Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

VII. Ат-Табарий.

(ум. 923 п. P. X.)

Отравление Абд-ар-Рахмана-ибн-Халида.

/Стр. 82/ В этом году (в 46-м хиджры = 13 Map. 666— 2 Map. 667 п. Р. X.) 'Абд-ар-Рахман-ибн-Халид-ибн-ал-Валид уехал из страны румов в Химс, и говорят, что Ибн-Усал, христианин, тайно подослал ему отравленный напиток; он выпил его и умер.

Причиной его гибели были, по словам 'Омара, слышавшего от 'Алия, говорившего со слов Масламы-ибн-Мухариба, нижеследующие обстоятельства.

Памятуя подвиги отца его, Халида-ибн-ал-Валида, видя, что он не вмешивается в дела мусульман и сражается в земле румов, восхищаясь его храбростью, сирийцы привязались к нему, и он пользовался среди них такой чрезвычайной популярностью, что Му'авия стал бояться его и предусматривать для себя вред в расположении народа к нему. И приказал Му'авия Ибн-Усалу придумать средство погубить его и [199] обязался, если он сделает это, освободить его от хараджа на всю жизнь и назначить сборщиком хараджа в Химсе. Когда 'Абд-ар-Рахман, возвращаясь из страны румов, прибыл в Химс, Ибн-Усал послал ему с одним из своих рабов отравленное питье. Он выпил его и умер в Химсе.

Му'авия исполнил обещанное им Ибн-Усалу, назначил его заведующим хараджем в Химсе и освободил его от хараджа. Халид, сын 'Абд-ар-Рахмана-ибн-Халид-ибн-ал-Валида, прибыв в Медину, пришел однажды к 'Урве-ибн-аз-Зубейру и приветствовал его. 'Урва сказал ему: кто ты такой? Он сказал: я Халид, сын 'Абд-ар-Рахмана-ибн-Халид-ибн-ал-Валида. Тогда 'Урва сказал ему: как поживает Ибн-Усал? Тогда Халид ушел от него, отправился в Химс и стал здесь подкарауливать Ибн-Усала. Однажды он увидал его едущего верхом, напал на него, ударил его мечом и убил его. Му'авии доложили, он арестовал Халида на несколько дней и заставил его уплатить пеню, но не позволил отомстить ему за пролитую им кровь.

О кафедре Мухаммеда.

В 50-м году (29 Янв. 670 - 17 Янв. 671 г. по /Стр. 92/ Р. X.) Му'авия, по словам Мухаммеда-ибн-'Омара, приказал перенести кафедру посла Божьего в Сирию. Ее сдвинули с места, и затмилось солнце настолько, что в это время видели ясно на небе звезды. Народ был поражен этим. И сказал Му'авия: я не хотел унести ее; я только боялся, что она попорчена червоточиной и взглянул на нее. Затем, тогда же, он покрыл ее покровом (О кафедре Мухаммеда ат-Табарий сообщает еще (S II, 92-3), что Му'авия, прибыв в Медину, хотел перевезти в Сирию и кафедру и посох Мухаммеда под тем предлогом, что им не подобает оставаться в городе убийц халифа 'Османа; но его отговорили. 'Абд-ал-Мелик и aл-Валид тоже собирались перенести кафедру в Сирию, но и их уговорили отказаться от этого замысла. Ал-Валида, когда он совершал хаджж, отговорил 'Омар-ибн-'Абд-ал-'Азиз). [200]

Восстание в Палестине.

/Стр. 210/ Рассказал мне 'Абдулла-ибн-Ахмед со слов своего отца, слышавшего от Сулеймана, говорившего со слов 'Абдуллы, который слышал от Хармалы-ибн-'Имрана: однажды ночью Му'авия получил известие, что Кайсар с войском идет на него; что Натиль-ибн-Кайс ал-Джузамий овладел Палестиной и захватил казну ее; что те египтяне, которых он посадил в тюрьму (Одним из этих пленников, вывезенных из Египта, был Мухаммед-ибн-абу-Хузейфа, который интриговал против халифа 'Османа. Мухаммед-ибн-абу-Хузейфа, бежал и был убит в 36-м году (30 Июня 656—18 Июля 657 п. Р. X.) Ср. Ибн-ал-Асир III, 221; ал-Мекин 40; Макризий, ал-Хитат, II, 334 — 36; Абу-л-Махасин, I, 106, 107) бежали, и что 'Алий-ибн-абу-Талиб с войском идет на него. И он сказал своему муэззину: провозгласи азан (Азан = призыв к молитве) тотчас. Это случилось в полночь. И пришел 'Амр-ибн-ал-'Ас и сказал: зачем ты послал за мной? Му'авия сказал: я не посылал за тобой. Он ответил: в такое время муэззин мог провозгласить азан только, чтобы призвать меня. Му'авия сказал: все четыре стрелы поразили меня. 'Амр сказал: /Стр. 211/ если тe, которые бежали из твоей тюрьмы, ушли от тебя, то не уйдут от Бога, которому присущи могущество и величие, так как они — еретики; с ними никто не пойдет. Назначь тому, кто приведет к тебе одного из них или принесет его голову, вознаграждение в paзмере пени за убийство, и тебе приведут их. Обрати внимание на Кайсара, заключи с ним перемирие, дай ему денег и египетских одежд, и он удовлетворится этим. Обрати внимание на Натиля-ибн-Кайса. Клянусь моей жизнью, он не [201] сражается за веpy и добивался только того, что получил. Напиши ему, подари ему им захваченное и пожелай ему счастливо пользоваться им. И если ты будешь иметь возможность схватить его, то тем лучше, а в противном случае не горюй об этом, и направь твое ocтpиe и железо против того, на ком кровь твоего двоюродного брата (Т. е. кровь убитого халифа 'Османа, который был сыном 'Аффана, внуком Абу-л-'Аса и правнуком Умейи; Му'авия был сыном Абу-Суфьяна, внуком Харба и правнуком того же Умейи. См. Wuestenfeld, Genealog. Tabellen).

Присяга Мервану.

В этом году (в 65 г. = 18 Авг. 684—7 Авг. 685) /Стр. 467/ в Сирии присягнули Мервану-ибн-ал-Хакаму как халифу.

Рассказал мне ал-Харис со слов Ибн-Сада, слышавшего от My хаммеда-ибн-'Омара, что когда присягнули 'Абдулле-ибн-аз-Зубейру, то он назначил 'Убейду-ибн-аз-Зубейра правителем Медины, а Абд-ар-Рахмана-ибн-Джахдама ал-Фихрия правителем Египта и прогнал в Сирию омейядов и Мервана-ибн-ал-Хакама. В это время Абд-ал-Мелику было двадцать восемь лет. Когда Хусайн-ибн-Нумейр (Хусайн-ибн-Нумейр командовал после смерти Муслима-ибн-'Укбы, войсками, посланными халифом Язидом против 'Абдул-лы-ибн-аз-Зубейра, и узнав о смерти халифа снял осаду с Мекки и возвратился в Сирию) прибыл со своими войсками в Сирию, то сообщил Мервану в каком положении он оставил Ибн-аз-Зубейра, которому Xусайн предлагал присягнуть как халифу (Хусайн предлагал Ибн-аз-Зубейру признать его хадифом на известных условиях, отвергнутых Ибн-аз-Зубейром), но получил отказ. Затем Xусайн сказал Мервану и омейядам: я вижу, у вас большая неурядица; устройте [202] же ваши дела прежде, чем Ибн-аз-Зубейр ворвется к вам в Сирию и наступит неисправимое, чрезвычайное бедствие. Тогда Мерван задумал уехать, отправиться к Ибн-аз-Зубейру и присягнуть ему. И прибыл 'Убейдулла-ибн-3ияд, и собрались у него омейяды. Намерение Мервана было уже известно ему, и он сказал ему: мне стыдно за тебя, за твое намерение. Ты старейшина и вождь корейшитов и ты так поступаешь! Он ответил ему: еще ничто не потеряно. И примкнули к нему омейяды и их клиенты, собрались к нему йемениты, и он отправился, приговаривая: еще ничто не потеряно, и прибыл в Дамаск с примкнувшими к нему. Между тем жители Дамаска присягнули ад-Даххаку-ибн-Кайсу ал-Фихрию с тем, чтобы он предстоял при их молитве и улаживал их дела, пока согласие не водворится среди народа Мухаммеда.

/Стр. 468/ Что же касается до 'Аваны, то он, по словам Хишама, говорит, что Му'авия-ибн-Язид-ибн-Му'авия, вступив на престол после смерти Язида-ибн-Му'авии, приказал возвестить в Сирии (Здесь под Сирией *** следует разуметь Дамаск, который теперь называется аш-Шам; что касается слов: всеобщую молитву ***, то под этим надо разуметь приказ народу собраться на общественную молитву в мечеть, где Му'авия и произнес свою речь) всеобщую молитву. Восхвалив и прославив Бога, он сказал: я рассмотрел ваше дело и нашел, что я не в силах ведать его. Тогда я стал искать для вас такого человека, каким был 'Омар-ибн-ал-Хаттаб, царство ему небесное! когда к его помощи обратился Абу-Бекр, — и не нашел такого человека. Тогда я стал искать для вас шестерых кандидатов (Здесь разумеются шесть лиц, назначенных 'Омаром, чтобы выбрать из своей среды нового халифа), подобных шестерым, избранным 'Омаром, — и не нашел таковых. Ваше дело ближе всего касается вас самих: выбирайте выдать его кого вам угодно. Затем он вошел в свой дом и не показывался народу и скрывался до своей смерти. Некоторые говорят, что его тайно [203] отравили, другие говорят, что его закололи. Продолжение рассказа 'Аваны: и затем 'Убейдулла-ибн-Зияд прибыл в Дамаск, где правил ад-Даххак-ибн-Кайс ал-Фихрий. И восстал в Киннесрине Зуфар-ибн-'Абдулла ал-Килабий и присягнул 'Абдулле-ибн-аз-Зубейру. И присягнул ан-Ну'ман-ибн-Бешир ал-Анcapий в Химсе Ибн-аз-Зубейру. И был Хассан-ибн-Малик-ибн-Бахдаль ал-Кельбий в Палестине правителем сначала от имени Му'авии-ибн-абу-Суфьяна, а затем Язида-ибн-Му'авии. Он был приверженцем омейядов и главой палестинцев. И призвал Хассан-ибн-Малик-ибн-Бахдаль ал-Кельбий Рауха-ибн-Зинба ал-Джузамия и сказал ему: я оставляю тебя наместником Палестины. Подлинно большая часть населения ее — лахмиты и джузамиты; ведь ты не ниже кого бы то ни было, так как ты их глава. Ты будешь сражаться с помощью тех твоих соплеменников, которые находятся при тебе. И отправился /Стр. 469/ Хассан-ибн-Малик в Урдунн, оставив Рауха-ибн- Зинба' наместником в Палестине. И напал Натиль-ибн-Кайс на Ра-уха-ибн-3икба', выгнал его, овладел Палестиной и присягнул Ибн-аз-Зубейру. Еще до этого 'Абдулла-ибн-аз-Зубейр написал своему правителю Медины, приказывая ему изгнать омейядов из Медины, и они были изгнаны в Сирию со своими семьями и женами. И прибыли омейяды в Дамаск в то время, как там находился Мерван-ибн-ал-Хакам. И разделился народ на две партии: Хассан-ибн-Малик в Урдунне стоял за омейядов и приглашал присягнуть им, а ад-Даххак-ибн-Кайс ал-Фихрий в Дамаске поддерживал 'Абдуллу-ибн-аз-Зубейра и приглашал присягнуть ему. И поднялся в Урдунне Хассан-ибн-Малик и сказал: жители Урдунна! каково ваше показание [204] об Ибн-аз-Зубейре и об убитых при ал-Xappе? (В битве при ал-Xappе (в 682 г. п. Р. X.) сирийские войска разбили приверженцев 'Абдуллы-ибн-аз-Зубейра, затем взяли Медину и совершили в ней неслыханные бесчинства) Они ответили: мы свидетельствуем, что Ибн-аз-Зубейр — лицемер, и что убитые при ал-Харре — в аду. Он сказал: а каково ваше показание о Язиде-ибн-Му'авии и о ваших убитых при ал-Харре? Они ответили: мы свидетельствуем, что Язид был прав, и что наши убитые — в раю. Он сказал: а я свидетельствую, что если Язид-ибн-Му'авия, тогда, будучи в живых, был прав, то и теперь правы он и его приверженцы; и если Ибн-аз-Зубейр со своими приверженцами находился тогда в заблуждении, то и теперь он и его приверженцы находятся в заблуждении. Они сказали ему: ты говоришь истину; мы дадим тебе присягу сражаться против тех, кто против тебя и тех, кто покорится Ибн-аз-Зубейру, с условием, чтобы ты отстранил от нас этих двух мальчиков, потому что их мы не хотим — они намекали на двух сыновей Язида-ибн-Му'авии, 'Абдуллу и Халида — ибо они мальчики, мы же не желаем предлагать в государи мальчика, когда нам будут предлагать старца. — Между тем ад-Даххак-ибн-Кайс в /Стр. 470/ Дамаске стоял за Ибн-аз-Зубейра, но открыто действовать ему мешало присутствие омейядов, и он добивался своей цели тайно. Узнав об этом, Хассан-ибн-Малик-ибн-Бахдаль написал ад-Даххаку письмо, в котором, превознося права омейядов, упоминая о его повиновении им, о согласии, в котором он жил с ними, и о великих милостях и о благодеяниях, оказанных ад-Даххаку омейядами (В битве при Сиффине ад-Даххак командовал всеми силами Му'авии (Ибн-ал-Асир, III, 243); Му'авия совещался с ним (ibid. 297), назначал его правителем Куфы (ibid. 415, 426) и ему же поручил публично просить его, как бы от имени народа, назначить наследником престола Язида (ibid. 420). Ад-Даххаку и Муслиму-ибн-'Укбе Му'авия, будучи при смерти, поручил передать свое последнее наставление Язиду (ibid. IV. 3)), [205] приглашал ад-Даххака признать их права на престол. Затем он упоминал об Ибн-аз-Зубейре, поносил его, бранил его, называл лицемером, уже отказавшимся от признания двух халифов, и приказывал ад-Даххаку прочитать его письмо народу. И призвал Хассан одного кельбита, по имени Нагида, и отправил его с этим письмом к ад-Даххаку-ибн-Кайсу. И снял Хассан-ибн-Малик копию с этого письма, вручил Нагиде и сказал: Если ад-Даххак прочтет народу мое письмо, то ладно; в противном случае встань и прочти это письмо народу. И написал Хассан омейядам, приказывая им присутствовать при этом. Нагида привез это письмо ад-Даххаку, вручил его ему и вручил омейядам адресованное им письмо. Когда наступила пятница, ад-Даххак взошел на кафедру. И встал Нагида и сказал: да сделает Бог эмира праведным! вели принести письмо Хассана и прочти его народу. Он ответил ему: садись! Тот сел, но затем встал вторично, и ад-Даххак опять сказал ему: садись! Затем он встал в третий раз, и ад-Даххак опять сказал ему: садись! Когда Нагида убедился, что он не станет читать, то вынул бывшее при нем письмо и прочел его народу. И поднялся ал-Валид-ибн-'Утба-ибн-абу-Суфьян, объявил, что Хассан говорит правду, назвал Ибн-аз-Зубейра лжецом и обругал его. И поднялся Язид-ибн-абу-н-Нимс, [206] гассанит, подтвердил слова Хассана и письмо его и обругал Ибн-аз-Зубейра. И поднялся Суфьян-ибн-ал-Абрад, кельбит, подтвердил слова Хассана и обругал Ибн-аз-Зубейра. И поднялся 'Амр-ибн-Язид ал-Хакамий, обругал Хассана и расхвалил /Стр. 471/ Ибн-аз-Зубейра. Вслед за этим произошло смятение. Затем ад-Даххак приказал отвести в тюрьму ал-Валида-ибн-'Утбу, Язида-ибн-абу-н-Нимса и Суфьяна-ибн-ал-Абрада, которые подтвердили слова Хассана и обругали Ибн-аз-Зубейра. И люди бросились друг на друга; кельбиты напали на 'Амра-ибн-Язида ал-Хакамия. избили его, жгли его огнем и изорвали на нем платье. В то время как ад-Даххак-ибн-Кайс был на кафедре, встал и поднялся на нее на две ступени бывший тогда мальчиком Халид-ибн-Язид-ибн-Му'авия, сказал краткую речь, подобной которой не слыхивали, и успокоил народ. И спустился ад-Даххак с кафедры, помолился в этом собрании с народом, затем вошел в замок. Тогда пришли кельбиты и освободили Суфьяна-ибн-ал-Абрада; пришли гассаниты и освободили Язида-ибн-абу-н-Нимса. И сказал ал-Валид-ибн-'Утба: если бы я был кельбитом или гассанитом, то был бы освобожден. И пришли оба сына Язида-ибн-Му'авии, Халид и 'Абдулла, в сопровождении своих дядей по матери, кельбитов, и выпустили его из тюрьмы. Жители Сирии назвали этот день первым днем Джейруна (Джейрун — название восточного портика соборной мечети дамасской. См. Якут, Геогр. словарь, II, 176). Bсе эти люди остались в Дамаске. И отправился ад-Даххак в мечеть дамасскую, устроил в ней заседание, стал говорить о Язиде-ибн-Му'авии и разбранил его. Тогда к нему подошел юноша кельбит с палкой в руках и [207] ударил его. Присутствующие, которые сидели в мечети в кольчугах. перепоясанные мечами, тут же бросились друг на друга и стали сражаться. Кайситы провозглашали Ибн-аз-Зубейра государем и призывали на помощь ад-Даххаку, а кельбиты приглашали признать права омейядов, именно Халида-ибн-Язида, и защищали Язида. И ушел ад-Даххак в правительственный дворец. Утром он не вышел на молитву, которая читается при заре. Среди войск были приверженцы омейядов и приверженцы /Стр. 472/ Ибн-аз-Зубейра. И послал ад-Даххак за омейядами, они явились к нему на другой день, он извинился пред ними, упомянул о великих милостях, оказанных ими ему и его клиентам, и сказал, что не желает ничего им неприятного. Вы напишете, сказал он, Хассану и мы ему напишем; он пойдет из Урдунна, остановится в ал-Джабии, мы съедемся к нему и присягнем одному из вас. Омейяды согласились на это, написали Хассану, и написал ему ад-Даххак. И отправился народ, и отправились омейяды, и пошли навстречу знамена, и они двинулись в ал-Джабию. Тогда пришел к ад-Даххаку Саур-ибн-Ма'н-ибн-Язид-ибн-ал-Ахнас, суламит, и сказал: ты приглашал нас признать государем Ибн-аз-Зубейра, и мы дали тебе в том присягу; между тем ты идешь к этому бедуину кельбиту и признаешь халифом его племянника, Халида-ибн-Язида? И сказал ему ад-Даххак: как же поступить? Он сказал: надо открыто объявить то, что мы держали в тайне, провозгласить государем Ибн-аз-Зубейра и сражаться за него. И склонился на его сторону ад-Даххак и те люди, которые были с ним; он отвлек их в сторону, затем отправился в путь и остановился при Мердж-Рахите. [208] Относительно битвы, которая произошла при Мердж-Рахите между ад-Даххаком-ибн-Кайсом и Мерваном-ибн-ал-Хакамом, существует разногласие. Мухаммед-ибн-'Омар ал-Вакидий говорит, что Мервану-ибн-ал-Хакаму присягнули в Мухарреме 65-го года, и что Мерван находился в Сирии и не льстил себя надеждой сделаться халифом, пока не соблазнил его 'Убейдулла-ибн-Зияд, приехавший из Ирака и сказавший ему: ты старейшина и вождь корейшитов; на твоей стороне ад-Даххак-ибн-Кайс. Это он сказал при прежих обстоятельствах. А затем ад-Даххак с войском выступил против Мервана, и Мерван перебил их. Тогда ад-Даххак признавал за государя Ибн-аз-Зубейра. Кайситы потеряли при Мердж-Рахите /Стр. 473/ столько народу, сколько никогда нигде не теряли.

