Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

LXXII.

Всепресветлейшая, Державнейшая, Великая Государыня Императрица и Самодержица Всероссийская Государыня Всемилостивейшая!

№ 57. На Высочайшие Вашего Императорского Величества секретнейшим указом № 32 данные мне повеления приемлю смелость донести.

Ваше Императорское Величество из прежних моих, такт, до Пальцигской баталии, как и после от Кроссена и Франкфурта отправленных, реляций усмотреть наводите в каких не подлинностях я о армии графа Дауна находился, и что я, не взирая на сильный неприятельские воспрепятствования, преодолев все затруднения, на положенной срок к Одеру прибыл. Какие потом с Лаудоновым и Гаддиковым корпусами, в сближении с вверенною мне армиею, перемены были, что генералы Гаддик и Лаудон просиди о наведении моста через Одер при Фирштенберге, для соединения с армиею Вашего Величества; чего ради полковник Бибиков с понтонами отправлен и мост уже наведен был. Но, вместо перехода их через реку, генерал Лаудон, ко мне приехав, объявил, что генерал Гаддик принужден нашелся, сведав заподлинно, что король прямо на графа Дауна пошел, поворотить; что граф Даун ему, Лаудону, приказал требовать у меня пехоты, а потом ведено ему також полмиллиона контрибуций с Франкфурта взять; что, по прибыли к Франкфурту, Лаудона с корпусом под оным нашел; что взятым в Франкфурте хлебом не только Вашего Императорского Величества армия, но и Лаудонов корпус на несколько дней снабжен. Когда Прусский король с армиею к Франкфурту приблизился, как и Лебус приступил, каким образом я с Лаудоном прусскую армию рекогносцировал и как оная при Лебусе через реку переходила, когда баталия началась, как она сомнительна была и когда победа одержана и неприятель совершенно разбит, — генерал Даун, через генерала Лаудона, всегда уведомляем бывал, следовательно время имел — или сам подвинуться, или генерала Гаддика послать, чтобы, по соглашению плана операций, после нашей баталии, на другой или на третий день, не дав ему собраться и поправиться, его атаковать, не взирая на то какая бы удача ни была нашей баталии, простираясь исполнить постановленное планом операций, признанное, для общего блага высоких, союзников, средство. Я на весь беспристрастный свет сослаться могу, ежели-б он: или сам, [190] или отделив от себя на сие предприятие какой знатной корпус, для атаки королевской, разбитой армии — то в бессумнении никто почти спастись не мог; ибо неоспоримая правда, что после баталии короля Прусского армия не только малолюдна, но и артиллериею крайне недостаточна была, и не более 20 пушек при оной осталось. Пускай, например, самому графу Дауну, за отдалением, нельзя было так скоро к Франкфурту прибить, чтобы остатки королевской армии совсем истребить; но весьма легко и способно отделить мог корпус в прибавку к Гаддику для разбитая короля Прусского, тем паче, что у графа Дауна еще довольно сильная армии оставалася, с которою он не только принца Генриха, не более 40 тысяч войска имевшего, удержать, но и атаковать мог; или же, когда сего отделения учинить не хотел, то для чего с такою великою армиею принца Генриха в тож время не атаковал ? Но вместо всего того присылкою генерала графа Лассия ко мне для распоряжения и соглашения о беспечности винтер-квартир в самое такое время, когда я, после толь кровопролитной баталии, попечете имел о похоронении убитых, о призрении раненых, о собрании растерянных вещей, отнятых у неприятеля трофеев и о починки попорченных пушечных лафетов и прочего, и когда я за учинавшуюся в лагере на месте баталии великою духотою позицию свою переменить и за реку переходить помышлял. Чтож я и после баталии, моею реляциею № 30, упомянул, что старание приложу с графом Дауном соединиться, то оное я для того учинить намерен был, чтоб Вашего Императорского Величества армию, которая действительно весьма много трудов понесла и чувствительно претерпела, — сохранить, и несколько время оной к отдохновению и поправлению дать, а австрийскую склонять против неприятеля что-либо предпринять, и тем, принца Генриха вытеснив, с своей стороны в Силезию, в силу Вашего Императорского Величества указа к генералу Фермору от 3 июня (См. документа № I), операцию производить и зимние квартиры, взятием крепости Глогау, себе благовременно приготовить.

