Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

АБУ ЙУСУФ

КНИГА О ХАРАДЖЕ

КИТАБ АЛ-ХАРАДЖ

Ты спрашивал, повелитель верующих, о (сдаче) в издольную аренду-музара'ат необработанной земли из половины или трети (урожая).

Наши товарищи из Хиджаза и Мадины не одобряют ее и считают ее (юридически) недействительной, говоря, что необработанная земля отличается от земли под пальмами и (фруктовыми) деревьями. Вместе с тем они не видят никакого зла в (сдаче) в издольную аренду-мусакат земли под пальмами и другими (фруктовыми) деревьями из трети, четверти, из меньшей или большей доли урожая.

Наши товарищи из Куфы не имеют единого мнения по этому вопросу. Тот, кто одобряет (сдачу) в издольную аренду-мусакат земли под пальмами и другими (фруктовыми) деревьями, тот одобряет (сдачу) в издольную аренду-музара'ат необработанной земли из половины и трети (урожая), а тот, кто не одобряет (сдачу) в издольную аренду-мусакат земли под пальмами и (фруктовыми) деревьями, тот не одобряет также и (сдачу в) издольную аренду-музара'ат необработанной земли из половины или трети (урожая). Но эти две группы из Куфы единодушны в одном: кто одобряет (сдачу в) издольную аренду-мусакат (земли под пальмами и фруктовыми деревьями), тот одобряет и (сдачу в) издольную аренду-музара'ат (необработанной земли), а кто не считает (юридически) действительным первый вид, тот не считает (юридически) действительным и второй вид издольной аренды.

Абу Йусуф сказал: Лучшее, что мы слышали, хотя об этом Аллах лучше знает, — это то, что все они дозволены, правильны и юридически законны. Эти земли, по моему мнению, подобны имуществу мударабат: одно лицо передает другому имущество мударабат из половины или из трети, а это дозволено, хотя при этом стороны не знают сумму барыша, но по этому поводу между учеными нет никакого разногласия. Земля, по моему мнению, подобна имуществу мударабат, все равно она необработана, под пальмами или другими (фруктовыми) деревьями.

Сказал: Абу Ханифа — да помилует его Аллах — был из тех, кто не одобряет всех этих издольных аренд как необработанной земли, так и земли под пальмами и другими (фруктовыми) деревьями из трети или четверти, из большей или меньшей доли (урожая), но Ибн Абу Лайла был из тех, кто в этом не видит никакого зла.

Абу Ханифа и те, кто не одобрял (сдачу земли в) издольную аренду, в доказательство своего мнения приводили хадис, передаваемый Абу Хасином со слов ( Ибн ) Рафи'а ибн Хадиджа со слов своего отца о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — проходил мимо какого-то огороженного участка и спросил: Кому он .принадлежит? Хадидж ответил: Мне, я его взял внаймы. Посланник Аллаха сказал: Не бери его [71] внаймы на условиях уплаты чего-либо (из собранного) с него (урожая). Абу Ханифа — да будет доволен им Аллах — и те, кто не одобряет (сдачу земли в) издольную аренду-мусакат, приводя этот хадис, утверждают: Такая иджара юридически недействительна и ( основала) на неясных (условиях).

В доказательство недозволяемости (сдачи земли в) издольную аренду-музара'ат из трети или четверти (урожая) они приводили также хадис, передаваемый со слов Джабира о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — не одобрял (сдачу земли в) издольную аренду-музара'ат из трети или четверти (урожая).

Наши товарищи из Хиджаза, как я уже об этом упоминал, считают это законным, и в доказательство своего мнения они приводят сделку посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — с жителями Хайбара о сдаче им в издольную аренду фиников и посевов. Я не знаю ни одного из факихов, который бы оспаривал это, не считая ту группу из Куфы, о которой я уже упоминал.

Абу Йусуф сказал: Лучшее, что мы слышали по этому поводу, хотя об этом Аллах лучше знает, это то, что они дозволены и законны. Мы следуем за хадисами, дошедшими до нас, относительно сдачи в аренду-мусакат посланником Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — Хайбара, так как они, по нашему мнению, более достоверны, более многочисленны и более распространены, чем дошедшие до нас противоречащие им хадисы.

Сказал: Нам сообщил Нафк со слов Абдаллаха ибн Умара со слов Умара о том, что пророк — да благословит его Аллах да приветствует — сдал жителям Хайбара (землю) из половины урожая посевов и фиников, а каждой из своих жен он жаловал (из этого дохода) ежегодно 100 васков: 80 васков финиками, 20 васков ячменем. Когда (халифом) стал Умар ибн ал-Хаттаб, он разделил Хайбар (между муслимами), а женам пророка — да благословит его Аллах да приветствует — он дал на выбор: пожаловать их землями или обеспечить ежегодно каждой из них 100 васков. Они разошлись во мнениях, одни предпочли, чтобы им была пожалована земля, другие — выдачу васков. Айша и Хафса — да будет доволен ими Аллах всевышний — были из тех, которые предпочли васки.

Сказал: Нам сообщил Умар ибн Динар: Мы сидели у Абу Джа'фара, и один из присутствующих спросил его о сдаче в аренду земли, фиников и (фруктовых) деревьев. Он ответил: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — сдавал Хайбар его жителям в аренду из половины, они ухаживали за финиковыми пальмами, охраняли их, орошали и искусственно опыляли. Накануне их сбора он посылал к ним Абдаллаха ибн Раваха, тот подсчитывал жителям Хайбара приблизительно (ожидаемый) сбор фиников. Они брали на себя сбор фиников и пророку — да благословит его Аллах да приветствует — посылали цену половинной доли всего урожая. В каком-то году они пришли к посланнику [72] Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — и сказали: Абдаллах ибн Раваха обманул нас при предполагаемом определении урожая фиников. Он ответил: Мы возьмем у вас цену согласно подсчету Абдаллаха, (а затем) возвратим вам (из полученной суммы) цену полученной вами (фактически) половинной доли. Но они ответили с помощью рук своих таким образом — и рассказчик скрестил пальцы, изображая число 30 — это по праву, на это опора небес и земли, и мы сами его соберем. Они взяли на себя сбор фиников и вручили посланнику Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — цену половинной доли урожая.

Сказал: Нам сообщил ал-Хаджжадж со слов Абу Джа'фара о том, что пророк — да благословит его Аллах да приветствует — отдал Хайбар его жителям (в аренду) из половины. Сказал: Абу Бакр, Умар и Усман — да будет доволен ими Аллах — давали свои земли (в издольную аренду) из половины.

Сказал: Нам сообщил ал-А'маш со слов Ибрахима ибн ал-Мухаджира со слов Муса ибн Талха, который говорил: Я видел, что Са'д ибн Абу Ваккас и Абдаллах ибн Мас'уд давали свои земли (в издольную аренду) из трети и четверти (урожая).

Сказал: Нам сообщил ал-Хаджжадж ибн Арта со слов Абу Джа'фара о том, что пророк — да благословит его Аллах да приветствует — дал Хайбар (в аренду) из половины, но в то же время пророк, да благословит его Аллах да приветствует, Абу Бакр, Умар и Усман — да будет доволен ими Аллах всевышний — давали свои земли (в издольную аренду) из трети (урожая).

Абу Йусуф сказал: Это — лучшее из того, что мы слышали по этому поводу, хотя об этом Аллах лучше знает, и оно, по нашему мнению, принято.

Абу Йусуф сказал: Издольная аренда-музара'ат, по нашему мнению, делится на несколько видов.

(Первая) из них — это арийа — предоставление права пользования безвозмездно. При этом виде отсутствует арендная плата-иджара. Он состоит в том, что одно лицо передает другому землю, которую оно засевает, но первое не ставит второму в условии плату за (сдаваемую) землю. Тот, кто получает землю в арийа, засевает ее своими семенами с помощью своих быков и на свои средства. Посев принадлежит ему, а харадж взимается с собственника земли, но если земля — ушурная, то ушр взимается с сеятеля, такова точка зрения и Абу Ханифа — да будет доволен им Аллах всевышний.

Другой вид: Одному принадлежит земля, и он зовет другого для совместной обработки земли при условии, что средства на ее обработку, так же как и семена, будут разделены между ними в равных долях. При этом виде, как и при первом, посев (делится) между ними (Согласно вышеприведенному контексту, при первом виде издольной аренды посев принадлежит только издольщику), а ушр — с посева, если земля ушурная, но если она хараджная, то харадж взимается с собственника земли.

[73] Следующий вид: Иджара — сдача в аренду необработанной земли за определенную сумму дирхемов на один или два года. Этот вид дозволяется, а харадж, по мнению Абу Ханифа — да будет доволен им Аллах всевышний — взимается с собственника земли, но если земля ушурная, то и ушр взимается с собственника земли. Также говорит и Абу Йусуф, если земля хараджная, но если она ушурная, то ушр взимается с собственника хлеба.

Следующий (четвертый) вид: Издольная аренда-музара'ат из трети или четверти (урожая). Абу Ханифа — да будет доволен им Аллах всевышний — считает этот вид издольной аренды (юридически) недействительным и полагает, что издольщику положена подходящая для сданной земли денежная плата. Харадж, так же как и ушр, взимают с собственника земли. Я говорю: Издольная аренда-музара'ат законна с ее условиями, харадж взимается с собственника земли, а ушр они платят совместно с посева. Это — четвертый вид.

