Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Идеал мусульманского правителя-наместника IX века (III века Хиджры).

(Послание Тахир ибн ал-Хусейн'а к сыну своему Абдаллах ибн Тахир'у).

А. Э. Шмидт.

В лице Абдаллах ибн-Тахира, третьего правителя из династии Тахиридов, который номинально от имени аббасидского халифа 1, а фактическо почти совершенно самостоятельно правил Хорасаном с 828 г. - 844 г. (213 - 230 г. хиджры), мусульманские историки как арабские, так и персидские, сохранили нам облик мудрого и справедливого правителя, не столь часто встречающийся на страницах истории мусульманского востока. Сжатая биография и краткая характеристика этого несомненно выдающегося государственного деятеля эпохи аббасидов дана К. V. Zettersten’ом в статье, помещенной в Enzyklopaedie des Islam. 2 Нужно думать, что не только многобразные услуги, оказанные Абдаллахом непосредственно аббасидским халифам на поле брани, в борьбе с мятежниками и в упрочении их власти, и его непоколебимая преданность халиифу 3 стяжали ему столь громкую славу; несомненно, и его заслуги в качестве правителя, его отношение к широким народным массам управляемой им области создали ему ту популярность, о которой свидетельствуют дошедшие до нас о нем сообщения мусульманских историков.

Личные качества Абдаллах ибн-Тахир'а рисуются дошедшими до нас источниками в очень привлекательном свете. Помимо того, что он был человек для своего времени хорошо образованный, покровительствовавший поэтам и литераторам, он и сам обладал хорошими поэтическими и музыкальными дарованиями. То обаяние, которым он пользовался среди окружавших его лиц, по видимому объясняется также мягкостью его характера 4, ни перед чем не останавливавщеюся объективностью и справедливостью 5, сочетавшимися в [128] личной его жизни с широким размахом богатого и знатного вельможи; последнее качество, весьма распространенное вообще среди высших слоев арабско-мусульманского общества времен омеийадов и аббасидов, быть может, унаследованное Абдаллахом и от предков, принадлежавших к персидской аристократии 6, у него доходило иной раз даже до самодурства 7.

Как отмечает акад. В. В. Бартольд 8, это аристократическое происхождение, равно как их положение оффицальных представителей арабской власти, лишало Тахиридов возможности сделаться выразителями национальных и демократических стремлений коренного населения управляемых ими областей. Но с другой стороны нельзя забывать, что будучи персами по происхождению, и Тахириды, несомненно, входили в круг тех инородческих — персидских элементов, на которые халиф ал-Ма'мун опирался в борьбе со своим братом Амин'ом, при котором в лице эмира ал-Фадл ибн-Раби'а, на смену Бармекидам, выдвинулись опять арабские элементы 9. Быть может, именно персидское происхождение Абдаллах'а облегчило ему задачу управления восточною провинциею, населенною иранским населением, и позволило ему, завоевав доверие населения, энергично бороться со всеми теми мятежными элементами, которые восставали против власти аббасидекого халифа.

Во всяком случае, в своем стремлении установить в стране порядок и твердую власть, Абдаллах большое внимание уделял интересам именно коренного населения — земледельцев, заботы о которых нашли себе между прочим выражение в установлении им правил водопользования 10, изложенных в составленной законоведами по его поручению “книге об арыках”, в издании приказа, в котором Абдаллах предписывал своим чиновникам защищать крестьян 11. Как отмечает В. В. Бартольд, именно сочувствие к низшим классам привело Абдаллаха к идее о необходимости сделать образование и науку доступными для всех 12.

Но судя по тому документу, о котором речь будет ниже, Абдаллах, как правитель Хорасана, должен был заботиться о поддержании хороших отношений и с представителями старой местной иранской знати, которые и после [129] арабского завоевания, как лучшие знатоки местных условий, продолжали сосредоточивать в своих руках местное управление. 13

Интересно отметить, что Абдаллах ибн-Тахир, государственная деятельность которого протекала в правление трех сменивших друг друга халифов, неизменно пользовался полным, непоколебимым их доверием, 14 участь, которой удостаивались немногие из популярных и влиятельных приближенных халифского двора, которой не удостоился и его отец Тахир, несмотря на то, что ему более чем кому-либо другому халиф ал - Мамун был обязан своею властью 15. Насколько большим доверием и влиянием пользовался Абдаллах при халифском дворе в Багдаде, можно судить хотя бы по тому, что согласно сообщению арабского географа Йакута, он будто бы смог превратить свой дворец в убежище, в котором всякий, спасшийся туда, пользовался полной неприкосновенностью 16.

Характеристика отца Абдаллаха, Тахира, и других членов этой семьи заставляет думать, что в этой семье создались определенные традиции, руководившие и Абдаллахом в его многосторонней деятельности, и едва ли мы ошибемся, если в том наказе, с которым Тахир обратился к Абдаллаху, когда последний получил назначение на должность правителя, усмотрим тот идеал мудрого и справедливого правителя, к осуществлению которого фактически стремился в своей жизни Абдаллах ибн-Тахир. Если мы отбросим те религиозные элементы, те элементы молитвенного славословия, которыми, согласно духу среды и эпохи, обильно уснащен этот наказ, то в нем мы несомненно имеем любопытный документ государственной мудрости мусульманского востока IХ/III века, документ, связанный с личностью, сыгравшей видную роль в истории края, часть которого входит в состав Среднеазиатских республик. Ниже мы приводим в русском переводе этот любопытный документ, сохраненный нам современником Абдаллаха, историком Абу-л -Фадл Ахмед ибн-аби Тахир Тайфуром в дошедшей до нас VI-й части его истории Багдада 17.


