелась его голова. Устад выстрелил в глазок шлема. Стрела прошла через шлем и пронзила голову Кукануъ. Он упал и умер. Самаркандцы перешли в атаку, изгнав всех, кто вошел внутрь города. Горожане от радости кричали. И это был такой громкий крик, который называется мавераннахрским (оглушительным) криком, "кукануъ".

Али Тегин возвратился в Бухару. И причиной разгрома войск противника и освобождения города от разграбления и спасения тысячи юных мусульман от гибели послужила одна единственная стрела да Аллах, покровитель правоверных.

* * *

Когда на султана Маъсуда Шахида пошли войной и вражеское войско ударило по нему, все кафиры (неверные) расхрабрились. К ним присоединились карматы, находившиеся в крепости мусульман и стали проявлять непокорность. 159]

Эмир Шахаб ад-Давла Мавдуд 6, да помилует его Бог, изготовивший мавдудскую стрелу, послал из Газнина в Индию свиту во главе с великим камергером Салар Ахмад Мухаммадом. А Факие Сулайти поручил дела Лахора. Достигнув Лахора, газнинцы столкнулись с местными войсками. И Факия Сулайти назначил Абу Бакра Салеха своим наместником, а сам с лахорскими войсками направился в Мультан на войну против сына Дауда, которого карматы звали Шейхом. Когда они дошли до крепости Дауда, карматы бежали и ушли в Мансура. Мультанцы сражались несколько дней, удерживая крепость. Узнав же, что им от карматов не будет никакой помощи, попросили пощады и сдали крепость. Затем прочитали хутбу (проповедь) во имя Амир ал-Муъминина ал-Кадыр Биллаха 7. Султан Мавдуд дела Мультана вручил Мухаммаду Лаками. Мусульманские войска возвратились по Мармарской дороге с большой добычей, как следует наказали кафиров и джатов 8 и возвратились в Газнин.

Хинд Ратбал, внук кабульского шаха, возвратился с юга Индии из-за случая с Маригу[а]лом, который основательно подорвал силы мусульман. Ратбал проявил высокомерное желание стать шахом. Он собрал множество единомышленников, состоявших из кавалерии и пехоты, спустился с гор как раз тогда, когда возвращалась газнинская армия и преградил им дорогу. А кони там были худые и усталые, чтобы сражаться или освободить путь.

[Ратбал] сказал:

- Разобьем войско Лахора, чтобы Лахор и Таксия стали нашими. И Абу Бакр Салех с несколькими кавалеристами шел из Лахора на встречу с войсками в Таксию. Он оповестил Факию о шахском внуке, который задумал стать правителем.

Когда они достигли Калинджар 9, войско неверных выступило в большом количестве. Факия Сулайти стоял в центре [войска], Абу Бакр Салех - на правом фланге, Абу Хасан Харраси (глава лахорцев) занял позицию на левом фланге. Неверные без конца метали стрелы. Мусульманское войско пo сравнению с ними было очень малочисленным. Кафиры яростно атаковали воинов ислама, били их мечами, держа одно орудие обеими руками. Но мусульманская армия была непоколебимой и не дрогнула, несмотря на непрекращающиеся атаки противника.

Один воинственный тюрк сказал Факие: [160]

- Покажи мне главного кафира-неприятеля, чтобы я избавил вас от его зла.

[Факия] ответил:

- Это тот, который чванливо восседает на буром коне, и над его головой держат зонт. Тюрк взял лук и стрелы, встал в строй, прошелся немного и выстрелил в щит, который держали перед Хиндом Ратбаломю [Стрела] пронзила щит и хиюрак (броню), проникла в грудь Хинда Ратбала и вышла череа спину. И претендующий на царствование ушел на тот свет.

Войска с возгласом "Велик Аллах" продвинулись вперед, убили и захватили большую [военную] добычу. Было множество подобных примеров, когда благодаря одной стреле правители возвращали себе государства.

Всевышний за одну стрелу отпускает грехи трем типам людей мастерам, которые изготавливают стрелы с наставлением во имя Бога, стрелкам, вперед смотрящим.

Лук - это оружие, которое [никогда] не выходит из употребления ни на земле, ни на том свете. В раю [тоже] стреляют [из лука]. И это дозволенная игра, так как Пророк говорил что все игры не дозволены, кроме трех: игра с законной женой; стрельба из лука, конные скачки. Эти три игры допускаются и в раю. И если кто-то скажет, что один мужчина защищал себя и своих детей, как крепость, от тысячи людей, это мог быть только стрелок. И Пророк, да будет мир над ним, говорит; "Обучайте своих детей стрелять [из лука]". И в другом месте говорит "Стреляйте и ездите верхом [на лошади]. Лучше ездить верхом." И еще Пророк, да будет мир над ним, сказал, "Каждый, кто имеет при себе арабский лук и колчан со стрелами, избавляется от бедности." А также Пророк, да будет мир над ним, говорит: "Между стрелками и целью столько земляных лужаек, сколько между стрелками и райскими лугами."

Необходимо, чтобы собиратели стрел ходили босиком, дабы обрести награду. И Пророк, да будет мир над ним, говорит: "Если во имя Бога [кто-то] стреляет в неверных, это доброе: дело. И если он не ошибется, то обретет воздаяние."

И вот что еще говорит Пророк, да будет мир над ним: "Каждый, кто учится стрелять, а затем бросает это занятие, совершает кощунство и проявляет неверие в божественное; благодеяние".

О том имеется много сведений, но здесь и этого достаточно. [161]

Меч изобрел Джамшед, что было его достоинством и доказательством прозорливости. За это ему благодарно все человечество. Он трудился сто лет, чтобы извлечь из горной руды железо. И приказал изготовить из него меч, внушающий уважение и страх. Меч превосходит все виды оружия, он - оружие воинов и храбрецов. Но он же - оружие бездействующее. Пока им не взмахнешь и не приведешь в действие, нельзя пускать его в дело, так как он может ошибиться и сломаться.

И если кто-то скажет: "Я вышел невредимым из тысячи воинов и никто не смог сравняться со мной", - это может быть только меченосец.

Пророк, да будет мир над ним, говорит, "Рай находится под сенью мечей", и достоинство меча выше любого другого оружия. Даже когда при помощи другого оружия завоевывают страны и государства, говорят, что они взяли их при помощи меча.

Мечи (сабли) бывают разных видов "чини": (китайский), "руси" (русский), "хазари" (хазарский), "руми" (византийский) "фаранги" (европейский), "сулаймани" (соломонов), "шохи" (шахский), "хинди" (индийский), "кашмири" (кашмирский). Все они хорошо известны. Но самые лучшие, наиболее ценные и острые - индийские сабли. Они имеют несколько разновидностей "барролук", "таравата", "рухния", "макбар", "пангавхар", "пармагас" (последний из-за обилия орнамента называют еще "мавджи даре" (речная волна). Он ценнее и изящнее всех мечей. Нет лучше него среди оружия да в войске, ни в казне, ни в шахской оружейной палате. [Имеется еще] "боджари", "сурман" и "турман". И ни в одной стране, кроме Индостана, нет таких мечей, как "теги баролук", "таровата", "рухния" и "мавджи даре". Они острее остальных, так как мечи эти жесткие (сухие), а остальные - мягкие. Если сделать их грубее, они будут ранить сильнее. В Хорасане и Ираке бытуют преимущественно "баджари". Они не очень ценные, зато мягкие (пластичные) и при нанесении удара и ран редко ломаются.

В Индостане имеется еще меч "абнах", очень красивый. Искусные мастера изготавливают его из мягкого металла -меди и серебра. Последнее придает ему ценность. Если таким мечом нанести рану, ее нельзя зашить. А "барролук", "таровата", "пармагас" и "макбар" [к тому же] служат украшением для пояса визиря и свиты падишахов. Подобные [мечи], в [162] основном, бытуют у туркменских и афганских кавалеристов. В Индии на берегу реки Синд стоит крепость Курадж. Возле нее живут кузнецы. И если кто-нибудь из них захочет выковать меч, он берет два булата (слитка металла), доводит их до высшей точки каления и один скручивает направо, а второй - налево. Затем кладет в глину и сутки держит в печи, вздувая огонь, чтобы слитки расплавились и скрепились друг с другом. Затем вынимает их из глины, кует и придает форму, точит, шлифует и доводит до блеска. Острие меча должно стать подобным ветке хурмы, висящей на дереве. Только так клинок делается изящным. Такие мечи сразу там же охотно раскупают местные жители и приезжие, увозя в другие места. Этот меч ранит хорошо.