Последний вид: Одному принадлежат земля, быки, семена. Он зовет аккара, передает их ему, а тот обрабатывает землю. Аккар получает 1/6 или 1/7 долю урожая. Абу Ханифа — да будет доволен им Аллах всевышний — и кто соглашается с ним считают этот вид (юридически) недействительным. По их мнению, посев принадлежит собственнику земли, а аккару — соответствующая (денежная) плата, Харадж взимается с собственника земли, а ушр — с посева.

Абу Йусуф сказал: По моему мнению, этот вид дозволяется на заключенных сторонами условиях, согласно дошедшим до нас преданиям.

Абу Йусуф, стр. 88—91.


Ты спрашиваешь, повелитель верующих, об островках Тигра и Евфрата, образованных благодаря отступанию воды от них, (о тех [138] случаях), когда приходит человек, на земле которого образовался такой островок, и оградит его от воды и засеет его, или же, когда вода отступит от островка Тигра и Евфрата, приходит человек, земля которого примыкает к этому островку, и оградит его от воды и засевает. Такой островок принадлежит ему, так как он в положении мертвой земли, если только проведенная работа не наносит ущерба кому-либо, а когда она наносит ущерб кому-либо, ему запрещено производить подобную работу. Он не имеет права оградить его от воды, засевать и ввести какие-либо новшества на островке без разрешения имама.

Когда вода отступает от островка Тигра, такого, как островок против Бустан Муса (Местность по течению Тигра в районе Васита) и островок на восточном берегу, то никто не имеет права ввести на нем новшества ни с целью застройки, ни с целью засева, так как в результате постройки оградительных сооружений и засева на таком островке понесут ущерб владельцы жилищ и дворовых участков. Сказал: Не дозволено имаму пожаловать что-либо из такого островка или ввести на нем новшества.

Сказал: То, что (из земли) лежит вне пределов городской территории, в положении мертвой земли, человек может оживить и уплачивает с него то, что по праву положено султану.

Если человек в какой-либо части заболоченной местности, которая не принадлежит кому-либо на правах мулка и которая залита водой, соорудит плотину и освободит землю от воды, оживит ее, вырубит растущий там тростник, она в положении мертвой земли.

В таком же положении всякая земля, отвоеванная- у аджама — заболоченной местности с зарослями, моря и побережья, если только она не принадлежит кому-либо на правах мулка, если кто-либо высвободит и обработает такую землю, она принадлежит ему и она в положении мертвой земли. Но если кто-либо оживит землю, которая до него имела собственника, то я возвращаю ее первому и не признаю права второго на эту землю. Если тот, кто оживил такую землю, уже засеял ее, то посев принадлежит ему, он несет ответственность, если наносит ущерб земле, но не обязан платить арендную плату, хотя и несет ответственность за вырубку тростника, такую же ответственность он несет, если оживленная земля расположена в степи и покрыта растениями, ибо растения рассматриваются как тростник.

Сказал: Если кто-либо огородит землю в заболоченной местности, проведет дренажный канал, а (в это время) к нему придет человек и скажет: “Я вступаю на эту землю вместе с тобой и буду твоим соучастником”, то если к его приходу вода (в результате проведенных им работ) уже отступила от земли, то товарищество несостоятельно (юридически), но если вода еще не отступила, то товарищество дозволено. Так бывает и тогда, когда кто-либо осваивает новую землю в степи, придет к нему человек и скажет: ,“Я вступаю с тобой (в товарищество)”, если первый уже вырыл водоем, [139] колодец или канал и по земле пошла вода, товарищество (юридически) несостоятельно, но если он не вырыл колодца или не провел канала до его прихода, товарищество дозволено по примеру первого случая.

Если вода отступает от островка Тигра и Евфрата и этот островок будет против дома и дворового участка какого-либо человека, а этот последний захочет присоединить его к своему дворовому участку и увеличить его за счет островка, то на это он не имеет никаких прав и это не дозволено. Но если придет другой и оградит этот островок от воды, засеет его и уплатит с него то, что по праву положено султану, то этот островок в положении мертвой земли, которую кто-либо оживляет.

Но если собственник дворового участка, который напротив этого островка, пожелает обрабатывать его и платить с него то, что по праву положено султану, он имеет преимущественное право на этот островок, и он будет принадлежать ему.

Если возведение заградительных сооружений и постройка плотины на островке, образованном в результате отступания воды, будут наносить ущерб плавающим по Тигру и Евфрату судам и угрожать им потоплением, то такой островок изымают из владения этого человека и возвращают в его первоначальное положение, ибо этот островок в положении дороги, которая принадлежит всем мусульманам, не следует никому вводить новшества на таких дорогах, от которых они терпели бы ущерб.

Абу Йусуф, стр. 91—93.


Ты спрашивал меня, (повелитель верующих) (Имеется в виду халиф Харун ар-Рашид), относительно канала, берущего начало от Тигра и Евфрата и используемого людьми сообща, о том, как распределить между ними издержки рытья, если они захотят прорыть или копать его. Они собираются все и роют его от верховья его вниз по течению до его конца. При этом, когда они пройдут через землю человека, (участвующего в прорытии канала), этот последний бросает рыть, а остальные продолжают работать, и так до тех пор, пока канал не дойдет до конца.

Некоторые факихи утверждают, что канал от верховья вниз по течению до его конца роют (сообща), а после окончания строительства расходы за все работы по прорытию этого канала исчисляются по числу всех земельных участков, орошаемых этим каналом, и с каждого человека, участвующего в его прорытии, берут их соразмерно с его земельным участком.

Таким образом, возьми в руководство, повелитель верующих, то из этих двух мнений, какое ты пожелаешь, я надеюсь, что с этим делом ты справишься, если захочет Аллах всевышний. Сказал: Если владельцы этого канала будут опасаться его прорыва, а поэтому они захотят укрепить его, но часть из них откажется присоединиться к остальным в этом деле, то, если прорыв канала грозит всеобщим ущербом, ты принуди их всех к укреплению канала соразмерно с их долями (земельных участков), но если это не грозит всеобщим ущербом, то нет необходимости в принуждении, а прикажи каждому из них, чтобы тот укрепил собственный участок (канала).

Владельцы этого канала не имеют права препятствовать постороннему пользоваться водой канала для питья, но они имеют право воспрепятствовать ему (в использовании воды канала) с целью орошения земли.

Сказал: Тот, кому принадлежит родник, или колодец, или подземный канал, не имеет права воспрепятствовать путнику пить [144] из них и поить их водой своих верховых животных, верблюдов и мелкий рогатый скот.

Он не имеет права продать из них воды для питья, последняя, по нашему мнению, охватывает как воду для питья человека, так и воду для верховых животных, крупного рогатого скота, но владелец родника, или колодца, или подземного канала имеет право воспрепятствовать постороннему в (пользовании) водой этих источников для орошения земли, посевов, финиковых пальм и фруктовых деревьев. Никто не имеет права орошать что-либо из земли, посевов, финиковых пальм и фруктовых деревьев (водой перечисленных источников) без разрешения их владельца, но если этот последний разрешит ему, то в пользовании их водой нет никакого зла. Но если владелец их продает их воду, то продажа ее незаконна и они на такую сделку не имеют права, ни продавец, ни покупатель, ибо она не определена, связана с риском и не признана.

Таким же образом обстоит дело и тогда, если сделка заключена относительно искусственного водоема, в котором собираются воды потоков, в продаже этой воды также нет добра. Если при такой сделке и были названы определенные дни и определенная мера (для пользования им), то эта сделка все же незаконна в силу существующего по этому поводу хадиса и сунна.

Сказал: Нет никакого зла в продаже воды, когда она налита в сосуд, ибо она была во владении (собственника этого сосуда) Если кто-либо владеет водой в сосуде, то нет никакого зла в ее продаже.

Если кто-либо устроит для себя водоем, наполняя его водой из своего сосуда, пока там не соберется много воды, а потом он ее будет продавать, то нет в этом никакого зла, если только вода была в сосуде, значит он владел этой водой, а потому продажа ее законна. Но если вода (в водоем) собирается из потоков, то в продаже ее нет добра.

Если вода из колодца или из родника, то независимо от того, поднимается она или не поднимается, изобилует или не изобилует, нет добра в ее продаже. Если собственник колодца или родника продаст такую воду, то продажа ее незаконна, а если кто-либо берет из них воды для питья, то (на это он имеет право), и она принадлежит ему.

Если продажа такой воды законна, то покупка ее тем, кто берет из них воды для питья, незаконна, пока он не получит на это согласие ее владельца. Разве не видишь, что человеку не дозволено брать воду из бурдюка своего товарища без его разрешения и согласия, разве только в состоянии (острой) нужды, которая грозит его жизни.

Сказал: Владелец родника, подземного канала, колодца и (надземного) канала не имеет права воспрепятствовать путнику (в пользовании) их водой в силу существующего по этому поводу хадиса и преданий.

