Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

XIV. Ибн-ал-Асир.

(ум. 1233).

'Изз-ад-Дин Абу-л-Хасан 'Алий-ибн-абу-л-Карам-Асир-ад-Дин-Мухаммед-ибн-Мухаммед-ибн-'Абд-ал-Керим аш-Шейбаний ал-Джезарий, известный под именем Ибн-ал-Асира, родился в Месопо-тамии в Джезирет-ибн-'Омар 4-го Джумады I555 г. хиджры (12 Мая 1160 г. п. Р. X.). Свое образование он получил сначала на родине, затем в Мосуле, а позже слушал лекции знаменитых ученых в Багдаде и прославился как знаток преданий, истории и генеалогии. Он принимал участие в войнах Саладина против крестоносцев, а по заключении мира поселился в Мосуле, где и умер в Ша'бане 630 г. хиджры (13 Мая—10 Июня 1233 г. п. Р. X.). Из его сочинений известны: 1) ал-Камиль-фи-т-те'рих (полный свод истории) — объемистая компиляция, обнимающая период времени от сотво-рения миpa до 628 г. хиджры. Составлена она главным образом по летописи ат-Табария, но также и по другим источникам. Она издана Торнбергом в Лейдене, 1851—1876 гг., под заглавием: Ibn-al-Athiri Chronicon quod perfectissimum inscribitur, в 12-ти томах с приложением 2-х томов указателей. Есть также каирское издание 1873 г. 2) История атабеков мосульских, извлечения из которой имеются у de Guignes, Histoire des princes Atabeks в Notices et extraits des manuscr. I, 542 3). Сочинение, озаглавленное “Львы чащи”, в котором находятся известия о 7500 современниках Мухаммеда. Оно издано в Каире в 1864 г. в 5 частяхъ. 4) Неоконченная История Мосула. 5) Извлечение [402] из обширного труда генеалога ас-Сама'а'ния, озаглавленное ал-Лубиб (сердцевина). Извлечение из него издано Вюстенфельдом: Specimen el-Lobubi, Getting. 1835.—См. Wuestenfeld, Die Geschicht. d. Araber, 113—114. Об отношениях Ибн-ал-Асйра к ат-Табарию см. Carl Brockelmann, Das Verhaltnis von Ibn-el-Atlrs Kumil fitta'rih zu Tabaris Ahbar errusul wal muluk, Strassburg, 1890.

Нижеследующие извлечения заимствованы из издания Торнберга, к томам и страницам которого и относятся цифры на полях.


Битва при Му'те.

/II, 178/ Поход в Му'ту был предпринят в Джумаде I 8-го года (27 Авг.—25 Сент. 629 г. по Р. X.). Начальником войска посол Божий назначил Зейда-ибн-Харису, причем сказал: если будет сражен Зейд, то начальником будет Джа'фар-ибн-абу-Талиб; а если падет Джа'фар, то начальником будет 'Абдулла-ибн-Раваха. И сказал Джа'фар: я не пойду, если он (Мухаммед) назначит моим начальником Зейда. Тогда Мухаммед сказал: ступай, ибо ты не знаешь, что лучше: быть начальником или рядовым. И заплакал народ и сказал: зачем, о посол Божий, ты не дал нам долее насладиться их обществом? Он не ответил им; а бывало, когда он скажет: если падет такой-то, то начальником будет такой-то — все поименованные им лица погибали. И снарядились посылаемые в поход в числе трех тысяч, и простился с ними посол Божий и народ. 'Абдулла-ибн-Раваха при прощании заплакал. Его спросили: что заставляет тебя плакать? Он ответил: я не увлекаюсь ни любовью к здешнему миру, ни привязанностью к вам; но я слышал, как посол [403] Божий прочел стих из Корана, гласящий: ни один из вас не обойдется без того, чтобы не спуститься /II, 179/ к краю ада; это решено у Господа твоего бесповоротно. И я не знаю, как, попав туда, возвращусь оттуда. И сказали мусульмане: идите с Богом, и да возвратит Он вас невредимыми! И 'Абдулла произнес стихи (Стихи, произнесенные 'Абдуллой, читаются так же, как и в тексте ат-Табария. См. выше извлечения из летоппси ат-Табария, стр. 128)...

И когда простился с ними посол Божий и вернулся назад, сказал 'Абдулла:

Да останется с миром тот, с кем я простился среди пальм,
Лучший из провожающих и из друзей!

Затем они пошли и остановились в Му'ане. И дошло до них известие, что против них двинулся Ираклий во главе ста тысяч румов и ста тысяч нечистокровных арабов племен Лахм, Джузам, Белькайн и Балий, под предводительством одного человека, по имени Малик-ибн-Рафила, из племени Балий. Они остановились в Меабе в земле ал-Белка. И пробыли мусульмане в Му'ане две ночи, обсуждая свое положение, и решили: напишем послу Божьему о положении дела и будем ждать его приказа. И ободрил их 'Абдулла-ибн-Раваха следующими словами: о народ мой! клянусь Богом, то, от чего вы отвращаетесь, ведь это и есть та цель, к которой вы стремились, отправляясь в поход — засвидетельствовать мученической смертью истинность вашей веры; не на оружие и не на силу мы опираемся, сражаясь против врагов, а единственно на эту нашу веру. Вперед! результатом борьбы может быть только одно из двух прекрасных: или победа, [404] или рай. И сказало войско: он, ей Богу, говорит правду! и двинулось вперед. И услышал Зейд-ибн-Аркам, сирота, находившийся на попечении 'Абдуллы — во время этого похода он сидел за седлом его на дорожном мешке — как 'Абдулла произносил следующие стихи (Стихи те же, как и у Ибн-Исхака (см. выше, стр. 6—7: “Когда ты, верблюдица” и т. д.), а потому здесь опущены)...

Услышав эти стихи, Зейд заплакал. Тогда 'Абдулла стегнул его бичем и сказал: что с тобой, мямля? мне Бог дарует мученическую кончину, а ты вернешься, удобно восседая между лукой и спинкой моего седла. Затем они пошли, и встретили их /II, 180/ полки румов и арабов при одном из селений ал-Белка, называемом Машариф. И мусульмане отошли к селению, называемому Му'та. Здесь произошло столкновение. Правым крылом мусульман командовал 'узрит Кутба-ибн-Катада, а левым крылом — ансар 'Убада-ибн-Малик. Произошла жестокая сеча. Зейд-ибн-Хариса сражался со знаменем посла Божьего в руках и был поднят на копья врагов. Затем знамя взял Джа'фар-ибн-абу-Талиб и стал сражаться, произнося стихи:

Как хорош рай, и как приятно приблизиться к нему!
Сладок и прохладителен райский напиток.
Румы же близки к мучениям адским.
Мой долг, раз я встретил их, бить их.

В самом разгаре битвы он соскочил со своей рыжей лошади, подрезал ей поджилки и затем дрался. пока не был убит. Джа'фар был первым, со времени появления ислама, подрезавшим поджилки своей лошади. Его нашли покрытого более чем [405] восемьюдесятью ранами, нанесенными стрелами, мечами или копьями. Когда он был убит, знамя взял 'Абдулла-ибн-Раваха, поехал вперед, стал несколько колебаться, а затем сказал, обращаясь сам к себе (Следуют стихи, которые читаются как выше, стр. 9 )...

Затем он сошел со своей лошади, и один из его двоюродных братьев принес ему кость с мясом и сказал ему: подкрепи этим чресла свои, ибо ты многое вынес. И он взял кость, прикусил ее один раз, услышал шум битвы, долетавший со стороны войска, и сказал сам ceбе: другие сражаются, а ты занят своей плотью? Затем он бросил кость, взял свой меч, пошел вперед и сражался, пока не был убит. И положение мусульман стало невыносимым, и враг свирепствовал в их рядах. Еще раньше этого Кутба-ибн-Катада убил Малика-ибн-Рафилу, вождя нечистокровных арабов (Дальше сообщается, что Мухаммед получал сверхъестественным путем известия об этой битве и сообщал о них с кафедры народу)...

Когда Ибн-Раваха был убит, знамя поднял /II, 181/ Сабит-ибн-Аркам ал-Ансарий и сказал: мусульмане! выберите кого-нибудь! — И они сказали: мы согласны выбрать тебя! Он сказал: я не сумею. Тогда они выбрали Халида-ибн-ал-Валида, он взял знамя, отогнал врагов, и они ушли от него. И сказал посол Божий: затем наше знамя взял меч из мечей Божиих, Халид-ибн-ал-Валид, и возобновил бой. С этих пор Халид был прозван мечом Божиим...

Когда вернулось войско, то навстречу к нему вышли посол Божий и мусульмане. И взял пророк Абдуллу, сына Джа'фара, и понес его на руках. И стал народ бросать землей в это войско и говорить: эй! [406] беглецы! беглецы! — И стал говорить посол Божий: Они не беглецы, но они право храбрецы...

Поход в Тебук.

/II, 211/ Возвратившись из Таифа, посол Божий пробыл в Медине, от месяца Зу-л-Хиджжа до Раджеба (Раджеб 9-го года хиджры = 14 Окт.-12 Ноября 630 г. п Р. X.). Затем он приказал народу приготовиться к походу против румов. Он предупредил народ о цели похода, потому что предстоял долгий путь, стояла сильная жара, враг же был могуществен; а раньше этого пророк, задумав поход, давал ложные указания о цели его. Поход в Тебук был вызван полученными пророком сведениями о том, что Ираклий, царь румов, и находившиеся на его службе арабы-христиане вознамерились напасть на него, вследствие чего пророк и мусульмане снарядились и пошли навстречу румам (Далее следуют подробности снаряжения в поход и описание похода)...

/II, 214/ И дошел посол Божий до Тебука, и пришел к нему Иоанн, сын Ру'бы, правитель Айлы, и заключил с ним мир с условием уплаты поголовной подати, и Мухаммед написал ему грамоту; а их поголовная подать была установлена в 300 динаров. Затем халифы дома омейядов увеличили ее. 'Омар-ибн-'Абд-ал-Азиз, сделавшись халифом, не брал с них свыше трехсот.

И Мухаммед заключил мир с жителями Азруха на условии уплачивать каждый год в Раджебе сто динаров; и заключил мир с жителями ал-Джерба на условии уплаты поголовной подати; и [407] заключил мир с жителями Макны на условии отдавать четвертую часть своих плодов (Следует рассказ о покорении Думет-ал-Джендаля, оазиса, принадлежавшего Укейдиру-ибн-'А6д-ал-Мелику, киндиту, христианину)...

И пробыл посол Божий в Тебуке от 13 до 19 /II, 215/ ночей; он не ходил дальше Тебука, и не подходили к нему ни румы, ни арабы-христиане; и он вернулся в Медину... И прибыл посол Божий в Медину /II, 216/ в Рамадане (Рамадан 9-го года хиджры = 12 Дек. 630—10 Янв. 631 г. п. Р. X.)...

Поход Усамы.

В Мухарреме этого года (т. е. 11-го хиджры; /II, 240/ 29 Март.—27 Апр. 632 г. по Р. X.) пророк набрал для похода в Сирию войско, во главе которого поставил Усаму, сына Зейда, своего клиента, и приказал ему потоптать конницей пограничные местности округов ал-Белка и ад-Дарума, что в земле палестинской. И возроптали лицемеры против его назначения и сказали: он отдал именитых мухаджиров и ансаров под команду юноши. Тогда посол Божий сказал: если вы порицаете назначение его вождем, то ведь вы же раньше порицали назначение вож-дем его отца; между тем он несомненно достоин власти, и его отец был несомненно достоин ее. И собрались с Усамой первые мухаджиры, в том числе Абу-Бекр и 'Омар. Во время этих сборов посол Божий заболел...

Мы уже упомянули о том, что пророк назначил /II, 252/ Усаму-ибн-Зейда вождем отряда, приказал ему [408] /II, 253/ отправиться в Сирию и набрал воинов из жителей Медины и окрестностей ее. В числе набранных был 'Омар-ибн-ал-Хаттаб. И почил пророк прежде, чем войско это успело отправиться. И отступили от ислама арабы; изменили все племена, где целое племя, где часть племени; обнаружилось лицемерие; евреи и христиане подняли головы. Мусульмане, утратив своего пророка, при своей малочисленности среди множества врагов, оказались подобными стаду овец, блуждающему во мраке дождливой ночи. И сказал народ Абу-Бекру: Эти люди — они разумели отряд Усамы — мусульманское войско; арабы же, как ты видишь, отложились от тебя; поэтому тебе не следует отпускать от себя этот отряд мусульман. Тогда Абу-Бекр сказал: клянусь Тем, в чьих руках моя душа, если бы я думал, что хищные звери похитят меня, то я все-таки отослал бы войско Усамы согласно приказанию пророка. И он произнес речь народу и приказал всем тем, кто числился в отряде Усамы, снарядиться в поход и выйти из города в лагерь при ал-Джурфе, и они отправились согласно его приказанию. И собрал Абу-Бекр оставшихся из тех племен, которые должны были покинуть свою родину для службы, в их селения, и они стали разведчиками вокруг своих племен; таких людей было немного. Когда пошло войско в свой лагерь при ал-Джурфе и оказалось в полном составе, Усама послал 'Омара-ибн-ал-Хаттаба, который был с ним в войске, к Абу-Бекру просить у него разрешения вернуться с этими людьми. Со мной, говорил он, находятся лучшие из народа, защитники его; я же боюсь за наместника посла Божьего, за его семейство и за семейства мусульман, как бы многобожники не похитили их. И сказали 'Омару-ибн-ал-Хаттабу [409] те ансары, которые были с Усамой: Абу-Бекр — наместник посла Божьего; конечно мы пойдем! (Я читаю: а ла, ан намдыя, согласно чтению Торнберга; но лучше читать как в тексте ат-Табария (I 1849) фа ин аба илла ан намдыя, т.е. если он ни за что не согласится оставить нас... По всей вероятности, переписчиком летописи Ибн-ал-Асира здесь пропущены три слова) но доложи ему наше требование дать нам вождя постарше Усамы. И отправился 'Омар по приказанию Усамы к Абу-Бекру и передал ему слова Усамы. Абу-Бекр сказал: если бы меня схватили собаки и волки, то я все-таки послал бы его согласно приказанию посла Божьего и не отменил бы решения принятого послом Божьим. И если бы в селениях наших не осталось бы никого, кроме меня, я все-таки послал бы его. Ансары, сказал 'Омар, требуют человека постарше Усамы. Тогда Абу-Бекр, который сидел, вскочил, схватил 'Омара за бороду и сказал: да лишится тебя мать твоя, о Ибн-ал-Хаттаб! Его назначил посол Божий, а ты требуешь, чтобы я сменил его? Затем Абу-Бекр вышел (Из Медины в лагерь Усамы), пришел к /II, 254/ ним, отправил их и проводил. Он шел пешком, между тем как Усама ехал верхом. И сказал ему Усама: о наместник посла Божьего! Или ты сядешь верхом, или же я спешусь. Он отвечал: клянусь Богом, ты не сойдешь, и я не сяду верхом. И почему бы мне не запылить своих ног, пройдя некоторое расстояние по пути Божьему? ведь за каждый сделанный шаг бойцу за веру зачитывается семьсот добрых деяний и даруется семьсот ступеней блаженства и отпускается семьсот злых деяний. Собираясь возвратиться, он сказал Усаме: если тебе угодно [410] оставить мне на помощь 'Омара, то оставь. И он разрешил ему остаться. Затем Абу-Бекр дал им следующее наставление: не обманывайте, не поступайте нечестно, не будьте вероломными, не уродуйте врагов, не убивайте ни ребенка, ни человека, достигшего глубокой старости, ни женщины; не уничтожайте пальм и не сжигайте их, не срубайте плодовых деревьев и не закалывайте ни овец, ни коров, ни верблюдов. Вы пройдете мимо людей, посвятивших себя благочестию в кельях: оставьте их в покое и не мешайте их занятиям, которым они себя посвятили. Вы встретите людей, которые выбрили макушки голов своих и оставили вокруг макушек волоса, наподобие повязок: ударьте их мечом (См. выше перевод извлечений из летописи ат-Табария, стр. 140). Ступайте во имя Божие! — И он завещал Усаме исполнить приказания посла Божьего. Усама пошел, напал на отступившие от ислама роды куда'итов, взял добычу и вернулся. Его oтсутствиe продолжалось сорок дней, а другие говорят: семьдесят дней. Отправление в поход войска Усамы принесло величайшую пользу мусульманам потому что арабы рассудили: если бы у них не было силы, то они не отпустили бы этого войска. И они (арабы) отказались от многих своих замыслов.

