Сделать стартовой  |  Добавить в избранное  | Мобильная версия сайта |  RSS
 Обратная связь
DrevLit.Ru - ДревЛит - древние рукописи, манускрипты, документы и тексты
   
<<Вернуться назад

ГЕНРИ МОРГАН СТЕНЛИ

В ДЕБРЯХ АФРИКИ

IN THE DARKEST AFRICA

5

ОТ ВОДОПАДОВ ПАНГА ДО ЛАГЕРЯ УГАРРУЭ

ЗА три километра от последнего ночлега мы заметили на острове, посреди реки, нечто в роде маленькой крепости и деревню, стоявшую так низко, что она казалась нам совсем вровень с водой.

7-го мы отправились осматривать это местечко, что оказалось очень трудным предприятием по причине чрезвычайной быстроты течения, стремящегося к Панге по довольно крутому и опасному склону. Островок этот первоначально был, вероятно, подводным рифом, который лишь несколькими плоскими вершинами выставлялся из уровня самых высоких вод; впоследствии все неровности поверхности были засыпаны землей, очевидно привезенной с берегов. Длина островка — 60 м, ширина — от 20 до 30 м. Рыбаки выстроили на нем десятков шесть конических хижин, окруженных забором из досок очень легкого дерева и из сломанных челноков. В настоящее время уровень воды был всего на 15 см ниже самого низкого пункта острова.

В этот день, во время перехода от водопадов Панга к порогам Неджамби, случилось неприятное происшествие. Бестолковый лоцман так глупо направил пирогу под нависшие ветви прибрежных деревьев, что она опрокинулась на самой быстрине потока. Таким образом, мы лишились еще двух ружей и ящика с порохом. Эти занзибарцы до того беспечны и так небрежно относятся к перевалам через пороги, что я просто чувствую, как старею под бременем всех этих тревог. Все [67] неудачи, все утраты, понесенные нами, коренятся единственно лишь в упорном пренебрежении этих людей к исполнению отдаваемых мною приказаний. На суше они отбиваются от товарищей, разбредаются по лесу и больше не возвращаются, значит, либо убежали, либо туземцы подстрелили их. У нас недостает уже восьми человек и семнадцати карабинов.

8-го караван перетащил челноки через пороги Неджамби и стал лагерем в нескольких километрах ниже Утири. На другой день мы пришли в селение, построенное совсем, иначе, нежели принято на нижнем Арувими. Хижины очень низкие, но крыши у них со щипом; каждый домик окружен прочной и высокой оградой из стволов одного дерева, принадлежащего к семейству мареновых и грубо расщепленных на доски длиной в 180 см, шириной в 23 и толщиной в 10 см. Между двумя рядами таких домов идет улица, шириной по меньшей мере в 6 м. Если бы человек двенадцать отважных людей, вооруженных ядовитыми стрелами, засели в оградах этих хижин, они наделали бы много бед неприятелю, хотя бы вооруженному карабинами.

10 августа мы дневали, но фуражиры, разосланные по трем направлениям, достали пищи только на два дня. Один из них, по имени Хальфан, ранен в горло деревянной стрелой. Самое место раны еще раз доказало, что наши люди и не думают беречься: он шел и «зевал» по верхам, разыскивая бананы, а дикарь, не потрудившись даже спрятаться, на расстоянии 6 м всадил ему в горло отравленную стрелу.

Укол был самый маленький, как будто от иголки; однако, несмотря на все старания доктора, через несколько дней последствия этой раны оказались смертельными.

11-го числа наши матросы провели весь день в борьбе с быстриной на страшных порогах, растянувшихся на 8 км: тут вода кипит вокруг рифов и бурлит между множеством скалистых островков. Пешая колонна шла по торной тропинке до Энгуэддэ, куда и прибыла 12-го числа. Так как перевал через эти пороги занял у нас целый день, пришлось опять рассылать фуражиров, которым на этот раз удалось достать изрядное количество бананов. 13-го мы направились к Ависиббе, или Авейтебе, поселению, состоящему из пяти деревень, из которых две расположены у верхнего конца мелкого притока Руку.

Флотилия пришла первой. Широкая, прямая улица тянется между двумя рядами низких хижин, обнесенных деревянным частоколом. Банановые рощи обещают богатую поживу. За ними высится все тот же нетронутый дремучий лес. От устья притока до конца просеки этот первобытный лес образует стену толщиной в 100 м; другая стена высокоствольных деревьев, не более 50 м ширины, отделяет селение от вод Арувими. Покуда люди направлялись к челнокам на другой берег мелкого притока, наши матросы тщательно осматривали [68] окрестность и искали по дворикам и хижинам, не укрылись ли где дикари, либо с карабином на плече фуражировали на плантациях.

На биваке нам пришлось произвести дознание об убийстве. Накануне, в Энгуэддэ, один из занзибарцев пал от пули, которую, может быть, пустил в него один из товарищей. Перед началом суда я просил двоих офицеров с 40 человеками команды снова переправиться через приток и исследовать юго-западный его берег, чтобы узнать, нельзя ли достать там припасов на завтрашний день.

Мой маленький военный совет собрался, и мы уже снимали допрос со свидетеля, как вдруг нас поразили звуки необыкновенно усердной пальбы. Лейтенант Стэрс взял 50 человек и отправился в ту сторону скорым шагом. Мне казалось, что девяноста усовершенствованных ружей будет вполне достаточно, и я снова занял свое судейское место. Однако пальба продолжалась с ожесточением, и слышался непрерывный ружейный огонь наших разведчиков.

Тогда доктор, Нельсон и я поспешили к берегу. Первым попался мне на глаза лейтенант Стэрс; он был в разорванной рубашке, кровь ручьем лилась у него из раны на левой стороне груди, в области сердца. Подле меня слышался шум, как бы от дождя, падающего на листья, — это были стрелы, осыпавшие нас градом. Я поручил нашего бедного друга заботам Пэрка и побежал присоединиться к своим. Застал я их лежащими во всевозможных положениях и без всякого толку стреляющими в какие-то подозрительные кусты на противоположном берегу; очевидно, там и скрывались искусные неприятельские стрелки, но ни одного из них не было видно. В то время как наши люди на пироге переплывали приток, туземцы, наиболее отважные из всех, до сих пор нами встреченных, внезапно осыпали их стрелами. Чтобы по мере возможности избежать ядовитых стрел, наши люди постарались укрыться в пироге и в то же время изо всех сил гребли назад, к нашему берегу. Достигнув его, они схватили ружья и принялись стрелять как попало. Лейтенант Стэрс, подоспевший на помощь, организовал более правильную пальбу, но тут в него самого попала стрела, которую он выдернул, командуя отступлением. Пятеро других из наших также ранены. Пока я выслушивал это донесение, какая-то тень мелькнула между двумя кустами. Я выстрелил; в ответ на это послышался не то стон, не то какое-то завывание. Минуты через две стрелы перестали летать. Я поручил отряду наших наилучших часовых наблюдать противный берег и привести обратно в лагерь остальных людей.

Вечером разведчики привели нам семь коз, найденных в лесу. Они отыскали брод через приток и стреляли по небольшой толпе дикарей, шедших на помощь своим собратьям, а может быть, возвращавшихся после перестрелки с нами. [69]

14 августа утром два отряда стрелков снова переправились через приток, чтобы отомстить врагам, наделавшим нам столько бед. Другой отряд, под начальством капитана Нельсона, углубился в лес. Через несколько минут мы услышали ружейный залп, потом другой, потом непрерывную стрельбу, которая доказывала, что неприятель защищается отчаянно. У нас в авангарде были превосходные стрелки; но в такой трущобе мудрено причинить серьезные потери хитрым дикарям, владеющим столь опасным оружием, постоянно держащимся в засаде и совершенно не сознающим ужасной силы наших смертоносных зарядов, которые градом сыпались в подлесок...

Из трехсот зарядов, выпущенных в этот день, только четыре достигли цели. С нашей стороны также четверо ранены стрелами, только что пропитанными каким-то веществом, цвета копаловой камеди. Мне принесли труп одного дикаря. Его длинные и густые волосы охвачены были железным обручем; на шее у него было ожерелье из шариков того же металла, перемешанных с обезьяньими зубами. Его собственные зубы были обточены и заострены. Два ряда шрамов украшали его грудь и живот. Он не подвергался обрезанию. На шее другого дикаря, лежавшего на пристани, было ожерелье из человеческих зубов; на голове у него была блестящая железная повязка, надо лбом и на руках такие же украшения, а вокруг левого предплечья для защиты тела от повреждения тетивой лука — толстый валик из хлопка, зашитого в козью кожу.

Вытеснив дикарей из всех их засад, наши люди отправились добывать провизию и к вечеру принесли в Ависиббу столько бананов, что каждому досталось по восьмидесяти штук, что составляет четыре суточных порции.

Стрела вонзилась в грудь лейтенанта Стэрса на 32 мм ниже сердца, рана была длиной в 5 мм, и шла в глубину на 38 мм. Остальные были ранены в кисти рук, в предплечья, в мягкую часть спины. В то время нам неизвестны были свойства того странного вещества, в которое дикари обмакивают кончики своих стрел; не знали мы и того, что в свежем и в сухом виде вещество это действует различно. Доктор только и мог сделать, что спринцевать раны водой, да вычищать их как можно лучше. Опытные люди нашего каравана уверяли, что этот яд извлекается кипячением индийского каучука. Другой сведущий человек, из туземцев, говорил, что он извлекается из одной породы аронника, который толкут и потом кипятят. Этот отвар сливают и снова варят до тех пор, пока жидкость не сделается густой, как сироп, затем ее мешают с жиром; она имеет острый запах, напоминающий запах Assafetida. Наши люди утверждали, что против этого яда не устоят слоны и другие крупные животные, — это сильно беспокоило нас. Впрочем, я считал, что это преувеличено. Учитывая, что ранки неглубоки и более похожи на уколы булавками, мы не [70] отчаивались в положении нашего друга Стэрса и девяти других израненных.

Стрелы туземцев — из темного дерева, длиной в 60 см или около того, очень тонки, острые концы их подвергают медленному отвердению путем длительного прогрева их в горячем воздухе над очагом хижины. С другого конца в стреле надрезывают продольную щель, в которую вставляют листок, для большей правильности полета. На 12 мм повыше заострения, тонкого, как игла, расширенная часть вырезывается сердечком длиной в 5 см и с внутренней стороны покрывается мелкими зарубками. Эти-то головки стрелы и обмакиваются в клейкое вещество, о котором говорилось выше. Другие, виденные мной, бывают покрыты слоем чего-то черного, в свежем состоянии напоминающего шведский деготь, но с очень неприятным запахом. Приготовленные таким образом концы стрел обвертываются зелеными листьями, связываются в пучки и тогда уже вкладываются в колчан, где помещается их до ста штук. Мелочная заботливость, с какой дикари обвертывают каждый наконечник своих стрел, заставляла нас крепко призадумываться, и беспокойство за раненых все увеличивалось.

Лук длиной в 90 см, из темного и чрезвычайно твердого дерева. Тетивой служит широкая лента из тростника, тщательно отполированного. Пробуя стрелять из такого лука, в первый раз на расстоянии двух метров, я насквозь пробил деревянной стрелой жестяную коробку с крышкой. Выстрелив вверх, я видел, как стрела пролетела выше самых высоких ветвей и упала по ту сторону дерева, стоявшего от меня за 180 м. Оружие это нешуточное, и нет сомнения, что на близком расстоянии и вследствие сильного толчка, сообщаемого этим луком, стрела может насквозь пробить грудь человека. В расстоянии 120 шагов я промахнулся в птичку всего на 3 см.

15 августа в полдень первая колонна, под начальством дежурного Джефсона, выступила за ограду деревень Ависибба. Один из пленников сказал, что несколько выше по реке мы встретим еще три водопада. Согласно данным мной инструкциям мистер Джефсон должен был следовать берегом и к 2 часам 30 минутам пополудни сделать привал, выбрав для этого удобное место. Я же со своей флотилией, состоявшей теперь из «Аванса» и четырнадцати пирог, оставался на месте, покуда капитан Нельсон с арьергардом очистит лагерь. Так как лодки подвигаются быстрее пешеходов, я рассчитывал все-таки опередить их и, пройдя водой с час, стать на якоре и подождать Джефсона. Эти распоряжения были в точности переданы и растолкованы всем старшинам.

Так как на утренней перекличке пятерых не досчитались, то следовало бы предупредить всех, что выступление назначено в полдень. Пропавшие возвратились в 10 часов утра. Такая неисправимая привычка отлучаться без спроса приводила [71] меня в отчаяние, и я их хорошо обругал. Собственно говоря, мне пора было бы привыкнуть к этому, потому что занзибарцы, несмотря на мои внушения, продолжали вести себя с полнейшею беззаботностью; с их стороны это была не храбрость и не отсутствие опыта, но решительно неспособность помнить, что опасность угрожает каждую минуту, и забвение того, что уже происходило в этом смысле.