Но он имеет право воспрепятствовать (другим в [145] использовании их с целью) орошения посевов, финиковых пальм, фруктовых деревьев и виноградника в силу того, что по этому поводу отсутствует хадис, и того, что это причиняет ущерб их владельцу. Но что касается животных: скота, верблюдов и верховых животных, то владелец родника, подземного канала, колодца и (надземного) канала не имеет права воспрепятствовать (владельцам) поить их из этих источников. Разве не видишь, что если кто-либо отведет канал чужого на свою землю и между ними возникнет тяжба, то она будет решена в пользу владельца канала, а проигравшему дело будет запрещено отводить канал на свою землю все равно, будет ли это из чужого (надземного) канала, или подземного канала, или колодца, или родника, или искусственного водоема. Не видишь, что это (действие постороннего) может погубить посевы владельца воды, в то время как упомянутый нами водопой животных не наносит ущерба владельцу воды. Разве не видишь, что отвод воды в канал захватчика лишает владельца воды возможности oбрабатывать свою землю, орошать свои посевы, финиковые пальмы, фруктовые деревья, в то время как пользование водой для питья не влечет всех этих последствий и не наносит ущерба. Хадисы и сунна по этому поводу различают эти два способа использования воды из чужого источника.

Мне сообщил Мухаммад ибн Абд ар-Рахман ибн Абу Лайла со слов Амра ибн Шу'айба со слов своего отца со слов своего деда, который говорил: Гулам Абдаллаха ибн Умара писал своему господину: За избыток воды, которая осталась у меня после орошения моих посевов, финиковых пальм и земли, мне дают 30 тыс. дирхемов. Если ты считаешь целесообразным, чтобы я продал его, а на вырученную сумму купил рабов, которых я привлеку в работе на тебя, то я так и поступлю.

Абдаллах ибн Умар в ответ написал: Я получил твое письмо и поразмыслил о том, что ты мне писал. Но я слышал, посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — говорил: Кто препятствует пользоваться избытком воды с тем, чтобы не допустить избытка трав для корма, того Аллах лишит милости в день воскресения мертвых. Когда это мое письмо дойдет до тебя, то ты ороси свои финиковые пальмы, посевы и землю, а избыток уступи для орошения своим соседям начиная с ближайшего. Мир. Сказал: Мне сообщил Джарир ибн Усман ал-Химси со слов Зайда ибн Хаббана аш-Шар'и, который говорил: Человек, один из нас, поселился в земле румов. Люди пасли свой скот вокруг его шатра, а он их прогонял. Один из мухаджиров запрещал и удерживал его от его поступка, но тот не повиновался. Мухаджир сказал: Я был участником трех походов, предпринятых посланником Аллаха, да благословит его Аллах да приветствует, и я слышал, как он говорил: Муслимы — соучастники в трех (вещах): в воде, траве и огне. Когда этот человек услышал слова пророка, да благословит его Аллах да приветствует, смягчился, пришел к мухаджиру, обнял его и просил извинения. [146]

Сказал: Нам сообщил ал-Ала ибн Касир со слов Макхула, который говорил: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — говорил: Не препятствуйте никому (в пользовании) травами, водой и огнем, ибо они предметы первой необходимости для голодающих и сила для слабых.

Сказал: Нам сообщил Мухаммад ибн Исхак со слов Абдаллаха ибн Абу Бакра со слов Амра со слов Айша, которая говорила: Посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — запретил продажу воды. Абу Йусуф сказал: Толковать это, по нашему мнению, хотя Аллах лучше об этом знает, надо в том смысле, что он запретил ее продать до вступления во владение водой, а вступают во владение водой только тогда, когда она в сосудах и посудах, но не в колодцах и водоемах.

Сказал: Нам сообщил ал-Хасан ибн Умара со слов Ади ибн Сабита со слов Абу Хазима со слов Абу Хурайра о том, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — сказал: Да не препятствует никто из вас (в пользовании) водой из-за опасения в орошении трав.

Если собственник (надземного) канала, или родника, или колодца, или подземного канала запретит путнику напиться водой одного из этих источников или напоить своего верхового животного, верблюда или свою овцу и (в результате этого) возникает опасность для жизни путника, то наши товарищи-законоведы считают, что допустимо для этого последнего бороться с оружием в руках за воду, если только владелец источника располагает избытком воды, превышающим его собственную потребность. Но они не считают допустимой вооруженную борьбу за съестные припасы, относительно которых они допускают захват, но без применения оружия. Что касается собственно воды, то, когда существует опасность для жизни человека, они считают, что вооруженная борьба его с тем, кто препятствует в доступе к воде, дозволена, если даже она по нужде собрана в сосудах, при условии, что ее владелец располагает избытком, превышающим его собственную потребность.

Эти законоведы аргументируют свою точку зрения хадисом, приписываемым Умару, относительно путников, (по пути) подъехавших к источнику воды. Они попросили у его собственников указать им, где был колодец, но они им в этом отказали. Тогда путники сказали: Мы и наши верховые животные на грани смерти от жажды, покажите нам колодец и дайте нам ведро, чтобы нам напиться. Но жители не сделали того, что они просили, и они об этом сказали Умару ибн ал-Хаттабу — да будет доволен им Аллах всевышний. Умар им сказал: А почему же вы не пустили против них оружие?

Муслимы все соучастники (во владении) Тигром и Евфратом и всякой подобной им большой рекой или вади, из которых они набирают воду для себя и для своих животных, и никто не имеет права препятствовать им в этом. Каждый имеет право орошать [147] из них свою землю, финиковые пальмы и фруктовые деревья, в воде никто не имеет преимущественного права над другим.

Если кто-либо захочет провести на свою землю канал из такой большой реки, но это наносит вред большой реке, то он на это не имеет права и ему не дозволено прорыть канал, а если это не наносит вреда, ему дозволено его прорыть.

Имам обязан, если в этом существует необходимость, провести работы по углублению этих больших рек, принадлежащих всем мусульманам, исправлять их плотины, если существует опасность их прорыва.

Большая река, принадлежащая всем мусульманам, не то, что отдельный канал, находящийся в групповом владении. Никто не может примкнуть к владельцам этого канала против желания последних. Разве не видишь, что право шифа'а — выкупа принадлежит им самим: если кто-либо из них продаст один из своих участков земли, то за остальными признано право воспрепятствовать постороннему в том, чтобы тот орошал из их канала свою землю, фруктовые деревья или финиковые пальмы.

Абу Йусуф, стр. 94—98.


Абу Йусуф — да помилует его Аллах всевышний — сказал: Если жители деревни имеют луга, на которых они пасут скот и заготавливают топливо, притом они признаны принадлежащими им, то эти луга составляют их собственность в их настоящем положении — жители деревни продают их друг другу, передают по наследству и вводят на них такие же новшества, какие человек может ввести в своем мулке. Однако жители деревни не имеют права помешать кому-либо (из посторонних) пользоваться травами этих лугов и их источниками воды, собственники скота имеют право пасти свой скот на этих лугах и поить из их источников. Но не дозволено никому отвести воду этих источников на какой-либо свой посев без одобрения со стороны ее собственников, ибо оросить посев не то, что напоить скот и использовать воду для питья, как я тебе уже говорил.

Никто не имеет права ввести новшества на лугах, находящихся в частной собственности другого, прорыть канал, вырыть колодец или засевать их без разрешения их собственника. Но этот последний имеет право ввести все эти новшества и, когда он их введет, никто не может засевать то, что уже засеяно, или разграничить его межевым камнем. Но пока (земля) остается лугом, его собственник и несобственник в отношении ее равноправны — они соучастники в его травах и источниках воды.

Сказал: Аджама — заболоченная земля с зарослями (в отношении ее использования) не то, что луг: никто не имеет права заготовить топливо в чужой аджама без разрешения ее собственника, но если кто-либо это сделает, то он за это несет ответственность.

Но если кто-либо поймает в аджама рыбу или птицу, то они принадлежат ему в силу того, что собственник аджама не имеет на них права собственности. Разве не видишь, что если человек убьет какого-либо дикого зверя или птицу на дворовом участке или в саду другого, то они принадлежат ему, а у собственника дворового участка нет права собственности на них. Но последний имеет право воспрепятствовать постороннему вступить на его дворовый участок или в сад, а если тот все же проникает туда без [111] разрешения собственника, то он тем самым совершает проступок, но добыча принадлежит охотнику.

Если рыба (в аджама) огорожена, но, несмотря на это, ее можно ловить только снастями, дозволена ее продажа лишь после улова независимо от того, была ли она огорожена “ли не огорожена. Но если рыбу можно поймать (голыми) руками, без ловли снастями, то она принадлежит ее собственнику, тому, кто ее огородил, если такую рыбу поймает кто-либо, кроме ее собственника, то он за это несет ответственность.

Если собственник рыбы, (огородивший ее), продаст ее до того, пока он ее поймает, то такая продажа равносильна продаже рыбы, которую он содержит в сосуде.