"Каладжури" кривая сабля, оружие турок и тех, кто обычно пользуется копьем. Она длиннее меча. Искривление на ней сделано для того, чтобы при нанесении удара она не скользила. И благодаря кривизне раны очень тяжелые. Сабля эта остра. И если копье "ошибется" и сломается, можно ее применял как копье и как меч.

"Наджих" - секира (боевой топор), оружие падишахов, которое необходимо для сражения и с друзьями, и с недругами. Друга бьют тупой частью "наджиха", применяя вместо булавы, а недруга - острием, используя его вместо меча."Дашна" - короткий тонкий прямой кинжал - оружие отважных людей, а также ловкачей и воров."Кутара" (обоюдоострый меч) - оружие индусов, смельчаков и вероломных людей."Шал" (дротик с раздвоенным острием) и "зубин" (короткое вилообразное копье) - оружие индусов и афганцев. А те, кто имеет и меч, и шал, и зубин, но при ударе не достигают цели, должны сражаться саблей."Билкаш" - (вид оружия) и "нимнайза (короткое копье) - оружие пехотинцев и тех, у кого есть "сипари хадж" (прямой щит) и "гирда" (круглый щит) и кто стоит на страже у крепостных ворот."Дахра" (род кинжала с железной рукояткой и острым кривым концом), "хишт" (булава), "дурбош" (копье), "харба" (короткое копье) носят оруженосцы, а также те, кто охраняет шахов и держит врагов на расстоянии."Найза" (копье) - принадлежность турков и арабов. Это "бодрствующее" оружие, которое можно сразу употребить в дело. [Оно] применяется против "бронированных" кавалеристов. И если кто-то скажет, что один воин разбил или прогнал тысячу кавалеристов, это может быть только [163] копьеносец. В Аравии мужчины и женщины используют копья."Найзаи самхари" принадлежит мужчине, а "найзаи радани" - женщине. И те, и другие - прекрасные воины.

В Бахрейне есть селение Хат. Оттуда происходит "найзаи хати" - хатское копье. В Хорасане, Ираке и Персии копья изготавливают преимущественно из ивы. Это дерево надо осовательно стругать. Оно хорошо для обучения кавалеристов и для снятия арканов, потому что очень легкое. А вообще легкое оружие для войны меньше пригодно. Но если одновременно ударить острием копья и обухом копья спереди и сзади, оно ранит хорошо. Если же кавалерист захочет поднять на копье противника или снять его с седла, копье не выдержит и сломается. В этом случае копьеносец может растеряться. Но нет копья лучше, чем индийский "найнайза" (тростниковое). Существует два вида таких копий: мужской и женский. Вот мужской вариант "нарнайза". Сердцевина у тростника из которого он сделан, полая. Тростник этот длинный, тяжелый и скрученный. Копье из него причиняет кавалеристу неудобство и даже мучения. А вот "найнайзаи мода" - женский вариант - совсем иной. Тростник этот дуплистый, легкий и поэтому не дрожит и не извивается. Такое копье очень хорошее.

Если кавалерист ловкий и по-настоящему усвоил свою науку, он должен также знать о местах сражений, полях битвы. В частности таких, как поля царских сражений Рустама, Эсфандияра, Афрасиаба, а также Амир ал-Муъминина Али ибн Абу Талиба, да почтит Бог лик его!

Забир Авам был силен и верхом на коне и на земле. В совершении любого дела, если поступать со знанием, можно победить всех и никто не сможет противостоять тебе. И если продырявить "горг" (косточку от щиколотки волка) и привязав их ниткой под острием копья вступить в бой, то любые враги будут разбитыми.

"Сипар" (щит) и "табарзин" (секира) - оружие Дейламитов. Копье "соруг" и "табар" (топор) - оружие пастухов и табунщиков."Кутахи оханбаста" (копье с железным наконечником) оружие погонщиков верблюдов."Дос" (серп) - оружие земледельцев."Джавоха" - оружие ювелиров и скульпторов."Бел" (лопата) - оружие садовников и распределителей воды. Теша" (тесак) - оружие плотников."Корд" (нож) - оружие мясников."Каланд" (кетмень, мотыга, кирка) и "лахи" [164] (большие ножницы) - оружие садовников и цветоводов."Асо" (посох, палка) - оружие благочестивых людей и путешественников."Деворкан" (стенобит) - оружие плотников, столяров, маслобойщиков и гончаров."Гурз" (булава), "чубак" (колотушка), "худшикан" (копье с железным наконечником), "булкотег" (булава) - оружие тех, кто уверен в своих силах и применяет это против тех, кто одет в "джавшан" и "зирех" (кольчугу), "хафтан" (кафтан) и "хуюрак" (броня). Если воин оснащен всеми видами оружия, но не имеет кинжала, его вооружение недостаточное и несовершенное. Зато когда он имеет только кинжал и ничего иного, его вооружение считается полным, лишенным каких бы ни было недостатков.

* * *

Халид Валид однажды пришел к Умар Хаттабу, да будет милостив к нему Господь! Умар спросил:

- О, Халид! Что ты скажешь о стреле? Тот ответил:

- Это хорошее оружие и можно им разбить врага, а также держать последнего на большом расстоянии от себя. Однако, стрела совершает много ошибок.

- Что ты скажешь о копье?

- Это защита и покровитель воина. Однако оно коварно и совершает много зла. Если копье проникнет в тело противника углубившись на четыре пальца, тому уже не поможешь, он в большой опасности. К тому же, не каждый может нести копье.

- Что ты скажешь о мече?

- Это причина того, что матери оплакивают своих сыновей. Каждому, кто сидя верхом на коне, хочет обнажить меч, следует правой рукой взяться за рукоятку, левой - за ножны, хорошо повернуть меч и держать его клинком вниз у своего бока. И нужно поднимать меч напрямую от конской шеи. При ударе мечом надо крепко подтянуть спину, а грудь держать, открытой. Три пальца следует прижать к рукоятке и, нанося удары, держать руку подальше от корпуса, чтобы меч ни за что не зацепился и удар получился режущим. Воин должен уметь легко обнажить меч, не опасаясь ранить лошадь. Если он сидит верхом, то как только обнажит меч, с каждым взмахом оружия конь тоже должен поворачиваться. И удар наносится острием. И на какую бы глубину оно ни проникло, кончик меча сломается. Раны, нанесенные в пределах одной или двух пядей, колотые. И куда бы ни попала остальная часть меча [165] она ничего не порежет, не разорвет и не ударит. Из пророков, да будет мир над ними, каждый воевал особым оружием. Шуайб (который захватил город Иерихон), по повелению Всевышнего воевал мечом.

И войско Бани Исраила (израильтян) пользовались всеми видами оружия. Пророк Исмаил, да будет мир над ним, занимался стрельбой из лука, с этим оружием он воевал и охотился. Муса, да будет мир над ним, воевал с посохом Дауд, да будет мир над ним, пользовался фалаханом (пращой) и камнем (ядром). Джалут, который был одним из сильнейших тиранов, он убивал (при помощи) "санги фалахан" (ядро фалахана). Сулейман, да будет мир над ним, собрал войско и совершил "газа" (священную войну, поход на неверных). Причем он мало воевал ради собственного блага. И наш Пророк (Мухаммад), да будет мир над ним, который сам участвуя в битвах, был замыкающим Пророком, сражался всеми видами оружия. Копье он себе сделал особое и сказал: "Моя "рузи" (доля) находится под сенью моего копья." Правоверные халифы, потомственные имамы, собеседники и все сахабы (сподвижники) Пророка из числа "ансаров" и "мухаджиров" (переселенцев) воевали, используя все виды оружия. И это свойственно арабам. Абу Бакр, Омар, Осман, да будет милостив к ним Господь, воевали копьем и мечом. Амир ал-Муъминин Али ибн Абу Талиб, да почтит Бог лик его, сражался мечом под названием "шамшери Зулфикар". Оружием Саъд Ваккаса был лук. И Пророк, да будет мир над ним, в битве при Ухуде удостоил его большой чести, сказав: "Стреляй, о, Саъд, да будут жертвами мои родители!"