У зверей бывает инстинкт, постоянно заставляющий их быть настороже; но эти люди не одарены, по-видимому, ни инстинктом, ни разумом, ни понятием, ни памятью. Это существа вполне безмозглые. Как ни убеждаешь их опасаться многочисленных врагов, притаившихся всюду, как ни грозишь им, ничто не помогает; нет возможности им втолковать, что надо быть осторожнее, помнить о деревянных острых кольях, натыканных по дорогам, о людоедах, прячущихся за широколиственным бананом, о хитром дикаре, притаившемся под древесными корнями или за поваленным стволом, о капканах, утыканных острыми рогатками и прикрытых свежими листьями. Никогда никакой опасности они не предвидят. Внезапно осыпанные стрелами, они постыдно бегут, лезут прятаться куда ни попало, испуская жалобные вопли; если бы туземцы вздумали их преследовать, занзибарцы со страху едва ли могли бы оказать какое-нибудь сопротивление. Стоит только дикарю выкинуть какую-нибудь отважную штуку, и они в ужасе отступают. На походе они норовят своротить с тропинки в чащу, чтобы арьергард не подгонял их; но тотчас возвращаются и с криками бегут к нам, если завидят дикаря с копьем. В одиночку или вдвоем они охотно отправляются мародерствовать по деревням, но при встрече с хозяином хижины они скорее побросают ружья, чем вздумают пустить их в дело. Любо взглянуть, с какой гордой осанкой они рыщут по банановым плантациям, но едва заслышат свист летящей стрелы, как у них душа уходит в пятки и они разом покоряются судьбе.

По дороге они любят отставать, иногда на 5 км растягивая колонну, а встретив туземца, только и способны ощущать страх, без всякой мысли о самозащите. Из числа 370 человек, находившихся в ту пору в нашем лагере, смело можно сказать, что в глазах двухсот пятидесяти ружья им представлялись чем-то вроде дубинки, тяжелой и неудобной, которая только на то и годилась, чтобы выменять на нее несколько початков кукурузы, а еще охотнее они променяли бы свои карабины на легкие трости, если бы только смели это сделать.

Накануне несколько старшин, подстрекаемых своими приятелями-занзибарцами, пришли ко мне целой гурьбой просить, чтобы я дозволил им одним ходить за провиантом, без этих офицеров, которые, по их словам, ужасно им надоедали, постоянно приставая со своей командой: «В ногу! В ногу!» [72]

«Правда, — отвечал я, — это дело нелегкое. Что же, посмотрим, как вы управитесь сами. Плантация отсюда в расстоянии одной четверти часа, ступайте, но через час приходите все назад».

Не успели они выйти из лагеря, как уже позабыли все свои обещания и разбрелись как попало. Будь это стадо баранов без сторожевой собаки или выводок поросят, то и они не больше сбились бы с пути, чем эти люди. Только через 14 часов мои 200 фуражиров вернулись домой, пятерых недоставало: забрели, сами не зная куда, и вернулись лишь на другой день.

Но это было только вначале! Далее последовали несравненно худшие дни, после которых, благодаря пережитым страданиям и самым жестоким урокам судьбы, из этих людей образовались настоящие римляне.

Удостоверившись в том, что в Ависиббе не осталось больше ни одного из моих лентяев, мы поплыли вверх по Арувими со скоростью 1 1/2 узла в час и в 2 часа 45 минут, выбрав благоприятное местечко, остановились для ночлега. Но тщетно мы дожидались Джефсона и его людей: несколько раз стреляли из ружей, сам я снова садился в лодку и плавал взад и вперед по реке, осматривая берега в зрительную трубу.

Все было понапрасну, никаких следов привала, ни малейшей струйки дыма, который подобно туману расстилается по лесу в тихую погоду, ни выстрела, ни звука трубы, ни человеческого голоса. Я подумал, что, вероятно, караван нашел торную дорогу и прошел дальше, к водопадам.

16-го мы опять поплыли против течения; миновали селения Мабенгу и пришли к глубокому, но узкому притоку, впадающему с юга в Невву, как здесь называют Арувими. Через час мы достигли порогов Мабенгу. Против места нашей стоянки, на противоположном берегу, виднелось огромное поселение Итири. Вельбот возвращался к притоку и там искал следы наших людей, но, ничего не найдя, пришел обратно; тогда я послал его еще раз назад, почти до Ависиббы; он вернулся только в полночь без всяких известий об отсутствующих.

17-го я послал к Ависиббе экипаж «Аванса» в сопровождении нашего стрелка Саат-Тато (означает «Три часа») и шести разведчиков; я приказал им пройти на тропинку, замеченную нами мимоходом и ведущую внутрь леса, там искать следы каравана и, обнаружив их, догнать колонну и привести ее к реке. По возвращении вельбота лоцман донес мне, что люди нашли следы за 10 км отсюда, т. е. за 3 часа ходьбы, из чего я заключил, что мистер Джефсон повел своих людей к югу, вместо того чтобы взять направление на восток, север и восток-северо-восток, согласно течению реки; Саат-Тато, конечно, теперь отыщет их, и назавтра все соберутся. [73]

В это время на флотилии дела были в таком положении: нас, европейцев, было три с тремя молодыми слугами; из нас один, лейтенант Стэрс, нуждался ежеминутно в услугах доктора, а Пэрк ушел вместе с Джефсоном; один из людей умер от дизентерии в Ависиббе, другой умирал теперь, предварительно впав в идиотизм; 29 человек — более или менее опасно больных плевритом, дизентерией и неизлечимым малокровием; 8 человек были ранены ядовитыми стрелами, из них один, Хальфан, задыхался от своей раны в горло, другой, Саади, казался в опасном положении — раненая рука его, страшно воспаленная, причиняла ему сильнейшую боль. Большая часть матросов, разделенных на три отряда, разослана в три разные стороны в поисках пропавшей колонны; я начинал опасаться, как бы колонна не зашла слишком далеко, желая, может быть, прямиком достичь речного берега гораздо выше, между тем как мы остановились у нижнего конца дуги, образуемой рекой. Жители Итири, на другом берегу, дивясь нашему бездействию, по-видимому, собирались напасть на нас; а на нашем берегу, на 3 километра ниже по течению, многочисленные обитатели Мабенгу тоже могли нас потревожить, тем более, что всех сколько-нибудь годных людей я разослал по лесам искать наших 300 заблудившихся человек. Но, как говорит поэт, мужчине не подобает предаваться отчаянию: пусть он до самой смерти думает о более достойном, и даже под сжатым кулаком угрожающего врага.

Выписываю из своего дневника от 18 августа: «Желал бы я знать, что бы о нашем положении подумал Теннисон, автор вышеприведенных благородных слов. Еще недавно у меня под начальством было 370 человек; мы были обильно снабжены съестными припасами, боевыми снарядами, медицинской помощью, пользовались некоторыми удобствами; нынче у меня всего 18 человек способных совершить дневной переход, — все остальные исчезли, как сквозь землю провалились... Ах, хоть бы я знал, где искать их!

Если 389 человек отборной команды, какой мы были в момент выступления из Ямбуйи, до сих пор не могут добраться до озера Альберта, то как же майор Бартлот со своими 250, из которых некоторые и тогда уже были калеками, проложит себе дорогу через эти нескончаемые леса. В течение 44 дней мы почти ежедневно шли по 8 часов в сутки, и если бы делали по 3 км в час, мы давно были бы на берегу озера; но пришлось каждый шаг прорубаться сквозь кусты, и вместо того, чтобы отдыхать теперь на берегах озера, мы едва прошли одну треть пути. Что делать? Предаваться отчаянию? — Тогда, значит, ложись и жди смерти, откажись от борьбы и оставь всякие мечты о будущем!

Наши раненые что-то долго не поправляются. До сих пор никто еще не умер, но ни один не годен ни на какое дело. [74]

В 8 часов утра опять пошел дождь — это уже пятый дождливый день в нынешнем месяце. И без того довольно всяких печалей, а тут еще эти вечные ливни! Минутами так и кажется, что приближается конец света и вот сейчас вселенная разрушится. Разверзлись «хляби небесные»... И так густо падает этот дождь, что мы постоянно погружены в потемки.

Вспомните о неисчислимом количестве листьев в этом огромном лесу, вообразите, что с каждого из них в течение минуты падает от десяти до двадцати капель воды; из пресыщенной влагою почвы подымается сероватый пар; весь воздух наполнен водяными шариками и обрывками листьев. А когда налетает смерч и, клоня древесные вершины, крутя стволы, вырывая ветви и стараясь вырвать с корнями каждое дерево, ураган с ревом и воем мчится по прогалинам, тогда ливень обрушивается целым потопом. Вой ветра и жалобные лесные стоны не способствуют успокоению духа, а треск и падение этих гигантов еще того меньше. Но эти впечатления переходят в ужас, когда гром грохочет по лесу, повторяемый бесчисленными отголосками, молнии сверкают пламенными языками и над самой головой разражаются многократные и оглушительные громовые удары.

В Европе даже на поле сражения бывает меньше перипетий, — и вот уже десять часов, как это продолжается!

Невольно сомневаешься, настанет ли когда-нибудь дневной свет. Судя по лицам наших людей, они на это не надеются. Утомление, страх, отсутствие друзей, голод, дождь и буря производят на них совершенно подавляющее впечатление. Они сбиваются в кучу, залезают под вороха банановых листьев, прикрывают головы щитами, одеялами, циновками, брезентом от палаток, иной раз даже седлами, жаровнями и сковородами; все их существо проникнуто безмолвной тоской. Несчастные ослы, приложив уши к спине и закатив глаза, лежат, вытянув спину; петухи, с гребешками на сторону и в неподвижных позах, своим жалким видом довершают общую картину отчаяния.

Казалось, что все великолепие земного мира окончательно поблекло.

Как оно вновь возникло, во всей славе своей, и как дети земли снова приняли свою благородную осанку, как озера и реки вернулись в берега и как солнце еще раз явилось из хаоса и оживило землю, я этого не сознавал. Я так настрадался, что, обессилев, впал в глубокий сон, в полное забытье, восстанавливающее силы».

19 августа. О караване ни слуху, ни духу. Разведчики вернулись, не отыскав следов. Двое раненых очень плохи, они мучаются, по-видимому, нестерпимо.

20 августа. Все нет известий. Молодой Саади, раненный стрелою 14-го числа, впал в столбняк; судя по этому, яд, [75] употребляемый дикарями, должен быть растительного происхождения. У Хальфана шея и позвоночный столб совсем не сгибаются. Я делаю пациентам впрыскивания морфия, но, невзирая на двойную дозу, т. е. полугранами, это их мало облегчает. Стэрсу не хуже и не лучше вчерашнего; рана у него болит, но аппетит есть и он может спать. Я ему, конечно, не говорю, в каком положении остальные.

Как же это, однако! Неужели из трехсот человек и трех офицеров ни одному не пришло на ум, что они сбились с дороги и что лучшее средство найти ее — вернуться в Ависиббу и идти берегом?

21 августа. Хальфан и Саади умерли после ужасной агонии, один в 4 часа утра, другой в полночь. Хальфан слабел с каждым днем. Может быть, оттого, что ядовитое вещество на стреле было сухое, рана его казалась неопасной, она снаружи зажила и даже не казалась нисколько воспаленной; но так как бедняк был ранен в горло, он все жаловался, что ему ужасно больно и трудно что-либо глотать, даже ту кашицу из банановой муки, которой мы пытались кормить его. 18-го числа горло у него свело, голос почти пропал, голова свесилась, живот подвело, и на лице застыло выражение страдания и тревоги. Вчера несколько раз с ним делались легкие судороги; я сделал ему два подкожных впрыскивания морфия, но, с непривычки обращаться с этим средством, я не посмел употреблять его в сильных дозах. Саади был ранен в правое предплечье — самый пустячный укол, как бы от вязальной спицы; один из товарищей высосал ему рану, а я промыл ее теплой водой и забинтовал. Но на четвертый день с утра на него напал столбняк, и мы ничем не могли вывести его из этого ужасного состояния. Впрыскивания морфия позволили ему только подремать немного, но потом припадки возобновились и после ста одиннадцати часов мучений он скончался. Я имею причины думать, что стрела была отравлена только накануне битвы, т. е. 13-го. Третий умер в полдень от дизентерии; это уже четвертая смерть на здешней стоянке.