Сказал: Если собственник крупного рогатого скота пасет свой скот в аджама, которая принадлежит другому, это ему не дозволено и он несет ответственность как за то, что съел его скот, так и за то, что он потравил. Разве не видишь, что я могу продать тростник, растущий в аджама, или передать ее, заключив арендный договор относительно ее тростника? Ведь Али ибн Абу Талиб — да будет доволен им Аллах всевышний — заключил с людьми аджама Бурс арендный договор на 4 тыс. дирхемов, написав им об этом грамоту на куске кожи. Но свежая трава лугов не может быть ни продана, ни сдана в аренду. Если жители данной деревни, которые имеют эти луга, а кроме них в их собственности места выгона и выпаса для их скота и верховых животных, подобно жителям каждой деревни гор и равнин, а ведь каждая деревня из деревень гор и равнин имеет во владении места заготовки топлива, выпаса и выгона скота, которые приписаны к жителям этой деревни и на которых они пасут свой скот, верховых животных и заготавливают топливо, не имеют ничего кроме этих лугов, они могут воспрепятствовать каждому, кто захочет пасти на этих лугах свой скот или заготавливать топливо, когда при разрешении чужим пасти на них скот и заготавливать топливо наносится вред жителям этой деревни, их скоту и верховым животным.

Но если жителям этой деревни в окрестностях принадлежат места выпаса и заготовки топлива, без частного собственника, то им не подобает и они не имеют права воспрепятствовать другим заготавливать на них топливо и пасти свой скот.

Абу Йусуф сказал: Нам сообщил Абу Исхак аш-Шайбани со слов Бишра ибн Амра ас-Сакуни со слов Абу Мас'уда ал-Ансари или со слов Сахла ибн Ханифа о том, что он слышал, как пророк — да благословит его Аллах да приветствует — говорил в Мадине: Подлинно, она заповедна и неприкосновенна, она заповедна, и неприкосновенна, она заповедна и неприкосновенна.

Сказал: Нам сообщил Малик ибн Анас о том, что, как ему передавали, пророк — да благословит его Аллах да приветствует — сделал заповедными терновник Мадины и то, что вокруг нее на 12 миль, а охоту запретил в ее окрестности на расстоянии 4 мили.

Абу Йусуф сказал: Некоторые ученые говорят, что объяснение [112] этого мероприятия (пророка) в том, что (он хотел) сохранения этих терновников, ибо они — корм животных: верблюдов, коров, овец. Пища народа состояла из их молока, а потребность народа в пище превышала потребности его в топливе. Когда на лугах произрастает растительность, пригодная для топлива, а эти луга — мулк — частная собственность какого-либо человека, никто не имеет права заготовить топливо на них без разрешения их собственника, а если он поступит таким образом, то гарантирует их собственнику стоимость заготовленного им топлива. Но если на них ни- кто не имеет права мулк — частной собственности, то нет никакого зла в том, чтобы все люди готовили на них топливо.

Нет никакого зла и в том, если кто-либо заготовит топливо на земле, когда неизвестно, что она имеет частного собственника. Так же обстоит дело и по отношению к плодам деревьев, растущих на горах, на лугах и на равнинах и не посаженных человеком. Нет никакого зла в том, чтобы человек ел их плоды и сделал припасы, когда неизвестно, что они в частной собственности какого-либо человека.

Так же обстоит дело и по отношению к меду, находимому в горах и зарослях: нет никакого зла в том, чтобы человек ел его. Мед в горах не из того, что находится в частной собственности — мулк какого-либо человека, ибо мед, который достают люди, в ульях, а мед, который не хранится в определенном месте, никому не принадлежит, он общий, как птенцы дикой птицы и ее яйца в зарослях. Сказал: Если кто-либо сожжет траву на собственной земле, а пламя, распространяясь, сожжет чужое имущество, собственник земли не несет ответственности, ибо он имеет право развести огонь на собственной земле.

Так же обстоит дело и тогда, если кто-либо сожжет жниво на собственной земле, так же как и тогда, когда собственник аджама сожжет растущий там тростник, а пламя, (распространяясь на соседний участок), сожжет чужое имущество — собственник за это не несет ответственности.

С этими двумя последними дело обстоит таким же образом, как с человеком, который орошает собственную землю, а вода проникает на соседний участок или затопит его — он не несет за это ответственности. Но не дозволено мусульманину умышленно причинять ущерб своему соседу, стремиться затоплять его землю и сжигать его посевы из-за какого-либо произведенного этим соседом новшества на его собственной земле.

Абу Йусуф сказал: Нам сообщил Хишам ибн Са'ид со слов Зайда ибн Аслама со слов своего отца, который говорил: Я видел, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах всевышний — назначил одного из своих мавали управляющим хима и при этом сказал ему: О Хунайи, сверни свои крылья перед народом и страшись жалобы обиженного, ибо она будет услышана. Пусти ко мне собственника ягненка или небольшого стада, но избавь меня от стада Усмана ибн Аффана и Ибн Ауфа. В самом деле, если [113] погибнет скот этих последних, они возвратятся в Мадину к своим финиковым пальмам и посевам, а если погибнет скот бедняка, он придет ко мне вопя: О повелитель верующих, о повелитель верующих, а мне легче (дозволить этому бедняку пользоваться) кормом и источником воды (хима), чем платить ему золотом и серебром (за понесенный им убыток), клянусь Аллахом, клянусь Аллахом, вся эта (хима) принадлежит к земле кочевников-арабов, ради нее они сражались до ислама, ради нее они стали мусульманами при исламе. Если не эти верблюды, при помощи которых я снаряжаю походы на пути Аллаха, против (воли) народа не перевел бы в хима никакой части его земли.

Абу Йусуф, стр. 102—105.


Абу Йусуф сказал: Джизья подлежит взиманию со всего населения зимма, (проживающего) в Саваде, и с других — населения Хиры и прочих городов, (населенных) иудеями, христианами, магами, сабиями, самаритянами, не считая только христиан из племени таглиб и населения Наджрана.

Джизья взимается с мужчин этих городов, исключая женщин и подростков: с богатого — 48 дирхемов, с человека со средним достатком — 24 дирхема, а с бедного земледельца, живущего своим трудом, — 12 дирхемов.

Она взимается с них ежегодно, а если даже они доставят (джизью) в виде другого, (кроме денег), имущества: вьючных животных, утвари и им подобных, то их принимают и притом берут по их стоимости. Но в качестве джизьи не принимают: ни дохлятины, ни свиньи, ни вина. Умар ибн ал-Хаттаб запретил принимать их в качестве джизьи и говорил: Велите владельцам продать их и берите с них их цену (в счет джизьи). В качестве джизьи принимают вьючных животных, утварь и им подобное, если в этом больше пользы для плательщиков джизьи.

Али ибн Абу Талиб — да почтит лицо его Аллах — как нам передают, брал с них джизью толстыми и тонкими иглами и засчитывал их в счет хараджа с их головы.

Джизью не взимают с бедных, получающих милостыню, со слепых, не имеющих ни профессии, ни работы, с парализованных и больных хроническими болезнями, получающих милостыню, но если они состоятельны, с них джизью взимают так же, как с (состоятельного) слепого.

В таком же положении монахи в монастырях: если они состоятельны, с них джизью взимают, а если они бедны и получают милостыню от богатых, с них джизью не взимают.

В таком же положении и отшельники в кельях, если они богаты в состоятельны. Если они и передают свое имущество уполномоченному лицу с тем, чтобы оно его давало на расходы монастырям, живyщим в них монахам и их настоятелям, то джизью с них [20] взыскивают и притом — с настоятеля монастыря. Но если этот последний, в руках которого должна быть часть расходуемого имущества, будет доказывать, что у него нет ничего из этого имущества, и при этом поклянется в этом богом и тем, чем клянутся его единоверцы, то его оставляют и с него ничего не берут.

С муслима джизью с его головы не берут, если только он не принял ислама по прошествии (отчетного) года, ибо, если он принял ислам по прошествии (отчетного) года, с него следует джизья, так как она переходит в состав хараджа, предназначенного для всех муслимов, и ее с него взыскивают. Но если он принял ислам до окончания

(отчетного) года за один или два дня, за один или два месяца, за больший или меньший срок, то никакая часть джизьи с него не взимается, ибо он принял ислам до истечения (отчетного) года.

Если с кого-либо положена джизья, но тот умирает до того, как она с него была взята или была взята только часть, а часть осталась за ним, то ни с его наследников, ни с оставленного им имущества джизью не берут, так как это не из долгового обязательства умершего.

Так же обстоит дело и тогда, когда кто-либо принимает ислам, а часть джизьи с его головы остается (неуплаченной), с него этого остатка не взимают.

Джизья не берется и с престарелого человека, который не располагает каким-либо имуществом и который не в состоянии работать.

В таком же положении и человек, потерявший рассудок: с него ничего (из джизьи) не взимают.

Со скота населения зимма, как-то: с верблюдов, крупного и мелкого рогатого скота, закат не взимают, все равно, (будут ли они принадлежать) мужчинам или женщинам.

Абу Йусуф сказал: Нам сообщил Суфйан со слов Абдаллаха ибн Тауса со слов своего отца со слов Абдаллаха ибн Аббаса, который говорил: Имущество населения зимма свободно от налога, (уплачиваемого с имущества муслимов).