ТАХИР ИБН АЛ-ХУСЕЙН

ПОСЛАНИЕ К СЫНУ, АБДАЛЛАХУ ИБН ТАХИРУ

“Бойся аллаха единого, не имеющего товарищей, почитай его, постоянно помни о нем и избегай его гнева. Оберегай своих подданных. Держись той душевной чистоты, которой тебя наделил аллах, памятуя о предстоящей твоей кончине, [130] памятуя о том, к чему ты идешь, на чем ты стоишь и в чем тебе придется дать ответ, и поступая во всем этом так, чтобы аллах оградил тебя и спас в день страшного суда от своего возмездия и мучительного наказания. Поистине, аллах оказал тебе милости, а тебе вменил в обязанность кротость в отношении тех рабов своих, дела которых он поручил тебе, и обязал тебя быть к ним справедливым, неуклонно держаться в отношении к ним его истины и его постановлений, защищать их, оберегать их жен и дочерей, беречь их кровь, обезопасить их дороги и обеспечить им спокойную жизнь. Во всех возложенных на тебя в этом отношении обязанностях аллах потребует у тебя отчета; он тебя тому наставит, он же потребует от тебя в этом ответа и воздаст тебе должное и за то, что ты исполнишь и за то, что ты упустишь. Так сосредоточь же на этом помыслы свои и разум, зренье свое и прозорливость и да не отвратит и не отвлечет тебя от этого что бы то ни было, ибо в этом — главная задача твоя, в этом — основа твоей деятельности и это первое, соблюдением чего аллах сподобит тебя праведной жизни.

Первым, к чему ты себя обяжешь и что ты поставишь во главу угла всей своей деятельности, пусть будет неуклонное, соблюдение всего того, что аллах предписал тебе в отношении пятикратной мотивы 18 и ее совершения соборне с народом 19 в положенные для нее сроки, с точным соблюдением всех установлений, касающихся предварительного к ней омовения, вступительного к ней поминовения атлаха, отчетливой рецитации корана, истового совершения поясных и земных поклонов и произнесения символа веры 20. Пусть будут искренни пред господом твоим твои намерения в молитве; побуждай к ней всех тех, кто с тобой и тебе подвластен, и сам предавайся ей, ибо, как сказал аллах: “она побуждает к добру и удерживает от зла” 21. А затем, ко всему этому, придерживайся установлений посланника аллахова (да будут над ним благословения аллаха!) и неуклонно исполняй его предписания и следуй примерам живших после него благочестивых прежних поколений.

Если до тебя дойдет какое либо дело, то для решения его ищи помощи у аллаха, в страхе божием и в соблюдении заключенных в его “книге” повелений и запретов, разрешений и заповеданий, и в руководстве тем, что повествуется в преданиях о пророке (да будет над ним благословение аллаха!), а затем уже твердо стой на том, что будет тобою признано правильным пред аллахом и в том, что будет тобою признано желательным или наоборот, недопустимым, ты уже не уклоняйся от справедливого решения ни ради близкого человека, ни ради дальнего.

Предпочтительное внимание ты уделяй знанию и обладающим им, вере и носителям ее, “книге” аллаховой и руководящимся ею, ибо наиболее совершенное украшение человека — познания в вере аллаховой, стремление к ним, побуждение к ним других, и, наконец, постижение тех элементов этих познаний, которыми достигается приближение к аллаху, ибо вера указывает совершенное добро, ведет к нему, побуждает к нему и удерживает от всякого ослушания и греха; [131] благодаря такому постижению, с помощию аллаховой, люди прогрессируют в познании аллаха всевышнего, в превознесении его и в достижении высших степеней в жизни будущей; вместе с тем, проявление в тебе пред людьми такого знания заставит их уважать твои приказания, почитать твою власть, привязаться к тебе и уповать на твою справедливость.

Будь умеренным во всех делах, ибо нет ничего более явно полезного, более обеспечивающего невредимость и содержащее в себе более достоинств, чем умеренность: умеренность побуждает к праведности, праведность является отражением поспешествования аллахова, а последнее ведет к благополучию. Умеренностью держатся устои веры и руководящие заветы пророка, а потому во всех земных делах своих уделяй ей преимущественное внимание. Не покладай рук в стремлении к жизни будущей и к награде в ней, к делам добрым, благим заветам и вехам праведности; ведь в благочестии и в стремлении к нему нельзя сделать слишком много, если только им снискивается лицезрение аллаха, его благоволение и дружба его святых в мире его щедрот.

Помни, что умеренность в мирских благах порождает достоинство и страхует от прегрешений, и нет ничего более совершенного, чем ты мог бы оградить самого себя и близких тебе и направить дела свои; если ты будешь придерживаться ее и руководствоваться ею, то и дела свои доведешь до благополучного конца, и могущество свое поднимешь, и будут благоденствовать у тебя и знатные, и простой народ. Устремляйся хорошими помыслами своими к аллаху (высока слава его!), тогда и твои подданные станут праведны пред ним; во всех делах ищи приближения к нему, тогда пребудут на тебе его милости.