В 5 часов вечера пропадавшие, наконец, возвратились; они тоже довольно натерпелись, но преимущественно от беспокойств. У них тоже трое умерло: Маруф, раненный в плечо в тот же день, как и Са'ади, умер от столбняка в ночь на 19-е, сутками прежде товарища, — быть может, оттого, что утомление на переходах ускорило действие яда. Другой, раненный в печень стрелою с железным наконечником, умер от внутреннего кровоизлияния; еще один умер от дизентерии, тотчас после того проливного дождя, о котором я упоминал выше. С 14-го числа мы потеряли восемь человек, кроме того, у нас на руках осталось еще несколько еле живых, не считая двух раненых, пришедших с пропадавшей колонной. Их раны сильно воспалены и выделяют гной. [76]

Лейтенант Стэрс держит себя молодцом и даже как будто поправляется, невзирая на то, что столько смертных случаев в лагере, несомненно, должны производить удручающее впечатление на его нервы. Доктор вернулся, и я от этого чувствую громадное облегчение. Созерцание страданий для меня нестерпимо, а стоны больных не доставляют ни малейшего удовольствия. Я бы охотно с ними возился, только при условии, что могу их вылечить. Для 60 из наших 363 человек в настоящую минуту гораздо полезнее было бы лежать в госпитале, чем продолжать скитальческую жизнь в дикой стране, где отдых и порядочная пища так редко выпадают на нашу долю.

Еще несколько дней такой омерзительной жизни, ухаживания за больными, созерцания предсмертных мучений пораженных столбняком, прислушивания к их глухим стонам, этого общего отчаяния, голодовки, тревоги о необъяснимом отсутствии друзей и товарищей, предположений о возможной гибели трехсот человек, — и я сам не выдержу и свалюсь. Я сознавал, как отчаяние постепенно овладевало мною. Величайшей страстью моей жизни было, мне кажется, стремление к успеху в подобных предприятиях, а между тем вот уже несколько дней как я сомневаюсь в возможности конечного успеха дела.

Джефсон и Пэрк еще не передавали мне своих впечатлений, но люди их отряда откровенно признаются, что словно из ада вырвались.

22-го мы перенесли лагерь к верхним порогам Мабенгу. День 23-го числа употребили на перевал через пороги.

После того я произвел смотр людям, и получился следующий результат:

 

Здоровых

Больных

Умерло

Вьюков

Отряд №1

Лейтенанта Стэрса №2

Капитана Нельсона №3

Капитана Джефсона №4

Европейцев

Слуг

Суданцев

Сомали

Поваров

Погонщиков ослов

Больных

80

69

67

63

6

12

10

6

2

1

57

6

14

16

21

4

5

4

3

43

50

72

72

Умерших

373

16

57

16

237

Всего

389

[77] Отчет о приключениях колонны во время ее странствий убедил меня, что берега Арувими в его порожистых частях гораздо меньше обитаемы туземцами, нежели приречные части низовьев. Наши разведчики открыли внутри лесной страны обширные поселения; они нашли в лесу множество торных дорог, ведущих от реки к поселкам, но побережье мало заселено. Однако же от самого Утири мы напали на береговую тропу, которая нам пришлась очень кстати. 24-го числа, пройдя несколько километров, караван остановился у богатых плантаций бананов, ниже порогов Авугаду. 25-го мы перевалили через них и провели ночь в лесу, в более защищенном месте, очевидно посещаемом рыбаками. 26-го колонна сделала порядочный переход, а мы, чтобы не отстать, должны были долго и упорно идти на веслах, но зато река была, как зеркало, тиха и спокойна; оба отряда соединились у одного из самых обширных селений племени авиджили, расположенного напротив впадения притока Непоко.

Эта река, о которой впервые говорил нам доктор Юнкер, переходивший через нее гораздо выше, низвергается с высоты 12 м в Арувими, имеющую здесь название Итири. Каскады Непоко расположены по уступам сланцев. Устье реки шириной в 360 м за порогами тотчас суживается до 220 м.

На довольно значительном протяжении этих уступов туземцы вбили колья, к которым прикрепляют большие корзины, формой похожие на воронки, для ловли рыбы, увлекаемой быстриной на пороги. Воды Непоко шоколадного цвета; воды Итири напоминают чай с молоком.

Если бы я знал, что через неделю мы повстречаем арабов с их бесноватыми шайками маньемов, я, без сомнения, постарался бы на целый градус широты отклониться от своего пути, лишь бы не очутиться в центре их влияния. Я подумал об этом, разговаривая с Бинзой из племени монбуту, молодым слугой доктора Юнкера. «Гораздо лучше, — говорил Бинза, — идти землями подходящих людей, чем теми ужасными местами, где рыщут эти орды, недостойные называться людьми; да притом племена момву очень хорошо принимают гостей, которые оказывают благодарность за это гостеприимство». Бинза очень соблазнял нас своими рассказами о народе момву. Но у авиджили много было различного провианта, и мне казалось, что отныне обстоятельства наши должны только улучшаться.

Я всегда замечал, что с переменой построек непременно является иной образ жизни. По ту сторону водопада Панга пища туземцев состояла преимущественно из маниока, из которого они пекут хлеб, лепешки и кашицу. Всем, конечно, известно, что из муки маниока, кассавы, приготовляется тапиока. Выше водопадов Панга это растение постепенно вытесняется бананами, плод которых составляет для каравана [78] несравненно лучшую пищу. По мере нашего движения вперед эти плантации все увеличивались, и я надеялся, что настанут лучшие времена. Тут стали попадаться обширные обработанные поля, на которых были маниок и кукуруза, ямс 8 и тарро и небольшие участки табаку для курильщиков. К нашей великой радости, мы увидели множество домашней птицы. Я приказал ставить лагерь, желая дать своим людям, измученным на все лады, немного отдохнуть и поправиться.

В своем усердном и понятном стремлении добыть мясную пищу суданцы и занзибарцы делали кучу глупостей. Едва завидев курицу, они гурьбой кидались за ней, пуская в ход даже карабины и ружья, за что им, конечно, каждый раз доставалось от начальства. Относительно напрасной растраты зарядов у нас были введены самые строгие правила и неослабный надзор; но какой же занзибарец при отсутствии начальства способен помнить приказание. Бессмысленная стрельба по курам имела в этот день самые печальные последствия для одного из наших лучших пионеров: пуля пробила ему ступню, раздробив кости; ампутация была неминуема. Доктор Пэрк с замечательным искусством и очень проворно произвел эту операцию, и к несчастному калеке приставлено было восемь человек команды. Один из челноков мы предоставили в его личное пользование, чтобы ничем не разбередить раны; кормили его всем, что у нас было лучшего.

Одним словом, ему шла лучшая доля наших наилучших припасов, и мне не раз приходило в голову, как хорошо было бы поменяться с ним ролями!

Само собой разумеется, что виновники снова получили строжайшие выговоры, и я еще раз выслушал торжественные обещания, что ничего подобного впредь не случится. И на другой же день, конечно, они готовы были приняться за то же самое. Многое можно бы сказать насчет этой общераспространенной привычки забывать собственные обещания! Как легко ум таких людей освобождается от всякой ответственности, а совесть от всякой тяжести и какое наивное самодовольство написано на их лицах! И то сказать: коли человек не что иное, как известный вид животного царства, с какой стати он будет связывать себя какими-то понятиями о долге. Подобные понятия могут казаться обязательными лишь для тех фантазеров, которые воображают себя ответственными за каждое свое слово, хотя бы произнесенное ими в порыве увлечения.

28 августа флотилия, состоявшая из стального вельбота «Аванс» и шестнадцати пирог, поднялась по реке на девять километров выше Авиджили. Пешая колонна осталась позади — переправляться через целый ряд притоков и ручьев и пробиваться сквозь трущобы непролазных кустов; она присоединилась к нам только к полудню следующего дня и [79] должна была немедленно идти дальше в продолжение еще двух часов, после чего стала лагерем.

30-го мы остановились внизу громадного водопада. Мои наблюдения выясняют, что мы прошли половину дороги к озеру Альберта: Кавалли находится под 32°50', Ямбуйя под 27°30', а наша стоянка под 30°7' восточной долготы.

300 км, по птичьему полету, отделяют нас от озера. Нет возможности пройти это расстояние в 64 дня так, как мы шли западную половину пути: люди для этого слишком изнурены физически и измучены душевно; нарывы у них не проходили, малокровие их изводит. Мы толковали им, что половина дела сделана, но они не верят и говорят: «Как господин может знать это? Каким инструментом можно измерить пройденный путь и угадать предстоящий? Покажи нам такую дорогу, тогда и поверим. Разве туземцы не лучше вас знают свою страну? Кто и когда видел ту Травянистую область, о которой говорит господин? Господин обращается с нами, как с малыми детьми!»

31-го числа, в роковой для нас день, заря занялась как обыкновенно: в девять часов сквозь облака густого тумана пробилось солнце, но, бледное, тусклое, без лучей, оно являлось простым световым пятном. Мы были за работой: прорубали в лесной трущобе достаточно широкую дорогу, для того чтобы шестьдесят человек могли пронести на голове стальной вельбот; тем временем экипаж нашей флотилии изо всех сил боролся в водовороте быстрины, стараясь на баграх перетянуть челноки через крутые уклоны порогов.

Через час просека была готова, а по ту сторону порогов был расположен временный лагерь; обычных носильщиков вельбота я оставил под надзором доктора, но он вскоре пришел предупредить меня, что люди не в состоянии даже поднять лодку с места. Я возвратился туда, чтобы лично руководить этой операцией, и мне удалось заставить их перетащить вельбот на половину пути, как вдруг мой европейский слуга прибежал, задыхаясь и крича изо всей силы:

— Сэр! Эмин-паша приехал!

— Эмин-паша?

— Точно так. Я его видел в лодке. У него на корме красный флаг, такой же, как у нас. Истинная правда, сэр!

Можно себе вообразить, какой вышел переполох; вельбот кинули на землю, как раскаленное железо, и бросились бежать вперегонки, и начальство и подчиненные. В лагере тоже смятение. Вскоре мы узнали в чем дело: вверх по реке шли на веслах девять человек маньемов, служителей некоего Уледи Балиуза, известного среди туземцев под именем Угарруэ. По слухам, ставка его находилась за восемь дней пути вверх по реке, и у него под начальством было несколько сот вооруженных воинов. [80]

Итак, опять арабы, даже и в верховьях Арувими! А ято льстил себя надеждой, что покончил все счеты с этими негодяями! Они рассказали, что по распоряжению Угарруэ пятьдесят человек их команды стоят на 10 километров выше, а посланы они для того, чтобы осмотреть берега этой не знакомой им реки, на которой их старшина основал свое селение, и узнать, нельзя ли по ней добраться до Стенлеевых порогов.

Мы дали им на этот счет всякие сведения, а они предложили нам на следующую ночь воспользоваться их лагерной стоянкой и ушли. Эти известия несказанно обрадовали занзибарцев, и мы вскоре узнали причину такого восхищения: в тот же вечер некий Джума бежал из отряда, унеся с собой 50 кг сухарей.

1 сентября на рассвете мы перевалили через пороги и, следуя на веслах с тою же скоростью, с какой шел караван, пришли к той деревне, где маньемы останавливались накануне. Затем мы пошли дальше и остановились у подножья новой гряды порогов.

Осмотрев пороги на следующий день, Саат-Тато объявил, что перевал не представит особенных затруднений. Пока экипаж челнока занимался этим опасным делом, я разослал нескольких разведчиков поискать наших, накануне убежавших, беглецов. Они привели одного и притащили обратно украденный им ящик со снарядами и три ружья. Разведчики накрыли воров в ту самую минуту, когда те делили содержимое ящика. Завидя прежних товарищей, «храбрецы» бросились бежать, покинув на месте часть добычи.

3-го числа еще пятеро бежали; на этот раз дезертиры унесли один ящик с патронами Ремингтона, один с патронами Винчестера и один с европейскими консервами, да еще тюк с дорогими арабскими костюмами ценою в 50 фунтов стерлингов. Еще одного молодца мы поймали за расхищением ящика с провизией, из которого он уже достал саго, либиховскии бульон, масло и сгущенное молоко. В два дня у нас сбежало десять человек. Если так пойдет, месяца через два мы останемся одни-одинехоньки. Я посоветовался со старшинами, и они уговорили меня не прибегать к крайним мерам. Однако, скоро поневоле придется это сделать. После выступления из Ямбуйи мы потеряли 48 карабинов и 15 ящиков патронов системы Максима, Винчестера и Ремингтона.

На другой день бежали четверо носильщиков, пятого изловили. Я тотчас собрал всех людей, и так как старшины отказались от поручительства за своих подчиненных, то я распорядился, чтобы все существенные части карабинов отвинтили и немедленно заперли отдельно. Обезоружив людей таким образом, я отнял у них средства к побегу. С того часа, как мы встретили маньемов, деморализация делала быстрые успехи: люди вскрывали ящики, крали ткани, бусы, [81] растаскивали снаряды и все это бросали или прятали вблизи дороги, чтобы потом разыскать.