Завоевание Сирии.

/II, 307/ Говорят, что в 13-м году (7 Март. 634—24 Фев. 635 г. по Р. X.), совершив хаджж и вернувшись домой, Абу-Бекр отправил войска в Сирию. Он послал Халида-ибн-Са'ид-ибн-ал-Аса; другие говорят, что он отправил его только тогда, когда отправил в Ирак Халида-ибн-ал-Валида. [411]

Халид был первым, кому он вручил знамя для похода в Сирию; затем он сместил его до выступления его. Причиной смещения Халида было то обстоятельство, что он в течение двух месяцев медлил, выжидая событий, присягнуть Абу-Бекру. И встре-тил Халид 'Алия-ибн-абу-Талиба и 'Османа-ибн-'Аффана и сказал: о Абу-Хасанъ! О потомки 'Абд-Менафа! Ужели у вас отняли власть? И сказал 'Алий: считаешь ли ты власть Абу-Бекра захватом или законным заместительством? Что касается /II, 308/ Абу-Бекра, то он не сердился на Халида за эти слова, а что касается 'Омара, то он стал за это питать на него злобу и, когда Абу-Бекр назначил начальником Xалида, то 'Омар не отставал от Абу-Бекра, пока Абу-Бекр не сместил его. И он назначил его быть резервом для мусульман в Тейме и приказал ему не отдаляться от нее без его приказа, призвать к себе живших около нее арабов, за исключением отступников, и сражаться только про-тив того, кто нападет на него. И собралось к нему много отрядов, известие о нем дошло до румов, и они приказали арабам-кочевникам в Сирии, принадлежавшим к племенам Бехра, Салих, Гассан, Кельб, Лахм и Джузама, прислать вспомогательные отряды. Тогда Халид-ибн-Са'ид написал Абу-Бекру об этом, и написал ему Абу-Бекр: ступай вперед и не бросайся на врагов необдуманно. Тогда он пошел на них и, когда он приблизился к ним, они рассеялись, он остановился там, где они стояли, и написал об этом Абу-Бекру. Тот приказал ему двинуться вперед так, чтобы ему не могли зайти в тыл. Он пошел, отошел немного от места (где был его лагерь) и остановился. И подошел к нему [412] патриций румов, по имени Бахан, сразился с ним, разбил его и нанес урон его войску, и написал Халид Абу-Бекру, прося у него подкрепления. Между тем к Абу-Бекру поспели первые из контингентов Йемена; во главе их был Зу-л-Кела'; и прибыл 'Икрима-ибн-абу-Джахль во главе сопровождавших его уроженцев Тихамы, 'Омана, Бахрейна и Серва. И написал для них Абу-Бекр заведывавшим садакатом, чтобы они заменили уплату садаката тем, которые попросят замены садаката личным отправлением (См. выше примечание на стр. 145). И все они попросили такой замены, и это войско было названо Войском Замены. И они прибыли к Халиду-ибн-Са'иду. В это время Абу-Бекр стал думать о Сирии, дела которой привлекали к ceбе его внимание. Он возвратил 'Амру-ибн-ал-'Асу место сборщика садаката племен Са'д-Хузейм, 'Узры и других, данное ему послом Божьим до отъезда 'Амра в 'Оман, причем пророк обещал снова дать ему это место, когда 'Амр вернется из 'Омана. Абу-Бекр исполнил oбещание посла Божьего. Когда же Абу-Бекр решил двинуться против Сирии, то написал 'Амру: место, однажды данное тебе послом Божьим и вторично обещанное им тебе, я тебе возвратил, дабы исполнить обещание посла Божьего. Оно твое, но, если ты только не предпочтешь остаться на нем, хотелось бы мне посвятить тебя делу, которое принесет тебе большую пользу и на земле, и за гробом. И написал ему 'Амр: я — одна из стрел ислама; ты же после Бога стрелец, пускающий их и собирающий их; так выбери самую крепкую, самую страшную и самую лучшую из них [413] и стреляй ею. И приказал Абу-Бекр ему и ал-Валиду-ибн-'Укбе, который заведывал частью садаката куда'итов, собрать арабов, и они сделали это. И послал Абу-Бекр 'Амру некоторую часть собравшихся около него и приказал ему идти в Палестину по дороге, назначенной Абу-Бекром. И приказал Абу-Бекр ал-Валиду идти в Урдунн и дал ему в подкрепление часть своих войск. И назначил Абу-Бекр Язида-ибн-абу-Суфьяна начальником громадного войска, состоявшего из большей части вызванных к нему; в том числе находился Сухейль-ибн-'Амр во главе ему подобных жителей Мекки. И Абу-Бекр проводил Язида пешком и дал ему и другим эмирам наставления. Он сказал между прочим Язиду: я назначил тебя начальником, чтобы испытать тебя, узнать тебя на деле и вывести тебя в люди. Если ты отличишься, то я верну тебя в твой округ и прибавлю тебе; а если ты будешь дурно вести себя, то я смещу тебя. Бойся Бога, ибо он так же хорошо видит твое внутреннее, как и твое внешнее. Тот имеет более прав на милость Божью, кто привязаннее к Нему; тот стоит ближе к Нему, кто более старается своими делами снискать Его расположение. Я назначил тебе округ Халида; остерегайся племенной розни (В тексте 'уббийята-л-джахилийяти. Я читаю: хамийята-л-джахилийяти. Dozy (Supplem. aux. dict, ar.) говорит о хaмий-яту: designe specialement une qualite des Arabes paiens, a savoir l'atta-chement illimite aux interets de la tribu a laquelle on appartient. Ср. выше, стр. 150, примечание и стр. 157, строчки 7—8), свойственной временам язычества, ибо Бог ненавидит ее и тех, кто ее поддерживает. Когда (Ср. выше ал-Мас'удий) ты явишься [414] к своим солдатам, то обращайся с ними хорошо и начни оказывать им милости и обещай им милости; когда же будешь увещевать их, то будь краток, ибо при многословии одно слово вытесняет из памяти другое. Поступай как следует, и с тобой будут поступать как следует. Совершай моления в свое время со всеми полагающимися поясными и земными поклонами и со смирением. Если прибудут к тебе послы врага твоего, то прими их с почетом и не позволяй им долго оставаться, дабы они ушли из твоего лагеря не ознакомясь с ним, и не показывай им лагеря, дабы они не увидали твоих слабых сторон (Букв.: прорех) и не приобрели бы сведений о тебе. Помести их в той части твоего лагеря, где больше всего войска, и не позволяй своим людям говорить с ними: веди переговоры с ними сам. Не открывай своих тайных замыслов, дабы не испортить своего дела. Когда будешь спрашивать совета, то говори всю правду, дабы тебе посоветовали как следует. Не скрывай своих сведений от твоего советника, дабы не быть введенным в заблуждение собой же самим. Ночью бодрствуй среди своих товарищей, и дойдут до тебя известия. и откроются тебе тайны. Держи многочисленных караульных, расставляй их повсюду в твоем лагере и почаще застигай их врасплох на их постах, когда они не ожидают тебя; кто окажется невнимательным на своем посту, того хорошенько накажи и покарай, но не чересчур. Сменяй их по ночам и назначь первой смене стоять дольше, чем последней, ибо первой легче, так как день недавно окончился. Не бойся наказывать заслужившего наказание, не откладывай наказания, не назначай его [415] слишком поспешно и не прощай назначенного тобой наказания — иначе люди перестанут бояться его. Не будь не-внимательным к находящимся в твоем лагере, дабы не привести его в беспорядок, и не шпионь за ними, /II, 310/ дабы не смущать их. Не разглашай чужих тайн и покровительствуй людям в том, что они делают открыто. Не заседай в обществе беспорядочных: заседай в обществе людей правдивых и честных. Сражайся как следует и не трусь, иначе струсит и войско. Избегай утайки добычи, ибо такое действие влечет за собой обеднение и удаляет помощь Божью. Вы встретите людей, заключивших себя в кельи: оставь их в покое предаваться тому, чему они посвятили себя.

Это одно из лучших и наиболее полезных наставлений для власть имеющих. Затем Абу-Бекр назначил Абу-'Убейду-ибн-ал-Джарраха начальником тех, кто собрался, и приказал ему идти в Химс. Абу-'Убейда подошел к воротам (Здесь, по-видимому, пропущено название города, вероятно, Меаба. Ср. выше, стр. 47 и 171)... что в ал-Белка; население его оказало ему сопротивление. Затем они заключили с ним мирный договор, первый договор заключенный в Сирии. И собралось к румам войско при ал-'Арабе, что в земле палестинской. И послал против них Язид-ибн-абу-Суфьян бахилита Абу-Умаму, который и разбил их, и это была первая битва в Сирии после похода Усамы-ибн-Зейда. Затем румы пошли к ад-Дасину, и Абу-Умама снова разбил их; затем они отступили к Мердж-ас-Суффару, где пал мучеником за веру один из сыновей Халида-ибн-Са'ида. Говорят, что там также пал за вepy Халид (Ибн-С'аид); другие же [416] говорят, что он остался в живых и бежал следующим образом: услышав про отправление эмиров с войсками, он поспешил вступить в бой с румами; Махан притворно отступил перед ним; Халид пошел за ним вместе с Зу-л-Кела', 'Икримой и ал-Валидом, и остановился при Мердж-ас-Суффаре. И собрались около Xалида сторожевые полки Махала и заняли дороги. И выступил Махан в поле, увидел сына Халида-ибн-Са'ида и убил его и сопровождавших его. Услышав об этом, Халид бежал до Зу-л-Мервы близ Медины. И приказал ему Абу-Бекр пребывать там. 'Икрима же остался защитой для мусульман, отгоняя преследующих их. Между тем к Абу-Бекру прибыл Шурахбиль-ибн-Хасана послом от Халида-ибн-ал-Валида. Абу-Бекр приказал ему идти в Сирию, послал с ним войско и сделал его правителем области ал-Валида-ибн-'Укбы. И пошел Шурахбиль к Халиду-ибн-Са'иду и увел от него часть его отряда. И собрались к Абу-Бекру люди, и он послал их с Му'авией-ибн-абу-Суфьяном, приказав ему присоединиться к его брату Язиду. Проходя мимо Халида, Му'авия взял от него остаток его отряда. Тогда Абу-Бекр /II, 311/ позволил Халиду войти в Медину.