Никого из тех, кому ты поручишь управление частью вверенной тебе области ты не тревожь по одному подозрению, не выяснивши предварительно его дела, ибо грешно навлекать подозрения на неповинного и давать место дурному мнению о нем. Поставь себе правилом думать хорошо о сотрудниках своих, отгоняй от себя дурное мнение о них и оберегай их от такового, это поможет тебе обращаться с ними и руководить ими. Да не найдет в твоих делах враг аллахов, шайтан почвы для клеветы! Ведь ему достаточно небольшой слабости твоей, чтобы навлечь на тебя путем подозрений такое горе, которое отравит тебе сладость жизни твоей. Помни, что в благожелательном отношении к другим ты обретешь силу и покой при помощи его ты уладишь те свои дела, которые пожелаешь уладить, и вызовешь в людях любовь к тебе и стойкую преданность тебе во всех делах. Но пусть твое благожелательное отношение к твоим сотрудникам и сострадание к твоим подданным не мешают тебе ни прибегать к расспросам и обследованию подведомственных тебе дел, ни вникать в дела правителей и заботы о подданных, ни входить в рассмотрение того, что может упрочить эти дела и дать им надлежащее направление! Напротив того, непосредственное вхождение в дела правителей и заботы о подданных, а равно рассмотрение их нужд и попечение о них пусть в большей степени привлекают к себе твое внимание и почитаются тобой более неотложным, чем все остальное ибо в этом лучшая поддержка для веры и лучшее осуществление заветов пророка.

Во всем этом будь искренен и сосредоточься на самовоспитании так, как на нем сосредоточивается тот, кто знает, что от него потребуют ответа в том, что он содеял, что он будет награжден за добрые дела и привлечен к ответственности за дурные, ибо аллах сделал веру убежищем и источником величия, возвышая и возвеличивая тех, кто ее придерживается, а потому и ты тех, кем управляешь и о ком заботишься, веди путем веры и путем праведности.

Совершивших проступок подвергай наказаниям, в соответствии с их степенями и с тем, что они заслужили; этого не упускай и этим не пренебрегай; и не откладывай наказания заслуживающих наказания, ибо нерадение твое в этом отношении может испортить твое доброе имя; в этих вопросах твердо держись [132] своего решения на основании благих заветов пророка, и воздерживайся от новшеств и сомнительных положений, тогда и вера твоя останется чиста, и не поколеблется твоя доблесть.

Если заключишь договор, то ты его и держись, если обещаешь добро, его и исполни. Добро принимай и за него отплачивай тем же. Закрывай глаза на недостатки всякого из твоих подданных, обладающего таковыми, и удерживай язык свой от речей лживых и неправдивых; кто говорит таковые, пусть будет тебе ненавистен, а занимающихся клеветой удаляй! Подлинно, если ты приблизишь к себе лжеца и сам осмелишься на ложь, то в этом будет начало расстройства твоих дел, как в преходящем, так и в будущем мире, ибо ложь — начало прегрешений, а неправда и клевета — их завершение. Подлинно, не спасется клеветник, никто не спасется от клеветника 22, но и тому, кто поддастя на клевету, ни одно дело не удастся.

Возлюби людей порядочных и искренних, помогай благородным 23 в меру присущего им права, утешай слабых, крепи родственные связи; при том, все это делай ради аллаха и возвышения его дела, ища в этом его награды и жизни вечной. Беги порочных вожделений и несправедливости, отвращай от них свои помыслы, и пусть твоя непричастность к ним будет явна твоим подданным; свое управление ими ты, напротив укрась справедливостью, и в отношении к ним стойко держись права и добрых дел, которые выведут тебя на путь праведный.

Владей собой во гневе, соблюдай степенность и благоразумие; берегись вспыльчивости, легкомыслия и ослепления в том, что ты собираешься делать, и берегись ссылаться на то, что “мне, мол, предоставлена полнота власти, и я делаю то, что пожелаю”, ибо это быстро доведет тебя до недостаточной рассудительности и до недостаточно ясного представления об аллахе, как о едином, ни с кем своей власти не разделяющем. Да дарует аллах и тебе и нам в этом искренние побуждения и правильное о нем самом представление! Помни ведь, что вся власть принадлежит аллаху; он ее дарует, кому пожелает, и отнимает ее, у кого пожелает, и никогда ты не увидишь более быстрого прекращения его милостей и осуществления его возмездия, чем в отношении осыпанных милостями носителей власти и наделенных господством, раз они не чувствуют благодарности за милости аллаха и его благодеяния и кичатся тем, что аллах даровал им по благости своей.

Отринь от себя любостяжательность, и пусть теми запасами и сокровищами, которые ты припасаешь и копишь, будут праведность, благочестие, справедливость, радение об интересах твоих подданных, процветание их страны, попечительное отношение к их делам, охрана их жизни и помощь тем из них, кто потерпел урон. Помни, что богатство не приносит прибыли; когда оно умножается и копится в казне, а, напротив, растет и прибавляется 24 тогда, когда тратится на нужды подданных, на уплату им должного и на освобождение их от забот; вот этим достигается благоденствие народных масс, это служит украшением для правителей 25 этим достигается процветание эпохи, этим обретается слава и могущество!

