Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

I.

(Архив Иностранных Дел. Прусский дела, связка 5-я.)

№ 53. Божию милостию мы Елисавет первая Императрица и Самодержица Всероссийская и пр.

Нашему генералу и генерал-губернатору королевства Прусского графу Фермору (Граф П. С. Салтыков руководствовался этим же рескриптом. См, LХХII. Д. М.).

Сим рескриптом будем мы вам ответствовать только на первую и важнейшую вашу реляцию из отправленных вами с курьером поручиком Потуловым, то есть под № 72, от 23 числа минувшего месяца.

Предложение фельдмаршала графа Дауна, учиненное вам чрез генерал-майора Шпрингера, а именно, чтоб армия наша, завладев Кроссеном, переправилась в сем месте чрез реку Одер и там, примыкая левое свое крыло к реке Боберу, соединилась с австрийскою, само по себе конечно важно. Но сию важность еще гораздо большею делает присовокупленное вам словесно от генерал-майора Шпрингера уверение, что фельдмаршал граф Даун с армиею прямо между Бреславлем и Глогау, к реке Одеру, за непроходимыми горами и крепостями на срок поспеть не в состоянии.

Не меньше важны напротив того и ваши примечания, на помянутое предложение учиненные. Вы, почувствовав невозможность сближаться обоим императорским армиям между Бреславлем и Глогау, почувствовали и надобность спуститься для того ниже Глогау и избрать место к сближению при Королате, и правильно притом рассуждаете, что ежели вам податься вправо до Кроссена и перейти тамо на ту сторону реки Одера, то коммуникация с Пруссиею будет весьма трудна и ненадежна, а заведенные в Познани, Калише и Шриме магазины найдутся в крайней опасности; да граф Даун и сам признается, что надобно еще в особливое уважение приникать: ему корпус принца Генриха, а вам  — генерала поручика Мантейфеля; [14] так что по всякой справедливости и того довольно, что вы, в угодность фельдмаршалу графу Дауну и для пользы общего деда, столько отступили от плана, что вместо того, чтобы идти в сближение между Бреславлем и Глогау, назначили к тому место при Королате, ниже Глогау.