Некоторые рассказывают, что битва при Мердж-Рахите между ад-Даххаком и Мерваном произошла в 64-м году. Мне рассказывали со слов Ибн-Са'да, слышавшего от Мухаммеда-ибн-'Омара, передававшего слова Мусы-ибн-Я'куба, слышавшего от хувейриситов, что урдуннцы и другие сказали Мервану: ты почтенный старец, сын Язида — юноша, а Ибн-аз-Зу-бейр — зрелый муж. Железо отражают железом. Не выставляй против него этого мальчика, но столкнись с ним грудью, и мы присягнем тебе. Протяни свою руку! И он протянул ее, и ему присягнули в ал-Джабии в среду 3-го числа Зу-л-Ка'ды 64-го года (22 июня 684 г. п. Р. X.).

Говорит Мухаммед-ибн-'Омар (Что не ат-Табарий, а Мухаммед слышал от Мус'аба-ибн-Сабита, следует заключить на основании следующих данных: Мус'аб-ибн-Сабит ум. 157; Мухаммед-ибн-'Омар ал-Вакидий ум. 207; ат-Табарий ум 310), и рассказал мне Мус'аб-ибн-Сабит со слов 'Амира-ибн-'Абдуллы: когда ад-Даххак узнал, что Мервану присягнули как халифу, то бывшие с ад-Даххаком присягнули Ибн-аз-Зубейру. Затем обе стороны пошли друг к [209] другу навстречу, вступили в ожесточенную сечу, и ад-Даххак со своими сторонниками был убит.

Говорит Мухаммед-ибн-'Омар, и рассказал мне Ибн-абу-з-Зинад со слов своего отца, что когда 'Абд-ар-Рахман-ибн-ад-Даххак сделался правителем Медины, то был молодым человеком. Он говорил, что ад-Даххак-ибн-Кайс предлагал кайситам и другим присягнут ему, как государю, и они присягнули ему, как халифу. И сказал 'Абд-ар-Рахману (Ибн-ад-Даххаку) Зуфар-ибн-'Укейль ал-Фихрий: это то, что мы знаем и о чем мы слышали; зубейриты же говорят, что он присягнул 'Абдулле-ибн-аз-3убейру, сражался и был убит за них; но они, клянусь Богом, говорят пустое. Началось с того, что корейшиты предложили ему престол; он отказался, но потом принял их предложение против воли.

О битве при Мердж-Рахите.

Говорит Абу-Джа'фар: рассказал мне Нух-ибн-Хабиб со слов Хишама-ибн-Мухаммеда, слышавшего от 'Аваны-ибн-ал-Хакама ал-Кельбия, что отправляясь в ал-Джабию, чтобы встретиться с Хассаном-ибн-Маликом, ад-Даххак-ибн-Кайс отклонился в сторону вместе с бывшими с ним войсками и увлек их, затем пошел, остановился при Мердж-Рахите, открыто присягнул Ибн-аз-Зубейру и отверг права омейядов. Большинство дамаскинцев, йеменитов и иных, присягнули ему, как представителю Ибн-аз-Зубейра. И отправились омейяды с теми, кто последовал за ними, и прибыли к Хассану в ал-Джабию. Хассан совершал с ними молитву в течение сорока дней, пока длились их совещания. И [210] написал ад-Даххак Ну'ману-ибн-Беширу, который управлял в Химсе, Зуфару-ибн-ал-Харису, который управлял Киннесрином, и Натилю-ибн-Кайсу, который держал в своих руках Палестину, прося у них подкреплений, так как они признавали государем Ибн-аз-Зубейра. Ан-Ну'ман послал ему в подкрепление Шурахбиля-ибн-Зу-л-Кела'; Зуфар послал ему киннесринцев, а Натиль — палестинцев. И собрались войска к ад-Даххаку в Мердж. Между тем мнения собравшихся в ал-Джабии разделились. Малик-ибн-Хубейра, сакунит, стоял за сыновей Язида-ибн-Му'авии и желал, чтобы престол достался им. Ал-Хусайн-ибн-Нумейр, сакунит, хотел, чтобы престол достался Мервану-ибн-ал-Хакаму. И сказал Малик-ибн-Хубейра /Стр. 475/ Хусайну-ибн-Нумейру: давай, присягнем этому юноше, отец которого родился от нас, и который приходится нашим племянником; ведь ты знаешь, какую роль мы играли при его отце; ведь он — он разумел Халида-ибн-Язида — посадит нас завтра на шею арабам. И сказал ал-Хусайн: нет, клянусь вечностью Бога, мы не предложим арабам в государи мальчика, когда они будут предлагать нам старца. И сказал Малик: вот как! Не добравшись до Тихамы, и когда подпруга еще не съехала до сосков! (Две арабские поговорки. Первая “не добравшись до Тихамы” была сказана арабом в Неджде своей верблюдице, которая оказалась усталой, еще не дойдя до цели путешествия, Тихамы. Вторая “подпруга съехала до сосков” значит, что пришла настоящая беда. Когда подпруга съедет до сосков лошади, то седло и всадник должны свалиться. См. Fгеitag, Prov. II, 873 и I, 293) И сказали ему: успокойся, о Абу-Сулейман! И сказал Малик ал-Хусайну: клянусь Богом, что если ты дашь власть Мервану и мерванидам, то они [211] непременно будут смотреть с завистью на твой кнут, на ремень твоего сандалия, даже на тень дерева, под которым ты сидишь; ведь Мерван отец племени, брат племени и дядя племени (Т. е. у него множество сыновей, братьев и племянников); если вы присягнете ему, то будете их рабами. Берите лучше сына сестры вашей, Халида! И сказал Хусайн: я видел во сне подвешенный к небу светильник; претенденты на халифский престол пытались взять его и не могли. Мерван протянул руку и взял его. Клянусь Богом, мы его непременно сделаем халифом. И сказал ему Малик: горе тебе, о Хусайн! Присягнешь ли ты Мервану и мерванидам, зная, что они знатные кайситы? — И когда они сговорились присягнуть Мервану-ибн-ал-Хакаму, то поднялся Раух-ибн-Зинба', джу-замит, и сказал речь.... (Речь в переводе опущена. В конце ее Раух говорит: я советую народу присягнуть старому и дать время вырости малому. Под старым, говорит рассказчик, он разумел Мервана-ибн-ал-Хакама, а под молодым — Хадида-ибн-Язид-ибн-Му'авия. Затем люди согласились присягнуть Мервану, Халиду-ибн-Язиду, в качестве его преемника, и 'Амру-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Асу, в качестве преемника Халида.— Ср. ал-Я'кубий стр. 109 моего перевода).

.....И когда наступил четверг, Хассан /Стр. 477/ присягнул Мервану, затем присягнул ему народ, и поехал Мерван в ал-Джабию во главе народа и остановился при Мердж-Рахите против ад-Даххака, имея при себе урдунцев-кельбитов. И присоединились к нему племена Сакасик, Сакун и гассаниты; а Хассан-ибн-Малик-ибн-Бахдаль отступил в Урдунн......

И бежал Натиль-ибн-Кайс джузамит, /Стр. 481/ захвативший Палестину, и присоединился в Мекке к Ибн-аз-Зубейру. И сплотились сирийцы около Мервана и собрались под его властью, и он назначил им своих правителей..... [212]

Затем (После покорения Египта) Мерван пошел назад в Дамаск и вблизи от него получил известие, что Ибн-аз-Зубейр послал своего брата Мус'аба-ибн-аз-Зубейра в Палестину. И отправил Мерван против него 'Амра-ибн-Са'ида-ибн-ал-'Аса с войском. Он встретил Мус-'аба прежде, нежели тот вошел в Сирию, сразился с ним, и войско Мус'аба было разбито........

/Стр. 487/ Говорит Абу-Джа'фар: когда Хусайн-ибн-Нумейр присягнул Мервану-ибн-ал-Хакаму, не послушав данного ему Маликом-ибн-Хубейрой совета присягнуть Халиду-ибн-Язид-ибн-Му'авии, и когда власть оказалась в руках Мервана-ибн-ал-Хакама, то этот последний исполнил условие, еще раньше поставленное ему Хусайном, поселить в ал-Белка тех киндитов, которые находились в Сирии, и назначить эту область им в кормление....