Забир Авам сражался копьем и считался мастером в этом деле. Во всей Аравии не было ему равного в метании копья и верховой езде.

Из представителей рода Бани Омейяд 10 никто сам не участвовал в сражениях, кроме Марвана Химара. А халифам из династии Бани Аббасов 11 не было надобности воевать, так как весь мир находился и находится под знаменами их войск и принадлежит им. Тут было достаточно [только] приказать.

Абу Муслим, наместник государства Аббасидов, бывший предком автора этой книги, воевал луком. Его стрела вместе с рукояткой весила двадцать манов.

А хорасанские и иракские эмиры сами участвовали в [166] сражениях, покоряя мир. Хаджадж Юсуф, Кутейба Муслим, Наср Сайяр, Язид Махлаб, Дауд Махлаб, Рофеъ Музайм, Муваффак, Куахтаба, Амр Лайс, Якуб Лайс - тахиридские и саманидские эмиры тоже воевали самолично. Каждый падишах из династии Насир ад-Дика Сабуктегина 12, борца за мусульманскую веру, да сделает Бог лучезарным его лик, воевал отдельным видом оружия. Амир Сабуктегин пользовался стрелами, копьем и "каладжури" (обоюдоострым мечом). И любой вид такого оружия был чудесным. [Сабуктегин] в храбрости и борьбе не имел себе равного, он никогда не терпел поражения и ни один враг не видел его спины. Султан Ямин уд-Давла ад-дин Махмуд тоже воевал обоюдоострым мечом - оружием мужественных борцов.

О стрельбе из лука и метании копья имеется много сказаний. В истории сказано: "В то время, когда покорили крепость Мультан, убили столько кафиров и карматийцев, что потекла река крови, выйдя из западных ворот, которые называются Лахорскими. И рука Султана, да помилует его Бог, была настолько обрызгана кровью, что прилипла к рукоятке меча. Кровь высохла, руку не удавалось освободить до тех пор, пока руку с мечом не подержали в тазике с горячей водой. И был его наставником султан Мухаммад Амир и он воевал копьем. А Султан Маъсуд Шахид (Мученик) развлекался сорокамановой и даже семидесятимановой булавой, с помощью которых завоевал Ирак, Рей и Сабахан (Исфаган).

Султан Мавдуд воевал с луком. Мавдудскую стрелу придумал он, нигде не существовало такого вида оружия. Он приказал сделать эту стрелу вместе с наконечником из золота, для того чтобы, если кто-то умрет, раненный ею, похоронные и другие расходы возмещались этой стрелой. И если рана оказывалась не смертельной, то расходы на лечение равнялись бы цене этой стрелы. Как сказал поэт:

Султан века шах Мавдуд,
Для противника вычеканил стрелу из золота,
Чтобы его жертва в этой стреле обрела свой саван,
А выживший обрел средства для лечения.

Султан Фаррухзад, да будет милостив к нему Аллах, воевал и копьем, и стрелой. Султан Маъсуд Великодушный Булкотегин пользовался обоюдоострым мечом. Султан Шахид [167] Бахрамшах 13 воевал стрелой. И об этом есть рассказ. Говорят, что ни одна птица не пролетала невредимой перед его стрелой. И так как у него были могучие руки, если он брал в руки копье, то мог один изгнать [целое] войско. После смерти его отца, султана Маъсуда Великодушного, произошло вот что. У Бахрамшаха был старший брат, султан Малик Арслан, имевший близкие родственные связи с султаном (по материнской линии), и с Имамом Язди - Добродетелью властелинов. Бахрамшах пошел к султану Санджару, и попросив предоставить ему убежище и взять его на службу. Он был готов днем и ночью, в пути и на месте исполнять любые поручения правителя. Бахрамшах принимал деятельное участие в каждом деле, выполняя [его] лучше других. Он избавил султана от многих забот, так что тот стал полностью доверять ему, соглашаться с ним и сделал его [одним] из своих близких еобеседников, приглашая его на пиршества и веселые собрания, доверяя ему свои тайны. Проникнувшись к нему симпатией, [Санджар] захотел воспитать его. Поэтому он послал войска, чтобы низложить Арслана, невзирая на то, что они были родственниками и посадить [на трон] Бахрамшаха в благодарность за его заслуги и [достойное] общение со столпами государства. [Дело происходило так]. На первых порах султан опасался, что как бы люди, острые на язык, не говорили, что он поддержал чужого, а близкого родственника собирается отстранить от власти. Но Бахрамшах со всеми предводителями войска, судьями и придворными уживался так, что все стали его приверженцами. С кем из вельмож и столпов государства Санджар ни говорил о нем, любой соглашался с тем, что за все время пребывания во дворце, Бахрамшax совершал только похвальные дела, чем завоевал благорасположение и доверие правителя. То, что тот сделал по отношению к нему, было воспитание и это - один из похвальных обычаев, проявление доброго нрава падишахов ислама.

Избавившись от своих опасений, Султан Санджар намеревался заняться его дальнейшим воспитанием, поручить ему вомандование войсками и посадить Бахрамшаха на трон.

Однажды султан Санджар 14 был на охоте. Ему с разных сторон приносили добычу. Внезапно очень высоко пролетела паpa птиц. Самка была снизу, а самец сверху. Султан Саъид Бахрамшах, да помилует его [Бог], выпустил стрелу и прошил обеих. И они, как бы связанные стрелой, вместе упали возле [168] [Санджара], отчего многие лошади и даже конь самого султана шарахнулись в сторону. Султан спросил:

- Кто выстрелил в этих птиц? Все в один голос сказали, что это Бахрамшах. Санджар [искренне] поблагодарил его и подарил ему почетный халат. В тот же день он распорядился собрать войска и отправить с ними Бахрамшаха. На следующей неделе он проводил его с армией в путь, чтобы тот отстранил брата и принял [бразды правления] в стране.

Один из вельмож спросил у Санджара, почему он поспешил послать Бахрамшаха, оказав [ему] столь большую честь.

Султан ответил:

- Я видел, [как] все вельможи, столпы государства и командующие войсками любят его. Все в один голос говорят о нем [только] хорошее, прославляя его храбрость и утверждая, что в стрельбе [из лука] нет ему равных. Я подумал: раз он стреляет так метко и такой храбрый, то может что-то замышлять против меня и попытаться захватить мое государство. И поэтому пусть все, что бы он ни делал, свершится в стране его отца и деда, а не в моей.

И опять-таки причина возврата власти в государстве - одна стрела.

* * *

Султан Хосравшах 15 воевал копьем, но и в стрельбе [из лука] тоже был судьбоносным (то-есть очень силен). Султан Шахид Хусрав Малик сражался копьем. А в стрельбе [из лука] не было ему равного. И некий поэт сочинил о нем такие стихи:

Стрела, которой Хусрав стреляет в ночную тьму,
Достигает груди муравья и глаза змеи.
Если он захочет опять стрелять той же стрелой,
Она снова попадет в голову.