Но когда мы все уважения вместе собрав, находим: 1-е, что все добрые и согласные обоих императорских дворов намерения и употребляемые в нынешнюю кампанию знатные силы и иждивения не принесут никакой пользы, ежели весьма разногласно будет действование их армий; 2-е, что когда действительно граф Даун между гор и крепостей не может продраться и с армиею нашею сблизиться, то для нее опасность равна и всегда велика, хотя-б она десять и больше миль вниз или вверх по реке Одеру находилась, или хотя-б только на несколько верст в Силезские границы вступила; 3-е, что понеже оставленный на реке Висли и в Пруссии корпус, несмотря на то, что сверх назначенных прежде команд еще двумя пахотными полками, тремя тысячными батальонами ново сформированного корпуса, нашим лейб-кирасирским полком и несколькими вновь укомплектованными эскадронами кавалерии усилен будет (Эти подкрепления, но частям, начали прибывать к Н. Висле в конце августа. Д. М.), и несмотря на то, что многие рекрутские парии действительно в Пруссии уже пришли, — со всем тем, гораздо нескоро в таком состоянии найдется, чтоб мог сам о себе надежен быть, Пруссию прикрывать и в респекте содержать и. наконец, некоторыми движениями к Померанской стороне вашим операциям силу придавать и неприятелю новую диверсию делать; то всемерно казалось бы, что с собственным нашим интересом, с благосостоянием армии и с безопасностью Пруссии, заведенных в оной магазинов и многочисленной осадной артиллерии, и самого оставленного при реке Висле корпуса, весьма сходствует предложение графа Дауна, устремить операнд и ваши больше вправо, а именно на Кроссен; ибо чрез то вдруг король Прусский в крайнюю опасность приведен был бы, не токмо о Франкфурте и Берлине, весьма великих и богатых городах, но, наипаче всего, о потерянии весьма важной для него коммуникации водою, между Бранденбургиею и Силезиею посредством канала из реки Шпре в реку Одер, повыше Франкфурта; и потому корпус генерала его Мантейфеля не ваш тыл обеспокоивать или какое-либо на реке Висле предприятие [15] в действо производить, но только о том стараться стал бы, чтоб защищать сколько можно самую Брандербургию, тем паче, что о сем вашем к Кроссену приближением ободрилась бы, может быть, несколько и шведская армия, и чрез то привела бы помянутого Мантейфеля в новую заботу; но напротив того, 4-е, сим же самым к Кроссену устремлением и дальнейшим тамо распространением операций, хотя, во-первых, скрылось бы от короля Прусского прямое намерение обеих императорских армий, и он мог бы увериться, яко бы армия наша и ныне в тех же местах действовать будет, где действовала прошлого лета; и хотя чрез то могло бы гораздо надежнее воспоследовать не только сближение обеих армий, но ежели за потребно усмотрится, то и действительное соединение оных, хотя всемерно, по счастливо воспоследуемом сближении или и соединении, можно, при помощи в начале Божьей, с доброю надеждою дать решительную баталию и всей войне конец сделать, а корпус часто помянутого Мантейфеля отнюдь не допустить, чтоб оный какое-либо опасное предприятие на реке Висле произвести мог; но как, напротив того, уважать здесь надлежит и паки: первое, что движением до Кроссена, а паче переходом тамо чрез реку Одер, армия гораздо удалится от Познани, следовательно заведенные тамо магазины найдутся в крайней опасности, а подрядчики из Поляков, несмотря на хорошую плату и их добрую волю, — в невозможности возить за армиею в такой угол, который окружен неприятельскою землею и почти мимо крепости Глогау; второе, что буде бы беспрепятственно и удалось на той стороне реки Одера, на реке Бобере, соединиться обеим императорским армиям, а недостаток в пропитании принудил бы их паки разойтись и назад отступать прежде, нежели оныя нечто существительное противу короля Прусского предпринять могли, то нашлись бы об армии в крайне бедственной опасности, ибо король Прусский тогда в полной свободе был бы: оставить одной идти искать своего пропитания, а на другую — напасть со всею силою. Третье, что ежели бы фельдмаршал граф Даун, продираясь Лузацею, для соединения с  вами при реке Бобере, по несчастию разбит был от короля Прусского, прежде вашего с ним сближения, то легко нашлась бы армия наша в бедственной крайности, реками хотя и защищаема, но и заперта между оными и от Польши отрезана, так что осталось бы ей только — или силою продираться сквозь неприятеля в Польшу, или, с крайнею трудностью, отступить к Ландсбергу, дабы, прикрывшись рекою Вартою, возвратиться уже чрез Померанию, подав между тем возможную Шведам помощь. [16]

Сего ради, видя толико важных и толико между собою противоречащих обстоятельств, искали мы, как возможно согласить оныя; но, со всем употребленным к тому старанием, иного способа не находим, как предписать вам кондициально на разные полагаемые случаи наши повеления, и таким же образом подать наставление генерал-майору Шпрингеру, для уведомления о том фельдмаршала графа Дауна.

Итак,

1-е) понеже генерал-майор Шпрингер, конечно, сообщит графу Дауну ваши рефлексии (См. документы: №№ХV, С, СI и СII.), возвратясь туда гораздо ранее, нежели отправляемый отсюда прямо в австрийскую армию курьер туда прибудет, и граф Даун, из помянутых рефлексии, усмотрит, что вы, для облегчения вашего с ним сближения, отступаете несколько от точности плана; а тем не меньше, согласно существительному намерению оного, определяете сближаться об им армиям пониже Глогау, при Королате, и от Лузацкой границы чрез Саган до сего м  ста так близко, что буде, несмотря на близкое ж расстояние крепости Глогау и конечно на умножаемый тамо гарнизон, однакож возможно вам с безопасности на ту сторону реки Одера перейти и мост на здешнюю сторону некоторым укреплением прикрыть, то обе армии вместе почти могли-б занять все расстояние между рекой Одером и Бобером, так что всемирно король Прусский и от Бранденбургии, и от Саксонии вдруг отрезан был бы, и конечно не осталось бы ему иного, как или, все отважа, дать вдруг соединенным армиям баталии, или, покидая Силезии, идти обходом чрез Богемии в Саксонт, дабы тамо соединиться с корпусом принца Генриха и генерала Мантейфеля, и тогда, с собранными силами, стараться выбить из своих земель обе императорские армии, чрез что он наилучшее время кампании в изнурительных маршах препроводил бы, а наши армии довольно оного получили б  — в Силезии надлежаще утвердиться; то уверяемся мы, что граф Даун, по сообщенным ему вашим рефлексиям, уже охотен будет и ревностно стараться станет к назначенному от вас сроку, 7-го или 8-го числа будущего месяца, находиться с армиею при Королате, дабы с вами сблизиться или и весьма соединиться.

