Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ПРИЛОЖЕНИЯ

В настоящие приложения включены следующие материалы, переведенные на русский язык:

I. Документы о восстании Маджи-Маджи колониальной администрации Германской Восточной Африки и Имперского колониального ведомства в Центральном государственном архиве ГДР в Потсдаме;

II. «Поэма о Маджи-Маджи», написанная очевидцем событий 1905— 1907 гг. Абдулом Каримом бин Джамалдини;

III. Записи устной африканской традиции, опубликованные участниками так называемого Проекта изучения Маджи-Маджи в Танзании в 1967-1968 гг.

Переводы, подготовленные Н.Ф. Сокольской (документы из Потсдамского архива), А.А. Жуковым («Поэма о Маджи-Маджи») и А.М. Пегушевым (записи устной африканской традиции), снабжены краткими комментариями и примечаниями. Все включенные в приложения материалы публикуются на русском языке впервые.


Приложение I

Кайзеровский губернатор Германской Восточной Африки
Берлин, Колониальный отдел ведомства иностранных дел, Его Светлости наследному принцу Гогенлоэ-Лангенбургу.

Дар-эс-Салам, 27 декабря 1905 г.

Имею честь представить Вашей Светлости два экземпляра докладной записки о причинах настоящего восстания в Германской Восточной Африке; ввиду многих неясностей, связанных с восстанием, покорнейше оставляю на Ваше усмотрение вопрос о публикации записки за моей подписью. Одновременно покорнейше прошу Вас ...:

1) поддержать уже предложенное увеличение наших вооруженных сил на одну белую и 15 цветных полевых рот, а также на 1700 полицейских аскари;

2) получить согласие господина рейхсканцлера на изменение суммы налога на жилище, предложенной для сельских округов... Я прошу снизить предложенные и одобренные губернаторским советом ставки, установив их в размере 3, 4 и 5 рупий. О согласии рейхсканцлера я прошу сообщить мне как можно быстрее по телеграфу, потому что нужно использовать настроение туземцев, вызванное подавлением восстания, и не следует ни в коем случае отказываться без какой-либо замены от введенного в [213] некоторых округах принудительного выращивания сельскохозяйственных культур;

3) в докладной записке изложены причины, вынуждающие отказаться от политики создания коммуникаций отдельными участками; в этой связи я прошу высказаться за ускоренные темпы строительства железных дорог. Я считаю, что законодательные органы скорее отдадут предпочтение планомерным действиям при условии представления целостного проекта, чем методу строительства отдельными участками, который по меньшей мере свидетельствует о неуверенности в избранных целях. Поэтому я настоятельно прошу вас обдумать вопрос о том, можно ли незамедлительно начать переговоры с двумя известными компаниями о дальнейшем строительстве железных дорог протяженностью 1500 км.

Данный проект включал бы в себя: а) железную дорогу от Килвы до Видхафена; б) продолжение дороги от Танги до поселений в районе горы Меру; в) продолжение дороги из Морогоро до Таборы и строительство ветки от Килосы до поселений в районе Иринги (Ухехе).

Далее имею честь сообщить, что я намерен серьезно позаботиться об устранении тех местных недостатков, которые были обнаружены в ходе моего расследования причин восстания.

/60, л. 32/.

Гётцен

Докладная записка о причинах восстания в Германской Восточной Африке в 1905 г.

(Рейхсканцлер граф фон Бюлов представил рейхстагу для ознакомления «Докладную записку» 30 января 1906 г. под № 146411 (примеч. пер.))

Несмотря на то, что восстание, вспыхнувшее в первых числах августа 1905 г. в горах Матумби, сегодня не только нельзя считать оконченным, но, напротив, местами еще нужно рассчитывать на длительную партизанскую войну, обстоятельства все же в известной мере прояснились настолько, что я в состоянии дать более подробный отчет о причинах и движущих силах восстания...

Восстание – внутреннее германо-восточноафриканское движение. Чтобы сузить рамки последующего рассмотрения, я думаю, нужно прежде всего исключить ряд точек зрения, неправильно связываемых с восстанием в представлении общественности. Во-первых, не подлежит сомнению, что возмущение и подстрекательство к восстанию не были привнесены в протекторат извне; во-вторых, восстание определенно не имеет ничего общего с так называемым эфиопским движением... ввиду своего чисто христианского характера это движение не связано каким-либо образом с настоящим восстанием в Германской Восточной Африке. Голоса, придерживающиеся противоположного мнения, никоим образом не опираются на факты и базируются исключительно на теоретических и искусственных предположениях. В-третьих, восстание не носит характер религиозного движения, хотя, как и у всех воюющих [214] нецивилизованных народов, языческие верования в магические силы войны играют при этом значительную роль.

Исходя из этого, можно утверждать, что мы имеем дело с движением, вызванным причинами внутреннего характера. Движение это охватило почти треть протектората – район, по площади равный Прусскому королевству; при этом пострадали как округа, управлявшиеся опытными гражданскими чиновниками, так и те округа, управление которыми годами находилось в руках офицеров.