Абу Йусуф сказал: Закат не взимается с какого-либо имущества населения зимма, принадлежит ли оно мужчинам или женщинам, разве только с имущества, предназначенного для продажи, с которого взимают пол-ушра. Не берется с этого имущества ничего, пока оно не достигнет 200 дирхемов или 20 мискалов золотом, или такой же стоимости товарами, предназначенными для продажи.

При взимании джизьи с населения зимма не избивают никого из этого населения, не подвергают их телесным наказаниям, не выставляют их на солнце и (не подвергают) другим пыткам, не вешают на них предметов, к которым у них чувство отвращения. К ним следует обращаться мягко, в темницу сажают лишь для того, чтобы они уплатили требуемую сумму, и не выпускают их из тюрьмы, пока они не выплатят джизью сполна.

Не дозволено вали освобождать от джизьи кого-либо из [21] христиан, иудеев, магов, сабиев, самаритян, также не дозволено никому из них отказаться от (уплаты) какой-либо части джизьи, равным образом он не может освобождать (от джизьи) одного из них и взимать ее с другого, ибо неприкосновенность их жизни (букв. крови) и имущества гарантирована ценой уплаты джизьи, которая в этом отношении равноценна хараджу.

Что касается больших городов, таких, как Мадинат ас-Салам, (Багдад), Куфа, Басра и им подобных, то я думаю, что имам должен передать их человеку порядочному и благонравному, заслуживающему доверия в надежности и честности, дать ему помощников, обязанных собирать у него верующих, принадлежащих к иудеям, христианам, магам, сабиям, самаритянам. Он будет взыскивать с них (джизью) по разрядам, согласно тому, как я описал: 48 дирхемов — с богатого, например менялы, торговца тканями, владельца имения, купца, врача. Со всех, кто занят ремеслом и торговой деятельностью, взимают согласно доходности их ремесла и торговли: 48 дирхемов с богатых, 24 дирхема — со средних; чье ремесло выдерживает 48 дирхемов, с того взимают эту сумму, а чье ремесло выдерживает 24 дирхема, с того взимают эту сумму, 12 дирхемов взимают с тех, кто занят трудом своими руками, например с портных, красильщиков, сапожников, башмачников и им подобных.

Когда все это будет собрано у вали, они их переводят в государственную казну — байт ал-мал.

Что касается Савада, то ты (Обращается к Харун ар-Рашиду) прикажи своим вали хараджа, чтобы с их стороны были посланы люди, в благочестивости и надежности которых они уверены. Они приходят в деревню и приказывают ее главе, чтобы тот собрал тех, кто там живет из иудеев, христиан, магов, сабиев, самаритян. Когда они будут собраны, с них взимают согласно тому, как я тебе описал — по разрядам. Прикажи им, чтобы они приноравливались к тому, что я изобразил и описал, с тем, чтобы они не совершали беззакония, не взимали ничего с того, которого ты не считаешь обязанным платить джизью, и не прибегали к притеснениям и насилию.

Если глава деревни им скажет: “Я заключу с вами договор о них и я вам дам (требуемую сумму) джизьи”, то они не удовлетворяют его просьбу, ибо потери в джизьи от таких сделок велики. Может быть так, что глава деревни заключит с ними сделку на 500 дирхемов, а в деревне столько жителей зимма, что сумма джизьи при ее взимании (непосредственно с них) достигнет 1 тыс. дирхемов или больше этой суммы. Это из того, что недозволено и недопустимо. Помимо того, что от этого уменьшается сумма хараджа, возможно и то, что при взимании им (джизьи) с тех, кто (живет) в его деревне из населения зимма, на долю одного из них выпадет меньше 12 дирхемов, а уменьшить эту сумму не дозволено. Возможно также и то, что среди них будут богачи, с которых положено 48 дирхемов. [22]

Вали хараджа отправляют джизью, как и харадж, в государственную казну — байт ал-мал, так как она — фай, принадлежащий всем мусульманам.

Все, что взимают с имущества населения зимма, предназначенного для продажи, что поступает к нам за покровительство (чужестранцам), что взимают с земель ушр населения зимма, перешедших в его владение, что взимают со скота христиан таглибитов там, где этот скот стоит, — все это (идет) по тому же пути, по какому пути (идет) харадж — оно делится между теми же людьми, между которыми делится харадж.

Назначение джизьи не то, что садака и хумса. Относительно садака Аллах установил правила ее дележа, и она делится согласно этим правилам. Хумс делится по тем же непреложным правилам, и люди не имеют права преступать и нарушать эти правила.

Абу Йусуф сказал: Следовало бы тебе, повелитель верующих, — да поможет в этом Аллах — приказать (сборщикам) мягко обращаться с людьми зимма — людьми, находящимися под покровительством твоего пророка, твоего двоюродного брата Мухаммада — да благословит его Аллах да приветствует. Прикажи им, чтобы они не творили беззакония и не обижали их, не налагали на них выше их платежеспособности и не брали с них ничего из их имущества, разве только по праву.

Рассказывают о посланнике Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует, — что он сказал: Кто несправедлив к му'ахиду — человеку, имеющему договор, и облагает его выше его платежеспособности — против того я б|уду свидетелем (в день воскресения мертвых).

Среди других слов Умара ибн ал-Хаттаба, да будет доволен им Аллах, сказанных им, когда он умирал, были: Я завещаю моему преемнику относительно зимма посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — соблюсти верность договорам, (заключенным) с людьми зимма, сражаться за них и не облагать их выше их платежеспособности.

Сказал: Нам сообщил Хишам ибн Урва со слов своего отца со слов Са'ида ибн Зайда о том, что этот последний в какой-то местности Сирии встретился с людьми, стоящими на солнце. Он спросил: Что с этими людьми? В ответ ему сказали: Они выставлены на солнце из-за джизьи. Сказал: Он осудил это, зашел к их эмиру и сказал: Я слышал, что посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — говорил: Кто наказывает народ, того накажет Аллах.

Нам сообщили некоторые наши шейхи от Урва co слов Хишама ибн Хакима ибн Хизама о том, что этот последний видел, что Ийад ибн Ганам обошелся с людьми зимма из-за джизьи таким же образом, и он ему сказал: Ийад, что это такое? Ведь посланник Аллаха сказал: Тех, кто наказывает на этом свете, накажут на том свете.

Сказал: Нам сообщил Хишам ибн Урва со слов своего отца о [23] том, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — возвращался из поездки в Сирию и встретился по сирийской дороге с людьми, стоящими на солнце с облитыми маслом головами. Он спросил: Что с этими людьми? Ему ответили: На них лежит джизья, но они ее не уплатили, и их наказывают, пока они ее не уплатят. Умар спросил: А что они говорят и как они объясняют (неуплату) джизьи? Они сказали: Говорят, что они не найдут (чем платить). Сказал: Освободите и не облагайте их тем, что выше их сил, я слышал, посланник Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — говорил: Не наказывайте народ, тех, кто наказывает народ на этом свете, Аллах накажет в день воскресения мертвых. Он приказал, и им освободили дорогу.

Сказал: Мне рассказал один из старых шейхов, который возводил хадис к пророку, да благословит его Аллах да приветствует, о том, что посланник Аллаха назначил Абдаллаха ибн Аркама (сборщиком) джизьи с населения зимма. И когда он отошел от него, пророк позвал его и сказал: Кто поступит несправедливо с му'ахидом — человеком, имеющим договор, или обложит его выше его сил, или умалит его права, или возьмет у него что-либо без его доброй воли, с того я спрошу лично в день воскресения мертвых.

Сказал: Мне сообщил Хусайн ибн Амр ибн Маймун относительно Умара — да будет доволен им Аллах — о том, что он сказал: Завещаю моему преемнику о людях зимма, чтобы с ними (обращаться) хорошо, соблюсти верность их договорам, сражаться за них и не облагать их выше их платежеспособности.

Сказал: Нам сообщил Варка ал-Асади со слов Абу Зубйана, который говорил: Мы были с Салманом ал-Фариси в походе. Мимо нас прошел человек, который, собрав фрукты, делил их со своими товарищами. Он прошел около Салмана, а тот его обругал. Человек ответил ему тем же, не зная, что тот был Салман. Сказал: Ему было сказано: Это ведь Салман. Сказал: Человек вернулся назад и стал перед ним извиняться, а потом спросил: Абу Абдаллах, что дозволено нам в отношении населения зимма?

Он ответил: Три (вещи. Они приведут тебя) от слепоты к верному пути, от бедности — к богатству. Когда ты возьмешь в спутники кого-либо из населения зимма, то ты ешь то, что он ест, и он ест то, что ты ешь, пусть он ездит на твоем верховом животном, и ты — на его верховом животном, и не отклоняй его от избранной им дороги.