В сем случай, во-первых, без сомнения, не оставите вы оба, каждый с своей стороны, крайне о том прилагать старание, дабы о [17] приближении союзника и о движении или месте пребывания своего неприятеля всегда надежный известия иметь, и для того, ни трудов, ни денег не жалеть, а притом еще покуситься, не найдутся ли из кашков (Казаков Д. М.) (?) или гусар довольно проворные и храбрые люди проезжать от армии до армии. Потом повелеваем вам, буде сближение в околичностях Королата воспоследует и усматриваемо будет, что несмотря ни на какую близость и на построение коммуникационных между армиями мостов, однакож некоторая опасность была-б, что неприятель предуспеет одну армию атаковать, а другую воспрепятствовать подать помощь атакованной, напротив же того явно видимо станет, что соединением армии приведутся они в состоите одна другой надежно помогать и, при помощи Божьей, главного намерения обоих дворов достигнут, и фельдмаршал граф Даун вас обнадежит, что за имеющимся при вас готовым на месяц провиантом в пропитании людей и скота отнюдь недостатка не будет, и он о том такое ж старание прилагать станет, как для своей собственной армии; то, в таком случай, — немедленно реку Одер перейти и с ним соединиться, разумея однакож, когда граф Даун наперед к Одеру приблизится, и разумея паки, как выше показано, что между рек Одер и Бобер всегда держаться надлежит, ибо река Одер есть навсегда вашим центром, и вам отнюдь от оной по ту сторону по крайней мере больше никогда не отдаляться, как только от двух до трех маршей (Курсив наш. Именно на это обстоятельство граф Салтыков часто ссылается при переговорах с Дауном Д.М.). Но ежели-б вы прежде Дауна к Одеру пришли, то стараться тотчас мост построить и по возможности устремить (?), но не переходить с армиею, а переведя туда пристойные деташементы или и часть армии, по усмотрению, оными и париями действовать далее, дабы тем лучше видать о неприятели и тем самым облегчать приближение к вам графа Дауна. А что до пропитания тогда армии надлежит, то, согласно данной генерал -поручику князю Меншикову инструкции, сберегая по возможности на случай нужды свой месячный провиант, стараться доставать тамо, в чем австрийская армия хорошим вам примером быть может.

Операции и движения на сей случай отсюда предписаны бить не могут, ибо оныя по положению мест, по времени, по движениям и силе неприятеля распорежаемы быть имеют только то вам присовокупить за нужное мы находим, что по соединению [18] обеих армий, хотя не надлежит вам, ни себя, ни армию нашу давать в команду графу Дауну, однакож мы хощем, чтоб вы, поступая с ним со всеми уважениями и союзническою откровенностью, последовали и его присоветованиям, так что, ежели бы в строгом и времени нетерпящем случай, он к вам письменно или словесно просить о учинении некоторого обще с ним, или как состояние дела требует, движения, то можете вы и потому немедленное делать исполнение, как бы для показания ему угодности и вашего снисхождения, отнюдь не из повиновения. Но из сего генерального правила выключаются все те случаи, кои бы по усмотрению вашему для армии нашей излишнее отягощение или и весьма видимую опасность причиняли, не отдаляясь от того, что выше вам предписано.