/Стр. 576/ Говорит Хишам со слов 'Аваны: когда 'Амр-ибн-Са'ид-ибн-ал-'Ас ал-Ашдак разбил Мус'аба-ибн-аз-Зубейра, посланного своим братом 'Абдуллой в Палестину, и вернулся к Мервану, то дошло до Мервана, который тогда был в Дамаске и уже владел всей Сирией и Египтом, что 'Амр говорит: это царство после Мервана будет моим, и утверждает, что Мерван положительно обещал ему это. И призвал Мерван Хассана-ибн-Малик-ибн-Бахдаля и, сказав ему, что желает назначить своими преемниками своих сыновей, 'Абд-ал-Мелика и 'Абд-ал-Азиза, передал ему то, что узнал про 'Амра-ибн-Са'ида. Xассан сказал: я успокою тебя относительно 'Амра. И во время вечернего собрания у Мервана Ибн-Бахдаль встал и сказал: мы слышали, что некие люди тешат себя несбыточными мечтами; встаньте и присягните 'Абд-ал-Мелику [213] и 'Абд-ал-'Азизу, как его преемнику. Присутствующие встали и присягнули все до последнего..... (Секретарем (халифа) Ибрахима-ибн-ал-Валида был Ибн-абу-Джум'а, который заведывал у него диваном Палестины. Дальше у Табария изложены события 66—72 годов. После смерти Мервана на престол вступает 'Абд-ал-Мелик. 'Абдулла-ибн-аз-Зубейр продолжает держаться в Мекке, а его брат, Мус'аб овладевает Ираком. 'Абд-ал-Мелик, не желая вести две войны сразу, обязуется в 70 г. уплачивать угрожавшим Сирии румам по 1000 динаров каждую пятницу (Табарий II, 796; Ибн-ал-Асир. IV, 251), затем идет в поход против Мус'аба и овладевает Ираком. Вслед за этим, в 72-м году, 'Абд-ал-Мелик посылает против 'Абдуллы-ибн-аз-Зубейра Хаджжаджа-ибн-Юсуфа. Этот последний взял Мекку).

(При осадe Мекки войсками 'Абд-ал-Мелика) /Стр. 849/ урдуннцы стояли у ворот Баб-ас-Сафа, а палестинцы у ворот Баб-Бану-Джумах..... (Дальше у Табария следует продолжение царствия 'Абд-ал-Мелика, затем царствования ал-Валида, к которому и относится следующий отрывок).

Церковь св. Фомы в Дамаске.

(Этот рассказ помещен под 96-м годом хиджры = 16 Сент. 714—4 Сент. 715 п. Р. X.)

Говорит 'Омар со слов 'Алия: захотел /Стр. 1275/ ал-Валид построить мечеть дамасскую, в которой находилась церковь. И сказал ал-Валид находившимся на его службе: заклинаю каждого из вас принести мне только по кирпичу. И стали они приносить ему каждый по кирпичу. И принес ему один иракец два кирпича, и он спросил его: ты из каких? Он сказал: из иракцев. Валид сказал: о иракцы! вы во всем пересаливаете, даже в повиновении. И они разрушили эту церковь, и он перестроил ее в мечеть. Когда стал править 'Омар-ибн-Абд-ал-Азиз, то христиане пожаловались ему на это. И мусульмане сказали 'Омару: все, что вне города, взято с бою. Тогда 'Омар сказал христианам: мы возвратим вам вашу церковь и разрушим церковь Фомы, так как она была [214] взята с бою, и перестроим ее в мечеть. И когда он сказал им это, они ответили: нет, мы оставим вам ту, которую разрушил ал-Валид, вы же оставьте нам церковь Фомы. 'Омар так и сделал....

Сулейман-ибн-'Абд-ал-Мелик.

/Стр. 1281/ Говорит Абу-Джа'фар: в этом году (в 96), в самый день кончины ал-Валида-ибн-'Абд-ал-Мелика, Сулейман-ибн-'Абд-ал-Мелик был провозглашен халифом. Он находился в Рамле.....

'Омар-ибн-'А6д-ал-Азиз.

/Стр. 1371/ Пришло к 'Абд-ар-Рахман-ибн-Ну'айму предписание 'Омара: не разрушайте ни церквей, ни храмов христианских, ни храмов огнепоклонников, если вы заключили относительно этих зданий договор. И не стройте заново ни церквей, ни храмов огнепоклонников...

Язид-ибн-'Абд-ал-Мелик.

/Стр. 1463/ Ал-Вакидий говорит, что Язид умер в Белка, что в земле дамасской... 'Алий-ибн-Мухаммед говорит, что Язид-ибн-'Абд-ал-Мелик... умер в Арбеде, что в земле ал-Белка...

Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелик.

/Стр. 1622/ В этом году (В 119-м хиджры = 8 Янв. 737 — 28 Дек. 737 г. по Р. X. “Воззвал к суду Божьему” арабское выражение, которое прилагается к хариджитам, т. е. к фанатикам, восстававшим против установленного правительства с целью восстановить чистоту мусульманской веры, омраченной, по их мнению, захватом престола лицами, не имевшими на то права или лишившимися его вследствие своих еретических воззрений) воззвал к суду Божьему Бахлуль-ибн-Бишр, по прозванию Кусара, и был убит. [215]

Абу-'Убейда Ма'мар-ибн-ал-Мусанна говорит, что Бахлуль предавался поклонению Бога и издерживал по данику (Даник = 1/6 часть дирхема) в день. Его непреклонность была известна Хишаму-ибн-'Абд-ал-Мелику. Однажды он отправился на поклонение в Мекку и приказал своему слуге купить уксусу на дирхем. Слуга принес ему вина. Он приказал возвратить его и взять назад дирхем, но на это продавец не согласился. Тогда Бахлуль пошел к начальнику селения — оно находилось в ас-Севаде — и вступил с ним в разговор. Тот сказал ему: это вино стоит дороже тебя и твоих людей. И пошел Бахлуль дальше и, совершив хаджж, вознамерился восстать против правительства. В Мекке он нашел себе единомышленников, и они сговорились встретиться в одном из селений мосульских. Там собралось сорок человек, и они выбрали главой Бахлуля... И когда они дошли до того селения, где его слуга покупал уксус и получил /Стр. 1623/ вино, Бахлуль сказал: начнем с этого начальника, сказавшего известную фразу. Но его товарищи ответили ему: мы хотим убить Халида (Халид-ибн-'Абдулла-нбн-Язид ал-Касрий был при Хишаме правителем обоих Ираков. Его мать была христианкой). Если мы начнем с этого, то о нас пойдет молва, и Халид и другие будут на стороже. Заклинаем тебя Богом, не убивай этого человека, дабы не ушел из наших рук тот Халнд, который разрушает мечети, строит храмы и церкви, назначает огнепоклонников начальниками мусульман и женит зиммиев на мусульманках...

Ахмед-ибн-Зухайр передает со слов 'Алия (под 'Алием надо разуметь 'Алия-ибн-Мухаммеда, стр. 217-й) /Стр. 1731/ следующий рассказ Мервана-ибн-Шуджа', одного из [216] клиентов Мервана-ибн-ал-Хакама: я находился при Мухаммеде-ибн-Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелике. Однажды он послал за мной, я предстал перед ним, застал его в гневе и скорби и сказал ему: что с тобой? Он ответил: христианин ударил до крови моего слугу. И он стал бранить христианина. Тогда я сказал ему: успокойся! Он сказал: но что же мне делать? — Подай жалобу судье! — Другого исхода нет? — Нет! Тогда один из его евнухов сказал: я тебя утешу, вышел и прибил христианина. Это дошло до Хишама, и он возбудил преследование против этого евнуха; тот обратился к покровительству Мухаммеда. Тогда Мухаммед-ибн-Хишам сказал: я тебе не приказывал. И сказал евнух: напротив, клянусь Богом, ты мне приказал. И велел Хишам прибить евнуха, а сына своего выбранил.... (Следующий отрывок относится к царствованию ал-Валида-ибн-Язида).

Ал-Валид-ибн-Язид и Язид-ибн-ал-Валид.

/Стр. 1776/ Ал-Валид приказал дать сто ударов плетью Сулейману-ибн-Хишаму, обрить ему голову и бороду, отправил его в ссылку в 'Амман и заключил его там. Он пребывал там в заключении до убиения ал-Валида.,. (Дальше у Табария следует рассказ о свержении с престола и смерти ал-Валида-ибн-Язида. Он находился на окраинах Сирии, близ Палестины, сначала в ал-Агдафе, затем в ал-Бахра. В Сирии в это время была чума. Восстали против него йемениты. Претендентом выступил Язид-ибн-ал-Валид-ибн-'Абд-ал-Мелик, который и был провозглашен халифом. В числе восставших называются: Хурейс, гассанит, Хумейд-ибн-Наср, лахмит, и др. (Табарий, 1778); в другом месте летописи упоминаются: Я'куб-ибн-Умейр-ибн-Хани, 'абсит, с жителями Дарайа; 'Иса-ибн-Шеби'б, таглибит, с жителями Думы и Хараста; Хумейд-ибн-Хабиб, лахмит, с жителями Дейр-ал-Муррана; ан-Надр-ибн-'Омар, джарашит, с жителями Джараша, ал-Хадисы и Дейр-Закка и др. (Таб. 1792). В стихах, относящихся к этому событию, упоминаются племена: Сакасин, Кельб Ша'бан, Азд, 'Абс, Лахм, Гассан, Кайс и Таглиб. Ал-Валид был свергнут в 126-м году хиджры = 25 Окт. 743—12 Окт. 744 г. по Р. X.). [217]

В этом (126-м году) году, после убиения ал-Валида-ибн-Язида, /Стр. 1825/ Сулейман-ибн-Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелик неожиданно вырвался из 'Аммана. Рассказал мне Ахмед-ибн-Зухайр со слов 'Алия-ибн-Мухаммеда, что когда ал-Валид был убит, то Сулейман-ибн-Хишам, который был заключен в 'Аммане, вышел из тюрьмы и, взяв бывшие в 'Аммане суммы, пошел в Дамаск, проклиная ал-Валида и порицая его за неверие...(После воцарения Язида-ибн-ал-Валида произошло восстание против него в Химсе, но восставшие были разбиты. Затем идет нижеследующий рассказ о восстании в Палестине и Урдунне в том же 126-м году = 25 Окт. 743 —12 Окт. 744 по Р. X.).

Восстание в Палестине и Урдунне.

В этом году, т. е. в 126-м хиджры, жители /Стр. 1831/ Палестины и Урдунна напали на своего правителя и убили его.

Рассказал мне Ахмед со слов !Алия-ибн-Мухаммеда, слышавшего от 'Амра-ибн-Мервана ал-Кельбия, передававшего слова Раджа-ибн-Раух-ибн-Салама-ибн-Раух-ибн-3инба', что Са'ид-ибн-Абд-ал-Мелик правил от имени ал-Валида Палестиной и прекрасно вел себя. Язид-ибн-Сулейман был главой своих братьев. Сыновья Сулеймана-ибн-Абд-ал-Мелика жили в Палестине, жители которой любили их за то, что они оказывали им покровительство. Когда ал-Валид был убит, то Са'ид-ибн-Раух-ибн-Зинба', бывший тогда главой палестинцев, написал Язиду-ибн-Сулейману: халиф убит; приходи к нам, мы предоставим тебе распоряжаться нашими делами. И Са'ид-ибн-Раух собрал для поддержки его свой народ и написал [218] Са'иду-ибн-Абд-ал-Мелику, который в то время находился в ac-Caб'е: отъезжай от нас: теперь время смутное, и мы уже выбрали для ведения наших дел человека нам угодного. Тогда Са'ид-ибн-'Абд-ал-Мелик ушел к Язиду-ибн-ал-Валиду. И пригласил Язид-ибн-Сулейман палестинцев на войну против Язида-ибн-ал-Валида. О том, что делалось в Палестине, узнали урдуннцы и выбрали своим вождем Мухаммеда-ибн-Абд-ал-Мелика, палестинцами же руководили Са'ид-ибн-Раух и Дыб'ан-ибн-Раух. Про все это узнал Язид и послал против них Сулеймана-ибн-Хишама с дамаскинцами и теми жителями Химса, которые находились при ас-Суфьянии (Абу-Мухаммед ас-Суфьяний был один из предводителей восставших против Язида жителей Химса. Незадолго до этого он был взят в плен).

/Стр. 1832/ 'Алий говорит со слов 'Амра-ибн-Мервана, слышавшего от Мухаммеда-ибн-Рашида ал-Хуза'ия, что дамаскинцев было восемьдесят четыре тысячи. И пошел против палестинцев Сулейман-ибн-Хишам. Мухаммед-ибн-Рашид говорит: Сулейман-ибн-Хишам посылал меня к Дыб'ану и Саиду, сыновьям Рауха, и к ал-Хакаму и Рашиду, сыновьям Джирва, племени Бану-л-Кайн; и я давал им обещания и соблазнял их покориться Язиду-ибн-ал-Валиду, и они согласились. — И рассказал мне 'Осман-ибн-Дауд ал-Хауланий: Язид-ибн-ал-Валид послал меня — а со мною был Хузейфа-ибн-Са'ид — к Мухаммеду-ибн-'Абд-ал-Мелику и к Язиду-ибн-Сулейману пригласить их признать его власть, надавать им обещаний и соблазнить их надеждами. Сначала мы принялись за урдуннцев и за Мухаммеда-ибн-'Абд-ал-Мелика. К нему собралась толпа урдуннцев, и я стал уговаривать его. [219] И сказал один из них: дай Бог здоровья нашему эмиру! прими этого юношу, молитва началась. И я уединился с ним и сказал ему: я являюсь к тебе послом от Язида, и, клянусь Богом, я не оставил за собой ни одного знамени, которое не было бы вручено твоим родичам, и ни одного дирхема, вышедшего из государственной казны, который не прошел бы через их руки. Язид пришлет тебе столько-то. Он сказал: ты ручаешься за это? Я сказал: да! Затем я вышел, пришел к Дыб'ану-ибн-Рауху, поговорил с ним в том же духе и сказал ему: он назначит тебя правителем Палестины на все время своей жизни. Дыб'ан изъявил мне coглacиe, и я удалился. И еще до наступления утра палестинцы удалились.

Рассказал мне Ахмед со слов 'Алия, слышавшего от 'Амра-ибн-Мервана ал-Кельбия, передававшего рассказ Мухаммеда-ибн-Са'ид-ибн-Хассана, урдуннца: я был шпионом Язида-ибн-ал-Валида в Ур-дунне; когда он достиг своей цели, то назначил меня заведующим хараджем в Урдунне. Когда они отказались повиноваться Язиду-ибн-ал-Валиду, я пришел к Сулейману-ибн-Хишаму и просил его послать со мною конницу для набега на Табарию.

