Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

МУХАММАД ИБН 'АБД АЛ КАРИМ АШ-ШАХРАСТАНИ

КНИГА О РЕЛИГИЯХ И СЕКТАХ

КИТАБ АЛ-МИЛАЛ ВА-Н-НИХАЛ

Глава шестая

ШИИТЫ

Шииты - это собственно те, кто был приверженцем 'Али 1 - да будет доволен им Аллах! Явно или тайно они признавали его имамат 2 и его халифат как божественное указание и завещание. Они убеждены, что имамат не выходит за пределы его потомства, но если он вышел, то либо вследствие несправедливости со стороны кого-либо другого, либо вследствие предосторожности с его стороны. Они говорили: «Имамат - не обычное дело, вверенное воле народа, когда имам назначается по его выбору, нет, это - основополагающее дело, это - основа мусульманской религии. Посланники - мир им! - не должны ни пренебрегать этим и оставлять это без внимания, ни вверять и передавать это народу».

Шиитов объединяет признание необходимости назначения и ясного указания 3 и обязательной непоколебимой непогрешимости имамов и пророков в больших и малых делах, признание приемлемости и отречения 4 словом, действием и обязательством, исключая состояние такии. /147/ В этом с ними расходятся некоторые вайдиты.

О переходе имамата у них многочисленные рассуждения и разногласия, при каждом переходе и остановке (имамата) - мнение, учение, путаница.

Их - пять сект: кайсаниты, зайдиты, имамиты, «крайние» (гулат) и исмаилиты. В отношении основ [вероучения] одни из них склоняются к му'тазилизму, другие - к суннизму, некоторые - к антропоморфизму.

1. Кайсаниты - приверженцы Кайсана, маула эмира верующих Али б. Аби Талиба - да возвеличит его Аллах! - и, говорят, ученика ас-саййида Мухаммада б. ал-Ханафии 5 - да будет доволен им Аллах! Они безгранично верят в него, убежденные в том, что он овладел всеми знаниями и перенял у двух ас-саййидов 6 знание всего сокровенного - знание (иносказательного) толкования и скрытого смысла Корана, знание небесных сфер и Душ.

Кайсанитов объединяет признание того, что религия есть повиновение человеку, что побудило их даже к (иносказательному) толкованию основ религиозного закона - молитвы, поста, заката, паломничества и тому подобного сообразно с людьми. Одних это побудило к пренебрежению постановлениями религиозного [132] закона после того, как они пришли к повиновению человеку, других это побудило к ослаблению веры в воскресение, некоторых это побудило к признанию переселения душ, воплощения, возвращения после смерти. И тот, кто ограничивается одним [имамом] , будучи убежденным, что тот не умирает, не должен умереть, пока не вернется, и тот, кто переносит (Му'аддин («переносит») - так в издании У. Кьюретона. В издании М. Килани - му'такид («убежден», «верит»)) сущность имамата на другого, затем растерянно сокрушается об этом, и тот, кто притязает на управление имаматом, не принадлежа к родословному древу [Алидов], - все они растеряны, разрываются [от сомнения] . А кто убежден, что религия есть повиновение человеку, но не имеет (такого) человека, у того нет религии. - Да защитит нас Аллах от колебания и нужды после достатка! Да направит нас Господь на верный путь!

а) Мухтариты - приверженцы ал-Мухтара б. Аби 'Убайда ас-Сакафи 7. Он был хариджитом, затем стал зубайритом, затем - шиитом /148/ и кайсанитом. Он признал имамат Мухаммеда б. ал-Ханафии после эмира верующих Али - да будет доволен ими обоими Аллах! - а говорят, после ал-Хасана и ал-Хусайна - да будет доволен Аллах ими обоими! Он призывал людей признать его [имамом], объявлял себя одним из его [доверенных] людей и эмиссаров, рассказывал о знаниях, украшенных его измышлениями, которые он приписывал ему. Когда Мухаммад узнал об этом, он отрекся от него и объявил своим приверженцам, что тот говорит тайком это людям только для того, чтобы преуспеть в своем деле и чтобы люди объединились вокруг него.

Все, что ему удалось сделать, он [достиг] благодаря двум вещам. Во-первых, знание и призыв он приписывал Мухаммаду б. ал-Ханафии. Во-вторых, он взял на себя [дело] отмщения за ал-Хусайна б. 'Али - да будет доволен ими обоими Аллах! - днем и ночью занимаясь борьбой с несправедливыми, согласившимися убить ал-Хусайна.

Согласно учению ал-Мухтара, возможно изменение мнения 8 у Аллаха всевышнего. Изменение мнения имеет у него [различные] значения.

Изменение мнения относительно знания, когда ему становится очевидным противоположное тому, что он знал, - я не представляю, чтобы разумный (человек) придерживался этого убеждения.

/149/ Изменение мнения относительно желания, когда ему представляется правильным противоположное тому, что он пожелал и решил.

Изменение мнения относительно повеления, когда он повелевает что-то, затем, после этого, повелевает нечто другое, противоположное тому. Кто не допускает отмены, полагает, что различные повеления в разные времена следуют одно за другим. [133]

Ал-Мухтар предпочел признать изменение мнения именно потому, что претендовал на знание грядущих обстоятельств либо посредством откровения, данного ему, либо посредством послания со стороны имама. Когда он обещал своим приверженцам, что наступит нечто и произойдет такое-то событие, то, если оно соответствовало его словам, он превращал это в доказательство правдивости своего утверждения, а если не соответствовало, он говорил: «Господь ваш изменил решение».

Он не делал различия между отменой и изменением мнения. Он говорил: «Если допустима отмена в постановлениях (религиозного закона), то допустимо изменение мнения в преданиях».

Уже было сказано, что ас-саййид Мухаммад б. ал-Ханафийа отрекся от ал-Мухтара, когда ему стало известно, что тот обманывает людей, выдавая себя за его эмиссара и [доверенного] человека. Он отрекся и от заблуждений, которые выдумал ал-Мухтар, - от порочных толкований и приукрашенных выдумок.

К числу его выдумок относится старое кресло, бывшее у него, которое он покрыл парчой, украсил всевозможными украшениями и говорил: «Это - одна из реликвий эмира верующих 'Али - да возвеличит его Аллах! - она у нас подобна ковчегу завета у израильтян. Когда он сражался со своими противниками, он ставил кресло на открытое пространство перед строем и говорил: "Сражайтесь, победа и успех за вами! Это кресло занимает среди вас место ковчега завета среди израильтян, в нем - присутствие божье и сохранность. Ангелы сверху спустятся в помощь вам" 9».

Известен рассказ о белых голубях, которые появились в небе: до этого он сообщил им, что ангелы спустятся в виде белых голубей.

Рифмованная проза, которую он сочинил, известна как самое пустое сочинение.

Связать себя с Мухаммедом б. ал-Ханафией его побудили добрая вера в него людей, любовь к нему, наполнявшая [их] сердца. Ас-саййид Мухаммад б. ал-Ханафийа был [человеком] большой учености, обширных знаний, пылким мыслителем, обладавшим проницательным умом. Эмир верующих Али - да будет доволен им Аллах! - поведал ему об обстоятельствах грядущих бедствий /150/ и открыл ему пути познания. Он избрал уединение, славепредпочтя безвестность.

Говорили, что он был хранителем знания об имамате, пока не передал это наследие тому, кто достоин его, и [что] он не покинул этот мир, пока не поместил имамат на его местопребывание.

Ас-Саййид ал-Химйари и поэт Кусаййир 'Аззы 10 были его приверженцами. Кусаййир сказал о нем:

Да! Имамов из курайпштов, попечителей истины, четверо равных:
'Али и трое его сыновей. Это - внуки (Пророка), с которыми нет тайны. [134]
(Один) внук - внук веры и праведности. (Второго) внука скрыла Карбала.
(Третий) внук не вкусит смерти, пока не станет во главе конницы со знаменем впереди.
Он скрылся невидимый среди них на время в [ущелье] Радва. Мед и вода пред ним.

Ас-Саййид ал-Химйари также верил в то, что он не умер, что он пребывает на горе Радва между львом и тигром, охраняющими его. Пред ним два источника, бьющие ключом, текущие водой и медом. Он вернется после сокрытия, чтобы наполнить землю справедливостью, как она наполнена [ныне] несправедливостью. Именно ал-Химйари первым признал сокрытие (имама) и возвращение после сокрытия 11, что признали [затем] шииты. Это распространилось среди части общины (кайсанитов), так что они признали это религией, одной из основ шиитского вероучения.

Затем, после кончины Мухаммада б. ал-Ханафии, кайсаниты разошлись во мнениях относительно управления имаматом, и каждое расхождение стало учением.

б) Хашимиты - последователи Абу Хашима 12, сына Мухаммада б. ал-Ханафии. Они признали кончину Мухаммада б. ал-Ханафии и переход имамата от него к его сыну Абу Хашиму. Они говорили, что [отец] сообщил ему тайны знаний и поведал ему пути соответствия вселенной душам, определения божественного откровения по (иносказательному) толкованию, представления внешнего по сокровенному. Они говорили, что все внешнее имеет сокровенный [смысл], каждое тело имеет дух, каждое откровение имеет толкование, каждая форма в этом мире имеет сущность в том мире. [Частицы] мудрости /151/ и тайн, рассеянные во вселенной, соединяются в человеческом теле. И именно это знание 'Али - да будет доволен им Аллах! - даровал исключительно своему сыну Мухаммаду б. ал-Ханафии, а тот поведал эту тайну своему сыну Абу Хашиму. И каждый, в ком соединилось это знание, есть истинно имам.

После Абу Хашима его приверженцы разделились на пять сект.

(Одна) секта утверждала, что Абу Хашим умер на пути из Сирии, в стране аш-Шарат (в Палестине), оставив завещание Мухаммаду б. 'Али б. 'Абдаллаху б. 'Аббасу. Это завещание передавалось в его потомстве, пока халифат не перешел к Аббасидам. Они говорили, что последние имеют право на халифат в силу родственной связи: ведь когда скончался посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! - его дядя ал'Аббас имел преимущественное право наследования.

(Вторая) секта утверждала, что после смерти Абу Хашима имамат принадлежал его племяннику ал-Хасану б 'Али б. Мухаммаду б. ал-Ханафии.

(Третья) секта утверждала, что Абу Хашим оставил завещание своему брату 'Али б. Мухаммаду, а 'Али завещал своему сыну [135] ал-Хасану. По их мнению, имамат остается у ханафитов, не переходя к другим.

(Четвертая) секта утверждала, что Абу Хашим оставил завещание 'Абдаллаху б. 'Амру б. Харбу ал-Кинди и что имамат перешел от Абу Хашима к 'Абдаллаху, в которого перешел и дух Абу Хашима. Этот человек не обращался к знанию и вероисповеданию, и некоторые из этих людей узнали его обман и ложь, вследствие чего они отвернулись от него, признав имамат 'Абдаллаха б. Му'авии б. 'Абдаллаха б. Джа'фара б. Аби Талиба.

Согласно учению 'Абдаллаха, души переселяются из одного тела в другое, воздаяние и наказание [осуществляются] в этих телах - либо в телах людей, либо в телах животных. Божественный дух [также] переселялся, пока не дошел до него и не воплотился в нем. 'Абдаллах притязал на божественность и пророчество одновременно и на знание сокровенного. Его глупые приверженцы поклонялись ему. Они не верили в воскресение, убежденные, что переселение душ происходит в этом мире и что воздаяние и наказание [осуществляются] в этих телах.

Слова Аллаха всевышнего: «Нет греха на тех, которые уверовали /152/ и творили благие дела, в том, что они вкушают, когда они богобоязненны...» (Коран V, 94) - он истолковал в том смысле, что, кто достиг имама и признал его, с того снимается грех за все, что он вкушает, тот достиг совершенства и удовлетворения.

От него пошли хуррамиты и маздакиты 13 в Ираке. 'Абдаллах погиб в Хорасане, и его приверженцы разошлись между собой. Одни из них утверждали, что он жив, не умер и вернется. Другие утверждали, что он уже умер и его дух перешел в Исхака б. Зайда б. ал-Харнса ал-Ансари. Это - хариситы 14, которые разрешали запретное и вели жизнь (людей), не обремененных религиозными обязанностями.

Между приверженцами 'Абдаллаха б. Му'авии и приверженцами Мухаммада б. 'Али [было] большое разногласие относительно имамата, ибо каждый из них притязал на завещание со стороны Абу Хашима, а завещание не имело надежной основы 15.

в) Байаниты - последователи Байанаб. Сим'ана ат-Тамими 16, признавшие переход имамата к нему от Абу Хашима. Он принадлежал к «крайним» (шиитам), которые признавали божественность эмира верующих 'Али - да будет доволен им Аллах! Он говорил: «В 'Али воплотилась божественная частица и соединилась с его телом. Благодаря ей он знал сокровенное, так как он сообщал о грядущих бедствиях, и сообщение было верным. Благодаря ей он сражался с неверующими, и успех и победа [сопутствовали] ему. Благодаря ей он вырвал ворота Хайбара ", сказав об этом: "Клянусь Аллахом! Я вырвал ворота Хайбара 17 не физической силой, не вскормленным движением, а божественной, небесной силой, освещенной [136] светом ее Господа". Небесная сила в его душе как светильник в нише, а божественный свет как свет в светильнике». Байан говорил, что 'Али, возможно, появляется иногда. Слова Всевышнего: «Неужели они ждут только, чтобы пришел к ним Аллах в сени облаков?...» (Коран II, 206) - он истолковал как намек на 'Али: это он придет в сени [облаков], гром - голос его, молния - улыбка его.

Потом Байан [стал] притязать на то, что божественная частица перешла к нему в виде переселения души, и поэтому он имеет право /153/ быть имамом и халифом. Это именно та частица, благодаря которой Адам - мир ему! - имел право на поклонение ангелов.

Он утверждал, что его божество имеет облик человека член за членом, часть за частью, и говорил, что он весь погибнет, кроме лика его, согласно словам Всевышнего: «Всякая вещь погибнет, кроме лика его» (Коран XXVIII, 88).

Вместе с этим постыдным срамом он написал [письмо] Мухаммаду б. 'Али б. ал-Хусайну ал-Бакиру - да будет доволен ими Аллах! - и призвал его признать его власть. Он писал: «Покорись - и ты спасешься, ты поднимешься по лестнице [к небу] . Ведь ты не знаешь, где Аллах поместит пророчество». Но ал-Бакир приказал гонцу съесть свиток, который он принес. Тот съел его и тотчас умер. Имя того гонца 'Умар б. Аби 'Афиф.

Между тем вокруг Байана б. Сим'ана уже объединилась группа людей, последовавших за ним и исповедовавших его учение. Тогда Халид б. 'Абдаллах ал-Касри убил его за это. Говорят, он сжег его в огне вместе с куфийцем, известным как ал-Ма'руф б. Са'ид.

г) Ризамиты - последователи Ризама б. Разма 18. Они вели имамат от 'Али к его сыну Мухаммаду, затем - к сыну последнего [Абу] Хашиму, а от него - к 'Али б. 'Абдаллаху б. 'Аббасу по завещанию. Далее они вели имамат к Мухаммаду б. 'Али, Мухаммад завещал своему сыну имаму Ибрахиму - господину Абу Муслима, который агитировал [людей] за него и признал его имамат. /154/ Эти люди появились в Хорасане в дни Абу Муслима. Говорили даже, что Абу Муслим придерживался этого учения, потому что они привели имамат к Абу Муслиму, заявив, что он имеет право на долю в имамате. Они притязали на воплощение в нем божественного духа, и поэтому он помогал ему [в борьбе] против Омейядов, пока он не перебил их всех до последнего и не истребил их. Они признавали переселение душ.

Первоначально этого учения придерживался ал-Муканна, который, опираясь на извлеченный им вздор, приписал себе божественность. Ему последовали мубаййидиты Мавераннахра 19. Это - [137] одна из сект хуррамитов, последователи которой исповедовали пренебрежение предписаниями религии. Они говорили, что религия есть знание имама, и только. Некоторые из них говорили, что религия есть две вещи: знание имама и соблюдение верности. Кому достались эти две вещи, тот уже достиг совершенства, с того снимаются религиозные обязанности. Некоторые из них вели имамат к Мухаммаду б. 'Али б. 'Абдаллаху б. 'Аббасу от Абу Хашима Мухаммеда б. ал-Ханафии в силу завещания ему, исключая какой-либо другой путь.

Сахиб ад-даула Абу Муслим первоначально придерживался учения кайсанитов. У их эмиссаров он научился знаниям, которыми они отличались, и узнал от них, что эти знания вверены им на сохранение. И тогда он стал искать того, кто самостоятелен в этом. Он отправил послание ас-Садику Джа'фару б. Мухаммаду - да будет доволен ими обоими Аллах: «Я уже бросил клич и призвал народ к [отвержению] покровительства Омейядов и к [признанию] покровительства "семьи Пророка". Если ты хотел этого, то большего тебе и желать нельзя». Но ас-Садик - да будет доволен им Аллах! - написал ему [в ответ] : «Ты не из моих людей, и сейчас не мое время». Тогда Абу Муслим удалился к Абу-л-'Аббасу 'Абдаллаху б. Мухаммаду ас-Саффаху и вручил ему власть халифа 20.

2. Зайдиты - последователи Зайда б. 'Али 21 б. ал-Хусайна б. 'Али б. Аби Талиба - да будет доволен ими Аллах! Они вели имамат в потомстве Фатимы - да будет доволен ею Аллах! - и не допускали пребывания имамата среди других. Однако они допускали, что каждый знающий, храбрый, щедрый фатимит, выступивший с притязанием на имамат, является имамом, повиновение которому обязательно, будь он /155/ из потомков ал-Хасана или из потомков ал-Хусайна - да будет доволен ими обоими Аллах! Из-за этого некоторые из них допускали имамат двух имамов - Мухаммада и Ибрахима, сыновей 'Абдаллаха б. ал-Хасана б. ал-Хасана, восставших в дни ал-Мансура и убитых за это. Они допускали выступление в двух странах двух имамов, объединяющих в себе эти качества, [считая] повиновение каждому из них в отдельности обязательным.

Когда Зайд б. Али последовал этому учению, он захотел овладеть «корнями» (усул) и «ветвями» (фуру), с тем чтобы быть украшенным знанием. В «корнях» он стал учеником Басила б. Ата ал-Газзала ал-Алсага, главы му'тазилитов и их вождя, несмотря на веру Басила в то, что дед Зайда, 'Али б. Аби Талиб - да будет доволен им Аллах! - не был глубоко убежден в правильности войн, которые имели место между ним и «сторонниками верблюда» и сирийцами, и что одна из этих двух партий совершила ошибку не сама по себе. От него Зайд перенял учение мутазилитов, и все его приверженцы стали му'тазилитами.

Согласно его учению, допустим имамат превзойденного при наличии достойнейшего 22. Он говорил: «'Али б. Аби Талиб - да [138] будет доволен им Аллах! - был достойнейшим из сподвижников Мухаммада, однако халифат был вверен Абу Бакру ради общего блага, которое они разумели, ради религиозного принципа, о котором они заботились, чтобы погасить пожар смуты и успокоить сердца людей. Ибо недалеко было время войн, проходивших в период пророчества, меч эмира верующих Али еще не обсох от крови многобожников из числа курайшитов и других, злоба в сердцах людей от жажды мести [оставалась] такой же, как она есть. Сердца [людей] не питали к нему полной симпатии, головы не повиновались ему полной покорностью. И ради общего блага этим важным делом должен был ведать тот, кого они знали по кротости, спокойствию, старшинству по возрасту, первенству в исламе, близости к посланнику Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! Разве ты не знаешь, что, когда (Абу Бакр) во время своей болезни, от которой он умер, хотел вручить власть Умару б. ал-Хаттабу, люди закричали и сказали: "Ты назначил правителем над нами грубого, жестокого (человека)!" И не соглашались избрать эмиром верующих Умара б. ал-Хаттаба из-за его суровости и твердости, грубости в религии, жестокости к врагам, пока Абу Бакр не успокоил их, сказав: "Если бы Господь мой спросил меня, то я сказал бы: "Я назначил правителем над ними лучшего из них для них". Таким образом, допустимо, что имамом является превзойденный, в то время как существует достойнейший, к нему обращаются за советом относительно постановлений, признают его решение в [судебных] делах».

Когда шииты Куфы услышали от него это мнение, узнали, что он не отрекается от обоих шайхов (Абу Бакра и Умара), они покинули его, так что погубил его рок, и их назвали рафидитами («покинувшими»).

/156/ Между Зайдом и его братом Мухаммадом б. 'Али ал-Бакиром происходили споры не в этом отношении, а ввиду того, что он был учеником Басила б. 'Ата', приобретал знание у того, кто допускал, что его дед совершил ошибку, борясь с клятвопреступниками, несправедливыми, вероотступниками, ввиду того, что о предопределении (кадар) он рассуждал, основываясь не на том, что утверждала «семья Пророка», и ввиду того, что выступление он ставил условием существования имама в качестве имама. Однажды (ал-Бакир) даже сказал ему: «По твоему учению, твой родитель не был имамом, ибо он никогда не выступал и не вмешивался в выступление».

Когда Зайд б. 'Али был убит и распят, имаматом после него ведал Йахйа б. Зайд. Он ушел в Хорасан. Множество людей объединилось вокруг него. Между тем до него дошло известие от Джа'фара б. Мухаммада ас-Садика о том, что он будет убит, как был убит его отец, и распят, как был распят его отец. И с ним случилось то, что он предсказал.

После него это дело было доверено двум имамам - Мухаммаду [139] и Ибрахиму. Оба выступили в Медине, но Ибрахим ушел в Басру. Люди объединились вокруг них, но они оба также были убиты.

Ас-Садик возвестил зайдитам обо всем, что с ними произойдет, объяснил им, что его предки - да будет доволен ими Аллах! - сообщили ему обо всем этом, что Омейяды превознесутся над людьми, так что если бы горы соперничали с ними в росте, то они вознеслись бы и над ними, что они чувствуют ненависть к «семье Пророка» и что никто из «семьи Пророка» не должен выступать, пока Аллах всевышний не возвестит о прекращении их господства. Указывая на Абу-л-'Аббаса и Абу Джа'фара - сыновей Мухаммада б. 'Али б. 'Абдаллаха б. 'Аббаса, он сказал: «Мы не возьмемся за это дело, пока в нем хозяйничают этот (человек) и его дети» - и указал на ал-Мансура.

Зайд б. 'Али был убит в Кунасе, в Куфе, убил его Хишам б. Абд ал-Малик. Йахйа б. Зайд был убит в Джузджане, в Хорасане, убил его эмир Джузджана. Имам Мухаммад был убит в Медине, убил его 'Иса б. Махан. Имам Ибрахим был убит в Басре, оба были убиты по приказу ал-Мансура.

Дело зайдитов после этого не ладилось, пока не появился в Хорасане их властитель Насир ал-Утруш 23. Разыскивали его местопребывание, чтобы убить его, но он скрылся и оставил это дело. Он отправился в страну ад-Дайлам и ал-Джабал, [жители которых] еще не были украшены исламской религией. Он энергично призывал людей принять ислам по учению Зайда б. Али, и они следовали этому и росли на этом. В той стране зайдиты существовали открыто.