Сказал: Мне сказал Умар ибн Нафи со слов Абу Бакра, который говорил: Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах — проходил мимо двери какого-то жителя и (видит), что у порога стоит нищий с протянутой рукой, человек в глубокой старости и слепой. Умар дотронулся до его плеча, стоя сзади него, и сказал: Из какого народа, имеющего (священное) писание, ты родом? Он ответил: Из иудеев. Сказал: А что тебя принуждает к тому, что я вижу? Он ответил: Я выпрашиваю из-за джизьи, [24] нужды и старости. Сказал: И взял его Умар за руку, повел его к своему дому и дал ему из своего дома милостыню. Потом он послал за хранителем казны, (а когда тот пришел), сказал: Посмотри на этого старика и ему подобных. Клянусь Аллахом, мы не правы в отношении к нему: мы съели его молодость, а потом, при старости, наказываем: “Садака — только для бедных и нищих” (Коран, IX, 60. Садака — только для бедных и нищих, работающих над этим, — тем, у кого сердца привлечены, на выкуп рабов, должникам, на пути Аллаха, путникам, — по постановлению Аллаха). Бедные — из муслимов, а этот старец — из нищих, из населения (священного) писания. Снимите с него и ему подобных джизью. Сказал: Абу Бакр говорил: Я был свидетелем этого поступка Умара и видел этого старца.

Сказал: Нам сообщил Исраил ибн Йунус со слов Ибрахима ибн Абд ал-Ала, который говорил: Я слышал Сувайд ибн Гафала говорил: Я (однажды) был у Умара ибн ал-Хаттаба, а у него собрались его сборщики. Этим последним он сказал: До меня дошло, что вы берете в джизью дохлятину, вино и свиней. Билал ответил: Да, они так и поступали. Умар сказал: Поступайте не так, а велите их владельцам продать их, а потом берите у них их цену.

Абу Йусуф, стр. 122—126.


Мне сообщил один шейх из ученых Куфы: Пришло письмо от Умара ибн Абд ал-Азиза — да будет доволен им Аллах всевышний — на имя Абд ал-Хамида ибн Абд ар-Рахмана (следующего содержания): Ты мне написал письмо, в котором ты спрашивал о людях из населения Хира, принадлежащих к иудеям, христианам [123] и магам, но принявшим ислам и платившим большую джизью. Ты у меня просил разрешения взимать с них (по-прежнему) джизью, (но) ведь Аллах — хвала и слава ему — послал Мухаммада — да благословит его Аллах да приветствует — проповедником ислама, а не сборщиком налога.

Кто из этих религиозных общин принимает ислам, он обязан со своего имущества платить садака, не взимается с него джизья, его наследство принадлежит родственникам его в запрещенной степени, если он их имеет, они наследуют от него так же, как наследуют друг друга люди ислама. Но если он не имеет такого наследника, его имущество переходит в казну муслимов, которая распределяет его между (муслимами). Если (новообращенный при жизни) совершил какой-либо проступок, то пеня за него уплачивается из имущества Аллаха, распределяемого между муслимами. Мир тебе.

Сказал: Нам сообщил Исмаил ибн Абу Халид со слов аш-Ша'би о том, что он его спросил о муслиме, который отпускает на волю раба-христианина. Аш-Ша'би ответил: На вольноотпущенника не налагают хараджа, ибо ответственность его такая же, как и его господина.

Абу Йусуф сказал: Я спросил по этому поводу Абу Ханифа, и тот ответил: На вольноотпущенника-христианина — харадж, ибо на территории ислама зиммии не оставляют без хараджа с его головы. Абу Йусуф сказал: Мнение Абу Ханифа наилучшее из того, что мы слышали по этому поводу, а лучше Аллах знает.

Абу Йусуф сказал: Мне сообщил Абд ар-Рахман ибн Сабит ибн Савбан со слов своего отца о том, что он сказал: Я спросил Умара ибн Абд ал-Азиза: Повелитель верующих, какова по твоему мнению причина высоких цен в твое время, в то время как они до тебя были низки?

Он ответил: При моих предшественниках люди зимма были обложены выше их платежеспособности. Поэтому они непременно должны были продать то, чем они располагали, а оно не имело сбыта, и цены падали. Я облагаю каждого только по его платежеспособности, и люди продают, как они хотят.

Сказал: Я спросил: Если ты установишь цены нам? Он ответил: В этом деле от нас ничего не зависит, цены — дело Аллаха.

Абу Йусуф, стр. 131—132.


Абу Йусуф сказал: Что касается ушура, то я думаю, что его взимание ты (Автор обращается к халифу Харун ар-Рашиду) должен поручить людям благочестивым и религиозным, которым ты прикажешь, чтобы они не нарушали закона в обращении с народом, не чинили несправедливости, не брали больше положенного и приноравливались к правилам, которые мы им предписали. Потом ты осведомишься об их делах, об их обращении с теми, кто проходил мимо них, не нарушили ли они того, что им было приказано. Если они совершили это, ты устранишь их, накажешь и взыщешь с них сумму, определяемую по твоему усмотрению, в пользу тех, с которыми они поступили несправедливо или у которых взяли больше положенного. И, напротив, если они будут сообразовываться с тем, что им было приказано, и устранять несправедливость по отношению к муслимам и му'ахидам, ты оставишь их на местах и окажешь им благодеяния.

Таким образом, если ты оставишь одних за их хорошие поступки и честность, накажешь других за их несправедливость и нарушение того, что им было приказано в обращении с народом, то благодаря этому первые будут совершенствоваться в своем обращении с народом и в честности, а вторые будут воздерживаться от повторения несправедливости и нарушения закона.

Прикажи им, чтобы они определили общую стоимость товара и взыскивали с муслима четверть ушра, с людей зимма — [64] пол-ушра, а с людей харб (Люди харб — народы, не входившие в состав халифата, с которыми халифат был в состоянии войны — харб) — ушр. С любого предмета стоимостью в 200 дирхемов и выше, пронесенного мимо сборщика ушура и предназначенного для продажи, взимается ушур, а предмет стоимостью менее 200 дирхемов обложению не подлежит.

Таким же образом, когда стоимость предмета достигает 20 мискалов, с него берут ушур, а предмет стоимостью менее 20 миска-лов никакому обложению не подлежит. Бели с одними и теми же предметами мимо сборщика проходят несколько раз и стоимость этих предметов не будет достигать 200 дирхемов, то в таком случае они обложению не подлежат; если сборщик ушура даже будет складывать их стоимость и она достигнет 1000 дирхемов, то все равно эти предметы не подлежат никакому обложению, так как такое сложение не полагается.

Когда мимо сборщика ушура проносят 200 дирхемов в виде монет, или 20 мискалов в виде слитков, или 200 дирхемов в виде слитков и 20 мискалов в виде монет, то взимается: с муслимов — четверть ушра, с людей зимма — пол-ушра, с людей харб — ушр. После этого до соответствующего времени будущего года с этих предметов не взыскивается ничего, если их проносят даже несколько раз.

Так же бывает и тогда, когда мимо сборщика проносят предметы, купленные с целью перепродажи. Если стоимость этих предметов достигает 200 дирхемов или 20 мискалов, ушур взимается, а предметы стоимостью менее 200 дирхемов или 20 мискалов обложению не подлежат.

В этом отношении люди харб представляют исключение. Когда с них взыщут ушур и после этого они возвращаются и вступают в страну харб, а через месяц после взимания с них ушура выезжают из этой страны и проходят мимо сборщика ушура, он взимает с них ушур, если стоимость предметов достигает 200 дирхемов или 20 мискалов. Это по той причине, что с их возвращением в страну харб мусульманский закон теряет силу. Но если у них будут предметы стоимостью менее 200 дирхемов или 20 мискалов, в таком случае они обложению не подлежат, так как согласно сунна взимается лишь с предметов стоимостью от 200 дирхемов или 20 мискалов.

Таким образом, с муслимов взимают с 200 дирхемов 5 дирхемов, с людей зимма — с 200 дирхемов 10 дирхемов, а с людей харб — с 200 дирхемов 20 дирхемов. Такое же соотношение, которое я тебе описал, остается и тогда, когда по необходимости ушур берется золотом: с муслимов — полмискала, с людей зимма — мискал, а с людей харб — два мискала.

В то же время, когда мимо сборщика ушура проносят имущество, не предназначенное для продажи, то с него ущур не взимается. Когда мимо сборщика ушура люди зимма проносят вино или [65] свинью, последние оцениваются кем-либо из зиммиев и потом взимается пол-ушра.

В таком же положении люди харб, когда они проносят такие же предметы: после оценки этих предметов с людей харб взимают ушур.

Когда мимо сборщика ушура проходит муслим с крупным рогатым скотом, или овцами, или верблюдами и скажет, что они не предназначены для продажи, то он должен в этом поклясться, и если он это сделает, то с него достаточно.

Так же бывает и тогда, когда муслим, пронося мимо сборщика продукты, скажет: “Это из моих посевов”, и тогда, когда он, пронося финики, скажет: “Они с моих финиковых пальм”, — с них не взимается ушур. Он взимается только с предметов, приобретенных с целью продажи. Люди зимма в таком же положении, а что касается людей харб, то их клятва не принимается.

Сказал: Зиммии из племени бану таглиб и из жителей Наджрана, как и все люди зимма, имеющие (священное) писание, платят пол-ушра. В таком же положении маги и многобожники.

Сказал: Когда мимо сборщика ушура пройдет купец со скотом или другим имуществом и скажет, что закат за них уплачен, и поклянется в этом, клятва его принимается, и это с него достаточно. Но такая клятва не принимается от людей зимма и харб, так как на них нет заката, чтобы они могли сказать: “Мы уже уплатили его”.