5-го числа мы ночевали у «Раздолья гиппопотамов» — так назвали мы одно расширенное место реки, где видно было много гиппопотамов. Лагерь расположился на запущенной лужайке, ставшей их пастбищем, и вид этих давно невиданных, прелестных ковров зеленой муравы подал нам надежду, что мы уже недалеко от обетованных стран.

Фуражиры, разосланные по обоим берегам, доставили четырех коз, бананы, жареных крыс, вареных жуков, улиток. 6-го остановились у подножья водопада против селения Бафиадо, в котором удалось достать обильный запас бананов. На другой день перетащили челноки через пороги, на которых вода падает с высоты более двух метров.

За водопадами река до порогов Авакуби описывает дугу; там мы сделали привал. Мои отощавшие люди поймали на торной тропинке внутри леса женщину и ребенка; но ни один из переводчиков не понимает ни слова из их речей.

На другой день — опять пороги.

В этой области процветает гвинейская пальма; у деревень мы находим целые кучи пальмовых орехов, а недавние посадки этого дерева указывают даже на некоторую заботливость о будущем.

Ахмет, тот самый сомали, который не захотел отставать от нас в Ямбуйе и которого от самого Янкондэ мы должны были перевозить в лодке, совсем при смерти. Доктор говорит, что у него меланоз; но какая бы ни была эта болезнь вначале, теперь он, несомненно, чахоточный, и у него остались только кожа да кости.

Обогнув мыс и пройдя небольшую излучину реки, мы увидали, что она внезапно превращается в бурный поток, загроможденный утесами из сланца. На первом плане кипят волны, стремящиеся по крутому уклону вперегонки, и каждая из них, разбиваясь, осыпает предыдущую брызгами и пеной; затем с высоты десяти метров низвергается отвесный водопад, а за ним еще ряды уступов с бурлящими между ним водоворотами, — и все эти потоки, брызги и пена, как бы подернутые туманом, бешено летят нам навстречу. При виде такой преграды у меня опустились руки. Наша флотилия везла 120 вьюков и постоянно от 50 до 60 человек больных и слабосильных. Бросить этих бедняков в лесу казалось мне немыслимым. Унести вьюки на себе и продолжать путь пешком — невозможно. Перетащить челноки на баграх, а вельбот перенести на руках мимо этого длиннейшего водопада представлялось мне решительно невыполнимой задачей.

Оставив челноки ниже порогов, я провел людей до заброшенного селения Наваби, расположенного выше водопада у одного из поворотов Итури (Арувими). Больные тащились [82] вслед за караваном, а тех, которые не могли идти, перенесли. Затем прорубили в трущобе дорогу для перетаскивания челноков. Все это заняло два дня, в течение которых отряд № 1 ходил за провиантом, побывал и в окрестности, и дальше, но добыл очень немного.

Наваби было прежде замечательно цветущим поселением. Вокруг него были целые рощи гвинейских пальм 9, плантации бананов, кукурузы и табаку. Хижины под тенью пальм имели какой-то идиллический характер, — так, по крайней мере, показалось нам по тропической живописности двух хижин, оставшихся целыми. Все остальное было уничтожено. Кто-то, может быть даже из шайки Угарруэ, сжег деревню, срубил пальмы, разорил плантации и усыпал землю костями ее защитников. В пределах нашего нового бивуака в Наваби подняли пять детских черепов.

12-го числа, выступая, мы принуждены были покинуть пятерых умирающих, уже потерявших сознание. Ахмет, сомали, был в их числе.

Из Наваби мы пришли на побережье Мемберри, очевидно излюбленное место слонов. Одного из них, с наслаждением купающегося у правого берега, мы увидели недалеко от себя. В своем стремлении добыть мясной пищи я решился попытать счастье и выбрал для этого карабин 577-го калибра, один из тех, которые так высоко ценятся индийскими охотниками. Ружья № 8 остались под охраной майора Бартлота и мистера Джемсона. С нескольких метров мне удалось всадить в тело животного шесть пуль, но я только понапрасну изранил его, другого результата не добился.

На общем смотру всего каравана получился следующий вывод:

23 августа было 373 человека

12 сентября» 343 »

Убыло 30 человек: 14 дезертиров и 16 умерших; носильщиков 235, вьюков 227, больных 58 человек.

К этим цифрам, и так довольно красноречивым, надо прибавить еще то, что каждый из членов экспедиции страдает от голода; чем дальше мы подвигаемся, тем скуднее становятся средства к удовлетворению все возрастающей потребности в пище; невольники бакусу и басонгора под предводительством маньемов шайки Угарруэ разорили-плантации, перерезали жителей либо вынудили их искать убежища в лесах.

На другой день мы пришли к порогам Амири; один из наших старшин, Саади, получил выговор за то, что дбпустил некоего Макупетэ уйти разыскивать ящик, которого на проверке не досчитались; тогда сам Саади возымел несчастную мысль пойти искать Макупетэ, и ни тот, ни другой не возвратились. Другой носильщик, Уледи Манга, утомленный [83] непосильной работой, а может быть, напуганный открывающеюся перед нами мрачной перспективой, бежал, также захватив с собой ящик.

Из шести занзибарских ослов, приведенных нами из Ямбуйи, оставалось только три. Один из них, должно быть также в предчувствии грядущих бедствий, бежал. Куда он девался? Неизвестно. Что пользы искать что-либо или кого-либо в этих лесах. Как волна, рассекаемая носом корабля, сливается снова вслед за кормою, так и вечный лес погребает в своих темных глубинах все, что исчезает за его опушкой.

15-го поставили палатки около старой рыбачьей хижины. Описав громадную дугу к северо-востоку, река отклоняется к юго-востоку, и мы с 1°58' перешли к 1°24' северной широты.

Вот уже несколько дней, как мы ежедневно теряем по ящику с боевыми снарядами. Я тщетно перепробовал все средства к прекращению такого грабежа и, наконец, придумал связывать ящики по восьми штук в ряд и каждую такую цепь поручать старшему, под его личную ответственность. Таким образом, думалось мне, можно сколько-нибудь удержать людей от захождения в лес под всевозможными предлогами.

16-го, во время полуденного привала на реке, раздалась сильная ружейная пальба. Саат-Тато, посланный на разведки, возвратился спустя полчаса, давая знать о себе тремя выстрелами, и через несколько минут вместе с нашей лодкой показались еще три, с людьми в белых одеждах и украшенные красными флагами. Они явились приветствовать нас от имени своего повелителя Угарруэ, который сам приедет ко мне с визитом на вечернюю стоянку. После обмена приветствиями они пустились в обратный путь вверх по реке, стреляя из ружей и с песнями.

В 4 часа пополудни мы стали лагерем несколько ниже ставки Угарруэ. В ту же минуту барабанный бой, ружейные залпы и целая флотилия челноков возвестили нам прибытие арабского начальника. Его сопровождали 50 рослых молодцов, хор песенников и женщины. Все они имели вполне здоровый и бодрый вид.

Гость назвал себя Угарруэ; это занзибарское название Луалабы, по-туземному Руарауа. В прежние времена наш новый приятель был известен под именем Уледи Балиуз, т. е. консульский Уледи. С 1860 по 1863 г. он сопровождал экспедиции капитанов Спика и Гранта в качестве прислужника в палатке; потом его позабыли, либо сам он бежал в Униоро. Он принес нам в дар двух жирных коз, 20 кг рису, спелых бананов и кур.

На мой вопрос, найдем ли мы достаточно съестных припасов поблизости от его ставки, он, к крайнему нашему огорчению, отвечал, что его люди разорили весь край, что в этом, [84] впрочем, трудно было бы помешать им, так как они были страшно возбуждены против этих «язычников» за кровавые расправы туземцев со многими караванами, занимавшимися добычею слоновой кости.

Он сказал, что страна, где мы теперь находимся, называется Бунда, ее жители — бабунда, туземцы северного берега — бапаи, или бавайя. Одна из его шаек, отправившаяся, вероятно, на разбой, в продолжение целого месяца шла все на восток и там с высокой горы (может быть, Кассололо) видела травянистую страну, простирающуюся дальше к востоку.

Далее он сообщил, что его караван, состоящий из 600 человек, вышел из Кибонгеса на Луалабе (повыше устья реки Леопольда) и в девять месяцев прошел 680 км к северо-востоку, не выходя из лесу и на всем пути не встретив ни одной горсти травы; по дороге им пришлось переходить только через одну реку — Линди, прежде чем они достигли Итури, т. е. Арувими; от арабских купцов они узнали, что Лулу (Луа) течет из небольшого озера, называемого Озо 10, где добывают множество слоновой кости.

Выше по реке, в четырех часах ходьбы, Угарруэ владеет другим селением, в котором у него еще сотня стрелков; это селение расположено при впадении Ленды, южного притока Арувими. Его люди сеют рис, которого мы отведали, и лук. Но окрестности своих поселений они совершенно опустошили, считая неблагоразумным иметь соседями таких «язычников-убийц». Они потеряли уже до двухсот человек людей из племен бакусу и басонгора и несколько храбрых начальников маньемов. Однажды пропало сразу 40 человек, из которых так ни один и не вернулся. В ставке Угарруэ и посейчас гостит один араб, потерявший всех носильщиков своего каравана.

Между прочим, Угарруэ выразил полную готовность дать мне внаймы несколько человек из своих людей и без всяких уговоров согласился дать приют всем больным, которые не в состоянии будут идти со мной; вопрос о вознаграждении мы оставили пока открытым,

17-го мой караван стал на берегу Итури, против лагеря Угарруэ.

После полудня я на вельботе переплыл реку, чтобы отдать визит арабам. У них чрезвычайно обширное селение, огороженное высокими заборами из частокола, подбитого с внутренней стороны дранкой, чтобы сделать его непроницаемым для стрел; дранки в несколько рядов и притом в поперечном направлении. В центре селения, фасадом к реке, возвышалось жилище начальника, очень удобное и вместительное. Толстые и высокие стены его, из обожженной глины, с проделанными в них бойницами, делают его похожим на крепость. [85]

Проходя коридором, отделяющим приемные залы от жилых комнат хозяина, я видел обширный квадратный внутренний двор, до двадцати метров в поперечнике, окруженный зданиями и наполненный невольниками. В этом временном жилище арабского старшины было что-то напоминавшее средневековый баронский замок: множество снующих взад и вперед прислужников, широкое житье, простор, довольство и раздолье.

Мне сказали, что на протяжении нескольких дней ходьбы река все течет с востока; гораздо выше с севера в Итури впадает Иуру, а с юга, кроме Ленды, в нее впадает еще приток — Ибина.

Еще выше, кто говорил за 10 дней ходьбы, кто за 20, поселился еще один арабский начальник, известный под именем Килонга-Лонга, настоящее имя которого было тоже Уледи.

Здесь я увидел первого представителя племени карликов, которых, говорят, очень много к северу от Итури и на востоке, за притоком Нгайю. Это была девушка лет семнадцати, ростом 84 см, вполне сформированная, с блестящей и нежной кожей. Она была не лишена грации и очень миловидна. Мне она показалась просто хорошенькой цветной женщиной в миниатюре, с цветом лица квартеронки 11 или, пожалуй, желтоватой слоновой кости. Глаза у нее были великолепные, но слишком велики по ее росту, вроде как у газели: крупные, выпуклые и очень живые. Эта девица ходила совершенно обнаженная, что ее, по-видимому, нимало не смущало и, привыкнув, чтобы на нее любовались, она с большим удовольствием подвергалась нашим любопытным взорам. Ее нашли у истоков Нгайю.

Наша пристань представляла теперь самое оживленное зрелище: продавцы бананов, бататов 12, сахарного тростника, риса, маниоковой муки и домашней птицы, громко выкрикивая свой товар, звали покупателей, а бумажные материи и бусы быстро переходили из рук в руки.

С раннего утра я выслал лодку навстречу отставшим, которые не в силах были сами добраться до лагеря, и к трем часам пополудни нам привезли пятерых больных, которые совсем было собрались умирать.

Мы положили в вельбот и челноки больных и перевезли их в арабскую ставку; по договоренности Угарруэ будет содержать их за плату по 5 долларов в месяц за каждого человека до прибытия майора Бартлота или другого лица, письменно мною на то уполномоченного.