/157/ Один за другим выступали имамы и управляли их делом. [Однако] они не согласились со своими двоюродными братьями мусавитами в вопросах, касающихся основ (вероучения), и после этого большинство зайдитов отошло от признания имамата превзойденного и стало поносить сподвижников Мухаммада, как поносили имамиты.

Зайдитов три секты: джарудиты, сулайманиты и бутриты; салихиты среди них и бутриты придерживались одного учения 24.

а) Джарудиты - приверженцы Абу-л-Джаруда Зийада б. Аби Зийада 25. Они утверждали, что Пророк - да благословит его Аллах и да приветствует! - указал /158/ на 'Али - да будет доволен им Аллах! - описательно, не называя имени, что он имам после него. Люди же проявили небрежность, так как не старались узнать это качество и не искали наделенного этим качеством. Они поставили [правителем] Абу Бакра исключительно по своему выбору и поэтому стали неверующими. В этом вопросе Абу-л-Джаруд разошелся со своим имамом Зайдом б. 'Али, ибо последний не разделял этого убеждения.

(Сами) джарудиты расходились во мнениях относительно остановки и перехода (имамата). Одни из них вели имамат от 'Али к ал-Хасану, затем - к ал-Хусайну, затем - к 'Али б. [140] ал-Хусайну Зайн ал'Абидину, затем - к его сыну Зайду б. 'Али, затем от него - к имаму Мухаммаду б. 'Абдаллаху б. ал-Хасану б. ал-Хасану б. 'Али б. Аби Талибу, признав его имамат.

Абу Ханифа - да помилует его Аллах! - стоял за присягу ему и был среди его приверженцев, пока это дело не дошло до ал-Мансура. Последний заточил его навеки в темницу, так что тот и умер в заточении. Говорят, что он присягнул имаму Мухаммаду б. 'Абдаллаху именно в дни ал-Мансура и, когда Мухаммад был убит в Медине, имам Абу Ханифа остался [верен] той присяге, признав покровительство «семьи Пророка». Дело о нем было представлено ал-Мансуру, и с ним совершилось то, что совершилось. /159/ Те, кто признал имамат имама Мухаммада б. 'Абдаллаха, разошлись во мнениях.

Одни из них говорили, что он не убит, он еще жив, он выступит, чтобы наполнить землю справедливостью.

Другие же признали его смерть и перевели имамат на Мухаммада б. ал-Касима б. 'Али б. 'Умара б. 'Али б. ал-Хусайна б. 'Али, властителя ат-Талакана. Между тем он был схвачен в дни ал-Му 'тасима и доставлен к нему. Последний держал его в заключении у себя дома, пока тот не умер 26.

Некоторые из них признали имамат Йахйи б. 'Умара, властителя Куфы. Он выступил и призвал людей [к себе] . Множество народа объединилось вокруг него. Он был убит в дни ал-Муста'ина, его голова была доставлена Мухаммаду б. 'Абдаллаху б. Тахиру, так что один из Алидов сказал о нем:

Ты убил самого славного всадника.
    Я же пришел к тебе, стараясь смягчить тебя в беседе.
Огорчает меня, что я встречаю тебя не иначе,
    как острие меча меж нами.

Это - Йахйа б. 'Умар б. Йахйа б. ал-Хусайн б. Зайд б. 'Али.

Что касается Абу-л-Джаруда, то его прозывали Сурхубом - так прозвал его Абу Джа'фар Мухаммад б. 'Али ал-Бакир. Сурхуб - слепой дьявол, живущий в море, как разъяснил ал-Бакир. Приверженцами Абу-л-Джаруда [были] Фудайл ар-Рассан и Абу Халид ал-Васити.

Джарудиты расходятся во мнениях относительно решений и образа действий (имамов). Одни из них утверждают, что знание потомства ал-Хасана и ал-Хусайна - да будет доволен ими обоими Аллах! - подобно знанию Пророка - да благословит его Аллах и да приветствует! - вследствие чего знание достается им до обучения как врожденное свойство, по необходимости. Другие же утверждают, что знание является общим у них и у прочих (людей) и что оно может быть перенято у них и у других из простого народа.

б) Сулайманиты - приверженцы Сулаймана б. Джарира 27- Он говорил, что имамат [решается] советом среди людей, что он [141] может быть действителен благодаря соглашению двух лучших мусульман и что он допустим во главе с превзойденным при наличии достойнейшего.

Он признал имамат Абу Бакра и 'Умара - да будет доволен ими обоими Аллах! - обязанностью благодаря выбору общины, обязанностью, основанной на праве самостоятельного решения. Иногда он говорил, что община, присягнув им обоим при наличии 'Али - да будет доволен им Аллах! - совершила ошибку, не достигающую степени /160/ нечестивости. Та ошибка - ошибка, основанная на праве самостоятельного решения. Однако 'Усмана - да будет доволен им Аллах! - он поносил за новшества, которые тот ввел, и признал его за это неверующим. Он признал неверующими 'А'ишу, аз-Зубайра и Талху - да будет доволен ими Аллах! - за то, что они выступили на борьбу против 'Али - да будет доволен им Аллах! Далее, он поносил рафидитов, говоря, что их имамы выдумали для своих приверженцев два учения, которые никто никогда не разъяснит им.

Одно из них - признание изменения божественного мнения. Если они провозгласили, что они будут иметь силу, могущество, победу, а положение не соответствует тому, что они провозгласили, то они говорили: «Аллах всевышний изменил мнение об этом».

Второе - такийа. Они говорят обо всем, что хотят. Если же им скажут, что это неверно, покажут им ложность [их утверждения], то они говорят: «Мы сказали это исключительно из предосторожности», «Мы сделали это исключительно из предосторожности».

В признании допустимости имамата превзойденного при наличии достойнейшего ему последовала часть мутазилитов, среди них Джа'фар б. Мубашшир, Джа'фар б. Харб, Касир ан-Навва', последний - из числа «сторонников предания». Они говорили: «Имамат относится к религиозным делам. В нем не нуждаются для признания Аллаха всевышнего и его единобожия, ибо это достигается разумом. Однако в нем нуждаются для отправления правосудия, решения спора тяжущихся, защиты сирых и одиноких, сохранения целостности [ислама], прославления общины, ведения войны с врагами религии, чтобы у мусульман было единство, чтобы это дело не стало достоянием простого народа. Имамат не обусловливается тем, что имам должен быть достойнейшим из общины знанием, старшим по возрасту, самым благоразумным и мудрым, так как потребность удовлетворяется существованием превзойденного при наличии превосходящего и достойнейшего».

Часть суннитов склонилась к этому. Они даже допускали, что имамом может быть (человек), не достигший высшей ступени знаний, не сведущий в вопросах применения права самостоятельного решения. Однако вместе с ним должен быть кто-то из числа имеющих право самостоятельного решения, чтобы он мог справиться у него о постановлениях (закона), спросить его мнение о [142] дозволенном и запретном. В целом же он должен иметь твердое мнение и проницательный взгляд на события.

/161/ в) Салихиты и бутриты.

Салихиты - приверженцы ал-Хасана б. Салиха б. Хаййа, бутриты - приверженцы Касира ан-Навва' ал-Абтара 28. Они были согласны в учении. Их мнение об имамате подобно мнению сулайманитов, однако в отношении 'Усмана они колебались: верующий он или неверующий? Они говорили: «Когда мы слышим имеющиеся о нем предания, что он один из десяти, которым предвещен рай, мы говорим, что следует признать истинность его ислама, его веры и его пребывания среди обитателей рая. Когда же мы видим новшества, введенные им, как-то: его слепую преданность вскармливанию омейядов и марванитов, его самоуправство в делах, которые не соответствовали образу действия сподвижников Мухаммеда, - мы говорим, что следует признать его неверие. Поэтому мы не решаемся [судить] о нем, мы колеблемся относительно его состояния и предоставляем это самому мудрому из судей.

Что касается Али, то это - превосходнейший из людей после посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! - и достойнейший из них имамата. Однако он уступил им власть добровольно, предоставил им ее покорно и отказался от своего права охотно. Поэтому мы довольствуемся тем, чем довольствовались мусульмане, когда он уступил. Иное нам не дозволено. А если бы 'Али не согласился на это, то Абу Бакр был бы пропащим».

Это как раз те, кто допускал имамат превзойденного и отодвижение превосходящего и достойнейшего, если превосходящий был согласен на это.

Они говорили: «Кто из потомков ал-Хасана и ал-Хусайна - да будет доволен ими обоими Аллах! - обнажит свой меч, будучи знающим, набожным, отважным, тот и имам». Некоторые из них ставили условием [еще] красоту лица. У них была большая путаница относительно двух имамов. [Если] у обоих были эти условия, оба обнажили свои мечи, то обращают внимание на более достойного и более набожного. Если они равны друг другу, то обращают внимание на более твердого в суждении и благоразумного в повелении. Если же они равны между собой, противостоя друг другу, то дело оборачивается против них обоих, поиск возобновляется снова, имам [становится] руководимым, эмир - подчиненным. Если бы они были в двух странах, то каждый из них в отдельности уединился бы /162/ в своей стране, и повиновение в его народе было бы обязательным. И если бы один из них вынес решение противоположное тому, что решит другой, то каждый из них был бы прав, даже если бы было вынесено решение о дозволенности пролития крови другого имама.

В наше время большинство их - подражатели 29, не обращающиеся к самостоятельному суждению и толкованию. Что касается [143] «корней» (усул), то они шаг за шагом следуют мнению мутазилитов и почитают му'тазилитских имамов больше, чем имамов «семьи Пророка». Что касается «ветвей» (фуру), то они придерживаются учения Абу Ханифы, за исключением немногих вопросов, в которых они согласны с аш-Шафи 'и - да помилует его Аллах! - и с шиитами.

Авторитеты у зайдитов: Абу-л-Джаруд Зийад б. ал-Мунзир ал-'Абди, которого проклял Джа'фар б. Мухаммад ас-Садик - да будет доволен им Аллах! - ал-Хасан б. Салих б. Хайй, Мукатил б. Сулайман, миссионер (ад-да'-и) Насир ал-Хакк ал-Хасан б. 'Али б. ал-Хасан б. Зайд б. 'Умар б. ал-Хусайн б. 'Али, другой миссионер, властитель Табаристана ал-Хусайн б. Зайд б. Мухаммад б. Исма'ил б. ал-Хасан б. Зайд б. ал-Хасан б. 'Али, Мухаммад б. Наср.

3. Имамиты 30 - это те, кто признает имамат 'Али - да будет доволен им Аллах! - после Пророка - мир ему! - как ясное указание, как достоверное назначение не путем намека на [определенное] качество, а путем указания на него лично. Они говорили, что в религии и в исламе не было дела важнее, чем назначение имама, так чтобы, покидая этот мир, его душа была свободна от дел общины. Поскольку он послан именно для устранения разногласия и установления согласия, то он не должен покидать общину и оставлять их предоставленными самим себе, так чтобы каждый из них придерживался собственного мнения, каждый из них шел своим путем, не согласуясь в этом с другим. Нет, он должен определить человека, к которому следует обращаться, ясно указать на одного, которому следует доверять и на которого следует полагаться. И он действительно определил 'Али - да будет доволен им Аллах! - в одних местах намеком, в других местах ясным высказыванием.

/163/ Что касается его намеков, то, например, он послал Абу Бакра читать суру «Отречение» 31 перед людьми на собрании [в Мекке], но после него послал 'Али, чтобы он был чтецом перед ними, его уведомителем к ним, сказав: «Спустился ко мне Гавриил - мир ему! - и сказал: "Сообщит это человек от тебя"», или он сказал: «...от твоего рода». Это доказательство того, что он предпочел 'Али ему. Далее, в экспедиционные отряды он назначал военачальников над Абу Бакром, 'Умаром и другими сподвижниками Мухаммада: в один экспедиционный отряд он назначил военачальником над ними обоими 'Амра б. ал-'Аса, в другой - Усаму б. Зайда, в то время как над 'Али он никогда никого не ставил военачальником.

Что касается его ясных высказываний, то примером служит имевшее место в начальный период ислама, когда он сказал: «Кто присягнет мне своим имуществом?» - и собравшиеся присягнули ему. Затем он сказал: «Кто присягнет мне душой своей и станет моим душеприказчиком, наследником этого дела после [144] меня?» Но никто не присягнул ему, пока эмир верующих 'Али - да будет доволен им Аллах! - не протянул ему руку, присягнув ему душой своей. И тот отплатил за это сполна, так что курайшиты стали срамить Абу Талиба, говоря: «Он поставил начальником над тобой твоего сына!»

[Другим] примером служит то, что имело место в период совершенного ислама и упорядоченного положения, когда были ниспосланы слова Всевышнего: «О посланник! Передай, что ниспослано тебе от твоего Господа. А если ты [этого] не сделаешь, то ты не передашь его послание...» ( Коран V, 71) 32. Когда он прибыл к пруду Хумм, он приказал подмести под большими ветвистыми деревьями и призвать к общей молитве. Затем он - мир ему! - находясь на верблюжьих седлах, сказал: «Кому я был покровителем, тому 'Али покровитель. О боже! Будь покровителем тому, кто был его другом, будь врагом тому, кто был его врагом, помоги тому,; кто помог ему, оставь без поддержки того, кто его оставил без поддержки, и пусть он будет прав, где бы он ни находился! Разве я не сообщил [это] трижды?»

Имамиты утверждают, что это - явное указание, ибо, [говорили они], если мы вникнем, кому Пророк - да благословит его Аллах и да приветствует! - был покровителем и в каком смысле, то мы должны распространить это на 'Али - да будет доволен им Аллах! Ведь сподвижники Мухаммада поняли под этим назначением покровителем то, что понимаем мы, так что 'Умар, встретив [однажды] 'Али, сказал: «Будь счастлив, 'Али! Ты стал покровителем каждого верующего и каждой верующей».

Они говорили, что слова Пророка - мир ему: «Лучший из вас судья - 'Али» - есть ясное указание на имамат, ибо имамат не имеет значения, кроме как быть самым рассудительным судьей в любом случае, судьей для тяжущихся по любому делу. Таков смысл слов Аллаха всеславного и всевышнего: «Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь посланнику и достойнейшему власти /164/ среди вас» (Коран IV, 62). Они говорили, что достойнейший власти тот, кому принадлежит решение и суд, так что он вполне решает вопрос об управлении. Когда мухаджиры и ансары заспорили между собой, судьей в этом [деле] был именно он, эмир верующих 'Али, ане кто-либо другой. Подобно тому как Пророк - да благословит его Аллах и да приветствует! - для каждого из своих сподвижников определил его самое отличительное качество, сказав: «Лучший из вас знаток религиозных обязанностей - Зайд, лучший из вас чтец Корана - Убайй, лучший из вас знаток дозволенного и запретного - Му'аз», так и для 'Али он определил его самое отличительное качество, сказав: «Лучший [145] из вас судья - 'Али». Решение требует всякого знания, но не всякое знание требует решения.

От этой ступени имамиты перешли к злословию о старейших сподвижниках Мухаммада, пороча и обвиняя [их] в неверии, [упрекая их] по меньшей мере в несправедливости и враждебном образе действия. А между тем ясные указания Корана свидетельствовали об их справедливости и [бого] угодности их всех. Аллах всевышний сказал: «Был доволен Аллах верующими, когда они присягали тебе под деревом» (Коран XLVIII, 18) 33, а было их тогда тысяча четыреста. Восхваляя мухаджиров и ансаров и тех, кто последовал за ними в благодеянии - да будет доволен ими Аллах! - Аллах сказал: «А опередившие, первые из мухаджиров и ансаров и те, которые последовали за ними в благодеянии, - доволен ими Аллах, и они довольны им» (Коран IX, 101), «Аллах принял раскаяние пророка, мухаджиров и ансаров, которые последовали за ним в трудный час» (Коран IX, 118. В переподе И. Ю. Крачковского: «Аллах обратился (?) к пророку...»). И [еще] Всевышний сказал: «Обещал Аллах тем из вас, которые уверовали и творили благие деяния, что он оставит их преемниками на земле, как оставил тех, кто был до них» (Коран XXIV, 54). В этом - доказательство величия их почитания пред Аллахом всевышним, их достоинства и уважения пред посланником - да благословит его Аллах и да приветствует! - О, если бы я знал, как можно верующему злословить о них и приписывать им неверие! - Ведь Пророк - мир ему! - сказал: «Десять из моих сподвижников [будут] в раю: Абу Бакр, 'Умар, 'Усман, 'Али, Талха, аз-Зубайр, Са'д б. Аби Ваккас, Са’ид б. Зайд, 'Абд ар-Рахман б. 'Ауф, Абу 'Убайда б. ал-Джаррах». Кроме того, имеются предания о каждом /165/ из них в отдельности. И если о некоторых из них передают нечто [плохое], то следует поразмыслить, ибо многочисленны вымыслы рафидитов, многочисленны привнесения мухаддисов.

Далее, в определении имамов после ал-Хасана, ал-Хусайна и 'Али б. ал-Хусайна - да будет доволен ими Аллах! - имамиты не придерживались твердо единого мнения. Более того, их разногласия были многочисленнее разногласий всех сект, так что некто из них сказал, что собственно среди шиитов существует семьдесят с лишним сект из числа сект, упомянутых в предании, а остальные отошли от мусульманской общины. Имамиты согласны между собой относительно имамата и его перехода до Джа'фара б. Мухаммада ас-Садика - да будет доволен им Аллах! - но расходятся во мнениях относительно того из его сыновей, на которого ясно указано как на преемника, [146] поскольку у него было пять сыновей, а говорят, шесть: Мухаммед, Исхак, 'Абдаллах, Муса, Исма'ил и 'Али. Из них на ясное указание и назначение претендовали Мухаммад, 'Абдаллах, Муса и Исма'ил. Потом одни из них умерли, не оставив потомства, другие умерли, оставив потомство. Одни имамиты признали остановку (имамата), ожидание и возвращение (имамов), другие признали передачу и переходность (имамата), как будет рассказано об их разногласиях при упоминании секты за сектой.

Первоначально они придерживались учения своих имамов о «корнях» (веры). Потом, когда рассказы со слов их имамов стали противоречивыми и прошло много времени, каждая секта из них избрала какое-либо учение, и часть имамитов стала му 'тазилитами: ва’идитами или тафдилитами, часть - ахбаритами: антропоморфистами или салафитами 34. Кто сбился с (правильного) пути и заблудился, о том не заботится Аллах, на каком пути он погибнет.

а) Вакириты и джафариты-вакифиты 35 - приверженцы Мухаммада ал-Бакира б. 'Али Зайн ал-'Абидина и его сына Джа'фара ас-Садика. Они признавали имамат их обоих и их отца Зайн ал-Абидина, однако некоторые из них остановились на одном из двух, не переводя имамат на их потомков, другие - перевели. Мы выделили именно их как секту, а не (другие) шиитские секты, о которых мы упомянем, потому что часть шиитов, которые остановились на ал-Бакире, признав его возвращение, подобна тем, которые остановились, признав имамат /166/ Абу 'Абдаллаха Джа'фара б. Мухаммада ас-Садика. Последний отличался обширными знаниями в религии, совершенной образованностью в философии, полным отречением от мирских благ и полным воздержанием от вожделений. Некоторое время он жил в Медине, поучая тех, кто относил себя к его приверженцам, и изливая на своих друзей сокровенные знания. Затем он вступил в Ирак и некоторое время находился там. Он совершенно не вмешивался в имамат и никогда ни у кого не оспаривал халифат. Кто погрузился в море знания, тот не жаждет берега, кто поднялся на вершину истины, тот не боится спуска. Говорят, кто подружился с Аллахом, тот одичал без людей, а кто подружился с не-Аллахом, того похитил [дьявол] -искуситель.

Со стороны отца он принадлежал к пророческому родословному древу, а со стороны матери был в родстве с Абу Бакром ас-Сиддиком - да будет доволен им Аллах! Он отрекся от того, что приписывают ему некоторые «крайние», отказался от них (самих) и проклял их. Он отказался от особенностей учений рафидитов и их глупостей, как-то: признание сокрытия и возвращения (имамов), изменение божественного мнения, переселение душ, воплощение, антропоморфизм.

Однако после него шииты разделились. Каждый из них принял какое-либо учение и стремился распространить его среди [147] его приверженцев, приписывая это ему и связывая это с ним, хотя ас-саййид отказался от этого и от учения му'тазилитов, а также от предопределения. Вот его мнение о божественной воле: «Аллах всевышний что-то желает нам и чего-то желает от нас. То, что он желает нам, он держит в тайне от нас, а то чего он желает от нас, он открывает нам. Так как же мы можем заниматься тем, что он желает нам, вместо того, чего он желает от нас?»

А вот его мнение о предопределении. Это - промежуточное состояние: ни принуждение, ни предоставление свободы действия. Молясь, он обычно говорил: «О боже! Тебе принадлежит хвала, когда я повинуюсь тебе, и тебе принадлежит оправдание, если я ослушаюсь тебя. Творение благодеяния не принадлежит ни мне, ни другому, и оправдание злодеяния не принадлежит ни мне, ни другому».

Мы рассказываем о сектах, которые разошлись во мнениях относительно него, и перечисляем их, основываясь не на том, что они являются отделениями его приверженцев, а на том, что они возводят свой род к корню его (родословного) древа и ветвям его потомков. Пусть знают это!

б) Навуситы - последователи человека, которого называли Навусом, а говорят, они названы по имени селения Навуса 36. Они говорили, что ас-Садик еще жив, он ни за что не умрет, пока не явится, чтобы объявить о своей власти, он - ка'им, махди 37. С его слов они передавали, /167/ будто он сказал: «Даже если бы вы увидели мою голову, скатывающуюся с горы на вас, вы не должны верить, ибо я - ваш господин, владыка меча» 38. Абу Хамид аз-Заузани рассказал, что навуситы утверждали, что 'Али умер (Мата («умер») - так в издании У. Кьюретона. В издании М. Килани - бакин («вечен», «вечноживой») 39, но в день воскресения земля разверзнется из-за него, чтобы он наполнил мир справедливостью.

в) Афтахиты 40 признали переход имамата от ас-Садика к его сыну 'Абдаллаху ал-Афтаху - брату Исма'ила по отцу и по матери, а матерью их обоих была Фатима, дочь ал-Хусайна б. ал-Хасана б. 'Али. 'Абдаллах был старшим из детей ас-Садика. Они утверждали, что ас-Садик говорил: «Имамат принадлежит старшему из детей имама. Имам - тот, кто сядет на мое место», и именно он сел на его место. «Имама обмывает, благословляет, берет его перстень с печатью, предает [земле] только имам», и именно он взял на себя все это. Ас-Садик передал (имамат) на сохранение одному из своих приверженцев, приказав ему вручить его тому, кто потребует это от него, и избрать его имамом. Никто не потребовал его от него, кроме 'Абдаллаха, несмотря на то что после своего отца он прожил только семьдесят дней и умер, не оставив мужского потомства. [148]

г) Шумайтиты - последователи Йахйи б. Аби Шумайта 41. Они говорили, что Джа'фар сказал: «Имя вашего господина - имя вашего Пророка». Отец же его - да будет доволен ими обоими Аллах! - сказал ему: «У тебя родится сын, назови его моим именем, он - имам». Стало быть, имам после него - его сын Мухаммад.