Если кто-либо проходит мимо сборщика ушура с имуществом мударабат (Один из видов договора, при котором одно лицо предоставляет другому деньги для торговых оборотов, барыш и убытки делят между собой стороны в определенной, предусмотренной договором пропорции) или частью имущества, предназначенной для путевых расходов, после того как он даст клятву в этом, с него ушур не взимается. В таком же положении находится раб. Проходит ли он мимо сборщика ушура с имуществом своего господина или собственным имуществом — это все равно — и при этом не присутствует его господин, с него ушур не взимается. В таком же положении находятся мукатабы (Мукатаб — раб, получивший свободу от своего владельца на определенный срок с целью приобретения необходимой для своего выкупа суммы. Величина и сроки выплаты этой суммы были предусмотрены договором, заключенным между рабом-мукатабом и его господином-мукатибом. После выплаты ее ргб становится свободным): с их имущества ушур не взимается.

Когда мимо сборщика ушура проходит купец с виноградом, финиками или прочими свежими фруктами, купленными с целью перепродажи, то в этом случае, если их стоимость 200 дирхемов и выше, взимается четверть ушра, если он из мусульман; пол-ушра, если из людей зимма; ушр, если он из людей харб. Если стоимость этих предметов менее 200 дирхемов, никакого ушура не взимают.

Ушур не берется и в том случае, если с этими же предметами мимо сборщика ушура проходят несколько раз, и стоимость этих предметов не будет достигать 200 дирхемов, если даже сборщик [66] ушypa будет складывать их стоимость и она достигнет 1000 дирхемов, закат с них не взимается, так как такое сложение не полагается.

Абу Йусуф сказал: Умар ибн ал-Хаттаб ввел несколько видов ушура, и в его взимании нет никакого зла, если только при этом не нарушают закона в обращении с людьми и не берут с них больше, чем положено.

Все, что взимается в виде ушура с муслимов, следует по пути садака, а все, что взимается с людей зимма и харб, следует по пути хараджа.

Таким же образом все, что взимают с людей зимма в виде джизьи с их голов и что берут со скота племени бану таглиб, путь всего этого — путь хараджа. Все это делится между теми, между которыми делится харадж. (Следовательно), это не то, что садака. Для садака Аллах установил правило, согласно которому она должна делиться, и так она и делится. Он же установил правило дележа хумса, и тот делится по этому правилу.

Таковы основания, на которых взимается садака со скота и с другого имущества, таков наш опыт, хотя Аллах знает лучше.

Абу Йусуф сказал: Мне передали со слов Исмаила ибн Ибрахима ибн Мухаджира со слов его отца со слов Зийада ибн Худайра, который сказал: Я был первым, кого Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах всевышний — послал сборщиком ушура. Сказал: Он приказал, чтобы я не обыскивал никого и со всего, что пронесет мимо меня, взимал согласно следующему исчислению: у муслимов с 40 дирхемов — один дирхем, у людей зимма с 20 дирхемов — один дирхем, а у кого нет зимма — ушр. Сказал: Он приказал мне с христианами бану таглиб обращаться сурово, говоря: Они тоже арабы, не принадлежат к народам, имеющим (священное) писание, и, быть может, они перейдут в ислам. Умар им поставил условия, чтобы они не крестили своих детей.

Сказал: Нам передал Абу Ханифа со слов ал-Касима со слов Анаса ибн Сирина со слов Анаса ибн Малика, который сказал: Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах всевышний — меня послал взимать ушур и предписал, чтобы у муслимов взимал с того, что они будут проносить для продажи, четверть ушра, у людей зимма — пол-ушра, а у людей харб — ушр.

Сказал: Нам передал Асим ибн Сулайман со слов ал-Хасана, который сказал: Абу Муса ал-Ашари написал письмо Умару ибн ал-Хаттабу о том, “что купцы-муслимы из наших подданных вступили на территорию харб и с них взяли ушур”. Сказал: Умар ему ответил: “Взыскивай с них таким же образом, как они взыскали с купцов-муслимов, а с людей зимма бери пол-ушра, с муслимов с каждых 40 дирхемов — дирхем и не взыскивай с 5 дирхемов, а свыше этой суммы будешь взимать по этому исчислению”.

Сказал: Нам рассказал Абд ал-Малик ибн Джурайдж со слов Амра ибн Шу'айба, что народ Манбиджа, а это народ из людей харб по ту сторону Евфрата, написал Умару ибн ал-Хаттабу — да [67] будет доволен им Аллах всевышний: Разреши нам вступить в вашу страну для торговли и бери с нас ушур. Сказал: Умар посоветовался со сподвижниками посланника Аллаха — да благословит его Аллах да приветствует — и они дали совет Умару, чтобы он принял это предложение. Они были первыми из людей харб, с которых взяли ушур.

Сказал: Нам передал ас-Сари ибн Исмаил со слов Амира ибн Ша'би со слов Зийада ибн Худайра ал-Асади о том, что Умар ибн ал-Хаттаб — да будет доволен им Аллах всевышний — послал Зийада ибн Худайра для взимания ушура в Ираке и Сирии и приказал взыскивать с муслимов четверть ушра, с людей зимма — пол-ушра, а с людей харб — ушр. И вот проходит мимо него человек из племени бану таглиб из христиан-арабов, с лошадью. Эта последняя была оценена в 20 тыс. дирхемов. Зийад ему говорит: Дай мне лошадь и бери у меня 19 тыс. дирхемов или оставь себе лошадь и дай мне 1000 дирхемов. Сказал: Он отдал 1000 дирхемов и таким образом сохранил себе лошадь. Сказал: В том же году он, возвращаясь обратно, прошел мимо Зийада, и он сказал ему: Дай мне другую тысячу. И таглибит сказал: Ты что, каждый раз, как я ни пройду мимо тебя, будешь брать у меня тысячу? Тот ответил: Да. Сказал: И вернулся таглибит к Умару и застал его в .Мекке, в одном доме. Он спросил разрешения войти. Умар спрашивает: Кто ты? — Человек из арабов-христиан, — ответил он и рассказал все, что с ним случилось. Умар говорит: С тебя достаточно, — и не прибавил к своим словам ничего. Вернулся таглибит к Зийаду ибн Худайру и заранее свыкся с мыслью, что у него возьмут другую тысячу. Но у Зийада он застал письмо Умара, которое опередило его и в котором говорилось: со всякого, кто пройдет мимо тебя и с которого ты взыщешь садака, не бери ничего до соответствующего дня будущего года, если только ты не найдешь излишки. Сказал: Таглибит воскликнул: Клянусь Аллахом, я уже собирался дать тебе другую тысячу. Призываю Аллаха в свидетели, что я отрекаюсь от христианства и принимаю веру человека, написавшего тебе это письмо.

Сказал: Передал нам Абд ар-Рахман ибн Абдаллах ал-Масуди со слов Джами'а ибн Шаддада со слов Зийада ибн Худайра, что этот последний протянул веревку через Евфрат. Один из христиан прошел мимо него, и он взял с него ушур. Потом тот удалился и продал свой товар. Когда тот на обратном пути опять проходил мимо него, Зийад хотел еще раз взять с него ушур. Тот ему сказал: Ты что, каждый раз, как я ни пройду мимо тебя, будешь брать с меня ушур? Он ответил: Да. Этот человек отправился к Умару ибн ал-Хаттабу и нашел его в Мекке, обращающимся к народу с проповедью: “Мы назначили этот дом в сборище и убежище людям!” (Коран, II, 119), да не узнаю, чтобы кто-нибудь от убежища Аллаха до своего дома потерпел убыток. [68]

Сказал: Тогда я ему говорю: О повелитель верующих, я христианин, прохожу мимо Зийада ибн Худайра, и он взял с меня ушур. Потом удаляюсь и продаю свой товар, после этого он хотел еще раз взять с меня ушур. Умар сказал: На это он не имеет права, он не имеет права больше одного раза в год взять с твоего имущества ушур. Потом он сошел с минбара и написал сборщику письмо. Я задержался там несколько дней, а потом прихожу к Умару и говорю: Я тот старец-христианин, который говорил с тобой о Зийаде. А я тот истинно верующий старец, — ответил он, — который решил твое дело.

Сказал: Передал мне Йахйа ибн Са'ид со слов Зурайка ибн Хаййана, а он был сборщиком ушура в Мисре, что Умар ибн Абд ал-Азиз — да будет доволен им Аллах всевышний — ему писал: Осматривай всех, кто проходит мимо тебя из муслимов, и со всего, что заметно глазу из их имущества и что предназначено для продажи стоимостью в 40 динаров, взыскивай динар, а если не достает до 40 динаров, такое соотношение остается в силе до 20 динаров, а когда она менее 20 динаров, то оставь и не бери ничего. Когда мимо тебя проходят люди зимма с предметами, предназначенными для продажи, то взимай с каждых 20 динаров динар. Но если стоимость предмета не достает до этой суммы, то такое соотношение остается в силе до 10 динаров. Потом оставь и не бери ничего с предметов стоимостью менее 10 динаров, и напиши им расписку в том, что с них взято, которая остается в силе до соответствующего времени будущего года.