Сокровищем 26 твоей казны пусть будет расходование средств на процветание ислама и его последователей; щедро удовлетворяй из них законные нужды находящихся при тебе людей, близких повелителю правоверных, и из них же сполна выдавай твоим подданным причитающиеся им доли и заботься о том что может улучшить их дела и их жизнь. Если ты будешь поступать так, то и для тебя будут [133] и ты выслужишь увеличения их со стороны аллаха; вместе с тем ты, благодаря этому, получишь большую возможность собирать подлежащую сбору земельную подать, устраивать дела твоих подданных и управляемой тобой области, а весь народ, окруженный твоею справедливостью и твоим добрым попечением, с большей готовностью будет тебе подчиняться и с большей охотой будет исполнять твои желания. Так ты заставляй себя в этих отношениях действовать сообразно с тем, что я тебе начертал, и пусть в этом будет велика твоя осторожность, ибо только те материальные средства имеют длительное значение, которые расходуются по своему законному назначению.

Благодарным воздавай добром за их благодарность и награждай их за нее. Берегись, чтобы здешний мир и его соблазны не заставили тебя забыть страх пред миром будущим, дабы ты не отнесся невнимательно к лежащим на тебе обязанностям, ибо невнимательное отношение влечет за собой небрежение, а небрежение ведет к гибели. Дела свои совершай ради аллаха и в нем, и надейся на воздаяние, ибо аллах щедро излил на тебя милости свои и на тебе обнаружил благость свою. Ищи спасения в благодарности и на нее уповай а аллах еще прибавит тебе добра и благодеяний, ибо аллах вознаграждает в меру благодарения, возносимого благодарящими, и в соответствии с добродетельным и житием добродетельных, и справедливость осуществляется в расточаемых им милостях и даруемых им прямодушии и великодушии.

Не преуменьшай ни одного проступка; не сочувствуй завистнику; не будь сострадателен к порочному; не одаряй неблагодарного; не потворствуй врагу; не верь клеветнику; не полагайся на вероломного; не дружи с развратником; не поддавайся влиянию творящего беззаконие; не хвали лицемера; никого не притесняй; бедного, просящего не прогоняй; вздорных требований не исполняй; не обращай внимания на шута; не нарушай обещания; не воздерживайся от чего-либо из за гордости; не делай ничего во гневе; не будь горд, не будь надменен; не делай неразумного; не будь нерадив в стремлении к будущему миру; не проводи дней своих в попреках; не закрывай глаз на притеснителя из страха пред ним и не стремись уже в сем мире предвосхитить ту награду, которая тебе суждена в мире будущем.

Побольше советуйся с законоведами и приучай себя к благоразумию. Пользуйся советом людей опытных, умных, рассудительных и умудренных. Не приглашай к себе на совет людей низких и скупых и не слушай их, чего бы они ни сказали, ибо вреда от них больше, чем пользы, и нет ничего, что быстрее может привести в расстройство принимаемые тобою в отношении подданных меры, чем скряжничество. Помни, что если ты будешь любостяжателен, то ты станешь много брать, мало раздавать, а раз ты станешь поступать таким образом, то только в редких случаях тебе удастся упрочить свое положение, ибо твои подданные будут верить в твое благожелательное к ним отношение только постольку поскольку ты будешь воздерживаться от посягательств на их собственность и от насилий над ними; да и привязанность близких тебе будет длиться в меру оказываемых им благодеяний и хороших подарков. Остерегайся скряжничества и знай, что оно то и есть первое, в чем человек ослушался господа своего, а ослушнику предстоит быть посрамлену; это следует и из речения аллаха славного и великого 27: “Те, которые ограждены от собственного корыстолюбия, достигнут блаженства”. Соблюдением права облегчи себе возможность быть щедрым и удели всем мусульманам долю и часть своего внимания, и твердо помни, что щедрость одно из лучших человеческих деяний: ее ты поставь себе за правило, и практическое осуществление ее в твоей деятельности пусть будет твоею целью. [134]

Заботься о ведении войсковых дел в соответствующих управлениях и канцеляриях; назначай войскам обильное содержание и давай им возможность к безбедному существованию, чтобы с помощью аллаха тем самым прекратилась их нужда, укрепилось их положение, в поддержку тебе, и укрепились их сердца в искреннем, неподдельном 28 повиновении тебе и преданности твоему делу. Прочность положения правителя вполне обеспечивается тем, чтобы и войска его, и подданные чувствовали милость, выражающуюся в его справедливости, заботливости, беспристрастии, попечительности, сострадательности, благотворительности и щедрости. При двух возможных решениях остерегись того, которое может иметь дурные последствия, выяснив преимущества другого и учтя их в твоем образе действий, тогда ты добьешься успеха, добра и благоденствия.

Затем знай, что судоговорение имеет пред аллахом такое значение, какого не имеет ни одно другое дело, ибо оно представляет собою аллаховы весы, на которых уравновешиваются все дела земные, и, при соблюдении справедливости в суде и в управлении 29, — подданные благоденствуют, дороги безопасны, обиженный добивается своего права, все люди получают должное им, жизнь становится прекрасной, кому следует оказывается должное повиновение, аллах дарует нравственное и физическое здоровье, вера укрепляется, заветы пророка и законы соблюдаются, а на основе их соблюдения осуществляемся право и справедливость в суде.