Чисто языческий характер восстания. Чтобы правильно оценить обстоятельства (восстания. – Пер.), нужно в дальнейшем учитывать тот факт, что речь идет о чисто языческом движении, о реакции «бушнегров» (Бушнегры – так автор "Докладной записки" называет местное африканское население, живущее в зарослях кустарника (примеч. пер.)) на проникающую извне культуру. Магометанское население, за редким исключением (вынужденное участие в восстании или надежда на денежную выгоду), либо держалось в стороне от восстания, либо оказывало услуги делу Германии при его подавлении. До сих пор подобным образом поступали народности, в культурном отношении стоящие на более высокой ступени развития, например яо, бена, ньямвези, а также те племена, которые ранее познали силу оружия колониальных войск, например большая часть народа хехе. Между тем у всех этих племен мотивом дружеского отношения (к немцам. — Пер.), по-видимому, был страх и понимание реального соотношения сил, а отнюдь не любовь к носителям европейской культуры.

Надежность солдат из цветных... Солдаты колониальных войск и полиции из цветного населения, рекрутировавшиеся почти из всех племен колонии, повсюду сохраняли свое прекрасное отношение (к европейцам – Пер.). Мундир и умение обращаться с оружием намного возвышают каждого рекрута над его прежними соотечественниками, «бушнеграми», в его собственных глазах и глазах соплеменников. Сравнительно высокое жалованье солдат является гарантией того, что войска из цветных не выступят на стороне мятежников против своих командиров. Однако, несмотря на это, следует быть осмотрительными и часть войск по возможности рекрутировать за пределами колонии.

Колониальные войны неотделимы от колониальной политики. Если обратиться к очевидным причинам восстания, то его с полным правом можно было бы рассматривать в свете общих соображений колониальной политики и объяснять этнической психологией; колониальная политика все еще остается захватнический политикой, и нигде захват страны иноземцами не происходил без борьбы. Поэтому колониальные войска всегда будут необходимым следствием колониальной политики. Кажущаяся суровость подобного образа мыслей смягчается, когда представишь себе, во-первых, что негр не привык разделять понятия «сила» и «право» и, далее, что наша современная германская колониальная администрация держится в стороне от всякой системы эксплуатации и скорее слишком склонна выдвигать на передний план благополучие негра и его экономический подъем, чем интересы европейских переселенцев. [215]

Как глава местной администрации, я между тем должен был... провести еще специальное расследование других причин восстания... Сами власти после энергичного подавления восстания должны стремиться иметь полную ясность относительно того, в каких улучшениях нуждаются учреждения, находящиеся под их прямым или косвенным влиянием, и проводить затем все реформы, которые будут признаны необходимыми.

Метод расследования. Для того чтобы с максимальной объективностью дополнить, а при случае и исправить мои личные наблюдения... я назначил для получения дальнейшей информации комиссию, которая во время длившейся несколько недель поездки по побережью восставших южных округов собрала для меня в результате допросов чиновников, частных лиц и туземцев ценные материалы. В состав этой комиссии входили референт губернаторства фон Винтерфельд, владелец пивоварен и член губернаторского совета В. Шульц из Дар-эс-Салама и комиссар Колониально-экономического комитета Дж. Бут. Все три господина обладают опирающимся на длительный опыт знанием страны. Они были уполномочены не только выслушивать чиновников, частных лиц и туземцев, но и просматривать документы местных властей, с тем чтобы таким образом составить объективное представление о влиянии административных мер (на возникновение восстания – Пер.).

Недостаточность военной силы. Среди обстоятельств в протекторате, оказавших определенное влияние на начало, распространение, а также длительность и методы подавления восстания, в первую очередь следует учитывать нашу военную мощь. Всякая колониальная политика в новых странах вследствие различий между метрополией и колониями, между странами и расами является длительным экспериментированием.

В большинстве случаев эксперимент представляется удавшимся уже тогда, когда требования прогрессирующего распространения культуры с сопутствующими ей явлениями, мешающими туземцам в их безделье, находятся в правильном соотношении с силой, которая может быть использована в случае необходимости.

Однако факты показали, что это соотношение в Германской Восточной Африке изменилось не в пользу фактора силы. В этой связи я сошлюсь на мои, внесенные задолго до начала восстания, предложения об увеличении боеготовности наших колониальных войск, которые нужно освободить от административных дел в так называемых военных округах, чтобы использовать их в желаемом месте.

Чтобы сохранить порядок в протекторате, нужно в количественном отношении увеличить наши силы на одну белую и 15 цветных полевых рот, одно пулеметное подразделение и около 1700 полицейских из цветных; это увеличение я рассматриваю сегодня как минимальный численный состав, хотя, впрочем, перед началом восстания я не считал подобное увеличение необходимым.