д) Исма'илиты-вакифиты 42 говорили, что после Джа'фара имамом [стал] Исма'ил, на которого он ясно указал с согласия своих детей. Однако они разошлись во мнениях относительно его смерти при жизни его отца. Одни из них говорили, что он не умер, он только объявил о своей смерти из предосторожности перед аббасидскими халифами и что наместник ал-Мансура в Медине подтвердил акт [о смерти] и письменно засвидетельствовал это.

/168/ Другие говорили, что он действительно умер, указание [об имамате] не возвращается вспять, польза в указании - сохранение имамата в потомстве того, на кого ясно указано, исключая других, стало быть, имам после Исма'ила - Мухаммад б. Исма'ил. Этих (людей) называют мубаракитами 43.

Затем одни из них остановились на Мухаммаде б. Исма'иле и признали его возвращение после сокрытия. Другие вели имамат среди скрытых (имамов), а после них - среди видимых, ка'имов. Это - батиниты 44. Мы расскажем об их учениях отдельно. Учением только этой секты [является] остановка на (имамате) Исма'ила б. Джа'фара или Мухаммада б. Исма'ила. [Наиболее] известная секта среди исма'илитов - батиниты-талимиты, у которых отдельное учение.

е) Мусавиты и муфаддалиты 45 - одна секта, [последователи] которой признали имамат Мусы б. Джа'фара согласно ясному указанию на него по имени, поскольку ас-Садик - да будет доволен им Аллах! - сказал: «Ваш седьмой (имам) - ваш ка'им», по другим сведениям, он сказал: «Ваш господин - ваш ка'им, а именно - соименный герою Торы». Когда шииты увидели, что дети ас-Садика рассеялись: кто умер при жизни отца своего, не оставив потомка, кто не соглашался [признать] его смерть, кто прожил после его смерти малый срок, кто умер без потомства - а Муса был тем, кто взял на себя власть и исполнял ее после смерти своего отца, - они обратились к нему и объединились вокруг него, например ал-Муфаддал б. 'Умар, Зурара б. А'йан, 'Аммар ас-Сабати 46.

Со слов ас-Садика - да будет доволен им Аллах! - мусавиты передают, что он сказал одному из своих приверженцев: «Сосчитай дни». Тот сосчитал их, [начиная] от воскресенья, пока не дошел до субботы. Ас-Садик сказал ему: «Сколько ты насчитал?» Тот сказал: «Семь». И тогда Джа'фар сказал: «Суббота суббот, солнце веков, свет месяцев есть тот, кто не развлекается и не забавляется, это - ваш седьмой (имам), вот ваш ка'им», [149] и он показал на своего сына Мусу ал-Казима. Он сказал о нем еще, что тот подобен Иисусу - мир ему!

Затем, когда Муса выступил и провозгласил имамат, Харун ар-Рашид велел доставить его из Медины и держал в заключении у 'Исы /169/ б. Джа'фара. Затем он отправил его в Багдад и держал в заключении у ас-Синди б. Шахика. Говорят, что Йахйа б. Халид б. Бармак отравил его, положив яд в свежие финики. Так он убил его, когда тот был в заключении. Потом он был извлечен и погребен на курайшитском кладбище в Багдаде.

После его смерти шииты разошлись во мнениях. Одни из них колебались в отношении его смерти и говорили: «Мы не знаем, умер он или не умер». Их назвали мамтуритами - так прозвал их 'Али б. Исма'ил, сказавший: «Вы не что иное, как промокшие под дождем (мамтура) собаки». Другие признали его смерть, и их назвали кат^итами. Третьи остановились на нем, говоря, что он не умер, он выступит после сокрытия, - их назвали вакифитами 47.

ж) Исна'ашариты («дюжинники») 48. Те, которые признали смерть Мусы ал-Казима б. Джа'фара ас-Садика и были названы кат'итами, повели имамат после него в его потомстве. Они говорили: «После Мусы ал-Казима имамом [был] его сын 'Али ар-Рида, могила которого в Тусе. Затем после него - Мухаммад ат-Таки, также ал-Джавад, который [похоронен] на курайшитском кладбище в Багдаде. Затем после него - 'Али б. Мухаммад ан-Наки, могила которого в Кумме. После него - ал-Хасан ал- 'Аскари аз-Заки, а после него - его сын Мухаммад, ал-ка'им, который [находится] в Самарре, двенадцатый (имам)». Таков путь исна'-ашаритов в наше время. Однако необходимо упомянуть об имевших место разногласиях относительно каждого из двенадцати (имамов) и о спорах, которые происходили между ними и их родными и двоюродными братьями, с тем чтобы не ускользнуло от нас какое-либо учение, не упомянутое нами, и какое-либо мнение, не приведенное нами.

Знай, что часть шиитов признала имамат Ахмада б. Мусы б. Джа'фара, а не его брата 'Али ар-Риды. Кто признал 'Али, сначала сомневался относительно Мухаммада б. 'Али, так как, когда умер его отец, он был еще малолетним, не имевшим права на имамат, не имевшим знания о путях его [исполнения] . Часть (шиитов) придерживалась его имамата, но после его смерти они также разошлись во мнениях. Одни признали имамат /170/ Мусы б. Мухаммада, другие признали имамат 'Али б. Мухаммада, говоря, что это - ал- 'Аскари. После его смерти они опять разошлись во мнениях. Одни признали имамат Джа'фара б. 'Али, другие признали имамат Мухаммада б. 'Али, третьи признали имамат ал-Хасана б. 'Али. У них был предводитель, которого звали 'Али, сын такого-то, ат-Тахин. Будучи теологом, он усилил доводы Джа'фара б. 'Али и склонил к нему людей. [150]

Ему помогал Фарис б. Хатим б. Махуйа (Махавайхи?). Дело в том, что, когда 'Али уже умер и после него остался ал-Хасан ал-'Аскари, они сказали: «Мы испытали ал-Хасана и не нашли у него знания». Тех, кто признал имамат ал-Хасана, они прозвали химаритами («ослятниками»). После смерти ал-Хасана они укрепили дело Джа'фара. В качестве доказательства они ссылались на то, что ал-Хасан умер без преемника, стало быть, его имамат стал недействительным, так как он не оставил потомка, а имам не может умереть, не имея преемника и потомка. Джа'фар же овладел наследством ал-Хасана после того, как изъявил на него притязания, и сделал он это из-за беременности его наложниц и других. Дело его стало известным правителю и подданным, знатным и простым людям. Мнения тех, кто признал имамат ал-Хасана, разошлись, и они распались на множество группировок. Эта секта твердо придерживалась имамата Джа'фара, и многие из тех, кто признал имамат ал-Хасана, обратились к ним. Среди них ал-Хасан б. 'Али б. Фаддал - один из самых именитых их приверженцев и факихов, знаток фикха и хадисов 49, После Джа'фара они признали 'Али б. Джа'фара и Фатиму, дочь 'Али, сестру Джа'фара. Некоторые признали имамат 'Али б. Джа'фара, исключая госпожу Фатиму. Затем после смерти Али и Фатимы среди них возникло множество разногласий. Некоторые из них, как Абу-л-Хаттаб ал-Асади, проявляли чрезмерность в отношении имамата.

Что касается тех, кто признал имамат ал-Хасана, то после его смерти они распались на одиннадцать 50 сект. У них нет известных прозваний, но мы изложим их мнения.

Первая секта утверждала, что ал-Хасан не умер, ведь он - ка'им, он не может умереть, явно не имея потомства, потому что земля не может быть без имама. «Нам достоверно известно,- [говорили они], - что ка'им будет дважды в сокрытии, это - одно из двух сокрытий, он явится и будет признан, затем скроется во второй раз».

Вторая (секта) утверждала, что ал-Хасан умер, однако он воскреснет, ведь он - ка'им. «Так как мы считаем, - [говорили они], - что ка'им означает воскресение после смерти, то мы признаем смерть ал-Хасана и не сомневаемся в ней, у него нет потомства, стало быть, он должен воскреснуть после смерти».

/171/ Третья (секта) утверждала, что ал-Хасан действительно умер, оставив завещание своему брату Джа'фару, и имамат вернулся к Джа'фару.

Четвертая (секта) утверждала, что ал-Хасан действительно умер, имамом является Джа'фар. «Мы ошиблись, - [говорили они], - признав имамом ал-Хасана, так как он не был имамом. Когда же он умер, не оставив потомства, нам стало ясно, что Джа'фар был прав в своем притязании, а ал-Хасан притязал несправедливо». [151]

Пятая (секта) утверждала, что ал-Хасан действительно умер, и мы ошиблись, признав его, ибо имамом был Мухаммад б. Али - брат ал-Хасана и Джа'фара. Когда мы увидели откровенную порочность Джа'фара и узнали, что ал-Хасан находился в подобном состоянии, только скрываясь, то мы поняли, что оба они не были имамами. И тогда мы обратились к Мухаммеду, нашли, что у него есть потомок, и признали, что имамом был именно он, а не его братья».

Шестая (секта) утверждала, что у ал-Хасана был сын и дело обстояло не так, как они изложили, будто он умер, не оставив потомства. Напротив, у него есть ребенок, родившийся за два года до кончины своего отца, но он скрылся, опасаясь Джа'фара и других врагов. Имя его - Мухаммад, он - имам, ка'им, худжжа 51, ожидаемый.

Седьмая (секта) утверждала, что у него есть сын, но родился он через восемь месяцев после смерти своего отца. Мнение тех, кто утверждал, что он умер, уже имея сына, ложно, ибо, если бы это было так, это не скрылось бы, нельзя оспаривать очевидное. Восьмая (секта) утверждала, что кончина ал-Хасана достоверна, что у него достоверно нет ребенка и что ложно утверждение относительно беременности его наложницы. Стало быть, верно, что после ал-Хасана не существует имама, ведь разумом допустимо, что Аллах лишил обитателей земли худжжи за их непослушание. Это - промежуток времени, в течение которого нет имама, и в настоящее время земля лишена худжжи, подобно тому как был промежуток времени [без пророка] до выступления Мухаммада - да благословит его Аллах и да приветствует! - с пророческой миссией.

Девятая (секта) утверждала, что ал-Хасан действительно умер, его смерть достоверна. «Между тем среди людей возникли эти разногласия, и мы не знаем, как обстоит дело. Мы не сомневаемся, что от него действительно родился сын, но мы не знаем, до его смерти или после его смерти. Мы достоверно знаем только, что земля не лишена худжжи, это - скрытый преемник, и мы признаем его покровителем и следуем за его именем, пока не явится он в облике своем».

/172/ Десятая (секта) утверждала: «Мы знаем, что ал-Хасан действительно умер, людям же необходим имам, стало быть, земля не лишена худжжи. Но мы не знаем, из его ли он потомства или из потомства другого».

Одиннадцатая (секта) воздерживалась от взаимного обвинения в заблуждении. Они говорили: «Мы не знаем наверняка действительное положение, однако мы верим в Благоугодного 52 и признаем его имамат. Ло каждому вопросу, в отношении которого шииты разошлись, мы воздерживаемся [судить] до тех пор, пока Аллах не явит худжжу. Он явится в облике своем, и не усомнится в его имамате тот, кто увидит его. Нет нужды [152] ни в пророческом чуде, ни в чуде, совершенном святым, ни в доказательстве: его чудо [состоит в том, что] все люди последуют за ним без споров и промедления».

Все эти одиннадцать сект признали каждого [из их имамов] в отдельности, затем признали всех их вместе.

Удивительно, что они говорили: «Сокрытие уже продолжается двести пятьдесят с лишним лет, а наш владыка сказал: "Если выступит ка'им, уже будучи сорокалетним, то он не есть ваш владыка". Мы не знаем, каким образом двести пятьдесят с лишним лет истекают за сорок лет». Когда же у этих людей спрашивали о продолжительности сокрытия, какой она представляется, они говорили: «А разве [пророки] Хидр и Илйас - мир им обоим! - не прожили в этом мире тысячи лет, не нуждаясь в пище и питье? Так почему же не допустить это в отношении одного из рода Пророка?» Им говорили: «При этом вашем разногласии как вы можете притязать на сокрытие? Ведь Хидр - мир ему! - не был обременен ответственностью за общину, а имам у вас - поручитель, ответственный за ведение по правильному пути и справедливость. И община обязана быть руководимой им и поступать согласно его образу действия. Но как же быть руководимой тем, кто невидим?»

Из-за этого имамиты, растерянно блуждая, стали придерживаться 'адлитов в отношении основ (веры), а в отношении божественных атрибутов - антропоморфистов. Между ахбаритами из них и каламитами 53 - меч и [взаимное] обвинение в неверии. Равным образом между тафдилитами и ва'идитами - борьба и (взаимное) обвинение в заблуждении. - Да защитит нас Аллах от замешательства!

Удивительно, что признающие имамат ожидаемого (имама), несмотря на это огромное противоречие, которое я разъяснил, /173/ не стыдясь приписывают ему понятия божественности и истолковывают применительно к нему слова Всевышнего: «И скажи: "Действуйте, и увидит ваше дело Аллах и посланник его и верующие! И будете вы возвращены к ведающему скрытое и явное"» (Коран IX, 106). Они говорили, что он и есть ожидаемый имам, к которому нисходит знание смертного часа. Они утверждают, что он не скрыт от нас, он известит нас о нашем положении, когда от людей потребуют отчета в пустых суждениях и мимолетных, лишенных здравого смысла словах.

Я обошел уже все те места свиданий,
    заставив мой взор блуждать по тем следам.
Но не увидел я ничего, кроме кладущего в растерянности руку
    на подбородок или в раскаянии скрежещущего зубами.

Имена двенадцати имамов у имамитов: ал-Муртада, ал-Муджтаба, аш-Шахид, ас-Саджжад, ал-Бакир, ас-Садик, ал-Казим, [153] ар-Рида, ат-Таки, ан-Наки, аз-Заки, ал-Худжжа ал-Ка'им ал-Мунтазар 54.

4. «Крайние» (шииты) 55. Это - те, которые проявляли чрезмерность в отношении своих имамов настолько, что выводили их за пределы естественности и судили о них понятиями божественности. То они сравнивали кого-нибудь из имамов с богом, то сравнивали бога с людьми, впадая в две крайности - преувеличение (человека) и умаление (бога). Их сравнения возникли именно из учений хулулитов, учений танасухитов, учений иудеев и христиан, так как иудеи сравнивали Творца с людьми, а христиане сравнивали людей с Творцом. И эти сравнения овладели умами «крайних» шиитов настолько, что они судили о некоторых имамах понятиями божественности. Антропоморфизм по существу и по форме был среди шиитов, и только после этого он повторился у некоторых суннитов. Среди шиитов утвердился [также] му'тазилизм, когда они увидели, что последний ближе к разумному и дальше от антропоморфизма и воплощения.

Ересь «крайних» шиитов заключена в четырех [догматах] : антропоморфизм, изменение божественного мнения, возвращение (имамов) и переселение душ.

У них /174/ [разные] прозвища, в каждом округе - прозвище. Так, в Исфахане их называют хуррамитами и кузитами, в Рее - маздакитами и сунбадитами, в Азербайджане - дакулитами, в одном месте - мухаммиритами, в Мавераннахре - мубаййидитами 56.

Их одиннадцать сект.

а) Сабаиты - приверженцы 'Абдаллаха б. Саба 57, который сказал 'Али - да возвеличит его Аллах: «Ты есть ты», то есть: «Ты - бог», [за что] тот изгнал его в ал-Мада'ин. Утверждали, что он был иудеем, затем принял ислам. Будучи еще иудеем, он говорил о Йуша' б. Нуне, исполнителе духовного завещания Моисея - мир им обоим! - подобное тому, что он сказал об 'Али - да будет доволен им Аллах! Он - первый, кто выразил мнение об имамате 'Али - да будет доволен им Аллах! - как божественном установлении. Из этого разветвились секты «крайних» (шиитов).

Он утверждал, что 'Али жив, не умер, в нем - божественная частица, его нельзя захватить, это - тот, кто приходит в облаках, гром - голос его, молния - улыбка его. Он спустится на землю после этого, чтобы наполнить ее справедливостью, как она наполнена [теперь] несправедливостью.

Это мнение Ибн Саба' выразил только после кончины 'Али - да будет доволен им Аллах! Вокруг него объединилась группа людей. Это [была] первая секта, которая признала ожидание, сокрытие и возвращение (имамов). Она признала последовательный переход божественной частицы в имамов после 'Али - да будет доволен им Аллах! Это понятие из тех, которые знали [154] сподвижники Мухаммеда, хотя они придерживались противоположного тому, что подразумевал он. Так, 'Умар б. ал-Хаттаб - да будет доволен им Аллах! - сказал об 'Али, когда тому выбили глаз острием [меча] в святыне и эта история стала известна ему: «Что я должен сказать о деснице Аллаха? Она вырвала глаз в святыне Аллаха» . 'Умар применил к нему имя божественности, когда узнал от него об этом.

б) Камилиты - приверженцы Абу Камила 58, который считал неверующими всех сподвижников Мухаммада за их отказ присягнуть 'Али - да будет доволен им Аллах! Он порицал также 'Али за отказ от притязаний на свои права и не прощал ему уклонение [от борьбы], говоря, что тот должен был выступить и предъявить (свои) права. При этом он проявлял чрезмерность в отношении него. Он говорил, [что] имамат есть свет, который

последовательно переходит от одного лица к другому. /175/ В одном лице этот свет является пророчеством, в другом - имаматом, а иногда имамат при последовательном переходе становится пророчеством. Он признавал переселение душ со смертью.

Все «крайние» (шииты), несмотря на их подразделения, согласны в отношении переселения душ и воплощения. Переселение душ было учением (какой-нибудь) секты в каждой (религиозной) общине: его встретишь среди магов-маздакитов, индусов-брахманов, философов, сабиев. Они придерживались учения, что Аллах всевышний существует в любом месте, говорит на любом языке, является в любом человеческом облике, а это означает воплощение. Воплощение иногда бывает частичным, иногда - полным. Что касается частичного воплощения, то это подобно сиянию солнца в окне или солнечному блику в кристаллах. Что касается полного воплощения, то это подобно появлению ангела в человеческом облике или дьявола - в животном.

Ступеней переселения душ четыре: ан-насх («изменение»), ал-масх («превращение»), ал-фасх («расторжение») и аррасх («укоренение»). Подробное изложение этого последует при упоминании их сект из числа магов. Высшая ступень - ступень ангельства или пророчества, низшая ступень - дьявольство или джиннство.

Этот Абу Камил признавал переселение душ внешне, без разъяснения их учения.

в) Илба'иты - приверженцы ал-'Илба'а б. Зарра'а ад-Дуси, некоторые говорили: ал-Асади 59. Он предпочитал 'Али Пророку - да благословит его Аллах и да приветствует! - и утверждал, что именно он, то есть 'Али, послал Мухаммада (с пророческой миссией). Он называл его богом. Он порочил Мухаммада - да благословит его Аллах и да приветствует! - и утверждал, что тот был послан объявить 'Али властителем, а объявил себя. [Последователей] этой секты называют заммитами.

Одни из них, признавая божественность их обоих, отдают [155] предпочтение 'Али в отношении определений божественности. Их называют 'айнитами.

Другие, признавая божественность их обоих, предпочитают Мухаммада в отношении божественности. Их называют мимитами

Некоторые из них признали божественность пяти лиц - «обладателей священного покрывала»: Мухаммада, 'Али, Фатимы, ал-Хасана и ал-Хусайна. Они говорили: «Эти пятеро суть единая вещь, божественный дух воплощается в них одинаково - ни один из них не имеет превосходства /176/ над другим». Они не желали произносить [имя] Фатимы в женском роде, а говорили Фатим без [конечного] ха. Один из их поэтов сказал об этом:

Я избрал покровителями в вере после Аллаха пятерых:
Пророка, двух его внуков, шайха и Фатима.

г) Мугириты - приверженцы ал-Мугиры б. Са'ида ал- 'Иджли 60, который утверждал, что после Мухаммада б. 'Али б. ал-Хусайна имамат принадлежит Мухаммаду ан-Нафс аз-Закийа б. 'Абдаллаху б. ал-Хасану б. ал-Хасану, восставшему в Медине. Он утверждал, что тот жив, не умер.

Будучи вольноотпущенным (маула) Халида б. 'Абдаллаха ал-Касри, ал-Мугира объявил свои притязания на имамат после имама Мухаммада, /177/ а после этого объявил свои притязания на пророчество. Он считал дозволенными запреты и высказывал в отношении 'Али - да будет доволен им Аллах! - крайности, в которые не верит разумный (человек). К этому он добавил признание антропоморфизма, говоря, что Аллах всевышний имеет облик и тело, обладает членами подобно буквам алфавита, по своему облику он подобен человеку из света, на голове его корона из света, у него есть сердце, из которого вытекает мудрость. Он утверждал, что, когда Аллах всевышний пожелал сотворить мир, он произнес величайшее имя. Оно взлетело, потом опустилось на его голову короной. Это, по его мнению, [заключено] в его словах: «Хвали же высочайшее имя господа твоего, который сотворил и соразмерил...» (Коран LXXXVII, 1 - 2). Затем он посмотрел на деяния людей, которые он уже записал на ладони своей, и разгневался из-за [их] непослушания. Он вспотел, и из его пота образовалось два моря: одно из них соленое, другое пресное. Соленое - темное, а пресное - светлое. Затем он посмотрел в светлое море и увидел свою тень. Он вынул лучшую часть своей тени и сотворил из нее солнце и луну, а остаток своей тени он уничтожил, сказав: «Вместе со мной не должно быть бога, кроме меня». Затем он сотворил из Двух морей все сотворенное. Верующие были сотворены из светлого моря, а неверующие были сотворены из темного моря. И сотворил он тени людей. Первое, что он сотворил до сотворения [156] теней всех [людей], - это тень Мухаммеда - благословение а мир ему! - и тень 'Али. Затем он предложил небесам, земле и горам взять на себя поручительство, а именно препятствовать 'Али б. Аби Талибу в имамате, но они отказались от этого. Тогда он предложил это людям, и 'Умар б. ал-Хаттаб повелел Абу Бакру взять на себя препятствование 'Али в этом, гарантируя, что будет содействовать ему в измене 'Али при условии, что он определит ему халифат после себя. Абу Бакр согласился на это, и оба откровенно приступили к чинению препятствий. Это [заключено] в словах Всевышнего: «...и взял человек на себя поручительство, - ведь он был обидчиком, неведающим...» (Коран XXXIII, 72. Ал-амана здесь следует понимать, видимо, как «поручительство», а не «залог». И. Ю. Крачковский в пояснении к атому стиху добавил, что ал-амана обыкновенно понимается как «вера» в Аллаха). Ал-Мугира утверждал, что касательно 'Умара ниспосланы слова Всевышнего: «Наподобие сатаны: вот он сказал человеку: "Будь неверным!" А когда тот стал неверным, он сказал: "Я отрекаюсь от тебя"» (Коран LIX, 16).