Сулейман не соглашался послать со мной ни /Стр. 1833/ одного человека. Тогда я отправился к Язиду-ибн-ал-Валиду, рассказал ему о случившемся, и он собственноручно написал Сулейману письмо, приказывая ему отправить со мной столько войска, сколько я захочу. Я принес это письмо Сулейману, и он послал со мной Муслима-ибн-Зеквана во главе пяти тысяч. Я отправился с ними ночью, остановился с ними в ал-Батихе, они разъехались по селениям, а я с одним отрядом пошел в сторону Табарии. И [220]жители занятой местности написали в свой лагерь, и табарийцы сказали: что нам делать, когда войска обшаривают наши жилища и распоряжаются нашими семействами? И они пошли в помещение Язида-ибн-Сулеймана и Мухаммеда-ибн-'Абд-ал-Мелика, разграбили имущество обоих, взяли их верховых животных и их оружие и разошлись по своим селениям и домам. Когда палестинцы и урдуннцы расселялись, то Сулейман отправился и пришел в ас-Синнабру. К нему прибыли урдуннцы и присягнули Язиду-ибн-ал-Валиду. И когда наступила пятница, то Сулейман отправил их в Табарию, поехал на лодке по озеру, проводил их до Табарии, совершил с ними пятничную молитву, и присутствующие присягнули Язиду. Затем он вернулся в свой лагерь. Рассказал мне 'Ахмед со слов 'Алия, слышавшего от 'Амра-ибн-Мервана-ал-Кельбия, передававшего рассказ 'Османа-ибн-Дауда: остановясь в ас-Синнабре, Сулейман послал меня к Язиду-ибн-ал-Валиду и сказал мне: скажи ему от меня: ты знаешь грубость палестинцев; теперь, благодаря Богу, тебe нечего заботиться о них. Я решился назначить Ибн-Сураку правителем Палестины и ал-Асвада-ибн-Билаля ал-Мухарабия правителем Урдунна. — Прибыв к Язиду, я сказал ему то, что приказал мне Сулейман, и он сказал мне: расскажи мне, как ты говорил с Дыб'аном-ибн-Раухом? Я рассказал ему. Он сказал: что же он сделал? Я сказал: еще не настало утро, как он уехал с палестинцами, а Ибн-Джирв с урдуннцами. Он сказал: мы не менее его должны сдерживать свои обещания. Возвратись и прикажи ему никуда не уезжать, пока он не остановится в Рамле, и приведи к присяге [221] жителей ее. Я назначаю Ибрахима-ибн-ал-Валида правителем Урдунна. Дыб'ана-ибн-Рауха правителем Палестины, Месрура-ибн-ал-Валида правителем Киннесрина и Ибн-ал-Хусайна правителем Химса (Следующий отрывок относится к царствованию Ибрахима-ибн-ал-Балида)....

Секретарем Ибрахима-ибн-ал-Валида был /Стр. 839/ Ибн-абу-Джум'а. Он управлял от его имени диваном палестинским (Следуюшие отрывки относятся к царствованию последнего омейядского халифа, Мервана-ибн-Мухаммеда (744 — 750 по Р. X.))...

И (Рассказу предшествует следующий иснад: рассказал мне Ахмед, слышавший от 'Абд-ал-Ваххаб-ибн-Ибрахима, говорившего со слов Абу-Хашима-Мухаллада-ибн-Мухаммед-ибн-Салиха) они (Сирийцы. Это происходило в 127-м году = 13 Окт. 744 — 2 Окт. 745 г. по Р. X.) присягнули Мервану, и он приказал им /Стр. 1892/ выбрать себе правителей джундов. И выбрали дамаскинцы Замиля-ибн-'Амра-ал-Джебрания; жители Химса — 'Абдуллу-ибн-Шаджару ал-Киндия; урдуннцы — ал-Валида-ибн-Му'авия-ибн-Мервана; палестинцы — Сабита-ибн-Ну'айма (Когда берберы убили правителя, Кульсума-ибн-'Инда ал-Кушейрия, то халиф Хишам послал Сабита-ибн-Ну'айма, палестинца, йеменита, на помощь к Ханвале-ибн-Сафвану. Сабит стал интриговать среди войска Ханвалы, тот пожаловался Хишаму, и Хишам велел выслать его в оковах в Сирию. Он пробыл в тюрьме до приезда Мервана-ибн-Мухаммеда, которого йемениты упросили походатайствовать за Сабита. Тогда Хишам подарил Сабита Мервану, и этот последний взял его с собой в Армению. Затем Мерван послал Сабита отвезти жалование гарнизону Дербендского ущелья и назначил начальником этого гарнизона палестинца, лахмита, Хумейда-ибн-'Абдуллу. Благодаря проискам Сабита сирийцы, бывшие в Армении, порешили вернуться в Сирию, соблазненные, главным образом, возможностью грабежа на возвратном пути. Энергичное поведение Мервана среди возмутившихся заставило их одуматься, и они выдали Мервану Сабита и его детей. См. Табapий, под 126-м годом) ал-Джузамия, того, которого Мерван освободил из тюрьмы Хишама, и который изменил ему в Армении (Дальше у Табария (стр. 1892) сообщается о восстании жителей Химса, с которыми списался Сабит-ибн-Ну'айм. Восстание подавлено)...

И восстал палестинец, Сабит-ибн-Ну'айм, подошел к городу Табарии и осадил ее жителей; в ней [222] командовал ал-Валид-ибн-Му'авия-ибн-Мерван, племянник 'Абд-ал-Мелика-ибн-Мервана. В течение нескольких дней жители сражались против Сабита. И написал Мерван Абу-л-Варду приказание отправиться к ним и помочь им. И он, через несколько дней, выступил из Дамаска. Когда жители Табарии узнали о его приближении, то сделали из города вылазку против Сабита и тех, кто был с ним, и разграбили его лагерь; Сабит, потерпев поражение, удалился в Палестину и собрал свое племя и своих воинов. И пошел на него Абу-л-Вард и нанес ему вторичное поражение. Сторонники Сабита разбежались, а трое из его взрослых сыновей, Ну'айм, Бекр и 'Имран были взяты в плен и отправлены к Мервану. Их привели к нему раненых в то время, как он находился в Дейр-Эйюбе. Он приказал лечить их раны. Сабит-ибн-Ну'айм скрылся. Правителем Палестины был назначен ар-Румахис-ибн-Абд-ал-'Азиз, кинанит.

/Стр. 1895/ ...И написал Мерван ар-Румахису, приказывая ему разыскать Сабита и заманить его. Один из его соплеменников указал, где он находился, он был взят вместе с несколькими и через два месяца его привели связанного к Мервану, который приказал отрубить руки и ноги ему и тем сыновьям его, которые находились в его руках; затем их привезли в Дамаск, и я видел их изувеченных и выставленных на показ при дверях мечети дамасской. Их выставили здесь потому, что Мерван узнал, что дамаскинцы распускают слухи, будто Сабит появился в Египте, овладел им и убил назначенного Мерваном правителя этой страны.[223]

Арест и смерть Ибрахима-ибн-Мухаммеда.

Затем в руки Мервана-ибн-Мухаммеда попало /Стр. 25/ письмо Ибрахима-ибн-Мухаммеда, написанное Абу-Муслиму (Абу-Муслим стоял во главе анти-омейядской пропаганды в Хорасане) в ответ на письмо этого последнего. В этом письме Ибрахим приказывал Абу-Муслиму казнить всех жителей Хорасана, говоривших по-арабски. Тогда Мерван написал правителю Дамаска, приказывая ему написать своему представителю, правителю области ал-Белка, чтобы он отправился в ал-Хумейму, арестовал Ибрахима-ибн-Мухаммеда и отправил его к Мервану.

Абу-Зейд 'Омар-ибн-Шебба передает со слов 'Исы-ибн-'Абдулла-ибн-Мухаммед-ибн-'Омар-ибн-'Алий-ибн-абу-Талиба нижеследующий рассказ 'Османа-ибн-'Урва-ибн-Мухаммед-ибн-'Аммар-ибн-Ясира:

Я находился при Абу-Джа'фаре (Абу-Джа'фар, впоследствии ал-Мансур, был братом вышеупомянутого Ибрахима и упоминаемого ниже Абу-л-'Аббаса, впоследствии первого 'аббасидского халифа) в ал-Хумейме; при нем было двое его сыновей: Мухаммед и Джа'фар. В то время как я забавлял их, заставляя их подпрыгивать на моих коленях, внезапно вошел Абу-Джа'фар и сказал мне: что ты делаешь? Разве ты не видишь, что случилось с нами? — Я посмотрел, и оказалось, что посланные Мерваном люди ищут Ибрахима-ибн-Мухаммеда. Тогда я сказал: пусти меня, я выйду к ним. Он ответил: ты [224] выйдешь из моего дома будучи потомком 'Аммара-ибн-Ясира? ('Аммар-ибн-Ясир жил при пророке Мухаммеде и после него, отличался страстной преданностью исламу, Мухаммеду и затем 'Алию-ибн-абу-Талибу, зятю Мухаммеда. Он сражался под знаменами 'Алия против омейядов при Сиффине и был убит) — И посланные от Мервана заняли двери мечети во время утреннего моления; затем, чтобы успокоить присутствующих, сказали: где Ибрахим-ибн-Мухаммед? Им ответили: вот он! Они взяли его. Между тем Мерван. отдавая им приказ схватить Ибрахима, сообщил им приметы Абу-л-'Аббаса, узнанные им из книг предсказаний, в которых было сказано, что человек с такими приметами истребит омейядов. Когда к Мервану привели Ибрахима, он сказал: это не тот человек, наружность которого я вам описал. Они ответили: мы видели такого человека, какого ты нам описал (Ибн-ал-Асир прибавляет: но ведь ты велел нам привести Ибрахима, и вот этот — Ибрахим). И Мерван отослал их обратно разыскать Абу-л-'Аббаса, но его родня была уже предупреждена, и они спаслись бегством в Ирак.

Говорит 'Омар со слов 'Абдулды-ибн-Кесир-ибн-ал-Хасана ал-'Абдия, слышавшего от 'Алия-ибн-Мусы, что его отец рассказал ему следующее:

/Стр. 26/ Мерван-ибн-Мухаммед отправил в ал-Хумейму посланца, приказав ему привести Ибрахима-ибн-Мухаммеда и описал ему его наружность. Приехав, посланный нашел, что сообщенные ему приметы соответствуют приметам Абу-л-'Аббаса 'Абдуллы-ибн-Мухаммеда, и взял его. Но когда появился Ибрахим-ибн-Мухаммед, нисколько не смущенный тем, что его разыскивают, то посланцу сказали: тебе приказано взять Ибрахима, а этот, которого ты взял — [225] 'Абдулла. Выяснив себе дело, посланец отпустил Абу-л-'Аббаса, арестовал Ибрахима и увез его. С ним отправился я и несколько 'аббасидов и их клиентов. Вместе с Ибрахимом отправилась также одна из его умму-валад (Умму-валад - рабыня, родившая от своего господина ребенка, которого он признает за своего. Такая рабыня не может быть ни отчуждаема, ни закладываема, а после смерти ее господина становится свободной. Фан-ден-Берг, op. cit. 106 Умму-валад значит мать ребенка), которая ему очень нравилась. Мы сказали Ибрахиму: тот, кто пришел за тобой, не более как смертный человек; давай, мы убьем его и затем убежим в Куфу, жители которой наши сторонники. Он ответил: разрешаю вам это. Мы сказали: так обожди, пока мы не дойдем до той дороги, которая выведет нас в Куфу. И мы продолжали ехать, пока не доехали до разветвления дороги на два пути, один ведущий в Ирак, другой в ал-Джезиру, и остановились для отдыха. Ибрахим имел обыкновение, когда делал привал для отдыха в конце ночи, удаляться в то место, где помещалась его умму-валад. Мы пришли к нему для того дела, на которое согласились, и крикнули ему. Он встал, чтобы выйти, но его умму-валад ухватилась за него и сказала: обыкновенно ты не выходишь в такое время; что тебе понадобилось? Он старался отделаться от нее разными увертками, но она и слушать его не хотела, пока он не сообщил ей правды. Тогда она сказала ему: заклинаю тебя Богом не убивать и не навлекать беды на твой род. Подумай, если ты убьешь его, Мерван не оставит в живых ни одного 'аббасида в ал-Хумейме. И она не отстала от него, пока он не поклялся ей, что бросит задуманное. Затем [226] он вышел к нам, сообщил нам о случившемся, и мы сказали ему: тебе лучше знать...

/Стр. 27/ И рассказывают, что когда схватили Ибрахима-ибн-Мухаммеда, чтобы отправить его к Мервану, то при прощании с своим семейством он возвестил им о своей близкой кончине, приказал им ехать в Куфу с его братом, Абу-л-Аббасом 'Абдуллой-ибн-Мухаммедом, слушаться его и повиноваться ему, и завещал Абу-л-'Аббасу быть халифом, его преемником. При таких обстоятельствах уехал Абу-л-'Аббас со своими родственниками, которые находились при нем, в том числе: 'Абдулла-ибн-Мухаммед; Дауд, 'Иса, Салих, Исма'ил, 'Абдулла, 'Абд-ас-Самад — сыновья 'Алия; Яхья-ибн-Мухаммед; 'Иса-ибн-Муса-ибн-Мухаммед-ибн-'Алий; 'Абд-ал-Ваххаб и Мухаммед, сыновья Ибрахима; Муса-ибн-Дауд и Яхья-ибн-Джа'фар-ибн-Теммам. Прибыли они в Куфу в месяце Сафаре...

/Стр. 42/ В этом году (в 132-м хиджры = 20 Авг. 749—8 Авг. 750 г. п. Р. X.) был убит Ибрахим-ибн-Му-хаммед-ибн-'Алий-ибн-'Абдулла-ибн-'Аббас. Биографы не согласны относительно кончины его: некоторые го-ворят, что он не был убит, но что умер от чумы в тюръме у Мервана-ибн-Мухаммеда.

Рассказал мне Ахмед-ибн-Зухайр со слов 'Абд-ал-Ваххаб-ибн-Ибрахим-ибн-Халида, слышавшего от Абу-Хашима Мухаллада-ибн-Мухаммед-ибн-Салиха следующее:

Когда Мерван-ибн-Мухаммед прибыл в Ракку, направляясь к ад-Даххаку, то привел с собой Са'и-да-ибн-Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелика и двух его сыновей, 'Османа и Мервана. Они ехали с ним в оковах. Мерван отправил их к своему наместнику в [227] Харране, и тот посадил их в тюрьму этого города; с ними находились: Ибрахим-ибн-Мухаммед-ибн-'Алий-ибн-'Абдулла-ибн-'Аббас, 'Абдулла-ибн-'Омар-ибн-'Абд-ал-'Азиз, ал-'Аббас-ибн-ал-Валид и Абу-Мухаммед ас-Суфьяний, прозвище которого было ал-Бейтар (коновал). Из них умерли в темнице во время чумы, появившейся в Харране: ал-Аббас-ибн-ал-Валид, Ибрахим-ибн-Мухаммед и 'Абдулла-ибн-'Омар......