На самый случай баталии можно еще меньше подать отсюда предписание; однакож и здесь рекомендуем мы вам не удаляться от того, чего граф Даун от вас требовать стал бы; две одержанные им над королем прусским победы справедливого заслуживают ему сие уважения, а баталия хотя подвержена разным приключениям, однакож успех оной получается по большой части благоразумным и согласным учреждением оной, чего ради на баталии при Фонтенуа, в Нидерландах, король Французский, присутствуя при своей армии, отнюдь не хотел малейшее что-либо отменить в диспозициях графа Сакса, на искусство которого мог довольно полагаться; но притом вам  — подчиненному генералитету, штаб и обер-офицерам и всей армии генерально внятно истолковать надлежит, что мы, от подданнического к нам усердия и присяжной верности, от любви к отечеству и похвального ревнования к чести и славе, несомненно ожидаем, что все и каждый крайнее старание приложить не токмо не остаться в храбрости, мужестве и благоразумном поведении пред союзническими войсками, но паче превзойти оных, памятуя притом, что при окончании кампании 1757 года тем одним спасся король Прусский, и война доныне продолжилась, что на баталии под Лиссою, не далеко от Бреславля, имперские войска не стояли так, как австрийские, но робостью своею привели и оных в замешание; а напротив того саксонские, соединенных с французскими, уже в двух баталиях приобрели себе бессмертную славу и то загладили  неполезное мнение, которое оставалось бы о; них после сдачи их армий в плен королю Прусскому при Пирне, и памятуя паки, что прусская армия под командою фельдмаршала Левальда, под Эгерсдорфом, тогда оружием нашим побеждена, когда войска наши в походе были, а не к сражению [19] готовились, что король Прусский, несмотря на превосходящую его силу, под Цорндорфом тем одним потерял баталию, что войска наши и пришед в расстройку и в некоторое ослушание, однакож о том раскаялись и к местам в должности своей и присяги возвратились, и все где себе воображая, что толь драгоценно приобретенную славу надобно еще больше умножить, а не утратить, что тем одним покой пилой Европе и безопасность любезному отечеству доставлены быть могут.

Что до дальнейших после даваемой баталии операций принадлежит, то с оными совсем другое обстоятельство. Тут интересы и желания обеих соединенных и согласных армий однакож равны и согласны быть не могут. Австрийская натурально захочет продолжать свои операции всегда ближе к своим собственным землям, но для нашей армии весьма далеко забиваться препятствуют многие и весьма важные причины. Итак, в случае, чтоб после баталии дела в таком состоянии нашлись, что король Прусский еще довольно силен был бы себя с армиею защищать, а, однакож, препятствовать не мог бы соединенным армиям занимать города и нужные места, вам надлежит всеми образами и представляющимися на месте резонами графа Дауна преклонять, чтоб он старался паче обще с вами завладеть крепостью Глогау, Лигницом, Кроссеном, Франкфуртом, вышеупомянутым каналом и, буде можно, в другую сторону Швейдницом; ибо таким образом король Прусский точно от всех своих прочих земель отрезан был бы, или же в случае, чтоб он, предусмотря сию опасность, ранее Силезию оставил, то прочая ее часть и сама собою в покорение пришла бы, а чрез завладение вышеименованных городов — утвердилось бы, так сказать, навсегда между обеих императорских армии сообщение.

Равны, напротив того, будут интересы и желания обеих армии, ежели-б посчастливилось одержать им совершенную и решительную победу, и тогда позволяем мы вам так далеко операций распространить, как только можно, и, конечно, не упускать такого из рук случая, который все дело совершить и войне славное окончание сделать может. Фельдмаршал граф Даун, в предложении своем чрез генерал-майора Шпрингера, с излишним несколько великолепием сказал, что соединением обеих армии пришел бы король Прусский в татя обстоятельства, что и без драки сдаться принужден был бы. Неимоверно, что король Прусский и в самой крайности столько себя унизил, однакож то статься может, что в таком случае покусится выгодными предложениями и обещаниями, буде можно, ослепить; [20] чего ради и рекомендовали мы генералу-майору Шпрингеру прилежно того наблюдать, однакож и вам не меньше надлежит, будучи в соединении с графом Дауном, крайне того престерегать, чтоб не токмо никакие прусские предложен!» без нашего наперед ведения и соглашения выслушиваемы и принимаемы не были, но чтоб еще меньше оставлялись затем операции, способом которых надежнее и честнее можно прочный мир получить, нежели опасною негоциациею; но ежели что подобное откроете, то, поступая по вышеописанному, нам, со всеми обстоятельствами, доносить имеете.