Напомню здесь, что 31 августа, за один день пути от Авиджили, против слияния Арувими с Непоко, мы встретили посланцев от Угарруэ. Эти люди не пошли далее вниз по реке, а вернулись тогда же к Угарруэ и, передав ему то, что от нас узнали, считали свое дело сделанным. Угарруэ хотелось [86] достать пороху, который у него почти весь вышел. У майора Бартлота пороху должно было быть еще две с четвертью тонны, и мы сказали арабам, что в настоящее время майор идет вверх по реке вслед за мной, но за множеством грузов подвигается очень медленно и может придти сюда не раньше, как через несколько месяцев. Мне хотелось устроить сообщение с Бартлотом, и потому я сговорился с Угарруэ, что если он пошлет своих людей вниз по реке и прикажет им держаться южного, т. е. левого, берега до встречи с майором, то я напишу ему, чтобы он выдал им 136 кг пороху. Угарруэ обещал в течение месяца выслать человек сорок своих разведчиков и рассыпался в благодарностях.

Мне стало ясно, что наши дезертиры-занзибарцы также ошиблись в расчетах, как и мы. Воображая, что встреченные нами люди Угарруэ продолжают идти на запад, по какому-нибудь известному им пути, занзибарцы поспешили бежать также к западу, надеясь к ним присоединиться; между тем люди Угарруэ тогда же повернули на восток и вернулись к своему хозяину. По заключении договора с Угарруэ, который громко при всех объявил о нем, я был уверен, что теперь уж больше побегов не будет.

Он действительно выслал людей, как обещал, между 20 и 25 октября; им удалось спуститься до Осиных порогов, в 265 км от Ямбуйи, но с этого места они вынуждены были вернуться назад, благодаря понесенным потерям в людях и враждебности туземцев.

Мы так устали от путешествия водой с ежедневной возней перетаскивания челноков через пороги, что я заявил Угарруэ о своем намерении выступить отсюда сухим путем; но он настоятельно отговорил меня от такого плана, так как, за выбытием из каравана всех больных, люди в значительной степени освобождались от несения грузов и, кроме того, на основании полученных им сведений, река в верхней своей части гораздо более удобна для плавания, чем на пройденных нами низовьях. [87]

6

ОТ УГАРРУЭ К КИЛОНГА-ЛОНГА

Экспедиция снова сформировалась из отборных людей. Я значительно успокоился насчет колонны арьергарда и относительно судеб наших несчастных больных. Мы выступили из ставки Угарруэ, имея 180 вьюков груза на вельботе и в челноках, а 47 вьюков несли сухим путем, с тем расчетом, чтобы каждому из четырех отрядов досталось нести их не более одного раза в четыре дня. 19-го числа арабы несколько часов сопровождали нас как для того, чтобы указать дорогу, так и для пожелания счастливого исхода нашего предприятия.

Когда мы остановились на ночевку и вечерние сумерки быстро сгустились, на реке показался челнок от Угарруэ и в нем три связанных занзибарца. На мой вопрос, что это означает, мне ответили, что эти занзибарцы убежали от меня, а Угарруэ поймал их вскоре после своего возвращения в ставку. Они бежали, конечно, с ружьями, а кисеты их доказывали, что они умудрились по дороге накрасть достаточное количество патронов. Я отблагодарил Угарруэ, послав ему револьвер и 200 патронов.

На ночь пленников засадили под караул. Перед отходом ко сну я тщательно обдумал, как теперь быть с этим народом. Если опять посмотреть на дело сквозь пальцы и не принять строжайших мер, то вскоре придется вернуться назад и сказать себе, что столько сил, жизней и страданий потрачено совершенно даром.

[88] Утром я собрал всю команду и произнес приличную случаю речь, которая была принята с полным сочувствием. Все согласились с тем, что мы по мере сил и возможности исполняли свой долг, что все мы довольно натерпелись, дезертиры же действовали, как подлые рабы, не имеющие, по-видимому, никакого нравственного чувства, ни совести. Они вполне согласились и с тем, что если бы туземцы попытались украсть наши ружья, которые для нас все равно, что «наши души», то мы в праве были бы застрелить их за это, и что если люди, получающие за свой труд плату и пользующиеся нашим покровительством и хорошим с ними обхождением, вздумают ночью перерезать нас, то они подлежат расстрелу.

— Хорошо же, — сказал я, — вот как раз те люди, которые сделали все это: они украли наше оружие и бежали, унося с собой наши оборонительные средства. Вы говорите, что застрелили бы туземца, если бы он помешал вам идти вперед или пробираться назад, куда вам нужно. А эти что делали? Ведь если у нас утащат все ружья и боевые припасы, нам ни назад, ни вперед нельзя будет двинуться.

— Нельзя, — соглашаются они.

— Значит, вы приговорили их к смерти. Один умрет сегодня, другой завтра, третий послезавтра; и с этого дня, каждый вор и каждый дезертир, кто не исполняет свой долг и подвергает опасности жизнь своих товарищей, умрет.

Виновников спросили, кто они и откуда. Один ответил, что он невольник Фарджала-бен-Али, одного из старшин отряда № 1; другой оказался невольником какого-то банианца в Занзибаре; третий — невольником ремесленника в Уньянь-ямбе.

Кинули жребий: кто вынет самый короткий клочок бумаги, тот и будет казнен сегодня.

Жребий пал на невольника Фарджала. Перекинули веревку через толстый сук, и сорок человек по команде взялись за один конец веревки; на другом сделали петлю и накинули ее на шею преступника.

— Не имеешь ли чего сказать перед смертью?

Он отрицательно покачал головой. По данному знаку его вздернули. Прежде чем кончились последние содрогания, экспедиция выступила из лагеря, оставив за собой арьергард и речную команду.

В этот день мы сделали хороший переход. Вдоль берега шла торная тропинка, что значительно облегчило труд каравана. По дороге мы тщательно обыскивали деревья, но нашли всего десять гроздьев самых мелких бананов. За один час пути от слияния рек Ленды и Итури мы стали лагерем.

У противоположного берега увидели одного купающегося слона; капитан Нельсон, с такой же двустволкой, как у меня, [89] я и Саат-Тато, наш искусный стрелок, отправились через реку и остановились в 13-14 м от благородного зверя. Всадив в него одновременно три пули, а в следующую секунду еще две, и притом в самые чувствительные места, мы не добились ровно никакого толку, слон — таки ушел. С тех пор мы потеряли всякое доверие к этим ружьям. Во всю экспедицию нам не удалось убить никакой дичи из этих «экспрессов».

Вскоре капитан Нельсон выменял свое ружье на небольшой: запас съестных припасов у Килонга-Лонги, а я расстался со своим, подарив его года два спустя Антари, королю анкоров. С номером восьмым или десятым завода Рейли я всегда охотился очень успешно, а потому люди, заинтересованные в вопросах подобного рода, пусть воспользуются нашим опытом.

На рассвете следующего дня, когда серый свет начал проникать сквозь развесистые древесные шатры над лагерем, я послал мальчика за Решидом, нашим главным старшиной.

— Ну что ж, Решид, старый приятель, настал черед казнить другого виновника; пора приготовиться к этому. Ты что скажешь?

— Что же я скажу? Что еще можно делать, как не убивать тех, кто пытается убить нас? Если перед нами яма, дно которой утыкано острыми кольями и ядовитыми колышками, и мы говорим людям — смотрите, не упадите туда, — не наша вина, коли они зажимают уши, не слушают наших слов и сами туда прыгают. Пускай их вина падет на их головы!

— Но ведь это так тяжело! Решид-бен-Омар, этот дремучий лес ожесточает сердца людские, а голод вытеснил разум из их голов; они ни о чем больше не думают, как о своих пустых желудках; я слыхал, что даже матери иногда с голоду пожирают детей своих. Что же удивительного, что слуга бежит от господина, который не может прокормить его.

— Это истина, ясная, как солнце. Но если нам суждено умереть, умрем все вместе. Здесь немало хороших людей, которые во всякое время готовы сложить головы за тебя. А есть и такие — рабы между рабами, — которые ничего не знают и знать не хотят, и когда они бегут от нас и уносят с собой то, что нам нужно для сохранения нашей жизни, — пусть они сгинут и пропадут. Всем им известно, что ты христианин, претерпеваешь все невзгоды ради спасения сынов ислама, которые где-то там погибают на берегах великого озера; они же сами исповедуют ислам, а христианина хотят покинуть в лесу. Смерть им!

— Однако, Решид, если бы нашлось средство предупредить побеги и нашу близкую гибель, не прибегая к таким суровым мерам, как повешение, что бы ты сказал?

— Я бы сказал, господин, что все средства хороши, а [90] самое лучшее будет то, которое даст им возможность жить и покаяться.

— Ну хорошо, как только я напьюсь кофе, веди трубить сбор. Тем временем приготовь длинную тростниковую веревку и перекинь ее вон через тот толстый сук. Свяжи крепкую петлю из куска свежего каната. Приготовь пленника, отдай его под надзор караульных, а когда услышишь звуки, подойди к каждому из старшин и скажи ему на ухо: «Пойдем со мной просить за него прощения, и оно дастся нам». Я взгляну на тебя и спрошу, что ты имеешь сказать, — тогда и говорите, это будет сигнал. Доволен ли ты?

— Пусть будет, как ты сказал. Люди ответят тебе.

Через полчаса трубили сбор; отряды образовали каре вокруг преступника. Длинная тростниковая веревка с роковым узлом и петлей висела на древесном суку, конец ее извивался по земле подобно громадной змее. Я сказал несколько слов, и один из людей вышел из рядов и надел петлю на шею пленника; одному из отрядов приказано было взяться за конец веревки.

— Ну, человек, не желаешь ли сказать что-нибудь, прежде чем присоединишься к своему брату, умершему вчера?

Но человек ничего не сказал и даже едва ли расслышал, что я говорил. Тогда я обратился к главному старшине:

— Не имеешь ли ты чего сказать, перед тем как я отдам приказ?

Решид мигнул товарищам-старшинам, и все они рванулись вперед, упали к моим ногам, умоляя о пощаде, энергично ругали воров и убийц, но клялись, что отныне они будут вести себя лучше, лишь бы на этот единственный раз я даровал им прощение.

В эту минуту лица занзибарцев представляли интереснейшее зрелище: все глаза расширились, губы плотно сомкнулись, щеки побледнели, как будто электрическая искра зажгла во всех одно и то же чувство!

— Довольно, ребята! Берите своего товарища, его жизнь в ваших руках. Но вперед, смотрите, у меня будет только один закон для каждого, кто украдет ружье, — веревку на шею и смерть.

Тут произошла такая трогательная сцена, что я изумился: у многих по щекам текли крупные слезы, а глаза у всех были влажны под наплывом страстного чувства благодарности. Шапки и чалмы полетели вверх, люди потрясали ружьями и, подымая прямо руки, восклицали:

«Покуда жив «Белая шапка», никто не покинет его! Смерть тому, кто покинет Була-Матари! Веди нас к Ньянце! Покажи только дорогу, теперь мы все пойдем!»

Нигде я не видывал такого взрыва чувства, исключая разве Испании, когда республиканцы разражались бурными [91] восклицаниями в ответ на какую-нибудь великолепную речь, в которой призывали их грудью стоять за новую веру и свободу, равенство и братство.

Плакал также и дезертир; когда с него скинули петлю, он стал на колени и поклялся умереть у моих ног. Я пожал ему руку и сказал:

— Это божье дело, бога и благодари.

Снова прозвучала труба, но теперь уже веселыми звуками. Все разошлись по местам, носильщики быстро взвалили на плечи свои тяжелые ноши и пошли вперед, радуясь, точно на празднике. Офицеры одобрительно улыбались. Никогда еще. в лесных дебрях на Конго не бывало столько счастливых людей, как в это утро.

Пешая и речная колонны через час, почти одновременно, достигли Ленды. Эта река, шириной около 100 м, по-видимому, очень глубокая. На западном берегу реки расположилась небольшая деревня, банановые рощи которой давно уже были обобраны дочиста.

По окончании переправы я позволил людям пошарить по окрестностям, чтобы добыть пищи. Одни пошли по северному берегу, другие по южному, но еще задолго до наступления ночи все вернулись, не найдя ни малейших следов съестных припасов.

22 сентября. Пока мы по обыкновению подвигались вперед водой и сушей, я раздумывал, что только четыре дня назад, 18-го числа, я оставил на попечение араба пятьдесят шесть человек больных, а сегодня, глядя на своих людей во время переклички, я заметил около пятидесяти человек, уже совершенно ослабевающих. Даже наиболее крепкие и благоразумные из них были изнурены продолжительным недостатком пищи. Идти дальше по таким местам, опустошенным искателями слоновой кости, казалось мне просто немыслимо. По счастью, однако же, дойдя до Умени, мы нашли там достаточно припасов, чтобы прокормиться целый день, и надежда снова оживила нас. На другой день сбежал некий Абдалла, по прозвищу Горбатый.

На реке в быстрине мы попали между камней: пришлось разгружать челноки, перетягиваться по бечеве, и, наконец, впереди открылся водопад метров двенадцать высотой, а перед ним и за ним еще множество порогов.