Рассказывает 'Омар со слов 'Абдуллы-ибн-Кесира ал-'Абдия, слышавшего от 'Алия-ибн-Мусы, что отец этого последнего сказал: Мерван убил Ибрахима-ибн-Мухаммеда, заставив дом обрушиться на него.

Говорит 'Омар: передавал мне Мухаммед-ибн-Ма'руф-ибн-Сувейд со слов своего отца, слышавшего от ал-Мухалхиля-ибн-Сафвана, и еще передавал мне ал-Муфаддаль-ибн-Джа'фар-ибн-Сулейман со слов ал-Мухалхиля-ибн-Сафвана нижеследующее:

Я был вместе с Ибрахимом-ибн-Мухаммедом в /Стр. 44/ тюрьме, в которой были заключены 'Абдулла-ибн-'Омар-ибн-'Абд-ал-'Азиз и Шерахиль-ибн-Маслама-ибн-'Абд-ал-Мелик. Они посещали друг друга; в особенности дружили Ибрахим и Шерахиль. Однажды посланец от Шурахиля принес Ибрахиму молоко и сказал: твой брат говорит тебе: я отведал это молоко, оно мне очень понравилось, и я пожелал, чтобы и ты отведал его. Он взял его, напился и тотчас же заболел; он чувствовал себя совершенно разбитым. Случилось это в тот день, в который он имел обыкновение навещать Шерахиля. Так как он медлил прийти, то Шерахиль послал сказать ему: да буду я твоим выкупом! Ты запоздал, что с тобой? Ибрахим послал сказать ему в ответ: когда я выпил то молоко, которое ты прислал [228] мне, то был принужден остаться дома. Испуганный Шурахиль пришел к нему и сказал: клянусь тем Богом, кроме которого нет иного божества, я не пил сегодня молока и не посылал тебе его. Мы принадлежим Богу и к Нему вернемся! (Обычная фраза при известии о большом несчастье. Коран, II, 151) Клянусь Богом, тебя обманули. — И клянусь Богом, говорит рассказчик, это была его последняя ночь: на следующее утро он был мертвым.

Бегство Мервана.

/Стр. 45/ И Киннесрина Мерван (Разбитый 'аббасидскими войсками) отправился в Химс, где жители встретили его, доставили припасы для продажи и заявили о своей преданности ему. Здесь он пробыл два или три дня и затем выехал из этого города. И когда они увидели, что его сопровождает лишь небольшое число, то соблазнились и сказали: он разбит и бежит, дрожа от страха. И они пустились за ним в погоню после его отъезда и нагнали его через несколько миль. Когда он увидел облако пыли, поднятое их лошадьми, то двое из его воевод, его клиентов, из которых одного звали Язидом, а другого Мухалладом, отправились в засаду в две долины. И когда враги приблизились к нему, миновав обе засады, а его дети (Дети Мервана, сопровождавшие его) ушли вперед, то он построил рядами своих спутников и стал заклинать врагов Богом не нападать на него. Но они ни о чем и слышать не хотели; кичась своей многочисленностью, они желали только одного: вступить с ним в бой. И завязался между ними бой. Тогда сидевшие в засаде напали на них сзади, смяли их, и конница [229] Мервана рубила и гнала их до окрестностей их города. И пошел Мерван и прошел мимо Дамаска, правителем которого был ал-Валид-ибн-Му'авия-ибн-Мерван, зять Мервана, женатый на одной из его дочерей, по имени Умму-л-Валид. Мерван, оставив его наместником Дамаска, пошел дальше. И прибыл сюда 'Абдулла-ибн-'Алий ('Аббасидский полководец, который гнался по пятам Мервана) и в течение нескольких дней /Стр. 46/ осаждал ал-Валида в этом городе. Затем город был взят: 'Абдулла ворвался в него силой, при сопротивлении его жителей; в числе убитых был ал-Валид-ибн-Му'авия. 'Абдулла-ибн-Алий разрушил стены города. Между тем Мерван проследовал через урдуннский округ; отсюда с ним уехал Са'лаба-ибн-Салама ал-'Амилий, правитель этого округа от имени Мервана, и оставил этот округ без правителя. Когда прибыл 'Абдулла-ибн-Алий, то назначил правителя для этого округа. Затем Мерван дошел до Палестины, правителем которой от его имени был ар-Румахис-ибн-'Абд-ал-'Азиз; он уехал с Мерваном, который пошел дальше, пока не достиг Египта. Рассказ со слов 'Алия-ибн-Мухаммеда: и пришел /Стр. 47/ Мерван в Харран, затем прибыл в Дамаск, оставил наместником в этом городе ал-Валида-ибн-Му'авию и сказал ему: сражайся с ними, пока не соберутся жители Сирии. И пошел Мерван, пришел в Палестину и остановился при реке Абу-Футрус. В это время в Палестине взял верх ал-Хакам-ибн-Дыб'ан, джузамит. И послал Мерван к 'Абдулле-ибн-Язид-ибн-Раух-ибн-Зинба', и этот последний пропустил Мервана (Слова: “пропустил Мервана” передают *** текста; у Ибн-Халдуна, Ш, 131: *** и он оказал ему покровительство). В руках ал-Хакама была казна...... [230]

/Стр. 48/ И пробыл 'Абдулла-ибн-'Алий в Дамаске ('Абдулла взял Дамаск приступом в среду 10-го Рамадана 132-го года хиджры = 22 Апр. 750 по Р. X. Ибн-ал-Асиp говорит, что Дамаск был взят в среду 5-го Рамадана, но эго ошибка: 5-е Рамадана 132-го года была пятница) пятнадцать дней. Затем пошел в Палестину, остановился при pеке ал-Кусвы (Т. е. при реке, протекающей мимо ал-Кусвы) и отправил отсюда Яхью-ибн-Джа'фара, хашимита, в Медину. Потом 'Абдулла отправился в урдуннский округ, жители которого надели черные платья, остановился в Бейсане, затем пошел в Мердж-ар-Рум, потом подошел к реке Абу-Футрус — Мерван уже бежал дальше — и остановился в Палестине. Здесь 'Абдулла получил от Абу-л-'Аббаса письмо с приказанием отправить Салиха-ибн-'Аия в погоню за Мер-ваном. Салих-ибн-'Алий отправился от реки Абу-Футрус в месяце Зу-л-Ка'де 132-го года (Зу-л-Ка'да 132-го года = 11 Июня -10 Июля 750 г. по Р. X.) в сопровождении Ибн-Фаттана, 'Амира-ибн-Исма'ила и Абу-'Ауна. /Стр. 49/ Начальниками своего авангарда Салих-ибн-'Алий назначил Абу-'Ауна и 'Амира-ибн-Исма'ила ал-Харисия. И пошел Салих, остановился в Рамле, затем пошел и остановился на берегу моря, собрал суда и снарядился для преследования Мервана, который тогда находился в ал-Ферама. Салих пошел вдоль берега; суда плыли рядом с ним по морю; он остановился в ал-'Арише.....

В этом году 'Абдулла-ибн-'Алий убил при реке Абу-Футрус 72 омейяда (Подробностей в летописи ат-Табария нет, что является довольно странным, так как рассказ об избиении при pеке Абу-Футрус имеется у Я'кубия, а также известен позднейшим писателям. Вероятно здесь часгь текста утеряна).....  [231]

Последние усилия Омейядов.

В это время (во время восстания Абу-л-Варда в /Стр. 52/ Киннесрине) 'Абдулла-ибн-'Алий был занят борьбой с Хабибом-ибн-Муррой ал-Муррием и сражался против него в области ал-Белка, в ал-Батании и в Хауране. 'Абдулла-ибн-'Алий во главе своих отрядов уже встретился с ним, он оказал ему сопротивление, и между ними произошли битвы. Хабиб был одним из воевод и витязей Мервана. Он поднял белое знамя омейядов, опасаясь за свою жизнь и за свое племя. Ему присягнули кайситы и другие соседние племена, жившие в ал-Батании и в Хауране. Когда 'Абдулла-ибн-Алий узнал, что киннесринцы подняли белое знамя, то предложил Хабибу-ибн-Мурре заключить мир, помирился с ним, даровал /Стр. 53/ амнистию ему и его приверженцам и отправился в Киннесрин, чтобы встретиться с Абу-л-Вардом. Проходя через Дамаск, он оставил в нем наместником Абу-Ганима Абд-ал-Хамида Рибия ат-Таия с четырьмя тысячами человек своего войска. В это время в Дамаске находилась жена 'Абдуллы-ибн-'Адия, от которой он имел сыновей, дочь Мухаммеда-ибн-'Абд-ал-Мутталиба, науфалийка, сестра 'Амра-ибн-Мухаммеда; здесь же были умму-валад 'Абдуллы и был его обоз. Когда на этот раз он пришел в Химс, то жители Дамаска после ухода его возмутились против него, подняли белое знамя и восстали заодно с 'Османом ибн-'Абд-ал-'Ала-ибн-Суракой ал-Аздием. И они сразились с Абу-Ганимом, разбили его, перебили множество его сторонников, разграбили оставленный 'Абдуллой-ибн-'Алием обоз и его утварь, но не тронули его семейства. И [232] подняли жители Дамаска белое знамя и согласились между собой сопротивляться 'Абдулле. И пошел 'Абдулла ибн-'Алий к Киннесрину. К этому времени у Абу-л-Варда составилось войско из жителей Киннесрина, они списались с соседним населением Химса и Тадмура и к ним явились тысячи под предводительством Абу-Мухаммеда-ибн-'Абдулла-ибн-Язид-ибн-Му'авия-ибн-абу-Суфьяна. Они выбрали Абу-Мухаммеда своим начальником, провозгласили его государем и сказали: он — тот потомок Абу-Суфьяна, о котором шла речь в книгах предсказаний. Их было приблизительно сорок тысяч.

Когда 'Абдулла-ибн-'Алий приблизился к ним, то Абу-Мухаммед стоял лагерем во главе своего войска на лугу, называемом Мердж-ал-Ахрам; Абу-л-Вард заведывал и управлял делами войска, распоряжался в битвах и сражениях. И послал 'Абдулла своего брата 'Абд-ас-Самада-ибн-'Алия с десятью тысячами своей конницы. Абу-л-Вард вышел к нему навстречу, столкнулся с ним между обоими лагерями, и обе стороны вступили в бой. Восставшие держались стойко. 'Абд-ас-Самад со своим войском был разбит и потерял здесь несколько тысяч убитыми. 'Абдулла, когда 'Абд-ас-Самад пришел назад к нему, выступил вперед в сопровождении /Стр. 54/ Хумейда-ибн-Кахтабы и всех бывших с ним воевод. При Мердж-ал-Ахраме произошло вторичное столкновение. После ожесточенной схватки часть войска 'Абдуллы была отброшена, но затем оно остановилось. 'Абдулла и Хумейд-ибн-Кахтаба выдержали натиск врагов и обратили их в бегство. Только Абу-л-Вард, с которым продолжали сопротивляться около пятисот человек его родичей, не тронулся с места; все [233] они были перебиты. Абу-Мухаммед и бывшие с ним кельбиты бежали и укрылись в Тадмуре. 'Абдулла даровал пощаду жителям Киннесрина, они оделись в черное, присягнули ему и заявили о своей покорности. Затем он отправился назад в Дамаск, побуждаемый к тому восстанием жителей этого города и поражением, которое они нанесли Абу-Ганиму. Когда 'Абдулла приблизился к Дамаску, то бунтовщики разбежались в разные стороны, так что битвы не было. 'Абдулла помиловал жителей этого города, они присягнули ему, и он не наказал их за нанесенный ему ущерб....

Что же касается до 'Алия-ибн-Мухаммеда, то он говорит, что ан-Ну'ман Абу-с-Сарий, Джебела-ибн-Фаррух, Сулейман-ибн-Дауд и Абу-Салих ал-Мервезий рассказали ему следующее:

Абу-л-Вард в Киннесрине отказался признать государем Абу-л-'Аббаса, и этот последний написал 'Абдулле-ибн-'Алию, который находился при Футрусе, приказывая ему идти против Абу-л-Варда. Затем Абу-л-'Аббас отправил в Киннесрин 'Абд-ас-Самада c семью тысячами войска. Начальником его стражи был Мухарик-ибн-Гафар, а начальником шурты (Шурта — отборное войско, отряд телохранителей. Начальнику шурты поручалось приводить в исполнение приговоры) — Кульсум-иби-Шебиб. Затем Абу-л-'Аббас послал после него Зуейба-ибн-ал-Аш'аса с пятью тысячами человек. Затем стал посылать другие отряды. И встретил 'Абд-ас-Самад Абу-л-Варда, стоявшего во главе многочисленного войска. Войско 'Абд-ас-Самада было разбито и спаслось в Химс. Тогда /Стр. 55/ 'Абдулла-ибн-'Алий послал в Химс ал-'Аббаса-ибн-Язид-ибн-3ияда, Мервана ал-Джурджания и Абу-л-Мутеваккиля [234] ал-Джурджания, каждого во главe своего отряда. И выступил сам 'Абдулла-ибн-'Алий и остановился в четырех милях от Химса, в то время как 'Абд-ас-Самад-ибн-'Алий был в Химсе. И написал 'Абдулла Хумейду-ибн-Кахтабе, и тот явился к нему из Урдунна. Жители Киннесрина присягнули Абу-Мухаммеду, потомку Абу-Суфьяна, 3ияду-ибн-'Абдулла-ибн-Язид-ибн-Му'авию, а Абу-л-Вард-ибн (В тексте пропуск)..... и присягнули ему эти люди и он простоял сорок дней. И приблизился к ним 'Абдулла-ибн-'Алий, имея при себе 'Абд-ас-Самада и Хумейда-ибн-Кахтабу; оба войска вступили в бой и дрались ожесточенно. Абу-Мухаммед прижал врагов к узкому ущелью, и они стали разбегаться. Тогда Хумейд-ибн-Кахтаба сказал 'Абдулле-ибн-'Алию: чего мы стоим? Их число растет, а число наших убывает. Ударь на них! — И они сразились во вторник, в последний день месяца Зу-л-Хиджжы 133-го года (По таблицам Вюстенфельда в 133-м году хиджры в месяце Зу-л-Хиджжа было 30 дней и последний день соответствовал четвергу 29 Июля 751 г. по Р. X. Если предположить что мусульманская эра началась не 16 Июля 622, а 15 Июля того же года, то в 133-м году хиджры 30-е число придется в среду, а так как мусульманские сутки начинаются с заката солнца, то бой мог произойти после заката солнца во вторник 27 Июля 751 г. по Р. X. Если же кроме этого предположить, что високосным годом был не 133-й, а 132-й, то тогда последний день Зу-л-Хиджжы—29-е число — действительно придется во вторник и будет соответствовать 27-му Июня). Правым крылом Абу-Мухаммеда командовал Абу-л-Вард. а левым крылом ал-Асбаг-ибн-Зуала. Абу-л-Вард был ранен, его снесли к своим, и он умер. Некоторая часть приверженцев Абу-л-Варда спаслась в рощу, и 'Абдулла сжег их в ней. До этой битвы (По Кемаль-ад-дину (Selecta и т. д. стр. 12) битва, о которой идет речь на этой странице, произошла в 132 году) население Химса изменило своей присяге и собралось примкнуть к [235] Абу-Мухаммеду; но услышав о его поражении, осталось верным 'аббасидам.