Ревнуй о деле аллаховом, будь воздержан на слова, стремись к поддержанию законности, поменьше торопись, избегай раздражения и волнения, удовольствуйся своим уделом, пусть могущество твое будет твердым и успех твой постоянным. Извлекай пользу из своего опыта, в молчании своем будь бдителен, в речах своих будь прям, относись справедливо к противнику, будь осторожен при всяком сомнении, требуй исчерпывающих доказательств, и да не руководят тобою в отношении кого-либо из твоих подданных ни односторонняя попечительность, ни пристрастность, ни чье бы то ни было осуждение. Будь тверд, действуй без опрометчивости; наблюдай, рассматривай, обдумывай, размышляй и взвешивай. Смиряйся пред господом твоим и будь благожелателен ко всем своим подданным. Подчинись сознанию права и не торопись проливать кровь, ибо кровь, проливаемая и нарушении права, имеет великую значимость пред аллахом.

Смотри, вот, на поземельный налог: подданные неуклонно его уплачивают, а аллах сделал его для ислама источником славы и величия, для его последователей источником благоденствия и безопасности, для его и их врагов — источником страха и гнева, а для неверующих, их союзников — источником позора и унижения; так ты распределяй его по праву и справедливости, на равных и общих началах, между всеми, кто подлежит обложению, им: ни в какой мере не освобождай от него ни благородного, ради его благородства, ни богатого ради его богатства, ни писца твоего, ни кого-либо из близких твоих. Не взимай этого налога свыше платежеспособности, не налагай чрезмерных повинностей и ко всем людям относись с соблюдением права, ибо этим более всего вызывается их привязанность и обеспечивается довольство народных масс.

Помни, что, благодаря своему назначению правителем, ты стал казначеем, защитником и пастырем; население управляемой тобой области потому и называется “твоими пасомыми” 30, что ты их пастырь и управитель. Ты взимаешь с них то, что они дают тебе от своего избытка в меру возможности, и тратишь это на укрепление их дела, на их процветание и на вывод их из затруднительных [135] обстоятельств. А для управления ими во главе отдельных округов твоей области поставь людей рассудительных, распорядительных, опытных, знающих податное дело, знакомых с управлением, людей праведной жизни 31 и назначь мм щедрое содержание. Это все входит в число твоих необходимейших обязанностей в том, что ты взял на себя и что тебе поручено, и от этого ничего да не отвлечет и не отклонит тебя, ибо если ты этому уделишь предпочтительное внимание и в этом твердо будешь держаться того, что тебе вменено в обязанность, то этим ты заслужишь еще большие милости от господа твоего и вызовешь благоприятные рассказы о твоей области, привлечешь 32 к себе любовь своих подданных и найдешь поддержку в устроении порядка, обильно польются блага на твою страну, цветущее состояние распространится по области твоей, в подведомственных тебе округах обнаружится изобилие, умножится взимаемый тобою поземельный налог и возрастет твое богатство 33, а тем самым ты получишь силы для того, чтобы привязать к себе войско и удовлетворить народные массы, изливая на них свои дары. Благодаря этому ты заслужишь и у врага своего добрую славу своим правлением и справедливостью, и во всех делах своих будешь справедливым, мощным и будешь обладать необходимыми средствами и помощниками. К этому ты стремись, ничего выше этого не ставь, и, если будет угодно аллаху, дела твои получат благополучное завершение.

В каждый округ подведомственной тебе области назначь по надежному человеку, который сообщал бы тебе сведения о всех поставленных тобою должностных лицах и писал бы тебе о их поведении и поступках; таким образом ты как бы сам будешь находиться при каждом правителе в его области и будешь как бы очевидцем всех его дел. Если захочешь им что либо приказать, то предварительно подумай над результатами того, чего ты этим приказом домогаешься: если ты усмотришь в нем безопасность и отсутствие вреда и надеешься добиться им доброй поддержки и искреннего отношения, то дай этому приказу ход, в противном же случае повремени с ним и посоветуйся с людьми прозорливыми и знающими, а затем только осуществляй его с соблюдением соответствующей предосторожности. Ведь иной раз человек посмотрит на какое либо дело из дел своих и выполнит его так, как ему лично хочется и вводит его это в заблуждение 34 и ослепляет, и если он предварительно не задумается над последствиями, то это обстоятельство его губит, и его дело расстраивается вопреки ему. Будь осторожен во всех своих намерениях, но, испросив помощи у аллаха, энергично принимайся за их осуществление, и во всех своих делах почаще прибегай к помощи господа твоего. Дело сегодняшнее заверши сегодня же, не откладывая его на завтра, и почаще принимайся за него сам, ибо на завтра окажутся такие дела и происшествия, которые не дадут тебе заняться сегодняшними делами, отложенными на завтра; помни, что если сегодняшний день пройдет, он унесет с собою все свое, и если ты отложишь его дела, то на тебе будут лежать дела двух дней, и это так отяготит тебя, что ты от них отвернешься; и если ты каждый день будешь завершать падающие на него дела, то тем самым дашь покой и душе своей, и телу, и укрепишь свою власть.