Можно бы думать, что в этих местах Итури превращается уже в незначительную речку; но, увидев, какая сила воды стремится через третий большой уступ, мы должны были согласиться, что Итури и здесь еще очень мощная река.

24-го мы провели день в розысках пищи, в проведении дороги через лес мимо порогов и в развинчивании вельбота для переноски его по частям. Пионеры притащили довольно большое количество бананов, остальные три отряда ровно ничего [92] не нашли. Утесы, торчавшие из-под воды на этих порогах, состояли из красноватой слоистой породы.

На другой день мы миновали и третий водопад и остановились в старом арабском лагере. В течение этого дня никакой пищи не найдено.

На следующий день — новая гряда порогов, опять несколько раз разгружали и снова нагружали челноки и после усиленных трудов и возни, сопряженной с перевалом через опасные пороги, достигли ночлега напротив Аватико.

Как полезны были нам вельботы и челноки, ясно уже из того факта, что для переноски всех наших 227 вьюков нам приходилось три раза пройти одно и то же пространство. Даже и с помощью флотилии эта переноска заняла всех годных людей вплоть до ночи. Люди так отощали от голода, что более трети всего персонала едва могли передвигаться с места на место. Мне самому в этот день с утра до ночи досталось всего только два банана. Некоторые из занзибарцев по два дня уже совсем ничего не ели, а этого довольно, чтобы надорвать самые крепкие силы. Партия фуражиров из отряда № 1 переправилась через реку к селению Аватико и нашла там немного совсем еще неспелых плодов; они взяли там в плен женщину, которая уверяла, что знает такое место, где бананы бывают длиной больше 30 см, и может провести нас туда.

27 сентября мы дневали в лагере. Я послал лейтенанта Стэрса далее по берегу, а 180 человек отрядил за реку искать пищи, дав им женщину в проводники. Стэрс вернулся с известием, что ни одного селения впереди не видать, но зато он встретился с партией слонов, от которых едва спасся. Занзибарцы же принесли столько бананов, что на каждого человека пришлось от шестидесяти до восьмидесяти штук. Если бы они придерживались такой же благоразумной экономии, как и мы, гораздо меньше было бы несчастий и страданий; но аппетит у этого народа какой-то неудержимый. Количества пищи, беспристрастно всем розданной, могло бы хватить им на шесть или восемь дней, но некоторые из них даже и спать не ложились, а все продолжали есть, надеясь, что когда опять придет нужда, то бог пошлет им пищи, лишь бы хорошенько попросить его об этом.

30-го пешая и речная колонны сошлись для общего завтрака. В этот день офицеры задали себе настоящий пир. Стэрс нашел в яме живую антилопу, а я нашел много живой рыбы в туземном рыболовном снаряде, поставленном в устье одного мелкого речного притока. Вечером мы расположились на таком участке берега, где ясно видны следы небольшой пристани и переправы. Только что мы успели расположиться; на ночлег, как услышали три выстрела. Это означало близость маньемов, и точно — вскоре дюжина красивых молодцов [93] вступила в лагерь. То были слуги Килонга-Лонги, соперника Угарруэ в деле опустошения края, которому оба они посвятили себя.

Маньемы сообщили нам, что селение Килонга-Лонги находится отсюда в пяти днях пути, что вплоть до его ставки страна необитаема и потому следует запастись бананами, которых, впрочем, очень много найдется здесь за рекой, а травянистые луга от здешнего места еще за целый месяц ходьбы. Они советовали нам дня на два остановиться для заготовки провианта, на что мы очень охотно согласились, так как добыть съестных припасов было в самом деле настоятельно необходимо.

В первый день стоянки поиски за пищей остались вполне безуспешны, но на другой день с раннего утра я отрядил значительную часть людей под командой лейтенанта Стэрса и доктора Пэрка на северный берег. К вечеру фуражиры принесли столько бананов, что мы смогли раздать по сорок штук на человека. Некоторые из наиболее предприимчивых набрали больше, но крайняя нужда несколько притупила в них чувство совестливости, и они припрятали свою добычу для себя.

3 октября утром, вскоре по выходе из лагеря, мы вступили в котловину, окруженную холмами, возвышавшимися от 75 до 200 м над уровнем реки, а дойдя до пределов этой котловины, увидели извилистый, каналообразный и чрезвычайно бурный поток. Весь пейзаж напомнил нам в миниатюре один из каньонов Конго, обрамленный высокими холмами. Я предчувствовал, что теперь мы встретим такие серьезные затруднения, каких еще не было на нашем пути. Мы прошли на веслах еще пять километров, но подвигаться вперед стало так трудно, что нам не удалось догнать пеший караван.

4-го мы прошли еще около 2,5 км и переправили экспедицию на северный берег, так как нам говорили, что Ипото — поселение маньемов — расположено на этой стороне. Маньемы между тем исчезли, а за ними скрылись и трое из наших. Еще двое умерли от дизентерии. При переправе у нас было немало разных бед: один из челноков два раза был под водой, стальной вельбот едва не погиб, и его так сильно исколотило о подводные камни, что от этих ударов пострадали и наши хронометры, до тех пор работавшие безукоризненно. Я бы охотно в тот же день отказался от передвижения по реке, но дичь и глушь ужасной, необитаемой и бесплодной трущобы, а также полное истощение и хилость людей пугали меня, и я не решился. Мы все еще надеялись, что придем в такое место, где можно будет отдохнуть и достать пищи, а этого, по-видимому, нельзя было достигнуть вплоть до ставки Килонга-Лонги. [94]

На следующий день к десяти часам утра, пройдя некоторое расстояние по необычайно бурному потоку, мы пришли к такому месту, где река образовала резкий изгиб с северо-востока на восток, в малом масштабе напоминавший Нсона-Мамбу на нижнем Конго. Выйдя на берег в начале этого изгиба и стоя на утесе лавообразной породы, я сразу увидел, что тут кончается возможность навигации в челноках. Горы высились все круче и не ниже 200 м; река сузилась до 20 м, а на расстоянии около 90 м выше того пункта, где я стоял, из узкой долины вырывалась клокочущая и бешеная река Ихуру, приток Итури. Сама Итури низвергалась как бы с высоты, образуя исполинскую лестницу водопадов, и, соединив свои воды с водами притока, с ревом, с гулом и с невероятной быстротой стремилась между стеснившихся берегов, покрытых дремучими лесами.

Я послал за реку гонцов вдогонку каравану, шедшему под предводительством Стэрса, и когда они вернулись, переправил людей снова на южный берег.

На последней перекличке нас черных и белых было всего 271 человек. С тех пор двое умерло от дизентерии, один от истощения, четверо бежали, и одного мы повесили; следовательно, осталось 263 человека. Из этого числа пятьдесят два превратились в скелеты. Началось с того, что они покрылись чирьями и потому не могли участвовать в добывании пищи, а потом, получая свою долю провианта, не думали экономить его, а поедали свои припасы немедленно и оставались совсем без пропитания в те дни, когда новой добычи не было. Способных идти осталось у меня всего 211 человек, в числе которых было сорок неносильщиков, вьюков же оставалось 227, так что теперь, когда понадобилось нести их сухим путем, оказалось восемьдесят мест без носильщиков.

В последние две недели у капитана Нельсона также образовалось до двенадцати мелких чирьев, которые, постепенно разрастаясь, причиняли ему немало страданий. Итак, в тот день, когда бурная река решительно сделала невозможным дальнейшее передвижение водой, Нельсон и пятьдесят два человека команды оказались окончательно неспособными идти дальше.

Положение было в высшей степени затруднительное. Нельсон-товарищ, и для его спасения следовало употребить все силы и меры. Относительно пятидесяти двух чернокожих мы также были связаны торжественными обязательствами; и как ни тяжелы были окружающие обстоятельства, мы не настолько были подавлены ими, чтобы вовсе потерять надежду спасти всех.

Так как маньемы говорили, что их поселение находится в пяти днях пути, а мы уже прошли двухдневное расстояние, то ставка их или деревня должна быть не дальше как за три [95] дня ходу. Капитан Нельсон подал мне мысль, что если послать вперед смышленых разведчиков, то они могут дойти до ставки Килонга-Лонги гораздо прежде колонны. С этим все, конечно, согласились, а так как самыми смышлеными в отряде были старшины, то главного их начальника с пятью другими старшинами я тотчас отрядил вперед, приказав им как можно скорее идти южным берегом до тех пор, пока они найдут какую-нибудь пристань, откуда можно будет пере, правиться на другой берег Итури, отыскать селение и немедленно добыть запас провианта.

Перед отправлением в путь офицеры и команда пожелали узнать, думаю ли я, что впереди в самом деле будет арабское селение. Я ответил, что нимало не сомневаюсь в этом, но считаю возможным, что маньемы не точно показали расстояние, уменьшив его, может быть, из желания ободрить нас, поощрить наше усердие или просто успокоить наши тревоги.

Я сообщил несчастным калекам о нашем намерении идти дальше, пока не найдем пищи, дабы всем вместе не пропасть, и прислать им провианта, как только нам удастся достать его; потом сдал пятьдесят двух человек, семьдесят один вьюк и десять челноков под надзор капитана Нельсона, просил его не падать духом, и, взвалив на плечи наши тюки и разобранный по частям вельбот, мы пустились в путь.

Трудно себе представить более печальное место для лагеря, чем эта узкая песчаная терраса, окруженная утесами, окаймленная стеной темных лесов, которые, начинаясь у самой воды, лезут по берегам до высоты 200 м, между тем как в воздухе стоит немолчный рев бушующего потока и двойного ряда водопадов, состязающихся в быстроте и шуме. Невольно содрогаешься, вникая в безвыходное положение наших несчастных больных, осужденных оставаться на месте без всякого дела и каждую минуту прислушиваться к страшному гулу разъяренных волн, к однообразной и непримиримой борьбе беспрерывно бушующих рек, наблюдать, как эти волны прыгают, извиваются, образуют сверкающие столбы, каждую секунду меняющие форму, как быстрина увлекает их вперед, разбивает на клочки белой пены и раскидывает врозь; вглядываться в неумолимую глубину темного леса, расстилающегося и вширь, и вверх, и вокруг, вечно окутанного своей тусклой зеленью и схоронившего в своих недрах столько протекших веков, столько поколений, давно минувших и исчезнувших. А ночь, с ее непроницаемой, осязательной темнотой, с черными тенями по лесистым холмам, с неумолкающим гулом водопадов; а эти неопределенные формы, что возникают из темноты, под влиянием физического истощения и нервного ужаса, и сознание безлюдья, одиночества и затерянности в этой глуши, — подумайте обо всем этом, и [96] тогда вам понятнее станет, в каком положении остались эти несчастные.

А мы тем временем ползли вперед, взбирались по лесистым скатам, стараясь достигнуть верхнего гребня, холмов; шли не зная куда, не смея думать о том, сколько именно придется идти в поисках за пищей и с угнетающим сознанием двойной ответственности как за тех доверчивых, славных людей, которые шли с нами, так и за тех, не менее доверчивых и славных, которых мы покинули на дне ужасной долины!

Глядя на моих бедняков, с таким трудом подвигавшихся вперед, я думал, что судьба наша должна решиться в течение нескольких часов. Пройден день, может быть два, и жизнь отлетит. Как жадно они всматривались в чащу леса, ища глазами красных ягод фринии и кисловатых пурпуровых, продолговатых плодов амомы! Как набрасывались на плоские лесные бобы и наслаждались попадавшимися грибами! Короче сказать, в этой жестокой бескормице мы ничем не брезговали, кроме древесины и листьев. Проходя несколькими заброшенными просеками, люди разыскивали бывшие банановые плантации, срезали стволы бананов и, перемешав их с лесными травами, варили из этого похлебку; фенесси 13 и другие крупные плоды сделались предметами наших постоянных дум и помышлений.

Возвращаться нам было нельзя, оставаться на месте невозможно; переменяя место, мы лишь обменивали одно зло на другое, и с каждым днем мы сами приближались к своей гибели.

7 октября в половине седьмого часа утра мы вступили своим похоронным шагом в неизведанные дебри нагорного леса. По пути собирали грибы и дикие плоды матонга и после семичасового перехода расположились на ночлег. В 11 часов утра мы, по обыкновению, делали привал для завтрака. У каждого из офицеров был еще небольшой запас бананов. Я лично мог себе уделить не больше двух; товарищи мои были не менее меня умеренны и экономны, и трапеза наша закончилась чашкой чая без сахара. Мы сидели и обсуждали свои дела, разговаривая о том, могли ли наши гонцы достигнуть какого-нибудь поселения сегодня или завтра, и в какой срок можно ожидать их обратно; между прочим, товарищи спрашивали меня, испытывал ли я такие же бедствия во время прежних моих путешествий по Африке.