Когда эмиры эти прибыли в Сирию, то Абу-'Убейда расположился в ал-Джабии, Язид — в ал-Белка, Шурахбиль в Урдунне, другие же говорят — в Бусре, Амр-ибн-ал-'Ас — в ал-'Арабе. Румы узнали про это и написали Ираклию, который находился в Иерусалиме. Он сказал: я вам советую помириться с мусульманами, ибо, клянусь Богом, помириться с ними, уступив им половину дохода Сирии и сохранив за собой другую половину вместe со страной румов, [417] лучше для вас, чем если они отнимут от вас Сирию и половину страны румов.—Услышав это, румы отшатнулись от него и отказались повиноваться ему; тогда он собрал их, пошел с ними в Химс, расположился в нем и приготовил полки и войска. Он хотел, пользуясь многочисленностью своего войска, занять каждый мусульманский отряд отрядом своего войска, так, чтобы отделенные друг от друга мусульманские отряды не могли выдержать напора стоящего перед ними врага. И он послал Тезарика, своего единокровного и единоутробного брата, во главе девятидесяти тысяч войска против 'Амра; Джараджу-ибн-Феодора он послал против Язида-ибн-абу-Суфьяна; Викария (Это имя пишется у различных авторов ал-фикар, ал-кикар ал-кик.лан. Козегартен читает ал-Канкалар и ал-Кайкар, Де-Гуэ — *** и *** (Memoires d'hist. et de geogr. № 3, 1864 года, стр. 46—47). Я придерживался чтения издания летописи ат-Табария, I, 2087), сына Анастасия, с шестьюдесятью тысячами он послал против Абу-'Убейды-ибн-ал-Джарраха, а ад-Д.рак.са — против Шурахбиля. И убоялись их мусульмане и списались с 'Амром, спрашивая его мнения. Он ответил им: таким как мы следует держаться вместе, потому что подобные нам люди, когда соберутся, не будут побеждены за малочисленностью. А если мы разбросаемся, то каждый отдельный отряд не устоит против наступающего на него, потому что наши враги многочисленны. И они написали Абу-Бекру, и он дал им такой же ответ, как и 'Амр, говоря: Такие, как вы, не пропадут за малочисленностью, десятки же тысяч пропадают из-за грехов. Поэтому остерегайтесь грехов и собирайтесь при Ярмуке отдельными отрядами и пусть [418] каждый из вас творит молитву со своим отрядом. Тогда мусульмане собрались при Ярмуке; там же собрались румы под предводительством ат-Тезарика; их авангардом командовал Джараджа, одним крылом Бахан, который еще не присоединился к ним, а другим крылом — ад-Д.рак.с; военными действиями заведывал Викарий. И остановились румы, и долина стала им окопом. Вожди хотели приучить румов к виду мусульман, чтобы вернулось к румам их мужество. И стали мусульмане, преграждая им дорогу так, что румам не осталось другой дороги, кроме ведущей сквозь ряды мусульман. И сказал 'Амр: радуйтесь! Румы осаждены; осажденный же редко кончает добром. И они простояли против них в течение /II, 312/ Сафара и обоих месяцев Рабиев (Сафар и оба Рабия 13-го г. хиджры — 6 Апр.—2 Июля 634 г. по Р. X.), не будучи в силах одолеть их ни в одном пункте долины и вала. Каждый раз как румы делали вылазку, мусульманам доставалась победа над ними (Дальше рассказывается, что мусульмане просили у Абу-Бекра подкрепления, и Абу-Бекр приказал находившемуся в Ираке Халиду-ибн-ал-Валиду идти в Сирию с половиной своего войска. Число сопровождавшего войска определяется различно: 800, 600, 500, 9000 и 6000 человек. Халид пошел через Хидуда, ал-Мудайих, Куракир, Сува, Арак, Тадмор, Хуварин, Кусам и Орлиный перевал).

/II, 314/ И прибыл Халид к перевалу Орлиному около Дамаска, развернув свое знамя; это было черное знамя, принадлежавшее послу Божьему; оно называлось „ор-лом". И говорят, что его знамя называлось „орлом", и что отсюда получил свое название этот перевал. Другие говорят, что он получил свое название от орла, который сел на него. Первое объяснение более правильно. Затем Халид пошел и пришел в Мердж-Рахит, напал на гассанитов в день их Пасхи, [419] иных убил, а иных пленил, послал отряд против одной церкви в Гуте, и мусульмане убили мужчин, увели в плен женщин и пригнали их семейства к Халиду. Затем он продолжал идти, пока не дошел до Бусры, где сразился с теми, кто в ней находился, одержал победу над ними и заключил с ними мирный договор. Бусра была первым городом в Сирии, завоеванным Халидом и иракцами. Пятую часть взятой добычи он послал Абу-Бекру. Затем он пошел и пришел к мусульманам в Paбие II (Раби II 13-го года = 4 Июня—2 Июля 634 п. Р. X.). Между тем к румам прибыл Бахан, имея с собой диаконов, священников и монахов, возбуждавших румов к бою. И вышел Бахан в поле точно уверенный в победе. Халид руководил борьбою с ним, и эмиры сражались каждый с тем отрядом, который находился против него. И возвратились Бахан и румы в свои окопы, пострадав от мусульман.

Рассказ о битве при Ярмуке.

Когда мусульманское войско при Ярмуке оказалось /II, 314/ в полном своем составе, то их было 27 тысяч, да Халид пришел с девятью тысячами, так что их оказалось 36 тысяч, кроме 'Икримы, ибо он был резервом; другие же говорят, что их было 27 тысяч, да три тысячи из разбитого войска Халида-ибн-Са'ида, да 10 тысяч, имевшихся у Халида-ибн-ал-Валида, так что их стало сорок тысяч, не считая шести тысяч 'Икримы-ибн-абу-Джахля; указывают и на другие цифры — Бог лучше знает, что [420] вернее. В числе мусульман находилась тысяча сподвижников пророка, и из них около сотни бывших в сражении при Бедре. У румов было двести сорок тысяч воинов, из которых восемьдесят тысяч связанных: сорок тысяч скованных цепью, обреченных на смерть, и сорок тысяч связанных распущенными тюрбанами, чтобы они не обратились в бегство, да восемьдесят тысяч пехоты; другие говорят, что их было сто тысяч. Мусульмане сражались отдельными самостоятельными отрядами, каждый эмир во главе своего войска. У них не было /II, 315/ общего начальника до прибытия Халида-ибн-ал-Валида из Ирака. Священники и монахи возбуждали мужество румов в течение месяца; затем, в Джумаде П-й (Джумада II 13-го года = 2-30 Авг. 634 п. Р. X.), они вышли на тот бой, после которого не было другого. Мусульмане, заметив их наступление, хотели выступить против них отдельными самостоятельными отрядами. Тогда встал среди них Халид, восхвалил и прославил Бога и затем сказал (Речь Халида см. выше, стр. 156)... И они назначили его своим начальником, думая, что дело идет об обыкновенной схватке и что дело этим не кончится. И выступили румы таким грозным строем, подобного которому никогда никто не видывал. И вышел Халид во главе такого строя, каким арабы еще не выстраивались до этого. Он выступил, имея с собой от тридцати шести до сорока отрядов, и сказал: ваш враг многочислен; между тем нет лучшего боевого порядка, чем расположение отрядами для того, чтобы войско казалось многочисленнее. И он расположил центр отдельными отрядами и поместил [421] во главе их Абу-Убейду. Правое крыло он тоже построил отдельными отрядами с 'Амром-ибн-ал-'Асом и Шурахбилем-ибн-Хасаной во главе их. И /II, 316/ левое крыло он построил отдельными отрядами с Язидом-ибн-абу-Суфьяном во главе их. Одним отрядом командовал ал-Ка'ка'-ибн-'Амр. Xалид поставил во главе каждого отряда человека храброго. Судьей был Абу-д-Дарда; хутбу произносил Абу-Суфьян-ибн-Харб; разведчиками командовал Кабас-ибн-Ашьям; добычей распоряжался 'Абдулла-ибн-Мас'уд. И сказал некто Халиду: как много румов и как мало мусульман! Халид ответил: как много мусульман и как мало румов! Только те полки многочисленны, на стороне которых Бог, и только те малочисленны, которых Он покидает. Клянусь Богом, я желал бы, чтобы ал-Ашкар — он говорил о своем коне — вылечился от боли в своих копытах, и чтобы врагов было вдвое больше. Его лошадь во время его перехода из Ирака в Сирию стерла себе копыта. И приказал Халид 'Ик-риме-ибн-абу-Джахлю и ал-Ка'ка'-ибн-'Амру, они завязали бой, и сцепились люди, и устремились друг на друга всадники и стали сражаться друг с другом. В это время прибыл из Медины гонец по имени Мехмия-ибн-3унейм, и его спросили, какие он привез известия. Он сказал им, что все благополучно, и что идут подкрепления. На самом же деле он привез известие о смерти Абу-Бекра и о назначении Абу-Убейды главнокомандующим. Гонца привели к Халиду, и он сообщил ему тайно известие о смерти Абу-Бекра. И выехал Джараджа между обеими линиями, вызвал Халида, тот выехал к нему, они обменялись обещаниями не нападать друг на друга, [422] и Джараджа сказал: о Халид, скажи мне правду и не солги мне, ибо свободнорожденные не лгут, и не старайся обмануть меня, ибо благородный человек не обманывает того, кто доверяется. Правда ли, что Бог послал с неба вашему пророку меч, а он передал его тебе, и что ты каждый раз, когда обнажаешь его против врага, обращаешь его в бегство? Он ответил: нет! — Почему же, сказал Джараджа, тебя назвали мечом Божиим? Халид ответил ему: Бог послал нам пророка Своего, и я был в числе неверовавших в него и боровшихся против него. Затем Бог навел меня на путь истинный, я последовал за пророком, и он сказал: „ты — меч Божий, обнаженный Богом против многобожников", и попросил для меня помощи Божией. — Скажи мне, сказал Джараджа. чего ты хочешь от меня? — Предлагаю тебе или ислам, или поголовную подать, или войну. — Какое будет иметь положение тот, кто согласится на предлагаемое вами и перейдет в ваши ряды? — Такое же, как и наше. — Будут ли ему уготованы такие же, как и вам, награда и блаженство? (3ухр собственно: отборное, припасенное. Здесь разумеются райские источники, сады, гурии и т. п., припасенные Богом для мусульман) — Да, сказал Халид, и еще лучшие, потому что мы последовали за нашим пророком, когда он жил, открывая нам сокровенное, причем мы видели как он творил чудеса и знамения; тот, кто видел то, что мы видели, и слышал то, что мы слышали, должен был принять ислам. Вы же не видели того, что мы видели, и не слышали того, что мы слышали, так что тот из вас, кто уверует в это по искреннему убеждению, будет достойнее нас. И опрокинул [423] Джараджа свой щит, отъехал с Халидом, принял ислам, и Xалид объяснил ему ислам. Джараджа совершил полное омовение, сотворил два рак'ата, /II, 317/ затем выехал в поле с Халидом и стал сражаться против румов. Между тем румы бросились вперед так стремительно, что оттеснили с их позиций мусульман, за исключением тех, которые пожертвовали собой ради остальных, и во главе которых стояли 'Икрима и его дядя по отцу, ал-Харис-ибн-Хишам. 'Икрима сказал: я сражался против пророка на всех полях битв, а сегодня обращусь в бегство? Затем он провозгласил: кто дает клятву сражаться до смерти? И обрекли себя на смерть ал-Харис-ибн-Хишам и Дырар-ибн-ал-Азвар с четырьмястами именитых мусульман и витязей. Они сражались перед палаткой Халида, пока все не были изранены; некоторые из них остались в живых, другие умерли. Халид и Джараджа сражались изо всех сил, и в конце дня Джараджа был убит. Во время первой молитвы и молитвы 'асра народ ограничился телодвижениями, намекающими на молитву. Румы были унижены, и Халид с центром ворвался между их конницей и пехотой; тогда конница обратилась в бегство, покинув свою пехоту на произвол судьбы. Когда мусульмане увидели, что конница румов бросилась бежать, то расступились перед ней, и она рассеялась. Их пехоту стали избивать — она ринулась в свои окопы, за ними ринулись мусульмане, и упали в Вакусу связанные и иные, восемьдесят тысяч связанных и сорок тысяч свободных, кроме убитых на поле битвы. Викарий и многие знатные румы окутали себе головы бурнусами своими, сели и были убиты закутанными. И перешел Халид [424] через вал и остановился в шатре ат-Тезарика. Утром к Халиду привели раненого 'Икриму-ибн-абу-Джахля, и он положил его голову на свою ляжку, и привели 'Амра, сына 'Икримы, и он положил его голову на голень свою, вытер их лица, накапал им воды в горло и сказал: Ибн-Хантама — он подразумевал 'Омара — утверждал, что мы не будем мучениками за веру! — В этом сражении участвовали женщины и отличились. 'Абдулла-ибн-аз-Зубейр говорит: я был со своим отцом при Ярмуке, ребенком, не сражаясь. Когда войска вступили в сражение, я увидел на холме людей, которые не сражались. Я сел верхом, поехал к ним, и оказалось, что это Абу-Суфьян-ибн-Харб и корейшитские старейшины, вышедшие из Мекки при ее взятии (Примкнувшие к Мухаммеду только тогда, когда взятие Мекки было неминуемо. Они приняли ислам только наружно и ненавидели Мухаммеда). Они увидели, что я мальчик, и не убоялись меня. И, клянусь Богом, они стали говорить, когда мусульмане сдавали, а румы наседали на них: ну же, Бану-асфары! (Бану-асфары = сыновья желтого (цвета) = желтолицие. Так смуглые арабы называли светлокожих визанийцев. См. Lane, arab.-engl. lex.) А когда сдавали румы и мусульмане наседали на них, они говорили: бедные Бану-асфары! И когда Бог обратил румов в бегство я сообщил об этом моему отцу, он рассмеялся и сказал: Бог с ними, они ничего знать не хотят, кромe ненависти; а мы все-таки для них лучше румов. В битве при Ярмуке Абу-Суфьян-ибн-Харб потерял глаз. Когда /II, 318/ румы обратились в бегство, Ираклий был в Химсе. Он велел провозгласить об отъезде из нее в скором времени, оставил этот город между собой и [425] мусульманами и назначил сюда эмира, подобно тому как назначил эмира для Дамаска. Из мусульман пало три тысячи, в том числе 'Икрима и его сын 'Амр, Селима-ибн-Хишам, 'Амр-ибн-Са'ид, Абан-ибн-Са'ид, Джундуб-ибн-'Амр, ат-Туфейль-ибн-'Амр, Тулейб-ибн-Умейр, Хишам-ибн-ал-'Ас и, по словам некоторых, 'Айяш-ибн-абу-Рабиа. И были убиты в этой битве Са'ид-ибн-ал-Харб-ибн-Кайс-ибн-'Адий ас-Сахмий, один из тех, которые когда-то выселялись в Абиссинию. И в этом сражении был убит Ну'айм-ибн-'Абдулла ан-Наххам ал-'Адавий, из корейшитского рода 'Адий, принявший ислам раньше 'Омара. И в нем был убит ан-Нудайр-ибн-ал-Харис-ибн-'Алкама, рано принявший ислам и выселившийся, он же брат того ан-Надра, который, будучи неверующим, был убит при Бедре. И был убит Абу-р-Рум-ибн-'Умейр-ибн-Хашим ал-Абдарий, брат Мус'аба-ибн-'Умейра, один из выселявшихся в Абиссинию; он был в битве при Оходе. Другие говорят, что эти люди были убиты при Аджнадейне, — Бог лучше знает истину...

Рассказ о битве при Аджнадейне.