Восстание было совершенно неожиданным. Налицо не было никаких признаков какого-либо всеобщего недовольства или интриг со стороны туземцев. Сообщения местных властей и инспекционных комиссий в последние годы регулярно свидетельствовали о том, что [216] порядок в колонии, по-видимому, установлен окончательно. Это мнение разделяли коммерсанты и миссионеры, имевшие многолетние связи с туземцами, и даже органы власти из цветного населения. Немногие люди, предупреждавшие о возможности восстания, имели в виду либо местные беспорядки, либо те земли и народности, которые в дальнейшем вовсе не были охвачены восстанием...

Не подлежит сомнению, что для всех тех, кто действительно в течение длительного времени имел дело с туземцами мятежных округов, восстание было неожиданным, а распространиться с огромной скоростью оно могло главным образом потому, что у правительства отсутствовали силы и средства – солдаты и железные дороги, - необходимые для немедленного подавления восстания.

Непосредственный повод. Если учесть, что в стране, населенной семью миллионами дикарей и полудикарей и по территории в два раза превышающей Германскую империю, местные беспорядки неизбежны, то не стоит придавать большого значения вопросу о том, как началось восстание. Как известно, восстание вспыхнуло вследствие того, что в горах Матумби акида, которого и без того ненавидели, хотел незаконным образом и, вероятно, на непосильных условиях заставить несколько человек работать на себя и своих друзей и поэтому был ими убит. За этим последовало сборище бандитов, которые после обычной попойки направились в прибрежный поселок Саманга и обратили его со всеми индийскими лавками в пепел. Это послужило сигналом к дальнейшему возмущению и одновременно к первому вмешательству правительства.

Более глубокие причины широкого распространения восстания... Если отбросить в сторону уже упомянутую недостаточность военной силы и коммуникаций, то дальнейшее расследование приведет нас к выяснению следующих вопросов:

а) Существовало ли единое руководство восстания, а также связь между различными восставшими племенами?

б) Какие средства применяли вожди, чтобы побудить к участию в восстании такое огромное количество людей, и как эти средства действовали?

в) Какие особые обстоятельства благоприятствовали восстанию?

г) Насколько эффективным было законодательство об оружии?

д) Каковы были экономические условия, ставшие для большей части туземцев, очевидно, настолько обременительными, что они готовы были выступить против чужеземного элемента: европейцев, арабов и индийцев?

Отсутствие единого военного руководства восстанием, а) Единое военное руководство всем восстанием до сих пор не выявлено. Напротив, губернаторство знало целый ряд более или менее влиятельных вождей во всех местностях. Некоторые из них уже пали в боях или взяты в плен. Большей частью это были старейшины деревень или племен, пытавшиеся прежде всего вернуть свое былое влияние, которое, естественно, исчезло с установлением германского господства. Впрочем, среди них встречались и люди, слывущие колдунами, и обремененные долгами авантюристы, а также те, кто в результате суровых судебных наказаний уже имел стычки с властями. В глубинных районах [217] страны к ним в дальнейшем присоединились вожди, у которых, по-видимому, прорвалось наружу давно подавляемое желание просто подраться и захватить добычу.

Отношения между племенами. Представляется все же, что значительное влияние на участие в восстании оказали известные родственные отношения между племенами. Уже упоминалось о том, что мы имеем дело с чисто языческой войной бушнегров. Последующее, более тщательное расследование показало, что наиболее активными участниками восстания были племена гиндо и погоро, широко распространенные по всему югу протектората, и что все восставшие племена находятся в тех или иных родственных отношениях с ними. Этим объясняется также огромная власть некоторых так называемых колдунов. Так, например, влияние одного из них, проживавшего в горах Кичи в округе Руфиджи, распространилось на большую территорию вплоть до области Унгони у оз. Ньяса. Далее нужно отметить, что германское господство, принесшее стране мир и равенство перед законом новых властителей, ослабило внутреннюю вражду; люди стали вновь осознавать свою племенную общность. Наше единообразное управление, направленное на сохранение мира, неизбежно ведет к укреплению единства восточноафриканских негритянских племен.

Воздействие ложных известий. б) Отдельные вожди движения с большим успехом пользовались такими средствами, как распространение ложных известий, непосредственное принуждение (к участию в восстании. - Пер.) и колдовство.

Кто видел, как в первые недели восстания самые невероятные сообщения пользовались доверием даже среди европейцев в прибрежных городах, тот не удивится, что легковерный туземец оказался чрезвычайно восприимчив ко всякого рода сенсационным слухам. Если уже сам факт убийства епископа Шписса способствовал поднятию боевого духа мятежников, то ложные известия о том, что будто бы прибрежные города оказались в руках восставших, губернатор и многие белые убиты, а другие европейцы выброшены в море, должны были привлечь в ряды мятежников массы сторонников. Слухам о тяжелых поражениях войск тотчас же верили, и они моментально проникали в глубь страны. Кроме того, волнения в Юго-Западной Африке, о которых туземцы знали от читающих газеты индийцев и словоохотливых европейцев, вероятно, укрепили в некоторых головах представление о близком конце господства белых.