Присматривайся к людям знатным и благородным 35, и в ком из них доподлинно найдешь чистоту намерений, искреннюю привязанность к тебе, помошь советом и поддержку в твоем деле, тех стремись привязать к себе и оказывай им [136] благодеяния. Заботься о тех представителях высшей знати, 36 которые впадут в нужду, бери на себя их содержание и улучшай их положение, так чтобы они не чувствовали своей бедности. Исключительное внимание уделяй делам бедняков и неимущих, тех, кто не имеет возможности довести до тебя о взимаемых с них незаконных поборах, и забитых, не понимающих, как добиваться своего права; наводи о них самые секретные справки, поручи их заботам людей порядочных из числа твоих же подданных, а этим последним прикажи доводить до твоего сведения о нуждах и о положении лиц упомянутых категорий, дабы ты мог позаботиться о том, что с помощью аллаха устроить их дела. Заботься о лицах, впавших в несчастие 37, о их сиротах и вдовах, незначай им содержание из государственной казны, следуя примеру повелителя правоверных в сосрадании к ним и в раздаче им подарков, с тем, чтобы аллах таким путем облегчил их жизнь и наделил тебя благословением и изобилием.

Выдавай больным пособия из государственной казны; в первую, перед другими, очередь выдавай пособия тем из них, кто знает коран, вообще, и, в частности, тем, кто помнит большие отрывки из него. Устрой для больных мусульман особые дома, где они могли бы найти приют; назначь людей, которые ходили бы за ними, и врачей, которые лечили бы их болезни, и исполняли все их прихоти, поскольку это не может привести к растрате государственных средств.

Помни, что если люди даже получат должное им и осуществятся даже самые смелые их надежды, то это все же не удовлетворит их, и они не успокоятся, пока не доведут о своих нуждах непосредственно до своих правителей, в надежде, что от этих последних они получат еще больше и еще лишнюю милость. Тот, кто сам непосредственно занимается делами людей, иной раз чувствует себя угнетенным обилием доходящих до него дел, занимающих его мысли и думы, в том числе и таких, которые причиняют ему заботы и затруднения; но зато нельзя, конечно, и сравнивать того, кто стремится осуществить на деле справедливость, помня о своих добрых делах в этом мире и о достойной награды, ожидающей его в мире будущем, с тем, кто просто занимается делами благочестия и ими пытается заслужить милосердие аллахово.

Давай людям свободный доступ к себе, показывай им свое лицо, заставляй стражей своих относиться к ним спокойно, будь с ними ласков и приветлив, будь с ними мягок в своих вопросах и речах и обращай на них свою шедрость и милость. Если ты даришь, то дари великодушно и с радостью, из желания сделать добро и заслужить награду, не чувствуя никакого огорчения и не попрекая оказанным благодеянием; при таких условиях, с соизволения аллаха, сделанный подарок окажется товаром, приносящим прибыль.

Вразумляйся ведомыми тебе мирскими делами, делами тех властителей и правителей, которые были до тебя, среди исчезнувших уже народов, а затем во всех своих обстоятельствах ищи опоры в исполнении велений аллаха, в неуклонной любви к нему, в исполнения его законов и заветов, в утверждении его веры и его писания, и избегай всего того, что с этим расходится, этому противоречит и ведет ко гневу аллахову.

Будь в курсе того, какие средства собирают поставленные тобою должностные лица и что из собранного они расходуют; не собирай ничего не законного и не будь расточителен в расходах. Побольше водись с учеными, советуйся с ними и входи в общение с ними. Пусть из вхожих к тебе и близких тебе людей наибольшим уважением с твоей стороны пользуется тот, кто, заметив в тебе какой либо [137] недостаток, не убоится втайне сообщить тебе о нем и указать тебе, какое в нем умаление твоего достоинства; подлинно такие люди наиболее искренние твои друзья. Что касается до тех твоих чиновников и писцов, которые состоят при тебе, то каждому из них уделяй ежедневно определенное время, когда он может являться к тебе со своими книгами и за указаниями, с имеющимися у него нуждами подведомственных тебе областей и делами округов и подданных твоих, а затем сосредоточь и слух, и зрение, и ум и помыслы свои на том, что он тебе доложит об этом; затем повторно рассмотри и обдумай все, и что соответствует благоразумию и праву, то утверди к исполнению и проси в этом помощи у аллаха, а что этому будет противоречить, то отложи до твердого выяснения и расследования.

Не попрекай подданных своих и вообще никого теми благодеяниями, которые ты им оказал, а от них принимай только верность, стойкость и помощь в делах повелителя правоверных; иначе, как на таких основаниях, не оказывай благодеяний.