Абу-Джа'фар (Ат-Табарий) рассказывает о ней вслед за /II, 320/ битвой при Ярмуке и передает о ней со слов Ибн-Исхака почти также, как выше, о соединении эмиров и о походе Халида-ибн-ал-Валида из Ирака в Сирию. Он говорит: и пошел Халид из Мердж-Рахита к Бусре, под стенами которой стояли Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах, Шурахбиль-ибн-Хасана и Язид-ибн-абу-Суфьян. Жители ее сдались им на капитуляцию с [426] условием уплаты поголовной подати, и это был первый город, завоеванный в Сирии в правление Абу-Бекра. Затем мусульмане пошли все вместе в Палестину на помощь 'Амру-ибн-ал-'Асу, который стоял при ал-'Арабате. И собрались румы при Аджнадейне под предводительством ат-Тезарика, единокровного и единоутробного брата Ираклия. Другие говорят, что румами командовал Кубуклярий. Аджнадейн же находится между Рамлой и Бейт-Джибрином, что в земле палестинской. 'Амр-ибн-ал-'Ас, услышав о движении мусульман, пошел к ним навстречу, они остановились в Аджнадейне и стали там лагерем. И послал Кубуклярий к мусульманам одного араба разузнать о них. Тот проник к ним, пробыл у них один день и одну ночь, затем вернулся к Кубуклярию, и тот спросил его: что узнал? Он сказал: ночью — монахи, днем — витязи; если бы сын их царя совершил покражу, они изрубили бы его; а если бы он совершил прелюбодеяние, то был бы побит каменьями; так строго они соблюдают справедливость, Кубуклярий сказал: если ты мне сказал правду, то лучше провалиться сквозь землю, чем встретиться с этими людьми на ее поверхности. И они вступили в сражение в субботу 28-го Джумады I, в 13-м году (30 Июля 634 г. п. Р.Х..). Мусульмане победили, многобожники были разбиты, Кубуклярий и Тезарик были убиты. Из мусульман пали мучениками за вepy: Салама-ибн-Хишам-ибн-ал-Мугыра, Хаббар-ибн-ал-Асвад, Ну'айм-ибн-'Абдулла ан-Наххам, Хишам-ибн-ал-'Ас-ибн-Ваиль, который, по другим сведениям, был убит при Ярмуке, и много других. Абу-Джа'фар говорит: затем Ираклий собрал войска против мусульман, [427] и они сразились при Ярмуке. И мусульмане получили известие о смерти Абу-Бекра и о назначении Абу-Убейды в то время, как находились в боевом строе. Эта битва произошла в Раджебе. — Продолжение рассказа об Аджнадейне: и были в числе убитых: Дырар-ибн-ал-Хаттаб ал-Фихрий, сподвижник пророка; 'Амр-ибн-Са'ид-ибн-ал-Ас, один из выселявшихся в Абиссинию; по другим сведениям, он был убит при Ярмуке; и в числе убитых был ал-Фадл-ибн-ал-'Аббас, а другие говорят, что он был убит при Мердж-ас-Суффаре; иные же говорят, что он умер во время 'амвасской чумы. И в этом сражении был убит Тулайб-ибн-Умейр-ибн-Вахб, корейшит; по другим /II, 321/ сведениям, он был убит при Ярмуке; он участвовал в битве при Бедре и был из первых выселившихся. И в этой битвe был убит 'Абдулла-ибн-абу-Джахм, корейшит, ал-'Адавий, принявший ислам в день взятия Мекки. И был убит в этой битве 'Абдулла-ибн-аз-Зубейр-ибн-'Абд-ал-Мутталиб, изрубивший на поле битвы целую толпу румов; в день смерти пророка ему было около тридцати лет. И был убит в этой битве 'Абдулла-ибн-ат-Туфайль ад-Даусий, прозванный Зу-н-Нуром; он был одним из лучших сподвижников пророка, рано принял ислам и выселился в Абиссинию. Рассказывают также, что битва при Аджнадейне произошла в 15-м году, и рассказ о ней последует дальше, если на то будет воля Божия (Дальше в тексте повествование о кончине Абу-Бекра 21-го Джумады I).

Правителями Абу-Бекра в Сирии были: Абу-'Убейда, /II, 323/ Шурахбиль, Язид и 'Амр; каждый из них [428] командовал своим джундом, а над ними был Халид-ибн-ал-Валид.

Смещение Халида-ибн-ал-Валида.

/II, 328/ Первое предписание, посланное Омаром, было адресовано Абу-'Убейде-ибн-ал-Джарраху и заключало в ceбе назначение его предводителем войска Халида и смещение Халида. Это потому, что в течение всего правления Абу-Бекра 'Омар сердился на Халида за его поступок с Ибн-Нувейрой (Когда после смерти Мухаммеда повсюду вспыхнуло восстание, Саджах, дочь ал-Хариса, темимитка, задумала идти походом против Абу-Бекра. Малик-ибн-Нувейра, один из мусульман, сборщиков податей среди темимитов, вошел с ней в еношения, но затем раскаялся; несмотря на это, он был схвачен и убит Халидом, который и женился на его вдове (Ибн-ал-Асиp, изд. Торнберга, II, 269—272)) и за его поведение во время похода против него. Первое слово Омара было о смещении Халида. Он сказал: он никогда не будет у меня правителем. И он написал Абу-'Убейдe: если Халид объявит себя впавшим в заблуждение, то останется на своем месте; а если он не отречется от своих дел, то ты займешь его место; сорви чалму с головы его и возьми половину его имущества. Об этом объявили Халиду, он посоветовался с своей сестрой Фатимой, которая находилась у ал-Хариса-ибн-Хишама, и она сказала ему: клянусь Богом, 'Омар никогда не полюбит тебя; он только и хочет, чтобы ты объявил себя впавшим в заблуждение, после чего он сместит тебя. И Халид поцеловал ее в голову и сказал: ты говоришь правду, и отказался объявить себя впавшим в заблуждение. Тогда [429] Абу-'Убейда приказал сорвать чалму с головы Халида и отнял от него половину его имущества. Затем Халид прибыл к 'Омару в Медину; другие же говорят, что он остался в Сирии с мусульманами; последнее достовернее.

Рассказ о взятии Дамаска.

Рассказывают, что когда Бог обратил в бегство бывших при Ярмуке, Абу-'Убейда оставил наместником при Ярмуке химьярита Бешира-ибн-Ка'ба и пошел и остановился при ас-Суффаре. Когда дошло до него известие, что бежавшие собрались в Фихле, и он также узнал, что жители Дамаска получили подкрепление из Химса, то написал об этом 'Омару, и тот ответил ему приказом начать с Дамаска, ибо Дамаск — крепость Сирии и дом царя их; тех же, которые собрались при Фихле, Омар приказал занять конницей, поместив ее перед ними; когда будет взят Дамаск — идти на Фихль; одержав здесь победу — идти вместе с Халидом на Химс, оставив Шурахбиля-ибн-Хасану и 'Амра в Урдунне и Палестине. Тогда Абу-'Убейда послал к Фихлю отряд мусульман, и они остановились близ Фихля. Румы наводнили окрестности Фихля, и почва обратилась в грязь. Мусульмане осадили их. Жители Фихля первые /II, 329/ в Сирии подверглись осаде; вслед за ними подверглись осаде жители Дамаска. И послал Абу-'Убейда войско, и оно остановилось между Химсом и Дамаском; и он послал другое войско, и оно стало между Дамаском и Палестиной. Между тем Абу-'Убейда и Халид подошли к Дамаску, которым тогда [430] правил Настас. С одной стороны расположился Абу-'Убейда, с другой Халид, с третьей 'Амр. Ираклий же находился близ Химса. И мусульмане сильно теснили дамаскинцев в течение семидесяти ночей, подступая к городу и стреляя посредством метательных машин. И поехала конница Ираклия на помощь Дамаску, но находившаяся около Химса мусульманская конница не допустила ее. Жители Дамаска остались без помощи, а мусульманам страстно захотелось взять их. И родился ребенок у того патриция, который командовал ими; он устроил уго-щение, и стали люди есть и пить и покинули свои посты. Из мусульман об этом не знал никто, кроме Халида. Дело в том, что он не спал и спать не давал, и ничто на стороне врагов не оставалось для него скрытым. Он уже приготовил канаты на подобие лестниц и арканы. И когда наступил вечер этого дня, поднялись он и те из находившихся с ним воинов, с которыми он пошел против врагов. И пошли впереди сам Халид, ал-Ка'ка'-ибн-'Амр, Мез'ур-ибн-'Адий и подобные им, и сказали: когда вы услышите на стене текбир, то поднимайтесь к нам и одновременно бросайтесь к воротам. И когда он дошел со своими соратниками до стены, то закинули канаты; два каната зацепились за стенные зубцы, ал-Кагка' и Мез'ур взобрались с их помощью и прикрепили остальные канаты к зубцам. Это место было самым укрепленным местом Дамаска и наиболее защищенным водой. Мусульмане поднялись наверх, затем Халид с товарищами своими спустился вниз, оставил это место под охраной и приказал оставшимся провозгласить текбир. Они провозгласили текбир, и явились к ним мусульмане, [431] к воротам и к канатам. И подошел Халид к тtм врагам, которые были вблизи от него, перебил их, устремился к воротам и убил привратников. Воины, которые были в городt, не зная, в чем дело, пришли в смятение; находившиеся в каждом квартале заботились только о себе. Тогда Халид открыл ворота и перебил всех румов, находившихся около них. Увидав это, румы бросились к Абу-'Убейде и изъявили готовность сдать город по мирному договору; он принял их предложение, они открыли ему ворота и сказали ему: войди и защити нас от наступающих с той стороны. И осаждавшие каждые ворота вошли, заключив мир с ближайшим /II, 330/ к ним участком города. Халид же вошел приступом. И встретился Халид с другими предводителями в середине города; одни убивали и похищали, другие щадили и успокаивали. И они распространили действие мирного договора на участок Халида.

Дамаск сдался с условием уступки победителям половины всего. Tе войска, которые находились при Фихле и около Химса и другие, послужившие прикрытием для мусульман, получили долю добычи. Абу-'Убейда послал 'Омару известиe о победе. И получил Абу-'Убейда письмо 'Омара с приказанием отослать иракцев в Ирак к Са'ду-ибн-аби-Ваккасу... И пошел Абу-'Убейда в Фихль.

Рассказ о походе на Фихль.

Когда был взят Дамаск, Абу-'Убейда пошел на Фихль, оставил наместником Дамаска Язида-ибн-абу-Суфьяна и отправил Халида во главе авангарда, а [432] Шурахбиля-ибн-Хасану с главным корпусом; крыльями командовали Абу-'Убейда и 'Амр-ибн-ал-'Ас; конницей командовал Дырар-ибн-ал-Азвар, а пехотой 'Ияд-ибн-Ганм. В это время бывшие в Фихле перебрались в Бейсан, где и остались. И остановился Шурахбиль с армией в Фихле; от румов ее отделяли эти воды и топи. И мусульмане написали 'Омару. Арабы называли этот поход походом по топям, походом бейсанским и походом фихльским. И стало войско ждать письма 'Омара. Тогда румы под предводительством Сакеллария, сына Михрака, внезапно напали на них и подошли к ним, но мусульмане оказались настороже, так как Шурахбиль и ночью, и утром держал войско в боевом порядке. И когда они нагрянули на мусульман, то те не стали разговаривать с ними (См. примеч., стр. 192), и произошло при Фихле самое жестокое сражение, которое продлилось в течение ночи и целого дня до ночи. И стемнело над ними, и обе стороны колебались, когда смутившиеся румы бежали, потеряв своего предводителя Сакеллария и его ближайшего преемника Анастасия. Мусульмане одержали над ними победу и стали преследовать их. Румы не узнали дороги своей, во время своего бегства дошли до грязи и пошли по ней. Мусульмане нагнали /II, 331/ их, застигли их беззащитных и перекололи копьями. Поражение было нанесено в Фихле, а резня произошла в грязях. Из восьмидесяти тысяч румов спаслись только отдельные беглецы. И Бог оказал милость мусульманам в то время, когда они были недовольны: они роптали на разлитие воды и на топь, которые оказались им подмогой против врага их. И они взяли в добычу имущество румов и разделили его между [433] собой. Абу-'Убейда с Халидом и с теми, кто был под его начальством, отправился в Химс. В числе убитых в этом походе был ас-Са'ид-ибн-ал-Харис-ибн-Кайс-ибн-'Адий ас-Сахмий, сподвижник пророка (Дальше сообщается, что пока Абу-'Убейда шел на Фихль, Язид-ибн-абу-Суфьян завоевал побережные города: Сайду, 'Ирку, Джубейль и Бейрут. В конце правления 'Омара и в начале правления 'Османа румы снова овладели частью этого берега. Позже Му'авия, будучи правителем всей Сирии, послал войско, которое взяло Триполи).

Рассказ о взятии Бейсана и Табарии.

Отправляясь из Фихля в Химс, Абу-'Убейда /II, 332/ послал Шурахбйля с его отрядом к Бейсану; они вступили в бой с его жителями и перебили множество их. Затем оставшиеся в живых предложили сдаться на тех же условиях, на каких сдался Дамаск. Шурахбиль принял их предложение. Между тем Абу-'Убейда послал абу-л-А'вара к Табарии, чтобы осадить ее; жители ее сдались ему также на условиях Дамаска и еще с тем условием, что мусульмане возьмут себе половину домов. И поместились в Табарии предводители и их всадники и написали 'Омару о победе. Абу-Джа'фар говорит, что существует разногласие относительно вопроса, в каком порядке следовали эти битвы: одни держатся изложенного нами, другие говорят, что когда мусульмане покончили с Аджнадейном, бежавшие румы собрались при Фихле. И пошли на них мусульмане и одержали над ними победу. Затем разбитые при Фихле укрылись в Дамаске. Мусульмане пошли на него, осадили и взяли его. Письмо 'Омара-ибн-ал-Хаттаба о смещении Халида [434] и о назначении Абу-'Убейды пришло тогда, когда мусульмане осаждали Дамаск. Абу-'Убейда не давал знать о нем Халиду, пока не был заключен с Дамаском мирный договор, который был написан от имени Халида; только после этого Абу-'Убейда объявил о смещении Халида. Сражение при Фихле произошло в Зу-л-Ка'де 13-го года (27. Дек. 634—25 Янв. 635 г. п. Р. X.), а взятие Дамаска в Раджебе 14-го года (21 Авг.—19 Сент. 635 г. п. Р. X.). И говорят, что битва при Ярмуке произошла в 15-м году (14 Февр. 636—1 Февр. 637 г. п. Р. X.), и что после нее не было сражений с румами. Разногласие происходит от того, что эти события последовали друг за другом в короткий промежуток времени.