Принуждение к участию в восстании. В дальнейшем почти во всех местностях вооруженные банды прибегали к непосредственному насилию, принуждая большое количество деревень к участию в восстании. Повсюду встречались люди, которые, несомненно, остались бы верны правительству, если бы у того была сила, чтобы защитить их. Поставленные перед выбором: принять участие в восстании или потерять жизнь и имущество, тысячи людей выбрали, разумеется, первое.

Вера в колдовство. Самым эффективным средством, однако, было колдовство. Чрезвычайно трудно выявить мотивы, связанные с верой в колдовство, а также ее детали... [218]

По-видимому, так называемые колдуны, чье ремесло, якобы вызывающее дождь, плодородие, изгоняющее кабанов, а также исцеляющее недуги, процветало, напомнили народу о старом, давным-давно забытом боге-змее (Колео), который будто бы явился вновь и предсказал, что все чужеземцы будут изгнаны из страны. Чтобы защититься от пуль аскари, люди должны были окроплять себя святой водой из определенных источников. За эту воду нужно было платить и платить, как это повсюду проповедовалось, не современными геллерами, а старой монетой — песо.

С достаточной определенностью также установлено, что никто не участвовал в восстании, не взяв с собой волшебной воды, и что велась прибыльная, мошенническая торговля настоящей и ненастоящей водой.

Фанатизм. Воздействие колдовства было в любом случае значительным и обнаружило у восточноафриканского негра такие совершенно новые качества, как презрение к смерти и фанатизм в бою, который при более совершенном вооружении мятежников мог бы быть опасен. Именно этому фанатизму следует приписать значительные потери у восставших.

Восстание не является религиозным движением. Однако фанатизм не дает оснований характеризовать восстание как религиозное движение, так как мотив защиты старой веры перед новой, несомненно, не играл никакой роли.

Отсутствие начальников окружных управлений, в) В качестве особых обстоятельств, подготовивших благоприятную почву для восстания, нужно упомянуть следующее: когда началось волнение, то знающие страну начальники большинства округов, охваченных восстанием, отсутствовали в своих резиденциях. Двое из них, начальники окружных управлений Килвы и Руфиджи, были в отпуске в Европе; начальник окружного управления Линди находился на крайнем западе своего округа, и в течение нескольких недель с ним нельзя было связаться; начальник окружного управления Морогоро был на побережье, собираясь отправиться в отпуск; а в округах Махенге и Сонгеа были только что назначены новые начальники. Обстоятельства эти, несомненно, оказали неблагоприятное воздействие. Хотя они неизбежны, их воздействие в будущем в значительной мере можно ослабить, продлив срок службы чиновников до трех лет и увеличив численность персонала так, чтобы в случае отпуска в распоряжении всегда находились подходящие и знающие страну представители (власти — Пер.).

Деятельность акид (низших чиновников из цветных). С вопросом о деятельности чиновников тесно связано и другое ощутимое зло: исполнение административных функций низшими чиновниками из цветных (акидами). К сожалению, без этого нельзя обойтись там, где нет влиятельных племенных султанов или джумбе. Однако это (деятельность акид — Пср.) всегда будет вести к казнокрадству и притеснениям, вызывая у населения ненависть к нашему правительству. Единственная возможная помощь заключается в ассигновании больших средств для более частых поездок начальников окружных управлений с целью лучшего контроля над акидами, а также в постепенном объединении нескольких акидат (низшие [219] административно-территориальные единицы — Пер.) в филиалы окружных управлений под руководством европейских чиновников.

Кредит в торговых операциях. В целом обычные для Тропической Африки сильно разветвленные и труднорегулируемые кредиты в торговых операциях привели, несомненно, к появлению большого числа недовольных и отчаявшихся должников. Суть всех сделок с каучуком на юге колонии состоит в том, что (учитывая всех посредников) всякий раз один должник принуждал другого к поставке каучука. Однако, на мой взгляд, мы зайдем слишком далеко, если будем в этом усматривать главную причину восстания. Предписания не могут устранить практикуемую с давних пор систему; только создание лучших коммуникаций приведет к обновлению и улучшению торговых операций.

Хороший урожай. Другим благоприятным моментом для зачинщиков восстания, о котором следует упомянуть, послужил необычайно хороший урожай; повсюду представлялся удобный случай на попойках с помощью помбе (местное пиво из проса - Пер.) вселять мужество в нерешительных.