После убийства ал-Мугиры его приверженцы разошлись во мнениях. Одни из них признали его ожидание и возвращение, другие признали ожидание имамата Мухаммеда, как признавал он сам его ожидание. Ал-Мугира признал [сначала] имамат Абу

Джа'фара Мухаммада б. /178/ 'Али - да будет доволен ими обоими Аллах! - затем проявил чрезмерность в отношении него и признал его божественность. Тогда ал-Бакир отрекся от него и проклял его. Между тем ал-Мугира сказал своим приверженцам: «Ожидайте его, ибо он вернется, Гавриил и Михаил присягнут ему в Ка'бе» 61. Он утверждал, что тот воскресит мертвых.

д) Мансуриты - приверженцы Абу Мансура ал-'Иджли 62. Этот сначала относил свое происхождение к Абу Джа'фару Мухаммаду б. 'Али ал-Бакиру. Когда же ал-Бакир отрекся от него и прогнал его, он стал утверждать, что он сам имам, и призвал людей признать его. Когда ал-Бакир скончался, он сказал: «Имамат перешел ко мне» - и объявил об этом. Часть мансуритов выступила в Куфе среди киндитов. /179/ Йусуф б. Умар ас-Сакафи, наместник Ирака в период (правления) Хишама б. 'Абд ал-Малика, узнав историю о нем и порочность его призыва, схватил его и распял.

Абу Мансур ал-'Иджли утверждал, что 'Али - да будет доволен им Аллах! - упавший кусок неба 63. Иногда он говорил, что упавший кусок неба - это Аллах всевышний. Объявив свои претензии на имамат, он утверждал, что он был вознесен на небо и увидел [там] своего бога, который сказал ему, прикоснувшись своей рукой к его голове: «Сын мой, сойди вниз и возвести обо мне». Затем он спустил его на землю, так что он - упавший кусок неба. [157]

Он утверждал также, что посланники никогда не прекратятся, посланничество не прекращается. Он утверждал, что рай - человек, с которым нам велено дружить, это - имам времени, а ад - человек, с которым нам велено враждовать, это - враг имама. Все запреты он толковал как имена людей, с которыми Аллах всевышний повелел нам враждовать, а все (религиозные) предписания толковал как имена людей, с которыми Аллах повелел нам дружить. Своим приверженцам он позволял убивать своих противников, забирать их имущество, бесчестить их женщин. Это одна из сект хуррамитов. Согласуя (религиозные) предписания и запреты с именами людей, они стремились лишь к тому, чтобы сбросить (религиозные) обязанности с тех и избавить от обращения к богу тех, кто постиг и познал такого человека, так как он попал в рай и достиг совершенства.

К новшествам ал-'Иджли относится его высказывание, что первым Аллах всевышний сотворил Иисуса, сына Марии - мир ему! - затем 'Али б. Аби Талиба - да возвеличит его Аллах! е) Хаттабиты - приверженцы Абу-л-Хаттаба Мухаммада б. Аби Зайнаба ал-Асади ал-Аджда'а, маула асадитов 64. Этот относил свое происхождение к Абу 'Абдаллаху Джа'фару б. Мухаммаду ас-Садику - да будет доволен им Аллах! Когда ас-Садик узнал о его ложном преувеличении в отношении него, он отрекся от него и проклял его. И своим приверженцам приказал отречься от него. Он проявил в этом настойчивость и употребил все усилия в отречении от него и в проклятии его. Когда же он отмежевался от него, тот объявил свои притязания на имамат.

Абу-л-Хаттаб утверждал, что имамы суть пророки, затем - божества. Он признал божественность Джа'фара б. Мухаммада и божественность его предков - да будет доволен ими Аллах! - которые суть сыновья Аллаха и его любимцы. Божественность - свет в порочестве, а пророчество - свет /180/ в имамате. Мир не бывает лишенным этих знаков и света. Он утверждал, что Джа'фар - это бог в свое время, не тот познаваемый чувствами, которого они видят. Но когда он сошел в этот мир, он принял тот облик, в котором и увидели его люди.

Когда 'Иса б. Муса, военачальник ал-Мансура, узнал о его гнусном притязании, он убил его в солончаках Куфы. После его [смерти] хаттабиты распались на секты.

Одна секта утверждала, что после Абу-л-Хаттаба имамом является человек по имени Ма'мар. Они веровали в него, как веровали в Абу-л-Хаттаба. Они утверждали, что мир не исчезнет, что рай есть добро, наслаждение и благополучие, которые выпадают на долю людей, а ад есть зло, трудности и бедствия, которые постигают людей. Они считали дозволенными вино, прелюбодеяние и прочие запреты и исповедовали пренебрежение молитвой и религиозными предписаниями. [Последователей] этой секты называют мамаритами 65. [158]

(Другая) секта утверждала, что после Абу-л-Хаттаба имамом является Базиг. Последний же утверждал, что Джа'фар - бог, то есть бог явился людям в его облике.Он утверждал [также] , что каждому верующему дано откровение от Аллаха, и [в этом смысле] толковал слова Аллаха всевышнего: «Не придется душе уверовать, иначе как с соизволения Аллаха» (Коран X, 100), то есть благодаря откровению от Аллаха. В таком же смысле он толковал слова Всевышнего: «И внушал господь твой пчеле...» (Коран XVI, 70). Он утверждал, что среди его приверженцев есть такой, кто достойнее (архангелов) Гавриила и Михаила, и что если человек достиг совершенства, то о нем не говорят, что он умер, а когда один из них достигал конца, говорили: он вернулся в царствие (небесное). Все они притязали на лицезрение своих умерших и утверждали, что видят их по утрам и вечерам. [Последователей] этой секты называют базигитами 66.

(Третья) секта утверждала, что после Абу-л-Хаттаба имамом является 'Умайр б. Байан ал- 'Иджли. Они придерживались того же мнения, что и первая секта, но признавали, что они умрут. Между тем они поставили в Кунасе Куфы шатер, в котором они собирались для поклонения ас-Садику - да будет доволен им Аллах! Сведения о них были представлены Йазиду б. 'Умару б. Хубайре, и тот схватил 'Умайра и распял его в Кунасе Куфы. [Последователей] этой секты называют 'иджлитами, а также 'умайритами 67.

/181/ (Четвертая) секта утверждала, что после Абу-л-Хаттаба имамом является Муфаддал ас-Сайрафи. Они признавали господство Джа'фара, исключая его пророчество и посланничество. [Последователей] этой секты называют муфаддалитами 68.

Джа'фар б. Мухаммад ас-Садик - да будет доволен им Аллах! - отрекся от всех этих людей, прогнал и проклял их, ибо все они растеряны, сбившиеся с пути, несведущие в положении имамов, заблудшие.

ж) Каййалиты - последователи Ахмада ал-Каййала 69, бывшего эмиссаром одного из семьи пророка Мухаммада после Джа'фара б. Мухаммада ас-Садика, которого он считал скрытым имамом.

Вероятно, он слышал ученые речи, но смешал их со своим ошибочным суждением и своими негодными понятиями и по каждому разделу знания создал мнение на неслыханном и абсурдном основании. По некоторым предметам он иногда спорил с ал-Хасаном.

Когда (имамы) узнали о его ереси, они отреклись от него, прокляли его и приказали своим приверженцам покинуть его и отказаться от общения с ним. Когда же ал-Каййал узнал об этом, [159] он стал призывать к себе и объявил притязания, во-первых, на имамат, а во-вторых, на то, что он - ка'им.

Согласно его учению, каждый, кто сообразует небесные сферы с душами и в состоянии разъяснить пути обоих миров - имеются в виду мир небесных сфер, а это - вышний мир, и мир душ, а это - низший мир, - есть имам. Каждый, кто определяет целое в его сущности и в состоянии разъяснить всякое общее в его определенном, частном предмете, есть ка'им. Ни в какие времена не существовало никого, кто мог бы определить это, кроме Ахмада ал-Каййала, стало быть, он - ка'им.

Лишь те, кто был с ним в родстве, сначала приняли его (Кабилаху («приняли его») - так в издании У. Кьюретона. В издании М. Килани - каталаху («убили его») с этой его ересью, что он имам, затем ка'им. От его учения о мире остались арабские и персидские сочинения, все они фальшивы, отвергнуты (религиозным) законом и разумом.

Ал-Каййал говорил, что существует три мира: высший мир, низший мир и человеческий мир. В высшем мире он установил пять мест. Первое: главное место, это - свободное место, /182/ в котором не обитает существующее и которым не управляет духовное, но которое охватывает все. Трон, значащийся в религиозном законе, есть обозначение этого. Под ним - место высшей души, под ним - место разумной души, [под ним - место животной души] (Эта часть фразы пропущена в издании М. Килани и восстановлена по изданию У. Кьюретона и по рукописи (л. 86а), под ним - место человеческой души.

Он говорил, что человеческая душа захотела подняться в мир высшей души, она поднялась и пересекла два места - имеются в виду [место души] животной и [место души] разумной. Но когда она была уже близка к достижению мира высшей души, она устала и утомилась, растерялась и загнила, состояние ее частиц ухудшилось, и она была спущена в низший мир. И прошли над ней круговороты и круговращения, она же пребывала в том состоянии загнивания и изменения к худшему. Затем разлилась на нее высшая душа и излила на нее частицу своего света. Так возникли строения в этом мире, возникли небеса, земля, сложные соединения из минералов, растения, животные и человек. В этих строениях она проходит испытания - то радостно, то горестно, то весело, то печально, то благополучно и невредимо, то в беде и горе, пока не явится ка'им и не вернет ее в состояние совершенства. Строения распадутся, противоположности исчезнут, духовное одержит верх над телесным. И тем ка'имом будет не кто иной, как Ахмад ал-Каййал.

Он доказывал предназначение своей сущности [доводом] самым слабым, какой только можно себе представить, и самым беспомощным, какой только возможен, а именно что имя Ахмад [160] соответствует четырем мирам. Алиф в его имени соответствует высшей душе, ха соответствует разумной душе, мим соответствует животной душе, даль соответствует человеческой душе. «Эти четыре мира, - говорил он, - суть начала и стихии. Что касается главного места, то в нем нет бытия совсем».

Он установил соответствия между вышними мирами и низшим, телесным миром. Он говорил, что небо пусто и оно соответствует главному месту, под ним - огонь, под ним - воздух, под ним - земля, под ней - вода. Эти четыре стихии соответствуют четырем мирам.

Он говорил далее, что человек соответствует огню, птица соответствует воздуху, животное соответствует земле, рыба соответствует воде. Так, в этом смысле он сделал положение воды самым низким из местоположений, а рыбу - самым низменным из сложных соединений.

/183/ Затем он сопоставил человеческий мир, который является одним из трех (миров), а именно миром душ, со сферами первых двух миров - духовного и телесного. По его мнению, в этом мире пять составных чувств.

Слух соответствует главному месту, так как он пустой, и соответствует небу.

Зрение соответствует высшей душе духовного (мира) и соответствует огню телесного (мира), а в нем главное - человек, ибо человек связан с огнем.

Обоняние соответствует разумной (душе) духовного (мира) и воздуху телесного (мира), ибо обоняние приобретает запах от воздуха и вдыхает [его] .

Вкус соответствует животной (душе) духовного (мира) и земле телесного мира - животное связано с землей, а пища - с животным.

Осязание соответствует человеческой (душе) духовного (мира) и воде телесного (мира) - рыба связана с водой, а осязание с рыбой. Иногда он толковал осязание иносказательно (Би-л-кинайа - так в издании У. Кьюретона. В издании М. Килани - би-л-китаба (?)).

Далее, он говорил, что Ахмад есть алиф, ха, мим, даль и соответствует двум мирам.

Что касается соответствия вышнему, духовному миру, то мы уже рассказали об этом.

Что касается соответствия нижнему, телесному миру, то алиф указывает на человека, ха - на животного, мим - на птицу, даль - на рыбу. Алиф прямизной стати подобен человеку, ха подобна животному, потому что она искривлена, перевернута и потому что с нее начинается имя хайван («животное»), мим подобен голове птицы, а даль - хвосту рыбы.

Далее, он говорил, что Создатель всевышний сотворил человека [161] именно в виде имени Ахмад: фигура подобна алифу, две руки подобны ха, живот подобен миму, две ноги подобны далю.

Удивительно: по его словам, пророки суть предводители подражателей, а подражатели слепы, ка'им - предводитель разумеющих, а разумеющие - рассудительные люди, и получают они знания именно путем сопоставления небесных сфер и душ.

/184/ Сопоставление, подобное тому, о котором ты слышал одно из самых презренных учений и одно из самых слабых сопоставлений. Разумный (человек) считает недозволенным даже слышать это, так как же он согласится признать это?!

Удивительнее всего этого его порочные толкования (Корана), его сопоставления предписаний религиозного закона и религиозных постановлений с существующими вещами мира небесных сфер и мира душ, его притязания на то, что он самостоятелен в этом. Как он может быть правым в этом? Ведь многие ученые люди раньше его изложили это, [причем] не таким фальшивым образом, как изложил ал-Каййал. А отнесение им весов (справедливости) к обоим мирам, (правильного) пути 70 - к себе, рая - к достижению его умения проникать в суть вещей, ада - к достижению противоположного этому?! И коли корни его знания были такими, как мы рассказали, то вникни, как обстоит дело с ветвями. з) Хишамиты - приверженцы двух Хишамов: Хишама б. ал-Хакама, создателя учения об антропоморфизме, и Хишама б. Салима ал-Джавалики, который подражал ему в антропоморфизме 71.

Хишам б. ал-Хакам был одним из шиитских теологов, между ним и Абу-л-Хузайлом происходили диспуты по теологии, в том числе об антропоморфизме, о зависимости знания Создателя всевышнего.

Ибн ар-Раванди передал со слов Хишама, что между его божеством и телами существует каким-то образом какое-то сходство, а если бы этого не было, то они не указывали бы на него.

Ал-Ка'би передал с его слов, что бог есть тело, состоящее из частей, обладающее одним из размеров, однако он не похож ни на что сотворенное и ничто не похоже на него.

С его слов передавали, что бог семи пядей по своей собственной пяди, что он находится в особом месте и в особой стороне и что он двигается, движение его есть его действие, а не движение от одного места к другому. Он ограничен в сущности, безграничен в могуществе.

Абу 'Иса ал-Варрак 72 передал с его слов, что Аллах всевышний соприкасается со своим троном так, что ничто от него не остается вне трона и ничто от трона не остается вне его.

/185/ Согласно учению Хишама, Создатель всевышний никогда не перестанет быть знающим сам по себе. Он знает вещи после того, как они уже существуют, посредством знания, о котором не говорят, что оно создано или вечно, так как это есть атрибут, [162] а атрибут не определяется. О его знании не говорят, что оно есть он, или не он, или часть его.

Его мнение о божественном могуществе и вечной жизни, возникновение которых он все же не признавал, было не таким, как его мнение о божественном знании. Он говорил, что (бог) желает вещи, его желание есть движение, которое не является ни самим Аллахом, ни чем-либо другим.

О слове Создателя всевышнего он говорил, что это - атрибут Создателя всевышнего, нельзя сказать, что оно сотворено или не сотворено.

Он говорил, что атрибуты непригодны быть доказательством Аллаха всевышнего, так как среди них есть то, что устанавливается путем умозаключения, тогда как то, что приводится как доказательство Создателя всевышнего, должно быть необходимосущим, не умозаключением. Он говорил, что возможность есть все то, без чего не существует действие, как-то: орудия, члены тела, время, место.

Хишам б. Салим говорил, что Всевышний наподобие человека, его верхняя часть полая, а нижняя плотная. Это - ослепительно сияющий свет. У него пять органов чувств, рука, нога, нос, ухо, рот и обильная чернота, это - черный свет. Однако он бесплотен и бескровен. Хишам б. Салим говорил, что возможность есть часть того, кто может (действовать). С его слов передали, что он допускал ослушание пророков, признавая в то же время непогрешимость имамов. Он видел различие между ними в том, что пророку дается откровение, с тем чтобы он обратил внимание на сам грех и раскаялся в нем. Имаму же не дается откровение, поэтому его непогрешимость необходима.

В отношении 'Али - да будет доволен им Аллах! - Хишам б. ал-Хакам проявлял чрезмерность, утверждая даже, что он - бог, повиновение которому обязательно. Этот Хишам б. ал-Хакам - автор порочных выражений об основах (вероучения). Нельзя оставлять без внимания то, к чему он принуждал му’тазилитов, ибо человек стоит за тем, к чему он принуждает противника, и ниже того антропоморфизма, который он открыто проявляет. Дело в том, что он наседал на ал- 'Аллафа со словами: «Ты говоришь, что Создатель всевышний знает посредством знания, его знание есть его сущность. С сотворенными вещами он имеет общее в том, что он знает посредством знания, и отличается от них в том, что его знание есть его сущность. Стало быть, он знающий, но не такой, как (другие) знающие. Так почему же ты не говоришь, что он - тело, не такое, как (другие) тела, что он - образ, не такой, как (другие) образы, что у него величина, не такая, как (другие) величины, и тому подобное?» /186/ Зурара б. А'йан был согласен с ним относительно возникновения знания Аллаха всевышнего, прибавив к этому возникновение его могущества, его жизни и всех остальных его качеств. [163]

До возникновения этих качеств он не был ни знающим, ни всемогущим, ни вечноживым, ни слышащим, ни видящим, ни желающим, ни говорящим.

Он признавал имамат 'Абдаллаха б. Джа'фара, но после того, как он обсудил с ним (догматические) вопросы и не нашел его сведущим в них, он обратился к Мусе б. Джа'(фару. Говорили также, что он не признал его имамат, но показал на свиток Корана и сказал: «Вот мой имам\» - и что он уже отыскивал кое-какие увертки для 'Абдаллаха б. Джасфара.

Со слов зураритов передавали, что знание имамов необходимо и что их неведение невозможно, ибо все их знания природные, необходимые. Все, что другие познают путем размышления, у них это первоначально, необходимо, но их врожденные свойства для других непостижимы.

и) Ну’маниты - приверженцы Мухаммада б. ан-Ну’мана Абу Джа'фара ал-Ахвала по прозвищу Шайтан ат-Так. Их [называют] также шайтанитами. Шииты же говорят, что он - Му'мин ат-Так 73.

Он [был] учеником ал-Бакира Мухаммада б. 'Али б. ал-Хусайна - да будет доволен ими Аллах! - и тот поверил ему тайны своих дел и своих знаний. То, что рассказывают о его антропоморфизме, - неверно.

Говорили, что он был согласен с Хишамом б. ал-Хакамом в том, что Аллах всевышний не знает вещь, пока она не существует. [Шайтан ат-Так и многие рафидиты говорили, что Аллах сам по себе знающий, не несведущий, однако он знает вещи только тогда, когда предопределит и пожелает их. Что же касается состояния до того, как он предопределит и пожелает их, то он не может их знать, не потому, что он незнающий, а потому, что вещь не существует как таковая, пока он не предопределит ее и не пожелает предположить ее] (Вся эта фраза в издании У. Кьюретона отсутствует и взята издателем данного текста из сочинения ал-Аш'ари (Макалат, 493). Предположение, по его мнению, есть желание, желание же есть действие Всевышнего.

/187/ Он говорил, что Аллах всевышний - свет в образе благочестивого человека. Он отрицал его телесность, но говорил: «В предании ведь сказано, что "Аллах сотворил Адама по образу своему" и "по образу Милосердного", истинность же предания несомненна». Со слов Мукатила б. Сулаймана передают подобное его мнению в отношении обличья (Аллаха). Со слов Да'уда ал-Джавариби, Ну'айма б. Хаммада ал-Мисри 74 и других «сторонников предания» также передают, что Всевышний имеет облик и члены.

Со слов Да'уда передают: «Избавьте меня от [вопросов о] детородных частях тела и бороде и спрашивайте о чем-либо другом, помимо этого, ибо в преданиях об этом ничего не известно».

Ибн ан-Ну 'ман написал множество книг для шиитов. Среди них: «Я делаю, потому что ты сделал» и «Я делаю, ты не делай». В них он говорит, что больших сект четыре. Первая секта у него - кадариты, вторая секта у него - хариджиты, третья секта у него - сунниты (ал-'амма), четвертая секта у него, - шииты. Из этих сект он выделил шиитов как спасущихся в будущей жизни.

О Хишаме б. Салиме и Мухаммеде б. ан-Ну'мане рассказывали, что оба они воздерживались от умозрительных рассуждений об Аллахе. Оба передавали со слов человека, правдивость которого они подтверждали, что его спросили о словах Аллаха всевышнего: «...и что у Господа твоего конечный предел» (Коран LIII, 43). Он сказал: «Когда умозрительные рассуждения доходят до [рассуждений об] Аллахе всевышнем, воздержитесь!» И они воздерживались, пока не умерли, от высказывания об Аллахе и размышления о нем. Это передал ал-Варрак. [164]

/188/ К шиитам относятся и к) йунуситы - приверженцы Йунуса б. 'Абд ар-Рахмана ал-Кумми, маула дома Йактина 75.

Он утверждал, что ангелы несут трон, а трон несет Господа всевышнего, так как в предании сказано, что ангелы временами вздыхают от тяжести величия Аллаха всевышнего на троне.

Он принадлежал к шиитам-антропоморфистам и написал для них об этом книги.

л) Нусайриты и исхакиты 76 относятся к «крайним» шиитам. Часть шиитов поддерживает их мнение и защищает основателей их учений.

Среди них [существуют] разногласия в том. как применять имя божественности к имамам из семьи пророка Мухаммада. Они говорили: «Проявление духовного в материальном теле не отрицается разумом. Что касается хорошей стороны, то это как появление (архангела) Гавриила - мир ему! - в некоторых лицах, принятие облика араба, явление в образе человека. Что касается плохой стороны, то это как появление шайтана в образе человека, с тем чтобы совершить зло в его облике, появление духов в образе человека, с тем чтобы говорить его языком. И мы также утверждаем, что Аллах всевышний являлся в образе людей. А так как после посланника Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! - не было никого достойнее 'Али - да будет доволен им Аллах! - /189/ а после него - его особо выделенных потомков как лучших из всего сотворенного, то бог (ал-хакк) являлся в их образе, вещал их языком, брал их руками. Вследствие этого мы применили к ним имя божественности. Мы признали эту отличительную особенность именно за 'Али - да будет доволен им Аллах! - исключая других, потому, что он был особо выделен [165] божественным содействием со стороны Аллаха всевышнего в том, что касается сокровенных тайн. Пророк - да благословит его Аллах и да приветствует! - сказал: «Я сужу по внешнему, а Аллах управляет помыслами». Вследствие этого борьба с многобожниками была у Пророка - да благословит его Аллах и да приветствует! - а борьба с лицемерами была у 'Али - да будет доволен им Аллах! И вследствие этого Пророк - да благословит его Аллах и да приветствует! - сравнил его с Иисусом, сыном Марии - мир ему! - сказав: "Если бы люди не сказали о тебе то, что они сказали об Иисусе, сыне Марии - мир ему! - то я бы сказал о тебе слово"».