Рассказ о битве при Мердж-ар-Руме в 15-м году.

/II, 380/ В этом году произошла битва при Мердж-ар-Руме. Дело было так: Абу-'Убейда и Халид-ибн-ал-Валид пошли со своими войсками из Фихля на Химс и остановились при отряде Зу-л-Кела. Об этом /II, 381/ узнал Ираклий и послал патриция Феодора, который остановился при Мердж-ар-Руме на западе от Дамаска. Абу-'Убейда также остановился при Мердж-ар-Руме в тот самый день, когда туда прибыл Шанаш (Сомнительное чтение. Варианты: С.н.ш, с..с, ш.и.ш; ш.н.ш; с. .с.р.) ар-Румий с таким же числом конницы, какое было у Феодора, ему в подкрепление и для прикрытия жителей Химса. Когда Абу-'Убейда остановился, то утром Феодора не оказалось. Против него стоял Халид, а против Шанаша — Абу-'Убейда. Феодор пошел в сторону Дамаска, и за ним пошел [435] Халид с отрядом налегке. Язид-ибн-абу-Суфьян, узнав о движении Феодора, вышел к нему навстречу, и они вступили в бой. Халид подошел к ним во время битвы, ударил румам в тыл, и из них спаслись только отдельные беглецы. Мусульмане взяли в добычу обоз румов, и Язид разделил захваченное между своим войском и войском Халида. И возвратился Язид в Дамаск, и вернулся Халид к Абу-'Убейде; Феодор же был убит. После ухода Халида Абу-'Убейда вступил в бой с Шанашом; они сразились при Мердж-ар-Руме. Громадное число румов было перебито, Шанаш был убит, и мусульмане преследовали врагов по направлению к Химсу. Когда до Ираклия дошло известиe об этом деле, он приказал патрицию химсскому отправиться в Химс, а сам пошел в ар-Руху; в это время Абу-'Убейда пошел на Химс.

Рассказ о взятии Химса, Ба'албекка и других городов.

Покончив с Дамаском, Абу-'Убейда пошел на Химс по дороге ба'албеккской и осадил Ба'албекк. Жители его просили амана, он даровал им аман, заключил с ними мирный договор, пошел от них и остановился вместе с Халидом под Химсом. И говорят, что мусульмане пошли на Химс только после Мердж-ар-Рума (А не тотчас после взятия Дамаска), о котором было сказано выше. Осадив Химс, они стали сражаться с жителями его и по утрам, и по вечерам, ежедневно, в холодные дни. И испытали мусульмане сильный холод, а румы — долгую осаду. И выказали терпение и мусульмане, и [436] румы. Ираклий уже послал жителям Химса обещание помочь им и приказал жителям всей ал-Джезиры снарядиться в Химс. И пошли они в Сирию, чтобы защитить Химс против мусульман. Тогда Са'д-ибн-абу-Ваккас послал из Ирака в Хит несколько конных отрядов, часть которых стеснила его, а другие пошли в Каркисию. Жители ал-Джезиры разошлись и вернулись, не оказав помощи Химсу. Его /II, 382/ жители говорили друг другу: держитесь в вашем городе, ибо арабы босы, так что, когда проберет их холод, их ноги растрескаются. И стали отниматься ноги у румов, у мусульман же не отнялся ни один палец. Когда прошла зима, один из старейших румов стал уговаривать жителей Химса сдаться мусульманам, но они не согласились. Стал уговаривать другой, но они не согласились и на его предложение. Тогда мусульмане двинулись на них, произнесли один текбир, и рухнуло много домов в Химсе, стены поколебались и потрескались. Они произнесли второй текбир — и жителям стало еще хуже. Тогда они вышли к мусульманам просить мира, мусульмане же не знали, что за беда стряслась над го-родом, согласились на их предложение и заключили с ними мирный договор на условиях сдачи Дамаска. В Химсе Абу-'Убейда поместил ас-Симта-ибн-ал-Асвада ал-Киндия с му'авидами, ал-Аш'аса-ибн-Минаса с сакунитами, ал-Микдада с балиитами и других. Пятую часть добычи он послал к 'Омару с 'Абдул-лой-ибн-Мас'удом (Затем мусульмане под предводительством Абу-'Убейды занимают Хаму, Шейзар, Ма'арру химсскую и Лаодикею. 'Убада-ибн-ас-Самит берет Антартус. Халид завоевывает Киннесрин, Ираклий бежит в Константинополь. После этого мусульмане овладевают Халебом, Aнтиохией, Мембиджем и всей Cирией до Евфрата. Тогда Абу-'Убейда возвращается в Палестину). [437]

Рассказ о взятии Кайсарии и осаде Газзы.

В этом году (В 15-м хиджры = 14 Февр. 636-1 Февр. 637 п. Р. X.) была взята Кайсария; другие /II, 387/ говорят — в 19-м году (2 Янв.— 20 Дек. 640 г. п. Р. X.); третьи говорят — в 20-м году (21 Дек. 640—9 Дек. 641 г. и. Р. X.). Она была взята следующим образом: 'Омар написал Язиду-ибн-абу-Суфьяну приказание послать Му'авию в Кайсарию; Му'авии 'Омар тоже написал об этом. Му'авия пошел к ней и осадил жителей ее; они стали делать вылазки против него; но он обращал их в бегство и отгонял их в их крепость. Наконец они устремились на него, решившись умереть, но не отступить. Число их убитых в битве дошло до восьмидесяти тысяч и достигло всех ста тысяч во время бегства их. Му'авия взял город. Между тем 'Алкама-ибн-Муджзиз осадил Викария в Газзe и вступил с ним в переговоры, но никто из посланных им не удовлетворил его требованиям, и 'Алкама пошел сам, выдавая себя за посла 'Алкамы. Викарий (Bикарий — См. Ибн-ал-Асир, XIV, стр. XXV, исправление de Goeje ad pag. 387. Следует читать *** ал-Фикар т. е. Викарий) приказал одному человеку подкараулить его по дороге и, когда он пойдет, убить его. 'Алкама догадался об этом и сказал: у меня есть несколько товарищей, с которыми я обсуждаю дела. Я пойду и приведу их к тебе. Тогда Викарий послал приказ своему человеку не трогать его. И вышел от него 'Алкама, не вернулся и поступил так, как поступил 'Амр с ал-Артабуном. [438]

Рассказ о взятии Бейсика и о битве при Аджнадейне.

Когда Абу-'Убейда и Халид отправились в Химс, то 'Амр и Шурахбиль остановились под стенами Бейсана, завоевали его и заключили мирный договор с жителями Урдунна. И собралось войско румов при Газзе, при Аджнадейне и при Бейсане. И пошли 'Амр и Шурахбиль к ал-Артабуну, стоявшему при Аджнадейне, и к тем, кто был с ним; 'Амр оставил наместником над Урдунном Абу-л-А'вара и остановился около ал-Артабуна, с которым были румы. Этот ал-Артабун был самым хитрым и самым проницательным из румов; он уже поместил сильное войско в Рамле и сильное войско в Илии. Когда известие об этом дошло до 'Омара-ибн-ал-Хаттаба, он сказал: мы пустили в римского Артабуна Артабуном (Судя по этому месту, артабун не есть имя собственное, а измененное в духе арабского языка известное латинское tribunus. Поэтому дальше мы будем передавать его словом трибун) арабским. Посмотрите, чем окончится дело. Между тем Му'авия сдерживал гарнизон Кайсарии, не допуская его напасть на 'Амра, а 'Амр уже назначил 'Алкаму-ибн-Хакйма ал-Фарасия и Месрука, сына такого-то, 'аккийца, действовать против Илии; они отвлекли внимание находившегося там гарнизона от 'Амра. 'Амр назначил также Абу-/II, 388/ Эйюба ал-Маликия действовать против румов, сидевших в Рамле, и тот отвлек их внимание от 'Амра. Между тем подошли одно за другим подкрепления, посланные 'Омаром 'Амру, который стоял при Аджнадейне, не имея возможности [439] сделать что-либо трибуну; послы его не удовлетворяли его требованиям, и 'Амр пошел к трибуну лично и предстал перед ним, под видом посла. Трибун смекнул о нем и сказал: это несомненно сам эмир или человек, которого слушается эмир. И приказал он одному человеку подкараулить его по дороге и, когда он пойдет, убить его. Но 'Амр догадался о чем он распорядился, и сказал: я выслушал твои предложения, а ты мои; твои слова произвели на меня впечатление; я один из десяти присланных 'Омаром к этому предводителю (Т.е. к ‘Амру) для содействия ему. Я пойду назад, теперь же приведу к тебе остальных, и если они согласятся на то, что ты мне теперь предлагаешь, то согласятся и эмир и войско; а если они не согласятся, то ты вернешь их назад в их стан. Трибун сказал: “хорошо” и вернул назад человека, которому приказал убить его, и ушел от него 'Амр. И узнал рум, что это была хитрость, посредством которой 'Амр провел его, и сказал: он самый хитрый из людей! Известие о его хитрости дошло до 'Омара-ибн-ал-Хаттаба, и он сказал: какой удивительный человек 'Амр! — Между тем 'Амр узнал подходы к трибуну и встретился с ним. И произошла при Аджнадейне такая же ожесточенная битва, как и при Ярмуке, так что с обеих сторон погибло множество людей. Трибун бежал в Илию, 'Амр расположился при Аджнадейне, а мусульмане, осаждавшие Иepyсалим, дали дорогу трибуну, он вошел в Илию и оттеснил мусульман от себя к 'Амру. Рассказ о битве при Аджнадейне со слов тех, кто помещает эту битву до Ярмука, уже изложен выше, причем [440] порядок последующих за этой битвой событий иной, чем здесь, а потому мы рассказали о ней и там, и здесь.

Рассказ о взятии Бейт-ал-Макдиса, а это есть Илия.

/II, 389/ В этом году (В 15-м хиджры), а по другим сведениям в 16-м году, в Рабие I-м, был взят Бейт-ал-Макдис. Дело было так: когда трибун вошел в Илию, 'Амр взял Газзу; другие говорят, что она была взята при Абу-Бекре. Затем он взял: Себастию, в которой находится могила Яхъи-ибн-Захарии; Набулус, жителей которого он пощадил с условием уплаты поголовной подати; город Лудд, затем: Ябну, 'Амвас, Бейт-Джибрин и Яфу; другие говорят, что Яфу завоевал Му'авия. И завоевал 'Амр Мердж-'Уюн. Покончив с этим делом, он послал к трибуну с письмом человека, говорившего по-гречески, и сказал ему: слушай, что он скажет. Этот посол прибыл и вручил письмо трибуну в присутствии его везирей. Тогда трибун сказал: клянусь Богом, 'Амр после Аджнадейна ничего не завоюет в Палестине. И сказали ему: откуда ты знаешь это? Он сказал: человек, который овладеет ею (Палестиной, или столицей ее Иерусалимом), имеет такую-то наружность. И он описал внешний вид 'Омара. И вернулся посол к 'Амру, сообщил ему о случившемся, и тот написал 'Омару-ибн-ал-Хаттабу следующее: я борюсь против сильного врага и городов, которые готовы подчиниться тебе; поступи как тебе угодно. 'Омар понял, что 'Амр написал это не иначе, как на основании [441] полученных сведений, и отправился из Медины. По другим сведениям прибытие 'Омара в Сирию было вызвано тем обстоятельством, что Абу-'Убейда осадил Бейт-ал-Макдис, жители которого просили его заключить с ними такой же мирный договор, какой был заключен с жителями сирийских городов, причем требовали, чтобы договор с ними заключил сам 'Омар-ибн-ал-Хаттаб. Абу-'Убейда написал об этом, и он отправился из Медины... И отправился 'Омар и прибыл в ал-Джабию верхом на лошади. Всего он приезжал в Сирию четыре раза: первый раз на коне, второй раз на верблюде, третий раз на муле, причем вернулся по причине чумы, четвертый раз на осле. Он предписал начальникам джундов съехаться к нему в ал-Джабию в назначенный им день с легкими отрядами, оставив наместников над своими округами. Они встретили его в виду ал-Джабии. Сначала к нему подъехали Язид и Абу-'Убейда, затем Халид, на лошадях, покрытых парчей и шелком. Тогда 'Омар спешился, взял камни и стал кидать в них, говоря: как скоро вы отказались от прежних своих взглядов! Меня ли вы встречаете в таких нарядах? избаловались же вы за два года! Если бы вы явились в таком виде во главе сотен, то я вас заменил бы другими. Они ответили: повелитель верующих, не суди о нас /II, 390/ по внешности (Смысл ясен: эмиры заявляют, что они не изнежились и так же способны сражаться, как и прежде. В тексте: б.лам.'.т. Кроме того указан вариант: б. лам. к. т., что можно прочесть била, микатин (= без любви, без увлечения). Возможны также чтения: яламиy (= множ. от ялма' = мираж) и била муджжетия [= без (соответствующей) сердцевины]): мы не расстаемся с оружием. [442]

Он сказал: в таком случае прекрасно. И он поехал и въехал в ал-Джабию, а 'Амр и Шурахбиль (были в Аджнадейне) и не тронулись со своих мест. Когда 'Омар прибыл в ал-Джабию, один еврей сказал ему: повелитель верующих, ты не вернешься в твою страну, пока Бог не откроет тебе Илии. Они же (жители Илии) причиняли беспокойство 'Амру, и 'Амр причинял им беспокойство: он не мог овладеть ни Иерусалимом, ни Рамлой. В то время как 'Омар стоял лагерем в ал-Джабии, народ бросился с испугом к оружию. Что с вами? спросил 'Омар. Они сказали: разве ты не видишь конницы и мечей? Он посмотрел — и вот едет отряд блещущий мечами. Тогда 'Омар сказал: они просят амана, не бойтесь их. Подъезжавшим даровали аман, и они оказались жителями Илии и ее округа. 'Омар заключил с ними мирный договор на условии уплаты поголовной подати, и они открыли ему го-род. Мирный договор с 'Омаром заключил простой народ потому что, когда 'Омар прибыл в Сирию, то трибун и ат-Тезарик, ушли в Египет. И послы взяли от 'Омара грамоту для Илии и ее округа и Рамлы и ее округа. Вышеупомянутый еврей был свидетелем заключения этого мирного договора. 'Омар спросил его об ад-Даджжале (Мусульманский антихрист) — он много расспрашивал о нем — и еврей ответил ему: и что же ты спрашиваешь о нем, о повелитель верующих? клянусь Богом, вы убьете его в 18-ти или 19-ти локтях от ворот Лудда. И 'Омар послал им (Местоименный суффикс хум может относиться и к жителям Иерусалима и к жителям Лудда) аман, назначил 'Алкаму-ибн-Хакима правителем половины Палестины, поселил его в Рамле, назначил [443] 'Алкаму-ибн-Муджзиза правителем другой ее половины и поселил его в Илии. В ал-Джабии 'Омар приблизил к себе 'Амра и Шурахбиля; они встретили его, едущего верхом, и поцеловали колено его, он же заключил каждого из них в свои объятия. Затем он отправился из ал-Джабии в Бейт-ал-Макдис верхом на своей лошади. Заметив, что она хромает, он сошел с нее, и ему привели вьючную лошадь. Он сел на нее, но она стала метаться под ним, и он спустился с нее, ударил ее по морде и сказал: не знаю, кто научил тебя такой гордости. Ни до этого, ни после этого он не садился на вьючную лошадь. Илия и ее жители сдались 'Омару лично. И говорят, что она была взята в 16-м году (2 Фев. 637—22 Янв. 638 г. п. Р. X.). Трибун с теми румами, которые отказались сдаться, удалился в Египет и когда мусульмане овладели Египтом, то трибун был убит. Другие говорят, что он удалился к румам и несколько раз командовал их летними экспедициями; он встретился с начальником мусульманского отряда, в составе которого был один кайсит, по имени Дарйс. Трибун отрубил руку кайсита, а кайсит убил его и сказал: Если трибун румов испортил мне руку, /II, 391/ То она, слава Богу, принесла пользу. Если сегодня трибун отрубил ее, То за нее я изрубил в куски его члены.

