Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

Письмо

Гейнриха фон-Логау

к

Императору Рудольфу II

(Май, 1604 г.).

Всепресветлейший, могущественнейший, непобедимейший император римский, король венгерский и чешский и пр. и пр.

Всемилостивейший император, король и государь и пр. По всемилостивейшему приказу в. и. в-ва выехав 27-го апреля из Глаца, только 10-го мая прибыл я в Штеттин, в Померании, где и были оказаны мне, ради в. и. в-ва, всяческое содействие, почет и благорасположение.

А так как в. и. в-во изволите писать не в Штеттин, к старому, ныне правящему, князю, который, хотя и в престарелом возрасте, находится еще в живых, а к молодому герцогу в Вальгасте, Филиппу Юлию, то я необходимо должен был отправиться к нему туда, причем, во имя в. и в-ва, не только был премилостиво принят его светлостью, но и снабжен, в виду предстоящего мне путешествия, отличным судном с полным снаряжением и всеми нужными в пути принадлежностями, а равно и был, вместе с состоящими при мне спутниками, так угощаем, что смело могу пред в. и. в-вом похвалиться, что из сего для меня явствует, в какой степени оба померанские герцога, пребывающие в Штеттине и Вольгасте, преисполнены к в. и. в-ву всеподданнейшей покорности.

Имея в виду, что как погода, так и направление ветра весьма благоприятствуют моему дальнейшему плаванию к Нарве, я намереваюсь утром 17-го мая сесть на корабль и, [56] при Божией помощи, чрез несколько дней достигнуть Московской границы близ Нарвы и, затем, предписанные в инструкции в. и. в-ва поручения к государю великому князю московскому постараться исполнить со всем моим неукоснительным старанием, дабы плодотворные результаты оных послужили к всемилостивейшему в. и. в-ва удовольствию.

Между тем, всемилостивейший император, король и повелитель, сюда беспрестанно доходят из Польши слухи о брате покойного в. князя Димитрия, убитом в 1591 г., когда ему было восемь лет, и погребенном в княжестве Угличском, в 80 милях от Москвы, — о чем говорил мне спрошенный мною в. и. в-ва придворный служитель Лука Пауль, — что будто он ныне вновь объявился в Польше, и поляки, в мнимой надежде, что это послужит к выгоде не только для него, но и для их страны, принимают в нем большое участие и так его чествуют, что король не только приказал предоставить для него собственную кухню и заказать все столовые принадлежности, как-то несколько сотен блюд и прочую серебряную утварь, с вырезанным на всех предметах московским гербом, но и ежедневно встречается с молодым князем у королевича. Также и многие из русской и литовской знати принимают в нем участие, в особенности Вишневецкий и Острожский; быть может, они при этом надеются, при помощи и содействии днепровских и донских казаков, побудить московский народ к отпадению от царя Бориса и вызвать в стране против него восстание, со знатнейшими дворянами и боярами во главе движения, с тем чтобы Димитрий, таким образом, мог достигнуть власти в московском государстве, прогнать Бориса и подчинить Москву польской короне. Вследствие [57] всего этого государь Борис Феодорович будто бы приказал повсюду границу закрыть, расположив вдоль ее свое войско. Но я, тем не менее, надеюсь проникнуть, так как в. и. в-ва придворный служитель, Валтасар Мерле, еще 3-го апреля отбыл из Глаца в Poccию, с целью получения проездной грамоты и провожатых для давно уже с нетерпением ожидающего их посольства в. и. величества. О том, что за сим в дальнейшем случится, я, даст Бог, из Нарвы в. и. в-во всепочтительнейше уведомлю, представив правдивый и обстоятельный доклад, в утешительной надежде ко дню св. Мартина, уже на обратном пути вновь достигнуть настоящей границы. Да будет угодно всемогущему Богу сохранить в. и. в-во в добром здоровье для благополучного царствования; я же почтительнейше предоставляю себя вашему императорскому благоволению. Дано в Вальгасте, в герцогском замке, в Померании, на пути в Москву, 17-го мая 1604 г.