Граф Даун о баталии, как выше показано, конечно знал; ибо по близкому его от нас с армиею расстоянию, от генерала Лаудона рапорты повседневно получал и ныне получает, а хотя отправленной от него генерал Гаддик с одною кавалериею на четвертый день к Мильрозену прибыл, которого пехота только 6-го [191] числа прошедшего месяца с ним соединилась, однако оной мне ни словом о атаке не упомянул.

Между тем, Ваше Императорское Величество, из моего доношения от 9-го августа .№ 34, усмотреть изволили коим образом граф Даун мне, через генерала Гаддика, письменное представление учинил. И я, видя из оных никоторую к общему благу податливость, обещал для свидания и утверждения предприемлемых мер в Губен ехать. Каким же образом наше свидание было, в чем наш разговор состоял, какие меры приняты, что утверждено и кто в моей свите был, все оное Вашему Величеству моею реляциею № 40 обстоятельно, из Лоссау, донесено, на которую ссылаясь повторение того обстоятельства здесь излишним признаваю (См, выше документ LХIV. Д. М.).

По такому постановлению и в том намерении, чтоб обождать с армиею взятия столичного города Саксонии, я при Лоссау до тех пор стоял пока фураж доставать с трудом можно было, посылая за оным дал  е как пять миль; ибо, по обещанию графа Дауна, привозу фуражу от Губена, кроме  небольшого числа овса, не было; по которой причини, я принужден был помышлять о взятии другой с армиею позиций, близ Мильрозена, при Гогенвальде, о чем, однако, графа Дауна предварительно уведомил, как Ваше Императорское Величество из моего доношения под № 42 (См. выше документ LХV. Д. М.), от 15 августа, усмотреть изволили, — в надежде получении в той околичности фуража; но по уведомлению, что и при Гогенвальде к получению оного мало надежды, то я взял резолюцию далее с армиею к Губену идти. И потому, прежде нежели от Лоссау к Гогенвальду с армиею пошел, услышав от дезертиров, пленных и посланных разъездов, что от прусской армии, при генерале Финке и Вунше, часть войск в Саксонию послана; то немедленно графу Дауну знать дал о моем от Лоссау к Гогенвальду, за недостатком фуража, следовании, представив ему: не изволит ли со мною соединясь, на короля Прусского идти и оного атаковать, разбить и по крайней возможности утеснить, или инако, не дав ему время поправиться, сильный удар причинить; ибо, по причине посылки прусского в Саксонию деташемента, без сомнения взятие Дрездена не только продлиться, но и сомнительным учиниться может; а время, между тем, бесплодно и непримерно протекает, на одних только различных пропозициях. [192]

По прибытии в Гогенвальд, я о сем же через  — нарочно отправленного к фельдмаршалу, Лаудонова корпуса генерала Карамели словесно ему представить поручил, с таким при том именно присовокуплением, что но совершенному короля Прусского разбитию, мы в состоянии будем к Берлину, в Саксонию или в Силезию, на принца Генриха, по нашему произволу и благоизобретению, идти, и свои прогрессы с свободностью таит, далеко распространять сколько годовое время, без подвержения людей строгости пимы, дозволить, и тем войне скорее поспешествовать, как о том, в моей реляции № 49 пространнее изъяснено (Выше, документ № LXVI). Как после сего от Дауна вновь мне, но прибытии в Либерозень, чрез присланного генерала Жакмена, учинены представления о следовании с армиею к Либену, буде король Прусской в Саксонию движете сделает, для удержания оного от сего предприятия, и о пребывании еще до 6 или семи дней в сей околичности, (ибо сперва положенный срок взятию Дрездена уже миновал ), с уведомлением при том, что он двумя колоннами на принца Генриха, для дачи ему баталии, от Форста и от Моски, пошел. И какой ему на то ответ учинен, все оное Ваше Величество из моего доношения № 50 (Тоже LХIХ) Всемилостивейше усмотреть изволили. А что потом от представленной и на мере положенной атаки принца Генриха вылилось и какие мне, через присланного генерала Букова, со стороны графа Дауна внушения и представления сделаны, також мои на то ответы и резоны, равно как отправление генерала Гаддика с корпусом к Дрездену, в моем, под № 52 (№ LХХ) отпущенном, доношении пространно объяснено, на которое ссылаясь сие только присовокупить дерзаю, что на последи граф Даун меня через генерала Жакмена уведомил о взятии столичного города Дрездена на капитуляцию и что принц Генрих на Шпротау по маршировал. При чем, реченный Жакмен будто от себя дискурсивно мне свои мнения открыл, что по таким авантажам учинить надлежалоб; на что ему от меня невозможности объявлены, как Ваше Величество из моего доношения № 54 (См. выпи: LХХI) усмотреть изволили; а при том дискурсивно ж внушено было, что атакование и разбитие короля Прусского, со стороны графа Дауна, великое в операциях облегчение и свободность причинило б. Между тем, через генерала [193] Лаудона, мне письмо от графа Дауна прислано, что он намерен: оставить против принца Генриха генерала Девиля и генерала Бека с корпусами (для примечания его движений и недопущения к соединению с королем; а против Фукета стоит генерал Гарш; в Саксонии — генерал Максвир и Де-Валь) с достальною армиею и корпусом генерала Гаддика на короля идти и оного атаковав  — разбить стараться, а я бы оставался в здешней позиции еще несколько дней, для удержания короля; на что я и согласился, обещав, сколько недостаток фуража того учинит дозволит, здесь пробыть, хотя и намерен был, за скудностью фуража, на Форст, Сомерфельд, Христианштадт и так далее к Глогау идти. Однако (в виду того?) что по сему предприятию общему благу великой авантаж учинится может — в здешней позиции остался; ибо, таким образом, разбив короля, могли бы о дальнейшем до зимних квартир принадлежащем согласоваться.