Рассказ о том, что произошло в Химсе, когда Ираклий двинулся против занимавших ее мусульман.

В этом году (Этому рассказу предшествуют сведения о событиях 17-го года хиджры (23 Янв. 638—11 Янв.639 г. по Р. X.)) румы двинулись против /II, 413/ Абу-'Убейды-ибн-ал-Джарраха и мусульман находившихся [444] с ним в Химсе. Румов подстрекнули жители ал-Джезиры; они послали послов к царю румов и, обещая от себя помощь, побудили его отправить в Сирию войска, что он и сделал. Когда мусульмане прослышали о том, что румы сосредотачивают свои силы, то Абу-'Убейда стянул к себе разбросанные отряды и расположился лагерем под стенами города Химса. К ним подошел Халид из Киннесрина, и Абу-'Убейда посоветовался с товарищами, потягаться ли с врагом силой, или же держаться за стенами до прихода подкрепления. Халид посоветовал вступить в бой, а остальные посоветовали укрепиться и списаться с 'Омаром. Он послушался их и написал об этом 'Омару. Между тем 'Омар в каждом из военных поселений учредил, сообразно с его величиной и на счет излишка казенных сумм, находившихся в нем, запасы лошадей, приготовленных на непредвиденный случай; таковых в Куфе было четыре тысячи, и заведывал ими бахилит Сельман-ибн-Рабиа и несколько куфийцев. Также в каждом из восьми военных поселений были лошади сообразно с его величиной. И если до них доходило неожиданное известие, то на этих лошадей садились люди и ехали, пока не снарядится войско. Получив вышеупомянутое известие, 'Омар написал Са'ду следующие приказания: дать войско ал~Ка'ка'-ибн-'Амру и отправить его в тот же день, ибо Абу-'Убейду окружили враги; отправить Сухейля-ибн-'Адия в Ракку, потому что именно жители ал-Джезиры натравили румов на химский гарнизон; отправить 'Абдуллу-ибн-'Османа (У ат-Табария, S I, 2499 строчка 15, вместо 'Абдуллы-ибн-'Османа стоит 'Абдулла-ибн-'Итбан) к Насибину, а затем пусть он двинется на Харран и на ар-Руху; отправить ал-Валида-ибн-Укбу против арабов ал-Джезиры, [445] рабиитов и танухитов; отправить 'Ияда-ибн-Ганма, и если будет битва, то пусть этими силами распоряжается 'Ияд. И отправился в Химс ал-Ка'ка' с четырьмя тысячами в тот же день, когда его войско собралось, и вышли 'Ияд-ибн-Ганм и эмиры, назначенные в ал-Джезиру, и пошли по дороге ал-джезирской; каждый эмир направился в указанную ему /II, 414/ область. 'Омар выступил из Медины и пришел в ал-Джабию, идя в Химс на помощь к Абу-Убейде. Когда известие об этих мусульманских отрядах дошло до тех жителей ал-Джезиры, которые поддержали румов против химситов и присоединились к румам, — они разошлись по своим городам и отделились от румов. Когда они отделились от них, Абу-'Убейда посоветовался с Халидом, не выступить ли против румов, тот посоветовал ему сделать это, Абу-'Убейда вышел к ним, сразился с ними, и Бог даровал ему победу. Ал-Ка'ка'-ибн-'Амр прибыл через три дня после этой битвы. И они написали 'Омару о победе и о прибытии подкрепления и спросили его, как распорядиться в этом случае (Дать ли долю добычи тем, которые прибыли с ал-Ка'ка'-ибн-'Амром уже после сражения). Он написал им: дайте им (Воинам ал-Ка'ка'-ибн-'Амр) долю, потому что они отправились к вам, и из-за них рассеялись ваши враги. И сказал 'Омар: да вознаградит Бог жителей Куфы! они защищают свою собственность и подкрепляют жителей военных поселений. Покончив свое дело, они вернулись (Дальше в тексте следуют: рассказ о завоевании ал-Джезиры и Армении; о бегстве арабского племени Ияд-ибн-Низар, жившего в Месопотамии, в страну румов. 'Омар требует от царя румов выдачи этих арабов, грозя в противном случае изгнать из своих пределов христиан. Дальше сообщается о взятии Рухи, Насибина, Ракки и Харрана и о заключении договора с жителями четвертой Армении. Потом говорится: “затем произошло взятие Kaйcaрии, что в Палестине, и бегство Ираклия. По этому рассказу завоевание ал-Джезиры было делом иракцев; но большинство стоит на том, что ал-Джезира завоевана сирийцами, ибо Абу-'Убейда послал 'Ияда-ибн-Ганма в ал-Джезиру. Другие же говорят, что когда Абу-'Убейда скончался, то его преемником стал "Ияд и к нему прибыл приказ 'Омара, назначившего его правителем Химса, Киннесрина и ал-Джезиры, и он отправился в ал-Джезиру в 18-м году в половине Ша'бана, во главе пяти тысяч”)...

Рассказ об отставке Халида.

В этом году, т. е. в 17-м, Халид был /II, 417/ лишен звания командующего войсками и отрядами. [446] Причиной этого было нижеследующее: он проник в не-приятельскую страну вместе с 'Иядом-ибн-Ганмом и они забрали массу добычи; отправились же они из ал-Джабии во время возвращения 'Омара в Медину, в то время, как Химсом правил Абу-'Убейда, причем Халид, под его начальством. командовал в Киннесрине; Дамаском правил Язид, Урдунном — Му'авия, Палестиной — 'Алкама-ибн-Муджзиз, а побережьем — 'Абдулла-ибн-Кайс (Дальше рассказывается, что Халид из взятой добычи произвольно раздавал деньги, а также совершил в бане омовение с вином. Узнав о растрате казенных денег и о нарушении постановлений ислама, 'Омар сместил Халида и вызвал его в Медину, где Халид оправдался и был назначен состоять при государственной казне)...

Рассказ о моровой язве 'Амваса.

/II, 436/ В этом (18-м) (Под этим годом сначала описываются различные эпизоды засухи, поразившей Аравию, и голода. Помощь голодающим, оказал, между прочим, Абу-'Убейда, прибывший из Сирии с четырьмя тысячами вьюков припасов) году в Сирии была 'амвасская моровая язва и тогда же умерли [447] Абу-Убейда-ибн-ал-Джаррах, главнокомандующий; Му'аз-ибн-Джебель; Язид-ибн-абу-Суфьян; ал-Харис-ибн-Хишам; Сухейль-ибн-'Амр; 'Утба-ибн-Сухейль; 'Амир-ибн-Гайлан ас-Сакафий, умерший при жизни своего отца. От этой моровой язвы люди погибали один за другим. Тарик-ибн-Шихаб говорит: мы пришли к Абу-Mycе в дом его, в Куфе, чтобы побеседовать у него, и он сказал: вы не должны трепетать, хотя бы в этом доме умер человек, и не должны уходить из этого селения и удаляться в просторную и здоровую часть вашей страны до прекращения этой чумы. Я скажу вам, что предосудительно и чего нужно остерегаться. К числу таких предосудительных мнений относится мнение человека ушедшего из зараженной местности и полагающего, что если бы он остался, то умер бы, и мнение оставшегося и заболевшего, что если бы он удалился, то чума не поразила бы его. Если же мусульманин так не думает, то ему не надо удаляться. Я был с Абу-'Убейдой в Сирии в год моровой язвы. Когда эта болезнь распространилась и узнал об этом 'Омар, то написал Абу-'Убейде, чтобы заставить его уехать оттуда: мир с тобой! У меня есть до тебя дело, и я желаю поговорить с тобой о нем. Заклинаю тебя, когда ты взглянешь на это письмо, то отправляйся в путь немедленно, даже не выпустив письма из руки твоей. Но Абу-'Убейда узнал о намерении его и написал ему: повелитель верующих, я понял какое у тебя до меня дело, но я нахожусь во главе мусульманского войска, не чувствую желания удалиться от него и не хочу покинуть их, пока не исполнятся воля и решение Божии надо мной и над ними. Избавь же меня от твоего [448] заклятия. Прочитав это письмо, 'Омар заплакал; его спросили: повелитель верующих, Абу-'Убейда умер? Он ответил: нет, но почти что так. И написал ему 'Омар: ты непременно должен уйти с мусульманами из этой земли. Тогда Абу-'Убейда призвал Абу-Мусу и сказал ему: отыщи для мусульман место (У ат-Табария, вместо 4 и 5 стр. до точки: “ты поместил людей в низменное место, так переведи их на возвышенное и здоровое”. Если судить по местонахождению могилы Абу-'Убейды (см. стр. 1069 и Исправления и примечания, к стр. 1069), то арабы находились в ал-Гауре, самом жарком и низком месте Палестины). Он (рассказчик, Абу-Муса) сказал: и я вернулся домой, чтобы отправиться в путь, и нашел мою супругу пораженною чумой. Тогда я вернулся к нему и сказал ему: клянусь Богом, у меня дома несчастье. Он спросил: быть может твоя супруга заражена? Я ответил: да. Тогда он потребовал верблюда, вер-блюд был оседлан, и когда он поставил ногу в стремя, то был поражен чумой и сказал: клянусь Богом, я поражен. Затем он пошел с народом и остановился в ал-Джабии. Еще раньше Абу-'Убейда встал среди людей и сказал: люди! эта болезнь — милость вашего Господа и выбор вашего пророка (См. объяснение этой фразы дальше); от нее умерли праведники, жившие до вас; во истину Абу-'Убейда просит Бога дать и ему его долю страдания. Он был поражен чумой и умер. После него власть над народом перешла к Му'азу-ибн-Джебелю. Он произнес речь после смерти Абу-'Убейды /II, 437/ и сказал: люди! эта болезнь — милость вашего Господа и выбор вашего пророка; от нее умерли праведники, жившие до вас; во истину Му'аз просит Бога дать роду Му'аза их долю страдания. И был поражен чумой сын его, Абд-ар-Рахман, и умер. Затем Му'аз встал и просил смерти для себя, и был поражен в свою ладонь, которую он имел обыкновение целовать, приговаривая: как мне приятно, что благодаря той силе, которой ты обладаешь, мне [449] досталось кое-что из мирских благ! Когда он умер, то после него власть над народом перешла к 'Амру-ибн-ал-'Асу. Он пошел с народом в горы, и Бог избавил их от чумы. Это распоряжение 'Амра не вызвало неудовольствия 'Омара. Другие говорят, что когда 'Омар-ибн-ал-Хаттаб прибыл в Сирию, то эмиры военных округов, в том числе Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах, встретили его в Серге и уведомили его о чуме и о силе ее. С 'Омаром были мухаджиры и ансары, ибо он вышел для военной экспедиции. И собрал 'Омар первых мухаджиров и ансаров, посоветовался с ними, и их мнения разошлись, причем одни говорили: ты отправился, чтобы угодить Богу, пусть же эта чума не преградит тебе пути к достижению Его благоволения! А другие говорили: это поветрие — беда и гибель, и мы не советуем тебе приближаться к нему. Тогда он сказал им: ступайте! Затем он призвал мухаджиров корейшитов, вышедших из Мекки незадолго до ее завоевания, посоветовался с ними и они единогласно посоветовали вернуться назад. И 'Омар возвестил народу: утром я пойду назад (Букв.: я встречу утро на спине (верхового животного)). Тогда Абу-'Убейда сказал: ты обращаешься в бегство от предопределения Божьего? Он сказал: да, мы бежим от руки Божьей в руку Божью. Подумал ли ты, что будь у тебя верблюды, и ты остановился в долине, один край которой покрыт обильной травой, а другой бесплоден, и ты будешь пасти их на краю, обильном травой, не по воле ли Божьей ты будешь пасти их? И если ты будешь пасти их на краю бесплодном, не по воле ли Божьей ты будешь пасти их? Их разговор услышал [450] 'Абд-ар-Рахман-ибн-'Ауф и сказал: пророк сказал: когда вы услышите, что эта чума появилась в какой-либо стране, то нейдите в нее, а если она появится в той стране, где вы живете, то не обращайтесь от нее в бегство. И 'Омар отправился со своими людьми в Медину. Этот рассказ самый достоверный, потому что /II, 438/ ал-Бухарий и Муслим поместили его в своих Сахихах, и еще потому, что Абу-Муса в этом году был в Бacре и не находился в Сирии; тем не менее, он рассказал об этом так, как было изложено, и мы привели его рассказ, потому что на него обращают внимание. Смысл слов Абу-'Убейды: „выбор вашего пророка" объясняется следующим образом: когда явился к пророку Гавриил и сказал ему: твой народ погибнет от меча или от чумы; выбирай! тогда посол Божий сказал: так пусть от чумы. И когда погиб Язид-ибн-абу-Суфьян, то 'Омар назначил его брата, Му'авию-ибн-абу-Суфьяна, правителем Дамаска и заведующим его хараджем. И 'Омар назначил Шурахбиля-ибн-Хасану начальником военного округа урдуннского и заведующим его хараджем. Смерть произвела среди людей неслыханное опустошение. По причине этой чумы враг возымел надежду одолеть мусульман, так как чума свирепствовала долго, в течение нескольких месяцев. Подобная же болезнь поразила жителей Басры. И было число умерших от 'амвасской моровой язвы — 25 тысяч.