В. и. в-ва всегда наивернейший слуга и всепокорнейший подданный Гейнрих фон-Логау. (с. р.).

 

(На обороте). Его величеству римскому императору и королю венгерскому и чешскому, моему всемилостивейшему императору, королю и государю.

В Прагу.


Комментарии

Сообщаемое нами, в переводе, письмо Г. фон Логау к императору Рудольфу II хранится в Венском государственном Архиве; копия, сверенная с подлинным текстом, доставлена г. Архивариусом Карлом Шрауфом (К. Schrauff). Имя «Логау» писалось на разные лады, как по-немецки (Legaw; de Lohe, von Lohn; von der Laugko; Andrej Loch, — см. Adelung, loc. cit. II, S. 146-56), так и по-русски (см. Указатель во II томе «Памятников дипломатических сношений и пр.», sub voce). Относительно этого дворянского рода проф. Oesterley, в 28-м томе, стр. 137, издаваемой Joh. Kuerschner'ом «Deutsche National-Litteratur», в начале своего «Введения» к произведениям поэта Фридр. фон Логау (1604—1655 г.), говорит: «Das alte und zahlreiche Geschlecht der von Logau war schon im 16. Jahrhun dert in mehrere Linien gespalten, deren eine sich iy grossem Wohlstand befand, waehrend eine andere in duerftigen Vermoegensverhaeltnissen lebte und durch die Verheerungeu des dreissigjaehrigeu Krieges der voelligen Verheeruug nahe getreten ward. Der letzteren gehoert unser Dichter». Если поэт принадлежал, по словам проф. Эстерлея, к захудалой отрасли старинного рода Логау, то напротив, надо полагать, ездивший в Москву послом от императора Гейнрих фон Логау происходил из той его ветви, которая пользовалась полным благосостоянием. Сам барон Гейнрих фон Логау (Heinrich von Logau), бывший капитаном в Глаце (Hauptmann von Glatz), был отправлен Рудольфом II к Борису Годунову для возобновления просьбы о помощи против турок и поляков. Его «Reisebericht», писанный на двадцати листах, не напечатан и находится в Вене, в.. Geheim-, Haus-, Hof- und Staats-Archiv'е. Заглавие его приведено у [116] Аделунга (S. 147); содержание его дополняют Г. Тектандер von der Zabel и Conrad Bussow.

Из Глаца Логау выехал 27 апреля 1654 г. со свитою более чем в 60 человек, чрез Франкфурт на Одере, в Штеттин, где из-за неблагоприятной погоды провел пять недель в замке Eltenau у Померанского герцога Филиппа Юлия (род. 27 декабря 1584, ум. 6 февраля 1625 г. См. в 26-м томе издания «Allgemeine deutsche Biographie, Leipzig 1888, Seite 37-43; Philipp Julius, Herzog von Pommern und Wolgast). Отправясь из Штеттина морем, посольство через три недели прибыло в Нарву, где уже ожидал его с опасною (проездною) грамотой вернувшийся перед тем из Москвы императорско-королевский придворный Balthasar Merle. 25 июля состоялся торжественный въезд в Москву (см. Adelung, loc. сit., S. 148, пo Bussow'у; ср. Бэр у Устрялова, loc. cit., I. стр. 36, а также «Памятники дипломатических сношений древней России с державами иностранными», II т. (1852), стр. 789-920. О Балтазаре Мерле см. там же в «Указателе», столб. 1457, где соответствующие места отмечены при слове Балцырь = Балтасар Мерль). 29-го августа того же года Логау выехал из Москвы и только в самом начале ноября, через Стокгольм и Грейфсвальд, прибыл к императору в Прагу.

(пер. И. М. Болдакова)
Текст воспроизведен по изданию: Письмо Гейнриха фон-Логау к императору Рудольфу II. (Май, 1604 г.) // Сборник материалов по русской истории начала XVII века. СПб. 1896

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.