Иногда он сражался и секирой. В то время, когда разбили Сакарвала, какой-то кавалерист, одетый в броню, проявлял отвагу и совершал нападение так, что его собственные стрелки устали от него. Тогда султан [Хосрав Малик] атаковал этого бронированного кавалериста секирой, отрубил ему голову, шею, руки и плечи, разделив все это на две части. [169]

Большинство падишахов воевало с мечом (саблей) и копьем. А султан Сайд Мухаммад Сам, да помилует его Бог, очень хорошо стрелял из лука. Когда доброжелатель и автор этой книги находился в Пуршуре, Шахид только что закончил игру в поло. Какой-то прачечник вошел во двор и закричал: "Моего осла разодрал лев, сломав ему хребет". Султан немедленно удалился. Не прошло и часу, как привели на верблюдах трех львов. [Я] спросил какого-то всадника, кто их убил. Тот ответил:

- Всех трех львов убила одна единственная стрела, выпущенная рукой султана. Султан много стрелял, и [в этом деле] не было ему равного. Сам он не участвовал в сражениях, и в этом не было необходимости: его подданные завоевывали для него страны. Все сильные мира сего покинули с Божьей милостью этот свет и от них остались только имена. Всевышний помилует всех справедливых правителей. Благослови их Владыка миров!

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ.

О СМОТРЕ ВОЙСК И ПОРЯДКЕ ЕГО СОХРАНЕНИЯ

Да будет известно если падишах или командующий армией захотят устроить ей смотр, следует первым осмотреть левый фланг ("майсара"), затем центр ("калб"), а затем - правый фланг ("маймана"). И "ораз" (место начальника смотра) должно располагаться на возвышенности с тем, чтобы хорошо увидеть обе части армии - кавалерию и пехоту.

"Халифы" 16 и "накибы" 17 должны находиться впереди [войска] до тех пор, пока не осмотрят кавалерию, пехоту, коней, вооружение и все прочее снаряжение. И когда устраивают смотр, нужно произносить имя Бога. Первым полагается осмотреть все оружие бронированной кавалерии (тяжелую кавалерию), записать его названия и упомянуть об украшениях (конной сбруе). Затем осмотреть легкую кавалерию и зафиксировать конное снаряжение. После этого следует осмотреть пехоту, получающую жалованье, и записать наименования ее снаряжений и прочих принадлежностей. Потом нужно осмотреть резерв - пехотинцев, прибывших для оказания помощи, составить их список и вручить его предводителю [войска] для того чтобы в день войны (сражения) все явились [именно] в таком порядке. [170]

Первым смотр осуществляют великие предводители войска. И у них должны быть барабаны и знамена. Сначала надо осмотреть любой отряд, если они считают это необходимым, также [следует] осмотреть и записать [оружие] пехоты по частям (отрядам), зачисляя его в ведение такого-то сарханга (предводителя), чтобы перед боем не сомневаться в наличии лошадей и оружия. Следует относиться ко всем [воинам] с уважением и благосклонностью, обнадеживать их в смысле будущей награды, чтобы они с готовностью брались за дело, ведь они рискуют жизнью. Не [желать] понять этого несправедливо. Во-первых, воины рискуют. Во-вторых, они [могут] разочароваться, утратить уверенность в себе, [а то они] сбежат не обрекая себя на гибель оттого, что с ними не считались. Очень многие воины и целые войска становились подозрительными, недоброжелательными, терпели поражение и переходили на сторону противника. И тут уж раскаяние 6ecполезно. Дело следует совершать со знанием."Ораз" (проверяющий) - опора, мать и отец войска. Сила и вера армии в "оразе". И если он в этом смысле проявит непонимание, ему грозит опасность. В войсках необходимы проверки, чтобы воины не становились неприятелями правителя. Жизнь не лишена таких событий. Каждому войску, которое живет обычной жизнью, присущи и победы, и поражения. И это дело не одного дня. И если проверяющий (он же командующий) расположен к своим воинам и думает о них, все [воины] становятся его приверженцами и друзьями. А если случится так, что армия потерпит поражение и жизнь воинов окажется в опасности, они не оставят ораза в беде и выйдут вместе с ним с поля битвы. Если же они будут в обиде, то забудут о нем прежде всего. Как только завершится смотр всех войск, эмиры и великие полководцы должны вести армию с собой, чтобы представить ее падишаху и главнокомандующему. А падишах должен восхвалить воинов и их коней, произнося хорошие слова. Хотя и падишаху и главнокомандующему известна численность кавалерии и пехоты, следует называть цифры вдвое-втрое больше: в войска может случайно затесаться вражеский шпион, который сообщит неприятелю вести о количестве войск. И может быть [даже так], что он в сговоре с каким-нибудь начальником или предводителем армии. Поэтому каждый отряд, прошедший смотр, должен отойти в сторону, отделить избранных кавалеристов и постараться [171] незаметно соединиться с тем отрядом, который пройдет через смотр вслед за ним. Сохранять эти части следует до тех пор, пока существуют мирные отношения и применять эти правила, дабы сломить возможного противника, испугать [его], чтобы он больше не собирался воевать, а искал мира. Ведь уместный мир лучше неуместной войны, так как [заранее] не узнаешь, каков будет исход войны. И такой мир лучше, чем победа. Тогда никому не придется воевать и войско, и свита будут целыми. Не прольется невинная кровь, государство не разрушится и его подданные не будут разграблены и уничтожены. Пророк, да будет мир над ним, говорит: "У любого государства, в котором будет пролита [хоть] одна капля невинной крови, Всевышний на сорок лет отнимет благословение и изобилие. И после неверия нет более великого греха и страха, чем пролитие невинной крови. Потому в день страшного суда первейшим повелением, которое сделает Бог, будет приговор о невинной крови и свершит он его по справедливости."

Мир не вечен, и все возвращается на круги своя. Не стоит из-за десятидневного царствования и из-за золота делать зло, не следует брать на свою совесть этот грех. Как говорит Пророк, да будет мир над ним "О, как много [на земле] одночасных желаний и стремлений, после исполнения которых наступает долгая печаль и горе, и раскаяние здесь не поможет." [Поэтому] насколько ваше войско ни было бы многочисленнее войска противника, не ищите войны. И как бы внешне вы ни желали, в душе не стремитесь к ней. И не следует кичиться многочисленностью армии. Так случилось со сподвижниками Пророка, да будет мир над ним. Воины так возгордились в сражении, что в сражении при Хунайна и Автаса 18 потерпели поражение и обратились в бегство и Пророк, да будет мир над ним, остался один. У Сунайн бин ал-Хареса (двоюродного брата Пророка) еще не окрепла любовь к мусульманству. Пророк, да будет мир над ним, поднимался в гору. Харес отправился за ним, чтобы причинить ему зло. Когда Пророк понял его намерения, он сказал:

- Поднимись наверх. А Аббас, да будет милостив к нему Аллах, шел за Пророком, держа за благословенные поводья его коня. Обращаясь к Аббасу, Пророк повелел ему:

- У тебя громкий голос, крикни войскам, чтобы они остановились и подошли ко мне.

Тот подал голос: [172]

- Эй, вы, последователи Сурат ал-Бакара! Эй, вы, сподвижники Пророка Аллаха и его близкие! Услышав голос Аббаса, они возвратились. Был один человек, который вернулся [то ко] через три дня. Все они вместе покаялись в том, что возгордились своей многочисленностью и Всевышний удостоил благоприятным исходом сражения, которым другие их священные войны не кончались. Они захватили шесть тысяч пленных и пятнадцать тысяч верблюдов. Они освободи людей, а животных раздали титулованным особам, сподвижникам и любимцам Мухаммада.

Необходимо, чтобы падишах имел хорошую веру и принимал хорошие обязательства по отношению к подданным, избегая применения своих сил и могущества для исполнения любых желаний. Надо приказывать командующим войск. чтобы те проявляли проницательность и предусмотрительность, побеждая врагов, если Всевышнему будет угодно ниспослать им войну.

ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ. О РАЗМЕЩЕНИИ ВОЙСКА В ЛАГЕРНЫХ [УСЛОВИЯХ]

Правила размещения армии бывают нескольких видов персидское правило шахов, тюркское, византийское и индийское. А лучшее из всех - это аджамское правило.

Падишах и главнокомандующий должны расположить войско там, где имеется вода и растительность. А в пустыне не преграждать путь врага. И не надо быть опрометчивьм, забывая о возможности противника. Если армия немногочисленная, следует разместить ее возле реки или у подножья горы. И расположиться там, где поблизости много травы и деревьев. Надо, чтобы перед лагерем была проточная вода и естественные преграды; это обезопасит от внезапных ночных атак. Таким же должен быть порядок в войсках в дни войны. И лагерь нужно расположить так, чтобы каждый знал свое место.