Вооружение. г) Вооружение восставших состоит из старых ружей, заряжающихся с дульной части, луков со стрелами, частью отравленными, и копий. Ружей, заряжающихся с казенной части, пользоваться которыми туземцам запрещено, в их руках находится едва ли более трех десятков и только те, которые были ими захвачены с малым количеством боеприпасов при нападении (на епископа Шписса, на полицейский пост Ливале и др.). Количество ружей, заряжающихся с дульной части, определить трудно; только лишь в горах Матумби было использовано, по-видимому, 8 тыс. ружей. Правительству принадлежит монополия на продажу оружия и пороха, однако в последние годы оно лишь очень ограниченно пользовалось этим правом. С конца 1902 г. во всей колонии туземцам – преимущественно почтальонам, охотникам и людям, известным своей благонадежностью, - было передано только около 400 ружей, заряжающихся с дульной части. Но поскольку контрабанда в общем недоказуема, то можно предположить, что большая часть ружей приобретена (туземцами - Пер.) в старые времена. Много огнестрельного оружия было ввезено во времена, предшествовавшие германскому господству, а в начале 90-х годов губернаторство раздавало его еще в значительных количествах.

С самого начала моей службы я все больше ограничивал передачу оружия (туземцам — Пер.) и, наконец, почти совсем прекратил ее. Вскоре после этого мне пришла в голову мысль — в связи с восстанием в Юго-Западной Африке – о полном разоружении туземцев. Однако губернаторство, учитывая недостаточность военных средств, должно было отказаться от этой мысли и ограничиться распоряжением о постепенно проводимом, беспошлинном клеймении ружей, для того чтобы по меньшей мере получить представление о количестве имеющегося в наличии оружия. Эта мера, по-видимому, вызвала недовольство. О том, что эта мера в отдельных местностях до сих пор не принесла значительных результатов, свидетельствует, например, тот факт, что из всего количества оружия, захваченного в горах Матумби, только на одной трети действительно было [220] поставлено клеймо. Подавление восстания предоставит возможность разоружить в качестве наказания по меньшей мере некоторые местности...

Недовольство экономическим положением. д) Движущими мотивами восстания были, несомненно, стремление вождей к прежней самостоятельности, колдовство и тому подобное; их сильное воздействие, однако, объясняется только тем, что народ был в известной мере недоволен экономическим положением, установленным в результате господства белого человека. К попыткам вмешательства в жизнь туземцев (будучи следствием местных условий и методов исполнительных органов, они были различны и воспринимались как обременительные) нужно отнести ограничение рабства, налог на жилище, предписания об охране лесов и ограничении охоты, дорожную повинность, в отдельных случаях принудительное посещение школ, принуждение к работе по найму, налог на помбе, а также административное давление с целью увеличения производства сельскохозяйственных продуктов.

Ограничение рабства. Ограничение и постепенная отмена рабства на территории всей колонии наиболее болезненно воспринимались, конечно, высшими слоями населения, так как они в течение нескольких лет потеряли часть рабочей силы. Но в то же время эта мера в первую очередь затрагивала магометанские слои, которые практически не принимали участия в восстании; поэтому, пожалуй, нельзя говорить о решающем влиянии этого культурного прогресса (ограничение и отмена рабства - Пер.) на вождей восстания. Однако значительное недовольство широких масс народа действиями европейской администрации было вызвано как раз отменой рабства. Поскольку же восточноафриканский негр без принуждения вообще не стал бы работать или во всяком случае не больше, чем ему нужно, чтобы не умереть с голоду, то колонизующему государству, если оно отменяет рабство, не остается ничего иного, как заменить последнее какой-либо другой повинностью. При этом оно также навлекает на себя ненависть, связанную с введением определенных повинностей. Ведь негру принуждение выполнять повинности в пользу какого-то безликого существа, каковым является государство или община и культуртрегерской роли которых он еще не осознал, менее понятно и, вероятно, более обременительно, чем рабская служба господину, которого он видит каждый день и который освобождает его от всех жизненных забот.

Налог на жилище. Важнейшей повинностью в пользу государства является налог на жилище. Платят его, естественно, неохотно и воспринимается он как обременительный. Его ежегодная сумма, составляющая 3 рупии с деревенской хижины, с лихвой собирается в округах на побережье. Однако этот налог ни в коей мере не оказал определяющего влияния на восстание. Население округов на побережье, в которых вспыхнуло восстание, за семь лет существования округов привыкло к нему; эта повинность была населению понятна. Она является лучшим средством воспитания негра в труде и необходима для того, чтобы постепенно сделать колонию в финансовом отношении независимой от метрополии.

Предписание об охране лесов. Недавнее предписание об охране лесов едва ли оказало какое-либо влияние в округах, охваченных [221] восстанием. Еще подлежит изданию руководство по его выполнению, в котором нужно позаботиться о том, чтобы сделать для туземцев наименее ощутимыми те ограничения, которые будут наложены на них этим предписанием. Недопустимо отказываться от предписания, если мы не хотим, чтобы через несколько десятилетий пока еще имеющиеся, но относительно незначительные запасы дерева были уничтожены хищнической разработкой или лесными пожарами.

Ограничение охоты. То же можно сказать и о предписании, ограничивающем охоту, а также об охране диких животных, составляющих еще сегодня значительное богатство страны. Стремление правительства сохранить слоновую кость является, по-видимому, одной из причин недовольства, так как среди руководителей восстания встречается удивительно много охотников на слонов, охота на которых сейчас ограничивается. Определенное влияние на восстание оказало также существующее с 1898 г. запрещение охотиться с помощью сетей, поскольку там, где это запрещение соблюдалось, туземцы не могли более сопротивляться нашествиям кабанов на их посевы. Новый закон об ограничении охоты должен принести здесь определенное облегчение.