Но и в сем, к крайнему моему беспокойству, скорая воспоследовала перемена, ибо, 31 прошедшего, фельдмаршал, присланной мне через барона Лаудона промемориею, с коей при сем точная копия, — невозможности предъявил и другую паки резолюцию принял прося меня еще здесь, сколько скудность фуража дозволит, остаться; а он паки на принца Генриха, для удержания его от вступления в Саксонию или в Богемию, идти принужден. Я хотя к нему через барона Лаудона и отписать поручил, чтобы он деташировал на подкрепление Девиля нисколько войска, а сам бы с армиею свое первое намерение в действо произвесть постарался и на короля наступал бы; но сегодня, помянутым бароном Лаудоном мне рапортовано, что граф Даун, действительно поворотяся от короля, через Лос и Бауцен, на принца Генриха пошел для отвращения его от Богемии и от Саксонии.

По сим, так часто и беспрестанно со стороны графа Дауна, предприемлемым переменам, и не видя чрез почти кампанию ни одного твердого поступка к произведению положенного намерения, я справедливую причину имею во всех с его стороны учиненных и впредь чинимых обещаниях сомневаться, следовательно и о надежности винтер - квартир в неприятельской земли на него положиться не можно. Хотя оный, помянутою промемориею, меня и обнадеживает, что сим последним его поворотом ничего от настоящего намерения упущено не будет, ибо он от прямого центра-произведений ни мало не отдаляется, однако я, усмотря его таким образом предпринятое отдаление и не могучи более здесь от [194] скудности фуража пробыть, сходственнйшим и полезнейшим для сохранения Вашего Императорского Величества армии признал со оною отсюда к Губену, Сомерфельду, Христианштату и далее к Глогау идти, где уповаю, по небытности в той околичности никаких почти еще войск, фуража довольно достать; о чем графа Дауна чрез генерала графа Румянцева письмом уведомил, с которого точная копия; а сей последний, предписанным мне образом, о чинимых представлениях и произойти могущих в одном и другом случай следствиях, достаточно инструирован. Итак, каше от него отзывы будут и приступите ли он к представлениям, по возвращении графа Румянцева, Вашему Величеству донести не премину.

В прочем, по рабской своей должности, дерзаю Вашему Величеству донести, что я неутомленное попечете употреблю к сохранении Вашего Императорского Величества войска, которое, при помощи Божьей, мужеством, твердостью и храбростью славу Вашего Величества оружия толь знатно умножило и ныне в желаемом бодром и добром состоянии находится. Однако толь мне опасно, чтоб оное, ежели граф Даун согласится, взятием Глогау спокойные винтер -квартиры доставить и в пропитании и обуви нужды не претерпело, ибо на обещания австрийские, как л по ныне из многих опытов видел, ни мало положиться нельзя. И для того не соизволено ли будет заблаговременно указать пристойные для того меры принять, дабы подвозом от Вислы или инако армия всем надобным снабжена быть могла.

Граф Петр Салтыков.

Либерозе.
Сентября 2 числа 1759 года.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.