Вдумайся в мое послание к тебе, побольше заглядывай в него и руководствуйся им; во всех делах проси помощи у аллаха и ищи у него поддержки, ибо аллах там, где праведность и праведные люди. Главная цель твоей жизни, главные твои стремления пусть будут направлены на то, что должно заслужить благоволение аллаха, и повести к устроению веры, славе и мощи ее последователей и к справедливости и благоденствию для общины верующих и для зиммиев. 38

И я молю аллаха, чтобы он сподобил тебя своей помощи, поддержки, руководства и охраны, чтобы он ниспослал на тебя благость свою и милосердие свое и завершил в отношении тебя свою милость и щедроты свои, дабы ты превзошел тебе подобных прекрасною долею, богатым наделом, высокою славою и делами, чтобы он погубил твоего врага, того, кто против тебя восстанет и будет тебя притеснять; чтобы он наделил тебя благоденствием твоих подданных и защитил тебя от шайтана и его соблазнов, дабы вознеслося дело твое славою, мощью и поспешествованием аллаха! Подлинно, он близок и внемлет молитве”.


Тот, кто знаком с внутренней историей и укладом арабского халифата Омеййадов и Аббасидов, кто знает, что редкий наместник покидал свою должность добровольно и без иной раз чрезвычайно жестоких, с пытками, вымогательств со стороны верховной власти, имевших целью отобрать у смещаемого сановника все те богатства, которые он незаконным путем мог приобрести за время своей деятельности на ответственном посту, тот конечно нисколько не удивится рассказам арабских историков о той сенсации, которую произвело это послание Тахира к своему сыну Абдаллаху. Люди наперерыв торопились переписать себе это послание, а когда весть о нем дошла до халифа ал-Ма'муна, то он, ознакомившись с содержанием послания и одобрив его, велел изготовить с него копии и велел их разослать всем наместникам в виде инструкции 39.


Комментарии

1 Ал-Ма'муна (до 218/833 г.), ал-Муста'сима (до 227/842) и ал-Васика

2 Т. I, стр. 32; к перечисленным там источникам следует еще прибавить историю Багдада Тайфур'а (современника Абдаллах ибн-Тахир'а, + 867 г. = 250 г. Хиджры). Китаб Багдад (изд. Кеller'а) VI, 34 след.; 137 след., 174 след. и Географич. словарь Иакут'а I, 445 след. и II, 255 след.

3 Срв. Ибн ал-Асир VI, 283 след.; Тайфур VI, 145 след. Табари, 1094 след., где повествуется о неудачной попытке склонить Абдаллаха к нарушению верности халифу ал-Ма'муну, предпринятой самим халифом, под влиянием наветов ал-Му'тасима, в целях испытания верности Абдаллаха

4 Йакут (уп. соч. I, 445 след.) повествует о том, что Абдаллах за большие деньги купил у рыночного продавца и отпустил на волю горлицу, не будучи в состоянии слушать тоскливого воркования убивавшейся по покинутым птенца голубки. Вызванное этим случаем настроение Абдаллах выразил в сохранившемся до нас стихотворении (там же).

5 Тот же Йакут (уп. соч. II, стр. 256), повествуя о предпринятом Абдаллахом расширении и достройке того дворца, который был выстроен в Багдаде еще его отцом Тахиром, приводит следующий эпизод. Задавшись целью закруглить свой участок и отмежеваться от окружающих строений, Абдаллах распорядился скупить соседние участки, вклинивавшиеся в его владения, у их владельцев. Один из собственников не захотел уступить своего участка даже за предложенную ему поверенным Абдаллаха довольно высокую плату (300 динаров). Тогда этот поверенный добился у казия принудительного отчуждения упомянутого участка, а причитавшаяся за него сумма была отдана на хранение назначенному казием доверенному лицу. Когда пострадавший пожаловался на причиненную ему обиду самому Абдаллаху, тот немедленно распорядился вернуть ему его участок, разрушив уже возведенные было на нем постройки, и подверг поверенного своего наказанию за посягательство на чужую собственность. Срв. также Ибн ал-Асир VII, 9 рассказ о том, как Абдаллах сместил наместника Нашапура на основании отрицательного отзыва о нем запрошенных им представителей населения.

6 Его предок правил Гератом и Бушенгом (Ибн Халликан, изд. Каир 1310 г,. I, 226), по принятии ислама стал клиентом арабского племени Хуза'а.

7 По сообщаемым у Йакута (Геогр. слов. II, 256) сведениям Абдаллах однажды, находясь в своем багдадском дворце был неприятно поражен запахом дыма, поднимавшегося с соседних домов. Узнав, что неприятный запах об'ясняется тем, что его соседи для выпечки хлеба пользуются в качестве топлива навозом, Абделлах, пользуясь своим высоким положением, якобы распорядился разрушить у всех соседей печки и выдавать всем жившим по соседству взрослым и детям необходимый хлеб и остальную пищу; при этом он будто сказал: “Было бы признаком моей скупости если бы мои соседи были принуждены заботиться о покупке хлеба”.

8 Туркестан в эпоху монгольского нашествия II, 218.

9 Срв. заметки К. V. Zetterstten'а в Еnхzу1ор. d. Islam II, 37а-б. Ма'муна обвиняли в склонности даже к шиитству (Мас'уди, Золотые луга, изд. С. Ваrbier dе Меуnard) , VII, 3; 60; 61. Ибн ал-Асир VI, 131; 229; 230; 245.)

10 В. В. Бартольд, Туркестан I, 3 и II, 218.

11 В. В. Бартольд, там же.

12 Там же; срв. также Ибн-ал-Асир, VII, 9.