2-е) Буде же бы, паче всякого чаяния, фельдмаршал граф Даун совсем в невозможности нашелся сблизиться и соединиться с вами в околичностях Королата, и, одним словом, не оставалось иного способа, как поступить согласно его предложению, то-есть искать соединения с ним по ту сторону Одера при реке Бобере, то хотя подлинно удалились бы вы чрез то нисколько от своих магазинов, но как сверх того, что разность между Познанью и Королатом, и между Познанью-ж и Кроссеном весьма мала, и в прямой путь конечно больше двух или трех маршев не делает, а, напротиву того, оставаться вам при Королате, пока граф Даун вниз по реке Боберу пробирался бы, крайне для вас опасно, потому что королю Прусскому вы первые в глазах были бы, и он не мог бы почти за графом Дауном следовать, не разбив нашу армию, да хотя-б вам при наступлении неприятеля и возвратиться нисколько в Польшу, — то не меньше-ж опасно было бы; ибо и паки король Прусский, оставляя вас в своем флангов, не погнался бы за Дауном, но всемирно искал бы вас сперва атаковать и в несостояние привести, или по малой мере подалее, внутрь Польши, проводить, дабы толь свободнее управляться с одним графом Дауном, то сие обстоятельство, — и другое, не меньше основательное, а именно, что король Прусский, предвидя обеих императорских армий бедственное для них сближение, обратится паче соединению их препятствовать, нежели помышлять станет о вступлении в такой край Польши, который, собственно по себе, мало нас интересовать может, или о разорении таких магазинов, из которых в тогдашний, весьма критический пункт времени подвоз и без того затруднителен будет, — имеет вас необходимо преклонить последовать предложению графа Дауна и по примеру его движения искать соединения с ним в околичностях Кроссена, при реке Бобере, таким же образом, как выше о Королате предписано.

Великому здесь уважению подлежит весьма собою важный [21] пункт, — пропитание; но как и паки за будущим у вас готовым на месяц можно исподволь получать и в самой неприятельской земли, да прошлогодняя кампания и доказала, что хотя многим трудностям подвержено было пропитание в Померании, однакож не невозможно, то уверяемся мы, что понеже весь сей округ в нынешнюю войну не имел никакого отягощения, то армия наша не будет большей нужды претерпевать, как в Померании, с тою еще ныне разностью, что понеже прошлого лита в самых неприятельских землях за многие таки вещи наличными деньгами платимо было, кои в добычу взять следовало, то ныне, конечно, меньше упорствовать будут жители ставить выписываемое, когда с точностью объявится послушным защищению и охранение, а упрямцам  — неминуемое наказание и конечное истребление.

Впрочем, большая часть предписаний предыдущего пункта служит и на сей пункт.

3-е) Напротив всего того, ежели-б, паче всякого ожидания, случилось, что король Прусский преуспел бы, и не одержав никакой победы, столько однакож графа Дауна упразднить, чтоб он ни при Королате, ни при Кроссене с вами сблизиться и соединиться не мог, и.одним словом пресекал сообщение между вами, и чрез то самое,в состоянии находился, воздерживая одного напасть на другого с большею частию сил своих, то, в таком случай, понеже ни » точное предписание плана, ниже настоящее предложение фельдмаршала графа Дауна исполнено быть не может, да не исполнение предписалось бы самому-ж графу Дауну, — надлежит вам, показав вид на Бреславль, поворотиться к Глогау, и, буде время достанет, постараться бросаньем бомб истребить заведенные тамо, по всем известиям, великие магазины, чрез что королю Прусскому конечно велики удар причинен был бы, хотя-б крепость, несмотря на весьма малый ее гарнизон, к сдаче принудить и нельзя было, к чему теперь и довольное число такой артиллерии имеете.

Ежели-б сию крепость схватить удалось, то, по весьма близкому расстоянию от Познани и всей Польши, конечно, не трудно бы вам было так долго при ней держаться, пока полезный усмотрели бы вы случай предпринять ничто большее.

Но буде вы, напротив того, за близостью сильного неприятеля к Глогау и подойти опасно было, в таком случай также можно, показав один вид сперва на Бреславль и Глогау, поворотить еще больше вправо и действовать в таких местах, где по тогдашним обстоятельствам за способнее признается, стараясь как в сем, [22] так и во всех других случаях частые, но точные подавать о том графу Дауну уведомления, да сверх того, от времени до времени сообщать и командующему шведскою армиею генералу.