— Нет, — отвечал я, — таких еще не испытывал. Натерпелись мы и тогда, но до такой крайности не доходили. Эти девять дней пути до Итури были ужасны. Когда мы бежали из Бумбирэ, мы очень страдали от голода; также и тогда, когда плыли вниз по Конго для определения его течения, мы были в довольно жалком положении; но все же совсем без пищи мы не оставались и притом нас поддерживали великие [97] надежды. Говорят, что время чудес миновало, но отчего бы это? Моисей источал воду из камня при Хореве для израильтян, томившихся жаждой; у нас воды довольно, и даже слишком. Вороны прилетали кормить пророка Илью у реки Керита; но во всем этом лесу нет ни одного ворона. Христу прислуживали ангелы; не дождемся ли и мы ангела с небес?

В эту минуту послышалось как бы шуршанье крыльев большой птицы. Мой маленький террьер Ренди поднял ногу и вопросительно посмотрел вверх; мы тоже подняли головы, но в ту же секунду птица очутилась под носом у Ренди, который схватил ее зубами и держал, как в железных тисках.

— Ну вот, друзья, — сказал я, — боги к нам милостивы и время чудес еще не миновало. — И товарищи с изумленным восхищением взирали на птицу, которая оказалась жирной, превосходной цесаркой.

Эту цесарку мы очень скоро поделили между собой, не позабыв наградить и виновника торжества, Ренди; собачка как будто сознавала, что общее уважение к ней увеличилось и каждый из нас по-своему насладился ее добычей.

На следующий день, ради облегчения носильщиков, тащивших стальные части вельбота, я просил мистера Джефсона свинтить его снова. Часа через два ходьбы вдоль берега мы пришли к месту, с которого виден был обитаемый островок.

Передовые разведчики, взяв первый попавший челнок, бросились прямо к островку, намереваясь так же бесцеремонно, как Орландо, захватить пищи для голодных. (Намек на сцену из комедии Шекспира «Как вам будет угодно». (Ред.))

Чего вам нужно, дерзновенные?

Нам нужно мяса! Двести человек бродят в этих лесах, изнемогая от истощения!

Но туземцы и не расспрашивали ни о чем, а очень деликатно исчезли, оставив нам все свои съестные сокровища. На нашу долю пришлось два фунта кукурузы и полфунта бобов. Всего разыскали до двадцати пяти фунтов зерна, которое роздали людям.

После полудня я получил записку от Джефсона, отставшего с вельботом: «Бога ради, если достали пищи в поселке, пришлите нам чего-нибудь».

Я отвечал Джефсону, чтобы он попробовал отыскать раненого слона, в которого я стрелял и который спасся на один из островков, а в ответ на его мольбу мог послать ему только горсть кукурузы.

9 октября сотня людей вызвалась переплыть на северный берег и проникнуть немного в глубь леса с твердым намерением не возвращаться, пока не добудут какой-нибудь провизии. Я отправился вверх по реке с речным экипажем, а [98] Стэрс вниз по реке до примеченной им тропинки, которая, как он надеялся, могла привести к селению, остальные, настолько ослабевшие, что не могли идти далеко, бродили по лесу в поисках диких плодов и лесных бобов. Эти бобы, величиной вчетверо больше наших крупных огородных сортов, заключены в бурой, кожистой шелухе. Вначале наши люди просто шелушили их и варили в воде, отчего у них болели желудки. Но одна туземная старуха, захваченная на островке, иначе приготовляла: она не только шелушила их, но сдирала и внутреннюю кожицу, а потом скоблила бобы, как у нас скоблят мускатный орех. Из этого вещества, вроде муки, она пекла лепешки для своего нового хозяина, и он в восторге кричал, что они очень вкусны. Тогда все принялись собирать бобы, которых в лесу попадалось довольно много. Мне принесли попробовать этого печенья, я соблазнился и нашел, его довольно питательным, а на вкус похожим на желуди. И в самом деле, вкус и запах сильно напоминали мне печеные желуди. Грибов находили много сортов: были настоящие, вроде наших северных вешенников, но попадались ядовитые. Собирали и гусениц, и древесных улиток, и белых муравьев, — это уже считалось мясным кушаньем. Вместо десерта служили мабенгу и фенесси.

На другой день некоторые из фуражиров северного берега вернулись ни с чем. Они нашли там такую же бесплодную глушь, какая была у нас на южном берегу. «Иншаллах! — говорили они. — Найдем пищи, если не завтра, то послезавтра».

Утром я проглотил последнее зернышко своей кукурузы, последнюю порцию твердой пищи, какая еще оставалась у нас, и в полдень надо было хоть чем-нибудь утолить жестокие схватки пустого желудка. Один из старшин, Уади-Хамис, принес мне листьев батата: их столкли и сварили. Это было довольно вкусно, но не сытно, и желудок мой не успокоился. Тогда один из занзибарцев с гордой радостью, бедняга, принес мне дюжину плодов, цветом и величиной сходных с наилучшими грушами и издававших прелестный, освежительный запах. Честный малый уверял, что они отличные, что люди ими просто объедаются, и для меня и офицеров отобрали самые лучшие экземпляры. Он притащил мне также свежую лепешку из бобовой муки, с виду решительно напоминавшую подрумянившийся запеченный крем. Я от души поблагодарил его за такое угощение и, поевши, почувствовал себя, наконец, сытым. Однако через час у меня началась рвота, и я принужден был лечь в постель: голова болела, как бы стянутая железным обручем, в виски стучало, и глаза как-то странно перекашивало, так что даже в сильнейшие очки я не мог разобрать букв в книге. Мой слуга, который с увлечением юности набросился на предоставленные ему [99] мною остатки ароматного грушеобразного плода, пострадал еще хуже меня. Будь он пущен в маленькой лодке по бурному морскому проливу, он и тогда едва ли мог представлять более плачевное зрелище, чем теперь, аппетитно поев здешних лесных груш.

На закате солнца явились с северного берега фуражиры из отряда № 1, бывшие в отсутствии тридцать шесть часов, и принесли с собой бананы в достаточном количестве, чтобы спасти европейцев от отчаяния и голодной смерти; но мы всем роздали по два банана, что равнялось четырем унциям твердой пищи на человека, между тем как на такие тощие желудки нужно было по крайней мере по три килограмма чтобы насытить их.

Двое из фуражиров не вернулись, но нам некогда было их ждать. Мы двинулись с своей голодной стоянки и перешли на другую, на восемнадцать километров дальше.

Один из людей отряда № 3 уронил свой ящик с боевыми снарядами в воду, и груз пропал.

Кеджели украл ящик патронов винчестерского образца и сбежал. Селим стащил ящик, в котором были новые сапоги для Эмина-паши да две пары моих собственных, и тоже сбежал. Уади-Адам скрылся, забрав целиком все пожитки доктора Пэрка. Суеди, из отряда № 1, покинул на дороге вьюк, а сам пропал неизвестно куда. За ним исчез и Учунгу, захвативший с собой ящик ремингтоновских патронов.

12 октября мы прошли семь с половиной километров на юго-восток. Вельбот со своим экипажем далеко отстал от нас, задержанный порогами.

Нам захотелось переплыть за реку, чтобы снова попытать счастье на северном берегу. Стали искать челнок и один приметили, но он был у противоположного берега, а река в этом месте была до ста метров шириной, и течение так быстро, что при теперешнем изнурении ни один из наших лучших пловцов не мог бы с ним справиться.

Разведчики заметили еще другой челнок, причаленный к острову немного выше нашего привала и не далее сорока метров от южного берега. Трое охотников вызвались плыть за челноком, и между ними один из пионеров, Уади-Асман, человек серьезный, благонадежный и опытный в странствованиях по многим африканским землям. Я обещал двадцать долларов награды за успешное выполнение задачи. Асман был не такой смельчак, как Уледи, лоцман вельбота, и далеко не отличался такой отвагой и решимостью, но зато он был в высшей степени осторожный и разумный человек, и я ценил его очень высоко.

Эти трое людей задумали перебраться через реку по небольшому порогу, чтобы от времени до времени опираться на торчавшие под водой утесы. В сумерках двое из них [100] вернулись с печальной вестью, что Асман утонул: он попытался плыть с ружьем за спиной, его унесло течением в водоворот, и он погиб.

Решительно во всем мы были несчастливы: наши старшины все не возвращались, и мы тревожились, Здоровые и крепкие люди дезертировали, число ружей быстро уменьшалось, множество боевых припасов раскрадено; Ферузи, наилучший после Уледи из наших матросов, превосходный человек, честный, отличный солдат, безропотный носильщик, умирал от раны, которую дикарь нанес ему ножом в голову.

На другой день опять дневали. Мы намеревались снова переправиться за реку и сильно беспокоились о наших шести старшинах, в числе которых был и Решид-бен-Омар, т. е. «Отец народа», как его называли.

Так как они ничего не взяли с собой, кроме своих ружей, одежды и достаточного количества патронов, то я рассчитывал, что такие люди как они, могли пройти больше 150 км в эту неделю, т. е. с тех пор, как мы выступили из стоянки, где оставили Нельсона. Стало быть, если они за это время все еще не дошли до селения маньемов, то чего ожидать нам, нагруженным вьюками, с целым караваном отощавших и отчаявшихся людей, которые всю неделю питались только парою бананов да дикими плодами, ягодами и грибами. Люди начали уже совсем погибать от такого, продолжительного поста. Трое умерло накануне.

К вечеру подоспел на вельботе Джефсон и привез кукурузы, которой досталось по двенадцати чашек на каждого из белых. Для европейцев это было спасением от голодной смерти.

15-го числа, сделав на деревьях пометки вокруг места нашей стоянки и начертив углем путеводные стрелы на случай, если старшины сюда придут, экспедиция переправилась на северный берег и расположилась лагерем в верхней части гряды холмов. Вскоре умер от своей раны Ферузи Али.

Люди дошли до такого изнеможения, что я не решился развинчивать вельбот для переноски его по частям; впрочем, если бы теперь посулить им все сокровища мира, они не в силах бы сделать более того, что и так делали по первому моему слову. Я разъяснил им наше положение, обратившись к ним со следующей речью:

— Друзья мои, вот вам, в кратких словах, изложение наших дел. Вы выступили из Ямбуйи в числе 389 человек и взяли с собой 327 вьюков. У нас было 80 человек лишних носильщиков, которых мы предназначали на смену тем, кто мог заболеть или ослабеть по дороге.

В ставке Угарруэ мы оставили 56 человек, а в лагере с капитаном Нельсоном еще 52. У нас должно теперь [101] оставаться 281 человек, а вместо того нас всего лишь двести, включая шесть отсутствующих старшин. Семьдесят один умерли, убиты, либо бежали. Но из вас только полтораста в состоянии нести вещи, а потому мы не можем тащить за собой этот вельбот. Как вы думаете, не лучше ли будет затопить его здесь, у берега, а самим скорее идти вперед и, чтобы не умереть в этих лесах, добывать пищу и себе, и тем, которые остались с капитаном Нельсоном и дивятся теперь, куда мы все подевались. Не мы ведь носим вельбот, а вы, так скажите же, как нам лучше поступить с ним?

И офицеры и команда высказали много различных соображений, пока, наконец, Уледи, — все тот же верный слуга Уледи, о котором я упоминал в своей книге «Через черный материк», — не разрешил вопроса.

— Господин, — сказал он, — мой совет таков: вы идите вперед, ищите маньемов, а я и матросы пойдем через пороги, и мы будем работать как придется — на шестах, на веслах или на бечеве. Два дня я буду так подвигаться вверх по реке, и если до тех пор не нападу на след маньемов, то пошлю к вам вдогонку людей, чтобы нам не разобщаться. Не может быть, чтобы мы с вами не сошлись, потому что и слепой человек может дойти по той дороге, которую прокладывает караван.

Эта мысль всем показалась наилучшей, и мы решили исполнить все так, как посоветовал Уледи.

Мы расстались в 10 часов утра, и вскоре я впервые познакомился с более высокими холмами долины Арувими. Я повел караван к северу через лесные трущобы, отклоняясь по временам к северо-востоку и охотно направляясь по звериным следам, когда они попадались кстати. Мы подвигались очень медленно — был густой подлесок; на пути во множестве встречались плоды фринии и амомы, фенесси, крупные лесные бобы и всевозможные грибы, и каждый набрал себе изрядный запас. Давно отвыкшие от восхождения на горы, мы задыхались от сердцебиения, взбираясь по крутым лесистым скатам и прорубая себе путь через душившие нас со всех сторон лианы, кусты и деревья.