Первым (впереди) должен находится "мукаддама" (авангард), за ним "джанахи дасти рост" (фланг правого крыла); за ним - "джанахи дасти чап" (фланг левого крыла); затем "маймана" (правый фланг); потом "майсара" (левый фланг); затем, в середине "калб" (центр); потом "сарои харам"; затем "матбах" (кухня), "хазина" (казна), "джамахона" (гардеробная); [173] затем "зурадхона" (арсенал), за ним - "рикабхона" (конное снаряжение); позади "аскол" (продовольствие); затем -раненые и больные; за ними заключенные и стража; позади них - "саворони нек" (испытанные кавалеристы), которым вложено находиться на правом фланге; позади шахского шатра должен разместиться отряд воинов; затем - кони и вьючные животные. Испытанные пехотинцы и кавалеристы должны располагаться на левом фланге таким образом, чтобы шатер находился посередине войска подобно крепости. Так же, наподобие крепости следует расположить другой лагерь, чтобы противник не смог подступиться к нему. Впереди шатра необходимо вывесить знак или штандарты, а также барабаны, литавры и тому подобное. А впереди нужно расположить особые тяжелые, разрушительные орудия, и перед ними -войсковой базар, а перед базаром - два-три ряда пехотинцев о всеоружии. Они должны расположиться в два-три ряда округ шатра, оставляя просторный проход для того, чтобы кавалерийские стражи и те, у которых длинные палки-копья могли свободно ходить вокруг шатра. Им положено стоять лицом к лагерю и спиной к шатру, поочередно надежно охраняя шаха от хитростей и вероломства неприятеля.

* * *

Дауда, который был посланником Пророка, каждую ночь охраняли тридцать тысяч человек, чтобы он целую ночь совершал в мехрабе намаз 19, выполняя миссию пророка. Все это потому, что от одного праведного падишаха зависит спокойствие всего государства, его подданных, безопасность полномочных послов и безопасность дорог. Как говорит Пророк, да будет мир над ним: "Если не будет султана, то люди, по всей вероятности, сгрызут друг друга."

И в другом месте он говорит: "Султан - тень Бога [на земле]. И тень эта обозначает спокойствие (безопасность) и справедливость (правосудие) на земле." Ведь каждый, кого обижают и притесняют, должен найти свое убежище и опору у него (у султана, падишаха), чтобы быть защищенным от тиранов. И чтобы у него не было никаких неудач и несчастий из-за султана, чтобы он спокойно прожил жизнь - так как Всевышний создал падишахов для благосостояния мира и благополучия. Спокойствие подданных и безопасность дорог зависит от них. Они защитники земли и имущества мусульман и всего человечества. Посему они должны заботится о [174] под данных, оберегая их. Ведь на том свете [их] будут спрашивать о положении и делах подданных. И чтобы не оказаться там в безвыходном положении, надо здесь быть в числе праведников. Для справедливых падишахов на небесах есть несколько таких мест, являющих собой вечный рай, дарующих бытие, и бесконечное богатство и почет.

Лагерное расположение войск персидских шахов выглядят так (см табл I).

(Таблица I)

Ряды пехотинцев, стрелков и щитоносцев.

Расположение военного лагеря иноверцев неправильное мусульмане и не должны поступать подобно неверным. Kpоме того, если какой-то противник захочет наступать на центр войска и шатер [шаха] с целью их захвата, пока все войска опомнятся и придут на помощь, он сможет совершить задуманное :

Схема расположения лагеря неверных (см. табл II). Расположение военного лагеря индусов (см табл. III). Расположение войск румийцев и лагерь Александра Македонского (Зулкарнайна) был таким (см табл. IV). [175]

(Таблица II)

Расположение военного лагеря кафиров (иноверцев) выглядит так: [176]

(Таблица III)

Расположение военного лагеря индусов [177]

(Таблица IV) [178]

ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ.

О ЗАСЫЛКЕ "ТАЛАЙА" (ДОЗОРА), "ДЖАСУСАН" (ШПИОНОВ), "МУНАББЕХИЕН" (ДОНОСЧИКОВ)

Да будет известно, что дозор есть страж войска. И персы поэтому его называют "талайа" или "дидбон".

Пророк, да будет мир над ним, говорит: "Лучшие друзья - это четыре человека, а лучший из дозоров - это сорок [человек]. И наилучшее в количественном отношении в легкой армии - "сарийа" (отряд) из четырехсот человек. [А вот] отряд который посылается на важное дело, требующее незамедлительного исполнения, [должен быть] немногочисленным и быстрым подобно ветру: если что-то понадобится нужно это забрать и сразу возвратиться. Самое же лучшее из войск то, которое насчитывает четыре тысячи. И никакая сила не может разгромить двенадцать тысяч единомышленников - кавалеристов. И если дозор направляется по назначению, необходимо, чтобы кони были хорошо испытанными, быстроходными, не упрямыми и с хорошими копытами. И [дозор] ни при каких обстоятельствах не должен быть загруженным и не завязывал бой. Ему надо иметь в меру оружия, cyxoго пайка и воды. И независимо от того, немногочисленный или многочисленный, дозору необходим опытный и бдительный начальник, повидавший жизнь. Однако, не следует идти в дозор развернутым строем и [временами] следует подниматься на возвышенности, иногда верхом, иногда пешим ходом. А как только дозорные заметят неприятеля, следует предупредить друг друга и уйти тихо, бесшумно, не поднимал пыли. И одного-двух рассудительных [воинов] направить вперед, чтобы они потихоньку осведомили о случившемся главнокомандующего и падишаха (так, чтобы кроме последних никто об этом не узнал). Если же проявить поспешность, [создать] шум и вызвать тревогу, то в войсках может начаться хаос. А от этого многие армии терпели поражение. И еще от неопытности, глупости, шума и неправильных действий дозора, случалось, что воины трусили и обращались в бегство. И если дозор будет в неведении о приближении врага и [179] произойдет вынужденный бой в лесу или на пересеченной местности, не следует всем сразу обращаться в бегство, а надо сражаясь, спокойно отступать. И поручить одному-двум воинам отправиться бегом к командующему и падишаху, чтобы доложить [обстановку], вызвать подмогу и не спеша вернуться в лагерь.

Таким же образом должен поступать лазутчик: незаметно проникнуть в войска и выйти оттуда так, чтобы никто не заметил его, за исключением падишаха и главнокомандующего. А если кто-то заметит и спросит, пусть скажет приятные новости - если даже это не так. Необходимо, чтобы лазутчик был умным и правдивым - то есть он должен ничего не таить от начальника ни плохого, ни хорошего чтобы тот мог принять правильное решение. Ибо войско можно легко сделать подозрительным. И тогда будет трудно направить его в нужное русло; как говорится, легко разрушать, но трудно строить. Поэтому каждый, кто с этой целью распространяет ложные слухи, чтобы разочаровать воинов, втягивая их в преждевременный бой, или предаст [своих] товарищей, тот должен быть наказан, чтобы неповадно было другим и чтобы они держали язык за [зубами].

Дозор должен передвигаться вперед и назад, налево и направо от войскового лагеря, не отдаляясь более чем на два или три фарсанга. Если [дозорных] немного, им следует не держаться на одном месте, а обходить все четыре стороны, чтобы знать положение неприятеля. И если случится столкновение, нельзя говорить неправду и преувеличивать, например, что [якобы] встретили кавалеристов, "Мы разгромили и выдворили их, они обратились в бегство и мы гнались за ними до их лагеря".