Иногда они приписывали 'Али соучастие в посланничестве, так как Пророк - мир ему! - сказал: «Среди вас есть тот, кто будет бороться при помощи (иносказательного) толкования Корана, как боролся я при помощи божественного откровения, а именно - починщик обуви». Знание (иносказательного) толкования, борьба с лицемерами, разговор с духами, вырывание ворот Хайбара не телесной силой - первейшее доказательство того, что в нем божественная частица, божественная сила, что именно в его образе явился бог, его руками сотворил, его устами повелел. Вследствие этого они говорили: «Он существовал до сотворения небес и земли. (Пророк) сказал: «"Мы были тенями с правой стороны трона и восславили (бога), затем ангелы восславили нашим славословием". И те тени, и те образы, которые возвещают о тенях, - его сущность. Она озарена светом Господа всевышнего как сиянием, которое неотделимо от нее, - будь то в этом мире или в том мире. И вследствие этого 'Али - да будет доволен им Аллах! - сказал: "Я по отношению к самому похвальному как свет от света", то есть нет разницы между этим и тем светом, кроме того, что один из них предшествует, а другой настигает его, следует за ним. Это указывает на вид соучастия».

Нусайриты больше склоняются к признанию божественной частицы, а исхакиты больше склоняются к признанию соучастия в пророчестве. У них имеется множество других разногласий, которые мы не упоминаем.

_____________________________________

[На этом] кончились исламские секты, остались только /190/ секты батинитов. Авторы сочинений приводят их в ересиографических трудах то как выходящие за пределы [исламских] сект, то как входящие в них. Одним словом, это - люди, которые отличаются от семидесяти двух сект.

_____________________________________

Авторитеты у шиитов и сочинители их книг из числа мухаддисов. [166]

Среди зайдитов: Абу Халид ал-Васити, Мансур б. ал-Асвад, Харун б. Са'д ал- 'Иджли - джарудиты.

Ваки' б. ал-Джаррах, Йахйа б. Адам, 'Убайдаллах ('Абдаллах?) б. Муса, 'Али б. Салих, ал-Фадл б. Дукайн, Абу Ханифа - бутриты.

Мухаммад б. 'Иджлан выступил с имамом Мухаммадом.

Ибрахим б. Са'ид, 'Аббад ( 'Убад?) б. 'Аввам, Йазид б. Харун, ал-'Ала б. Рашид, Хашим (Хушайм?) б. Башир, ал- 'Аввам б. Хаушаб, Мусталим (Муслим?) б. Са'ид выступили с имамом Ибрахимом.

Среди имаматов и прочих сект шиитов: Салим б. Аби-л-Джа'д, Салим б. Аби Хафса, Салама б. Кухайл, Сувайр (Су'айр?) б. Аби Фахита, Хабиб б. Аби Сабит, Абу-л-Микдам, Шу'ба, ал-А'маш, Джабир ал-Джу 'фи, Абу 'Абдаллах ал-Джадали, Абу Исхак ас-Субай 'и, ал-Мугира, Та'ус, аш-Ша'би, 'Алкама, Хубайра б. Варим, Хубба ал-'Арани (ал-Гарани?), ал-Харис ал-А'вар.

Среди сочинителей их книг: Хишам б. ал-Хакам, 'Али б. Мансур, Йунус б. 'Абд ар-Рахман, аш-Шаккал (ас-Саккак?) 77 , ал-Фадл б. Шазан, ал-Хусайн б. Ишкаб (Ишкиб?), Мухаммад б. 'Абд ар-Рахман, Ибн Кубба, Абу Сахл ан-Наубахти, Ахмад б. Йахйа ар-Раванди, а из поздних - Абу Джа'фар ат-Туси.

_____________________________________

/191/ 5. Исмаилиты 78.

Мы уже упоминали, что исма'илиты отличались от мусавитов и иена'аиьаритов признанием имамапа Исма'ила б. Джа'фара - старшего сына Джа'фара (ас-Садика), который первоначально указал на него (как на своего преемника).

Они говорили, что Джа'фар ас-Садик - да будет доволен им Аллах! - при [жизни] матери Исма'ила не женился ни на одной женщине и не имел невольницы, подобно тому как поступил посланник Аллаха - да благословит его Аллах и да приветствует! - по отношению к Хадидже - да будет доволен ею Аллах! - и как поступил 'Али - да будет доволен им Аллах! - по отношению к Фатиме - да будет доволен ею Аллах!

Мы уже упоминали о разногласиях среди них относительно смерти Исма'ила при жизни его отца.

Одни из них говорили, что он действительно умер. Польза же от назначения его (преемником) заключается именно в переходе имамата от него исключительно к его детям, подобно тому как Моисей указал на Аарона - мир им обоим! - а последний умер при жизни своего брата. Польза же от этого указания заключалась именно в переходе имамата от него к детям последнего, ибо указание не возвращается вспять. Признание изменения [167] мнения нелепо. Имам определенно указывает (как на преемника) на одного из своих детей только после того, как услышит [об этом] от своих предков. Назначение (преемника) при неопределенности и неведении недопустимо.

Другие говорили, что в действительности он не умер, но было объявлено о его смерти из боязни за него, дабы не замышляли убийство. Для этого утверждения имелись доказательства, в том числе [следующее] . Его брат по матери Мухаммад, будучи еще маленьким, подошел к кровати, на которой спал Исма'ил, поднял покрывало и посмотрел на него, когда тот уже открыл глаза. Он вернулся к своему отцу испуганный и сказал: «Мой брат жив, мой брат жив!» Отец его сказал: «Таково положение потомков посланника - мир ему! - в будущей жизни».

Они говорили: «А какова причина засвидетельствования его смерти и составления акта о ней? Мы не знали умершего, смерть которого была зарегистрирована. [Дело в том, что], когда ал-Мансуру донесли, что видели в Басре Исма'ила б. Джа'фара, как он, проходя мимо паралитика, благословил его и тот исцелился по воле Аллаха всевышнего, ал-Мансур послал ас-Садику [сообщение] о том, что Исма'ил б. Джа'фар жив и что его видели в Басре. Поэтому ас-Садик и отправил ему грамоту, засвидетельствованную его наместником в Медине».

/192/ Они говорили, что после Исма'ила [был] Мухаммад б. Исма'ил, седьмой, совершенный. Именно им завершился период семерых (имамов). Затем от него начался [период] скрытых имамов, которые передвигаются по стране тайно. Эмиссары же появляются открыто.

Они говорили, что земля никогда не лишена живого ка'има, имама - видимого, открытого, или тайного, скрытого. Если имам был видимым, то допустимо, что его доказательство (худжжа) будет скрытым. Если же имам был скрытым, то его доказательство и его эмиссары непременно будут видимыми.

Они говорили, что постановления имамов обращаются по семи, как дни недели, семь небес, семь планет. Постановления накибов 79 обращаются по двенадцати. Отсюда у имамитов-кат'итов имело место недоразумение, поскольку они число накибов установили для имамов.

Затем после скрытых имамов было появление Ведомого Аллахом по правильному пути, Исполнителя повеления Аллаха и его потомков как последовательный ряд указаний одного имама на другого.

Согласно их учению, кто умер, не познав имама своего времени, тот умер языческой смертью. Равным образом, кто умер, не исполнив свой долг - присягу имаму, тот умер языческой смертью.

В любое время они [вели] пропаганду, на любом языке они имели новое учение. Мы расскажем [сначала] об их старых [168] учениях, а после этого расскажем о призыве основателя «нового призыва».

Самое известное их прозвище - батиниты. Это прозвище закрепилось за ними именно из-за признания ими того, что всякое явное имеет скрытое (батин), каждое откровение имеет толкование.

У них много прозвищ помимо этого, на языке каждого отдельного народа.

В Ираке их называют батинитами, карматами, маздакитами.

В Хорасане - талимитами и мулхидитами («еретиками»).

Сами же они говорят: «Мы - исмаилиты, потому что этим именем и этой личностью мы отделились от шиитских сект».

Старые батиниты смешали свое учение с некоторыми [положениями] учения философов и составили свои книги /193/ по этому методу. О Создателе всевышнем они говорили, что он ни существующий, ни несуществующий, ни знающий, ни незнающий, ни всемогущий, ни бессильный. Так же [обстоит дело] со всеми божественными атрибутами, ибо действительное признание [их] требует общности между ним и прочими существующими вещами в том смысле, который мы применили к нему, а это - антропоморфизм. Нельзя (Лам йумкин («нельзя») - так в издании У. Кьюретона. В издании М. Килани лам йакун («не было») выносить решение о безусловном признании и безусловном отрицании, но он - бог двух противостоящих, творец двух спорящих, судья двух противодействующих. Об этом они передавали предание со слов Мухаммада б. 'Али ал-Бакира: «Так как Аллах даровал знание знающим, говорят, что он знающий, и, так как он даровал силу сильному, говорят, что он всемогущий. Стало быть, он знающий, всемогущий в том смысле, что он даровал знание и силу, а не в том смысле, что в нем существуют знание и сила или [что] он наделен атрибутами знания и силы».

О них говорили, что они фактически отрицают божественные атрибуты, лишают божественную сущность всех атрибутов.

Они говорили: «Равным образом мы говорим о вечности, что она ни предвечна, ни создана, но предвечно его повеление и его слово, создано же его творение и создание».

(Предвечным) повелением он сотворил Первоначальный Разум, который [был] совершенным в действии. Затем, посредством его, он произвел Последующую Душу, которая [была] несовершенной. Отношение Души к Разуму подобно отношению семени к совершенной форме, яйца к птице, или отношению дитя к родителю, производного к производящему, или отношению самки к самцу, [169] супруги к супругу. И так как Душа страстно стремилась к совершенству Разума, она ощутила потребность в движении от недостатка к совершенству. Движение же нуждалось в орудии движения. Тогда возникли небесные своды и пришли в периодическое движение под управлением Души. За ними возникли простые стихии и пришли в прямолинейное движение также под управлением Души. Образовались сложные соединения из минералов, растения, животные, человек. Частные души соединились с телами. Человеческий род был отличен от прочих существ особой готовностью к обильному разлитию такого света. Его мир находился в соответствии со всей вселенной.

В вышнем мире Разум и Душа универсальны, стало быть, и в этом мире должны быть индивидуальный разум, который есть все, решение которого есть решение совершенной, зрелой личности, - они называют его натик, это - пророк, и индивидуальная /194/ душа, которая также есть все, но ее решение есть решение несовершенного ребенка, движущегося к совершенству, или решение семени, движущегося к созреванию, или решение самки, спаривающейся с самцом, - они называют ее асас, - это васи 80.

Подобно тому как небесные своды и стихии пришли в движение под воздействием Души и Разума, точно так же души и индивидуумы движутся вместе с религиозными законами под воздействием пророка и восприемника духовного завещания всегда круговращательным движением по семи периодам, пока не достигнут последнего периода, [когда] наступит время воскресения, отпадут религиозные обязанности, исчезнут постановления и предписания.

Эти небесные движения и постановления шариата именно для того, чтобы Душа достигла состояния своего совершенства. Ее же совершенство [заключается] в достижении ею ступени Разума, в ее соединении с ним, в достижении ею фактически его положения, а это - Великое Воскресение. И тогда распадутся строения небесных сводов, стихии и сложные соединения, разверзнется небо и рассыплются звезды, земля заменится не-землей, небо свернется, как сворачивается свиток с начертанным письмом, от людей потребуется отчет, добро отличится от зла, повинующийся - от ослушивающегося, частицы истины соединятся с Мировой Душой, а частицы лжи - с лживым, ввергающим в заблуждение шайтаном. С момента движения до момента покоя - Начало, а с момента покоя до бесконечности - Совершенство.

Они говорили далее, что нет религиозной обязанности, постановления, предписания среди предписаний шари 'ата относительно купли-продажи, покровительства, дара, брака, развода, членовредительства, кровомщения, виры, которым не было бы противовесов в мире, - число соответствует числу, постановление соответствует постановлению. Ибо законы суть духовные, повелительные миры, а миры суть телесные, природные законы. Равным [170] образом соединения букв и слов соответствуют соединениям образов и тел. Отдельные буквы относятся к соединениям из слов, как простые элементы к соединениям из тел. Каждая буква имеет соответствие в мире, природное свойство, которым она особо наделена, и влияние на души в силу той особенности.

Вследствие этого знания, почерпнутые из поучительных слов, служат пищей для душ, подобно тому как пища, извлеченная из природных свойств, служит пищей для тел. Ведь Аллах всевышний предопределил, что /195/ пищей всякого существа будет то, из чего он сотворен. На основании этого соответствия они перешли к значению чисел слов и стихов Корана, напомнив, что тасмийа состоит из семи и двенадцати [букв], тахлил состоит из четырех слов в первом из двух свидетельствований и трех слов во втором свидетельствовании 81, семь составных частей в первом и шесть - во втором, двенадцать букв в первом и двенадцать букв во втором. Равным образом в каждом стихе Корана они могли найти такое, над чем разумный человек не думает, будучи не в состоянии сделать это из боязни сопоставления с его противоположностью. Эти сопоставления были методом их предшественников: составив по нему книги, они призывали людей признать [существующего] в каждую эпоху имама, который умеет сопоставлять эти знания и находит верные пути этих установлений и обычаев.

Затем последователи «нового призыва» сошли с этого пути, когда ал-Хасан б. Мухаммад б. ас-Саббах 82 провозгласил свой призыв, но, не достигнув принуждения своим словом, воспользовался помощью мужей и укрепился в крепостях.

Его восхождение в крепость Аламут началось в месяце ша'бан четыреста восемьдесят третьего года, а именно после того, как он переселился в страну своего имама 83, воспринял от него метод воззвания к своим современникам, затем вернулся и в начале призыва призвал людей определить истинного имама, существующего в каждую эпоху. Отличие спасущейся секты от остальных сект [состоит] в этой тонкости, а именно что у них есть имам, у других нет имама. Суть его учепия после повторения слов по-арабски и по-персидски, возвращения к тому же, с чего начал, сводится именно к этому пункту.

Мы передадим по-арабски то, что он написал по-персидски. Да не будет осужден переводчик! Споспешествуемый тот, кто следует истине и избегает лжи, а Аллах споспешествует и помогает.

Мы начнем с четырех глав, с которых он начал свой призыв и которые он написал по-персидски, а я перевел их на арабский язык.

(Глава) первая. Муфти может высказать о познании Аллаха всевышнего одно из двух суждений. Либо он говорит: «Я познаю Создателя всевышнего исключительно разумом и рассуждением, [171] не нуждаясь в обучении с помощью учителя», либо он говорит: «Несмотря на разум и рассуждение, путь к познанию [лежит] только в обучении с помощью учителя». Кто высказался за первое, тот еще не отрицает разум и рассуждение другого. Если же он отрицает, то [тем самым] он уже учит. Отрицание есть обучение и доказательство того, что отрицаемое нуждается в другом. Обе части крайне необходимы, потому что когда человек принимает решение или высказывает мнение, [то он говорит либо от себя, либо от другого. Равным образом, когда он верит во что-то] (Эта часть фразы отсутствует в издании М. Килани и восстановлена по изданию У. Кьюретона и по рукописи (л. 926), то он верит в это либо сам по себе, либо благодаря другому.

/196/ Такова первая глава. Это - осуждение «сторонников самостоятельного суждения и разума».

Во второй главе он говорит о том, что если потребность в учителе твердо установлена, то пригоден ли абсолютно любой учитель, или необходим правдивый учитель? Кто говорит, что пригоден любой учитель, тот не должен отрицать учителя своего противника. Если же он отрицает, то [тем самым] он уже признает, что необходим правдивый, надежный учитель.

Говорят, что это - осуждение «сторонников предания». В третьей главе он говорит о том, что если потребность в правдивом учителе твердо установлена, то необходимо ли сначала узнать учителя и добиться его, а потом учиться у него, или допустимо учиться у любого учителя, не устанавливая его личность и не выясняя его правдивость? Второе есть возвращение к первому. Кто не может идти по дороге иначе, как с предводителем и спутником, [тому сначала нужен] спутник, а потом дорога. Это - осуждение шиитов.

В четвертой главе он говорит о том, что люди [делятся] на две части. Одни говорят: «Для познания Творца всевышнего мы нуждаемся в правдивом учителе, но сначала следует определить его и установить его личность, затем учиться у него». Другие в каждом знании следуют [любому] учителю и не-учителю. Из предшествующих предисловий ясно, что правы первые, стало быть, их глава должен быть главой правых, а раз ясно, что не правы вторые, то их главы должны быть главами следующих ложному учению.

Он говорил [далее] : «Таков путь, посредством которого правый сообщает нам суммарные сведения об истине. Затем, после этого, мы познаем при помощи правого истину в подробностях, так что нет необходимости в круговращении вопросов». Под истиной он подразумевал здесь именно потребность, а под правым - того, в ком ощущается потребность, и говорил: «Посредством потребности мы познаем имама, а посредством имама познаем размеры [172] потребности, подобно тому как посредством дозволенности мы познаем необходимость, то есть необходимосущего, а посредством его познаем размеры дозволенности в дозволенных вещах».

Путь к единобожию, по его мнению, такой же точь-в-точь.

Затем он привел [еще] главы в подтверждение своего учения, то как выравнивание, то как осуждение [других] учений. Большинство же глав - осуждение, принуждение и использование разногласия как доказательство лжи, а согласия как доказательство истины.

/197/ Среди них «малая» и «большая» главы об истине и лжи. Напоминая, что в мире [существуют] истина и ложь, он говорит, что признаком истины является единство, а признаком лжи - множественность. Единство [связано] с обучением, а множественность - с самостоятельным суждением. Обучение [связано] с общиной, а община - с имамом. Самостоятельное суждение [связано] с различными сектами, а последние - с их главами.

Истину и ложь, сходство между ними, с одной стороны, и различие между ними, с другой стороны, противодействие в обеих сторонах и упорядоченность в одной из двух сторон он сделал весами, на которых взвешивал все то, о чем он рассуждал. Он говорил: «Эти весы я создал именно из слов исповедания веры 84, которые составлены из отрицания и признания или отрицания и исключения. То, что заслуживает отрицания, есть ложь, а то, что заслуживает признания, есть истина». Таким образом он взвешивал добро и зло, правду и ложь и прочие противоположности. Соль его [учения] в том, что в каждом суждении и высказывании он возвращается к признанию учителя, что единобожие есть единобожие и пророчество одновременно, так что это является единобожием, пророчество есть пророчество и имамат одновременно, так что это является пророчеством. Такова конечная цель его учения.

Между тем он удерживал простой народ от пустых рассуждений о науках, так же как и избранных от чтения древних книг, за исключением тех (людей), которые знали обстоятельства дела во всякой книге и достоинство авторитетов в каждом знании.

В вопросах теологии он вместе со своими приверженцами не отступал от своего мнения: «Наш бог есть бог Мухаммада». Он говорил: «И вы говорите, что наш бог есть бог разумного, то есть то, к чему направляет разум всякого разумного (человека)». Если же кого-то из них спрашивали: «Что скажешь о Создателе всевышнем: он один или во множестве, знающий или нет, всемогущий или нет?», то он отвечал только в такой мере: «Мой бог есть бог Мухаммада. "Он - тот, который послал своего посланника с указанием правильного пути и с истинной религией, чтобы [173] доставить ей победу над всякой религией, хотя бы и ненавидели [это] многобожники" (Коран IX, 33. В переводе И. Ю. Крачковского: «...с прямым путем и религией истины, чтобы проявить ее выше всякой религии»). Посланник же ведет к нему верным путем».

Сколько раз я спорил с этими людьми по упомянутым предисловиям, но они не отступали от своего мнения: «Разве мы нуждаемся в тебе, или слушаем это у тебя, или учимся у тебя?»

/198/ Сколько раз я проявлял снисходительность к этим людям относительно потребности и говорил: «Где тот, в ком ощущается потребность? Что удостоверит он мне в вопросах теологии? И что предпишет он мне в метафизике, раз не имеется в виду, что учитель сам для себя, а имеется в виду лишь то, что он учит? Ведь вы закрыли двери знания и открыли двери подчинения и подражания. Но разумный (человек) не согласится признать учение без твердой веры и следовать по пути без убедительного доказательства».

Началом их учения было предоставление решения, а результатом - полное подчинение: «Но нет - клянусь твоим Господом! - не уверуют они, пока не предоставят тебе решение в том, что запутано между ними. Потом не найдут они в самих себе затруднения от того, что ты решил, и подчинятся полностью» (Коран IV, 68).

Комментарии

1. «Али б. Абу Талиб (убит в Куфе 21 рамадана 40/21 января 661 г.) — четвертый «праведный» халиф, двоюродный брат и зять пророка Мухаммеда. С именем «Али связано зарождение в исламе шиитского движения, расколовшего впоследствии мусульманский мир на шиитов и суннитов. Шиитская традиция рисует Али очень набожным, честным, храбрым воином, самозабвенно преданным Мухаммаду и делу ислама. Эти качества «Али, одним из первых принявшего ислам, а также его родство с пророком послужили его приверженцам основанием для того, чтобы приписать ему исключительное право на верховную власть, право, которое якобы завещал ему сам пророк. Это право, по мнению сторонников Али, которых стали называть шиитами, было узурпировано сначала Омейядами, а затем Аббасидами. Возвращение верховной власти потомкам «Али, в «семью пророка», шииты рассматривали как восстановление божественной справедливости. Али стал символом шиитского движения, в среде которого его почитание дошло до обожествления. Однако вопрос о передаче права на верховную власть тем или иным потомкам Али вызывал разногласия и расколы среди шиитов. Уже во II/VIII в. шиитское движение распалось на два основных течения — «умеренное» и «крайнее». К «умеренным» шиитам относят зайдитов и имаматов, которые, если не считать доктрину имамата, недалеко ушли от суннитов. Другое течение представляли так называемые «крайние» шииты (гулат), обожествлявшие алидских имамов, и исмаилиты, учение которых настолько далеко отошло от основных положений ислама, что, по существу, стало самостоятельной религией. В свою очередь, эти ответвления распались на множество сект.

Об основных этапах истории раннешиитского движения см.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 16 — 47.

2. Учение об имамате является основным догматом шиитского ислама и радикально расходится с суннитской доктриной верховной власти. Шииты отвергли принцип выборности имама как главы мусульманской общины и государства и провозгласили, что верховная власть является наследственной в роду Алидов, право которых предопределено «божественным установлением». Исходя из «божественной» природы имамата и уподобляя его пророчеству, шииты считают высшим авторитетом в делах веры и мирской жизни законного имама — исполнителя «божественного предписания», наместника бога на земле, «врата», через которые можно приблизиться к нему, наследника знаний пророка.

Под влиянием различных исторических обстоятельств (в том числе дробления внутри алидского рода) в среде шиитов возникали многочисленные секты, проповедовавшие разнообразные теории «остановки» (вакф) имамата, «сокрытия» или «исчезновения» (гайба, camp) имама, «ожидаемого» имама (каим махди) и т. п. «Крайние» шииты, в разной форме обожествлявшие алидских имамов, оказали сильное влияние на формирование шиитской доктрины верховной власти. В конечном счете шиитские теологи создали свою религиозно-философскую доктрину, в которой имамат выступает как важнейшая космическая сила, как эманация вечного «божественного света». Только под руководством носителя этой силы — законного имама из рода «Али — человек, согласно шиитской доктрине, может постичь истинную веру, т. е. спастись.

О различном толковании имамата суннитами и шиитами (в том числе зайдитами, имамитами, исмаилитами) см.: W. Madelung. Imama. — EI, NE, 3, 1192 — 1198.