Рассказ о прибытии 'Омара в Сирию после моровой язвы.

Когда чума произвела опустошения среди народа, начальники военных округов написали 'Омару о тех наследствах, которые остались у них на руках... [451]

И отправился 'Омар из Медины, назначив ее /II, 439/ наместником 'Алия-ибн-абу-Талиба, и пошел через Айлу (Начертание названия этого города близко подходит к начертанию названия Иерусалима — Илия, о котором быть может и идет речь). Приблизившись к ней, он сел на своего верблюда, прикрыв ногу свою шкурой, обращенной мехом внутрь, и дал свое верховое животное своему слуге. Когда 'Омара встретили, то спросили: где повелитель верующих? Он сказал: перед вами, разумея самого себя. И пошли они вперед, а он доехал до Айлы и остановился в ней. И сказали тем, которые пошли к нему навстречу: повелитель верующих уже вступил в город и остановился в нем. Тогда они вернулись назад. 'Омар дал епископу, находившемуся в городе, вымыть и починить рубаху свою, которая была разорвана сзади. Он сделал это. и 'Омар взял ее и надел; епископ сшил ему другую рубаху, но он не принял ее. Когда он прибыл в Сирию, то распределил продовольствие (В тексте *** См. после Исправлений перевод отрывков ат-Табария, стр. 2523 арабского текста), назначенное мусульманам, и наименовал походы против греков зимними (аш-шауати) и летними (ас-сауаиф) походами. Он укрепил границы Сирии и наблюдательные ее посты и стал объезжать ее. 'Абдуллу-ибн-Кайса он назначил правителем прибережья всех областей, Му'авию назначил правителем и сместил Шурахбиля-ибн-Хасану, а в свое оправдание перед народом сказал: не потому я сместил его, что разгневался на него, но потому, что желаю поставить на его место более энергичного человека. 'Амра-ибн-'Утбу 'Омар назначил заведующим казенными хлебными амбарами. И распределил 'Омар наследства погибших от 'амвасской чумы и передал наследства одних наследников — другим [452] наследникам и доставил наследства родам, наследующим каждому из погибших (Букв: “и он сделал наследниками одних наследников после других и вывел их (т.е. наследства) к родам из наследников каждого из них”. Некоторые прямые наследники погибших сами погибли; приходившиеся на долю этих последних наследства 'Омар передал дальнейшим наследникам. Если же данный род оказывался весь погибшим, то 'Омар передавал наследство ближайшему роду). Ал-Харис-ибн-Хишам вышел из Аравии с семейством в семьдесят человек; из них возвратились только четверо. И вернулся 'Омар в Медину в Зу-л-Ка'де. Когда 'Омар был в Сирии и однажды наступило время молитвы, сказал ему народ: хорошо было бы, если бы ты приказал Билалу (Муэззин Мухаммеда) провозгласить азан. Он приказал ему и тот провозгласил азан. Bсе до последнего видевшие пророка заплакали, услышав азан Билала, так что их бороды были омочены слезами; 'Омар заплакал громче всех; по их примеру и видя, как они вспоминают посла Божьего, заплакали и те, которые не видели пророка... /II, 440/ Правителями военных поселений были те же лица, как и в предыдущем году...

Говорят, что в этом году (В 19-м хиджры = 2 Янв.—20 Дек. 640 г. п. Р. X.) Му'авия взял Кайсарию; по другим сведениям, она была взята в двадцатом году (21 Дек. 640—9 Дек. 641 г. п. Р. Х.). Об этом уже было упомянуто в главе о 16-м годе.

/II, 440/ Взяв Иерусалим и пробыв в нем несколько дней, 'Омар отправил 'Амра-ибн-ал-'Аса в Египет...

Эмирами в этом году (в 21 г. = 10 Дек. 641— 29 Ноября 642 г. по Р. X.) были: 'Умейр-ибн-Са'д в [453] Дамаске (Ат-Табарий, S I, 2646 после Дамаска вставляет ал-Батанию), Хауране, Химсе, Киннесрине и ал-Джезире; Му'авия — в ал-Белка, Урдунне, Палестине, на побережье и в Антиохии.

В этом году (в 23-м хиджры = 19 Ноября 643— 6 Ноября 644 г. по Р. X.) были правителями . . . . в Химсе — 'Умейр-ибн-Са'д, в Дамаске — Муавия.

В этом году 'Аскалан сдался Муавии.

При правлении 'Османа вся Сирия была подчинена Му'авии. Это случилось следующим образом: Абу-'Убейда-ибн-ал-Джаррах назначил при своей кончине своим заместителем 'Ияда-ибн-Ганма, который был его дядей по матери и двоюродным братом по отцу и был человеком великодушным и известным. По другим сведениям, он назначил своим заместителем Му'аза-ибн-Джебеля, как то было сказано выше. Умер 'Ияд, и 'Омар назначил его преемником Са'ида-ибн-Хузейма (У ат-Табария вместо Хузейма стоит Хизьям ***) ал-Джумахия. Умер Са'ид, и 'Омар назначил эмиром на его место Умейра-ибн-Са'да ал-Ансария. Когда 'Омар умер, 'Умейр был правителем Химса и Киннесрина. Когда умер Язид-ибн-абу-Суфьян, то 'Омар назначил на его место брата его Му'авию, и в ру-ках Му'авии соединились Урдунн и Дамаск. Когда заболел 'Умей-ибн-Са'д, то просил 'Османа уволить его и позволить ему возвратиться к своим. 'Осман разрешил ему и отдал Химс и Киннесрин Му'авии. Когда умер 'Абд-ар-Рахман-ибн-'Алкама, бывший правитель Палестины, то 'Осман отдал его область Му'авии, так что через два года после начала правления 'Османа вся Сирия очутилась в руках Му'авии (Дальше есть известие о том, что у 'Амра-ибн-ал-'Аса был в Палестине замок, где он пребывал во время осады дома 'Османа восставшими (III, 130 и 226))... [454]

/III, 149/ В этом году (35-м хиджры = 11Июля 655—29 Июня 656 г. по Р. X.) правителем Сирии был Му'авия-ибн-абу-Суфьян, а его наместниками были: в Химсе — 'Абд-ар-Рахман-ибн-Халид, в Киннесрине — Хабиб-ибн-Ма-слама ал-Фихрий, в Урдунне — Абу-л-А'вар ас-Суламий (У ат-Табария, S I, 3057-8, вместо Абу-л-А'вара ас-Суламия стоит: Абу-л-А'вар-ибн-Суфъян), в Палестине — 'Алкама-ибн-Хаким ал-Кинаний (Дальше, под 36-м годом хиджры сообщается об убиении в Палестине Мухаммеда-ибн-абу-Хузейфы. Он был в плену у Му'авии, бежал, был настигнут и убит. О нем см. выше стр. 200)...

/III, 338/ В этом году (40-м хиджры = 17 Мая 660—6 Мая 661 г. по Р. X.) в Бейт-ал-Макдисе присягнули Му'авии как халифу...

/III, 378/ Отравление 'Абд-ар-Рахмана.

/III, 385/ Му'авия замышляет перенести кафедру Мухаммеда в Сирию (Об этих двух событиях см. выше стр. 198 — 9. Здесь текст Ибн-ал-Асира отличается от текста ат-Табария лишь ничтожными сокращениями).

Присяга Мервану.

/IV, 119/ В этом году (в 65-м хиджры = 18 Авг. 684—7 Авг. 685 г. по Р. X.) в Сирии присягнули Мервану-ибн-ал-Хакаму. Это случилось следующим образом: когда 'Абдулле-ибн-аз-Зубейру присягнули, как халифу, то он назначил 'Убейду-ибн-аз-Зубейра правителем Медины, а 'Абд-ар-Рахмана-ибн-Джахдама ал-Фихрия правителем Египта и прогнал в Сирию омейядов /IV, 120/ и Мервана-ибн-ал-Хакама. В это время 'Абд-ал-Мелику было 28 лет. Когда Хусайн-ибн-Нумейр прибыл со своими войсками в Сирию, то сообщил Мервану о том, что произошло между ним и Ибн-азЗубейром, и сказал Мервану и омейядам: я вижу, [455] что у вас неурядица; назначьте же эмиром одного из вас прежде, чем Ибн-аз-Зубейр ворвется к вам в Сирию (Я читаю: Ш а'м а к у м, согласно ат-Табарию II, 467), и наступит неисправимое, чрезвычайное бедствие. Между тем Мерван думал ехать к Ибн-аз-Зубейру и присягнуть ему, как халифу. И прибыл Ибн-3ияд из Ирака, узнал о том, что хотел сделать Мерван, и сказал ему: мне стыдно за тебя, за твое намерение; ты старейшина и вождь корейшитов, и ты пойдешь к Абу-Хубейбу и присягнешь ему? Ибн-3ияд намекал на Ибн-аз-Зубейра, которого знали Абу-Хубейбом по имени его сына, Хубейба. Мерван ответил ему: еще ничто не потеряно. И примкнули к нему омейяды и их клиенты, и он отправился в Дамаск, приговаривая: еще ничто не потеряно. Когда он прибыл в Дамаск, то оказалось, что жители его присягнули ад-Даххаку-ибн-Кайсу с тем, чтобы он предстоял при их молитве и улаживал их дела, пока согласие не водворится среди народа. В тайне же ад-Даххак собирал голоса в пользу Ибн-аз-Зубейра.

Между тем в Киннесрине Зуфар-ибн-ал-Харис-ал-Килабий присягнул Ибн-аз-Зубейру, и также присягнул ему ан-Ну'ман-ибн-Бешир в Химсе. И был Хассан-ибн Малик-ибн-Бахдаль ал-Кельбий в Палестине правителем от имени Му'авии и сына его, Язида; он был приверженцем омейядов. Он отправился в Урдунн, оставив наместником в Палестине джузамита Рауха-ибн-3инба'. И напал Натиль-ибн-Кайс на Рауха, выгнал его из Палестины и присягнул Ибн-аз-Зубейру. Между тем в Урдуине Хассан собирал голоса в пользу омейядов. Он сказал урдуннцам: каково ваше [456] показание об Ибн-аз-Зубейре и об убитых при ал-Харре? Они ответили: мы свидетельствуем, что Ибн-аз-Зубейр — лицемер, и что убитые при ал-Харре — в аду. Он сказал: а каково ваше показание о Язиде и о ваших убитых при ал-Xappе? Они ответили: мы свидетельствуем, что он был прав, и что наши убитые в раю. Он сказал: а я свидетельствую, что если Язид и его приверженцы были правы, то они и теперь правы; и если Ибн-аз-Зубейр со своими приверженцами находился тогда в заблуждении, то и теперь они находятся в заблуждении. — Они сказали ему: ты говоришь истину; мы дадим тебе присягу сражаться против тех, кто против тебя и кто покорится Ибн-аз-Зубейру, с условием, чтобы ты отстранил от нас этих двух мальчиков — они намекали на Аб-дуллу и Халида, сыновей Язида — потому что мы не хотим предлагать в государи мальчика, когда нам будут предлагать старца...

/IV, 121/ И написал Хассан-(ибн-Малик) ад-Даххаку письмо, в котором превозносил права омейядов, упоминал об оказанных ими ад-Даххаку благодеяниях, поносил Ибн-аз-Зубейра, говоря, что он отказался от признания двух халифов, и приказывал ему прочитать его письмо народу. Он написал еще другое письмо, вручил его своему послу, которого звали Багидой, и сказал ему: если он прочтет мое письмо народу, то ладно; в противном случае прочти им это письмо. И написал Хассан омейядам, приказывая им присутствовать при этом. Багида, приехав в Дамаск, вручил ад-Даххаку адресованное ему письмо. Когда наступила пятница, ад-Даххак взошел на кафедру; тогда Багида предложил ему прочесть народу письмо Хассана. Ад-Даххак ответил [457] ему: садись! Багида встал второй и третий раз, а он говорил ему: садись! Тогда Багида вынул письмо и прочел его народу. И сказал ал-Валид-ибн-'Утба-ибн-абу-Суфьян: “Хассан говорит правду, а Ибн-аз-Зубейр лжет!” и обругал Ибн-аз-Зубейра. Другие говорят, что ал-Валида не было уже в живых: он умер после смерти Му'авии-ибн-Язида. И поднялся Язид-ибн-абу-н-Нимс, гассанит, и Суфьян-ибн-ал-Абрад, кельбит, подтвердили слова Хассана и обругали Ибн-аз-Зубейра. И поднялся 'Амр-ибн-Язид ал-Хакамий, обругал Хассана и расхвалил Ибн-аз-Зубейра. Тогда ад-Даххак приказал отвести в тюрьму ал-Валида, Язида-ибн-абу-н-Нимса и Суфьяна. Люди бросились друг на друга, кельбиты напали на 'Амра-ибн-Язида ал-Хакамия, избили его и изорвали на нем платье. Тогда встал Халид-ибн-Язид, поднялся на две ступени на кафедру и успокоил народ. Ад-Даххак спустился с кафедры, помолился с собранием и вошел в замок. Тогда пришли кельбиты и освободили Суфьяна, пришли гассаниты и освободили Язида, пришел Халид-ибн-Язид с братом своим 'Абдул-лой и в сопровождении своих дядей по матери, кельбитов, и выпустили ал-Валида-ибн-Утбу. Жители Сирии назвали этот день первым днем Джейруна (См. выше примеч., стр. 206). Затем ад-Даххак отправился в мечеть, устроил в ней заседание, стал говорить о Язиде-ибн-Му'авии и разбранил его. Тогда к нему подошел юноша кельбит и ударил его палкой. Присутствовавшие бросились друг на друга и стали сражаться, причем кайситы провозглашали Ибн-аз-Зубейра государем и призывали на помощь к ад-Даххаку, а кельбиты приглашали признать права омейядов, именно [458] Халида-ибн-Язида, потому что его мать была кельбитка. И ушел ад-Даххак в правительственный дворец. Утром он /IV, 122/ не вышел на молитву, которая читается при заре, a послал за омейядами, извинился перед ними, говоря, что не желает ничего им неприятного; пусть они напишут вместе с ним Хассану, чтобы он приехал из Урдунна в ал-Джабию, куда они сами отправятся из Дамаска; в ал-Джабии они свидятся с ним и присягнут кому-либо из омейядов. Они согласились, написали Хассану, и ад-Даххак отправился с омейядами в ал-Джабию. Тогда пришел к нему Саур-ибн-Ма'н, суламит, и сказал: ты приглашал нас признать государем Ибн-аз-Зубейра, и мы дали тебе в том присягу. Между тем ты идешь к этому бедуину кельбиту и признаешь халифом его племянника, Халида-ибн-Язида? Ад-Даххак сказал ему: как же поступить? Он сказал: надо открыто объявить то, что мы держали в тайне, и провозгласить государем Ибн-аз-Зубейра. Тогда ад-Даххак со своими людьми вернулся назад и остановился при Мердж-Рахите. Дамаск был в его руках.