В этом же году возмутился Хабиб-ибн-Мурра ал-Муррий и поднял белое знамя вместе с примкнувшими к нему сирийцами. Рассказывает 'Алий со слов сообщавших ему шейхов: Хабиб-ибн-Мурра ал-Мурpий и жители ал-Батании и Хаурана подняли белое знамя в то время, когда 'Абдулла-ибн-'Алий был занят походом против Абу-л-Варда, походом, /Стр. 56/ который окончился смертью этого последнего.

Ахмед-ибн-Зухейр передал мне со слов 'Абд-ал-Ваххаба-ибн-Ибрахима, слышавшего от Абу-Хашима Мухаллада-ибн-Мухаммеда следующий рассказ: Восстание Хабиба-ибн-Мурры и его борьба против 'Абдуллы-ибн-'Алия случились до восстания Абу-л-Варда. Абу-л-Вард поднял белое знамя тогда, когда 'Абдулла был уже занят в земле ал-Белка или в ал-Батании и Хауране войной против Хабиба-ибн-Мурры ал-Муррия, с которым уже встретился 'Абдулла-ибн-'Алий со своим войском, причем между ними произошли сражения и битвы. Хабиб был одним из воевод и витязей Мервана...

События при правлении 'аббасидских халифов.

В этом году (132-м хиджры = 20 Авг. 749—8 Авг. /Стр.72/ 750 г. п. Р. X) правителем областей Сирии был 'Абдулла-ибн-'Алий...

В этом году (133-м хиджры = 9 Авг. 750—29 Июля /Стр. 73/ 751 г. п. Р. X.) Абу-л-'Аббас (Первый аббасидский халиф) написал Абу-'Ауну, подтверждая его в должности правителя Египта, а 'Аб-дулле-ибн-'Алию и Салиху-ибн-'Алию написал о подтверждении их правителями сирийских военных округов...

[236] /Стр. 75/ В этом году (133-м году хиджры) правителем Киннесрина, Химса, округов дамасских и урдуннских был 'Абдулла-ибн-'Алий, правителем же Палестины был Салих-ибн-'Алий...

/Стр. 81/ В этом году (134-м хиджры = 30 Июля 751—17 Июля 752 г. п. Р. X.) правителем Палестины был Салих-ибн-'Алий... а правителем Киннесрина, Химса и округов дамасских и урдуннских — 'Абдулла-ибн-'Алий...

/Стр. 84/ В этом году (135-м хиджры = 18 Июля 752—6 Июля 753 п. Р. X.) правителем Химса, Киннесрина Ба'албекка, ал-Гуты, Хаурана, Джаулана и Урдунна был 'Абдулла-ибн-'Алий, а правителем ал-Белка и Палестины был Салих-ибн-'Алий...

/Стр. 129/ В этом году (140-м хиджры = 25 Мая 757— 13 Мая 758 п. Р. X.) Абу-Джа'фар ал-Мансур (Второй 'аббасидский халиф) отправился на поклонение в Мекку и вступил в ихрам (Ихрам = состояние воздержа-ния во время исполнения религиозных обрядов поклонения святыням Мекки. См. Фан-ден-Берг, op. eit. 47) от Хиры. Затем, совершив хаджж, вернулся в Медину и направился от нее в Иерусалим... Прибыв в Иерусалим, Абу-Джа'фар помолился в мечети ее, затем поехал назад через Сирию, доехал до Ракки и остановился в ней...

/Стр. 372/ К этому году (154-м хиджры = 24 Дек. 770—12 Дек. 771 п. Р. X.) относятся: отезд ал-Мансура в Сирию, его путешествие в Иерусалим и отправление Язида-ибн-Хатима во главе 50 тысяч в Ифрикию на войну против тех повстанцев, которые убили там 'Омара-ибн-Хафса, правителя ал-Мансура....

/Стр. 436/ Говорит Исхак, мосулец, со слов своего отца: некто смешанного происхождения восстал в [237] Палестине против Абу-Джа'фара, и он написал своему местному правителю: если ты не доставишь его ко мне, то ответишь своей головой. Правитель стал усердно ловить его, поймал, отправил, и ал-Мансур приказал ввести его к себе. Когда он предстал перед ним, Абу-Джа'фар сказал ему: так это ты восстаешь против моих правителей? Вот я вырву у тебя по кусочкам столько мяса, что только меньшая часть останется на костях твоих. Мятежник, который был очень стар, ответил ему слабым, тихим, неявственным голосом:

Будешь ли ты учить твою жену, когда она состарилась?
Трудно выучить чему-либо старого.
Мансур не разобрал его слов и сказал: Раби, что он говорит? Тот  ответил: он говорит:
Этот раб — ваш раб, и эти деньги — ваши.
Что бы вам избавить меня сегодня от наказания?

Ал-Мансур сказал: Paби, я ему прощаю. Отпусти его, позаботься о нем и хорошенько охраняй его (Этот рассказ принадлежит к серии рассказов о жизни ал-Мансура; когда произошло упомянутое восстание — из текста не видно)…

В этом году (163-м хиджры = 17 Сент. 779 — 5 Сен. 780 по Р. X.) /Стр. 500/ ал-Мехдий (Аббасидский халиф, который царствовал от 775 до 785 г. по Р. X.) прибыл в Иepycaлим и помолился в нем вместе с ал-'Аббасом-ибн-Мухаммедом, ал-Фадлом-ибн-Салихом, 'Алием-ибн-Сулейманом и своим дядей по матери Язидом-ибн-Мансуром.

В этом году ал-Мехдий отрешил Ибрахима-ибн-Салиха от должности правителя Палестины. И стал Язид-ибн-Мансур упрашивать ал-Мехдия, и он снова сделал его правителем Палестины... [238]

/Стр. 625/ В этом году (176-м хиджры = 28 Апр. 792 — 17 Апр. 793 по Р. X.) в Сирии возгорелась племенная борьба между низаритами и йеменитами. В это время главой низаритов был Абу-л-Хейзам.

Рассказывают, что эти смуты возгорались в Сирии в то время, когда правителем ее от имени государя был Муса-ибн-'Иса. Из-за этой их взаимной племенной вражды было убито много низаритов и йеменитов. И назначил ар-Рашид правителем Сирии Мусу-ибн-Яхья-ибн-Халида и предоставил в его распоряжение много воевод, войск и старших чиновников. Прибыв в Сирию (Испорченное место)... и Муса пробыл в Сиpии, пока не умиротворил ее населения, не прекратилась смута и не пришли в порядок дела. Известие об этом дошло в Багдад до ар-Рашида (Халиф Харун-ар-Рашид (786—809 по Р. X.)), и он предоставил Яхье право решить судьбу провинившихся. Яхья простил их и совершенные ими преступления и велел им приехать в Багдад...

/Стр. 641/ Джа'фар-ибн-Яхья назначил Салиха-ибн-Сулеймана правителем ал-Белка и прилегающей к ней земли и оставил наместником в Сирии 'Ису-ибн-ал-'Аккия...

/Стр. 709/ Ар-Рашид (в 190-м году хиджры = 27 Нояб. 805 — 16 Нояб. 806 по Р. X.) назначил Хумейда-ибн-Ма'юфа начальником сирийского побережья до Египта...

/Стр. 711/ В этом году (191-м хиджры = 17 Нояб. 806 — 5 Нояб. 807 по Р. X.) в Сирии возмутился Абу-н-Нида. Ар-Рашид послал против него Яхью-ибн-Му'аза и назначил его правителем Сирии (О возмущении Абу-н-Нида cледует еще прибавить сообщение ат-Табария (S III, 732), помещенное им под 192 годом: в этом году Яхъя-ибн-Му'аз привез Абу-н-Нида к находившемуся в Ракке ар-Рашиду, и ар-Рашид казнил его)...

/Стр. 712/ В этом году (191-м хиджры) ар-Рашид приказал разрушить церкви в ac-Cyrypе (Ас-Сутур — пограничная военная сирийская область) и написал [239] ас-Синдию-ибн-Шахику приказ заставить зиммиев в Багдаде одеваться и ездить верхом иначе (В чем должна была состоять разница при верховой езде, видно из подобной же меры ал-Мутеваккиля. См. ниже: меры ал-Мутеваккиля против зиммиев), чем мусульмане.

Рассказывают со слов Мухаммеда-ибн-'Алий-ибн-Салиха-ас-Серахсия, /Стр. 1142/ что один человек в Сирии несколько раз обращался к ал-Ма'муну (Ал-Ма'мун — 'аббасидский халиф (813 — 833 по Р. X.)) и говорил ему: повелитель верующих, обрати на арабов сирийских такое же внимание, как и на персов хорасанских! — Ты мне надоел, брат сириец, отвечал ал-Ма'мун, клянусь Богом, сколько раз я ни разлучал кайсита с его лошадью (Т. е. сколько раз я ни принимал его на гражданскую службу), всегда я замечал, что в моей казне не остается ни одного дирхема. Что касается йеменитов, то право я их не люблю, и они никогда меня не любили. Куда'иты? Их князья ждут появления и восстания ас-Суфьяния (Ас-Суфьяний — Meccия приверженцев омейядов. См. Ignaz Goldziher Muhammedanische Studien, I, 149 и его указание на Snouck-Hurgronje Der Mahdi, стр. 11), чтобы стать на его сторону. Раби'иты же сердиты на Бога с тех пор, как Он выбрал пророка своего среди мударитов; к тому же где их двое, там один еретик. Удались, да накажет тебя Бог!...

Восстание Абу-Харба.

К событиям этого года (227-го хиджры = 21 Окт. 841 — 9 Окт. 842 п. Р. X.) /Стр. 1319/ относится появление в Палестине Абу-Харба ал-Мубарка' ал-Ямания и его восстание против правительства.

Одно из тех лиц, от которых я заимствую свои сведения, некто пользующийся славой человека, знающего это дело, рассказало мнe, что причиной [240] восстания Абу-Харба против правительства было следующее обстоятельство: во время отсутствия Абу-Харба один солдат захотел остановиться в его доме, в котором находилась или жена или сестра Абу-Харба. Она не хотела пустить его, и он ударил ее своей плетью. Она подняла руку для защиты, удар пришелся по руке, и на ней остался след его. Когда Абу-Харб вернулся домой, она заплакала, пожаловалась на поступок солдата и показала ему оставшийся на руке след удара. Тогда Абу-Харб взял свой меч, подошел к солдату, не ожидавшему нападения, и зарубил его до смерти. Затем он бежал, окутав свое лицо покрывалом, чтобы его не узнали, и пришел на одну из гор урдуннских. Правительство стало разыскивать его, но никто не мог сказать, куда он девался. Днем Абу-Харб выходил и, надев покрывало, садился на той горе, которая служила ему убежищем. Заметившие его подходили к нему, и он увещевал их жить по правде и бороться против кривды, говорил о правительстве и о его обращении с народом и порицал его. Он не переставал так действовать, пока не примкнуло к нему некоторое количество земледельцев, жителей этого округа и поселян. Выдавал он себя за омейяда, и его приверженцы говорили, что он — ас-Суфьяний. Когда у него набралось много сторонников и последователей из людей вышесказанного класса, он занялся пропагандой среди местной знати, и на его сторону перешло немало вождей йеменитов, между прочим некто Ибн-Бейхас, человек влиятельный среди йеменитов, и двое других, дамаскинцев. Известие об этом дошло до ал-Му'тасима (Ал-Му'тасим — 'аббасидский халиф (833—842 по Р. X.)) в то время, [241] когда он был болен той болезнью, которая свела его в могилу. Он послал против Абу-Харба Раджа-ибн-Эйюба ал-Хидария с тысячью солдат. Подойдя к мятежнику, Раджа увидел его окруженного целым народом. Тот, кто передал мне рассказ о нем, говорит, что у Абу-Харба было сто тысяч человек. Тогда Раджа не захотел вступить с ним в бой, расположился лагерем против него и стал выжидать. Когда наступило начало времени обработки и возделывания полей, когда земледельцы, находившиеся при Абу-Харбе, ушли на работы, а владельцы земель в свои имения, так что у Абу-Харба осталось немного народу, тысяча или две, тогда Раджа выступил, чтобы сразиться с ним. Оба войска, войско Раджа и войско Покрытого вуалью, сошлись, и, когда они сошлись, то Раджа, внимательно рассмотрев войско Покрытого вуалью, сказал своим: я не вижу /Стр. 1321/ среди его войска ни одного витязя, кроме его самого. Он наверное покажет своим, какова стремительность его нападения. Не спешите покончить с ним. — Как сказал Раджа, так и случилось. Покрытый вуалью не замедлил ринуться на войско Раджа. И сказал Раджа своим: расступитесь перед ним! Они расступились перед ним, он проскакал через их строй и повернул назад. Раджа снова приказал своим пропустить его, они пропустили, он проскакал через их строй и вернулся к своим войскам. Спустя некоторое время Раджа сказал своим: он еще раз бросится на вас; пропустите его и, когда он захочет вернуться, преградите ему дорогу и схватите его. Так и случилось: Покрытый вуалью бросился на воинов Раджи, они пропустили его, так что он проскакал через их строй, затем повернул назад, [242] они окружили его, схватили и стащили с его верхового животного. Еще до этого, когда Раджа решил не спешить действовать против Покрытого вуалью, к нему прибыл посол от ал-Му'тасима с поручением поторопить его. Тогда он арестовал посла и держал его в оковах, пока между ним и Абу-Харбом не произошло того, что мы рассказали; затем он отпустил этого посла. В тот день, когда Раджа привел Абу-Харба к ал-Му'тасиму, этот последний дал ему выговор за его поступок с послом его. Раджа ответил ему: о повелитель верующих, — да сделает Бог меня твоим выкупом! — ты послал меня с одной тысячью против ста тысяч, и мне не хотелось спешить и бесполезно погубить и себя и тех, кто был со мной; поэтому я стал медлить, пока его скопище не уменьшилось и пока я не нашел случая и не открыл способа и возможности разбить его. Я вступил с ним в бой тогда, когда его скопище уменьшилось и он оказался слабым, мы же были в силе. И вот я привел к тебе этого человека пленного.