3. Ат-та-йин ва-т-тансис («назначение и ясное указание») — один из основополагающих принципов учения шиитов об имамате. Исходя из «божественной природы» имамата, шииты считают, что имамат передается устами пророка или предшествующего имама. Мухаммад в силу «божественного предписания» назначил Али имамом мусульманской общины. «Али, в свою очередь, назначил имамом своего сына ал-Хасана и т. д. Таким образом, ясное указание предшествующего имама является условием законности имамата.

4. Ат-тавалли ва-т-табарри («приемлемость и отречение») — одно из предписаний шиитского вероучения, согласно которому шииты обязаны не только признавать исключительное право Алидов на имамат, их власть и покровительство, но одновременно и отрекаться от их врагов, в том числе от Абу Бакра и Умара.

5. Первоначально кайсанитами называли алидов Куфы, интересы которых поддержал ал-Мухтар б. Аби Убайд ас-Сакафи по прозвищу Кайсан (ан-Наубахти. Шиитские секты, 132; ал-Ашари. Макалат, 18; ал-Багдади. Ал-Фарк; 38). Согласно другой версии, они были названы кай-санитамп по имени начальника гвардии ал-Мухтара, предводителя мавали в этом восстании Абу Амра Кайсана (ан-Наубахти. Шиитские секты, 128). Движение проходило под лозунгом отмщения за кровь ал-Хусайна и было связано с именем Мухаммеда б. ал-Ханафии — сына Али от ханафитки. После смерти Ибн ал-Ханафии в 81/700 г. кайсанитами стали называть приверженцев его имамата, которые считали, что он был самым близким к Али и восприемником его завещания. Вопрос о том, кто является законным имамом после Ибн ал-Ханафии, вызвал разногласия среди кайсанитов. Ан-Наубахти сообщает, что кайсаниты распались на три секты: карбиты, от которых затем отделились байаниты, секта, отрицавшая его смерть и ожидавшая его возвращения, и хашимиты, распавшиеся на четыре секты (Шиитские секты, 132 — 134). Ал-Ашари (Макалат, 18 — 23) подразделяет кайсанитов на одиннадцать сект, не определяя последовательности их возникновения и их генетического родства. Подробнее о кайсанитах см.: Аl-Qadi Wadad. The development of the term ghulat in muslim literature with special reference to the Kaysaniyya. — Akten des VII. Kongresses fuer Arabistik und Islamwissenschaft. Goettingen, 1976, 295 — 319.

6. Имеются в виду сыновья Али от Фатимы — ал-Хасан и ал-Хусайн.

7. В 67/686 г. ал-Мухтар б. Аби Убайд возглавил алидское восстание в Куфе. Восстание было подавлено, сам ал-Мухтар погиб в сражении при Мазаре (в Куфе). Тех кайсанитов, которые возвеличивали ал-Мухтара, стали называть мухтаритами. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 134 — 135), мухтариты — «истинные» кайсаниты, одна из сект, образовавшаяся после смерти Абу Хашима, сына Мухаммеда б. ал-Ханафии, и считавшая, что завещание остается в потомстве последнего. Поздние мухтариты проповедовали прекращение имамата до возвращения самого Мухаммеда б. ал-Ханафии. Подробнее об ал-Мухтаре см.: ал-Багдади. Ал-Фарк, 43 — 53.

8. Ал-бада — «изменение божественного мнения, решения». Эта доктрина зародилась в среде «крайних» шиитов. Мусульманские ересиографы считают, что доктрина ал-бада была впервые сформулирована ал-Мухтаром, а затем стала одним из догматов кайсанитов. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 159), имам Джафар ас-Садик (ум. в 148/765 г.) также ссылался на «изменение божественного решения». Доктрина ал-бада позволяла шиитским имамам, претендовавшим на пророческие знания, на предсказание будущего, снять с себя ответственность за несбывшиеся предсказания и в любой момент изменить свое мнение или решение, сославшись на «изменение божественного мнения».

9. Ковчег завета, божественное присутствие, ангелы в помощь — библейские сюжеты: Ср.: 1 Царств, 4 — 6; 4 Царств, 19.

10. Исмаил б. Мухаммед ас-Саййид ал-Химйари (род. в Басре в 101/719 или 105/723 г., ум. в Басите или в Багдаде в 171/787 или 179/795 г.) — знаменитый арабский поэт, поэтический борец «крайнего» шиитства. Ас-Саййид — почетный титул, данный ему за преданность роду Али, которую он доказал в своих многочисленных касидах. Ал-Химйари пользовался благорасположением аббасидского халифа ал-Махди, который сурово преследовал «еретиков», но симпатизировал поэту, злейшим образом поносившему Абу Бакра и Умара. О поэтическом творчестве ал-Химйари см.: GAS, 2, 458 — 460.

Кусаййир б. Абд ар-Рахман ал-Хузаи (ум. в 105/723 г.), родом из Хиджаза, — один из значительнейших исламских поэтов, последователь кайсанитской секты карбитов, отрицавших смерть Мухаммеда б. ал-Ханафии, веривших в переселение душ и возвращение (ар-раджа). См.: ал-Ашари. Макалат, 19; GAS, 2, 408 — 409.

11. Согласно ан-Нвубахти (Шиитские секты, 127) и Ал-Ашари (Макалат, 15), уже сабаиты, приверженцы Абдаллаха б. Саба, отрицали смерть Али и ожидали его возвращения (ар-раджа). Ас-Саййид ал-Химйари также проповедовал идею возвращения из мертвых (раджат ал-амват или ал-ауда) и первым признал, как утверждает аш-Шахрастани, «сокрытие» (ал-гайба). Зародившись в среде кайсанитов, учение о «скрытом состоянии имама» (ал-гайба) получило распространение среди других шиитских сект, как «крайних» (в том числе исмаилитов), так и «умеренных» (в частности, имамитов). Учение о гайбе приобрело актуальное значение для шиитов после 260/874 г., когда «исчез» их последний, двенадцатый имам и начался период так называемой «малой гайбы». Согласно шиитскому толкованию, в тот период связь между «скрытым» имамом и его паствой осуществляли сафиры («посланники»). После смерти в 329/940 г. четвертого сафира кончился период «малой гайбы» и наступила «большая гайба», продолжающаяся и поныне. Руководство шиитской общиной взяли на себя духовные авторитеты, некоторые из них также претендовали на чудесное общение с «владыкой времени» — «скрытым» имамом. См.: D. В. Macdonald — М. G. S. Hodgson. Ghayba. — EI, NE, 2, 1049 — 1050.

12. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 134 — 137), после смерти Абу Хашима (в 98/716 г.) хашимиты распались на четыре секты.

1) «Истинные» кайсаниты или мухтариты, считавшие, что завещание остается в потомстве Мухаммеда б. ал-Ханафии (=третья секта у аш-Шахрастани).

2) Хариситы, последователи Абдаллаха б. ал-Хариса, утверждавшие, что Абу Хашим оставил завещание Абдаллаху б. Муавии и что в последнего вселился «божественный свет» (= четвертая секта у аш-Шахрастани).

3) «Крайние» равандиты или аббасидские шииты, утверждавшие, что Абу Хашиы оставил завещание аббасиду Мухаммаду б. Али (=первая секта у аш-Шахрастани). В правление ал-Махди одна из равандитских сект (хурайриты или «истинные» аббасиды, последователи Абу Хурайры ар-Ра-ванди) проповедовала, что имамат перешел к Аббасидам не благодаря завещанию Абу Хашима, а в силу того, что их предок, ал-Аббас, имел преимущественное право на наследство пророка Мухаммеда (ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 31; ан-Наубахти. Шиитские секты, 147).

4) Байаниты, последователи Байана ан-Нахди, претендовевшего не завещание Абу Хашима и пророческую миссию (о байанитах см. коммент. 16 к гл. 6).

Ал-Багдадп (ал-Фарк, 41) называет три секты, образовавшиеся после смерти Абу Хашиме. Это равандиты, байаниты и харбиты (последоветели Абдаллаха б. Амра б. Херба ал-Кинди) (подробнее о харбитах см.: ал-Ашари. Макалат, 6, 22 — 23; ал-Багдади. Ал-Фарк, 243).

13. Маздакиты — последователи религиозного учения, основанного иранцем Маздаком в правление сасанидского царя Кавада (488 — 531). Характерным для последователей Маздака было учение о двух началах — свете и мраке. Ал-Багдеди (ал-Фарк, 266) утверждает, что маздакиты проповедовали общность имущества и жен. В период аббасидского правления на территории Ирана действовали различные маздакитские секты.

Хуррамиты — общее название «крайних» шиитских сект иранского происхождения. В частности, хуррамитами называли последователей Бабака ал-Хуррами, восставшего в горах Азербайджана в правление халифа ал-Мауна. Ан-Наубахти (Шиитские секты, 147) причисляет секту хуррамитов к хуррамдинитам, которые, по его словам, выделились из среды кайсанитов, равандитов (абумуслимитов) и хариситов.

Ибн ан-Надим (ал-Фихрист, 405 — 406) подразделяет хуррамитов на мухаммиритов («ранние» хуррамиты), это маздакиты, которые в основе своей были зороастрийцами (ахл ал-маджус), и бабакитов.

Ал-Багдади (ал-Фарк, 266) также подразделяет хуррамитов на две категории: хуррамиты доисламские (маздакиты) и хуррамиты периода ислама — хуррамдиниты, которых он делит на две секты — бабакитов и мазйаритов. Обе эти секты имели и другое название — мухаммириты.

Речь идет о группе родственных сект с близкой идеологией и социальной программой. И неудивительно, что одни и те же секты одни авторы именуют хуррамитамп, а другие — маздакитами. Можно говорить об общем маздакитско-хуррамитском типе ряда сект, в которых верования ранних маздакитов соединились с идеями «крайних» шиитов (гулат). Это сближение произошло, видимо, первоначально в среде шиитской секты равандитов, из которой выделилась секта абумуслимитов. В более широком и общем смысле названия хуррамиты и маздакиты употребляются как синонимы. См.: И. П. Петрушевский. К истории маздакитов в эпоху господства ислама. — НАА. 1970, № 5, 71 — 81; W. MadeIung. Khurramiyya, ou Khurramdmiyya. — EI, NE, 5, 65 — 67.

14. Ан-Наубахти (Шиитские секты, 135 — 136, 137) связывает образование секты хариситов с Абдаллахом б. ал-Харисом. Ал-Ашари (Макалат, 6, 22 — 23) и ал-Багдади (ал-Фарк, 41, 243) называют сторонников этого учения харбитами — последователями Абдаллаха б. Амра б. Харба ал-Кинди, в которого вселился — через Абу Хашима — «божественный дух».

15. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 136), большая часть сторонников Абдаллаха б. Муавии обратилась к исповеданию имамата аббасида Мухаммада б. Али, благодаря чему усилились равандиты. Решающую роль в этом обращении сыграл некий ученый Абу Рийах, свидетельствовавший, что Абу Хашим оставил завещание Мухаммаду б. Али.

Сведения аш-Шахрастани об учении Абдаллаха б. Муавии восходят к Ал-Ашари (Макалат, 6) и ал-Багдади (ал-Фарк, 245 — 247, 255). Последний называет приверженцев Абдаллаха б. Муавии джанахитами (его прадед имел прозвище зу-л-джанахайн — «двукрылый», а также ат-таййар — «летающий»). Учение «крайних» шиитов из числа сторонников Абдаллаха б. Муавии о переселении душ подробно изложил ан-Наубахти (Шиитские секты, 138 — 140, 141 — 142). См. также: W. F. Tuскеr. Abd Allah ibn Muawiya and the Janahiyya: rebels and ideologies of the late Umayyad period. — SI. T. 51, 1980, 39-57.

16. Последователи Байана б. Симана ан-Нахди ат-Тамими упоминаются в источниках как одна из кайсанитских сект под общим названием байаниты, хотя они распадаются на несколько подгрупп. Сведения аш-Шахрастани о байанитах полнее сведений, которые содержатся в сохранившихся трудах предшествовавших ересиографов. См.: ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 40 — 41; ан-Наубахти. Шиитские секты, 136 — 137; Ал-Ашари. Макалат, 5 — 6,23; ал-Багдади. Ал-Фарк, 40 — 41, 236 — 238, 255.

Ал-Кашши (ар-Риджал, 257) сообщает, что байаниты обожествляли «Али, считая его земным богом, подчиненным небесному (=Аллаху).

17. Хайбар — название известного оазиса, расположенного приблизительно в 150 км от Медины. Согласно шиитскому преданию, во время экспедиции против иудеев Хайбара Али вырвал ворота крепости, которые не могли поднять восемь человек. См.: L. Veccia Vaglieri. Khaybar. — EI, NE, 3, 1171.

18. Ризамиты — последователи одной из кайсанитских или аббасидо-равандитских сект в Мерве, образование которой совпадает с первыми религиозно-политическими выступлениями Абу Муслима в Хорасане. Ризамиты принимали активное участие во всех крупных событиях своего времени, не обременяя себя исполнением религиозных обязанностей. С приходом к власти Аббасидов они признали законность их прав на имамат.

Ризамиты считали, что после ас-Саффаха имамат перешел к Абу Муслиму, хотя они и признавали факт убийства последнего. Однако часть приверженцев Абу Муслима отрицала его смерть, утверждая, что «божественный дух» вселился в него, и ожидая его возвращения. Это абумуслимиты, которых в Мерве и Герате называли баркупитами (ал-Багдади. Ал-Фарк, 257). См.: ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 35 — 36; ан-Наубахти. Шиитские секты, 147; Ал-Ашари. Макалат, 21 — 22.

19. После вероломного убийства Абу Муслима (755 г.), которому черное знамя Аббасидов было обязано своим торжеством, его сторонники сделались. врагами Аббасидов. Ряд шиитских движений в Иране и Мавераннахре был связан с именем Абу Муслима, в том числе восстание Хашима (или Хишама) б, ал-Хакима, известного как ал-Муканна. Родом из окрестностей Мерва, соратник Абу Муслима, Хашим около 158/775 г. поднял восстание, объявив, что в нем воплотилось божество, как до этого оно воплотилось в Абу Муслиме. Он носил зеленое шелковое покрывало (отсюда его прозвище ал-Муканна — «закрытый покрывалом»), уверяя, что простые смертные не выдержат исходящего от его лица света («сгорят»). Отличительным признаком приверженцев Абу Муслима, в том числе и участников восстания ал-Муканна, был белый цвет одежды и знамен, поэтому их называли мубаййидитами — «носящие белую одежду», «люди в белом». Мубаййидиты утвердились в Бухаре и Согде. Восстание было усмирено только в конце правления ал-Махди. После разгрома войска ал-Муканна сжег себя. Однако религия мубаййидитов, обряды которых, по утверждению суннитских авторов, походили на обряды дуалистов (занадика), продолжала существовать еще в V/XI в. См.: ал-Багдади. Ал-Фарк, 257 — 259; Бартольд. Туркестан, 1, 254 — 255, 257 — 258; О. Г. Большаков. Хронология восстания Муканны. — История и культура народов Средней Азии (древность и средние века). М., 1976, 90 — 98.

20. Шестой шиитский имам Джафар ас-Садик, трезво оценив сложившуюся обстановку, откровенно объяснил мотивы своего отказа: поскольку именно Аббасиды организовали антиомейядскую пропаганду в Хорасане, послав туда своих людей, и поскольку хорасанские войска, вступившие в Ирак, подчинены Аббасидам и их эмиссарам, в первую очередь Абу Муслиму, то Алидам не следует обольщать себя надеждами на то, что Аббасиды добровольно уступят власть. Джафар ас-Садик отлично понимал, что сложившееся соотношение сил не в пользу Алидов и что Аббасиды являются фактическими хозяевами положения.

21. Зайдиты — общее название религиозно-политических группировок, признавших имамат Зайда б. Али, брата пятого шиитского имама Мухаммеда ал-Бакира (ум. в 114/732 г.). После гибели Зайда б. Али (в 122/740 г.) его приверженцы — зайдиты выделились в особую партию, стремившуюся к созданию теократического государства во главе с имамом из рода Алидов. Политическая активность вайдитов, не раз становившихся во главе народных движений, привела к образованию ряда зайдитских государств в разных концах халифата — в Северной Африке, Табаристане, Йемене.

В вопросах догматики зайдиты занимали наиболее умеренную из всех шиитов позицию, проявляя религиозную терпимость к суннитам. Зайдитское понимание имамата близко подходит к суннитскому (см.: W. Madelung. Imama. — EI, NE, 3, 1193 — 1195). Признавая, что имам должен быть из рода Алидов, зайдиты в то же время отрицали божественную природу имамата и считали, что законным имамом может стать любой Алид, открыто выступивший с оружием в руках. Более того, они допускали существование нескольких имамов одновременно в разных мусульманских странах. Зайдиты не признавали учение о «скрытом» имаме, отрицали «благоразумное скрывание» своей веры (такийа), отвергали антропоморфизм и предопределение. Подробнее о вероучении зайдитов см.: W. Madelung. Der Imam al-Qasim ibn Ibrahim und die Glaubenslehre der Zaiditen. В., 1965.

22. Спор шел в первую очередь о степени достойности того или иного претендента на халифат (имамат). Борьба двух претендентов на халифат, из которых один превосходит (фадил) достоинствами другого, уступающего (мафдул) ему в достоинствах, получила название муфадала — «соперничество в достоинствах». Вопрос о «достойнейшем» и «превзойденном» кандидатах получил дальнейшую разработку в учении зайдитской секты сулайманитов (о них см. коммент. 27 к гл. 6).

23. В 301/913-14 г. в Прикаспии вспыхнуло крестьянское восстание против Саманидов. Во главе этого восстания, охватившего области Табаристан, Гилян и Дайлам, стоял энергичный и популярный старец ал-Хасан б. Али по прозвищу ал-Утруш («глухой»), считавшийся потомком Али. С успехом распространив ислам зайдитского толка в Дайламе, ал-Утруш изгнал владетелей родовых имений, установил справедливое правление и до конца жизни сохранил свою популярность. См.: Бартольд. Туркестан, 1, 273; Петрушевский. Ислам, 249 — 250.

24. Аш-Шахрастани дает традиционную для мусульманской ересиографии классификацию зайдитских сект (ср.: ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 42 — 45; ал-Багдади. Ал-Фарк, 30 — 34). Ан-Наубахти упоминает четыре зайдитские секты: «сильные» зайдиты или джарудиты-сурхубиты; «слабые» зайдиты или иджлиты — последователи Харуна б. Саида ал-Иджли; бутриты (наиболее умеренная ветвь зайдитов); хусайниты (Шиитские секты, 117 — 118, 126 — 127, 153 — 155). Ал-Ашари (Макалат, 65 — 69) подразделяет зайдитов на шесть сект, причисляя к ним еще нуаймитов — приверженцев Нуайма б. ал-Йамана и йакубитов — приверженцев некоего Йакуба. Основным предметом расхождения между упомянутыми сектами зайдитов был вопрос о праве на имамат.

25. Аш-Шахрастани приводит о джарудитах те же сведения, что сообщали о них предшествовавшие ересиографы (ср.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 126 — 127, 153 — 154; Ал-Ашари. Макалат, 66 — 67; ал-Багдади. Ал-Фарк, 30 — 32). Несколько подробнее учение джарудитов (в частности, их представление о сущности знаний у имамов из рода Али и Фатимы) изложил ан-Наши ал-Акбар (Масаил, 42 — 43).

26. Подробности выступления Мухаммеда б. ал-Касима в Талакане см.: ал-Исфахани. Макатил, 382 — 392.

27. Идейным наставником сулайманитов (их называли также джариритами) был Сулайман б. Джарир ар-Ракки, религиозно-политическая деятельность которого пришлась на 50 — 80-е годы VIII в. Сулайманиты обосновали допустимость имамата «превзойденного» (мафдул), признав Абу Бакра и Умара законными имамами, а «заблуждение» общины, отклонившей «достойнейшего» (фадил), т. е. Али, — простительным. См.: ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 44 — 45; ан-Наубахти. Шиитские секты, 118, 159 — 160; ал-Ашари. Макалат, 68, 70, 71 — 72; ал-Багдади. Ал-Фарк, 32 — 33.

28. Ал-Хасан б. Салих б. Хайй — теолог и факих, один из идейных предводителей бутритов. Некоторые ересиографы называют последователей ал-Хасана б. Салиха салихитами, отмечая, однако, что между ними и бутритами не было существенных разногласий. Ал-Хасан б. Салих родился в Куфе в 100/719 г. и принадлежал к знатному роду бану саур, подразделения йеменского племени хамдан. Породнившись с Алидом Исой б. Зайдом, он подвергся преследованиям со стороны аббасидского халифа ал-Махди и был вынужден скрыться. Шиитски настроенное население Куфы не выдало его. Он умер в Куфе в 167/783 г. (ал-Багдади. Ал-Фарк, 34).

Ал-Хасан б. Салих защищал мнение, что имамат принадлежит потомкам «Али и Фатимы, претендент на имамат должен активно выступать против правителей-тиранов, а верующие не должны совершать моление под руководством незаконных имамов. Это привело ал-Хасана к резким разногласиям с Суфйаном ас-Саури и другими «сторонниками предания», которые в интересах единства общины не допускали отсутствия верующего на пятничной молитве.

Другим предводителем бутритов был Касир ан-Навва по прозвищу ал-Абтар («куцый»). От прозвища Касира пошло название бутриты (бутр — мн. ч. от абтар — «куцые») и было обобщено для его единомышленников.

Бутриты представляли в Куфе наиболее умеренную категорию зайдитов, признававших законным правление Абу Бакра и Умара. Основное отличие между бутритами и сулайманитами состояло в их отношении к правлению Усмана. Бутриты не решались ни порицать, ни восхвалять его, тогда как сулайманиты считали правление Усмана незаконным. На этом основании сунниты признавали бутритов «лучшими» из всех зайдитов. См.: ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 43 — 44; ан-Наубахти. Шиитские секты, 116, 117 — 118, 121, 126, 154 — 155; ал-Ашари. Макалат, 68 — 69.

29. Мукаллид (или: ахл ат-таклид) — «подражатель», «последователь». Это мусульмане, в том числе и низшие слои религиозных авторитетов, не имеющие права обсуждать вопросы теологии и фикха и высказывать собственное мнение по ним. Каждый мукаллид обязан безусловно признавать авторитет определенного муджтахида (об этом см. коммент. 2 к гл. 7) и следовать его мнению. Связь между мупаллидом и муджтахидом обозначается термином таклид («подражание», «предание»). См.: например: Петрушевский. Ислам, 144.

30. Термин имамиты имеет более ограниченное значение, чем термин шииты. Так, ал-Ашари подразделяет шиитов на три основные секты: «крайние», зайдиты и рафидиты или имамиты, которых он определяет как сторонников «ясного указания» (ан-насс) на имамат Али (Макалат, 17). Ал-Багдади (ал-Фарк, 21, 53) считает имамитов одной из четырех сект рафидитов (т. е. шиитов) и характеризует их как «противников зайдитов, кайсанитов и “крайних"».