Подобные фантазии могут повлиять на других воинов и те опозорятся, соблазнившись [такой "славой"] и покинув свой лагерь, поставить свою жизнь под угрозу и попасть в руки неприятеля. И причиной всего этого явятся действия дозора. Потому следует избегать лжи, чтобы не попасть в неблагоприятную ситуацию, так что, в каком бы положении ни оказались дозорные, необходимо говорить правду, быть чистым [перед Богом и людьми, действуя с именем Всевышнего на устах], чтобы он охранял их. Ни в коем случае нельзя [180] пить спиртное и поступать с противником дурно. Многие войска из-за употребления спиртного были разбиты и попадали в плен. Автор [книги] был свидетелем подобного неприятного события. Дабы не оказаться в таком безвыходном положении и не проиграть, следует каждый день поочередно засылать [в сторону неприятеля] дозор, чтобы солдаты перед боем не уставали, становясь медлительными и выполняли поручения с радостью. Каждому, кого посылают [в дозор] необходимо сказать уместные слова и [дать] хорошее обещание [по отношении к нему]. Когда отправляют группу на важное дело, лучше всего послать всего четыреста кавалеристов; они должны быть быстрыми как ветер. И им необходимо иметь начальника, или эмира, которого бы все слушались, и, чтобы ни приказывал, безоговорочно выполняли, чтобы они были единодушны и дружны. Останавливаться им надо на возвышенном месте, посылая кавалеристов направо и налево. Обедать или завтракать следует по очереди, чтобы одна половина ела, а другая охраняла своих товарищей. Когда же совершают вечерний намаз, нужно посылать по сто кавалеристов молящихся. И чтобы по сто человек поочередно выходили и охраняли друг друга. И куда бы они ни направлялись, нельзя действовать неосмотрительно. Когда приходится передвигаться через населенный пункт, не следует никого обижать из местных жителей. И нельзя что-нибудь отнимать. А если необходимо что-то приобрести, нужно покупать это, платя деньги. [Полезно] выдавать себя за местных жителей. Если потребуется спросить о какой-нибудь дороге, надо спрашивать вежливо и сказать: "Мы из вон того селения и нам выделили землю [в этой местности]". [Следует] с бедными разговаривать дружелюбно. В своих делах нужно надеяться на Всевышнего и обязательно вовремя совершать намаз. А когда прибудут в место назначения, совершить если смогут какое-нибудь доброе [дело]. Если же не смогут, надо не подвергать себя опасности и возвратиться обратно. Когда поблизости есть гора, пусть возвращаются по ее подножью. Следует [также] каждый час подниматься на возвышенность и проявлять осторожность.

* * *

Однажды Амир ал-Муъминин Умар, да будет милостив к [181] нему Господь, приказал собрать [отряд], чтобы послать его нa войну, и во главе отряда поставил своего сподвижника Сарие, назначив его эмиром. Он отправил их в далекое место. Отряд двинулся в путь и выполнил то, что было приказано, и возвратился с военной добычей. Враги узнали об этом и пошли следом за ними с многочисленной пехотой и кавалерией. Но Сария о том не знал. Это случилось в пятницу, когда Амир ал-Муъминин Умар читал с кафедры мечети молитву. И Всевышний снял завесу с его глаз, чтобы он увидел обе части вражеского войска. Неприятель уже был так близко, что мог догнать кавалерию Сарии. И [Умар] посреди молитвы воскликнул:

- О, Сария, [подавайся] к горе, к горе!

Этот возглас Бог донес до слуха Сарии, и он повел войско к горе. Когда неприятель приблизился, они уже были далеко в горах. И врагам не досталось ничего, кроме тягот пути. А Сария с войском незаметно прошел через горы, увезя с собой добычу. Неприятели же некоторое время шли за ними и, потерпев неудачу и убыток, возвратились обратно. Сария с воинами и добычей вернулись живыми и невредимыми к Амир ал-Муъминину Умару и он рассказал о своем видении. То было чудо, происшедшее с этими двумя людьми, так как их домыслы были направлены на истинный путь по правилам божественного закона. Всевышний уберег Сарию от врагов религии и помог мусульманам услышать голос Умара. И люди до конца жизни будут рассказывать об этом чуде. Чудотворные деяния святых - истина. Они равны чудотворным деяниям Пророков, да будет мир над ними! А каждый, кто отрицает это, - то - нелепый заблудший человек и еретик. Пусть Всевышний оберегает всех мусульман от страсти и ереси, направляя их на правильный путь и к общему согласию.

Однажды Абу Муслим Сахиб уд-Давла, да помилует его Аллах (один из предков автора этой книги), послал в сторону Рума отряд чтобы начать войну. Воины продвинулись слишком далеко, от них не было вестей. [Абу Муслим] очень скучал по ним. Как-то однажды он ушел в степь, воткнул в землю копье и присел с намерением совершить намаз, благословляя [свой отряд]. [В это] время прилетела какая-то птица, села на копье и отчетливо произнесла: [182]

- Тот отряд Всевышний в такой-то день доставит к тебе [живым] и здоровым.

Бу Муслима эта новость очень обрадовала. Придя в удивление от встречи с говорящей птицей, он спросил у нее:

- Каким образом?

- Бог, да будет он могущественным и великим, помилует тебя.

- Кто ты такая, что обрадовала меня вестью о возвращении отряда?

Птица сказала:

- Я - Ариябил, птица, устраняющая печаль из сердца мусульман. [Божий] посланник направил меня к тебе и это справедливо. Когда подобная благая весть бывает услышана, все друзья избавляются от беспокойства и печали.

И это чудо произошло благодаря великодушию Бу Муслима, который сражался ради справедливости и требовал справедливости у Бога. И целью его была победа ради Пророка, чтобы несправедливые претенденты могли в этом убедиться, а владелец истины достиг высот халифства. [Бу Муслим] постиг истину и покинул [этот мир] благочестиво.

ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ.

О НОЧНЫХ НАЛЕТАХ ("ШАБИХУН") И ИХ УСТРОЙСТВЕ; КАКИМИ ОНИ ДОЛЖНЫ БЫТЬ; В КАКОЕ ВРЕМЯ ИХ ОСУЩЕСТВЛЯТЬ, ЧТОБЫ НАПАСТЬ НА НЕПРИЯТЕЛЯ И ЧТОБЫ ПРОТИВНИК ПОТЕРПЕЛ ПОРАЖЕНИЕ

Да будет известно, что ночное нападение следует совершать двумя группами первая - испытанные и опытные в боях и в делах религии воины, а другая - благоразумные, бдительные и подчиняющиеся приказу бойцы. Ночное нападение должно происходить от полуночи до рассвета. Если удастся, надо перерезать сухожилия коней противника, их узды затяжки, портить и обрывать веревки шатров, чтобы их стойки ломались и шатры падали. [Тогда] во вражеском войске возникнет беспорядок, страх и ужас. А перед этим следует заслать в глубину расположения неприятеля [183] нескольких воинов с острыми ножами, для того, чтобы, если кто-нибудь попадется [по пути] заколоть его, а также разрезать веревки и узды. Если же все это исполнится без кровопролития, то все цели будут достигнуты. И тогда пусть одна группа займется боем, а другая - охраной дорог, чтобы схватить каждого, кто выйдет из лагеря.

Самое же лучшее во время ночных атак распустить ложный слух о том, будто убили того-то, схватили того-то. И таким образом ослабить дух неприятеля, так как, пока враги еще не могут знать, правдивы ли слухи, и в [их] сердцах возникнет сомнение. Тогда они не смогут воевать. И может случиться, что они обратятся в бегство, оставив палатки и дорожные принадлежности.

Сказано, что на полях сражения говорить неправду дозволено. Это для того, чтобы покорить противника.

* * *

Амир ал-Муъминин Али, да почтит его Бог, говорил: "Когда внимание Амра Абду во время сражения при Хандаке было отвлечено, Али ударил его по ноге мечом и отрубил ее.

Амр воскликнул:

- О, Али, ты согрешил! [Тот] ответил:

- Война всегда есть обман.