Ежели-бы действуя вправо, хотя и не при самом Кроссинге, однакож натурально в близости оного, подавая чрез то знатную помощь графу Дауну и поджидая прибытия его в соединение с вами, оказался удобный случай взять контрибуции с Кроссена, с Франкфурта, с Берлина и с других в окрестности лежащих городков и местечек, а при том еще и главнейше — вышеупомянутого канала между рек Шпре и Одер испортить и шлюзы оного разорить, то, конечно, не упустите вы сего случая, к знатной пред нами заслуге.

4-е) Буде же бы паки случилось между тем неприятное обстоятельство, а именно, чтоб королю Прусскому посчастливилось знатные одержать выгоды над императрицыною, королевиною армиею гораздо прежде вашего с нею сближения, и пока вы еще в отдалении находились бы, то, в таком случай, хотя опасно подлинно кажется вступать в Силезию и отваживать нашу армию противу победителя австрийской, но понеже никак чаять нельзя, чтоб король Прусский, одержав знатные над нею выгоды, не хотел распространять их далее, и чтоб потому не отдалился от Силезии, то, в случай его отдаления, и буде вы усмотрите, что можно с безопасностью в Силезии войти и одним вступлением королю Прусскому диверсию, а графу Дауну льготу сделать, то сие весьма изрядно, и вы можете одним словом там сии диверсии предпринять, где сами за способнее признаете. Но при сем нет никакой нужды ни далеко в землю заходить, ни наживать на себя столько неприятеля, чтоб после от баталии уклониться нельзя было, но, конечно, заблаговременно отступить надобно, течи одним довольствуясь, что ему диверсия учинена и Австрийцам льгота сделана. Да сего правила и всегда держаться надлежит, как долго вы не в самой с графом Дауном близости или соединении, а напротив того король Прусский посредине вас находился бы, ибо в таком случат искусная ретирада и выигрывание времени не назовется ретирадою, но стоит почти целой победы (Курсив наш. Д. М.).

5-е) Невозможно подлинно всегда и отступать, но для сего самого всегда надлежит, сколько возможно, такие места выбирать, где [23] бы неприятель не вдруг по своему произволу атаковать мог; и помощю которых надеяться можно было-б  — или храбрый ему отпор сделать, или и отступить без потеряния, но то за непременное правило держать надобно, что буде неприятель в силах слабее, то всемирно лучше тотчас его атаковать, нежели на себя нападения ожидать.

6-е) Ежели, как уповаем мы, армия наша, при Познани собранная, до шестидесяти тысяч человек сражающихся простираться будет (Смотр, ниже документ № LI.), а по сближении и соединении с австрийскою, в рассуждении будущих тогда противу обоих вас сил у короля Прусского, усмотрится вами обще с графом Дауном за возможно отделить корпус до десяти тысяч человек к реке Варте, как для примечания за корпусом генерала Мантейфеля, так для обнадеживания вашего тыла и Познанских магазинов, не меньше-ж и для собирания контрибуции в Померании и воспричинствования чрез то новой диверсии неприятеля к большему еще прикрытию Пруссии, то сие несравненно полезно было бы; но о том ничего точного здесь предписано быть не может, а полагается на ваше тамо усмотрите и попечете, да граф Даун, уповаем мы, и сам того-ж мнения будет, как в рассуждении превосходства сил, когда соединятся обе армии, так и не меньше происходящей из того пользы общему делу.

Ежели-б паче ожидания, по несчастию, и случилось, чтоб граф Даун или вы, быв атакован один от короля Прусского, претерпел несколько, но в такое время, что по близкому расстоянию другой неатакованный может сам на другой, а по большой мере на третий день атаковать неприятеля, то надобно вам и графу Дауну за непременное иметь правило, чтоб тотчас атаковать и самого победителя, ибо, как ни было он и одержал победу, сам много потерял и сил своих уменьшил, а при том и после баталии в неминуемой раcстройке находиться имеет; о чем мы особливо велели внятно истолковать графу Дауну, а вам и пред сим о том уже пространно писано, и пребываем Императорскою Милостью благосклонны. Дан в Петергофе, июня 3 дня, 1759 года.

У подлинного подписано собственною Ее Императорского Величества рукою тако: "Елисавет ".

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.