Сказал: Передал нам Амр ибн Маймун ибн Михран со слов своего отца со слов его матери, которая сказала: Я вместе с ал-Силсилой проходила мимо Масрука. Она была мукатаба с большим количеством товара. Масрук спросил ее: Кто ты? Она ответила: Мукатаба. Она была персиянка, и с ней говорил переводчик. Она ему “мукатаба” сказала по-персидски. Переводчик об этом сообщил Масруку, который сказал: С имущества раба не взимается закат, — и дал ей дорогу.

Сказал: Передал нам Абу Ханифа со слов Хаммада со слов Ибрахима о том, что, когда проходили люди зимма с вином для продажи, у них взимали с его стоимости пол-ушра, но не верили словам о стоимости вина, пока они не приводили двух человек из людей зимма, которые оценивали его, и после этого согласно его цене взимали пол-ушра.

Сказал: Передал нам Кайс ибн Раби'а со слов Абу Фазара со слов Йазида ибн ал-Асамма со слов Ибн аз-Зубайра о том, что этот последний сказал: Эти преграды и веревки — дело нехорошее и незаконное. Он послал сборщиков в Йаман и приказал, чтобы они ничего не взимали, прибегая к преградам и веревкам, установленным на мостах и дорогах. Когда ему привезли собранный ушур, он нашел, что его стало меньше. Они сказали: Ведь ты нам [69] запретил... Он оказал: Взимайте так же, как взимали раньше. Нам рассказал Мухаммад ибн Абдаллах со слов Анаса ибн Сирина, который сказал: Меня хотели назначить сборщиком ушура в ал-Убулле, но я отказался. Со мной встречается Анас ибн Малик и спрашивает: Что тебе мешает занять эту должность? Я отвечаю: Взимание ушура — это наихудшее из занятий человека. Сказал: Не говори так, — ответил Анас, — он ведь учрежден Умаром, который предписал взимать с людей ислама четверть ушра, с людей зимма — пол-ушра, а с многобожников, у которых нет зимма, — ушр.

Абу Йусуф, стр. 132—137.


Ты, повелитель верующих (Имеется в виду халиф Харун ар-Рашид), спрашивал относительно дошедших до тебя и подтвержденных сведений, а также письменных донесений твоего наместника и начальника почты о том, что в руках кади (города) Басры (сосредоточено) много земель с финиковыми пальмами, (фруктовыми) деревьями и посевами, что ежегодный доход с этих земель достигает какой-то крупной суммы, а кади передал этот доход в руки уполномоченных им лиц, назначая [91] каждому из них тысячу, две тысячи или больше или меньше (дирхемов), что никто не предъявлял на эти земли своих претензий, и кади и его уполномоченные (превратили) их в (источник) своего кормления.

Эти и подобные им факты, если они будут установлены, ты обязан рассмотреть. Если в руках кади будут (земли), на которые никто не предъявлял своих претензий, а лица, уполномоченные кади, пользуются доходом с их урожая, забирая его для себя, при этом это продолжается долго и никто не приходит в поисках своих прав на эти земли, а кади воздерживается от подачи тебе письменного уведомления по этому поводу с тем, чтобы ты не решил этого вопроса по своему усмотрению, то такой кади (относится) к злодеям, так как, превращая эти и подобные им доходы в (источник) кормления для себя и своих приближенных, он совершает тем самым проступок.

Ты прикажи своим наместникам, чтобы они (потребовали) отчета от кади относительно тех земель, которые попадают в его руки и в руки его уполномоченных, чтобы у них были отобраны эти земли, а после того (как будет установлено, что) они без наследника и никто на этих землях не имеет чего-либо, на что он мог претендовать, доход с них отчисляется в государственную казну муслимов.

Если в отношении кади будет установлена неопровержимость подобного поступка вплоть до выявления того, что он воздержался от подачи письменного уведомления имаму об этих (землях), то такой кади (относится) к злодеям, он обманывает себя, имама и муслимов, а (поэтому) не следует прибегать к его помощи в делах муслимов. Я полагаю, что тебе следует приказать изъять эти земли из рук таких кади, которые (превращают) их в (источник) кормления для себя и для своих приближенных, и избрать для них человека, достойного доверия, праведного и надежного, приказать ему избрать (в свою очередь) людей, достойных доверия, которые будут управлять делами этих земель.

Доходы с указанных земель прикажи им вносить в государственную казну муслимов — байт ал-мал до того, пока не придет кто-либо, имеющий право на какую-либо часть этих доходов.

Имущество любого из муслимов, умершего без наследников, принадлежит государственной казне — байт ал-мал, если только какой-либо претендент не предъявит претензии на какую-либо часть этого имущества как на наследство, которое он наследует от одного из умерших (муслимов) после открытия наследства. Если он предъявит на это явное доказательство и свидетельство, ему дается из этого имущества то, что ему следует, а твое решение этого вопроса окончательно.

Прикажи начальнику почты на местах, чтобы он тебя письменно уведомлял обо всех этих и им подобных случаях и чтобы он пригрозил кади, если он утаит что-либо из этих дел (от тебя). Мне сообщили о том, что твои начальники почты и осведомительной [92] службы на местах допускают большую нерадивость и пристрастность в отношении таких дел наместников и подданных, в которых тебе необходима осведомленность. Часто они принимают сторону правительственных чиновников против подданных и утаивают сведения о них и об их дурном обращении с народом, а часто они, будучи в неприязненных отношениях с ними, пишут о них то, чего они не делали.

Абу Йусуф, стр. 185—186.


Ты спрашивал, повелитель верующих (Имеется в виду халиф Харун ар-Рашид.), относительно мятежников из мусульман, когда они вступают в вооруженную борьбу, как с ними сражаться — до призыва их (к отказу от сопротивления) или после этого призыва? По каким правилам поступать с их имуществом, женами и детьми, а также с тем, что они доставляют в свой лагерь.

У нас (считаются) достоверными сообщения относительно Али ибн Абу Талиба, да будет доволен им Аллах, что он никогда не сражался с теми из муслимов, кто восставал против него, пока он ни призывал их (к отказу от сопротивления), и он после сражения и победы над ними не чинил им препятствия ни к их наследству, ни их женам, ни их детям, не умерщвлял взятых из них в плен, не приканчивал раненых из них и не преследовал тех, кто обращался в бегство.

Что касается того, что у них было в лагере, и того, что они там доставляли, то относительно этого у нас нет единого мнения. Одни говорят: Он делил то, что они доставляли в свой лагерь после изъятия из него хумса — одной пятой части, а другие говорят: Он все это возвращал (прежним) владельцам как их наследственную собственность.

Что касается того, что было у них вне лагеря, а именно движимого имущества, жилищ и имений, то он оставлял его владельцам, не посягая на него. Из того, что он оставил (восставшим против него муслимам), был ан-Нашастадж, (имение) близ Куфы, принадлежащее Талха, принадлежащее Талха и аз-Зубайру имущество в Мадине, имения, жилища и движимое имущество, принадлежащие жителям Басры (Талха и аз-Зубайр вместе с жителями Басры, выступив против халифа Али, участвовали в “Сражении верблюда” в 656г., в котором они были побеждены и убиты).

Некоторые наши товарищи (ханифиты) утверждают: Али ибн Абу Талиб умерщвлял пленных из мятежных муслимов, преследовал тех, кто обращался в бегство, и приканчивал их раненых, если лагерь мятежников был постоянным, а если у них не было ни постоянного лагеря, ни сторонников, к помощи которых они могли прибегнуть, он не преследовал тех, кто обращался в бегство, не приканчивал раненых и не умерщвлял пленных.

Абу Йусуф, стр. 214.


Мне сообщил один шейх из племени курайш со слов аз-Зухри о том, что Египет и Сирия были завоеваны (арабами) во время правления (халифа) Умара — да будет доволен им Аллах, а Ифрикийа, Хурасан и часть Синда — во время правления Усмана — да будет доволен им Аллах. Сказал: Раз встал Хамим ад-Дари, он же Тамим ибн Аус из племени лахм, и сказал: Посланник (Аллаха), у меня в Палестине имеются соседи из румов, им принадлежит деревня, называемая Джайрун, а (также) другая (деревня), называемая Айнун. Если Аллах завоюет для тебя Сирию, то подари их мне. Посланник Аллаха ответил: Они принадлежат тебе. Тамим ад-Дари попросил: Напиши мне об этом грамоту. Сказал: Посланник Аллаха написал: Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Это — грамота от Мухаммада, посланника Аллаха, Тамиму ибн Аусу ад-Дари о том, что ему, а после него его потомкам, принадлежат деревни Джайрун и Байт Айнун, как эти две деревни, так и их равнины, горы, источники воды, посевы, их (жители) набатейцы и их крупный рогатый скот. Никто не может оспаривать эти деревни у них или поселиться в них насильно, а если кто-либо причинит кому-либо из них зло, пусть егр проклинает Аллах.

Абу Йусуф, стр. 216.

(пер. Л. И. Надирадзе)
Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории Халифата. М. МГУ. 1968.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.