13 Срв. Тh. Noeldеке, Gesch. d. Реrser u. Аrаber sur Zeyt d. Sasaniden, стр. 440 и 448, срв. также Кremer, Сulturgeschichte d. Оrients II, 160 след.

14 Срв. выше стр. 127 и Ибн Халикан I, 260 — 261.

15 Очевидно, опасаясь, что такой влиятельный временщик, как Тахир, может оказаться в один прекрасный день очень неудобным и опасным, ал-Ма'мун, повидимому, решил избавиться от него, маскируя и оправдывая это свое намерение горькими сожалениями об участи своего брата-соперника ал-Амина, убитого по распоряжению Тахира во время борьбы за возведение на престол ал-Ма'муна. Тахир, как человек умный и чуткий, как только почувствовал это, постарался уйти с глаз халифа, добившись через своего друга, визира Ахмед ибн-аби-Халида назначения правителем Хорасана; этот эпизод очень красочно описан у Тайфура (Китаб-Багдад VI, 29 — 32) и у других историков (Табари, III, 1041 — 1043, Ибн-ал-Асир VI) 255 — 256). Очевидно, при дворе аббасидских халифов еще свежа была память о коварной расправе халифа Харун ар-Рашида со своим ближайшим другом, бармекидом Джафар ибн-Йахйа (Табари, III 677-685).

16 Йакут, Геогр. слов. II, 255; дворец даже назывался “ал-Харим али-Тахири” т. е. “Тахиридский заповедник”; он был окружен стенами и, видимо, укреплен, ибо еще значительно позднее во время народных смут в Багдаде народ туда сносил свое имущество на сохранение (Ибн ал-Асир XI, 29); пользовались им и как местом заточения (там же IХ,443). Дворец этот подвергся разрушению бо время сильного наводнения в 615 г. Хиджры (там же XII, 217).

17 Китаб Багдад, VI, 36 — 53; ввиду некоторой неудовлетворительности издания этого сочинения, текст сличен с изводами, сохранившимися у историков ат-Табари (III, 1046-1061) и Ибн ал-Асира (VI, 258-267).

18 Пятикратная молитва или, вернее, молитвенный обряд, который в Ср.-Азии называется персидским именем “намаз”.

19 Военачальники и наместники, как заместители халифа, несли также и обязанности руководителей (“имамов”) соборне совершаемой в пятничные дни и в дни больших праздников молитвы; они были, как говорилось, поставлены и “над войной и молитвой” (***).

20 “Ташаххуд”, одна из заключительных стадий молитвенного обряда.

21 Автор наказа, очевидно, имел в виду процитировать коран XXIX, 44, но, цитируя, видимо на память, перепутал этот стих с кор. IX, 72 и 113, XXII, 41 и XXI, 16; мы придерживаемся сохраненной у самого старого из наших источников (Тайфура) неточной цитаты из корана, повторенной и у Табари (111. 1048), точная цитата корана XXIX, 44, приведенная в тексте наказа у Иби ал асира (VI, 258) является, несомненно, позднейшим исправлением, даже нарушающим грамматическую связь.

22 В этом месте текст Тайфура видимо испорчен и не дает возможности осмысленного перевода; мы в данном месте следовали тексту Табари (III, 1051).

23 *** — “благородные”, третья (в нисходящем порядке) степень знати Срв. Noeldеке. Gesch. d. Perser und Araber zur Zeit d. Sasaniden, стр. 71, пр. 1.

24 Мы читаем, как у Табари (III, 1052) — ***

26 Мы читаем, как у Табари (там же) — ***

26 Мы чит., как у Табри (там же) — ***

27 Коран гл. 59 ст. 9.

28 Мы читаем, как у Табари (Ш, 1055) — ***

29 Мы читаем, как у Табари (там же)- ***

30 Арабское выражение “ра'ыййа”, сооответствующее русскому “подданный” значит - пасомые, стадо.

31 Мы читаем, как у Табари (III, 1057) — ***

32 Мы читаем, как в дополнениях к Табари ст. DССI-ХХI) — ***

33 Мы читаем, как у Табари (III, 1057) — ***

34 Мы читаем, как у Ибн ал-Асира (VI, 265) — ***

35 Термином *** Тайфур, видимо, обозначает представителей второй степени персидской знати, а термином *** или *** — представителей третьей степени; срв. выше стр. 132 пр. 2.

36 *** — представители высшей персидской знати, которых обычно насчитывали 7 родов. Срв. Ибн-ал-Асир II, 423 и Тh. Noelеке. Geschichte dtr Perser und Araber z. Zeit d. Sasaniden, стр. 71, пр. I и стр. 437.

37 Мы читаем, как у Табари (III, 1059) — ***

38 Зимми — немусульманин, последователь монотеистического вероучения, которому разрешается жить на мусульманской территории при условии уплаты подушной подати. В Турции их называют “раыййа”.

39 Тайфур, ук. соч., VI, 53 след.; Табари, III, 1061 след,; Ибн-ал-Асир VI, 267.

(пер. А. Э. Шмидта)
Текст воспроизведен по изданию: Идеал мусульманского правителя-наместника IX века (III века хиджры). Послание Тахира ибн-ал-Хусейна к сыну своему Абдаллах Ибн-Тахиру // Бюллетень Средне-Азиатского университета, № 8. Ташкент, 1925.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.