Говорит Абу-Джа'фар: что касается тех, /Стр. 1322/ которые рассказывают про восстание Абу-Харба иначе, чем я описал его, то они утверждают, будто оно произошло в 226-м году, и что он возмутился в Палестине или в Рамле. Они говорят, что он был ас-Суфьяний, что с ним восстало 50 тысяч йеменитов и иных, и что его признали Ибн-Бейхас и с ним двое других, дамаскинцев; тогда ал-Му'тасим послал против него Раджа ал-Хидария с большим войском; Раджа сразился с ним при Дамаске, перебил около пяти тысяч приверженцев Ибн-Бейхаса и его двух соумышленников, взял в плен [243] Ибн-Бейхаса и убил его двух товарищей. И напал Раджа на Абу-Харба в Рамле, перебил около двадцати тысяч его приверженцев и взял в плен Абу-Харба. Он был привезен в Самарру и помещен в подземную тюрьму вместе с Ибн-Бейхасом...

Меры ал-Мутеваккиля против зиммиев.

В этом году (235-м хиджры = 26 Июля 849 — 14 Июля 850 по Р. X.) /Стр. 1389/ ал-Мутеваккиль приказал заставить всех христиан и зиммиев: надавать тайлесаны (Тайлесан — шарф, которым обертывают голову и шею) желтые и кушаки; ездить на седлах с деревянными стременами; приделывать два шарика к задней части седла; приделывать две пуговицы к калансуве (Калансува — коническая шапка), если кто ее носит, причем эта калансува должна отличаться по цвету от калансувы, носимой мусульманами; нашивать себе на платье две заплаты, какие бывают на платьях рабов их (Я почти убежден, что это место следует перевести: “нашивать на верхней одежде рабов их две заплаты”. О рабах, а не о христианах вообще, идет речь и дальше (стр. 243, 7 снизу): “заставить их рабов надевать кушаки”; см. еще: стр. 247, 13-20; стр. 248, 2-8. — В параллельном месте Ибн-ал-Асира (VII. 34): *** сделать две заплаты на платьях рабов их (см. стр. 486, ult. перевода)), заплаты отличающиеся по цвету от того верхнего платья, на котором они будут нашиты, причем одна из заплат должна быть спереди, на груди, а другая сзади, на спине, величиной же они должны быть в четыре пальца, цвета желтого; если же кто из них носит чалму, то чалма его должна быть желтого цвета. И приказал, чтобы те их женщины, которые выйдут на прогулку, гуляли бы не иначе, как одетые в /Стр. 1390/ желтый изар (Ивар — кусок ткани, покрывающий нижнюю часть тела, и заменяющий юбку). И приказал: заставить их рабов одевать кушаки (3уннар множ. зананир — особый кушак, носимый немусульманами, уплачивающими поголовную подать) и запретить им надевать пояса; [244] разрушить их церкви, вновь выстроенные, отобрать десятую часть их домов и, если это отобранное место окажется просторным, то обратить в мечеть, а если мечеть устроить неудобно, то обратить в площадь. И он приказал пригвоздить у входов в их дома изображения чертей, сделанные из дерева, дабы была разница между их домами и домами мусульман. И он запретил пользоваться их услугами в тех канцеляриях и государственных учреждениях, решения которых касаются мусульман. И запретил их детям учиться в мусульманских школах или у мусульманина. И запретил им во время Вербной недели выносить их кресты на улицы и ходить по улицам со свечами. И приказал сравнять их могилы с землей, дабы они не походили на могилы мусульман. И он написал правителям своих областей:

Во имя Бога Всемилостивого и Всемилосердого!

Всевышний и Всеблагословенный Бог Своей неотразимо действующей силой и Своей мощной волей избрал ислам и счел его достойным Себя, почтил им ангелов Своих, подвигнул послов Своих возвестить его, подкрепил им угодных Ему, охранил его любовью Своей, дал ему Свою помощь в защиту, уберег от искажения и превознес его над другими верами, сделав его свободным от неясностей, не поддающимся искажению, одаренным стезями добродетели, отличающимся самыми безупречными и благородными законами, самыми чистыми и возвышенными заповедями, самыми справедливыми и удовлетворительными предписаниями, самыми лучшими и плодотворными делами благочестия. И Он облагодетельствовал народ свой данными Им ему разрешениями, наложенными Им на [245] него запрещениями, выясненными Им для них /Стр. 1391/ законами и предписаниями, установленными Им для них образом действия и границами, уготованными у Него для него великими воздаяниями и наградами. И Он сказал в книге своей (В Коране) между прочими, находящимися в ней предписаниями и запрещениями, внушениями и увещеваниями: „Бог повелевает быть справедливым и делать добро и одарять родственников и запрещает разврат и предосудительное и притеснение; Он вразумляет вас, быть может, вы образумитесь" (Коран, XVI, 32). И он сказал, говоря о тех вредных яствах, питиях и браках, за которые люди подвергаются порицанию и которые он запретил своему народу с целью удалить народ свой от них, сделать его веру чистой и высоко превознести его над другими людьми: „Запрещаются вам падаль и кровь и мясо свиньи и животные, при заклании которых было призвано имя другого божества, а не Аллаха, и задушенные животные" (Коран, V,4) и т. д. Затем запрещенное Им в этом стихи Он, которому присущи могущество и величие, закрепил, охраняя веру Свою от уклоняющихся от нее и завершая Свои благодеяния избранникам своим, словами: „Теперь впадут в отчаяние те, которые не признали вашей веры; не бойтесь их, бойтесь Меня; теперь Я сделаю вашу веру для вас совершенной" (Коран, V, 4-5) и т. д. И сказал Тот, Кому присущи могущество и величие: „Ваши матери и ваши дочери запрещены для вас" (Коран, IV, 27) и т. д. И сказал Он: „Вино, азартная игра и гадание по стрелам — мерзость, изобретенная дьяволом" (Коран, V, 92) и т. д. И Он запретил мусульманам из яств людей других религий самые [246] скверные и самые нечистые; из питий их — наиболее возбуждающие к вражде и ненависти и наиболее отвращающие от мысли о Боге и от молитвы; а из браков их — самые греховные в глазах Бога и самые непозволительные в глазах людей рассудительных и умных. Затем Он одарил мусульман прекрасными врожденными качествами, отменными благодеяниями и назначил им быть людьми верующими, честными, благородными, милосердыми, убежденными и правдивыми и не включил в их веру, ни взаимного разногласия, ни раздора, ни вспыльчивости, ни высокомерия, ни вероломства, ни измены, ни /Стр. 1392/ несправедливости, ни притеснения. Нет, Он требует перечисленных сначала качеств и запрещает перечисленные затем недостатки. Воздаянием же и возмездием Он обещал созданные Им рай и ад, награду и наказание. Таким образом мусульмане, благодаря тем благодеяниям, которыми отличил их Бог, и благодаря превосходству той веры, Им выбранной для них, которую Он даровал им, отличаются от других верующих своими безупречными законами, одобряемыми и безукоризненными постановлениями, обладанием блестящей доказательностью и еще тем обстоятельством, что Бог, Которому присущи могущество и величие, сделал их веру чистой, установив дозволенное им и запрещенное им для возвеличения, по Своему предопределению веры их, для проявления, по Своему постановлению и Своей воле, истинности ее, для завершения, согласно со Своим твердым намерением и желанием, благодеяний Своих для народа Своего, и во исполнение слов Корана: „Чтобы тот, кто погибнет, погиб бы, получив явные доказательства, а кто будет жить, жил бы, [247] получив явные доказательства" (Коран, VIII, 24) и с целью дать в удел богобоязненным успех и удачу, а неверующим посрамление здесь и на том свете. И вот повелитель верующих, которому Бог споспешествует и которого Он направляет по правому пути, решил заставить всех зиммиев — от самых отличенных и до самых низких, находящихся при его дворе и находящихся в различных ему принадлежащих областях, в самых близких и самых отдаленных, купцов, писцов, больших или малых — сделать свои тайлесаны, когда они их носят, цвета желтых одеяний; пусть никто из них не нарушит этого предписания и не присвоит себе другого цвета. Те же из слуг их и из их людей низшего класса, которые не принадлежат к этому разряду носящих тайлесаны, и те, кому обстоятельства не позволяют надевать тайлесан, пусть будут принуждены носить на передней части надеваемого ими платья, на груди, и на спине две заплаты такого же желтого цвета, каждая из них в полный пядень длины при пядени ширины. И пусть все они будут принуждены носить на своих калансувах пуговицы, отличающиеся по цвету от калансувы, выдающиеся на том месте, где они будут находиться, так, чтобы они не вдавались в это место и не скрывались, и чтобы те, которые придутся в складке, не прятались. И также пусть заставят их сделать при седлах их стремена деревянные и /Стр. 1393/ насадить шары на луку и на спинку седел, так чтобы они выдавались, возвышаясь над ними. И да не дозволят им привешивать эти шары к луке и спинке и держать их около задних частей луки и спинки; напротив того, ты будешь обращать внимание на это, [248] чтобы исполнение того, к чему повелитель верующих приказал принудить их, было явным, так чтобы зритель мог сразу, не вглядываясь, заметить это, и чтобы глаза видели это с первого взгляда. И пусть заставят их рабов и рабынь и тех людей этого класса, которые носят пояса, подвязываться кушаками и шерстяными веревками вместо тех поясов, которыми они подпоясывались; чтобы ты данные по этой части повелителем верующих приказания передал твоим правителям в форме такого строгого внушения, которое принудило бы их тщательно исполнять данные им по этой части приказания; чтобы ты предостерег их против мягкости и поблажки и приказал бы им всех тех зиммиев, которые по строптивости или оказывая пренебрежение указу не исполнят этого предписания и поступать иначе, подвергать наказанию, дабы все они смотря по положению и состоянию каждого, сообразовались с тем, что повелитель верующих приказал предписать им и заставить их исполнить — если на то будет воля Божия. Узнай же это решение и приказание повелителя верующих и передай твоим правителям, находящимся в округах твоей области, дошедшее до тебя предписание повелителя верующих, которое ты, даст Бог, исполнишь. И повелитель верующих просит Бога, своего Господа и покровителя: да благословит Он Мухаммеда, раба и посла Своего — да благословит его Бог и ангелы Его — и да охранит Он халифа в делах веры Своей, в которых Он поставил его заместителем Своим; да покровительствует ему в тех, порученных ему делах, в которых он не иначе воздаст должное Богу, как при Его помощи, дабы благодаря этой [249] охране он вынес возложенное Им на него бремя и дабы посредством этого покровительства Бог получил бы от него должное и поставил бы Себя в необходимость даровать ему самую совершенную из наград Своих и самую лучшую из прибавок Своих, поелику Он щедр и милостив. Писал /Стр. 1394/ Ибрахим-ибн-ал-'Аббас в Шеввале 235-го года.

И сказал 'Алий-ибн-ал-Джахм:

Желтые одежды те, которые отличают идущих по ложному пути от идущих по правильному пути.
Если первые умножатся, то умный человек не увидит в этом беды: это будет тем выгоднее для казны.....

К событиям этого года /Стр. 1419/ (239-го хиджры = 12 Июня 853—1 Июня 854 по. Р. X.) относится приказ, изданный ал-Мутеваккилем в Мухарреме, предписать зиммиям носить локтевые части кабы (Каба — длинное верхнее одеяние) и дурры (Дурра'а — туника) желтого цвета, и его предписание, данное зиммиям в Сафаре, ездить только на мулах и ослах, но не на лошадях породистых или простых (Т, S III, 1419: в этом же году ал-Мутеваккиль приказал разрушить церкви, построенные заново при господстве мусульман). . . .

В месяце Рабие II 249 г. хиджры (Раби II 249-го года = 24 Мая—21 Июня 863 г. по Р. X.) ал-Муста'ин /Стр. 1514/ назначил Бугу младшего правителем Палестины. . . . В начале Зу-л-Хиджжы /Стр. 1685/ (252-го года хиджры = 13 Дек. 866-10 Янв. 867 по Р. X.) 'Иса-ибн-аш-Шейх-ибн-ас-Салиль был назначен правителем Рамлы и послал в нее своим наместником Абу-л-Магра. Говорят, что 'Иса за это назначение дал Буге сорок тысяч динаров или представил ему ручательство уплатить эту сумму.. .

В этом году (256-м хиджры = 9 Дек. 869 — 28 Ноября 870 по Р. X.) /Стр. 1840/ у ворот Дамаска произошло [250] сражение между Амаджуром (Амаджур был послан халифом Му'тамидом усмирить 'Ису-ибн-аш-Шейха) и одним из сыновей 'Исы-ибн-аш-Шейха. Я слышал человека, который рассказал, что он был при Амаджуре, который в день этой битвы вышел из Дамаска отыскать место для своего лагеря. В это время один из сыновей 'Исы-ибн-аш-Шейха и один из воевод 'Исы, который назывался Абу-с-Сахба, находились в своем лагере близ города Дамаска. До них дошло известие о выступлении Амаджура и о том, что он вышел в сопровождении незначительного числа своих воинов; они оба соблазнились случаем и двинулись против него с теми, кто был при них. Амаджур не знал о их наступлении против него, пока они не столкнулись с ним. Обе стороны вступили в бой, Абу-с-Сахба был убит и войско, которое было у него и у сына 'Исы было обращено в бегство. Я слышал человека, говорившего, что у сына 'Исы и у Абу-с-Сахба было тогда 20 тысяч человек, а у Амаджура от двухсот до четырехсот. . . .

/Стр. 1841/ В этом году (256-м) халиф послал к 'Исе-ибн-аш-Шейху Исма'ила-ибн-'Абдуллу ал-Мервезия, извeстного под именем Абу-н-Насра, Мухаммеда-ибн-Убейдуллу-ал-Курайзия, судью, и ал-Хусейна, евнуха, известного под именем 'Ирк-ал-Маута, предложить 'Исе быть губернатором Армении с тем, что он уедет из Сирии, получив прощение. Он принял предложение и уехал из Сирии в Армению.