Между тем омейяды, Хассан и иные собрались в ал-Джабии. Хассан совершал с ними молитву в течение сорока дней, пока длились их совещания. Малик-ибн-Хубейра, сакунит, стоял за Халида-ибн-Язида, а ал-Хусайн-ибн-Нумейр склонялся на сторону Мервана. И сказал Малик ал-Хусайну: давай, присягнем этому юноше, отец которого родился от нас; ведь ты знаешь, какую роль мы играли при его отце; ведь он — он разумел Халида — посадит нас завтра на шею арабам. И сказал ал-Хусайн: нет, клянусь Богом, мы не предложим арабам в государи мальчика, когда они будут предлагать нам старца. [459]

Тогда Малик сказал: клянусь Богом, что если ты дашь власть Мервану, то он будет смотреть с завистью на твой кнут, на ремень твоей сандалии, даже на тень дерева, под которым ты сидишь. Ведь Мерван отец племени и брат племени; если вы присягнете ему, то будете их рабами. Лучше возьмите сына, сестры вашей. И сказал ал-Хусайн: я видел во сне привешенный к небу светильник: кто станет халифом, возьмет его. И никто не взял его кроме Мервана. Клянусь Богом, мы его непременно сделаем халифом...

Затем они присягнули Мервану 3-го Зу-л-Ка'ды /IV, 123/ 64-го года (Следуют в тексте стихи, опущенные в переводе. 3-го Зу-д-Ка'ды 64 г. = 22 Июня 684 г. по Р. X.).. Затем Мерван, когда народ присягнул ему, отправился из ал-Джабии в Мердж-Рахит, где стоял ад- Даххак-ибн-Кайс, имея при себе тысячу всадников. Между тем ад-Даххак просил подкрепления у ан-Ну'мана-ибн-Бешира, который правил в Химсе, и тот послал ему в подкрепление Шурахбиля-ибн-Зу-л-Кела'; он также просил подкрепления у Зуфара-ибн-ал-Хариса, который правил в Киннесрине, и тот послал ему в подкрепление киннесринцев; и подкрепил его Натиль палестинцами. К Мервану же /IV, 124/ собрались кельбиты, гассаниты, сакасикиты и сакуниты (Дальше в тексте рассказ о битве при Мердж-Рахитте)... И бежал Натиль-ибн-Кайс, джузамит, из /IV, 125/ Палестины и присоединился в Мекке к Ибн-аз-Зубейру. Мерван назначил после него правителем Палестины Рауха-ибн-Зинба', и власть Мервана прочно утвердилась в Сирии, и он назначил туда своих правителей... Когда Мерван (После покорения Египта) приблизился к Дамаску, то /IV, 127/ получил известие, что Ибн-аз-Зубейр послал против [460] него своего брата Мус'аба с войском. Прежде чtм тот успел войти в Сирию, Мерван отправил против него 'Амра-ибн-Са'ида, он сразился с ним, и Мус'аб со своим войском был разбит...

/IV, 415/ 'Абд-ал-Мелик первый перевел диван с персидского языка на арабский...

Церковь св. Фомы в Дамаске.

/V, 5/ Ал-Валид построил мечети: дамасскую, мединскую и Иерусалимскую (В тексте: мечеть ал-Аксу)...

/V, 6/ Когда ал-Валид захотел построить мечеть дамасскую, в которой находилась церковь, то разрушил эту последнюю и перестроил ее в мечеть. Когда стал править 'Омар-ибн-'Абд-ал-'Азиз, христиане пожаловались ему на это. Тогда 'Омар сказал им: то, что вне города, взято с бою; мы возвратим вам вашу церковь и разрушим церковь Фомы, так как она была взята с бою, и перестроим ее в мечеть. Тогда они сказали: нет, мы оставим вам эту церковь, вы же оставьте нам церковь Фомы...

Сулейман-ибн-'Абд-ал-Мелик.

В этом году (в 96-м), в самый день кончины ал-Валида, Сулейман-ибн-'Абд-ал-Мелик был провозглашен халифом. Он находился в Рамле...

/V, 32/ В этом (99-м) году Абу-Хашим 'Абдулла-ибн-Мухаммед-ибн-'Алий-ибн-абу-Талиб скончался от яда, [461] которым напоили его на обратном пути из Сирии. Сулейман-ибн-'Абд-ал-Мелик подослал к нему человека, который напоил его ядом. Когда он почувствовал отраву, то вернулся к Мухаммеду-ибн-'Алии-ибн-'Абдулла-ибн-'Аббасу, который находился в ал-Хумейме, сообщил ему о своем положении, объявил ему, что достоинство халифа перейдет к его (Мухаммеда) детям, научил его, как действовать, затем умер у него (Дальше (V, 90) упоминается о пребывании Язида-ибн-'Абд-ал-Мелика с его любимой девушкой Хабабой в Урдунне, где она и умерла, подавившись виноградной ягодой. Язид от горя умер вскоре после нее)...

Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелик.

В этом (118-м) году (20 Янв. 736-7 Янв. 737 г. по Р. X.) умер урдуннский судья /V, 148/ 'Убада-ибн-Нусей...

В этом (119-м) году (8 Янв.—28 Дек. 737 г. по Р. X.) восстал /V, 156/ Бухлуль-ибн-Бишр, по прозванию Кусара, уроженец Мосула, шейбанит. Говорят, что причиною его восстания было следующее обстоятельство: он отправился на поклонение в Мекку и приказал своему слуге купить уксусу на дирхем. Он принес ему вина, и Бухлуль приказал возвратить его и взять назад дирхем, но продавец вина не согласился на это. Тогда Бухлуль пошел к начальнику селения — оно находилось в ас-Севаде (Ас-Севад = Вавилония) — и вступил с ним в разговор. Тот сказал ему: это вино стоит дороже тебя и твоих слов. И пошел Бухлуль дальше в Мекку, уже задумав восстать. В Мекке он нашел себе единомышленников, и они сговорились встретиться в [462] одном из селений мосульских. Они собрались там в числе сорока человек и выбрали главой Бухлуля... И когда они дошли до того селения, где его слуга купил вино, то Бухлуль сказал: начнем с этого начальника и убьем его! Но товарищи его ответили: мы хотим убить Халида. Если мы начнем с этого, наше дело откроется, и Халид и другие будут настороже. Заклинаем тебя Богом, не убивай этого человека, дабы не ушел из наших рук тот Халид, который разрушает мечети, строит храмы и церкви, назначает огнепоклонников начальниками мусульман и женит зиммиев на мусульманках...

/V, 197/ Говорят, что Гайлан-ибн-Юнус, которого по другим сведениям звали Ибн-Муслимом Абу-Мерваном стал проповедывать, во время правления 'Омара-ибн-'Абд-ал-'Азиза, yчениe кадаритов. 'Омар призвал его, убеждал его раскаяться, и тот раскаялся. Затем, во время царствования Хишама, он снова стал распространять это учение. Тогда Хишам призвал его из Назарета, а затем велел отрубить ему руки и ноги и распять его...

/V, 210/ Мать Халида (Халида-ибн-'Абдуллы ал-Касры, упомянутого в рассказе о восстании Бухлуля. См. выше стр. 215, прим. 2) была христианка, гречанка. Его отец сошелся с ней во время одного из христианских праздников. Она родила ему Халида и Асада. В мусульманство она не перешла. Халид построил для нее церковь, вследствие чего подвергся упрекам народа и поэтов. Так Фараздак сказал о нем:

Да сломает Всемилостивый спину того верхового животного, которое привезло нам в подарок Халида из Дамаска. [463]
Как может руководить общественной молитвой человек, мать которого верит, что Бог не един?
Для своей матери он выстроил церковь, в которой собираются христиане, а минареты мечетей он, по неверию, разрушает.

Халид приказал разрушить минареты мечетей, потому что до его сведения дошли стихи одного поэта:

Хотел бы я всю жизнь быть муэззином; они видят тех, которые находятся на плоских крышах;
Они обмениваются страстными взглядами с хорошенькими кокетками.

Услышав эти стихи, он приказал разрушить минареты мечетей. Когда же он узнал, что народ порицает его за постройку церкви для матери, то стал оправдываться и сказал: да проклянет Бог их веру, если она хуже вашей веры...

Ал-Валид-ибн-Язид и Язид-ибн-ал-Валид.

Ал-Валид арестовал Сулеймана-ибн-Хишама, /V, 211/ приказал дать ему сто ударов плетью, обрить ему голову и бороду, отправил его в ссылку в 'Амман, что в Сирии. и заключил его там. Он пребывал там в заключении до убиения ал-Валида (Дальше рассказывается об yбиении ал-Валида-ибн-Язида; относительно ceлений и племен, восставших против него, см. выше, стр. 216, прим. 2)...

В этом году (126-м) (25 Окт. 743—12 Окт. 744 г. по Р. X.) /V, 220/ Сулейман-ибн-Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелик неожиданно вырвался, после yбиения ал-Валида, из 'Аммана, где тот заключил его. Он вышел из тюрьмы, взял бывшие в 'Аммане суммы и пошел в Дамаск, проклиная ал-Валида и порицая его за неверие... [464]

Восстание в Палестине и Урдунне.

/V, 222/ В этом (126-м) году жители Палестины напали на своего правителя, Са'ида-ибн-'Абд-ал-Мелика, назначенного ал-Валидом, и прогнали его. Они вызвали Язида-ибн-Сулейман-ибн-'Абд-ал-Мелика и объявили его своим начальником, сказав ему: повелитель верующих убит; распоряжайся ты нашими делами! Тогда он стал править ими, пригласил народ сражаться против Язида, и они согласились на его предложение. В это время сыновья Сулеймана жили в Палестине. О том, что делалось в Палестине, узнали урдуннцы, выбрали своим вождем Мухаммеда-ибн-'Абд-ал-Мелика и соединились с палестинцами против Язида-ибн-ал-Валида. Палестинцами руководили Са'ид-ибн-Раух и Дыб'ан-ибн-Раух. Про все это узнал Язид-ибн-ал-Валид и послал против них Сулеймана-ибн-Хишам-ибн-'Абд-ал-Мелика с дамаскинцами и теми жителями Химса, которые находились при ас-Суфьянии. Их было восемьдесят четыре тысячи. И послал Язид-ибн-ал-Валид посла к обоим сыновьям Рауха, Са'иду и Дыб'ану, пообещать им места правителей и деньги, и они удалились со своими палестинцами, так что урдуннцы остались одни. Тогда Сулейман послал пять тысяч человек; они разграбили селения и пошли на Табарию. Тогда стоявшие в Табарии сказали: мы не будем стоять здесь, когда войска обшаривают наши жилища и распоряжаются нашими семействами. И они ограбили Язида-ибн-Сулеймана и Мухаммеда-ибн-'Абд-ал-Мелика, взяли их верховых животных и их оружие и разошлись по /V, 223/ своим домам. Когда палестинцы и урдуннцы [465] рассеялись, то Сулейман отправился и пришел в ас-Синнабру. К нему прибыли урдуннцы и присягнули Язиду-ибн-ал-Валиду. И пошел Сулейман в Табарию, совершил с ними пятничную молитву, и присутствующие присягнули. Он пошел в Рамлу, привел к присяге тех, которые находились в ней, и назначил Дыб'ана-ибн-Рауха правителем Палестины, а Ибрахима-ибн-ал-Валид-ибн-'Абд-ал-Мелика правителем Урдунна...

В этом (127-м) (13 Окт. 744-2 Окт. 745 г. по Р. X.) году, после бунта жителей /V, 250/ Химса и ал-Гуты, восстал Сабит-ибн-Ну'айм во главе палестинцев. Он тоже изменил Мервану (II-му), подошел к Табарии, где командовал ал-Валид-ибн-Муавия-ибн-Мерван-ибн-ал-Хакам, осадил ее, и жители ее сражались против него в течение нескольких дней. И написал Мерван-ибн-Мухаммед Абу-л-Варду приказание отправиться к ним. Он отправился к ним и когда приблизился, то жители Табарии сделали вылазку против Сабита, разбили его и разграбили его /V, 251/ лагерь. Сабит, потерпев поражение, удалился в Палестину. Абу-л-Вард последовал за ним, они встретились, сразились, и Абу-л-Вард нанес ему вторичное поражение. Его приверженцы разбежались, а трое из его сыновей были взяты в плен и отправлены к Мервану. Сабит и его сын Рифа'а спрятались. Мерван назначил правителем Палестины кинанита ар-Румахиса-ибн-Абд-ал-'Азиза (В Тадж-aл-'Apycе он называется Ибн-'Абд-ал-'Узза (сообщ. бар. Розена). См. ат-Табарий, II, 1894, примеч. 3); через два месяца он поймал Сабита и послал его связанного к Мервану. Тот приказал отрубить руки и ноги ему и его трем сыновьям, отвезти их в Дамаск и [466] выставить при воротах мечети. Затем их распяли на воротах Дамаска...

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.