Дорожная повинность. Дорожная повинность, т.е. обязанность местных жителей содержать пешеходные дороги (но не искусственно сооруженные) в чистоте и очищать их от ежегодного зарастания, является для негра крайне неудобной, так как ввиду малой плотности населения он часто должен был работать в многочасовой отдаленности от своего жилища. В некоторых местностях, охваченных восстанием, низшие чиновники из цветных и деревенские старосты, очевидно, предъявляли к своим людям требования, превышавшие меру справедливости. Однако и дорожная повинность не имеет для восстания решающего значения, так как на большей части территории, охваченной восстанием, она пока еще остается на бумаге, а ее выполнение станет возможным лишь через несколько лет. Администрация не может отказаться от этой повинности, как от важнейшего средства освоения страны.

Принудительный наемный труд на европейцев. Еще меньшее значение, чем дорожной повинности, следует придавать трем другим мерам, потому что каждая из них только начинала вводиться в одном из восставших округов, да и то в ограниченном объеме. Это – принудительный наемный труд на европейских предприятиях, обложение налогом помбе в деревнях, а также принудительное посещение миссионерских школ.

В одном округе пяти европейским поселенцам, занимавшимся хлопководством, были насильно предоставлены рабочие с условием контроля за их вознаграждением. Местные власти, должно быть, решились на это по собственному почину, так как в этой местности никто не хотел работать добровольно и поселенцам грозило разорение. Однако эта мера не встретила одобрения губернаторства и должна быть заменена другими мерами.

Налог на помбе. Обложение налогом помбе издавна является обычной формой общинных сборов. Поскольку приготовление помбе приняло столь крупные масштабы, что стало отрицательно сказываться на [222] земледелии и местами привело к голоду, окружное управление одного из восставших округов попыталось распространить налог на помбе на всю находящуюся в его компетенции территорию, вызвав тем самым большое недовольство среди пьющих туземцев.

Принудительное посещение школ. В другом округе чиновники-туземцы с одобрения властей принуждали население посещать школу местной римско-католической миссии, в то время как расположенная неподалеку англиканская миссия отказалась от принуждения. Установлено, что приверженцы первой миссии большей частью перешли на сторону восставших, а христиане англиканской миссии остались верными (властям -Пер.). Однако справедливости ради нужно добавить, что англиканская миссия существует в этой местности в течение многих лет, располагает большими средствами и требует от своих воспитанников очень мало. Ее христианам нужно меньше работать, миссионеры участвуют в их играх и т.д., что нравится негру больше, чем строгая дисциплина католической миссии. Остается подождать, какой из двух методов даст лучшие результаты. Но в любом случае правительство должно еще сдержаннее, чем до сих пор, относиться к применению принуждения при посещении миссионерских школ.

Насильственное внедрение сельскохозяйственных культур. К административным мерам, применявшимся только в отдельных районах на территории восстания, но неоднократно упоминавшимся как причина восстания, относится также принудительное выращивание сельскохозяйственных культур, особенно хлопка. В четырех из восьми округов, охваченных восстанием, в отношении туземцев применялись в различной форме подобные принудительные меры, чтобы заставить их расширить свои посевы. Тот факт, что это давление... применялось не во всех восставших округах, доказывает, что одну эту меру нельзя рассматривать как причину восстания. Однако расследованием установлено, что расширение посевов не пользуется популярностью, хотя речь идет не о сдаче (продуктов - Перев.), а о производстве, результаты которого должны быть выгодны самому производителю.

Опыт показывает, что проведение этой меры, которая сама но себе имеет воспитательный характер и желательна, вызывает огромные трудности. Они возникают большей частью из-за того, что низшие цветные чиновники не справляются с работой, а их деятельность ввиду нехватки персонала недостаточно контролируется властями.

Повышение налога на жилище как замена принудительных сельскохозяйственных работ. Я считаю, что повышение налога на жилище, решение о котором губернаторский совет принял еще до восстания, следует рассматривать как желательную замену принудительным сельскохозяйственным работам. В го же время я полагаю, что предложенные ставки в 3, 5 и 7 рупий слишком высоки для сельских округов, и рекомендую вместо этого градацию в 3, 4 и 5 рупий. Более высокие ставки можно было бы вводить лишь в определенных округах, где имеются достаточные возможности трудоустройства. Там эти ставки, как замена принудительным сельскохозяйственным работам, наверняка [223] встретят положительный отклик со стороны туземцев. Кроме того, если губернаторство будет уполномочено провести повышение налога, распорядится во всех округах, где сочтет возможным, чтобы для всех работающих на европейских предприятиях были установлены самые низкие ставки и чтобы более высокие налоги по желанию оплачивались либо сельскохозяйственными продуктами, либо наличными деньгами, то тогда, с моей точки зрения, можно будет совсем отказаться от принудительного выращивания сельскохозяйственных культур. Причем это не будет истолковано туземцами как наша слабость или уступка восставшим; в этом случае не придется также опасаться существенного сокращения самого производства и отказаться от надежды превратить когда-либо негра в трудолюбивого человека.