Битва при ат-Тавахине.

/Стр. 2106/ В этом году (271-м хиджры = 29 Июня 884—17 Июня 885 по Р. X.) произошло при ат-Тавахине [251] сражение между Абу-л-'Аббасом-ибн-ал-Муваффаком и Хамаравейхи-ибн-Ахмед-ибн-Тулуном (Хамаравейхи был сыном Ахмеда-ибн-Тулуна, захватившего в свои руки Египет и Сирию. Когда в 270-м году хиджры Ахмед умер, то Исхак-ибн-Кендадж и Мухаммед-ибн-абу-с-Садж, владетели ал-Джезиры, решили присвоить себе наследство покойного. К ним на помощь явился ал-Муваффак, брат царствовавшего халифа. Тулунидские войска были разбиты и отступили в Палестину. За ними следом пошел Абу-л-'Аббас, сын ал-Муваффака.—Ат-Таваxин значит мельницы). Абу-л-'Аббас обратил Хамаравейхи в бегство, и тот, сев на осла, бежал от него в Египет. Войско Абу-л-'Аб-баса бросилось грабить, а Абу-л-'Аббас поместился в палатки Хамаравейхи, не предполагая, что кто-либо /Стр. 2107/ нападет на него. И напал на него оставленный Хамаравейхи в засаде отряд под предводительством Са'да-ал-А'сара, отряд, состоявший из воевод и приверженцев Хамаравейхи. Между тем воины Абу-л-'Аббаса уже сняли оружие и сошли с коней. Сильный натиск засады Хамаравейхи обратил их в бегство и они рассеялись. Абу-л-'Аббас пришел в Тарс лишь с немногими из своих. Все что было в обоих лагерях, в лагере Абу-л-'Аббаса и в лагере Хамаравейхи, оружие, лошади, утварь, деньги — все это пропало и было разграблено. Эта битва произошла, как говорят, 16-го Шевваля этого года (6 Апр. 885 г. по Р. X.). . . .

(Для сравнения с известиями, переведенными из сочинения Евтихия и помещенными на стр. 289—90, мы считаем полезным прибавить к стр. 251 соответственные места летописи ат-Табария.

(Т, S III, 2217). В этом году (289-м) появился в Сирии человек, который собрал много отрядов бедуинов и иных и подошел с ними к Дамаску, где находился Тугдж-ибн-Джуфф в качестве сборщика податей от имени Харуна-ибн-Хамаравейхи-ибн-Ахмед-ибн-Тулуна. Тугдж и тот человек много раз вступали в бой, причем, как говорят, было убито много людей.

Рассказывают, что когда ал-Му'тадыд стал посылать одно войско за другим против находившихся в ас-Севаде Куфы карматов, неотступно преследовать и избивать их; когда тот Зикравейхи-ибн-Михравейхи, который, как мы упоминали, был агентом Кармата, увидал, что среди жителей ас-Севада нет ни защитников карматов, ни средств (к сопротивлению): тогда Зикравейхи постарался ввести в заблуждение тех бедуинов асадитов, тайитов, темимитов и иных племен, которые находились вблизи от Куфы. Он склонял их к своему учению и уверял их, что если они согласятся на его предложение, то находившиеся в ас-Севаде карматы будут с ними заодно помогать ему; но бедуины не согласились на его предложение. Путь через пустыню ас-Самаву между Куфой и Дамаском через Тадмор и другие станции охранялся бедуинами племени Кельб; они перевозили на своих верблюдах гонцов и товары. Зикравейхи послал к ним сыновей своих, которые сговорились с ними, снискали их доверие, выдали себя за потомков 'Алия-ибн-абу-Талиба и Мухаммеда-ибн-Исма'ил-ибн-Джа'фара и сказали, что боятся правительства и ищут у них убежища. Кельбиты, поверив им приняли их. Затем сыновья Зикравейхи стали мало-по-малу предлагать им учение карматов, но ни один из кельбитов не принял этого учения, за исключением только рода, известного под названием Бану-л-'Улайс-ибн-Дамдам-ибн-'Адий-ибн-Дженаб, и их клиентов. Они в конце 289 г. присягнули на окраине ас-Самавы сыну Зикравейхи, называемому Яхъей, по кунье Абу-л-Касиму, и прозвали его Шейхом того предприятия, в которое он обманом завлек их. Он сам так назвал себя и выдавал себя им за Абу-'Абдулду-ибн-Мухаммед-ибн-Исма'ил-ибн-Джа'фар-ибн-Мухаммеда; по другим сведениям он выдавал себя за Мухаммеда-ибн-'Абдулла-ибн-Яхъю или же за Мухаммеда-ибн-'Абдулла-ибн-Мухаммед-ибн-Исма'ил-ибн-Джа'фар-ибн-Мухаммед-ибн-'Алий-ибн-ал-Хусейн-ибн-'Алий-ибн-абу-Тали-ба. И говорят, что у Мухаммеда-ибн-Исма'ила не было сына по имени 'Абдуллы. Этот человек утверждал, будто его отец, известный под именем Абу-Махмуда, собирает приверженцев (не для себя, а) для него, что у него в ас-Севаде, на востоке и на западе (мусульманского миpa) есть сто тысяч последователей, что верблюдица, на которой он ездит, получила приказание от Бога, и что они, следуя по ее стопам, будут одерживать победы. Он делал им предсказания, показывал им один из своих членов укороченным и говорил, что это есть знамение. К нему примкнул отряд Асбагитов; они вполне передались ему, назвались фатимшцами и приняли его вероучение. Тогда Субк дейлемит, клиент ал-Му'тадыда-биллаха, пошел против них в сторону ар-Русафы, на запад от Евфрата, в область Дияр-Мудара, но они напали на него врасплох, убили его, сожгли мечеть ар-Русафы и стали нападать на все селения, мимо которых проходили, поднимаясь к тем сирийским областям, которые составляли удел Харуна-ибн-Хамаравейхи, и которые Харун поручил управлять Тугджу-ибн-Джуффу. Бунтовщик занял эти области разбил все встречные отряды Тугджа и наконец осадил город Дамаск, где находился Тугдж. Тогда египтяне послали к Тугджу Бедра Старшего, слугу Ибн-Тулуна. Бедр соединился с Тугджем для войны против бунтовщика. Он сразился с ними близ Дамаска, и Бог убил врага Божьего, Яхъю-ибн-Зикравейхи. Он был убит, по рассказам, следующим образом: один бербер бросил в него дротиком, а один из нефтеносцев облил его горящей нефтью и сжег его. Это случилось в разгаре боя, во время свалки; затем счастье изменило египтянам и они отступили. Тогда клтенты 'улейситов вместе с 'улейситами и бывшими с ними асбагитами и иными согласились поставить над собой ал-Хусейна-ибн-Зикравейхи, брата того, который был прозван Шейхом; они поставили над собой его брата, и он выдал себя им за Ахмеда-ибн-'Абдулла-ибн-Мухаммед-ибн-Исма'ил-ибн-Джа'фар-ибн-Мухаммеда; ему было свыше 20 лет. До этого человек, прозванный Шейхом, натравил клиентов 'улейситов на чистокровных 'улейситов; клиенты многих перебили и унизили своих патронов. И присягнули они ал-Хусейну-ибн-Зикравейхи, названному Ахмсдом-ибн-'Абдулла-ибн-Му-хаммед-ибн-Исма'ил-ибн-Джа'фаром, после смерти брата его. Он показал на лице своем родимое пятно, которое выдавал за знамение. И пришел к нему сын его дяди по отцу, 'Иса-ибн-Михравейхи, названный 'Абдуллой, и стал выдавать себя за 'Абдуллу-ибн-Ахмед-ибн-Мухаммед-ибн-Исма'ил-ибн-Джа'фар-ибн-Мухаммеда. Обладатель родимого пятна дал ему прозвище: ал-Муддассир (Покрытый плащем), назначил его своим наследником и сказал, что о нем идет речь в той суре (L XXIY, 1), в которой говорится об ал-Муддассире; и прозвал Обладатель родимого пятна одного юношу из своих родичей ал-Мутавваком (Украшенный ожерельем) и поручил ему казнить пленных мусульман. И взял он верх над египтянами, над джундом химсским и над другими сирийскими местностями; его называли на кафедрах сирийских повелителем верующих. Все это случилось в 89 и в 90 годах....

/ Стр. 2221/ 25-го Мухаррема 290-го года прибыло, как рассказы-вают, письмо 'Алия-ибн-'Исы из Ракки, в котором он сообщал, что кармат Ибн-Зикравейхи, известный под прозвищем Шейха, подошел к Ракке во главе многочисленного отряда. Против него вышли приверженцы правительства под предводительством Субка, слуги ал-Муктефи. Они сразились с ним, Субк был убит, и приверженцы правительства были обращены в бегство.

6-го Paи' II пришло известие, что Тугдж-ибн-Джуфф отправил из Дамаска против кармата войско под предводительством одного из своих слуг, которого звали Беширом. Кармат сразился с ними, обратил войско в бегство и убил Бешира.....

15-го Джумады I этого же года прибыли в Багдад письма купцов, помеченные 22-м числом месяца Paби' II, в которых сообщалось, что кармат, прозванный Шейхом, неоднократно обращал в бегство Тугджа и перебил его людей, за исключением небольшого числа; что у Тугджа осталось мало солдат, и он отказывается от вылазок; но что простой народ собирается и делает вылазки, и что они на краю гибели. (При получении этих писем) в тот же день собралась толпа багдадских купцов; они пошли к Юсуфу-ибн-Я'кубу, прочли ему свои письма и просили его идти к везирю известить его о случившемся в Дамаске. Он обещал им это.

(Дальше у ат-Табария сообщается о походе Обладателя родимого пятна в Химс, Хаму, Ба'лабекк и Саламью (стр. 2224-6); о приготовлениях халифа ал-Муктефи к походу против кармата, о поражении около Халеба Абу-л-Агарра карматом (стр. 2230-1); 2-го Шевваля в Багдаде получено письмо из Дамаска от Бедра ал-Хаммамия о поражении Обладателя родимого пятна (стр. 2232); об отправлении Мухаммеда-ибн-Сулеймана на войну против кармата (стр. 2236); наконец о полном поражении кармата в 12 милях от Хамы 7-го Мухаррема 291-го года, его взятии в плен и казни (стр. 2237—2246))

О карматах.

И в этом месяце этого года /Стр. 2255/ (в Paбие I 293-го года хиджры = 31 Дек. 905—29 Янв. 906 г. по Р. X.) [252] прибыло известие, что один из братьев ал-Хусейна-ибн-Зикравейхи (Один из предводителей карматов, фанатической секты ожидавшей появления ал-Мехдия, мусульманского Мессии. О карматах см. de Gоеje, Memoire sur les Carmathes du Bahrain et les Fatimides), известного под именем “Родимое Пятно”, показался во главе небольшой кучки людей в ад-Далии, что по дороге евфратской, что к нему собралось небольшое количество бедуинов и /Стр. 2256/ разбойников, что он пошел с ними по направлению к Дамаску через пустыню, опустошает эту местность и воюет против ее жителей. Против него был послан ал-Хусейн-ибн-Хамдан-ибн-Хамдун, и отправился с болъшим войском. К Дамаску подошел этот кармат в Джумаде I этого года (28 Февр. — 29 Map. 906 г.). Затем получилось известие, что этот кармат подошел к Табарии, жители которой воспротивились его вступлению в город, и он воевал с ними, пока не вступил в нее, перебил всех находившихся в ней мужчин и женщин, разграбил ее и ушел в сторону пустыни......

Рассказывают со слов Мухаммеда-ибн-Дауд-ибн-ал-Джарраха, что Зикравейхи-ибн-Михравейхи после смерти сына своего, Родимаго Пятна, командировал человека, учившего детей в селении, называемом аз-Забука, что в округе ал-Феллудже, человека, которого звали 'Абдулла-ибн-Са'ид Абу-Ганим, и который, чтобы запутать дело, прозвал себя Насром; он обходил роды кельбитов, склоняя их на сторону своего учения. Но никто из них не поддался ему, за исключением одного зиядита, Микдама-ибн-ал- Кейяля, /Стр. 2257/ который привлек на его сторону несколько отрядов асбагитов, которые причислялись к [253] фатимийцам (Ал-Фаватиму множ. от ал-Фатимии — приверженец фатимидов, потомков (мнимых) Фатимы, дочери пророка Мухаммеда, и 'Алия. Ожидаемый карматами Мехдий должен был быть потомком Фатимы), отпавших 'улейситов и бродяг других кельбитских родов. И устремился 'Абдулла в Сирию. Правителем Дамаска и Урдунна от имени государя был Ахмед-ибн-Кейгалаг. Он был в Египте на войне против того Ибн-Халиджа, который возмутился против Мухаммеда-ибн-Сулеймана, вернулся в Египет и взял в нем верх. Этим обстоятельством воспользовался 'Абдулла-ибн-Са'ид, отправился к двум городам, Бусре и Азри'ату, что в двух областях, Хауране и ал-Батании, воевал с их населением, затем даровал им пощаду и, когда они сдались, перерезал способных сражаться, взял в плен детей их и отнял у них все их имущество. Затем он пошел в Дамаск, и к нему навстречу вышли египтяне, которые были назначены в гарнизон дамасский и оставлены Ахмедом-ибн-Кейгалагом в тылу под начальством Салиха-ибн-ал-Фадла. Карматы побили их, произвели среди них побоище, затем обманули их, предложив им пощаду, убили Салиха, разгромили его лагерь, но устояли против соблазна овладеть Дамаском, так как они уже подступали к нему, но были отброшены от него населением его. И устремились они в сторону Табарии, главного города урдуннского военного округа. К ним примкнул отряд солдат, возмутившийся в Дамаске. И сразился с ними Юсуф-ибн-Ибрахим-ибн-Бугамердий, правитель Урдунна от имени Ахмеда-ибн-Кейгалага. Они разбили его, предложили ему пощаду, затем вероломно убили его, разграбили главный [254] город Урдунна, увели в плен женщин и убили часть его жителей. И послал государь ал-Хусейна-ибн-Хамдана /Стр. 2258/ и знатных воевод против кармата. Ал-Хусейн прибыл в Дамаск послe выступления врагов Божиих в Табарии. Когда известие о нем дошло до них, они ушли в сторону по направлению к ас-Самавату, и ал-Хусейн отправился за ними в погоню в пустыню самаватскую.

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.