После смерти одиннадцатого имама ал-Хасана ал-Аскари (ум. в 260/874 г.) шииты-имамиты признали своим двенадцатым имамом малолетнего сына последнего, Мухаммеда, который вскоре, однако, «исчез» или «скрылся». Он был провозглашен «скрытым» имамом и махди, который должен вернуться и наполнить мир справедливостью. К концу III/IX в. «умеренные» приверженцы хусайнитских имамов, представлявшие собой разрозненные и неопределенные группировки шиитов-рафидитов, организационно объединились на основе учения о двенадцати имамах. После этого объединения имамитами стали называть исключительно исна ашаритов — последователей учения о двенадцати имамах.

Основой имамитской доктрины является учение об имамате. Рассматривая имамат как «божественное установление», как продолжение пророчества, имамиты отвергают саму возможность выборности имама. По их мнению, имамат есть эманация вечного «божественного света» в роду Алидов (от отца к сыну). Божественная природа имамата] предопределила исключительные качества его носителей — непогрешимость и сверхчеловеческие знания.

Подробнее об имамитах и их догматике см.: Файйад. Ал-Имамийа (см. Библиографию); W. Madelung. Imama. — EI, NE, 3, 1195 — 1196; W. M. Watt. The Rafidites: a preliminary study. — «Oriens». T. 16. Leiden, 1963, 110 — 121; он же. Sidelights on early imamit doctrine. — SI. T. 31, 1970, 287 — 298; D. Sourde1. Les conceptions imamites аи debut XI siecle dapres le shaykh al-Mufid. — Islamic Civilisation. Ox., 1973, 187 — 200; W. Madelung. Imamism and Mutazilite Theology. — Le Shiisme-Imamite, 13 — 30.

31. Ал-бараа — первое слово IX суры Корана, название которой ат-Тауба («Покаяние»). В этой суре нашел отражение действительный факт: в феврале — марте 631 г. Али возглавлял паломничество в Мекку. Это единственная сура, не начинающаяся с басмалы.

32. Шиитские экзегеты после слов мин раббика («от твоего Господа») добавляют фи Али («об Али»).

33. Имеется в виду присяга у ал-Худайбии.

34. Согласно аш-Шахрастани, имамиты делились на мутазилитов или адлитов, которые распались на две враждующие секты — тафдилитов и ваидитов, и ахбаритов, которые также распались на две школы — антро-поморфистов и салафитов. Эта классификация отражает действительное деление имамитов на «традиционалистов» — ахбаритов и «рационалистов» — усулитов. Первые признавали только Коран и предания (ахбар) со слов имамов как источник религиозных знаний, а вторые допускали спекулятивную аргументацию в вопросах теологии и права, приняв теологические принципы (усул ад-дин) и правовую методологию (усул ал-фикх) мутазилитов. См.: W. Madelung. Akhbariyya. — EI. NE, Suppl., 57 — 58.

Тафдилиты и ваидиты в доступных нам источниках не упоминаются. Возможно, под тафдилитами аш-Шахрастани подразумевал тех имамитов, которые отдавали предпочтение (тафдил) разуму перед преданием, а под ваидитами — тех, кто проповедовал учение об «увещании и угрозе», которое было одним из пяти «корней» мутазилитской догматики (асл ал-ва-д ва-л-ва(ид). По этому учению, антропоморфизм есть тяжкий грех, за который Коран угрожает наказанием. Отсюда понятна вражда, о которой говорит аш-Шахрастани, между ахбаритами-антропоморфистами и имамитами-ваидитами.

О теологической школе салафитов см.: А. X. ал-Джабири. Ал-Фикр ас-салафи инда-ш-шиа ал-иснаашарийа. Байрут, 1977.

35. Абу Джафар Мухаммад б. Али(ум. в Медине в 114/732 или 118/736 г.) — пятый шиитский имам, авторитетный знаток преданий, получивший почетный титул бакир ал-илм («вскрывающий [сущность] знаний»). Сторонники имамата Мухаммеда ал-Бакира, бакириты, ссылаясь на предсказание пророка Мухаммада, утверждали, что именно он — ожидаемый имам, махди (ал-Багдади. Ал-Фарк, 59 — 60).

Аш-Шахрастани называет бакиритов и джафаритов, сторонников имамата Джафара ас-Садика (ум. в Медине в 148/765 г.), вакифитами, хотя под этим прозвищем известны прежде всего сторонники имамата седьмого имама Мусы ал-Казима (ум. в Багдаде в 183/799 г.), категорически отрицавшие смерть последнего.)

Позже джафаритами стали называть последователей пятого «правоверного» толка, признанного равноправным четырем известным толкам. Основой для фактического узаконения имамитского толка джафаритов явился их отказ от поношения первых двух халифов и признание законности их власти.

36. Согласно ан-Наши ал-Акбару (Масаил, 46) и ан-Наубахти (Шиитские секты, 161), после смерти Джафара ас-Садика его приверженцы распались на шесть сект. Одна из них — навуситы, последователи некоего басрийца по имени Навус. Ал-Ашари (Макалат, 25) связывает образование этой секты с именем басрийца Иджлана б. Навуса. Навуситы приписывали Джафару ас-Садику знание всего того, что можно постичь умозрительным путем и что предписывает шариат (ал-Багдади. Ал-Фарк, 61).

37. О значении термина каим см. коммент 35 к Вступительной части. Среди шиитов не было единого представления о каиме. Прежде всего они расходились в определении состояния каима. Одни признавали достоверной его смерть, другие отрицали саму возможность для него смерти, третьи, не утверждая определенно ни того, ни другого, считали его скрытым, невидимым для людей (ср.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 181 и сл.). Не было единого мнения и о назначении каима. Здесь можно выделить две точки зрения: «умеренную» и «крайнюю». С точки зрения «умеренных» шиитов, каим будет послан на землю, чтобы исполнить повеления Аллаха и установить на земле справедливость. «Крайние» шииты (в частности, карматы) проповедовали, что каим явится с «новым шариатом», отменит шариат. пророка Мухаммада и провозгласит «новый Коран» (ср.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 165). Другими словами, они ожидали пришествия каима в качестве основателя новой религии.

На примере термина каим хорошо видна многозначность понятий, которыми пользовались последователи различных сект. Эта многозначность отражала пестроту и эклектичность религиозно-политических представлений мусульман в раннем исламе.

В шиитской среде каим часто идентифицируется с термином махди («ведомый по правильному пути»). Это «скрытый» имам из рода Мухаммада, который должен появиться в «конце времен». Вера в ожидаемого имама (махди) — один из основных догматов шиитского ислама. В этом догмате нашла отражение иудео-христианская идея ожидаемого мессии.

38. Сахиб ас-сайф («владыка меча») — символ власти ожидаемого имама махди, который должен установить на земле справедливость и устранить тиранию посредством меча. Только он имеет законное право выступить с оружием против правителей-«узурпаторов» и призвать верующих к их свержению.

39. Вера навуситов в возвращение Али способствовала, видимо, тому, что часть сабаитов примкнула к ним (ал-Багдади. Ал-Фарк, 61).

40. Афтахиты или футхиты — одна из шести имамитских сект, образовавшихся после смерти Джафара ас-Садика, сторонники имамата Абдаллаха б. Джафара как старшего из сыновей имама. Абдаллах имел прозвище ал-Афтах («широкоголовый» или «широконогий»), отсюда его приверженцев стали называть афтахитами или футхитами (футх — мн. ч. от афтах). См.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 168.

Ал-Ашари (Макалат, 27 — 28) и ал-Багдади (ал-Фарк, 62) называют сторонников имамата Абдаллаха ал-Афтаха также аммаритами, очевидно, по имени одного из их предводителей, Аммара б. Мусы ас-Сабати. Большинство футхитов вскоре отступилось от признания имамата Абдаллаха ал-Афтаха. Не последнюю роль в этом сыграло, видимо, то обстоятельство, что Абдаллах не пользовался расположением своего отца, поскольку общался с хашвитами и склонялся к учению мурджиитов.

41. Шумайтиты или сумайтиты — сторонники имамата Мухаммада б. Джафара (ум. в Джурджанев 203/818 г.). Источники Приводят различные варианты имени главы этой секты: Йахйа б. Аби Шумайт, Йахйа б. Аби Сумайт, Йахйа б. Шумайт ал-Ахмаси, Йахйа б. ас-Сами (ан-Наубахти. Шиитские секты, 167; ал-Ашари. Макалат, 27; ал-Багдади. Ал-Фарк, 61 — 62). Шумайтиты считали, что Джафар ас-Садик завещал имамат своему сыну Мухаммаду, из потомства которого и должен быть ожидаемый имам, махди. Сам Мухаммад разделял мнение зайдитов о необходимости выступления имама с оружием в руках. В 199/814 г. он вместе с зайдитами-джарудитами выступил в Мекке против ал-Мамуна. Восстание не удалось, Мухаммад был схвачен, однако ал-Мамун пощадил его и даже приблизил к своему двору. См.: ал-Исфахани. Макатил, 358 — 360. Один из последователей этой малоизвестной секты, поэт Мадан аш-Шумайти (ум. после 160/780 г.), написал касиду, а по существу ересиографи-ческое сочинение, в котором он изложил и раскритиковал взгляды «крайних» шиитов своего времени (мансуритов, харбитов, мугиритов и др.). Значительную часть касиды поэт посвятил шумайтитам. Подробнее об этом см.: Ch. Реllat. Essai de reconstitution dun роеmе de Madan as-Sumayti. — «Oriens». T. 16. Leiden, 1963, 99 — 109; J. van Ess. Neue Verse des Madan as-Sumayti. — DI. Bd 47, 1971, 245 — 251.

42. Исмаилиты-вакифиты («остановившиеся» на имамате Исмаила б. Джафара или его сына Мухаммада) или «истинные» исмаилиты (ан-Наубахти. Шиитские секты, 161) — первоначальное название приверженцев Исмаила как седьмого шиитского имама. После смерти Джафара ас-Садика большинство его приверженцев признало имамат Мусы б. Джафара и передавало его в потомстве последнего вплоть до двенадцатого имама Мухаммада ал-Аскари. Остальные приверженцы Джафара признали имамат Исмаила, а после смерти последнего — имамат его сына Мухаммада, утверждая, что имамат не передается от брата к брату. Мусульманские ересиографы сообщают различные названия этой секты — сабиты («семеричники»), батиниты, талимиты и т. д. В последней трети IX в. учение исмаилитов послужило идеологической основой карматского движения в Бахрейне. Подробнее об учении ранних исмаилитов: см.: ал-Ашари. Макалат, 26; ал-Багдади. Ал-Фарк, 62 — 63; Ivanow. Ibn Qaddah (см. Библиографию); W. Ivanow. Studies in early Ismailism. Cairo, 1948; B.Lewis. The origins of Ismailism. Cambridge, 1940; W. Madelung. Das Imamat in der frueher ismailitischen Lehre. — DI. Bd 37, 1961, 43 — 135.

43. Мубаракиты — одна из исмаилитских сект, сторонники имамата Мухаммада б. Исмаила. Предводителем секты был некий ал-Мубарак (отсюда ее название), маула Исмаила б. Джафара. После смерти Исмаила его сын Мухаммад скрывался в округе Дамаванд близ Рея. Приверженцы его распространились по Хорасану, часть из них переселилась в Кандахар, а оттуда — в Индию, где они существуют и поныне. Мубаракиты были сторонниками передачи имамата по прямой линии, считая, что после ал-Хасана и ал-Хусайна имамат не передается от брата к брату. См.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 161 — 162; ал-Ашари. Макалат, 26 — 27.

Существует мнение (Ivanow. Ibn Qaddah, 97), что ал-Мубарак — прозвище Исмаила б. Джафара и что мубаракиты, следовательно, — секта (или секты) приверженцев Исмаила, а позже — его сына Мухаммада.

44. Идеологическая система исмаилитов состоит из общедоступного, «внешнего» (захир) учения и «скрытого» (батин), доступного только посвященным. Отсюда исмаилитов всех направлений называли батинитами. Однако название батиниты закрепилось за исмаилитами, видимо, лишь с IV/X в., поскольку ранние ересиографы (ан-Наубахти, Ал-Ашари) не упоминают этого названия. В то же время ал-Багдади (ум. в 429/1037 г.), посвятив батинитам более тридцати страниц своего труда (ал-Фарк, 281 — 312), сообщает, ссылаясь на исторические хроники, что «батинитский призыв» и «учения батинитов» были основаны еще во второй половине II/VIII в. Речь идет о начале исмаилитского движения.

45. Мусавиты или муфаддалиты — сторонники имамата Мусы ал-Казима (ум. в 183/799 г.), последователи ал-Муфаддала б. Умара ал-Джуфи. Согласно Ал-Ашари (Макалат, 29), глава и предводитель мусавитов пользовался большим уважением и почтением у своих единомышленников. По другим сведениям (ал-Кашши. Ар-Риджал, 227 — 228, 274 — 275; ан-Наджаши. Ар-Риджал, 326), ал-Муфаддал б. Умар — «крайний» шиит-мусавит из окружения Джафара ас-Садика, автор «ненадежных» книг, передатчик вымышленных хадисов, выманивавший у людей деньги [230] на пропитание тем, что сочинял хадисы и рассказывал их, ссылаясь на имама.

Мусавиты отрицали смерть своего избранника, утверждая, что он — ожидаемый имам, махди (ал-Багдади. Ал-Фарк, 63).

46. Зурара б. Айан (ум. в 150/767 г., ан-Наджаши. Ар-Риджал, 133) первоначально был футхитом или аммаритом — сторонником имамата Абдаллаха б. Джафара ал-Афтаха, но, разуверившись в его знаниях, он признал имамат его брата, Мусы ал-Казима. Приверженцев Зурары называли зураритами или тамимитами (ал-Ашари. Макалат, 28, 36; ал-Багдади. Ал-Фарк, 70).

Аммар б. Муса ас-Сабати первоначально также был футхитом, но затем отступился от своего мнения и признал имамат Мусы ал-Казима, сочтя законной передачу имамата от брата к брату (см.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 169; ал-Ашари. Макалат, 28).

47. Мусульманские ересиографы выделяют три главные секты, образовавшиеся после смерти седьмого шиитского имама Мусы ал-Казима.

1) Катиты, признавшие реальность смерти Мусы, проповедовали преемственность имамата Алидов по прямой линии (ср.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 169; ал-Ашари. Макалат, 17 — 18).

2) Шуккакиты, «сомневавшиеся» в его смерти и колебавшиеся в отношении его преемника. Большинство их в конце концов склонилось к признанию имамата Али б. Мусы ар-Риды (ср.: ан-Наши ал-Акбар. Масаил, 47 — 48; ан-Наубахти. Шиитские секты, 171). Аш-Шахрастани называет эту группу имамитов мамтуритами, что не соответствует данным предшествующих ересиографов.

3) Вакифиты, «остановившиеся» на имамате Мусы, отрицавшие его смерть, не признававшие имамом никого другого и считавшие его каимом, махди (ср.: ан-Наубахти и. Шиитские секты, 169 — 170; ал-Ашари. Макалат, 28). Ал-Багдади (ал-Фарк, 63) называет эту категорию имамитов мусавитами. Другое название вакифитов — мамтуриты (подробнее об этом см.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 170 — 171; ал-Ашари. Макалат, 28 — 29; ал-Багдади. Ал-Фарк, 64).

Ал-Кашши (ар-Риджал, 390 — 391) приводит следующую версию возникновения секты вакифитов. Двое доверенных Мусы собрали для него 30 тыс. динаров податей, но в период заключения Мусы они растратили эти деньги на покупку жилища, земли и зерна. Когда же они узнали о его смерти, то распространили среди его приверженцев слухи, что он не умер, он — каим. Перед смертью эти доверенные оставили завещание наследникам Мусы, и тогда стало ясно, что они распространяли веру в возвращение Мусы, опасаясь, что его наследники потребуют от них собранные для него деньги. Однако часть шиитов осталась верной его имамату, их стали называть вакифитами.

48. Исна-ашариты — духовные преемники катитов, признавшие двенадцать (отсюда их название «дюжинники») имамов из рода Али. По мере исчезновения различных имамитских сект и выработки исна-ашаритской доктрины имамата название имамиты (о них см. коммент. 30 к гл. 6) полностью перешло к иснаашаритам. См.: ал-Багдади. Ал-Фарк, 64 — 65; R.Strothmann. Die Zwoelfer-Schia. Lpz., 1926.

49. Среди сторонников имамата Джафара б. Али (ум. в 271/884 г.)г брата одиннадцатого имама ал-Хасана б. Али ал-Аскари (ум. в 260/874 г.), аш-Шахрастани ошибочно называет ал-Хасана б. Али б. Фаддала. Известно, что теолог-мистик, мухаддис и факих из Куфы Ибн Фаддал умер в 224/839 г. (см.: Прозоров. Историография, 92 — 95, № 20). Причиной анахронизма послужило, видимо, то обстоятельство, что и сторонники имамата Джафара б. Али, и Ибн Фаддал были футхитами (допускавшими передачу имамата от брата к брату). Кстати, ан-Наубахти, сведения которого об этих сектах несомненно использовал аш-Шахрастани (ср.: Шиитские секты, 182 — 183, 193), не упоминает Ибн Фаддала среди сторонников имамата Джафара б. Али. [231]

50. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 180), после смерти ал-Хасана б. Али его приверженцы распались на четырнадцать сект. При описании этих сект аш-Шахрастани следует ан-Наубахти (ср.: Шиитские секты, 180 — 193), опуская подробности их аргументации и несущественные расхождения между ними.

51. Худжжа (ал-хакк ала-л-халк) — «доказательство (бога для людей)». Этот термин получил широкую известность в исмаилитской практике — так называли главу пропаганды, которого назначал имам — «владыка времени». Число худжжей (по примеру учеников Христа и накибов пророка Мухаммада) — двенадцать. См.: М. G. S. Hodgson. Hudjdja. — EI, NE, 3, 562 — 564.

Представление о худжже заняло важное место в имамитской доктрине имамата. Имамиты проповедовали, что худжжа должен быть из потомства ал-Хасана б. Али, что земля не может оставаться без худжжи, но появляться ему или скрываться — решает Аллах. Люди не должны упоминать имя худжжи и спрашивать о месте его пребывания. Тем более недопустимо это, утверждает ан-Наубахти (Шиитские секты, 192), «в наше время, когда преследования суровы, власти несправедливы и внимание их к правам себе подобных ничтожно».

Позже имамиты окончательно признали, что ожидаемый имам, каим, махди, худжжа — Мухаммад б. ал-Хасан, «исчезнувший» вскоре после смерти своего отца, одиннадцатого имама ал-Хасана ал-Аскари (ум. в 260/874 г.). 52.

52. Ар-Рида (от глагола радийа — «быть довольным; считать кого-либо приемлемым, предпочитать кого-либо» и т. д.) — «благоугодный, приемлемый (человек)». Значение этого термина тесно связано с одной из коренных проблем социально-политической истории раннего халифата — с вопросом о праве на главенство в общине. Источники показывают, что решающим основанием для избрания первых четырех халифов были не воля или завещание предшественника на посту главы общины, а то обстоятельство, что в глазах основной массы арабов они отвечали требованиям, предъявляемым к вождю, т. е. были угодны им. Обстоятельства избрания первых четырех халифов свидетельствуют о том, что этот акт тогда еще мало чем отличался от обычного избрания предводителя племени, когда воля большинства служила практически единственным основанием законности прав того или иного претендента на сан халифа. Подробнее об этом см.: П. А. Грязневич. О значении термина ар-рида. — XXV Международный конгресс востоковедов. Доклады делегации СССР. М., 1960.

Новое звучание термин ар-рида приобрел в шиитской среде в период ан-тиомейядской борьбы. Шииты вели антиомейядскую пропаганду от имени таинственного члена «семьи пророка» — ар-Рида мин ал Мухаммад («Благоугодного из рода Мухаммада»). Призывая к борьбе за возвращение власти потомкам «семьи пророка» и скрывая соперничество между Алидами и Аббасидами — двумя ветвями этой семьи, пропагандистский лозунг «К Благоугодному из рода Мухаммада!» способствовал созданию самого широкого фронта антиомейядской оппозиции.

Формула ар-Рида оказалась удобной, судя по сообщению аш-Шахрастани, и для тех имамитов конца ІІІ/ІХ в., которые колебались в выборе конкретного имама.

53. Название каламита (от араб, калам — об этом см. коммент. 38 к Вступительной части) встречается только у аш-Шахрастани в значении «сторонники умозрительных методов». Эту категорию имамитов он называет также адлитами и мутазилитами, противопоставляя их ахбаритам (об этом см. коммент. 34 к гл. 6).

54. 1) Ал-Муртада (Желанный) — Абу-л-Хасан Али б. Аби Талиб (убит в Куфе 21 рамадана 40/21 января 661 г.).

2) Ал-Муджтаба (Избранный) — Абу Мухаммад ал-Хасан б. Али (ум. в Медине в 49/669 г.).

3) Аш-Шахид (Мученик) — Абу Абдаллах ал-Хусайн б. Али (погиб в Кербеле 10 мухаррама 61/10 октября 680 г.). [232]

4) Ас-Саджжад (Часто совершающий поклоны в молитвах) — Абу Мухаммад «Али б. ал-Хусайн (ум. в Медине в 95/713 г.).

5) Ал-Бакир [Вскрывающий (сущность знаний)] — Абу Джафар Мухаммад б. Али (ум. в Мекке в 114/732 г.).

6) Ас-Садик (Правдивый) — Абу Абдаллах Джафар б. Мухаммад (ум. в Медине в 148/765 г.).

7) Ал-Казим (Обуздывающий гнев) — Абу Ибрахим или Абу-л-Хасан Муса б. Джафар (ум. в тюрьме в Багдаде в 183/799 г.).

8) Ар-Рида (Благоугодный) — Абу-л-Хасан Али б. Муса (ум. в Тусе в 203/818 г.).

9) Ат-Таки (Благочестивый) или ал-Джавад (Великодушный) — Абу Джафар Мухаммад б. Али (ум. в Багдаде в 220/835 г.).

10) Ан-Наки (Чистый) или ал-Хади (Ведущий правильным путем) — Абу-л-Хасан Али б. Мухаммад (ум. в Самарре в 254/868 г.).

11). Аз-Заки (Праведный) ал-Аскари — Абу Мухаммад ал-Хасан б. Али (ум. в Самарре в 260/874 г.).

12) Ал-Худжжа [Доказательство (бога для людей)], ал-Каим [Исполнитель (повелений Аллаха)], ал-Мунтазар (Ожидаемый) — Мухаммад б. ал-Хасан, который «исчез» вскоре после смерти своего отца и появление которого имамиты ожидают поныне. См., например: Файйад. Ал-Имамийа, 160 — 165, 181 — 183.