Если же ночному нападению подвергаетесь вы сами, то следует разделить войско на четыре части. Первый отряд должен состоять из пехотинцев, стрелков, меченосцев, щитоносцев и копьеносцев, чтобы преградить путь врагу. Воины правого фланга и центра (второй отряд) должны укрыться на своих местах и не зажигать никакого огня, чтобы их не заметили. Огонь надо зажигать в другом месте - там, где никого нет. Враги прибудут туда, где горят огни, и вас не обнаружат, а вы их увидите, сможете окружить и схватить, выполнив таким образом свою задачу. Третья группа - левый фланг - должна находиться на своем месте будучи построена и пребывая во всеоружии, если противник намеревается напасть на нее, ей следует быть готовой к этому. [Тогда отряд] сумеет завязать бой и стереть врага с лица земли. Четвертый отряд - это отдельное подразделение, которое находится [184] ближе к [основному] войску, охраняя подступы к лагерю и дороги. Все воины тут должны быть отборными и бодрыми. Если появится кто-то из врагов, их нападение надо отразить, все четыре части должны наступать на них одновременно, покорить их или заставить обратиться в бегство. И предпочтительно, чтобы лагерь был окружен цепями и рвами.

* * *

Рассказывают, что Халиф Маъмун 20 пригласил из Мерва Мухаммада Мусу Марвази, потому что астрологи сказали: "Киштасан в государстве Бадгис разрушит некий краснолицым мясник с кошачьими глазами". А он [Мухаммад Муса] был именно таким. По прибытию его [вызвали] и предоставили войско. Как главнокомандующий он вышел из Багдада и четыре месяца стоял у его ворот, вырыв вокруг лагеря траншеи. И Маъмун отправил ему такое послание: "Мы не воюем возле ворот Багдада, ты должен идти в Бадгис, а ты роешь окопы. Что это значит и как объяснить, что ты четыре месяца сидишь на одном месте? Разве ты еще не знаешь своей задачи? Если бы ты не был готов, то за это время можно было подготовиться. Что значит это рытье окопов?"

[Мусо Марвази] послал такой ответ "Я знаю, что мне следует вести войну в Багдисе, до которого отсюда четыреста фарсангов. И я обучаю войско решительности и осмотрительности, поскольку не знаю, когда встречусь с противником и когда он встретится со мной. Как только я смогу научить воинов решительности и осмотрительности, я их отсюда уведу. И тогда, где бы мы ни встретили неприятеля, или где он не встретил нас, мое войско сможет выстоять, обезопасив себя от коварства, нападения и ночных атак неприятеля, ибо, говорят, чтобы победить врага, нельзя считать его ничтожным, если даже он малочисленный и не следует обольщаться отдаленностью дорог и многочисленностью войск каждый, кто считает врага ничтожным, себя находящимся далеко от него, занимается самообманом. Тот, кто надеется на многочисленность [своего] войска, недальновиден и неосмотрителен. Если вы поручили и доверили мне командование, предоставьте решение этого вопроса мне, чтобы я завершил его".

Муса Марвази двинулся оттуда. И куда бы ни шел, где бы ни останавливался, везде рыл окопы и посылал разведку на [185] все дороги, не забывая об осторожности. И он долго шел, пока достиг Киштасана. Там он стал сражаться с мятежником и его сторонниками и убил его.

Ведя войска, необходимо быть благоразумным, осмотрительным и мужественным. Любое дело надо совершать своевременно. Так поступал Ямин уд-Давла Махмуд Гази, да помилует его Аллах. Когда изменники, прибыв в Хорасан, рассеялись по всей стране, он преследовал их. Вероломные, они скрывались от него до тех пор, пока он не прибыл в Тус. Тогда изменники с многочисленной армией расположились в Балхе и Тахаристане. Ямин уд-Давла находился в Тусе, и в это время Синдбал (внук шаха Джибала) восстал против султана Ямина уд-Давла. Так как тот задержался в Хорасане и там появились изменники.

Синбал сказал:

- Султан задержался слишком надолго. Ямин уд-Давла поспешил из Туса и в течении двух дней и трех ночей достиг Мерва. Войска неверных спокойно сидели в Балхе и Тахаристане. А султан из Мерва шел семь дней по пустынной дороге, по которой [сам] демон [пустыни] не смог бы пройти. Ямин уд-Давла же прибыл в Балх и следом за изменниками пришел в Тахаристан. Он разгромил этих врагов, убив многих из них и обратив остальных в бегство. В том же месяце он из Балха устремился в Индию, схватил Синдбала и исполнил все свои намерения. Все это изложено и засвидетельствовано в летописях.

ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ.

ОБ УСТРОЙСТВЕ ЗАСАД И ПРАВИЛАХ ВЕДЕНИЯ ОКОПНОЙ ВОЙНЫ

Да будет известно, что величайшее из военных дел - это устройство "камин" (засад). Так как сражения бывают двух видов первый, когда открыто сражаются друг против друга, и второй - скрытый, когда пользуются засадами.

Для устройства засад необходимо выбрать прославленных воинственных кавалеристов, чтобы они не кашляли и [вообще] не были больными. И чтобы кони не были пугливыми самцами и не имели жеребят. Они должны быть кастрированными, [186] незадиристыми, тихими и с бесшумными уздами. Засада должна находиться подальше от людей. И хорошо, если ее устроят возле реки, или на лужайке, или в лесу. И надо чтобы не трогали и не тревожили животных они могут испугаться, подать голос и противник может услышать.

* * *

Рассказывают что Шаххам ибн Табатаба совершил ночное нападение на арабского падишаха Хадима ибн Абраша. А в ту ночь они ожесточенно гоняли лошадей. И все дикие птицы кружили в воздухе, а звери от испуга шарахались и бежали из-под их ног. У этого Хадима была дочь Зарка очень умная и способная.

Она сказала:

- Если бы не встревожили птиц, они бы не кричали и деревья не шевелились.

Затем она осведомила отца о том, что [шаххамцы] умело нападают. Хадам встал, разбудил своих людей, приказал устроить засаду, напал оттуда на Шаххама и захватил его.

Если кавалеристы устраивают засаду, следует каждый час посылать воина на возвышенность или велеть ему влезать на дерево, чтобы узнать о действиях неприятеля, который ожидает удобного времени для нападения. И следует поступать так, чтобы избегать любого столкновения. А при выходе из засады нужно разбить кавалеристов на отряды, лишив противника возможности догадаться о численности кавалеристов из засады. Когда они займутся созданием отрядов, три других отряда должны окружить противника и заставить обратиться в бегство. Если лагерь обширный (многочисленный), засады можно устроить в двух-трех местах и один за другим наступать на врага.

Лучшее время для нападения из засады и ночных атак - раннее весеннее утро. И лучше всего - тогда, когда часовые спят, а ночные стражи снимаются с постов и возвращаются на свои места. Если же будет лето, лучше действовать в середине дня во время зноя и во время послеобеденного сна. Необходимо, чтобы все [воины] были единодушными и не завистливыми И если что-то не удастся, не надо упрекать к порицать друг друга, (обвиняя) товарищей в лености и медлительности. Нет ничего хуже, чем сплетни, порицания и [187] зависть. Если засада ваша, следует проявить отвагу и оберегать себя, быть бдительным и рассудительным. И никогда, ни в коем случае не становится невнимательным и неосторожным.

Говорят семь типов людей должны всегда бодрствовать. А если их клонит ко сну, - значит они или хитрые, или притворщики. Первые - это те кому предстоит воевать и враг находится напротив них. Вторые - те, кто задолжал и разорился. Третьи - те, кто влюблен и пребывает в разлуке с возлюбленной. Четвертые - те, кто не к месту открыл кому-то свои секреты. Пятые - те, кто жаждет мести за кровь своего отца. Шестые - неизлечимо больные. Седьмые - те, у кого большое богатство и они боятся потерять его. Гибель в этом положении [происходит] от неосторожности.

Если вы будете бдительными, благоразумными и готовыми к войне - когда бы враг не приблизился, вы его победите, поскольку он не осведомлен о ваших намерениях и решительности, а вы осведомлены о его замыслах.