О как грустен, как невыразимо печален был этот вечер, когда столько людей покорно и тягостно двигались по бесконечному лесу вслед за одним белым человеком, шедшим неведомо куда. По мнению многих, он и сам не знал, куда идет. И все они испытывали жестокие муки голода. А какие еще ужасы ждут их впереди, о том они не имели ни малейшего понятия. Но что же делать, рано или поздно — смерть все равно настигнет каждого человека. Итак, мы шли все дальше и дальше, пробирались сквозь кусты, топтали зеленые растения и огибали склоны холмов, зигзагом направляя колонну то на северо-восток, то на северо-запад, и, спустившись в [102] котловину, расположились у прозрачного ручья завтракать зернами кукурузы и лесными ягодами.

Во время полуденного привала некто Умари, заметив великолепные спелые фенесси на верхушке дерева в, 9 м высотой, полез за ними, но, добравшись до вершины, сорвался — или ветка под ним подломилась — и свалился на головы двух своих товарищей, стоявших у того же дерева в ожидании плодов. Как это ни странно, ни один из троих не получил серьезных повреждений, только Умари немного помял себе бедро, да один из тех, на кого он упал, жаловался, что у него заболела грудь.

В половине четвертого часа, после утомительного пролезания сквозь густейшие заросли арума, амомы и всяких кустов, мы вышли в мрачный дол, расположенный в виде амфитеатра, и на дне его нашли лагерь, из которого туземцы только что убежали, и притом так поспешно, что не успели захватить с собой своих сокровищ. Ясно, что в труднейшие минуты жизни какие-то божества заботились о нас. В этом лагере нас ожидали два четверика кукурузы и один четверик бобов.

Мой бедный занзибарский осел совсем извелся дорогой. И в самом деле, питаться изо дня в день листьями арума да амомы с самого 28 июня далеко не достаточно для порядочного ослика из Занзибара, и потому, чтобы разом пресечь его страдания, я застрелил его. Мясо его делили так тщательно, как будто это была какая-нибудь редчайшая дичь, а моя отощавшая и обезумевшая с голоду челядь угрожала позабыть всякую дисциплину.

Когда им поровну роздали мясо, они начали драться из-за кожи, подобрали все косточки и истолкли их, потом несколько часов кряду варили копыта, — словом, от моего верного осла ровно ничего не осталось, кроме волос и пролитой крови; ни одна стая шакалов не обработала бы его лучше. Та часть нашей природы, которая возвышает человека над остальными животными, до того притупилась под влиянием голода, что наши люди превратились в двуногих плотоядных, с такими же кровожадными инстинктами, как и любые хищные звери.

16-го мы перешли одну за другой четыре глубокие долины, густо заросшие удивительными фриниями. На деревьях часто виднелись фенесси, почти совсем спелые, длиной до 30 см и 21 см в поперечнике. Некоторые из этих плодов были не хуже ананаса и притом несомненно безвредны. Впрочем, мы не брезговали и гниющими плодами. Когда не было фенесси, попадалось множество бобовых деревьев, которые услужливо усыпали почву своими плодами. Природа как будто сознавала, что бедные странники довольно натерпелись: дремучий лес все нежнее и внимательнее относился к усталым и [102] долготерпеливым страдальцам. Фринии расточали нам свои багровые ягоды, амома снабжала нас самыми спелыми и румяными плодами, фенесси достигли высшей степени совершенства, лесные бобы были все толще и сочнее, ручьи по лесным ложбинам были прозрачны и освежительны. Никаких врагов мы не встречали, бояться было нечего, если не считать голода, а природа всячески старалась ободрить нас своими неизведанными сокровищами; она простирала над нами душистую сень своих гостеприимных шатров и ласково шептала нам свои невыразимые утешения.

В полдень, на привале, люди обсуждали положение дел. Они серьезно покачивали головами и говорили: знаете ли, что такой-то или такой-то умер? А такой-то пропал без вести? Другой, вероятно, помрет к вечеру. А остальные пропадут завтра. Но раздалась призывная труба, все встали на ноги и пошли, опять пошли все дальше, навстречу своей судьбе.

Полчаса спустя пионеры, пробравшись через густую рощу амомы, вдруг очутились на торной дороге. Смотрим, и на каждом дереве видим известное клеймо маньемов, вроде звезды, вырезанной на коре. Это открытие быстро передается из уст в уста, и вскоре вся колонна, от первого до последнего человека, оглашает воздух радостными криками.

— В которую сторону, господин? — спрашивают восхищенные пионеры.

— Поворачивай вправо, конечно, — отвечал я, обрадованный пуще всех и усиленно стремясь к селению, которое должно, наконец, положить предел нашим страданиям и сократить мучения Нельсона и его чернокожих товарищей.

— Бог даст, — говорили они, — завтра или послезавтра у нас будет пища.

Это значило, что после 336 часов страданий от неутолимого голода, они — если будет угодно богу — терпеливо подождут еще тридцать шесть или шестьдесят часов.

Все мы ужасно исхудали, однако белые все-таки гораздо меньше, чем темнокожие. Думая о будущем, мы предавались широким надеждам, но, глядя на людей, испытывали большое беспокойство и даже глубокое уныние. Жаль, что они не имели большого доверия к нашим словам: многие умирали не только от голода, но главное от отчаяния. Они откровенно выражали свои мысли и с уверенностью говорили друг другу, что и мы не знаем, куда идем. В этом они даже отчасти были правы, ибо кто же мог предвидеть, что именно встретится нам в глуши этих неизведанных лесов. Но, по их понятиям, им уже на роду написано было следовать за нами, и они шли, покорясь судьбе. Питались они плохо, натерпелись всего. На тощий желудок и с пустыми руками трудно передвигаться, а они еще все время несли по 25 кг груза. Человек пятьдесят из них были еще в сносном состоянии, но полтораста [104] превратились в скелеты, обтянутые серой кожей, истощенные до последней степени, со всеми признаками полной безнадежности во впалых глазах и во всех телодвижениях. Они едва волочили ноги, стонали, проливали слезы и вздыхали. А как извелась моя собачонка Ренди! Уже несколько недель она вовсе не видела мяса, исключая маленького кусочка ослиного, уделенного ей из моей порции.

Стэрс ни разу не обманул моих ожиданий. Джефсону от времени до времени удавалось разыскивать для нас драгоценные зерна маиса, и сам он никогда не унывал; Пэрк был неизменно терпелив, весел, кроток и готов все сделать для ближнего. Эта жизнь в лесу дала мне возможность глубоко изучить человеческую природу и отыскать в ней неожиданные сокровища твердости и всяких добродетелей.

По следам маньемов легко было идти вперед. Иногда мы выходили на перекрестки, от которых тропинки расходились в разные стороны, но, раз приняв должное направление, мы без труда выбрали настоящую. По ней, по-видимому, ходили довольно часто, и с каждым километром она становилась все более торной по мере приближения к многолюдному поселению. Все чаще стали встречаться свежие следы, там и здесь были поломаны кусты и заметны были места остановки, либо лазейки в стороны. Местами ветви деревьев были срезаны; по дороге часто валялись длинные жгуты лиан или наскоро сброшенные подушечки из листьев, употребляемые туземцами-носильщиками для подкладывания под вьюки.

Большая часть утра прошла в переправах через множество мелких, тиховодных ручьев, окруженных широкими пространствами болотистого и вязкого грунта. На одной из таких переправ на колонну напали осы и одного из людей так изжалили, что у него сделалась сильнейшая лихорадка; учитывая его крайнее изнурение, я мало надеялся, чтобы он мог поправиться. Пройдя около 11 км к юго-востоку, мы расположились на ночлег после полудня 17-го числа.

Вечером разразилась буря, угрожавшая вывернуть с корнем все деревья и унести их вихрем далеко на запад; при этом пошел страшнейший дождь, вслед за которым стало очень холодно. Тем не менее, опасение голодной смерти понудило нас на другой день с раннего утра выступить дальше.

Часа через полтора ходьбы мы очутились на рубеже обширной поляны, но туман был еще так густ, что за полсотни метров впереди уже ничего нельзя было рассмотреть. Остановившись немного отдохнуть и обсудить, куда теперь идти, мы услышали звонкий голос, распевавший песню на языке, никому из нас неизвестном, а вслед за тем возглас и какое-то, должно быть юмористическое, замечание. Так как в этой стране туземцы едва ли могли позволить себе столь легкомысленное и откровенное поведение, то мы заключили, что [105] певец должен принадлежать к такому племени, которому здесь нечего опасаться. Я поспешил выстрелить из ружья в воздух. Мне отвечал залп тяжеловесных мушкетов; это означало, что мы достигли, наконец, так давно искомых маньемов. Не успели замолкнуть отголоски их пальбы, как весь караван огласил окрестность восторженными и долго повторяемыми криками.

Мы спустились по отлогой поляне в небольшую долину и на противоположном склоне ее увидели ряды мужчин и женщин, которые шли нам навстречу и ласково приветствовали нас. Направо и налево расстилались тучные нивы, кукуруза, рис, сладкие бататы и бобы. Опять раздались в наших ушах знакомые звуки арабских приветствий, гостеприимных приглашений и дружелюбных пожеланий, а руки наши вскоре очутились в руках здоровенных и жизнерадостных людей, которые и в здешней глуши, по-видимому, не меньше наслаждались жизнью, чем у себя на родине. Хозяевами здесь были маньемы, но их невольники, вооруженные мушкетами и карабинами старинного образца, казались не менее своих повелителей сытыми и довольными и с большою готовностью повторяли вслед за ними разные комплименты и любезные заявления.

Нас повели через роскошные хлебные поля, вверх по противоположному склону поляны, а за нами толпами шли мужчины и ребятишки, которые без удержу резвились и радовались гостям, вероятно, в ожидании каких-нибудь экстренных праздничных увеселений. По приходе в селение нас пригласили сесть под тенью широких навесов, и тут начались со стороны хозяев всякие расспросы и поздравления.


Комментарии

8 Ямс — тропическое растение, образующее мощные подземные клубни, богатые крахмалом. Применяется в пищу как картофель; в сыром виде ядовит.

Колоказия, или таро — в пищу употребляются крупные подземные корни; в сыром виде ядовита.

9 Гвинейская пальма (Elacis guinensis) — масличная пальма, является основным источником жиров в тропической Африке, где климатические условия и муха цеце до сих пор препятствуют разведению домашних животных. Можно сказать, что масличная пальма является кормилицей крестьянства тропической Африки. Она начинает плодоносить в возрасте 4-10 лет, в зависимости от климата и почвы, и плодоносит почти до сотни лет. Незрелые плоды дают молочную светлую жидкость с освежающим, похожим на молоко вкусом. Из сока пальмы делают вино, похожее на шампанское; для этого собирают сок, как у нас охотники собирают весной сок березы, и дают ему перебродить в темноте. Молодые листья употребляют в пищу — «пальмовая капуста»; старые листья идут на кровлю хижины, из них делают корзины и др. Из мякоти зрелого плода делают путем прессования масло, которое употребляется и в пищу и для освещения. Пальмовое масло вывозится в большом количестве в Европу и Америку, где используется для приготовления маргарина и продуктов парфюмерной промышленности. При машинной переработке из 100 тонн пальмовых орехов получают до 30 тонн масла; при ручной крестьянской обработке — 10-12 тонн. Основным поставщиком пальмового масла из Африки является Нигерия, крестьянское хозяйство которой специализировано на пальмовых продуктах; большое количество пальмовых орехов и пальмового масла вывозится из Бельгийского Конго. Экспорт пальмовых продуктов из Африки почти полностью монополизирован английской Объединенной африканской компанией.

10 На карте, приложенной к книге Стенли «Конго и основание его свободного государства» издания 1885 г., изображено большое озеро Мута-Нзиге, в которое впадает река Бусанго. На карте, приложенной к первому изданию настоящей книги Стенли, озера Мута-Нзиге не было, на его месте было расположено меньшее по размерам озеро Озо, из которого вытекает река Лоуа. Стенли изображал это озеро со слов арабов, сам же он в этих местах не был. На самом деле там нет никакого озера, ни Мута-Нзиге, ни Озо, и есть лишь небольшая река Озо, продолжением которой является река Лоуа, впадающая в реку Луалабу.

11 Квартеронка — женщина, имеющая четверть «негритянской» крови. Человек, рожденный от связи европейца с мулаткой, называется терцерон; от связи европейца с терцеронкой рождается квартерон или квартеронка. Все эти слова испанского происхождения и появились первоначально в Южной Америке.

12 Бататы — сладкий картофель. Многолетнее растение с ползучими стеблями. Средний вес клубня 2-3 кг, редкие экземпляры доходят до 25 кг. В пищу употребляется в печеном виде. Широко распространенная продовольственная культура по всей тропической Африке.

13 Фенесси — вид хлебного дерева; настоящего хлебного дерева в Африке нет.

(пер. И. И. Потехина)
Текст воспроизведен по изданию: Генри Стенли. В дебрях Африки. М. Географгиз. 1958

<<Вернуться назад

Главная страница  | Обратная связь
COPYRIGHT © 2008-2017  All Rights Reserved.