Причина восстания коренится в совокупности отдельных явлений. Изложенные выше результаты наблюдений и расследований позволяют сделать вывод, что ни одна мера и ни одно явление, взятые в отдельности, не оказали решающего влияния на начало восстания. Причина в гораздо большей степени коренится в совокупности отдельных факторов, среди которых наиболее ярко выраженными являются: 1) недостаточность военной силы в сравнении с территорией страны и численностью ее населения; 2) неизбежное недовольство туземцев проникновением цивилизации и связанной с ней необходимостью трудиться; 3) недооценка силы колдовских, языческих обычаев.

Особо тяжелое положение Германской Восточной Африки. В заключение мне, однако, хотелось бы подчеркнуть еще один момент. Наша политика в Германской Восточной Африке, направленная на повышение производства и трудовое воспитание негров, проводится в особо трудных условиях и пока не может использовать те факторы, которые шли на пользу другим тропическим колониям.

Запрет ввоза водки. Во-первых, в отличие от Западной Африки Восточная Африка связана международными соглашениями и тем самым избавлена от ввоза и продажи туземцам водки. Таким образом, в нашем протекторате мы не можем рассчитывать на использование этого могущественного и пока, к сожалению, единственно эффективного средства для преодоления лени туземцев.

Трудности всеобщей трудовой повинности. Во-вторых, настоящее восстание показывает, что введение всеобщей трудовой повинности, этическая сторона которой не вызывает возражений, потребует гораздо более многочисленного персонала европейских чиновников и военных сил в сравнении с тем, о котором я говорил выше... Поэтому я позволю себе рекомендовать этот второй путь, т.е. принудительное трудовое воспитание негров, лишь в том случае, если для нас и в будущем окажется невозможным третий путь.

Реорганизация коммуникаций посредством строительства железных дорог - единственное средство дальнейшего развития страны. Только этот третий метод, суть которого состоит в том, чтобы посредством реорганизации коммуникаций освоить страну и активизировать трудовые ресурсы, позволит нам отказаться от [224] такой исключительной меры, как введение трудовой повинности для туземцев. Этот метод предоставит также европейцам единственную возможность лично участвовать в освоении страны в целом. Соседние колонии Британская Восточная Африка, Государство Конго и Родезия – опережают нас на этом пути. Я не могу себе представить, как можно без создания крупных коммуникаций превратить Германскую Восточную Африку в полезное для империи владение. Я считаю, что правительство обязано настаивать на продолжении работ по строительству уже начатых двух железных дорог, а также на сооружении так называемой Южной дороги и незамедлительно начать необходимые переговоры по этому вопросу.

Дар-эс-Салам 26 декабря 1905 г.

/60, л. 33-58/.

Граф фон Гётцен

Командование колониальных войск

Дар-эс-Салам, 11 нояб. 1905 г.

Приказ

командирам войсковых подразделений на территории восстания

В зависимости от обстановки условиями подчинения отдельных людей или целых местностей следует установить:

1. Выдачу зачинщиков восстания и колдунов.

2. Сдачу всего огнестрельного оружия, всех луков, стрел и копий; в случае необходимости принуждать людей путем ареста джумбе к последующей сдаче оружия. Установить, на каких из сдаваемых ружей было поставлено клеймо. О клейме и номере следует сообщить местным административным властям.

3. С каждого человека, который покорился, следует, кроме так или иначе подлежащего уплате налога, взимать денежный штраф в размере трех рупий. В случае его неплатежеспособности нужно требовать, чтобы человек выполнял работу по найму на хозяйственном предприятии или в какой-либо общественной корпорации и зарабатывал тем самым сумму денежного штрафа. Поступившие денежные штрафы и налоги следует передавать соответствующим окружным управлениям...

Требование выплаты денежного штрафа не затрагивает право командующего войсками заставлять особенно строптивые племена выполнять принудительные работы, например по сооружению укрепленных пунктов. Ответственность за содержание людей, выполняющих принудительные работы, несут джумбе или деревня, в которой живет соответствующее лицо.

4. От султанов (местных правителей. - Пер.) и других влиятельных вождей племен, подтверждающих подчинение подвластных им туземных общин, следует требовать выделения нескольких сот человек для выполнения штрафных и принудительных работ правительства на побережье. Время выполнения штрафных работ для каждого контингента людей [225] составит три-шесть месяцев. Во время принудительных работ люди будут обеспечиваться продовольствием из общественных средств.

/57, л. 119/ Кайзеровский губернатор и командующий Гётцен
Кайзеровский губернатор Германской Восточной Африки Ведомству иностранных дел, колониальный отдел Дар-эс-Салам, 16 июля 1906 г.