Рассказывают, что в 408 году хиджры (1017) султан Ямин уд-Давла Махмуд-гази, да озарит его лик Аллах, назначил Каратегина Данишманда (Ученого), который происходил из Мавераннахра, предводителем войска, борющегося за мусульманскую веру. Он двинулся в поход, начал наступление и захватил добычу. Затем по предгорьям Джаландара доехал до Санома, занял эту местность, напал на крепость Умр и отбил ее у Сарасти. И правитель Сарасти захотел совершить против его войска [ночное нападение]. Мудрый Каратегин узнал об этом и приказал, чтобы войска разделились на два корпуса, установили лагерь в двух местах и устроили засаду тоже в двух местах. Когда правитель Сарасти приблизился к войскам Каратегина, сидевшие в засадах одновременно напали на него, окружили войска неверных, обнажили мечи, применили силу религии, убили большинство неверных и возвратились с победой и триумфом.

В летописях сказано, что у Хадж ибн Бихандра 21 основателя и правителя Лахора, был сын Бамбарат справедливый и благородный человек. В Лахоре есть [188] мечеть. Он сделал ее местом поклонения, приказал изготовить каменную статую и назвал ее солнцем: его религией было солнцепоклонничество. Он [прожил] долгую жизнь - девяносто три года, из которых пять был эмиром Лахора. У него был сын Тахнурат, отличавшийся дурным поведением, злонравный и свирепый. Он заточил отца в крепость и сразу захватил власть в Лахоре. Избалованный и тщеславный, Тахнурат кичился своим богатством и войсками. В арабском квартале Лахора он построил крепость, назвал ее Тахпур. Он отнял у шаха Чипала 22 окрестные селения. Затем собрал войско и вознамерился захватить селение Таксир. Но все доброжелатели шаха собрались в Таксире и написали [Чипалу] письмо, сообщая, что Тахнурат собирается напасть на Таксир и Джилам Шах послал своего сына Анандбала с армией на войну [против] Тахнурата. В тот день Тахнурат перешел через реку и подошел к Таксире. Анандбал тоже прибыл к полуночи в свое войско. И рано утром в его лагере забили в барабан. Барабан этот был особым, он принадлежал Чипалу, который был падишахом брахманов, и называли этот барабан "Сингханад" ("Львиный рев"). Едва к нему прикоснулись пальцы барабанщиков, как туда прибыло лахорское войско. Ему , сообщили, что прибыл шахский сын. Лахорские воины-ополченцы пришли в смятение. И когда утром войска построились для боя, большинство лахорцев обратилось в бегство. Ананбал разбил Тахриса и взял его в плен. Затем по реке Джапур прошел несколько миль и прибыл в Лахор. И ночью его армия окружила Лахор. С Тахнуратом заключили договор, по которому было забрано все, что имелось у Тахнурата и у жителей Лахора. Ананбал наградил Тахнурата почетным халатом и управление Лахором возвратил ему.

У Тахнурата был сын Чандрат, жестокий и беспощадный. Так как его отец возвратился побежденным и опозоренным Чандрат заточил отца в тюрьму - так же, как тот поступил со своим отцом. И сказал ему:

- Ты сошел с ума и не достоин править государством. Почему ты выступил против шаха и опозорил себя?

Чандрат стал правителем Лахора, построил селение и назвал своим именем. А родник с пресной водой возле крепости назвал Чандратпур. [189]

Узнав о том, что Чандрат заточил в тюрьму своего отца, Чипал сказал сыну:

- Собери войско и захвати этого жестокого скверного [человека]. Если встретишь его, не прощай и убей. Захвати Лахор и назначай туда своих людей, так как те скверные люди, не заслуживают государственных постов, а их глава глумится над своим отцом.

Анандбал собрал войско, двинулся в Лахор и остановился в селении Сомутала. Чандрат вышел из Лахора с готовым войском. И отправил к Анандбалу посыльного с письмом, в котором говорилось: "Как ты посмел прибыть в нашу страну? Подумал, будто я тоже, как отец, сошел с ума, решив пойти с армией в чужую страну, чтобы бросить своих воинов, убежать и стать твоим пленником?" Анандбал ответил так: "Я посмел потому, что я подчиняюсь своему отцу, а не [веду себя] так, как ты - выступивший против отца и совершивший грех. И твой отец тоже выступил против своего отца. По этой причине Бог помог мне одержать победу. И тебе он тоже поможет, сделав [всеми] презираемым. И за твои скверные поступки тебя постигнет кара".

Чандрат прибыл в Джанди и пошел на охоту. В это время выступили пятьсот закованных в броню кавалеристов из войска Анандбала и устроили в лесу засаду Чандрат, ничего о том не зная, гонялся до заката за дичью. Его конь устал и он пересел на слона. [Прискакали] кавалеристы Анандбала, окружили слона, взяли всадника в плен. Сыновья Чандрата обратились в бегство и направились извилистой тропой в Джаландар.

Чандрат был правителем Лахора девять лет. Затем Анандбал низвергнул его и освободил провинцию Лахор из рук потомков ходжей [к ним относился род Чандрата]. В 389 году хиджры (998) Чипал стал эмиром Лахора. В том же году Ал-Кадир Биалла послал Амир ал-Муъминину Ямин уд-Давла Махмуду-гази почетный халат и назначил его своим правителем-наместником, отдав ему Ирак, Хорезм, Хорасан, Ним-руз, Синд и Инд.

И на свете было много подобных чудес, когда на врага нападали из засад, захватывая и убивая падишахов и врагов государства. И величайшая из побед это то, что войска и [190] казна остаются в целости и сохранности, а неприятеля побеждают с такой легкостью: чужая страна захвачена, много людей спасено от кровопролития и смерти; государство пребывает в благополучии, города благоустроены, имущество мусульман избавлено от грабежа, а они сами - от притеснений. И тот, кому досталась подобная победа, должен благодарить Всемилостивого Бога, проявлять заботу о справедливости и правосудии, чтобы пожинать плоды своей победы и успешно управлять государством, если угодно Богу.


Комментарии

1. Шасти Бахрам. Мастерство Бахрама в стрельбе из лука

2. Булкотегин. Наместник Саманидов в Газне. После смерти Алптегина (961-977).

3. Хаджиб Алптегин. Тюркский раб, командовавший саманидскими войсками в Хорасане. После смерти Эмира Абд ал-Малика попытался создать самостоятельное государство

4. Эмир Тугралбек. Рукн ад-Дунья вад-дин Туграл, основатель Сельджукского государства (1038-1063).

5. Джагрибек. Приближенный Тугралбека

6. Эмир Шахаб ад-Давла Мавдуд. Газневидский султан (1041-1051).

7. Амир ал-Муъминин ал-Кадыр Биллах. Аббассидский халиф (991-1031).

8. Джат. Индийская народность

9. Калинджар. Город в Индии.

10. Бани Омейяд. Омейядское племя.

11. Бани Аббас. Аббасидское племя

12. Насир ад-дин Сабуктегин (Насир ад-Давла Сабуктегин) Газневидский царь (наместник Саманидов) (997-998).

13. Султан Шахид Бахрамшах. Ямин ад-Давла Бахрамшах, газневидсккй султан (1118-1152).

14. Султан Санджар. Верховный султан сельджукского рода (1113-1157).

15. Султан Хосравшах. Газневидский правитель Муъисз ад-давла Хосравшах (1152-1160)

16. Халифы. Главы мусульманской общины (племени).

17. Накибы. Предводители, главы племени, общины, а также командир сотни.

18. Хунайн. Местность около Мекки, куда пророк Мухаммад совершил поход в 7 году хиджры.

19. Мехраб. Алтарь, ниша во внутренней стене мечети, повернутая к Мекке, куда обращаются лицом при молитве.

20. Халиф Маъмун. Аббасидский халиф (813-817).

21. Хадж ибн Биханд. Основатель и правитель города Лахора.

22. Шах Чипал. Падишах и раджа Лахора, современник султана Махмуда Газневи (998-1030).

(пер. Дж. Наджмутдиновой и С. Шохуморова)
Текст воспроизведен по изданию: Адаб ал-харб ва-ш-шуджаат (Правила ведения войны и мужество). Мин. Обороны республики Таджикистан. Таджикский высший военный колледж. Душанбе. 1997

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.