55. Многочисленные группировки и секты, представлявшие «крайнее» течение в шиитском исламе, в арабской ересиографической литературе известны под общим названием гулат (ед. ч. — гали), т. е. «крайние», «придерживающиеся неумеренных взглядов». Мусульманские ересиографы считали «крайними» тех, кто проповедовал «неумеренные» взгляды в отношении Али и его потомков, подразумевая под «неумеренностью» прежде всего их обожествление. Согласно мусульманской традиции, первым «крайним» шиитом был Абдаллах б. Саба, отрицавший смерть Али и ожидавший его возвращения. Наибольшая активность «крайних» шиитских сект пришлась на II/VIII в. — период наименьшей стабильности общественных отношений, период смены династий. Деятельность «крайних» шиитов проходила в тот период преимущественно на территории Ирака — в стране древних цивилизаций и синкретических верований, что предопределило пестроту и эклектичность религиозно-политических представлений «крайних» шиитов. Наиболее древними и популярными были различные представления об эманации «божественного» духа или света. Идея «божественной сущности» верховной власти находила выражение в признании за имамами из рода Али исключительных, сверхъестественных свойств, которые они приобретают с получением, духовного завещания от предшествующего имама.

Потребность верующих в практическом руководстве общиной приводила к тому, что появлялись различного рода заместители (халиф), доверенные (вакил), временные исполнители (каим) повелений обожествляемых имамов. Идеи заместительства имама-бота на земле получали дальнейшее развитие в форме посланнических и пророческих миссий. Появлялись многочисленные «пророки» (наби), «посланники» (расул), «врата» (баб), которым с неба ниспосланы «откровения» (вахи, танзил), «пути» (асбаб), «доказательства»-(худжжа) и т. д. Претенденты на пророческую и посланническую миссии постепенно и естественно приходили к обожествлению самих себя.

Деятельность «крайних» шиитов активно способствовала внедрению отдельных элементов эллинистическо-христианского гностицизма, неопифагоризма и других идеологических систем в сознание мусульманских народов и привела к тому, что многие понятия и представления, чуждые или даже враждебные раннему исламу, в той или иной форме проникли в ислам, оказав влияние на формирование религиозно-политической идеологии «умеренных» шиитов. Именно в среде «крайних» шиитов зародились идеи о скрытом состоянии и возвращении имамов (гайба, раджа), об их «пророческих» знаниях и непогрешимости, о «божественном» воплощении, о воскрешении и переселении душ. Эти идеи стали затем элементами догматической системы «умеренных» шиитов. См.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 93 — 99; Прозоров. Эволюция доктрин (см. Библиографию); М. Абдалла. Xapaкат аш-шиа ал-мутатаррифун. Ал-Кахира, 1954; М. G. S. Hodgson. Ghulat. — EI, NE, 2, 1119 — 1121; L. Massignon. Recherches sur les Shiites extremistes a Bagdad a la fin du troisieme siecle de Hegire. — ZDMG. Bd 92, 1938, 378 — 382.

56. Об этом см. коммент. 13, 19 к гл. 6. См. также: Бартольд. Ислам, 6, 392; W. Madelung. Khurramiyya, ou Khurramdiniyya. — EI, NE, 5, 65-67.

57. Абдаллах б. Саба (его часто называли по матери — Ибн ас-Сауда, т. е. «сын черной») родом из Саны (или из Хиры) — эпоним самой ранней в исламе секты сабаитов, проповедовавшей «крайние» взгляды в отношении Али. До принятия ислама Абдаллах б. Саба был иудеем, что дало основание противникам шиитов утверждать, что основы рафидизма заимствованы у иудеев (ан-Наубахти. Шиитские секты, 128). Ссылаясь на Тору, Абдаллах б. Саба говорил, что у каждого пророка был восприемник завещания (васи), Али был восприемником завещания пророка Мухаммеда, а поскольку Мухаммад — лучший из пророков, то и Али — лучший из восприемников завещания (ал-Багдади. Ал-Фарк, 235). Когда Али приказал сжечь группу сабаитов, провозгласивших его богом, последние заявили: «Теперь мы знаем, что ты — действительно бог, потому что только бог наказывает огнем» (там же, 225). Сабаиты отрицали смерть Али, утверждая, что он — ожидаемый имам, махди, что он вернется, чтобы отомстить своим врагам и восстановить справедливость. Абдаллаху б. Саба и его последователям приписывали распространение в исламе антропоморфизма. См.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 127 — 128; ал-Ашари, Макалат, 15; ал-Багдади. Ал-Фарк, 225, 235 — 236; I. Friedlander. Abdallah b. Saba, der Begriinder der Sia, und seine juedische Ursprung. — ZA. Bd 23, 1909, 296-327; Bd 24, 1910, 1 — 46.

58. Ал-Ашари (Макалат, 17) и ал-Багдади (ал-Фарк, 54) считают камилитов одной из имамитских (рафидитских) сект. Об основателе секты Абу Камиле источники ничего не сообщают, кроме того, что он утонул в Тигре в правление ал-Махди (ал-Багдади. Ал-Фарк, 56). Последователем этой секты был известный поэт Башшар б. Бурд (убит но приказу ал-Махди в 167/783 г.). Ал-Багдади (ал-Фарк, 54) сообщает, что к «заблуждениям» камилитов Башшар б. Бурд добавил еще два «заблуждения». Первое: признание возвращения в этот мир до дня воскресения. Второе: признание правоты Иблиса, предпочтившего огонь земле. В качестве доказательства его правоты камилиты приводили стих Башшара б. Бурда: «Земля — мрачна, а огонь сияет. Огню поклоняются с тех пор, как он существует». Подробнее о взглядах Башшара б. Бурда см.: A. Roman. Un poeme «ouvert» de Bassar b. Burd. — BEO. T. 30, 1978, 185-196.

59. Илбаиты (или илбаниты) — секта «крайних» шиитов, последователи ал-Илбаа б. Зарраа (или: Дарраа) ал-Асади (или: ад-Дуси), который, согласно ал-Барки (ар-Риджал, 15), был приверженцем пятого шиитского имама Мухаммеда ал-Бакира (ум. в 114/732 г.). Ал-Кашши (ар-Риджал, 175 — 176) приводит рассказ о том, как правитель Бахрейна ал-Илба б. Дарра ал-Асади (речь идет, по-видимому, об одном и том же лице) доставил в Медину и вручил Джафару ас-Садику 700 тыс. динаров, рабов и верховых животных, собранных для Омейядов. Ал-Илба» б. Дарра сказал, что все собранное принадлежит ас-Садику, ибо «Аллах не определил Омейядам из этого ничего» (там же, 176).

Другое название этой секты — алйавиты (или алйаиты, алйаниты) — происходит от прозвища алйа (вид морской птицы), данного предводителю илбаитов Башшару аш-Шаири (ум. около 180/786 г.). Торговец ячменем в Куфе, Башшар аш-Шасири был известен как пропагандист «крайних» шиитских взглядов. Отвергая божественность Мухаммада и считая его лишь рабом и посланником Али — истинного бога в образе хашимита, Башшар аш-Шаири и его последователи проповедовали характерную для всех «крайних» шиитов идею манифестации (зухур) божества в различных образах. Подробнее об алйавитах или илбаитах см.: ал-Кумми. Ал-Макалат, 59 — 60; ал-Кашши. Ар-Риджал, 340 — 342.

Религиозные доктрины алйавитов были близки учению другой секты «крайних» шиитов — мухаммиситов («пятеричников»), обожествлявших пять лиц. Подробнее об этом см.: ал-Кумми. Ал-Макалат, 56 — 59; Прозоров. Эволюция доктрин.

60. Ал-Мугира б. Саид — «крайний» шиит из Куфы, открыто выступивший с пророческой миссией в период наместничества в Ираке Халида ал-Касри и казненный по приказу последнего в 119/736 г. Мугириты не признавали имамат Джафара ас-Садика, а отстаивали право на имамат Мухаммеда б. Абдаллаха, смерть которого они отрицали и возвращения которого в качестве махди они ожидали. Учение мугиритов о сотворении мира глубокими корнями уходило в манихейство с его дуализмом Света и Тьмы, Добра и Зла. Сведения аш-Шахрастани о мугиритах восходят к ал-Багдади (ал-Фарк, 238 — 242). См. также: Ибн ал-Асир. Ал-Камил, 5, 154 — 155; W. F. Tucker. Rebels and gnostics: al-Mugira ibn Said and mugiriyya. — «Arabica». T. 22. Leiden, 1975, fasc. 1, 33 — 47.

61. В тексте: байна-л-рукн ва-л-макам, т. е. между восточным углом Кабы, заключающим черный камень, и камнем, на котором, по преданию, стоял патриарх Авраам при постройке Кабы.

62. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 140), Абу Мансур ал-Иджли вырос в пустыне и был неграмотным. Провозгласив себя сначала преемником завещания Мухаммеда ал-Бакира, Абу Мансур затем стал претендовать на пророческую миссию, на то, что пророчество продолжится в его потомстве. Проповедуя, что Аллах не прекращает посылать на землю своих «вестников», он объявил себя «клочком неба» (кисф), упавшим на землю. Под небом он подразумевал род Мухаммада (хашимитов), а под землей — шиитов (ал-Ашари. Макалат, 9). Он утверждал, что Аллах послал его с толкованием Корана. После того как Абу Мансур был схвачен и казнен, его сынал-Хусайн также стал претендовать на пророческую миссию и на место своего отца. Его последователей называли хусайнитами (о них см.: ал-Ашари. Макалат, 24). Как сообщает ан-Наубахти (Шиитские секты, 141), «для него собирали деньги, множество людей следовало его взглядам и учению и исповедовало его пророчество», а когда он был схвачен и распят, халиф ал-Махди «изъял у него огромное богатство и усиленно разыскивал его приверженцев». О ман-суритах см. также: ал-Багдади. Ал-Фарк, 243 — 245; W. Tucker. Abu Mansur al-ljli and the mansoriyya: a study in medieval terrorism. — DI. Bd 54, 1977, H. 1, 66-76.

63. Ал-кисф ас-сакит или кисф мин ас-сама сакит — коранический образ. Ср.: Коран LII, 44: «И если они увидят клочья неба падающими, скажут они: “Нагроможденные облака!”», а также Коран XVII, 94: «или спустишь на нас небо, как говоришь, кусками...». Отсюда другое название мансуритов — кисфиты.

64. Согласно ан-Наубахти (Шиитские секты, 162 — 163), часть хаттабитов, признав смерть Исмаила б. Джафара, примкнула к партии сторонников Мухаммада б. Исмаила и в 143/760 г. подняла восстание в Куфе против аббасидского наместника Исы б. Мусы. Семьдесят хаттабитов ожесточенно сражались камнями, тростниковыми палками и ножами, однако почти все они были перебиты. Абу-л-Хаттаб был взят в плен и по приказу Исы б. Мусы распят с группой своих единомышленников. Трупы их были сожжены, а головы отосланы халифу ал-Мансуру, который приказал подвесить их на воротах Багдада на три дня, а затем сжечь.

После смерти Абу-л-Хаттаба часть его приверженцев, обожествлявших Джафара ас-Садика, стала проповедовать, что последний сделал его ангелом.

Хаттабиты развили учение о «говорящем» (натик) и «безмолвном» (са-мит) имаме. Согласно их учению, во времена пророка («говорящего» имама) Али был «безмолвным» имамом, а после него стал «говорящим»; подобно этому Абу-л-Хаттаб при жизни Джафара ас-Садика был «безмолвным» имамом, а после его смерти стал «говорящим» (ал-Ашари. Макалат, 10; ал-Багдади. Ал-Фарк, 248). О

Согласно Ал-Ашари (Макалат, 11), хаттабиты поклонялись своему избраннику и считали его богом более важным, чем Джафар ас-Садик и Али. Подробнее об Абу-л-Хаттабе и его приверженцах см.: ал-Кашши. Ар-Риджал, 246-260; W. Madelung. Khattabiyya. — EI, NE, 4, 1163-1164.

63. После того как Абу-л-Хаттаб был казнен, а Джафар ас-Садик отрекся от него и проклял его, хаттабиты распались на четыре (ан-Наубахти. Шиитские секты, 143) или на пять (Ал-Ашари. Макалат, 10; ал-Багдади. Ал-Фарк, 248) сект. Одна из них — мамариты (возможно, муаммариты), обожествлявшие Мамара б. ал-Ахмара, торговца хлебом в Куфе (ал-Кумми. Ал-Макалат, 53). Более подробно учение мамаритов изложено у ан-Наубахти (Шиитские секты, 144 — 146). См. также: ал-Ашари. Макалат, 11; ал-Багдади. Ал-Фарк, 248.

66. Базигиты — последователи ткача из Куфы Базига б. Мусы, считавшие своего избранника пророком, посланным Джафаром ас-Садиком. См.: ал-Кумми. Ал-Макалат, 52, 54; ал-Ашари. Макалат, 12; ал-Багдади. Ал-Фарк, 248 — 249.

67. Сведения аш-Шахрастани об иджлитах или умайритах восходят к ал-Ашари (Макалат, 12 — 13). См. также: ал-Багдади. Ал-Фарк, 249; ал-Исфараини. Ат-Табсир, 74, где главой этой секты назван Амр б. Байан ал-Иджли, а его последователи — амритами.

68. О муфаддалитах, последователях менялы ал-Муфаддала, аш-Шахрастани сообщает те же сведения, что и Ал-Ашари (Макалат, 13) и ал-Багдади (ал-Фарк, 249 — 250).

Среди хаттабитских сект, не упомянутых аш-Шахрастани, следует назвать также сариитов, последователей ас-Сари ал-Аксама, обожествлявших Джафара ас-Садика и уподоблявших своего предводителя Моисею и Салману ал-Фариси (см.: ан-Наубахти. Шиитские секты, 144; ал-Кумми. Ал-Макалат, 52).

69. Ахмад б. Закарийа ал-Каййал или Ибн ал-Каййал — шиитский гностик из округа Байхак, развернувший активную деятельность около 300/ 913 г. Ал-Каййал провозгласил отмену шариата и введение нового религиозного закона, который он изложил в написанном по-персидски сочинении под названием Курган. Ему приписывают изобретение тайнописи, которую мог читать только он. Ал-Каййал приобрел много сторонников в Кашше и Мерве и пользовался благорасположением саманидского вазира в Бухаре. Во времена аш-Шахрастани последователи школы ал-Каййала действовали в Самарканде и были в ходу их книги. См.: W. Madelung. Al-Kayyal. — EI, NE, 4, 880.

70. Согласно эсхатологическим представлениям мусульман, в день Страшного суда поступки людей будут взвешены на весах справедливости (ал-мизан), а сами люди должны будут пройти по тонкому, как волос, пути (ас-сират) над пропастью (об этом см. коммент. 15 к гл. 5).

71. Хишам б. ал-Хакам (ум. в Багдаде в 199/814 г.) — знаменитый шиитский теолог-полемист, один из зачинателей шиитской догматики, историк и теоретик шиитов, сформулировавший и развивший в своих многочисленных трудах основные положения учения «умеренных» шиитов об имамате. Полемические и теоретические труды Хишама б. ал-Хакама положили начало письменной традиции «умеренных» шиитов в ересиографии. Подробнее о нем см.: Прозоров. Историография, 65 — 68 (№ 10).

Хишам б. Салим ал-Джавалики (ум. в конце II/VIII в.) — известный шиитский теолог и комментатор Корана, последователей которого называли джаваликитами.

Ал-Ашари и вслед за ним ал-Багдади выделили хишамитов и джаваликитов из числа имамитских (рафидитских) сект как последователей антропоморфизма (ат-таджсим, ат-ташбих). См.: ал-Ашари. Макалат, 31 — 34, 44 — 45, 60 — 61 и др.; ал-Багдади. Ал-Фарк, 65 — 69. При описании этих сект аш-Шахрастани следовал Ал-Ашари.

72. Мухаммад б. Харун Абу Иса ал-Варрак (ум. в Багдаде в 247/861 г.) — друг и учитель Ибн ар-Раванди (о нем см. коммент. 27 к гл. 1), вместе с которым он отошел от мутазилитов и был обвинен в «ересн». Абу Иса ал-Варрак — автор Кшпаб ал-макалатп («Книга об учениях») и Китаб ихтилаф аш-шиа («Расхождения среди шиитов»), которые, видимо, и цитирует аш-Шахрастани. См.: GAS, 1, 620.

73. _Мухаммад б. Али (так!) б. ан-Нуман Абу Джафар ал-Ахвал (ум. в 160/777 г.) — теолог-полемист, один из основателей алидской догматики, ближайший сподвижник имама Джафара ас-Садика. Из сообщения аш-Шахрастани явствует, что Абу Джафар ал-Ахвал — один из первых классификаторов мусульманских сект, положивший начало мусульманской ересиографической традиции.

Оба прозвища Абу Джафара ал-Ахвала (Myмин ат-Так и Шайтан ат-Так) связаны с тем, что он имел разменную лавку в Куфе, в районе Так ал-Махамил, и умел безошибочно опознавать фальшивые динары. Отсюда его последователей стали называть шайтанитами. Подробнее о нем см.: Прозоров. Историография, 58 — 60 (№ 5). Учение Абу Джафара ал-Ахвала изложено у Ал-Ашари (Макалат, см. Указатель имен) и ал-Багдади (ал-Фарк, 71).

74. Нуайм б. Хаммад ал-Хузаи ал-Мисри — известный мухаддис, со слов которого передавал хадисы ал-Бухари. Родом из Мерверруда, Нуайм б. Хаммад жил в Египте, а умер в Самарре, в тюрьме, в 228/844 г. Подробнее о нем см.: ал-Багдади. Тарих, 13, 306 — 314; GAS, 1, 104 — 105.

75. Йунус б. Абд ар-Рахман ал-Кумми (умер вскоре после 203/818 г.) — зачинатель шиитской теологии, мухаддис и комментатор Корана, автор более-тридцати сочинений. Подробнее о нем см.: Прозоров. Историография, 76 — 78 (№ 14). Об учении йунуситое, последователей Йунуса б. Абд ар-Рахмана, см. также: ад-Ашари. Макалат, 35; ал-Багдади. Ал-Фарк, 70.

76. Нусайриты — секта «крайних» шиитов, главой (одиннадцатым имамом) которых был Мухаммад б. Нусайр (ум. в Басре около 270/883 г.). См.: Massignon. Les origines Shiites, 27; он же. Les Nusayris, 110 — 114.

По другим сведениям, Мухаммад б. Нусайр ал-Фахри ан-Нумайри — глава «крайней» шиитской секты нумайритов, обожествлявших десятого имама шиитов Абу-л-Хасана ал-Аскари (ум. в 254/868 г.). Мухаммад б. Нусайр первоначально выдавал себя за пророка, а затем стал проповедовать, что бог вселился в него самого. См.: ан-Наубахти. Шиитские секты,. 179; Ал-Ашари. Макалат, 15; ал-Багдади. Ал-Фарк, 252. Мусульманские ересиографы относили нумайритов к пантеистам (хулулитам), поскольку они проповедовали последовательное вселение «божественного духа» в пять лиц: пророка Мухаммеда, Али, Фатиму, ал-Хасана и ал-Хусайна (ал-Ашари Макалат, 14 — 15; ал-Багдади. Ал-Фарк, 255 — 256). Идейными предшественниками нумайритов были мухаммиситы и алйавиты (о них см. коммент. 59 к гл. 6).

К этой же категории «крайних» шиитов — пантеистов источники относят исхакитов, последователей Исхака б. Мухаммада ан-Нахаи по прозвищу ал-Ахмар, проповедовавшего в ал-Мадаине в конце III/IX в. Ал-Ахмар считал Али богом, который может выступать в любом образе и в любое время. Он может принимать любые обличья, оставаясь единым. В частности, во времена ал-Хасана он являлся в образе ал-Хасана, во времена ал-Хусайна — в образе ал-Хусайна. Согласно учению исхакитов, именно Али послал Мухаммада к людям с посланнической миссией (ал-Багдади. Тарих. 6, 380).

Исхакиты ал-Мадаина были наследниками религиозной доктрины алйавитов-илбаитов. Ал-Масуди (Мурудж, 3, 265 — 266) вовсе не делал различия между ними, утверждая, что книга Исхака б. Мухаммада Китаб ас-сират написана с позиций илбанитов. Ибн Хазм (ал-Фисал, 4, 186) также [237] называет Исхака б. Мухаммада одним из теологов алйанитов, посвятившим свою книгу изложению их учения.

Анализ религиозных доктрин упомянутых выше «крайних» шиитских сект дает основание говорить о духовной преемственности в развитии их религиозных систем.

77. Имеется в виду Мухаммад б. Халил ас-Саккак — единомышленник и последователь Хишама б. ал-Хакама (ум. в 199/814 г.), автор «Книги об имамате», «Опровержения [учения о] переходе имамата по завещанию» и др. Подробнее о нем см.: Ибн ан-Надим. Ал-Фихрист, 225; ат-Туси. Ал-Фихрист, 158.

78. Общие сведения о ранних исмаилитах и библиографию по этому вопросу см. коммент. 42 — 44 к гл. 6. Об истории исмаилитского движения и космологии исмаилитов см.: М. Талиб. Тарйх ад-дава ал-исмаилийа. Байрут, 1965; Н. Halm. Kosmologie und Heilslehre der fruehen Ismailiya: eine Studie zur islamischen Gnosis. Wiesbaden, 1978. См. также: I. Poonawala. Bibliography of Ismajli literature. California, 1977.

79. В самом широком и распространенном значении накиб — глава, старейшина «семьи пророка» (тарифов), назначавшийся халифом. В каждом большом городе тарифами управлял один из накибов. До конца IV/Х в. накибами были старейшины алидской знати, но затем и аббасидская ветвь «семьи пророка» получила собственного накиба (Мец. Ренессанс, 133).

У исмаилитов накиб — уполномоченный имама — «владыки времени».

80. Согласно мусульманской традиции, Абдаллах б. Саба первым распространил учение о васи — помощнике, или уполномоченном, пророка. Он говорил, что Аарон был уполномоченным Моисея, апостол Петр — уполномоченным Иисуса, Али — уполномоченным Мухаммада. Понятие об избранничестве Али заняло прочное место в шиитской доктрине имамата. Согласно этой доктрине, пророк непосредственным распоряжением избрал «Али своим преемником в учительстве и правлении и ясно предназначил его к этому. Таким образом, васи — восприемник духовного завещания пророка, а после него — предшествующего имама,.

81. Тасмийа — произнесение слов «Во имя Аллаха милостивого, милосердного!» Тахлил — произнесение слов исповедания веры «Нет бога, кроме Аллаха, Мухаммад — посланник Аллаха».

82. О «новом призыве» исмаилитов и предводителе этого движения см.: М. Галиб. Ас-Саир ал-Химйари ал-Хасан б. ас-Саббах. Байрут. 1979; Л. В. Строева. «Новый призыв» исмаилитов как идеология народного движения в Иране в XI — XII вв. - ПС Вып. 21 (84), 1970, 199-213.

83. Речь идет о фатимидском халифе в Египте ал-Мустансире (427/1036 — 487/1094), в длительное правление которого исмаилитские эмиссары (даи) достигли наивысшего успеха. Они добрались до Йемена и Синда, а в 451/ 1059 г. некоторое время правили в Багдаде от имени ал-Мустансира. См., например: Босворт. Мусульманские династии, 79.

84. «Нет бога, кроме Аллаха, Мухаммад — посланник Аллаха».

Текст воспроизведен по изданию: Мухаммад ибн Абд ал-Карим аш-Шахрастани. Книга о религиях и сектах (Китаб ал-милал ва-н-нихал). Часть 1. Ислам. М. Наука. 1984

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.