После того как восстание туземцев на юге колонии оказалось в известной степени под военным контролем, в приказе командирам войсковых подразделений от 11 ноября прошлого года были сформулированы условия подчинения для повстанцев...

Что касается основных и крайне необходимых (ввиду имевшего место вооруженного выступления) требований выдачи вождей и сдачи оружия, то здесь нужно констатировать, что поставленные правительством условия подчинения выполнены не в том объеме, в каком этого следует ожидать при безусловном подчинении.

Лишь единичными оказывались те случаи, когда туземные общины... бросали своих вождей на произвол судьбы. Как правило, вождей и подстрекателей к восстанию должны были захватывать сражающиеся войска; если это не удавалось, то их позволяли брать в плен цветным, находившимся на стороне правительства и стремившимся получить назначенное вознаграждение. Огнестрельное оружие – не говоря уже о луках, стрелах и копьях – захватывалось в общем почти исключительно при выполнении военных и полицейских операций или же позднее отбиралось у повстанцев. Только в некоторых местностях восставшие жители приходили, так сказать, добровольно, чтобы сдать властям свое огнестрельное оружие как знак их стремления к миру.

Чтобы получить представление о соотношении огнестрельного оружия, взятого у туземцев и все еще остающегося в их владении, нельзя упускать из виду, что зарегистрирована только часть находящегося в руках туземцев огнестрельного оружия, которая в различных местностях составляет от 1/3 до 2/3 действительно имеющегося в наличии. Эта картина, однако, существенно не изменится, если принять во внимание, что большие или меньшие запасы огнестрельного оружия туземцев могут находиться у властей отдельных округов, не попав до сих пор на центральный склад.

В сравнении с недостаточным выполнением самых значительных с политической точки зрения условий подчинения не столь важно то, что не уделялось должного внимания и требованию выплаты денежных штрафов и выделения людей со стороны туземцев, принимавших участие в восстании, для выполнения штрафных работ. Исключение вновь составляют отдельные местности...

... Нельзя упускать из виду, что в некоторых втянутых в восстание округах участие в восстании приняло не все коренное население. Так, в округе Дар-эс-Салам восстанием не была охвачена северная часть [226] Узарамо, в округе Мсрогоро – восточная часть, в округе Махенге – султанат Киванги, в округе Линди – район Микиндани. Однако поскольку подробных и точных сведений о числе восставших нет, то и в документах не может быть применена соответствующая квота (из расчета общей численности населения, включая женщин и детей) для огнестрельного оружия и налога на жилище.

... О безусловном и безоговорочном выполнении поставленных правительством условий подчинения, как уже говорилось выше, не может быть и речи. Теперь, когда агрессивный дух туземцев обрел покой, издание распоряжений о безоговорочном выполнении поставленных в вышеупомянутом приказе условий не может быть рекомендовано уже по той причине, что цель не будет достигнута, не вызвав новой вспышки упорной и жестокой войны, которая не должна быть допущена в интересах сохранения населения и сил народа.

Согласно изложенному, естественное развитие событий приведет к тому, что деятельность гражданской администрации по умиротворению восставших местностей позволит постепенно отменить выдвинутое в вышеупомянутом приказе требование, касающееся выполнения условий подчинения. Не подлежит, однако, сомнению, что этот путь не может служить восстановлению в полном объеме авторитета германской власти в глазах восставших туземцев. Остается поэтому принять принципиальное решение о том, следует ли еще до официального признания восстановленного мира подвергнуть восставшие племена... наказанию на том основании, что поставленные условия подчинения не были выполнены, наказанию, которое надолго останется в памяти туземцев как напоминание об их покорении и может быть выполнено администрацией обычными методами.

Таким наказанием могло бы быть в первую очередь отданное соответствующей инстанцией распоряжение, согласно которому в местностях, чье население присоединилось к восстанию, туземцы лишаются в пользу государственной казны права на плоды земли, кроме действительно ими обрабатываемой, в особенности права на использование джунглей и такие ценные продукты леса, как каучук, а также права на добычу слоновой кости. Подобное распоряжение, конечно, не должно исключать фактическую добычу и использование упомянутых продуктов. Важно придать его практическому выполнению такой вид, чтобы участвовавшие в восстании туземцы долгое время чувствовали свою зависимость от здешней гражданской администрации в отношении добычи и реализации упоминавшихся продуктов.

Принимая во внимание, что собственно военные операции все более приближаются к завершению, имею честь покорнейше просить ведомство иностранных дел, колониальный отдел как можно скорее прислать губернаторству директивы, касающиеся этого вопроса.

/57, л. 115-117/ Исполняющий обязанности губернатора

Хабер


(пер. Пегошева и Б. М. Туполева)
Текст воспроизведен по изданию: Восстание маджи-маджи. Становление и кризис германского колониального правления в Восточной Африке. М. Наука. 1991

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.
Rambler's Top100